Размышления к вопросу о благословении воинских знамен и оружия

В продолжение дискуссии вокруг проекта документа Межсоборного присутствия «О благословении православных христиан на исполнение воинского долга» публикуем размышления протоиерея Андрея Ефанова о том, может ли оружие быть средством защиты, но не нападения, а целью войны лишь охранение мира.


Непротивление злу силой, предписанное Евангелием (Лк. 6:29), часто пытаются представить как запрет для христианина участвовать в войне. И, как следствие, духовенство обвиняется в освящении оружия, говорят, что Церковь занимается не своим делом, предавая заветы Евангелия. Не было бы смысла обращаться к этой теме, так как многовековые традиции православия показывают нам отношение христианства к данной проблеме, но мы живем в век, когда авторитет традиции не имеет значения, если он не утвержден авторитетом логики – этой богини нынешнего века. Рассмотрим же, почему отношение христианства к войне, воинской повинности и оружию отличается от того, что нам пытаются представить как Евангельское учение.

О том, что непротивление злу, направленному непосредственно на нас, кардинально отличается от отношения к злу, совершаемому по отношению к другим, мы можем прочитать в самом Евангелии. Когда апостол Петр, защищая Христа в Гефсимании, отрезал воину ухо (Ин. 18:10-11), Господь приказал не выбросить меч, но лишь вложить его в ножны. Впоследствии апостол Павел учит: «Начальник не зря носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13:4). Как мы видим, апостол не просто говорит о возможности существования оружия, но и допускает его применение именно как Божие служение. Не случайно мы видим среди святых мучеников множество воинов: служа империи в качестве защитников, будущие святые преуспевали в подвигах христианских добродетелей, без которых невозможно стать свидетелем христианской веры. Мученика Меркурия Смоленского на битву против захватчиков благословила Сама Богородица – разве это не пример того, что благословение на битву не только возможно, но и необходимо как видимый знак благоволения Божия к исполнителю заповеди: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13)?

Впервые оружие встречается в Библии как Божие творение: «…И поставил (Бог – прот. А.Е.) на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт. 3:24). В данном случае этот меч был оружием защиты, а не нападения. Стратегически любое оружие в руках христианина – всегда оружие защиты: защиты своей страны, защиты ближних от того зла, которое невозможно остановить иным путем. Того, кто не имеет страха Божия и совести, не остановит кроткий Херувим и проповедник с Евангелием. Для пресечения их зла требуется меч или автомат, а иногда и… ядерная боеголовка.

Оружие необходимо для противоборства злу. Только это оружие – средство защиты, а не нападения (речь идет о стратегии, в конкретном боевом действии нельзя победить, не нападая) – освящает Церковь. Это видно из молитвы на благословение оружия: священник молится и просит Господа благословить оружие «ко укреплению и заступлению Церкви Твоея Святыя, сирых же и вдовиц»[1], а не для ведения захватнических войн. Окропляя святой водой оружие, священник произносит слова: «Благословение Бога <…> в окроплении воды сея священныя, да снидет и пребудет на оружие сие и на носящих я к защищению и заступлению истины Христовы». Поэтому-то может быть освящено лишь то оружие, которое используется исключительно как средство защиты от внешнего врага или же носителей смуты внутри государства. Вообще же, литургическая практика лишь недавно сформировала отдельный чин благословения оружия. Изначально молебные пения перед началом военных действий в своей основе содержали прошения о благословении самих воинов и об их победе: «Призри милостивно, Господи, на смиренныя рабы Твоя <…> и подаждь нам силу и крепость на всех врагов наших…», «Православному же воинству нашему, на Тя уповающему, подажь <…> о Имени Твоем победити»[2]. И только впоследствии возникла практика чтения особых молитв на благословение оружия. По крайней мере, древние чины такого молитвословия до нас не дошли[3].

Не всякая война может быть благословлена Церковью, но лишь та, которая несет в себе следующие признаки (см. «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Гл. VIII. Война и мир»):

  • войну следует объявлять ради восстановления справедливости;

  • войну имеет право объявить только законная власть;

  • право на использование силы должно принадлежать не отдельным лицам или группам лиц, а представителям гражданских властей, установленных свыше;

  • война может быть объявлена только после того, как будут исчерпаны все мирные средства для ведения переговоров с противной стороной и восстановления исходной ситуации;

  • войну следует объявлять только в том случае, если имеются вполне обоснованные надежды на достижение поставленных целей;

  • планируемые военные потери и разрушения должны соответствовать ситуации и целям войны (принцип пропорциональности средств);

  • во время войны необходимо обеспечить защиту гражданского населения от прямых военных акций;

  • войну можно оправдать только стремлением восстановить мир и порядок.
Может ли к числу освящаемого оружия относиться стратегическое ядерное вооружение? Это оружие, во-первых, является фактором, сдерживающим угрозу вторжения ядерных держав, во-вторых же, если вести войну с технически превосходящим тебя противником, то массовых жертв среди мирного населения не избежать, а ведь спасение граждан страны и является главной целью оборонительной войны. Может ли ядерное оружие быть направлено не против мирного населения противоборствующей страны? Несомненно, может, потому как современные средства доставки ядерных боеговоловок позволяют не только поражать исключительно военные цели, но и мощность самих ядерных бомб может быть снижена до того уровня, когда мирное население пострадает незначительно. К сожалению, опыт использования этого вида оружия показывает нам, что проще подавить мощью своего превосходства враждебное государство, направив ядерное оружие против мирных граждан. Вообще, печально, что такое страшное оружие изобретено человечеством, но, вполне возможно, именно это страшное изобретение уже долгие годы спасает нас от мировых войн, сводя агрессию воинственно настроенных держав к локальным вооруженным конфликтам.

Но как же быть с его благословением? Вряд ли такое оружие может быть благословлено само по себе. Но те военные, которые несут свое служение в частях, оснащенных в том числе и атомным оружием, нуждаются в пастырском душепопечении, проявляющемся и в виде особого пастырского благословения. Поэтому, как мне кажется, в таких воинских подразделениях уместно благословение средств передвижения, используемых военными на суше, на воде или в воздухе, ибо при этом испрашивается у Господа не «освящение» пушек, реактивных снарядов или средств бомбометания, но охранение воинов. Однако при освящении воинских частей, в которых служение защите Отечества связано с поддержанием в боеготовности средств массового поражения, окропляются в том числе и это оружие как то, с чем непосредственно связано служение воинов. Этим преподается благословение не тоталитарной войне, но охранению мира.

А как быть со знаменами? Изначально воинское знамя было хоругвью – выносной иконой. В чине освящения воинского знамени оно именуется как хоругвь и, значит, должно содержать в себе религиозную символику. Знамя, которое имеет иную символику, по мнению автора статьи, должно благословляться вместе с оружием по чину оружия – средства психологического воздействия на воинов, – вдохновляющего на брань и устрашающего противника.

Война – это всегда трагедия. Но пока люди не научились жить в мире. Даже в своей стране мы вынуждены вооружать внутренние войска и полицию, чтобы пресечь беззаконие собственных граждан. Иногда, причем достаточно часто, создать мирную обстановку можно лишь только угрозой физического противления злу. И в этой печальной обстановке, отражающей, однако, реалии нашей жизни, оружие необходимо. И если защитнику Отечества приходится брать в руки оружие, то Церковь не должна оставлять верующих христиан – воителей и стражей государственного порядка – без благословения на это нелегкое, но богоугодное служение. А применить во зло можно и освященный предмет. Убить можно и церковным подсвечником. Важно, для чего применяется благословленное оружие. И здесь важно освятить сердце человека, сделать его христианином не только по факту погружения в купель, но и по образу жизни. Для этого сейчас введен институт полкового духовенства. Церковь стремится быть рядом со своей паствой везде – есть храмы в Антарктиде, за Северным полярным кругом, на Дальнем Востоке. Строятся храмы и в воинских частях. Может быть, это начинание спасет нас от гибели страны, от порабощения, от потери веры православной, что практически неизбежно в случае военной экспансии со стороны захватнически настроенных государств, которые на данный исторический момент сильнее, богаче и, как следствие, рассматривают нашу землю как лакомый кусок.



[1] Воинский требник [Электронный ресурс.] URL: https://azbyka.ru/dictionary/18/voinskij-trebnik.shtml.

[2] Последование молебного пения ко Господу Богу, певаемаго во время брани против супостатов, находящих на ны. [Электронный ресурс.] URL: https://azbyka.ru/otechnik/Pravoslavnoe_Bogosluzhenie/voinskij-trebnik/#posleh~dovan%D0%86e_mole~bnagW_peh~n%D0%86Z_ko_gdCu_bg&u_pehva~emagW_vo_vre~mZ_bra~ni_proti~v_suposta~tWv_nakhodZ~shhikh_na_ny@.

[3] Обзор истории православных воинских чинопоследований.[Электронный ресурс.] URL: https://azbyka.ru/dictionary/03/obzor-istorii-pravoslavnykh-voinskikh-chinoposledovanij.shtml.

Комментарии

Не всякая война может быть благословлена Церковью, но лишь та, которая несет в себе следующие признаки (см. «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Гл. VIII. Война и мир»):
  • войну следует объявлять ради восстановления справедливости;
  • 1. У каждой противоборствующей стороны обычно свое понятие справедливости. Восстановление справедливости является причиной начала многих войн. Мне думается, что в православии понятие справедливости не может быть оправданием начала войны.
2. Сейчас скорость применения оружия массового поражения так велика, что не успеешь оглянуться, и государство вмиг останется без пунктов управления оружием, без баллистических ракет и стратегических самолетов с ядерным оружием, без связи, навигации и без структур управления государством. То есть государству неожиданно может быть нанесен такой невосполнимый урон, что управляемый и адекватный ответный удар станет невозможным.

Поэтому в России создаются автономные системы управления с искусственным интеллектом, например, беспилотные подводные аппараты с ядерным двигателем и ядерным оружием большой мощности, которые действуют скрытно и автономно. На основе анализа работы различных датчиков они по команде человека или даже без участия его определят началась ли война. И в случае решения о начале войны эти аппараты на большой глубине автономно понесут свой смертоносный заряд к берегам Северной Америки (https://ria.ru/20201114/poseydon--1584608083.html?rcmd_alg=collaboration&rcmd_id=1584620096). При этом в силу чрезвычайно разрушительной мощи ответного удара по вероятному противнику погибнет не только государство-агрессор, но и мирное население соседних с ним государств.

Допустима ли для православных такая месть по принципу «если я погибну, то погибайте после моей смерти все»? Ведь сказано ‒ «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию» (Рим.12:19). Более того, когда Христос страдал и умирал на Кресте, Он не призывал к справедливому воздаянию злом за зло, а просил Отца «Отче! прости им, ибо не знают, что делают».

Лично я думаю, что если мы, как православные, признаем недопустимость такой мести, то перестанет действовать фактор сдерживания от развязывания войны против России.
Люди не только Европы, но и всего мира должны осознать опасность размещения оружия в космосе, а также массового размещения крылатых ракет, высокоточного и гиперзвукового тактического ядерного оружия ближе к границам России.

Вероятный противник предполагает, что сможет победить внезапным массовым и высокоточным применением ядерных зарядов малой мощности и при этом свести к минимуму в своих интересах экологические последствия «ядерной зимы». Такие намерения резко снижают порог развязывания мировой войны. Поэтому Россия стремится восстановить фактор сдерживания путем разработки таких систем, которые гарантируют сокрушительный ответный удар даже в случае внезапного разрушения управляющих структур и военных сил нашего государства.

Под угрозой гибели всего мира в случае начала войны окажется мирное население всех государств, в том числе и нейтральных, и поэтому они должны выступать против вооружений, которые становятся более соблазнительными для глобального применения и поэтому опаснее. Но Европа ради интересов определенной группы людей, стремящихся к обогащению, не хочет осознать гибельности размещения американского оружия в Европе. И не хочет она понять, что НАТО создано не для того, чтобы Америка защитила Европу, а в основном для того, чтобы, пожертвовав Европой, Америка, находящаяся за океаном, избежала ответного удара.
 
Санкция на освящение оружия, молитва "о благословенной стране нашей", "о властях и воинстве ея" ведь никак не обязывает молиться за Россию, российский режим и российское оружие? Значит, я могу молиться за США, Украину или Польшу, и, соответственно, об их "властях и воинстве", тем более, если я не считаю Россию своей страной.
 
Цитаты очень легко подобрать для неосведомлëнного читателя, подогревая свои корыстные цели. Раз Церковь смеет даже думать о детоубийстве, больше ни копейки в неë не отнесу. Доброго человека встретить легче, чтобы отдать ему эту копеечку, чем хоронить жен, матерей, отцов и детей.
 
Сверху