Исключительный случай как универсальный аргумент, или Богословские метаморфозы

Эта запись является частью серии записей Жизнь в Церкви
Заговоришь, бывает, с человеком о необходимости христианской жизни для спасения, а он тебе – аргумент: «А разбойник на Кресте, которого Христос первым спас, в какой храм ходил, у какого батюшки исповедовался, какие молитвы читал, какие заповеди исполнял, кто его крестил?..»

Скажешь другому про необходимость участия в Церковных Таинствах или чтении Священного Писания, а тебе в ответ: «А святая Мария Египетская сколько раз причащалась, а откуда она в пустыне Библию могла взять?..»

Заведёшь разговор о необходимости миссионерского служения со стороны всех христиан, тут же тебе и парируют: «Кого надо, Господь Сам приведёт, вот Апостол Павел, некогда был беспощадным гонителем христиан, так ему Сам Христос явился и обратил его в христианскую веру! Да и преподобный Серафим Саровский сказал: „стяжи Дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи“!»

Вспоминается недавнее трагическое событие: 7 сентября 2011 года самолет Як-42Д вылетел из Ярославля в Минск. В результате аварии из всех пассажиров выжил только бортинженер самолета Александр Сизов... Удивительно, но после этого случая не стало меньше людей, боящихся авиаперелётов, хотя один человек всё же не погиб. Более того, этот случай не единичный, стюардессе Весне Вулович удалось выжить в авиакатастрофе, когда самолёт взорвался на высоте десять тысяч метров. И это событие не прибавило оптимизма авиапассажирам.

Странно получается, уникальные случаи сохранения физической жизни и здоровья совершенно не умиротворяют потенциальных жертв техногенных катастроф, а аналогичные случаи священной истории в вопросе принципиальном – участи в вечности – служат для миллионов людей убедительным обоснованием собственной духовной апатии.

Тем не менее я бы хотел подробнее остановиться на трёх примерах, приведённых в начале статьи.

Итак, Благоразумный разбойник: баловень судьбы, счастливчик или герой, совершивший духовный подвиг?
Евангелист Лука свидетельствует: «Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону». Один из них «злословил Иисуса», говоря: «если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». (Лк. 23:39-43)

Для нас всё просто, мы уже знаем, что между разбойниками на Кресте – Сын Божий. Но они видят истерзанного мучителями человека, они слышат насмешливые выкрики: «Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста», «других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын» (Мф. 27:38-43).
При этом разбойники не просто наблюдают и слушают, они не только свидетели казни, они сами медленно умирают в страшных мучениях! Вспомним, когда у нас болит голова, на что мы способны, что нас волнует и интересует, кроме одного – избавиться от своей боли, забыться?
Благоразумный же разбойник находит в себе силы не только пристыдить своего богохульствующего собрата, но увидеть в распятом мученике Самого Бога и, не дерзая большего, смиренно просить помянуть себя в Его Царствии. Фактически мы видим свершившееся в течение краткого времени всецелое покаяние разбойника, то, чего мы и должны добиться в течение всей жизни...
В свете спасения благоразумного разбойника полезно задуматься и о причинах того, почему второй - неблагоразумный разбойник - хулил Христа. Процитирую интересное наблюдение: "Состояние души перед кончиной определяется опытом всей предшествующей жизни. Вполне вероятно, что у человека, недостаточно подготовленного к переходу в вечность, в момент предсмертных страданий из сердца вместо покаянной молитвы вырвется злоба, ропот и хула на ближних и Бога, как и случилось с другим - неблагоразумным разбойником (Лк.23:39). Евангельский урок должен быть верно истолкован. Внезапное раскрытие на исходе жизни способности ко всецелому глубокому раскаянию не возникает на пустом месте. Такого дара благоразумия может удостоиться душа, которая выстрадала его в течение жизни"[1].
По словам священника Афанасия Гумерова, "обратившийся разбойник совершил три подвига. Прежде всего, подвиг веры. Книжники и фарисеи, знавшие все пророчества о Мессии и видевшие многочисленные чудеса и знамения, совершаемые Иисусом Христом, оказались слепыми и приговорили Спасителя к смерти. Разбойник смог в прикованном, как и он, к кресту и обреченном на смерть человеке увидеть воплотившегося Бога. Какая изумительная сила веры. Он совершил и подвиг любви. Умирал в страданиях. Когда человек мучим нестерпимой болью, он весь сосредоточен на себе. Бывший разбойник, находясь в таком состоянии, оказался способным проявить сострадание к Иисусу. Когда другой разбойник злословил Его, он унимал его и говорил: «Он ничего худого не сделал» (Лк. 23:41). Есть ли столько любви к Иисусу Христу у нас, получающих столько благодеяний от Бога? Благоразумный разбойник совершил третий подвиг – подвиг надежды. Несмотря на такое мрачное прошлое, он не отчаялся в своем спасении, хотя, казалось, уже не было время для исправления и плодов покаяния".

Фарисей Савл, ещё до того как ему явился Христос на дороге в Дамаск, был ревностным иудеем, посвятил свою жизнь Богу. Ему не хватало лишь главного – ключа к Ветхому Завету, он не осознавал Иисуса Христа тем Мессией, которого он так ожидал. Будущий Апостол был блестяще образован, учился у известного законоучителя Гамалила, всем сердцем верил в Мессию, и Мессия открылся ему.
Поэтому крайне нелепо пассивно ожидать Богоявления, не горя жаждой Бога, не потрудившись даже внимательно прочитать Новый Завет, имея в голове кашу из разных религиозных учений.

Сколько раз причащалась преподобная Мария Египетская? Из её жития нам известно о том, что она приняла Святые Дары дважды: перед уходом в пустыню и, через 47 лет, из рук старца Зосимы, уже перед переходом в вечность. Кто из тех, кто оправдывает свой отказ регулярно участвовать в Евхаристии житием преподобной, способен хотя бы к малой доле такого подвига – один месяц в одиночестве молиться даже не в жаркой пустыне, а хотя бы только в полном уединении?
И главный вопрос: чего же больше всего желала преподобная, достигшая такой меры подвижнического подвига, что ходила по воде, как по суше? Единственного, чего она попросила у священника Зосимы, – причастить её Тела и Крови Христовых.

Теперь поговорим о миссии. Господь, Отец наш Небесный, как известно, желает спасения всех людей, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2:4), так как все мы Его дети. Кстати, именно поэтому Он основал Церковь как общину, а не заповедал нам индивидуальное спасение.
Бог видит сердце каждого из людей и, ведая, что оно готово к принятию Истины, может дать человеку чудесное откровение о Себе.
Но если мы именуем себя христианами, то подобает ли нам проявлять равнодушие к участи ближних в вечности, уподобляясь свече под сосудом (Мф. 5:14-16)? Не должны ли и мы стремиться помогать им в нелёгком духовном выборе в меру наших сил и возможностей, не ставя глобальной цели воцерковить всех окружающих и не приписывая себе те или иные успехи? Кому-то можно посоветовать хорошую книгу, кому-то помочь ответом на вопрос, у кого-то развеять суеверие.

Стяжание Святого Духа – цель христианской жизни, которая совсем не исключает благовестия, являющегося принципом бытия Церкви, а значит, каждого из нас.
Преподобный Иоанн Лествичник: «не будь строгим судиею тех, которые словами учат о великих добродетелях, когда видишь, что сами они к благому деланию ленивы, ибо недостаток дела часто восполняется пользою оного учения. Мы не все стяжали всё в равной мере: некоторые имеют превосходство более в слове, чем в деле, а в других, напротив, дело сильнее слова»[2].

Праведный Иоанн Кронштадтский: «Не должно ни у кого и спрашивать, нужно ли распространять славу Божию пишущею рукою или словесно, или добрыми делами. Это мы обязаны делать по мере сил своих и возможности. Таланты надо употреблять в дело. Коли будешь задумываться об этом простом деле, то дьявол, пожалуй, внушит тебе нелепость, что тебе надо иметь только внутреннее делание»[3].

_____________________________
[1]Новиков Н.М. "Молитва Иисусова. Опыт двух тысячелетий", т.3., глава "Секира при корени".
[2] Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 26.
[3] Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе (абзац 688).
  • Like
Реакции: Мария

Комментарии

Фактически мы видим свершившееся в течение краткого времени всецелое покаяние разбойника...
Кирилл, не видим мы этого, ибо в приведенной вами цитате нет ни одного слова о покаянии разбойника. Сказано лишь, что разбойник признал себя достойным наказания (т.е. осознал свою греховность) и просил Спасителя о милости. Раскаялся он или нет (в том смысле, которое вкладывают в это понятие священники на исповеди), нам не открыто. Так что давайте будет честны, и не будем дополнять богодухновенный текст своими фантазиями, подгоняя его под чьи бы то ни было богословские теории. Разумеется, разбойник мог раскаяться, но это не более чем гипотеза. А то, что слова "осознать свою греховность" не равны слову "покаяться", уверен, вы и без меня знаете.

И кстати, хорошо сказал Осипов о глубине покаяния разбойника. Дословно не помню, но смысл такой: можно ли предположить, что разбойник вдруг в одночасье переосмыслил все тонкие движения своей души. Конечно нет. Наверняка, он осознал только самые грубые поступки. Но в глазах Спасителя и этого оказалось достаточно.
 
Сказано лишь, что разбойник признал себя достойным наказания (т.е. осознал свою греховность) и просил Спасителя о милости.
Лишь?
Что такое покаяние? Оставление прежнего и печаль о нем. Преподобный Исаак Сирин (VII век).
Покаяние возрождение от греха; сокрушение сердца о своей греховности и обращение к Богу в поиске чистоты.
Покаяние - это качественное понятие, а не количественное, оно не зависит от количества и глубины грехов, оно зависит от осознания греховности в свете Божественной правды. Падший человек греховен как таковой, ибо он оторван от Бога. И не имеет значения - это разбойник или священник, или редактор "Азбуки веры". Без света Божественной правды можно лишь заниматься формальным интеллектуальным подсчётом согрешений. Но в свете её и греховная мысль может быть страшнее убийства. Фарисеи с формальной т.з. исполняли закон, но именно их обличал Христос.
Исповедь при свидетельстве священника дана нам в помощь, она должна способствовать покаянию, но не подменять покаяние.
Раскаялся он или нет (в том смысле, которое вкладывают в это понятие священники на исповеди)...
И священники, и Церковь понимают Исповедь, как видимую сторону Таинства Покаяния.
Дословно не помню, но смысл такой...
Сергей, прошу приводить точные цитаты профессора, т.к. его мнение по обсуждаемому вопросу противоречиво.
 
Последнее редактирование:
Что такое покаяние? Оставление прежнего и печаль о нем.
Вот-вот. У разбойника мы видим только вторую часть (печаль), а насчет первой (оставление) Евангелист Лука умалчивает. Было ли у разбойника намерение измениться или не было - одному Богу известно. Мы понятия не имеем, как повел бы себя дальше разбойник, если бы Пилат помиловал его и освободил от казни.
 
Было ли у разбойника намерение измениться или не было - одному Богу известно.
Сергей, Ваша софистика завела Вас в угол. Если бы Богу было известно, что у разбойника не было намерения измениться, то принял бы Он его в Рай?
Ответ очевиден.
 
Последнее редактирование:

Информация о записи

Автор
Кирилл
Просмотры
8.899
Комментарии
4
Последнее обновление

Поделиться записью

Сверху