Происхождение человека и особенности его создания. Часть 2. Глава 3

Глава 3. О понятиях: творение, создание, преобразование, рождение

§1.
Поскольку при дальнейшем рассмотрении вопросов происхождения человека, будут использоваться термины: творение, создание, преобразование, рождение и однокоренные с ними слова, проведем краткий обзор и анализ обозначаемых ими понятий.

Рассмотрим вначале термины «сотворить, творить». Заметим, что при описании создания мира (Быт. 1;2) эти термины (и однокоренные с ними слова) встречаются (используются):

● в Библии на церковно-славянском языке (74) — четырнадцать раз (Быт. 1:1,7,16,21,25,26,27,31; 2:2,4,18);

● в Синодальном переводе (издании) Библии (40) — восемь раз: (Быт. 1:1,21,26,27; 2:3,4);

● в переводе на русский язык Торы с комментариями Раши и раввина Й. Герца (Сончино) (38) — семь раз (Быт. 1:1,21,27; 2:3,4);

● в Танахе, в переводе Мосад Рав Кук (39) — шесть раз (Быт. 1:1,21,27; 2:4).

Большинство авторов определяют термин «творение», как создание из ничего.

«…Самое достойное дело творения — создавать из ничего» (Немесий, епископ Эмесский) (24:55).

«Бог сотворил мир из ничего», учит Православная Церковь (Православное исповедание. Ч. 1, отв. на вопр. 8. 18)…» (цит. по 6:357).

«Бог сотворил все из ничего» (архимандрит Никифор) (13. См. «Творение мира»).

«Священное Писание открывает нам истинное понятие о происхождении вселенной, когда учит, что она … получила начало через творение, то есть приведена в бытие из ничего» (архиепископ Антоний (Амфитеатров) (4:81).

«Под именем творения, в строгом смысле, разумеется произведение чего-либо из ничего. И потому, когда мы говорим, что Бог сотворил мир, то выражаем мысль, что все, существующее вне Бога, произведено Им из ничтожества, из совершенного небытия в бытие» (митрополит Макарий (Булгаков) (2:352).

В.Н. Лосский пишет: «Идея творения “из ничего” впервые была выражена в библейском повествовании (2Мак. 7:28), когда мать, увещевая своего сына претерпеть мучения за веру, говорит: “Посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего” … Мир был создан из ничего одной только волей Божией, это — его начало» (8:71,86).

Архиепископ Филарет (Гумилевский) говорит о не совсем точном определении термина «творение (творить)», как создания из ничего, поскольку в этом случае получается, что «будто ничто представляет какую-либо материю. — Священный писатель выражает ту мысль, что Бог сотворил все не из чего – либо или дал бытие миру без участия какого-либо вещества» (3:204).

Такого же мнения придерживается и протопресвитер Михаил Помазанский: «Мир сотворен из ничего. Лучше сказать: приведен в бытие из небытия, как отцы обычно и выражаются, потому что если говорим “из”, то, очевидно, уже думаем о материале; но “ничто” не является материалом. Однако условно принято и вполне допустимо пользоваться этим выражением ввиду его простоты и краткости» (31:87).

Аналогично рассуждает протоиерей Николай Малиновский: «Под именем сотворения в богооткровенном учении разумеется такое действие всемогущества Божия, которым произведено все существующее вне Бога не из чего – либо, а из не сущих, единственно свободным действием воли Божией. Отсюда, — веровать в Бога, как Творца неба и земли, значит признавать, что мир, то есть совокупность всего бытия конечного, создан Богом не только по форме (или образу своего существования), но и по материи или по сущности своей) из совершенного небытия» (6:182. Кн. 1).

Преподобный Иоанн Дамаскин дополняет определение термина «творение» тем, что творимое неподобно творящему и происходит не из его существа: «Творение же и произведение состоит в том, чтоб извне и не из существа того, кто творит и производит, произошло творимое, и производное, совершенно неподобное по существу» (1:88).

То же находим у архимандрита Сильвестора (Малеванского) «Сотворил Бог (Быт. 1:1 — П.Д.), то есть не сам собою произошел мир, а бытие ему дал Бог, и как дал? Не из готовой и прежде существовавшей уже материи Он только образовал или устроил его, не из Своего также собственного существа произвел его или родил, но сотворил, то есть не только по форме, но и по материи произвел его единственно творческим актом Своей деятельности или свободной воли. До миротворения никакой материи не было, на что указывает самое молчание о ней Бытописателя, и не было, следовательно, вне Бога никакого готового материала, которым бы можно было воспользоваться для выработки из него мира. С другой стороны, если бы Бог из Своего собственного существа произвел мир, то тогда Он перестал бы быть в Самом Себе полным и неизменным Богом или всецело или некоторой частью Своею обратившись в мир, тогда кроме того не должно бы было быть и никакого существенного различия между Богом — Творцом мира и творимым Им миром» (5:8,9).

Протоиерей Николай Иванов рассматривает творение, как создание принципиально новой сущности. «Творение, как оно излагается в библейском Откровении и как оно может представляться вообще, есть акт возникновения чего – либо из небытия к бытию, то есть возникновение того, чего ранее не было совсем, не существовало даже в первоэлементах, даже в потенции. Принцип творения не допускает, таким образом, возникновения бытия из какого-либо “хаоса”, то есть чего – то такого, из чего сотворенное могло бы образоваться…

Автор Книги Бытия во всем повествовании о сотворении мира только три раза употребляет слово сотворил (древнееврейское бара). Во всех трех случаях речь идет о возникновении принципиально новой сущности.

Первое бара — сотворение неба и земли.

Второе бара — сотворение души живой, то есть того, что теперь в науке называется психикой.

Третье бара — сотворение человека…

От сотворения автор Книги Бытия отличает создание (библейское — асса) всех форм, которые наполняют мир» (14:51,52).

Заметим, что по протоиерею Николаю Иванову повторное создание «из ничего» какого-либо уже имеющегося предмета (объекта) творением не считается, так как такой предмет уже не будет являться принципиально новой сущностью.

Приведем мысли В.Н. Лосского о творении: «Мы часто забываем, что сотворение мира — не истина философского порядка, а один из пунктов нашей веры … Сама идея абсолютного “ничто” — противоречива, абсурдна: сказать, что оно существует — значило бы противоречить самому себе; сказать, что оно не существует — было бы плеоназмом, разве что мы хотели бы неудачным образом выразить мысль, что ничего не существует вне Бога, что даже не существует и само “вне”. Но творение “из ничего” означает как раз акт, производящий нечто вне Бога, сотворение сюжета абсолютно нового, не обоснованного ни Божественной природой, ни какой-либо материей, ни возможностью какого-либо бытия вне Бога. Можно сказать, что актом творения “из ничего” Бог предоставляет возможность появиться чему-то вне Его Самого, что Он ставит само это “вне”, само это “не-бытие” рядом со Своей полнотой. Бог “дает место” абсолютно новому сюжету, бесконечно отдаленному от Него не “местом, но природою” (ου τοπψ, αλλά φύσει), как говорит святой Иоанн Дамаскин … Творение есть акт воли, а не акт природы.

Именно в этом смысле святой Иоанн Дамаскин и противополагает сотворение мира рождению Слова: “...Рождение (в Нем) безначально и вечно, так как оно есть действие Его естества и происходит из Его существа, иначе бы Рождающий потерпел бы изменение, и был бы Бог первый и Бог последующий, и произошло бы приумножение. Творение же у Бога, как действие хотения, не совечно Богу. Ибо приводимое из небытия в бытие не может быть совечно Безначальному и всегда Сущему”. Творение — это акт, имевший начало. Начало же предполагает изменение, переход от небытия к бытию. Поэтому в силу самого своего происхождения тварь всегда будет существом изменяемым, подверженным переходу из одного состояния в другое…

Творение как свободный акт воли, а не природное излияние, подобное излучению Божественных энергий, есть свойство личного Бога, Бога-Троицы, обладающей общей волей, принадлежащей природе и действующей по определению мысли. Это то, что святой Иоанн Дамаскин называет “предвечным и всегда низменяемым Божиим Советом”…» (8:70-72).

Профессор А.П. Лопухин в комментарии к словам «сотворил Бог» (Быт. 1:1) пишет: «здесь употреблено слово бара, которое по общему верованию как иудеев, так и христиан, равно как и по всему последующему библейскому употреблению, преимущественно служит выражением идеи божественного делания (Быт. 1:1; 2:3,4; Ис. 40:28; 43:1; Пс. 148:5; Исх. 34:10; Чис. 16:30; Иер. 31:22; Мал. 2:10 и др.), имеет значение творческой деятельности или создания из ничего (Чис. 16:30; Ис. 45:7; Пс.103:25-26; Евр. 3:4; 11:3;2 Мак. 7:28 и др.). Этим самым, следовательно, опровергаются все материалистические гипотезы о мире как самобытной сущности, и пантеистические — о нем как об эманации или истечении Божества и устанавливается взгляд на него как на дело рук Творца, воззвавшего весь мир из небытия к бытию волей и силой Своего божественного всемогущества» (11:3).

В.П. Вихлянцев определяет термин «творение» как «процесс создания и всякого изменения, которые Господь совершает постоянно (Ин. 5: 17; Отк. 4: 11), а также сам результат этого процесса» (41. См. «Творение»). При этом В.П. Вихлянцев говорит: «Бог создал все видимое в мире из ничего (Евр 11:3), сотворил человека из земного праха и дал ему жизнь. Верующих во Христа, рожденных от Духа Святого, Священное Писание называет “новым творением” (2Кор. 5:17; Гал. 6:15; Еф. 2:10). Люди во все века, вглядываясь в бесконечное многообразие природы, верили, что ничто не происходит без воли и участия Божия. Суммируя такие размышления ученых, немецкий математик и философ 17 в. Лейбниц пришел к заключению, что никакое движение вообще невозможно само по себе, без постоянного творческого акта Бога, то есть, что Бог все творит вновь в каждое следующее мгновение» (41. См. «Творение»).

§2. Рассмотрим теперь мнение русского религиозного философа С.Л. Франка о сотворении мира [1].

«В традиционном учении о сотворении мира и человека Богом надо отличать его религиозное существо не только от мифологической формы библейского рассказа (что само собой разумеется и признается и традиционным богословием), но и от догматической формулы, в которой оно выражено. Эта формула говорит, что Бог сотворил мир “из ничего” [2].

В чисто религиозном смысле учение о “сотворении мира из ничего” есть вообще не учение о возникновении мира, а выражение непосредственного ветхозаветного, воспринятого христианством сознания о безусловной зависимости не только существа, но и бытия мира от его единственной первоосновы — Бога. Мир и человек не имеют никакой
имманентной [3] основы в себе самих, лишены всякой самоутвержденности; их бытие имеет лишь трансцендентную [4] им
самим основу, всецело опирается на Бога, есть выражение “воли” Бога, дарующей им бытие» (54:416,417).

(Ком.) «Традиционное богословие» полагает учение о сотворении Богом мира и человека не «мифологической формой
библейского рассказа», а рассказом о реальном историческом событии. «Учение о шестидневном сотворении Богом мира
является существенной частью догматического вероучения Церкви, которое исповедовали христиане от древности.
Мученики шли на смерть за своего Единого в Троице Бога-Творца и Искупителя. Так, великомученица Екатерина была
научена святым старцем, своим наставником “всем тайнам истинной веры христианской, начиная от сотворения мiра и создания праотца Адама и до второго пришествия на Землю Владыки Христа”.

Подобных свидетельств можно собрать в жития Святых Божиих угодников десятки и сотни. Отметим некоторые вероучительные определения Православной Церкви…

Православное Исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной, принятое на Ясском Соборе 1645 года, при участии четырех восточных Патриархов: “Поелику Он (Бог) сотворил весь мiр в шесть дней из ничего, а в седьмый день почил от дел Своих, то и освятил оный дабы и люди, оставив сей день все дела свои, благословляли и прославляли Бога, вспоминая те благодеяния, которые Он даровал нам чрез сотворение мiра”. Этот текст является Символической книгой православной Церкви» (9:9).

В «чисто религиозном смысле учение о “сотворении мира из ничего”» как раз и представляет собой именно учение о возникновении мира. А осознание «безусловной зависимости не только существа, но и бытия мира от его единственной первоосновы — Бога» характеризуется (выражается) в христианстве понятием «Промысел Божий» [5].

«Идея сотворения мира “из ничего” (или “не из чего-либо”), с отказом от дальнейшего положительного уяснения ее смысла, несет с собой ту опасность, что ее скрытый смысл есть утверждение абсолютного, ничем не ограниченного бесконечного всемогущества Бога. В связи с основной религиозной тенденцией ветхозаветного сознания — и в прямой противоположности сознанию античному — все “сотворенное” мыслится каким-то сущим “ничто”, бессильным, инертным, пассивным произведением Божьей творческой воли. При таком понимании проблема теодицеи — проблема совмещения зла с бытием Бога — оказывается абсолютно неразрешимой (или ведущей к отрицанию самой реальности зла). В сочетании с идеей всеблагости и всеведения Бога становится совершенно необъяснимым и непонятным факт несовершенства творения» (54:419,420).

(Ком.) По мнению С.Л. Франка, положение о всемогуществе, всеблагости и всеведении Бога противоречит несовершенству созданного Им мира (ибо, если Бог всемогущ, всеблаг и всеведущ, Он создал бы более совершенный мир). Под совершенным миром здесь, очевидно, понимается не мир, лежащий во зле [6], а мир, где все происходит по законам Божьим, т.е. мир, находящейся в добре.

Однако с таким мнением нельзя согласиться. Действительно, из положения (посылок) о всемогуществе, всеблагости и всеведении Бога совсем не следует умозаключение о том, что мир должен быть сотворен без возможности греха. Конечно Бог, в силу Своего могущества мог бы принудительно создать мир, в котором все разумные твари выполняли бы Его волю. Однако это был бы не мир святости, а мир роботизированных созданий. Ведь и праведность (святость), и грешность являются, как уже говорилось, результатом именно свободного волеизъявления (выбора). Ибо, нельзя стать святым или грешным, не имея при этом возможности стать, соответственно, грешным или святым.

Вообще, в сотворенном мире «все создания Божии совершенны, и совершенство их состоит в том, что каждое из них вполне достаточно для цели, к которой предназначено…» (2:377). «При сотворении все было хорошо весьма, то есть, чисто, прекрасно и безвредно» (12:27). «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой» (Быт. 1:31). Однако в созданный Богом гармоничный и совершенный мир [7] разумные и обладающие свободной волей существа внесли разлад и грех — вначале ангел — Денница, а затем и первые люди — Адам и Ева. Преподобный Иоанн Лествичник пишет: «Бог не есть ни виновник, ни творец зла. Посему заблуждают те, которые говорят, что некоторые из страстей естественны душе; они не разумеют того, что мы сами природные свойства к добру превратили в страсти» (58:207. См. Слово 26, гл. 155).

Таким образом, проблема совмещения зла с бытием Бога вовсе не оказывается «абсолютно неразрешимой (или ведущей к отрицанию самой реальности зла)», а наоборот, легко и логично решается отцами и учителями Церкви с использованием понятия «свободная воля». При этом человек — венец Божьего творения — не является бессильным, инертным, пассивным произведением Божьей творческой воли, а является свободной и творческой личностью, призванной к обόжению и способной, как совершать грехи, так и уклоняться от них.

Заметим, что в главе «Оправдание веры» С.Л. Франк практически сам отвечает на свой вопрос о несоответствии всемогущества Божьего и несовершенства мира: «Но, если бы мы автоматически творили добро и по природе были разумны, если бы все кругом нас само собой и с полной, принудительной очевидностью свидетельствовало о Боге, о разуме и добре, то все сразу стало бы абсолютно бессмысленным. Ибо “смысл” есть разумное осуществление жизни, а не ход заведенных часов, смысл есть подлинное обнаружение и удовлетворение тайных глубин нашего “Я”, а наше “Я” немыслимо вне свободы, ибо свобода, спонтанность требуют возможности нашей собственной инициативы, а последняя предполагает, что не все идет гладко “само собой”, что есть нужда в творчестве, в духовной мощи, в преодолении преград. Царство Божие, которое получалось бы совсем “даром” и было бы раз навсегда предопределено, совсем не было бы для нас Царством Божиим, ибо в нем мы должны быть свободными соучастниками божественной славы, сынами Божиими, а тогда мы были бы не то что рабами, а мертвым винтиком какого-то необходимого механизма. “Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его”, ибо в этом усилии, в этом творческом подвиге — необходимое условие подлинного блаженства, подлинного смысла жизни» (54:99).

«...Бог при сотворении не имеет дело с каким-либо материалом, чуждым Ему Самому и независимо от Него существующим. Но Он и не “творит из ничего”. Его творчество есть, как и всякое творчество, формирование материала. Но только этот материал Он полагает Сам; этот материал есть “иное Самого Бога”, — начало, которое Сам Бог противопоставляет Себе как “иное” … Творение мира есть формирование, расчленение и согласование этого материала, внедрение в него актуальности и завершенности Бога…

Материал, из которого Он (Бог — П.Д.) творит, есть … Его собственное порождение, — начало “иного”, как бы выделенное Им из Себя Самого. Но этот материал есть, и притом не как чистая пассивность, неопределенность, податливость любому воздействию, а как живой бесформенный динамизм, требующий для своего оформления некоего обуздания, вложения в творческий план … И все же этот Вселенский Гений должен считаться с анархическими, беспорядочными силами формируемого Им материала и может осуществлять Свое творчество лишь постепенно, последовательным рядом творческих усилий, направленных на все большее совершенствование материала (конечно, все это — в указанной перспективе, именно с точки зрения самого творения). Всемогущая, т.е. все превозмогающая, сила Творца совместима, таким образом, с моментом драматизма, напряженного творческого усилия — и с относительным несовершенством Его творения. Но творчество — в перспективе самого творения — продолжается; само бытие мира есть, как указано, его продолжающееся сотворение. Подобно человеку-творцу, и Творец мира не может сразу и сполна, с полной адекватностью актуализировать, воплотить свой творческий замысел. Он выражает этот свой творческий замысел либо в последовательном ряде отдельных своих творений, либо же в неустанной переделке, исправлении, варьировании деталей Своего творения; и так как всякая множественность подчинена единству, то обе эти возможности суть в конечном счете лишь переходящие друг в друга варианты совершенствования, происходящие силою неустанного творческого напряжения. Мировая и человеческая история со всем присущим ей трагизмом есть выражение напряженного трагического борения творческой силы Бога с хаотической беспорядочностью и упорством стихийного динамизма Его материала — чистой потенциальности бытия» (54:424-426).

(Ком.) Здесь С.Л. Франк продолжает тему об отсутствии у Бога абсолютного (безграничного) могущества, в результате чего Бог «должен считаться с анархическими, беспорядочными силами формируемого Им материала и может осуществлять Свое творчество (то есть творение — П.Д.) лишь постепенно». При этом под собственно творением мира понимается «формирование, расчленение и согласование этого материала, внедрение в него актуальности и завершенности Бога», а также поддержание бытия мира [8]. Приведем также еще один довод, используемый С.Л. Франком для обоснования такого понимания творения мира (то есть творения при ограниченном могуществе Бога): «Никакие богословские ухищрения не в состоянии примирить идею безграничного всемогущества Божия с христианской идеей страдающего Бога — Бога, из любви к миру ставшего вольным соучастником трагедии мировой жизни» (54:420).

Однако, как уже говорилось, творение мира и есть, в первую очередь, творение начального материала — первобытного вещества, а поддержание бытия мира является Промыслом Божиим, а не Его творением. Что же касается не мгновенного, а последовательного создания мира (в течение шести дней), то это также не является обоснованием ограниченного могущества Бога. При понимании могущества Бога как бесконечного, данное положение (о постепенном создании мира) понимается как желание Бога именно таким образом (то есть постепенно) создать мир по каким-то известным Ему (а для нас пока непонятным) причинам.

Рассмотрим теперь вопрос о том, как «примирить идею безграничного всемогущества Божия с христианской идеей страдающего Бога». Если рассматривать данный вопрос только с точки зрения могущества Бога (иначе говоря, только с позиции силы), то, действительно, можно прийти к выводу об ее ограниченности.

Однако, как известно «не в силе Бог, а в правде!» (благоверный князь Александр Невский). Ведь даже у людей, являющихся образом Божьим, существует понятие правды, справедливости. Общеизвестно, например, что некоторые люди, по зову совести, шли на дуэль за свою честь, за правду, за справедливость. Таким образом, эти духовные понятия были для них важнее даже собственной жизни. Так почему же мы не можем предположить, что у абсолютно всемогущего, всеблагого, всемилостивого, всеправедного Бога также имеются понятия правды и справедливости, которые Он не хочет нарушать.

В.Н. Лосский говорит: «Не следует, действительно, представлять себе Бога ни конституционным монархом, подчиняющимся какой-то Его превосходящей справедливости, ни тираном, чья фантазия — закон вне всякого порядка и объективности. Справедливость — не какая-то абстрактная превосходящая Бога реальность, а одно из выражений Его природы. Так же как Бог творит свободно, но проявляет Себя в строе и красоте творения, Он проявляет себя и в Своем правосудии: Христос, Который есть Само правосудие, подтверждает во всей полноте правосудие Бога. Для Сына дело не в том, чтобы чинить какой-то убогий суд, доставив бесконечное удовлетворение не менее бесконечной мстительности Отца…

Правосудие Бога в том, чтобы человек не был больше разлучен с Богом, чтобы человечество восстановилось во Христе, истинном Адаме. И Григорий Богослов заключает: “Не очевидно ли, что Отец принимает эту жертву не потому, что Он ее требовал или как-то в ней нуждался, но по домостроительству нужно было, чтобы человек освятился человечеством Бога, нужно было, чтобы Сам Он освободил нас, победив тирана собственной Своей силой, чтобы снова Бог призвал нас к Себе через Своего Сына, посредника, все совершающего во славу Отца, Которому Он во всем послушен ... Остальное же да будет почтено молчанием”» (8:284,285).

Митрополит Сурожский Антоний по данному вопросу пишет: «Мы видим тоже, когда речь идет о Боге как о Творце, что Бог является любовью в дивном и вместе с этим, да, в трагическом смысле слова. Трагическом, потому что сотворение мира, который будет независим, свободен в своем выборе собственной судьбы, трагично. Не напрасно Апостол говорит о Христе, что Он — Агнец Божий, закланный до сотворения мира (Ин. 1:29). Бог знал, что будет, и был готов на то, чтобы принял смерть Единородный Его Сын, ставший человеком. Еще в самом действии сотворения есть жертвенность, потому что поставить по свободной своей воле, без всякого принуждения, только по влечению непостижимой для нас любви другое существо перед своим лицом с правом отречься, с правом, что это существо отвернется от Творца, отбросит любовь, захочет самостоятельной жизни вне Бога, вне любви, — требует жертвенной крестной любви со стороны того, кто творит. И Бог так сотворил мир. Он, свободный, ничем непринужденный, будучи за пределом всякого принуждения, поставил лицом к лицу Себе целую тварь и дал ей власть над Собой: ты можешь отказаться от Меня и уйти, а Я тебя буду любить всей жизнью Своей Божественной и всей смертью Сына Моего Единородного.

Поэтому, когда мы говорим о сотворении мира, мы говорим о жертвенной Божественной любви, и когда мы говорим о кресте и о спасении, то говорим о жертвенной крестной любви.

Есть в так называемом “Житии” протопопа Аввакума место, где он то ли цитирует, то ли сам от себя выражает свое представление о случившемся. Он так описывает Божественный Совет, предтварный совет: И сказал Отец Сыну: Сын Мой, сотворим мир и человека. И Сын ответил: Да, Отче. И Отец продолжал: Но человек отречется от Нас, и для того, чтобы его спасти, Тебе нужно будет стать человеком и умереть за него… И Сын ответил: Да будет так, Отче! ... И мир был сотворен» (53:254,255).

§3. Митрополит Сурожский Антоний, в отличие от С.Л. Франка (считающего, что творение мира есть формирование, расчленение и согласование первобытного вещества), полагает, что творение представляет собою создание из ничего начального материала (первобытного вещества) — хаоса. При этом далее происходит формирование начального материала: «Во – первых, и в русском тексте, и во всех переводах, которые мне выпадало читать, то есть в английском, во французском, в немецком и греческом, говорится, что сотворил Бог небо и землю (Быт. 1:1), и дальше речь идет о том, что Бог творит изо дня в день нечто, все новое. Если вы возьмете этот отрывок — и это я говорю не по своему знанию, а потому что читал у людей более ученых, чем я, — то вы обнаружите, что слово “творить” употреблено только один раз: Бог сотворил небо и землю. А дальше употребляется другое слово, которое нам описывает работу как бы ремесленника, который, да, творит, но творит из уже существующего материала. В английском языке можно было бы сказать fashions, то есть дает форму, дает облик тому, что уже существует зачаточно. На это надо обратить внимание: момент сотворения — уникальный момент: до того ничего не было. А что случилось потом? Случилось то, что прозвучало слово, то есть Бог сказал: “Будь!”, “Существуй” — и никогда до того не бывший мир вдруг оказался перед лицом Божиим.

И этот момент еще характеризован в Ветхом Завете словом, которое опять-таки на всех языках усложняет понимание несмотря на то, что это единственный способ, которым это понимание до нас доходит: создан хаос. Что значит хаос? Для нас хаос — это беспорядок; когда мы говорим о хаосе, мы думаем о том, на что похожи, скажем, города, которые подверглись бомбардировке или сгорели. Но здесь смысл этого термина не таков. Здесь хаос — это совокупность всех возможностей, которые у твари были для того, чтобы родить из себя самой все многообразие нашего мира, больше того: родить все то, о чем мы и не знаем, чего тогда еще не было, а теперь уже нет. То есть этот хаос — не мертвый, это совокупность всех возможностей, которые должны расцвести. И над этим хаосом как бы дышит Святой Дух, вызывая из него все, что этот хаос может родить. В этом хаосе ничего мертвого нет, есть только возможное, и это возможное делается действительностью. Вот это — второй момент, на который я хотел обратить ваше внимание» (18:514,515).

В другом месте митрополит Сурожский Антоний пишет: «В ветхозаветном тексте Шестоднева употребляются три различных слова, когда речь идет о творении [9]. Только в первом случае, когда говорится о сотворении мира, Бог произносит слово — и то, чего не было возникает. В других местах слово указывает на то, что нечто творится из уже имеющегося материала, получает форму, состав. И еще другое слово употребляется, когда говорится о творении живых существ, когда появляется не материальный мир, а новое измерение материальности — жизнь. И еще иначе говорится о сотворении человека по образу и по подобию Божию» (18:390).
§4. В иудейском богословии по вопросу различения действий при создании мира говорится:

«В рассказе о семи днях сотворения мира приводятся три глагола, отображающие разный уровень произведенного действия:
сотворил (бара), создал(яцар) и сделал(аса). Слово “сделал(аса) означает простое действие без изменения формы. Подобное действие в русском языке обозначается глаголами перенёс, поставил, взяли другими. Слово создал(яцар) означает более сложное действие: придание существующей материи некоторой формы. Например, скульптор берёт кусок бесформенной глины и создаёт скульптуру. Глина осталась та же, но возникла не существующая до сих пор форма. Ивритское слово формацураобразовано от того же корня что и глагол яцар, который характеризует любую созидательную деятельность человека. Слово сотворил(бара) означает действие, при котором создается сама материя, которой до этого не существует, а после ей придается определенная форма. Такое действие не по силам человеку. Это уровень Творца. Такое действие на языке еврейских мудрецов называется еш миайнчто-то из ничего”. Из ничего Всевышний создаёт материальную действительность. В рамках человеческой логики невозможно представить, как из ничего получается что-то» (р. Захария Матитьяу) (42);

«Глагол бара (“творить”) используется в Торе только для описания Божественного акта. Действие человека обозначается глаголами “делать”, “формировать”; “творить” Тора понимает только как “создать из ничего” (сказуемые, выраженные глаголами “делать” и “формировать”, во многих местах текста служат также для описания действий Всевышнего)» (70:7. См. комментарий Сончино к Быт. 1:1).

§5. С учетом сказанного выше о творении, дадим следующее предварительное определение термину «творить» [10]. Творить — означает создавать что-либо не из чего-либо (без использования чего-либо) ранее существовавшего. При этом сам результат творения происходит не из существа творящего и не подобен ему, по существу. При таком определении повторное создание «из ничего» также является творением.

В различных работах термин «творение» часто употребляется в смысле глагола «творить». Однако непосредственно термином «творение» в Библии обозначается не процесс создания, а его результат, то есть «тварь» [11]. Процесс же создания обозначается в Библии глаголом «творить, сотворить» [12] в различных временны́х формах, а не существительным «творение».

Вообще творение (как процесс) является одним из вариантов (типов) создания (как процесса), то есть термин создание является более общим, чем творение, включает его и, в связи с этим, может заменять его. Другим вариантом создания является преобразование — создание чего-либо из уже имеющегося материала и/или имеющихся частей. Особым вариантом преобразования является рождение, которое «состоит в том, что из существа рождающего выводится рождаемое, подобное по существу» (1:88). Иными словами, «способность же к рождению — это — рождать из самого себя, то есть из собственной сущности, подобного по природе» (1:88).

§6. Вместе с этим, в Библии, в том числе и в Книге Бытия, нет строгого разделения в употреблении слов (терминов) «творить» и «создавать». Так, например, с одной стороны, о человеке говорится, что он сотворен [13]. С другой — что он создан [14]. При этом оба слова встречаются и в едином контексте [15]. Аналогичное можно сказать и в отношении других созданных объектов, как живой, так и неживой природы [16].

Иногда слово творить используется и в других смыслах (значениях), например: творить милость, благодеяния, благо (Быт. 24:12,14; 32: 10; Пс. 118:65); творить суд, правду (2Цар. 8:15; 3Цар. 10:9; 2Пар. 9:8; Иез. 33:14,16,19); творить чудо (Мк. 9:32; Пс. 77:4,12,43; 85:10; Ин. 3:2); творить волю (Ин. 4:34). Слова «творить» и «делать» также могут использоваться как синонимы и в едином контексте, например: «и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения» (Ин. 5:29).

В религиозной, в частности богословской, литературе, термин «творить» также часто употребляется в значении «создать из уже имеющегося материала», например: «И вот, Бог берет несколько земли, и творит из нее тело человека» (7:72); «И взял Господь у Адама во время сна ребро, и создал из него жену … Господь не вновь создал женщину, а сотворил ее уже их готового вещества — ребра Адамова, и создал после мужа…» (7:394).

Вообще, слово «творение» в русском языке может иметь различный смысл. Оно означает: живое существо (например, какое она милое творение!); произведение, сочинение (например, Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского. Избранные творения); продукт творчества (плод работы скульпторов, художников, писателей и других творческих работников). Слово «творить» также имеет различные значения: создавать, производить, делать, совершать что-нибудь, приготовлять (творить себе кумира; творить добро, молитву, чудеса и пр.) (43: 663. См. «Творение», «Творить»).

_________________________________________

[1] Для удобства чтения, перед каждым нашим комментарием к высказываниям С.Л. Франка приведёна вставка — (Ком.)

[2] «В канонических книгах Ветхого и Нового Завета эта формула нигде не встречается. Она употреблена мимоходом, в случайной связи, только в позднейшей, неканонической 2-й книге Маккавеев (Мак. 7:28). В качестве догматической доктрины она выражена впервые у Иринея в борьбе против гностического дуализма. Слово “бара” (“сотворил”) в 1-м стихе книги Бытия в буквальном смысле означает “вылепил”, “сформировал” *. Во втором стихе описывается, что Дух Божий “высиживает”, т.е. каким-то органическим процессом формирует, мир из хаоса, который, очевидно, предполагается предсуществующим» ** (см. сноску 1 в 54:417).

* П.Д.: Такие действия как «вылепил» и «сформировал» обозначают не словом «бара», а словом (яцар) (см. ниже). Слово «бара» означает то, что было создано без использования чего-либо, ранее существовавшего (т.е. то, что было создано «из ничего», или сотворено).

** П.Д.: Здесь, по-видимому, речь идет о «первобытном бесформенном веществе», названным в Быт. 1:1 землею, которое в дальнейшем преобразовывалось. Однако, «первобытное вещество» не являлось «предсуществующим» акту творения, а само было сотворено Богом в начале творения (иначе говоря, само являлось актом начального творения), о чем говорится в Быт. 1:1. Именно сотворение неба и земли и было первым изменением, произошедшим в мире. С этого первого изменения и началось собственно время.

[3] П.Д.: «Имманентное — внутренне, присущее тому или иному предмету, явлению или процессу свойство (закономерность)…» (52: 204).

[4] П.Д.: «Трансцендентный — термин, в поздней схоластике означавший наиболее общие, “выходящие за пределы” индивидуальных свойств характеристики предметов, такие как “вещь”, “сущее”, “истинное”, “благое”, “единое”. Кант термином “трансцендентный” обозначал то, что выходит за пределы возможного опыта (например, Бог, душа, бессмертие)» (52:579).

[5] «Промысл Божий — Божественная деятельность в мировой жизни, сохраняющая мир и направляющая его к предназначенной ему цели бытия; непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией, которым Господь сохраняет бытие и силы тварей, направляет их к благим целям, вспомоществует всякому добру, а возникающее чрез удаление от добра зло пресекает и обращает к добрым последствиям…» (57:1919).

«Промысел Божий, провидéние (лат. providential – предвидение) — деятельность Бога, направляющая весь ход событий в сотворенном Им мире. Благонаправленность промысла — одно из основных положений христианства. Промысел Божий сохраняет создания, направляет их ко благу… (56: 204. См. «Промысел»).

[6] «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1Ин. 5:19).

[7] Совершенство созданного Богом мира понимается не как его конечное обόжение, а как наличие в нем совокупности определенных качеств, необходимых для достижения этого обόжения. Но, чтобы необходимые условия стали достаточными, к ним нужно добавить еще и благую свободную волю разумных существ.

[8] «Само бытие мира есть не что иное, как продолжающееся его творение — только так можно понять и человеческую и космическую историю» (54:422).

[9] «В библейском оригинале, в рассказе о сотворении мира и человека (Быт. 1-2), используются в различных контекстах для описания творческой деятельности Бога четыре глагола: барá, этимологически, по-видимому, восходящий к прасемитскому глаголу со значением “отрезать, резать”; яцáр (здесь только о человеке), этимологически, по-видимому, восходящий к прасемитскому глаголу со значением “лепить из глины”; банá (здесь только о женщине), восходящий к глаголу со значением “строить”, но также и “родить”, и асá — обобщенный глагол со значением “делать”» (см. прим. 1 в 26:390).

[10] Ниже, мы опять вернемся к рассмотрению вопроса об определении термина «творить».

[11] «Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела…» (Еф. 2:10); «Ибо всякое творение Божие хорошо…» (1Тим. 4: 4).

[12] Например: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Бфт. 1:1); «... и жезл сей возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения» (Исх. 4:17).

[13] «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1:27); «Вот родословие Адама: когда Бог сотворил человека…» (Быт. 5:1); «…мужчину и женщину сотворил их…» (Быт. 5:2). См. также: Быт 6:7; Втор. 4:32; 26:19; Пс. 88:48; 89:47; 100:3; 119:73; Еккл. 7:29; Ис. 43:1,7; 44:24; 45:12; 54:16; Иер. 27:5; Мф. 19:4; Мк. 10:6; Мал. 2:10; Иак. 3:9; Сир. 17:3.

[14] «И создал Господь Бог человека из праха земного…» (Быт. 2:7); «И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал» (Быт. 2:8); «…по подобию Божию создал его…» (Быт. 5:1); См. также: Быт. 2:22; 6:6; 9:6; Сир. 17:1; 1 Тим. 2:13.

[15] «Вот родословие Адама: когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их…» (Быт. 5:1,2).

[16] Например, «…Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и всё, что в них!» (Деян. 4:24); «…в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них…» (Исх. 20:11); «Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо…» (Быт.2:4).



См. продолжение

Цитируемая литература к настоящей главе будет приведена в разделе: «Часть 2. Глава 4 (продолжение)»

Комментарии

Нет комментариев для отображения

Информация о записи

Автор
Пётр Д.
Просмотры
180
Последнее обновление
Сверху