Смерть

Тема в разделе "Отвечает протоиерей Олег Стеняев", создана пользователем Даниил Башков, 4 окт 2017.

  1. Даниил Башков

    Даниил Башков

    Православный христианин
    Прочитал в художественной литературе что хотеть смерти это грех... Для уточнения- цитата: "Скорой смерти он не страшился, в глубине души даже радовался (хоть оно и грех)."
    Разъясните, пожалуйста!
     
  2. протоиерей Олег Стеняев

    протоиерей Олег Стеняев Moderator

    Москва
    Православный христианин
    Жизнь и смерть человека в руках Бога, о Котором и сказано, что "мы Им живем и движемся и существуем" (Деян.17,28).
    Но даже Бог свидетельствует о Себе: "Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был..." (Иез.33,11).
    То есть, смерть вошла в мир чрез ослушание Адама, которому таким образом Создатель положил предел жизнедеятельности (то есть, его грехам).
    Читаем: "Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут" (1 Кор.15,22).
    Следовательно Христос полагает предел и самой смерти! Смертью смерть попрал!
    И однажды (повержена будет и сама смерть): "И смерть и ад повержены в озеро огненное..." (Откр.20,14).
    И Жизнь воцариться! "Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет" (Ин.11,25)!
     
  3. протоиерей Олег Стеняев

    протоиерей Олег Стеняев Moderator

    Москва
    Православный христианин
    О смерти

    Смерть для верующего человека – последняя епитимия, получаемая в этой земной жизни от Бога. И верующий человек призван стойко и мужественно принять ее – как из рук Самого Бога.
    Сказано: «Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Флп. 1, 21). Эти мужественные слова произнес апостол Павел. Тот человек, для которого «жизнь – Христос», для такого «и смерть – приобретение».
    Во 2-й Книге Маккавеев родная мать уговаривала семерых своих сыновей быть мужественными в мучении и принять мученическую смерть с достоинством: «Исполненная доблестных чувств и укрепляя женское рассуждение мужеским духом, она поощряла каждого из них на отечественном языке и говорила им: я не знаю, как вы явились во чреве моем; не я дала вам дыхание и жизнь; не мною образовался состав каждого. Итак, Творец мира, Который образовал природу человека и устроил происхождение всех, опять даст вам дыхание и жизнь с милостью, так как вы теперь не щадите самих себя за Его законы. Антиох же, думая, что его презирают, и принимая эту речь за поругание себе, убеждал самого младшего, который еще оставался, не только словами, но и клятвенными уверениями, что и обогатит и осчастливит его, если он отступит от отеческих законов, что будет иметь его другом и вверит ему почетные должности. Но как юноша нисколько не внимал, то царь, призвав мать, убеждал ее посоветовать сыну сберечь себя. После многих его убеждений она согласилась уговаривать сына. Наклонившись же к нему и посмеиваясь жестокому мучителю, она так говорила на отечественном языке: сын! сжалься надо мною, которая девять месяцев носила тебя во чреве, три года питала тебя молоком, вскормила и вырастила и воспитала тебя. Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего и что так произошел и род человеческий. Не страшись этого убийцы, но будь достойным братьев твоих и прими смерть, чтобы я по милости Божией опять приобрела тебя с братьями твоими. Когда она еще продолжала говорить, юноша сказал: чего вы ожидаете? Я не слушаю повеления царя, а повинуюсь повелению закона, данного отцам нашим чрез Моисея» (2 Мак. 7, 21–30). – Здесь мы видим пример правильного отношения и к жизни, и к смерти. Таинство жизни – это священный дар Бога, и мы научаемся через такие примеры (образы) правильному отношению к жизни (когда ее надо оберегать, а когда с готовностью от нее отказываться, если она предлагается нам путем предательства принципов нашей веры). Научаемся мы здесь и правильному отношению к смерти (которая дана нам для вхождение в Вечную жизнь). И естественно, что Тот, Кто создал нас из небытия, силен воссоздать нас, вернуть в еще более совершенное бытие, о чем мы будем говорить позже.
    Как известно, «убьет грешника зло» (Пс. 33, 22). Церковнославянский же перевод дает более эмоциональную трактовку: «смерть грешника люта». В Евангелии от Луки содержится притча о неразумном богаче, который «рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих? И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?» (Лк. 12, 17–20). Там, где у нас, в Синодальном переводе 1876 года, сказано: «душу твою возьмут», слово «возьмут» не передает весь трагизм смерти грешника, сросшегося душою со своим телом (плотностью). Славянский перевод в данном случае более выразительный, здесь говорится: «душу твою истяжут». «Истяжут» – то есть выдернут, с болью, по живому, как по живому отдирают от тела руки или ноги.
    Как такое может произойти с душою грешника, что она, будучи не телесной, настолько срослась с телом, что процесс разделения более похож на раздирание? Очень интересный ответ на данный вопрос дает в своей «Эсхатологии» преподобный Иустин (Попович), он пишет: «Добровольно соединенные со грехами и пропитанные ими в земной жизни, грешные души не могут механически освободиться от них с исходом из тела или вхождением в загробный мир… грешная душа не освобождается насильно от возлюбленных ею грехов, превращенных ею за время жизни в теле в нечто вроде составной части своего существа». Дословный перевод с древнегреческого фразы «душу твою возьмут» приобретает еще более решительный оттенок – греч. – «душу твою требую назад»). Здесь Бог не просто «истяжает» душу, Он как бы отнимает ее, как отбирают свою собственность у того, кто, получив ее во временное пользование, нанес ей непоправимый вред. Сказано: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм – вы» (1 Кор. 3, 16–17).
    Вот как ужасы смертного часа описывает преподобная Феодора, ученица великого угодника Божия Василия Нового: «Когда настал час моей смерти, я увидела лица, которых никогда не видела, услышала глаголы, которых никогда не слыхала. Что скажу? Лютые и тяжкие бедствия, о которых я не имела понятия, встретили меня по причине моих дел. Как рассказать телесную боль, тягость и тесноту, которым подвергаются умирающие? Как бы кто обнаженный, упав в великий огонь, горел, истаивал, обращался в пепел, – так разрушается человек смертной болезнью в горький час разлучения души с телом. Когда я приближалась к концу моей жизни и наступило время моего преставления, то увидела множество эфиопов, обступивших мой одр. Лица их были темны, как сажа и смола, глаза их – как каленые угли. Видение так люто, как сама геенна огненная. Они начали возмущаться и шуметь. Одни ревели, как звери и скоты, другие лаяли, как псы, иные выли, как волки. Смотря на меня, они ярились, грозили, устремлялись на меня, скрежеща зубами, и тотчас же хотели пожрать меня. Между тем готовили хартии и развивали свитки, на которых были написаны все мои злые дела, как бы ожидая какого судии, долженствующего прийти. Убогая моя душа была объята великим страхом и трепетом. Не только томила меня горесть смертная, но и грозный вид, и ярость страшных эфиопов были для меня как бы другой, лютейшей, смертью. Я отвращала мои очи во все стороны, чтобы не видеть страшных лиц и не слышать их голоса, но не могла избавиться от них. Они всюду шатались, помогающего мне не было. Когда я окончательно изнемогла, то увидела двух светоносных Ангелов Божиих в образе юношей невыразимой красоты, идущих ко мне».
    В 48-м псалме описывается момент смерти, сходный с описанием Феодоры: «…во дни бедствия, когда беззаконие путей моих окружит меня?» (Пс. 48, 6). «Во дни бедствия» – в день смерти, и после смерти наши грехи окружат нас. Душа выйдет из тела и окажется в окружении бесов. Каждый грех имеет своего «ангела хранителя» – беса. В 39-м псалме псалмопевец восклицает: «ибо окружили меня беды неисчислимые; постигли меня беззакония мои, так что видеть не могу: их более, нежели волос на голове моей; сердце мое оставило меня» (Пс. 39, 13). Сердце остановилось, и человек видит воочию свои грехи. Зрелище ужасное!
    Пресвятая Дева, Богоматерь, извещенная Архангелом Гавриилом о приближающемся Своем преставлении, принесла слезные молитвы Господу об избавлении Ее души от лукавых духов поднебесной. Когда настал самый час Ее честного успения, когда нисшел к Ней Сам Сын и Бог Ее с тьмами Ангелов и праведных духов, Она, прежде нежели предала пресвятую душу Свою во всесвятые руки Христовы, произнесла в молитве к Нему и следующие слова: «Прими ныне в мире дух Мой и огради Меня от области темной, чтоб не встретило Меня какое-либо устремление сатаны». Сын Божий в ответ на моление Девы Марии Сам вознес Ее блаженную душу в Царствие Небесное.
    Сама смерть описывается в сказании о Феодоре следующим образом: «Наконец, пришла и сама смерть, рыкающая как лев и очень страшная по виду; она похожа была на человека, но только не имела никакого тела и была составлена из одних голых человеческих костей. При ней находились различные орудия для мучений: мечи, копья, стрелы, косы, пилы, топоры и другие неизвестные мне орудия. Затрепетала бедная душа моя, увидев это. Святые же Ангелы сказали смерти: что же медлишь, освободи эту душу от тела, освободи тихо и скоро, потому что за ней нет многих грехов. Повинуясь этому приказанию, смерть подошла ко мне, взяла малый оскорд и прежде всего отсекла мне ноги, потом руки, затем постепенно другими орудиями отсекла прочие члены мои, отделяя состав от состава, и все тело мое омертвело. Затем, взявши теслу, она отсекла мне голову, и она сделалась для меня как бы чужая, ибо я не могла ею повернуть. После этого смерть сделала в чаше какое-то питье и, поднеся к моим устам, насильно напоила меня. Питье это было так горько, что душа моя не могла этого вынести – она содрогнулась и выскочила из тела, как бы насильно вырванная из него. Тогда светлые Ангелы взяли ее себе на руки. Я обернулась назад и увидела свое тело лежащим бездушным, нечувственным и недвижным, подобно тому, как если кто снимет с себя одежду и, бросивши, смотрит на нее – так и я глядела на свое тело, от которого освободилась, и весьма удивлялась этому».
    Один из знакомых мне врачей внимательно прочитал описание смерти в сказании Феодоры и обратил внимание на то, как точно описывается сам процесс умирания: «прежде всего отсекла мне ноги, потом руки, затем… прочие члены мои, отделяя состав от состава, и все тело мое омертвело… отсекла мне голову». И действительно, когда человек умирает, сначала холодеют ноги и руки, внутренние органы (прекращается циркуляция крови), и наступает смерть – «отсекла мне голову» (смерть мозга).
    Слова: «Я обернулась назад и увидела свое тело лежащим бездушным, нечувственным и недвижным, подобно тому, как если кто снимет с себя одежду и, бросивши, смотрит на нее – так и я глядела на свое тело, от которого освободилась, и весьма удивлялась этому». Многие пережившие так называемую «клиническую смерть», подобно блаженной Феодоре, видели свое тело со стороны, об этом собрано десятки тысяч похожих свидетельств. Это свидетельства людей разных вер, разных национальностей, пола и возраста. Поразительно, что, расходясь в деталях, они одинаково описывают опыт умирания.
    Святитель Григорий Двоеслов, папа Римский, говорит: «Надобно основательно размышлять о том, сколько страшен будет для нас час смертный, какой тогда ужас души, какое воспоминание всех зол, какое забвение протекшего счастья, какой страх и какое опасение Судии. Тогда злые духи в отходящей душе отыскивают дела ее; тогда они представляют на вид те грехи, к которым расположили ее, чтоб свою сообщницу увлечь на мучения. Но для чего мы говорим только о грешной душе, когда они приходят даже к избранным умирающим и в них отыскивают свое, если в чем успели? Среди людей был только Один, Кто прежде страдания Своего безбоязненно говорил: “Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего” (Ин. 14, 30)».
    В этой жизни существование нашего тела поддерживает душа, когда она выходит из тела, тело умирает. Сказано: «…тело без духа мертво» (Иак. 2, 26). Вне тела душа не имеет полноты бытия, что мы увидим далее. Но в будущем, когда воскреснет тело и душа вернется в него, то уже воскресшее тело сообщит душе полноту бытия. Читаем: «…во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5, 23). То есть цельный человек – это именно дух, душа и тело. И если душу мы можем спасти только в этой земной жизни, то спасение тела «во всей полноте… во всей целости… без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа». День спасения тела – это день Воскресения тел, «в пришествие Господа».
     

Поделиться этой страницей