О длительности дней творения, часть 2 (заключительная)

Опубликовал Пётр Д. в блоге «Пётр Д.». Просмотры: 219

ЧАСТЬ 2

3. Доводы и возражения защитников и противников буквального толкования «Шестоднева»

3.1. Общие сведения

Доводы и возражения, используемые защитниками и противниками буквального понимания длительности дней творения, можно условно разбить на три группы:

1) богословские — обусловлены тем, что в Библии отдельные аспекты рассматриваемой тематики изложены только в общем виде, что допускает, с учётом ограниченности человеческого ума, их различное толкование;

2) научные — связанны с научными результатами определения возраста различных объектов и Мира в целом, существенно расходящимися с соответствующими библейскими данными при их буквальном понимании. Научные доводы и возражения, в свою очередь, можно разбить на две подгруппы: а) основанные на анализе конкретных научных методов и методик, используемых для определения возраста объектов (в настоящей статье не рассматриваются); б) основанные на анализе общих оснований (допущений, положений, гипотез, аксиом), использованных в указанных методах и методиках (приведены ниже);

3) представляющие собой анализ правильности перевода (толкования) еврейского «йом» (в настоящей статьи не рассматриваются).

Ниже, вначале рассматриваются доводы (аргументы), суть которых сводится к пониманию дней творения как обычных дней. Затем приводятся известные возражения на указанные доводы и ответы на эти возражения. Далее — анализ некоторых общих оснований (положений) научных методов определения возраста объектов и общие выводы.


3.2. Доводы за понимание дней творения, как обычных дней

● В (Быт. 1; 2), при описании каждого временнόго этапа творения и покоя, использованы как количественные числительные (Быт. 1: 5), так и порядковые числительные (Быт. 1: 8, 13, 19, 23, 31; 2: 2, 3). При этом первый раз слово «день» встречается в Библии как количественное числительное («день один» или «день един»). Иначе говоря — как часть речи, обозначающая количество предметов при их счете. В других стихах (Быт. 1; 2) слово «день» является порядковым числительным («день второй» … «день седьмой»), т. е. частью речи, обозначающей порядок предметов при их счете. Таким образом, все события, описанные в (Быт. 1: 3-5) произошли в течение одного дня [1], который вместе с этим являлся и первым днем творения. В дальнейшем описании поэтапного (последовательного) создания мира уже не поясняется каждый раз, что данный этап событий произошел в один день, а лишь указывается соответствие этого этапа событий временнóму этапу — определенному дню, путем указания его порядкового номера: от второго до седьмого.

Если бы слово «день» означало в (Быт. 1; 2) неопределенный промежуток времени из миллионов и миллиардов лет, то для чего вообще нужно было так тщательно перечислять эти дни? Ведь вполне достаточно было бы просто перечислить последовательность создания мира Богом, поскольку временнáя неопределенность «дня-эпохи» все равно не дает возможности закоординировать на временнóй шкале этапы миросоздания. Однако в Библии все дни создания (творения и преобразования), начиная со второго дня, имеют порядковый номер (другими словами, слово «день» используется в сочетании с порядковыми числительными), причем этому номеру предшествуют слова: «и был вечер, и было утро» (Быт. 1: 8, 13, 19, 23, 31).

Свт. Иоанн Златоуст по данному вопросу говорит: «…Потом, так как каждому (свету и тьме дано) было особое имя, то, совокупив то и другое в одно, говорит: и бысть вечер, и бысть утро, день един. Конец дня и конец ночи ясно назвал одним (днем), чтобы установить некоторый порядок и последовательность в видимом, и не было бы никакого смешения. Научаемые от Святаго Духа устами блаженнаго пророка, мы можем видеть, что сотворено в первый день, и что — в последующие. И это также дело снисхождения человеколюбиваго Бога. Всесильная десница Его и безпредельная премудрость не затруднилась бы создать все и в один день. И что говорю в один день? Даже в одно мгновение. Но так как Он создал все сущее не для своей пользы, потому что не нуждается ни в чем, будучи вседоволен, — напротив создал все по человеколюбию и благости Своей, то и творит по частям, и преподает нам устами блаженнаго пророка ясное учение о творимом, чтобы мы, обстоятельно узнав о том, не подпадали тем, которые увлекаются человеческими умствованиями … И нарече, говорит (Моисей), Бог твердь небо, и виде, Бог, яко добро. И бысть вечер, и бысть утро, день вторый. Дав имя тверди и похвалив сотворенное, положил конец второму дню, и продолжает: и бысть вечер, и бысть утро, день вторый. Видишь, с какою тщательностию он учить нас, называя окончание света — вечером, а конец ночи — утром, а все вместе именуя днем, чтобы мы не думали ошибочно, будто вечер есть конец дня, но знали ясно, что продолжительность того и другого составляет один день. Справедливо поэтому может быть назван вечер окончанием света, а утро, т. е. конец ночи — довершением дня. Это и хочет показать божественное Писание, когда говорит: и бысть вечер, и бысть утро, день вторый» (1: 16, 17, 28, 29).

Сказанное позволяет считать дни создания мира обычными днями, каждому из которых свойственны утро и вечер, свет (день) и тьма (ночь). Кроме того, сравнение семи дней (недели) творения, преобразования и отдыха в (Быт. 1; 2) с составом недели в (Исх. 20: 8-11), подтверждает именно такое толкование слова «день» в (Быт.1; 2).

● В соответствии со Священным Писанием и святоотеческим учением страдания, боль, усталость, болезни, смерть вошли в мир после первородного греха и являются его прямыми следствиями. И вообще грех в Библии рассматривается как причина смерти, например: «Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего; но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его» (Прем. 2: 23, 24); «сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1: 15); «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков…» (Рим. 5: 12); «преступлением одного смерть царствовала посредством одного» (Рим. 5: 17); «возмездие за грех – смерть» (Рим. 6: 23); «грех царствовал к смерти» (Рим. 5: 21).

В 123-м правиле Карфагенского Собора сказано: «Признано всеми епископами Карфагенской Церкви, представшими на св. Собор, которых имена и подписания внесены в Деяния, что Адам не смертным от Бога сотворен. Если же кто речет, что Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что, хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, — не в наказание за грех, но по необходимости естества, да будет анафема».

По словам св. Макария Великого: «Сначала человек был поставлен от Бога князем века сего и господином всех видимых: ни огонь не мог явить над ним своей силы, ни вода потопить, ни зверь навредить, ни ядовитое что-либо подействовать» (цит. по 2: 52).

Прп. Серафим Саровский говорит, что окружающий Адама физический мир не мог принести Адаму вреда, ибо он был сотворен «не подлежащим действию ни одной из сотворенных Богом стихий, что его ни вода не топила, ни огонь не жег, ни земля не могла пожрать в пропастях своих, ни воздух не мог повредить каким бы то ни было своим действием. Все покорено было ему как любимцу Божию, как царю и обладателю твари. И все любовались на него как на всесовершенный венец творений Божиих» (3: 29).

Свт. Игнатий Брянчанинов пишет: «Тело Адама не сгорало в огне, не тонуло в воде, не опалялось солнцем, не подвергалось влиянию стихий, которые сами находились в совершенном благоустройстве и мире» (2: 52). То же можно сказать и о Еве, поскольку она кость от костей Адама и плоть от плоти Адама (Быт. 2: 21-23).

По мнению митр. Макария (Булгакова): «Человек вышел из рук Творца своего совершенным и по телу. Как создание бесконечно-Премудрого, оно, при своем изумительном устройстве, которое сохраняет и до ныне, без сомнения, не получило от Творца никаких недостатков, ни внутренних, ни внешних, и, будучи облечено силой (Сир. 17: 3), обладало силами свежими и неиспорченными, не имело в себе ни малейшего расстройства, и, следовательно, было совершенно свободно от всяких болезней и страданий: потому-то болезни и страдания и представляются у Моисея уже следствиями падения наших прародителей и наказаниями за грех (Быт. 3: 16)» (4: 465, 466).

При этом последствия первородного греха коснулись не только человека, но также земли, растительности и животных: «Адаму же сказал: …проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб…» (Быт. 3: 17-19); «Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне…» (Рим. 8: 19-22).

Таким образом, если предположить, что найденным останкам хищников сотни тысяч и миллионы лет, то придется считать, что страдания и убийства в животном мире были еще до появления человека. Иначе говоря, до первородного греха. Однако страдания и убийства, даже в животном мире, вряд ли могли сопровождаться словами: «И увидел Бог, что это хорошо» (Быт. 1: 21, 25); «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1: 31).

Кроме того, в пользу отсутствия до первородного греха хищных животных говорит и следующий текст: И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; - вам сие будет в пищу; а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так. И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой (Быт. 1: 29-31).

Действительно, ведь слова: и увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма, завершающие Шестоднев и резюмирующие отношение Бога к созданному Им за шесть дней, сказаны в контексте, в том числе, слов: а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу.

А из этого, в свою очередь, следует, что: во-первых, все звери земные, и птицы, и пресмыкающиеся, до первородного греха были травоядными; во-вторых, именно это, в том числе, и понравилось Богу в Его шестидневном творении и преобразовании! При этом разрешение употреблять в пищу мясо было дано человеку уже после Потопа: …все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все… (Быт. 9: 3).

3.3. Возражения и ответы на них

Приведем теперь известные возражения на указанные выше доводы и ответы на эти возражения.

Возражение 1. Поскольку в Писании сказано, что «пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний» (Пс. 89: 5) и «у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Петр. 3: 8), то дни миросоздания следует понимать не буквально, а как длительные периоды времени.

Ответ на возражение 1. Для анализа данных стихов рассмотрим их в контексте:

«Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и как стража в ночи. Ты как наводнением уносишь их; они — как сон, как трава, которая утром вырастает, утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает» (Пс. 89: 5-6);

«Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день. Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Пет. 3: 8-10).

Как видно из Пс. 89: 5-6, здесь говорится о быстротечности времени для неизменяемого Бога. При этом года проносятся так стремительно, как будто охвачены быстрым потоком воды — наводнением, и тысяча лет сравнивается с травой, которая в течение одного дня вырастает, цветет, зеленеет, подсекается и засыхает. Заметим, что поэтическая ссылка на траву для подчеркивания быстротечности какого-либо явления (процесса) неоднократно используется в Библии, например: «Не ревнуй злодеям, не завидуй делающим беззаконие, ибо они, как трава, скоро будут подкошены и, как зеленеющий злак, увянут» (Пс. 36: 1, 2); «Дни человека — как трава; как цвет полевой, так он цветет. Пройдет над ним ветер, и нет его, и место его уже не узнает его» (Пс. 102: 15, 16); «нечестивые возникают, как трава, и делающие беззаконие цветут, чтобы исчезнуть на веки» (Пс. 91: 8); «Всякая плоть — трава, и вся красота ее — как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ — трава. Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно» (Ис. 40: 6-8); «Да хвалится брат униженный высотою своею, а богатый — унижением своим, потому что он прейдет, как цвет на траве. Восходит солнце, [настает] зной, и зноем иссушает траву, цвет ее опадает, исчезает красота вида ее; так увядает и богатый в путях своих» (Иак. 1: 12,13); «Ибо всякая плоть — как трава, и всякая слава человеческая — как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал» (1 Петр. 1: 24).

Таким образом, (Пс. 89: 5) не может являться основанием для того, чтобы принимать один день миросоздания за тысячу лет. Что же касается стихов (2 Пет. 3: 8-10), то они также не относятся к контексту дней создания Мира при толковании их длительности.

Данные стихи наставляют (учат), что не следует думать, будто Господь медлит с «исполнением обетования». При этом Господь не медлит, а хочет, «чтобы все пришли к покаянию» и поэтому ждет. В силу неизменяемости Господа, для Него наша тысяча лет, как один день. Поскольку день Второго Пришествия неизвестен и придет «как тать ночью», то каждому следует всегда быть готовым к этому, и сегодня, и завтра, и через тысячу лет.

Возражение 2. По вопросу возможности страданий и смерти в дочеловеческом мире диакон Андрей Кураев приводит следующие доводы:

«…Так была ли смерть в дочеловеческом мире или она появилась лишь с человеком? Я сказал бы, что неверны оба этих ответа. Здесь надо задуматься над словами смерть и грех. Слово смерть слишком человеческое уход животных не есть смерть, не есть нечто, подобное уходу человека. Если мы говорим “смерть Сократа” — то мы не имеем права это же слово применять в высказывании “смерть собаки”, принято говорить: собака сдохла … В богословском, в философском смысле говорить о феномене смерти в мире нечеловеческом — нельзя. Смерть безжизненной звезды, распад атома, разделение живой клетки или бактерии, прекращение физиологических процессов в обезьяне – это не то же, что кончина человека» (5).

Ответ на возражение 2. Таким образом, термин «смерть» (имеется в виду физическая смерть) в данной концепции применима только к человеку и неприменим к животным. Однако с таким мнением нельзя полностью согласиться, поскольку в Библии имеются неоднократные примеры использования слова «смерть» и производных от него форм применительно именно к животным, например:

- «и рыба в реке умрет» (Исх. 7: 18);

- «жабы вымерли в домах, на дворах и на полях» (Исх. 8: 13);

- «Господь умертвил всех первенцев в земле Египетской, от первенца человеческого до первенца из скота» (Исх. 13: 15);

- «Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его» (Исх. 21: 35);

- «и поражу живущих в сем городе – и людей и скот; от великой язвы умрут они» (Иер. 21: 6);

- «и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла» (1 Цар. 15: 3).

Заметим также, что и с точки зрения русского языка смерть означает «прекращение жизни, гибель и распад организма» без уточнения при этом того, что данное слово применяется только к человеческому организму (6: 298. См. «Смерть»).

Возражение 3. Далее, в работе (5) выстраивается следующая логическая цепочка: смерть есть следствие греха — грех есть нарушение воли Творца — смерть животных не есть нарушение замысла Божия и не есть грех, а потому не является свидетельством того, что ею нарушается изначальная добротность мира — если слово “грех” не применимо к описанию жизни животных, то и сродное со словом грех слово смерть также нельзя применять к ним в строгом, то есть в человечески-экзистенциальном его смысле — убийства в мире животных не есть некое зло, ибо они не имеют за собой свободы выбора.

Ответ на возражение 3. Из того, что убийства в мире животных есть необходимость, а не грех, совсем не следует, что они были и в дочеловеческом мире. Ведь, как известно, до первородного греха все животные в раю питались травою (Быт. 1: 29-31) и, следовательно, хищников там не было (вопрос о возможности существования хищников вне рая см. ниже). Кроме того, как уже говорилось выше, боль, страдания и убийства среди животных плохо сочетаются со словами И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт. 1: 31). С другой стороны, за грех Адама и Евы была не только проклята земля (Быт. 3: 17), в частности, на ней изменилась растительность (Быт. 3: 18), но изменилось и состояние животных (Рим. 8: 19-22). Последнее затронуло не только взаимоотношения между животными (т. е. появились хищники), но — и взаимоотношения между людьми и животными: человеку было разрешено питаться мясом животных (Быт. 9: 3), а животные могли нанести вред человеку и даже убить его (см., например, Исх. 21: 28, 31, 32).

Возражение 4. «Согласно святоотеческой интуиции не только человек, но и животные были в блаженном состоянии. И потому никакие страдания, и смерти, неизбежно связанные с эволюцией, богословски непредставимы. Но и этот аргумент не представляется мне безупречным.

Во-первых, он упускает из виду, что Эдемский сад не весь мир. Рай - не синоним всего космоса до грехопадения. Эдем не объемлет весь мир … Писание не говорит о том, что весь мир жил по законам Эдемского сада. Скорее — наоборот. Хотя Библия не описывает прямо мир за пределами Эдемского сада, но видно, что охраняемая зона явно противопоставлена дикой невозделанной природе. И противостояние это мыслилось довольно жестким, таким, что нужна была даже охрана ... Вполне возможно, что за пределами эдемской ограды все законы борьбы за существование уже были. Бог предупреждал человека: “вкусишь смертию умрешь” (Быт. 2: 17). А если Бог сказал именно так – значит, людям был и ранее знаком опыт смерти (точнее — наблюдение за смертью других). И тогда это значит, что смерть была в нечеловеческом мире, в мире животных!» (5).

Ответ на возражение 4. С такой интерпретацией (Быт. 2: 17) также нельзя полностью согласиться. В (Быт. 2: 17) сказано: а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь. А, как известно, Адам физически умер не в день вкушения плода с дерева познания добра и зла, а в возрасте 930 лет (Быт. 5: 5). Следовательно, предупреждение о смерти с учетом контекста: в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь, имело в виду смерть духовную, т. е. потерю благодати Божией — источника жизни. А такая смерть вообще не имеет никакого отношения к животному миру. Таким образом, текст (Быт. 2, 17) не является основанием для того, чтобы считать, что «смерть была в нечеловеческом мире, в мире животных!».

Кроме того, если предположить существование хищников вне рая, то получается, что одновременно существовали две зоны (области) с различными биологическими законами. Одна из них — элитная, являющаяся насаженным раем в Эдеме (Быт. 2: 8), где все животные мирно жили друг с другом и питались растительностью, а другая — внерайская, где царил закон выживания сильнейшего и животные поедали друг друга. При этом определенные животные (например, львы) были представлены сразу в двух различных вариантах: — в виде хищников с соответствующими ферментами, пищеварительным трактом, клыками и прочими необходимыми атрибутами хищников для возможности выслеживания, преследования, ловли, убийства, поедания и переваривания добычи; — и в виде травоядных, типа обычных буренок, мирно пощипывающих травку.

Весьма трудно представить себе, как одновременное (параллельное) существование этих двух миров с двумя вариантами животных, так и целесообразность (смысл) этого. Ведь принцип выживания сильнейшего, являющийся основой обычного животного мира, и христианские принципы отношения к жизни находятся на противоположных полюсах.

Также отметим, что параллельное существование травоядных животных в раю и хищников вне рая не соответствует стихам (Быт. 1: 29-31). Ибо, как уже говорилось выше, все звери земные и птицы и пресмыкающиеся были до первородного греха травоядными!



4. Анализ некоторых общих оснований (положений) научных методов определения возраста объектов

§1. Основным аргументом против буквального толкования Шестоднева являются данные современной науки в области определения возраста объектов. В соответствии с ними, возраст вселенной составляет 10-20 млрд. лет, а возраст земли — 5-10 млрд. лет. Вместе с этим имеется ряд работ, в которых представлены данные о гораздо более молодом возрасте мира [3]. В настоящей статье, как уже говорилось выше, не проводится анализ научных данных по определению возраста мира, а также методов и методик их получения. Ниже рассмотрены лишь некоторые общие положения, используемые в них, а также варианты объяснения расхождения между результатами, полученными при научных исследованиях и буквальном толковании Шестоднева.

§2. Известно, что некоторые методы определения возраста объектов имеют определенные ограничения. Вообще, понятие «ограничение» свойственны различным научным моделям и обусловлены теми допущениями, которые использованы при их формировании. Так, например, классическая ньютоновская механика хорошо описывает различные характеристики и параметры движения тел при небольших скоростях. При значительных же скоростях, особенно при скоростях близких к скорости света, используется теория относительности Эйнштейна.

Приведем также простой пример влияния условий, в которых находились данные объекты, на точность определения их возраста, отсчитываемого от определенной временнóй нулевой точки (представляющей собою какое-либо определенное событие). Если одновременно сорвать с яблони два одинаковых по виду яблока и затем одно из них положить в холодильник, где поддерживается температура +5о С, а другое держать при температуре + 30о С, то через некоторое время, когда второе яблоко уже начнет загнивать, первое еще будет сохранять свежий вид. Если теперь предложить соответствующему ученому определить возраст яблок после их срывания с дерева, то он, не зная различия в условиях хранения яблок и полагая их одинаковыми, назовет весьма различные значения возраста этих яблок, хотя он один и тот же.

Так можно ли сказать, что при определении возраста объектов нам известны все необходимые ограничения, все необходимые параметры условий нахождения этих объектов в окружающей среде, все погрешности используемых методов и реализующих их методик? При этом следует отметить, что известны различные и многочисленные примеры существенной неточности при научном определении возраста некоторых объектов.

§3. В научных исследованиях, в том числе при определении возраста объектов, широко используется метод экстраполирования. Вместе с этим, как очевидно, данный метод имеет серьезные ограничения. Так, например, известно, что при нагревании одной и той же массы воды ее объем увеличивается. Определяя экспериментально эту зависимость при нормальном давлении, мы можем построить график для определенного диапазона температур (например, для диапазона +5 – +80о С) и экстраполировать (т. е. продолжить) данную зависимость для диапазона +85 – +95о С. Но если мы решим экстраполировать эту зависимость и далее, например, для диапазона + 110 – +120о С, то как очевидно, это будет принципиально неверно, так как вода уже превратиться в пар.

Так не могут ли превратиться в «пар» и некоторые результаты определения возраста объектов при их экстраполировании на миллиарды лет назад?

§4. Научные данные говорят нам о «биологическом» возрасте объектов, а буквальное толкование Шестоднева — о «хронологическом возрасте». Поясним эти понятия и покажем их различие на следующем примере. Поскольку при создании Адама, в Библии не указан его возраст и ничего не говорится о том, что он был создан младенцем, то можно предположить, что Адам был создан уже взрослым, например, в возрасте 25 лет. Таким образом, если возраст Адама определял бы соответствующий современный ученый, то он сказал бы, на основании научных методик, что Адаму примерно 25 лет. Это биологический возраст, то есть возраст, определяемый с применением научных методик, основанных на научных исследованиях. С другой стороны, Адам был создан только что, то есть его хронологический возраст равен нулю. Аналогично этому и другие объекты, в том числе деревья, могли быть созданными сразу «взрослыми» и иметь биологический возраст, например, 300 лет. Хотя их хронологический возраст тоже равен нулю.

И весь мир мог быть создан уже «старым», то есть имеющим биологический возраст в миллиарды лет, хотя его хронологический возраст может быть на порядки меньше, например, менее 8 тысяч лет;

§5. При определении возраста объектов предполагается, что определенные процессы протекали раньше и теперь с одинаковой скоростью. Однако при творении мира процессы могли протекать не так как теперь, а с другой, гораздо бóльшей скоростью (здесь имеется в виду возможность как увеличения скорости протекания только определенных процессов, так и всех процессов сразу, то есть возможность ускорения самого времени). Поэтому, то, что произошло за шесть дней при творении мира, теперь может произойти только за миллионы лет.

5. Общие выводы

5.1. Авторы систем русского православного догматического богословия XIX века [4], а также другие авторы, ясно говорят, со ссылкой на святых отцов и учителей Церкви, именно о буквальном понимании дней творения. Некоторое исключение составляет мнение прот. Николая Малиновского о возможности различного толкования Шестоднева. Однако, с одной стороны, здесь не отрицается буквальное его толкование, а с другой — отрицается развитие мира в течение миллионов лет.

5.2. Нет каких-либо строгих научных доказательств возраста мира в миллиарды лет, поскольку методы и методики определения этого возраста сами основаны на положениях, которые не могут быть проверены и доказаны. Иными словами, указанные методы и методики фактически основаны на вере в справедливость (достоверность) определенных положений, которые по своей сути являются аксиомами или догматами и сами базируются на вере в фундаментальные положения.

Таким образом, противники «Шестоднева» более верят в научные догматы и результаты, а защитники — в буквальное понимание библейских догматов. При этом именно в силу догматичности, ни одно из мнений не может быть доказано или опровергнуто научными методами, а выбор (предпочтение) той или другой концепции производится с учетом образа и направленности мышления и веры.

Следует отметить, что сама вера в научные догматы и результаты по данному вопросу, представляет собою не что иное как уверенность в истинности положений «книги природы», в которой записаны, открытые человеком определенные законы и области их применения. Однако эта книга написана учёными, а не пророками и не является каноническим дополнением к Священному Писанию.

5.3. Научные положения вообще не могут быть основным критерием религиозных положений, поскольку сущность последних является мистической. Как, например, наука может объяснить многочисленные чудеса, приведенные в Священном Писании? Ведь чудо, просто по своему определению, не может быть объяснено, предсказано и воспроизведено научными методами! А творение мира (как его создание не из чего-либо ранее существующего) — это и есть, по сути дела, одно из чудес, описанных в Библии! Как именно наука может объяснить создание из ничего — творение неба и земли в Быт. 1: 1?!

Также следует отметить, что данная тема является дискуссионной и нуждается в дальнейшей проработке.


СПИСОК ЦИТИРУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1. Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, архиеп. Константинопольского: избранные творения. Беседы на Книгу БЫТИЯ. Т. 1. — Изд. отдел Московского Патриархата, 1993.

2. Свт. Игнатий (Брянчанинов), еп. Ставропольский и Кавказский. Жизнь и смерть: Слово о человеке. Слово о смерти. — М.: Издат. Совет РПЦ; ДАРЪ, 2005.

3. Беседа преподобного Серафима Саровского о цели христианской жизни. — Клин: Христианская жизнь, 2005.

4. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский// Православно-догматическое богословие: в 2-х тт. — Т. 1. — М.: Молодая гвардия, 1999.

5. Дьякон Андрей Кураев. Может ли православный быть эволюционистом?

6. Толковый словарь русского языка. Под ред. Проф. Д.Н. Ушакова. Т. 5. М.: 1940.

7. Ольховский В. С., доктор физико-математических наук. Как соотносятся постулаты веры эволюционизма и креационизма между собой и современными научными данными. Институт ядерных исслед. НАНУ, Научно-исслед.центр «Відгук».


8. Сборники «Православное осмысление творения мiра» 2009 г. Вып. 1-5.

9. Статьи «Неопровержимые свидетельства молодости мира»

__________________________


[1] По вопросу сотворены ли небо и земля в первый день или ранее, существуют различные мнения. Ряд авторов отделяет сотворение неба и земли в (Быт. 1: 1), называемого Прологом первой главы Книги Бытия (или более кратко — Прологом), от Шестоднева, или разделяет Пролог и Шестоднев. Другие авторы включают Пролог в первый день творения. Это различие, по-видимому, обусловлено тем, что в контексте (Быт. 1: 1) нет ясного указания на данное временнόе соотношение. Действительно, с одной стороны, слова: И был вечер, и было утро: день один (Быт 1: 5), можно считать относящимися ко всем приведенным ранее событиям, в том числе и к (Быт. 1: 1), то есть толковать (Быт. 1: 1) как: «В первый день, в начале сотворил Бог небо и землю…», или «В начале первого дня сотворил Бог небо и землю…». С другой стороны, фраза в начале, введенная в текст Быт 1: 1, позволяет говорить о неком Прологе, который предшествует первому дню творения. Иначе говоря, позволяет толковать данный Пролог, как: «В начале сотворил Бог небо и землю, а

[2] Здесь приведены отдельные выдержки из статьи диакона Андрея Кураева «Православие и эволюция».

[3] «Считающиеся самыми надёжными оценки возраста вселенной в 10-20 млрд. лет и возраста земли в 5-10 млрд. лет получены методами ядерной хронометрии…» (7). При этом данные оценки получены с учётом «распадов долгоживущих радиоактивных ядер только из основных их состояний» (7).

Вместе с этим, в работах В.С. Ольховского и соавт. утверждается, «что без учёта промежуточных поглощений гамма-квантов при гамма-распадах возбуждённых состояний исходных ядер-хронометров в больших массах вещества методы крупномасштабной ядерной хронометрии дают только верхние пределы оценок возраста больших объектов (вплоть до всей вселенной), которые могут быть весьма далёкими от реальных значений. Там же в рамках простых моделей показано, что миллиардам лет, полученным обычным методом ядерной хронометрии, может соответствовать гораздо меньшее число лет (тысячи лет, например) в масштабах средних времён жизни ядер-хронометров. И пока вопрос о реальном возрасте крупных космических объектов и всей вселенной остаётся в рамках ядерной физики и известных методов ядерной хронометрии открытым…

Другие космологические и космогонические методы определения возраста вселенной являются ещё менее надёжными, неоднозначными и сильно зависят от модельных предположений. Например, объяснение явления красного смещения разбеганием галактик, которое даёт возможность определения возраста вселенной по скорости разлетания дальних галактик, определяемой из т. н. постоянной Хаббла (в численных значениях которой, кстати, имеются большие расхождения), не единственно. Предлагаются другие возможные объяснения красного смещения – гравитационное притяжения света, исходящего из галактик, а также и снижение со временем скорости света (В. С. Троицкий, 1987).

Отсюда вывод: Пока вопрос о реальном возрасте крупных космических объектов и всей вселенной остаётся в рамках науки открытым, а общепринятые оценки в несколько млрд. лет явно сильно завышены...» (7. См. разд. 7: Что говорят библейское богословие и фундаментальная наука о возрасте вселенной и земли?).

О завышении возраста вселенной см. также, например, (8), (9).

[4] Архиеп. Филарет (Гумилевский) (1805-1866), архиеп. Антоний (Амфитеатров) (1815-1879), митр. Макарий (Булгаков) (1816-1882), епископ Сильвестр (Малеванский) (1828-1908), прот. Николай Малиновский (1861-1917).
Вам необходимо войти, чтоб оставлять комментарии