Первая исповедь. Взгляд священника

Опубликовал протоиерей Дионисий в блоге протоиерей Дионисий. Просмотры: 88141

Эту статью хочу посвятить проблеме первой исповеди. Большинство воцерковляющихся взрослых людей рано или поздно встают перед духовной потребностью исповедовать свои грехи, которые накопились у них за годы сознательной жизни. В связи с этим возникают многочисленные «технические» вопросы, а многие не могут перебороть свой стыд и страх перед ней и перед священником. Чтобы развеять сомнения, страхи и ответить на большую часть вопросов, стоит для начала рассказать об исповеди в общем, для чего она нужна, для чего на исповеди необходимо рассказывать о своих грехах священнику и почему нельзя обойтись без нее.

Исповедь – это Таинство. Почему Таинство? Ответ кроется уже в названии. Во время Таинств, которых в Православной Церкви обычно называют семь (Крещение, Евхаристия, Миропомазание, Покаяние, Священство, Брак и Елеосвящение), происходит непосредственная встреча человека с Богом, Божественная благодать таинственным и непостижимым для нас образом действует на человека, освящая все человеческое естество – и душу, и тело, оживотворяя и обоготворяя, уготовляя для будущей Вечной Жизни. Исповедь, или Таинство покаяния, по определению Православного Катихизиса, есть Таинство, в котором исповедующий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Господом Иисусом Христом. То есть исповедующийся получает оставление своих грехов непосредственно от Бога, священник же в данном случае является посредником между Богом и человеком. В молитвенном последовании перед исповедью священник именуется свидетелем, который призван свидетельствовать перед Богом все, что скажет ему человек. В связи с этим у многих людей часто возникает вопрос – почему нельзя каяться напрямую Богу, без участия священника или какого-либо иного посредника или свидетеля, чтобы получить прощение и разрешение от грехов? Безусловно, каяться мы можем и должны не только на исповеди, но и при каждой удобной возможности – сразу по осознании греха, и на ежедневной вечерней молитве (в молитвослове есть специальная молитва). Ведь грех – это духовная зараза, которая, будучи принятой в душу и сердце, начинает разрушать все вокруг себя. Грех имеет свойство накапливаться, поэтому нераскаянный грех подобен снежному кому, катящемуся с горы, он нарастает и превращается в лавину, которую практически ничто не может остановить на пути. И только искреннее покаяние способно разрушить сети греха и избавить сердце и душу от его пагубного влияния. Однако, отпущение грехов можно получить только на исповеди. Так происходит вовсе не от того, что «попы так придумали», а потому, что Господь так установил. Само по себе священство – это богоустановленный институт, получивший свое начало еще во времена Ветхого Завета. Новозаветный священник наделен от Бога правом объявлять от имени Бога прощение грехов. Господь Иисус Христос сказал апостолам: «Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе, и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18:18). Эта власть «вязать и решить» перешла от апостолов к их преемникам – епископам и священникам. Ко всему прочему, священник – это еще и духовный наставник, руководитель, призванный Богом и Церковью на это дело. Но он, являясь таким же простым человеком, как и пришедший к нему на исповедь, имеет особую благодать от Бога, которая действует в нем независимо от его личностных качеств. Эту благодать он получает в Таинстве священства.

Помню свою первую исповедь, которую мне пришлось принимать через 40 дней после священнического рукоположения. Подошел мужчина и рассказал о некоторой проблеме, которая была непосредственно связана с грехом. Он искренне каялся, но еще и желал получить от меня духовный совет, как поступить в сложившейся ситуации. Я на тот момент не имел никакого священнического опыта, а в жизни я с таким никогда не сталкивался. Дать ответ практически не представлялось возможным. Но это было необходимо. Я молча помолился Господу, попросил помощи. И тут, откуда ни возьмись, в голове появилась ясная и отчетливая мысль, которая развивалась и обретала удобную для изложения форму. Мы проговорили около двадцати минут, разобрали его проблему по полочкам и в итоге он получил тот самый совет, которого так жаждал. При этом не кто-то говорил за меня или через меня, как это бывает с оккультистами или сектантами-харизматами, говорил я сам, получив первоначальную мысль и развив ее. Несомненно, это было действие Божественной благодати, которая изобильно излилась и на меня и на того мужчину.

Итак, исповедь – это богоустановленное Таинство, в котором, при посредничестве и свидетельстве священника, человек получает прощение и разрешение исповеданных грехов от Самого Бога. Очевидно, что Господь весьма позаботился о нас, дав такую возможность духовного очищения. Посему не обретается причин, по которым стоило бы отказаться от этой Божественной милости. Исповедь нужна нам как глоток свежего воздуха, это баня, омывающая душу.

И все же первая исповедь сильно смущает большинство тех, кто все же решается впервые приступить к этому великому Таинству покаяния. Смущает, в первую очередь, стыд и необходимость говорить о своих грехах в присутствии совершенно незнакомого человека, пусть и с глазу на глаз. Но смущаться не стоит. Очень хорошо, что есть чувство стыда, было бы куда хуже, если бы оно отсутствовало. Стыд в данном случае – это одно из следствий осознания собственной греховности. Переступив единожды через барьер стыда и страха, будет намного легче исповедоваться в будущем. И, конечно же, если приступать к исповеди с искренним покаянием, то после нее ощущается огромное чувство облегчения, которое ни с чем не сравнится. Это чувство воодушевляет, окрыляет, дает силы для того, чтобы бороться с грехами и, с помощью Божией, побеждать.

Существует несколько «мифов» и страхов, которые обычно удерживают от первой исповеди невоцерковленных людей. Попробую рассмотреть наиболее распространенные из них.

1. Мои грехи настолько страшны и постыдны, что священник отпрянет от меня в ужасе, может быть, даже отругает и выгонит из храма.
Конечно, это не так. Открою один «секрет» – священника вряд ли получится чем-то удивить на исповеди. За годы службы священники на исповеди слышали очень много рассказов о грехах, пороках, страстях. Как правило, все эти рассказы похожи друг на друга, ведь все мы страдаем, по сути, одними и теми же грехами, в наших сердцах кипят одни и те же страсти, но в разном виде. Священники – это тоже люди, которым также свойственно грешить в силу слабой человеческой природы. Священники исповедаются своим духовникам. Кроме того, священники – это не какие-нибудь марсиане, они живут среди обычных людей, и им известны многие трудности и проблемы, с которыми сталкиваются и они сами. Наверно, нужно рассказать о чем-то действительно из ряда вон выходящем, чтобы священник опешил. Но и в этом случае он вряд ли отпрянет в ужасе. И, естественно, священник не выгонит из храма кающегося человека. Да и ругать тоже не станет. Ну как ругать за покаяние?
Помню, однажды меня спросила одна невоцерковленная знакомая: «Ты слушаешь на исповеди сотни историй о грехах, люди выворачивают свою душу перед тобой. Разве ты, узнав их грехи, не меняешь к ним своего отношения? Ведь они наверняка рассказывают и о страшных грехах, а не только о том, как украли яблоко в соседском саду». В этот момент я впервые задумался об этом. И, проанализировав те самые сотни и даже тысячи исповедей, которые мне пришлось принимать за 10 лет священнического служения, я понял, что мое отношение к исповедующимся, действительно, меняется. Но меняется в лучшую сторону! Те люди, которых я никогда не знал и даже видел впервые, за какие-то 5-10 минут становились мне близкими людьми, которым хотелось помочь, хотя бы советом. Ведь все они приходили каяться! Они жаждали получить прощение от Бога, примириться с Ним через великое Таинство покаяния. Но самое главное – они хотели больше не грешить. Как же я мог отнестись к ним плохо? Нет, такое вряд ли возможно.
Хуже, когда человек на исповеди не проявляет признаков покаяния и, более того, говорит, что не имеет грехов и пришел на исповедь «так, на всякий случай, а вдруг, если что есть, пусть Бог простит». С такими людьми сложно, приходится чуть ли не «клещами вытаскивать грехи», разъяснять, указывать. Иногда это приносит плоды. А порой нет. Тогда приходится просто просить человека отойти и подумать о том, что безгрешных людей не бывает, почитать определенную литературу и, если обретется хоть один грех, то прийти на исповедь снова.

2. Священник на исповеди осудит меня за грехи и, может быть, даже не захочет дальше общаться.
Конечно, многое зависит и от священника. Священники тоже разные бывают, но в основной своей массе это добрые и отзывчивые люди. Лично я не знаком ни с одним священником, который бы стал осуждать человека на исповеди, да еще и отказывал в дальнейшем общении. Ведь на исповеди люди очень ранимы, их легко обидеть неосторожным словом. Добрый пастырь не осудит, не отгонит, а наоборот, постарается помочь кающемуся. Да и вообще всем, и священникам, и мирянам, всегда нужно помнить, что Судья – только Бог, а нам не дано привилегий судить кого-то, особенно если этот кто-то кается в том, что натворил.

3. Священник должен перечислять грехи, а я должен отвечать, есть ли они у меня.
Тут палка о двух концах. С одной стороны, такая форма исповеди могла бы быть удобной для того, кто впервые исповедуется. Но она похожа на тестирование с двумя вариантами ответа – «да» и «нет». Может получиться некое автоматическое действие, которому на исповеди не место. Священнику неизвестны грехи стоящего перед ним человека, что-то так можно и пропустить. А это совершенно не нужно. С другой стороны, если человек пришел на исповедь, то ему есть в чем каяться, он думал о грехах, пришел к покаянию. Ведь главное на исповеди – это не просто назвать грехи, а, действительно, в них раскаиваться и иметь твердую мысль больше не повторять. Вовсе не обязательно рассказывать, как происходило совершение греха, вполне достаточно одного лишь определения.

4. Священник может рассказать о моих грехах сослуживцам или своим знакомым.
Такое практически нереально. Не могу, конечно, говорить за всех священников. Но те, которых я знаю, и их немало, никогда не раскрывают тайны исповеди, указывая на конкретного человека и рассказывая о его грехах. Ко всему прочему, тайна исповеди – самостоятельный вид охраняемых законом тайн, одна из гарантий свободы вероисповедания. В соответствии с п. 7 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. и охраняется законом. Согласно УПК РФ (п. 4ч. 3ст. 56) священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. Согласно церковному каноническому праву, священник не может нарушить тайну исповеди ни при каких условиях. Это строго запрещено 120-м правилом Номоканона при Большом Требнике: за открытие греха исповедовавшегося духовный отец запрещается на три года в служении и каждый день должен класть сто поклонов.

5. У меня нет особых грехов. Я не знаю, как назвать грех.
Все зависит от того, что понимать под «особым грехом». Если человеку думается, что только убийство с отягчающими обстоятельствами является «особым» грехом, то это далеко не так. Любой грех особ по-своему. К примеру, некоторые женщины, не осознавая до конца, что аборт является грехом убийства, порой даже не называют его на исповеди, относя к «незначительным» грехам. Поэтому полезно почитать нужную литературу. В первую очередь, конечно, Священное Писание. Откуда же еще православному христианину узнать о том, что он нарушил заповедь Божью, как не из Библии, где все эти заповеди содержатся? Помимо Священного Писания есть различная православная литература, которая раскрывает суть многих грехов, так сказать, «перекладывает» их на нашу повседневную жизнь. Мне очень нравится книга архимандрита Иоанна Крестьянкина «Опыт построения исповеди». Ее полезно прочитать не только тем, кто готовится к первой исповеди, но и тем, кто собирается на очередную исповедь. Полезность этой книги я вижу в том, что в ней все грехи разбираются по полочкам и даются определения. Ведь порой случается, что пришедшие на исповедь люди не знают, как правильно назвать совершенный ими грех, и начинают рассказывать для пояснения длинные предыстории. Вовсе не обязательно рассказывать то, как происходило совершение греха, достаточно назвать лишь одно определение. Если понадобится, то священник остановит и попросит рассказать подробней. Это может помочь в определении степени греха. Чтобы было понятно, приведу пример. Есть некоторое количество блудных грехов – блуд, прелюбодеяния, половые извращения, мужеложство (гомосексуализм) и аналогичные отношения между двумя женщинами и другие. Называть их на исповеди надо, если даже очень стыдно и язык с трудом поворачивается. Но совершенно не нужно рассказывать, как, где и с кем.

Хочется дать и несколько практических советов. Не стоит выбирать для первой исповеди воскресные или праздничные дни. В эти дни в храме много людей, желающих исповедоваться и причаститься. Первая исповедь предполагает трату определенного времени для беседы со священником, хотя бы 10-15 минут, а то и намного больше. Уделить столько времени одному человеку, когда исповеди ждут еще 100 или более человек, которых нужно исповедовать максимум до начала причастия, практически невозможно. В лучшем случае удается выделить каждому пару минут. Поэтому во многих храмах исповедь проводят с вечера, во время вечернего богослужения или после него. Можно прийти вечером и исповедоваться. Также можно приступить к исповеди и накануне воскресного дня, в субботу утром. Но, на мой взгляд, лучше всего сделать это в будние дни утром, когда желающих исповедоваться и причаститься бывает мало. Тогда у священника будет время и выслушать, и, если понадобится, дать советы. В храмах, где в воскресный день утром служится ранняя литургия, можно исповедоваться во время нее. Людей также бывает немного.

Многие люди на исповеди теряются, забывают то, о чем помнили 10 минут назад или размышляли накануне вечером. Особенно, когда приходится исповедоваться впервые за многие годы. Тут уж упустить что-то проще простого. Поэтому, чтобы не забыть ничего, можно записать грехи на листке бумаги и прочитать по нему. Это обычная практика, и, на мой взгляд, очень полезная. Обычно я советую за несколько дней до исповеди основательно подумать, пролистать всю жизнь, как книгу, и записывать каждый, даже на первый взгляд незначительный, грех. Все грехи требуют покаяния. Но при этом не стоит забывать, что, расписывая мелочи, можно забыть и о корне, о той самой причине, которая стала основой совершенного греха. И тут основательный разбор собственной жизни очень полезен, человек может найти причины многих своих бед, несчастий и совершенных грехов. Вообще собирание мелочей при явном неведении корней – это особый разговор, и такое положение вещей свойственно и некоторым уже давно воцерковленным людям. На мой взгляд, очень показательно то, что в Неделю Торжества Православия (первое воскресенье Великого поста) более 50% исповедующихся в первую очередь рассказывает о том, как и сколько раз они в течение этой недели нарушили пост в еде. Очевидно, что люди всю неделю думали в основном о пище, забывая о том, что пост имеет две составляющие – духовную и физическую. Причем если пост физический необходим человеку, чтобы научиться воздержанию, то пост духовный сближает с Богом. Кое-кто, к сожалению, забывает, что не «есть» людей в посту куда более важно, чем не есть мясо. Но это, как я уже выше отметил, отдельный разговор.

Не стоит и оттягивать первую исповедь под различными предлогами. А предлоги, уверен, найдутся. Чего только я не слышал как оправдание оттягиванию исповеди. То болезнь или плохое самочувствие, то дорогу снегом замело – не проехать, то родственники погостить приехали, не до исповеди, борщи варить надо, то соседи сверху затопили, все утро с ними ругались, то, пока собаку не выгуляю, детей в школу не провожу, а мужа на работу, из дома выйти не могу, и многое другое. Все это «технические» накладки и проблемы, которые при желании преодолимы и решаемы. Куда хуже, когда высказывается причиной неготовность к первой исповеди. Помню одну пожилую даму, бывшего партийного деятеля, которая регулярно приходила в храм, практически на все праздники и по воскресным дням, ставила свечки, молилась, но никогда не исповедовалась и не причащалась. Сначала думали, что она некрещеная, но через какое-то время она начала креститься во время молитвы. Однажды к ней подошли с вопросом, почему же она, если крещена, не исповедуется и не причащается. Думали, наверно, не знает, что такое, хотели объяснить. Но она была в курсе, что такое исповедь и причастие, хотя и не имела основательных знаний об этом. Причиной отказа от исповеди она высказала свою духовную неготовность к ней. Причем пояснить, в чем эта самая неготовность заключается, она не могла или не захотела, просто повторила: «не готова, и все». Возможно, ее душу отягощали грехи, о которых она не хотела говорить незнакомому человеку, а, может быть, она еще не до конца осознала свои грехи, и поэтому ей казалось, что исповедь ей не особо нужна. Может, были и другие причины, о которых мы так и не узнали. На последующие попытки приобщить ее к активной церковной жизни она вновь отвечала, что не готова к исповеди. Она умерла, так и не приступив ни к исповеди, ни к причастию. Жаль, конечно, но уже ничего не поделать, да и силком ее на исповедь тоже ведь нельзя было затащить. Это был ее выбор, показательный для многих. И это случай, который приключился с пожилым человеком, который знал, что жизнь близится к логическому завершению. А ведь такое случается и с молодыми, которые думают, что еще вся жизнь впереди, и вдруг внезапно умирают от неожиданно посетившей болезни или несчастного случая.

Некоторые воцерковляющиеся имеют плохую привычку бегать от священника к священнику «в поисках духовника». Порой такое случается и с теми, кто приходит на первую исповедь. То ли от стыда, то ли от страха, то ли от смущения, то ли еще от чего-то не называют на исповеди один или более грехов. А потом эти чувства еще более обуревают человека и он бежит к другому священнику с этими же нераскаянными на первой исповеди грехами. Это неверный подход. Стоит помнить, что исповедь – это духовное лечение, и лечиться лучше у одного «врача», который уже знает о других «болячках» и сможет, сложив все воедино, получить более полную картину, «поставить правильный диагноз» и «выписать правильное лекарство».
Исходя из вышеописанной логики, рекомендуется супругам иметь одного духовника. В моей практике был случай, когда семейная пара исповедовалась у разных священников. Жена первой пришла в храм, воцерковилась и стала ходить на исповедь к довольно строгому батюшке-монаху. А муж воцерковился позже и стал ходить к другому священнику, по характеру более мягкому и имеющему определенный опыт семейной жизни. Так продолжалось несколько лет. И стало заметно, что супруги отдалились друг от друга, даже ходили в разные храмы. Всему виной стало то, что оба духовника имели разные воззрения на обычные житейские ситуации, что, впрочем, никак не противоречило ни канонам, ни церковным правилам. Батюшка-монах требовал от своей духовной дочери максимальной строгости, а другой, женатый, батюшка учил снисхождению к немощи ближнего. И то, и другое – благо. Но в итоге оба эти мнения столкнулись лбами, и получилась довольно неприятная ситуация, когда супруги стояли на грани развода. Брак удалось спасти, но путем неимоверных усилий и усердных молитв. Поэтому лучше супругам искать одного духовника, который будет в курсе их семейной духовной жизни и не станет давать советы, которые будут противоречить друг другу.

В свете вышеизложенного случая хотелось бы предупредить о сложностях исповеди в монастырях. Как правило, в монастырях духовники достаточно строги и требовательны (хотя, конечно, не все), что может показаться воцерковляющемуся человеку каким-то непреодолимым барьером на пути к полноценной церковной жизни. К примеру, по итогам исповеди в монастыре человеку может быть назначена епитимья по всей строгости канонов, что может оказаться тяжелой ношей для него. Приведу пример, чтобы было понятно. Сейчас очень многие люди, по незнанию или нарочито, прибегают к помощи оккультистов (гадалок, экстрасенсов, биоэнерготерапевтов и прочих деятелей), считая, что это все совершенно безобидное занятие, а если и несет в себе какую-то опасность, то совсем небольшую. А вот как повелевают поступать каноны Православной Церкви: ««Предающийся волшебникам… дабы узнать от них, что восхотят им открыти, согласно с прежними отеческими о них постановлениями, да подлежат правилу шестилетней епитимьи. Той же епитимьи подлежит подвергать … и так именуемых облакогонителей, обаятелей, делателей предохранительных талисманов, и колдунов» (61 Правило VI Вселенского Собора). Т.е. человек должен быть отлучен от участия в евхаристическом общении (попросту – от причастия) на шесть лет. И это при условии того, что он уже кается в этом грехе и более не совершит его. А теперь представьте себе человека, который совсем недавно пришел в храм и попал на исповедь к строгому батюшке, который отлучил его на 6 лет от причастия. И вовсе не потому, что батюшка вредный или злой. А потому, что монастырская жизнь имеет определенный уклад по монастырскому уставу, что, несомненно, отражается и на образе исповеди в монастыре. Конечно, все сказанное – не однозначно установленное правило, которого придерживаются абсолютно все духовники, абсолютно во всех монастырях, но знать об этом надо, чтобы потом не удивляться строгой епитимье и не искать способа смягчить ее. Однако не стоит думать, что епитимьи накладывают только в монастыре. Епитимья – это способ врачевания кающегося грешника, заключающийся в исполнении им дел благочестия, определенных его духовником. Епитимия – духовно-исправительная мера, направленная на исправление человека, она – средство помощи кающемуся в борьбе с грехом. Епитимья может быть наложена и приходским священником, но, скорее всего, она будет более мягкой, чем в монастыре. Главное – понимать, что епитимья – это не наказание и, тем более, не средство искупления греха. Искупитель только Один – Господь Иисус Христос. Никому из людей не дано искупить свои грехи.

Не лучший помощник на исповеди – попытка оправдать свои грехи вынужденностью или действиями других людей. Грех всегда совершает человек, а не кто-то за него. А раз грех совершен, то, значит, он требует осознания и покаяния. Но для этого нужно перестать искать виноватых. Как только это происходит, сразу все становится на свои места и приходит покаяние. Также не стоит лукавить, называя один грех другим, более мягким, либо пряча грех под витиеватыми фразами. К примеру, избил, изнасиловал и обидел – это разные грехи, и нельзя все три назвать только одним определением «обидел». Все три имеют разную степень сложности. От подмены понятия суть не меняется, да и Бога обмануть невозможно.

И в конце, пожалуй, самый важный совет тем, кто готовится к первой исповеди. Ни в коем случае умышленно не скрывайте на исповеди грехи, даже самые сокровенные, о которых и подумать теперь страшно. Грех, утаенный на исповеди, вменяется сугубо. Когда-то они были совершены, теперь они требуют покаяния, абсолютно все, без исключения. Если не покаяться, то они, воистину, станут смертными, как, впрочем, и любой нераскаянный грех. Пусть будет тяжело сказать о грехах и покаяться в них сегодня, чем завтра получить вечное осуждение от Бога.

Желаю всем помощи Божией и искреннего покаяния! И предлагаю вам, дорогие читатели, поделиться своим первым опытом первой исповеди. Какие были переживания, сомнения, страхи, и чем в итоге все закончилось.
  • администратор
  • Паутов Александр Николаевич
  • администратор
  • Незарегистрированный
  • Юрий Шокин
  • протоиерей Дионисий
  • Незарегистрированный
  • Незарегистрированный
  • Незарегистрированный
  • протоиерей Дионисий
  • протоиерей Дионисий
  • Незарегистрированный
  • Незарегистрированный
  • Маргарита Ш.
  • Кирилл
  • протоиерей Дионисий
  • Незарегистрированный
  • Незарегистрированный
  • администратор
  • протоиерей Дионисий
  • АлександрСемьгор
  • протоиерей Дионисий
Вам необходимо войти, чтоб оставлять комментарии