Рождество Христово

Опубликовал священник Константин Пархоменко в блоге «священник Константин Пархоменко». Просмотры: 6015

Евангельский рассказ о Рождестве Христовом
Где правда, а где вымысел?..


Когда я услышал о книге известных библеистов, которая опровергает Евангельский рассказ о Рождестве Христовом, я поспешил ее найти. В самом деле, зная достаточно много об этой теме, во всяком случае, читая всевозможные исследования, следя за библейской археологией и изучением Священного Писания, я горел желанием узнать, каким образом наши авторы опровергнут Евангельский рассказ? Что они скажут нового, по сравнению с тем, что мы уже знаем?

Надо сказать, что книга (а это: Маркус Борг, Джон Доминик Кроссан. Первое Рождество. Что на самом деле говорят Евангелия о рождении Иисуса. – М.: Эксмо. 2009) не разочаровала. На добрых 85% материал оказался мне известным, но остальная часть была новой и интересной. Увы, я не оправдал ожиданий авторов: я не стал воспринимать Евангельский рассказ о Рождестве Христовом как притчу, сказку, из которой мы можем делать только богословские выводы, но ни один из элементов которой не можем воспринимать как историческую информацию.
Евангельская история, в самом деле, в первую очередь – богословское сочинение, икона того, что произошло, а не фотоснимок, не репортаж. Но это не значит, что Евангелисты Матфей и Лука плетут кружево своего повествования из абсолютно придуманных нитей. Есть некие узловые факты, так сказать, исторические ядра повествования. И вокруг них строится рассказ о Рождестве. Было бы странно со стороны Евангелистов сочинять полностью вымышленную историю в то время, когда еще были живы очевидцы этих событий и даже родственники Иисуса.
В таком случае читатели могли легко уличить Евангелистов в фантазиях и подвергнуть сомнению все остальные сообщения Евангелий. Представьте, как бы воспринимали мою проповедь прихожане, если бы я начал ее с рассказа о известных событиях, свидетелями которых были и мои слушатели, но полностью переврал бы эти события. Я мог бы эту всем известную историю рассказать под определенным углом зрения, мог бы наполнить рассказ знаками, показывающими присутствие и участие Бога в этой истории, украсить какими-нибудь мифологическими элементами, но полностью исказить, но нафантазировать то, что вовсе не имеет отношения к происходившему?.. Едва ли я сделал бы это, рискуя потерять доверие слушателей.
Вот так и в Евангельском рассказе о Рождестве Христовом. Возьмем, к примеру, звезду. Была звезда, сияющая на Востоке? Почему нет, если это доказывают даже светские астрономы. Могла эта звезда вести себя, как живая, двигаясь и ведя волхвов к колыбели Новорожденного Иисуса? А вот это можно назвать легендарным элементом Евангельского рассказа.

Итак, у нас с вами – интересная задача: давайте посмотрим на рассказ Евангелистов о Рождестве Христовом через призму научного взгляда: что в этом рассказе может иметь историческую основу, а что является элементом богословского осмысления этой истории.
И перед тем, как разбирать фрагменты Евангельской истории о Рождестве Христовом, скажем несколько слов о том, что может свидетельствовать о подлинности этой истории:
– Повествования о Рождестве не стоит рассматривать изолированно, по отношению ко всему Евангельскому повествованию. Большая часть Евангельской традиции опирается на реальные истории из жизни Христа и, соответственно, может быть признана исторической, почему же мы какой-то части Евангелий будем совершенно отказывать в историчности?
– Отрицать историчность рассказа о Рождестве возможно, если полностью отрицать чудеса. То есть, если стоять на точке зрения, что Бог не участвует в истории, Бог не проявляется в нашем мире, то в таком случае можно подвергнуть сомнению и все элементы рассказов о Рождестве. Если же принять ту позицию, что Бог, когда есть на то Его воля, входит в соприкосновение с нашим миром, то в чуде нет ничего необычного. Чудо – это явление силы и законов более могущественных, чем силы и законы модели нашего мира. Да, чудо удивляет, чудо не вписывается в рамки законов природы нашего мира, но разве мы с вами не бывали свидетелями невероятных, но, тем не менее, реальных чудес?
– Мы уже сказали, а сейчас повторим, что Матфей и Лука опираются на древние предания, дошедшие до них. Так, Лука, который пишет на греческом высоким античным слогом, постоянно использует в рассказе о Рождестве Христовом гебраизмы (слова и выражения, имеющие еврейское происхождение). Это ему не совсем удобно, и порой эти гебраизмы выглядят не совсем уклюже, но это показывает нам со всей очевидность, что у Луки были материалы, имеющие палестинское происхождение (может быть, чьи-то записи, а может, рассказы от самой семьи Иисуса и Матери Его Марии).
– Повествование Евангелистов содержит некоторые богословски незначимые детали и подробности, которые было легко проверить и которые показывают, что Евангелист опирается на подлинные источники. Например, про пророчицу Анну, встретившую Младенца Иисуса, когда Того принесли в храм, мы читаем: Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости, прожив с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь (Лк. 2:36-37).
Таким образом, в отношении Евангельских рассказов о Рождестве Христовом можно сказать следующее:
Скорее всего, мы имеем дело с, по существу, историческим материалом, богословски интерпретированным таким образом, чтобы ярче показать его значимость. Рассказ о Рождестве можно наилучшим образом описать как богословское историческое повествование, но не историзованное богословие.

Вместе с тем нужно определённо сказать, что Евангельский рассказ о Рождестве – не история в чистом виде. Какие-то основные моменты этого рассказа – безусловно, исторические, но в целом перед нами великолепная, продуманная до мелочей богословская поэма. Каждый из элементов и действующих лиц здесь больше, чем исторический персонаж, все вместе, взаимодействуя, создают гармоничную картину…
Итак, последние несколько вводных слов – и в путь…

В Евангелиях есть два рассказа о Рождестве Христовом (слово Рождество – это славянское слово, русское было бы Рождение; мы будем придерживаться привычной терминологии и говорить Рождество): в Евангелии от Матфея и в Евангелии от Луки.
Несмотря на то, что оба эти Евангелия были написаны примерно в одно время (80-е годы 1-го века), ни Матфей не знал Евангелия от Луки, ни Лука не читал Евангелия от Матфея. Тем более замечательно, что в Евангелиях этих есть общие моменты в рассказе о Рождестве. Это показывает, что Евангелисты опирались на существовавшее до них предание и многие факты черпали оттуда. Это предание, в свою очередь, имело подлинные данные о месте и обстоятельствах Рождества Иисуса.

Несомненно, что рассказы о Рождестве Христовом Матфея и Луки отличаются. Бросающееся в глаза отличие – в том, что у Матфея все время фигурирует Иосиф – мнимый отец Иисуса, про Богородицу же упоминается вскользь и не приведено ни одного Ее слова. У Луки – картина противоположная.
Есть версия, что предание, которым пользовался Матфей, восходит к источникам, происходящим от Иосифа, предание же Луки восходит к источникам от Марии. Но, скорее всего, это различие обусловлено разными богословскими концепциями, которых придерживаются авторы.

А теперь остановимся на самых важных и интересных моментах Евангельского рассказа о Рождестве Христовом.

Иисус – новый Моисей
Был такой великий герой ветхозаветной истории – Моисей. Он вывел еврейский народ из Египетского плена, провел через расступившееся море, питал народ в пустыне чудесной манной и поил водой из разверзшихся по его молитве скал. Моисей привел евреев к горе Синай, где еврейский народ заключил Завет с Богом. Через Моисея Бог дал народу 10 заповедей и целый список предписаний религиозной жизни. Моисей, по иудейским представлениям, был автором Торы – пяти первых библейских книг (Бытие, Исход, Левит, Числ, Второзакония). Словом, это был один из самых великих и славных персонажей: вождь и пророк, спаситель и законодатель.
Когда Моисей умирал, он рассказал, какое Бог дал ему откровение:
Сказал мне Господь: …Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого, как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему; а кто не послушает слов Моих, которые [Пророк тот] будет говорить Моим именем, с того Я взыщу (Втор. 18:18-19).

Иудеи ждали, когда же исполнится обещание Божие, когда явится тот, кто таков, как Моисей? По мысли Евангелиста Матфея, Иисус – тот самый Новый Моисей, Новый Вождь, Спаситель и Законодатель!
Эти параллели между Моисеем и Христом Матфей щедрой рукой разбросал по всему своему Евангелию. Знаете ли вы, что это Евангелие состоит из пяти больших речей Иисуса? Не узнаете намек на 5 книг Торы? То есть, Евангелие от Матфея – это новый Закон, новое Священное Писание...
А вспомните Нагорную проповедь: Иисус восходит на гору (как Моисей) и дает новые заповеди:
Вы слышали, что было сказано древним: Не убивай… А Я говорю вам…; Вы слышали, что было сказано: Не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий… (Мф., гл. 5).
Шесть раз Иисус вспоминает, что было сказано Моисеем, и вместо прежних заповедей дает новые. Он дает новый Закон!..

Впрочем, не наша сегодняшняя тема говорить обо всем Евангелии от Матфея. Мы говорим о самом его начале: о Рождестве Иисуса. Нет никаких сомнений, что свой рассказ Матфей выстраивает по образцу рассказов о рождении Моисея. Все, кто знает историю Моисея и рассказ о Рождестве Иисуса, эти параллели вспомнят:
Младенца Моисея хотел погубить фараон – Младенца Иисуса хотел погубить царь Ирод;
По приказу фараона египтяне убивали всех еврейских мальчиков – по приказу царя Ирода убивали младенцев в Вифлееме и в окрестностях;
Иисуса, спасая от гибели, уносят в Египет – в Египте Бог спас и вырастил Моисея.

Эти параллели – на поверхности. В самом Ветхом Завете мы мало находим подробностей о рождении Моисея, но так как Моисей был очень популярным персонажем еврейского фольклора, о нем было придумано множество историй. Сопоставляя эти истории с рассказом Евангелиста Матфея, мы увидим удивительные параллели.
Например, Матфей сообщает достаточно личные подробности из жизни Обручника Иосифа с Марией, а именно, что отношения беременной Марии с Иосифом были не совсем простыми. Разделим рассказ Матфея на три эпизода и каждый озаглавим:

Развод: Рождение же Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде чем сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая Ее обесславить, решил тайно отпустить Ее.
Откровение: Но когда он помыслил это, – вот, ангел Господень явился ему в сновидении и сказал: Иосиф, сын Давидов, не бойся принять Мариам, жену твою, ибо рожденное в Ней – от Духа Святого. И родит Она Сына, и наречёшь имя Ему: Иисус, ибо Он спасет народ Свой от грехов их...
Восстановление брака: Пробудившись от сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел Господень, и принял жену свою. И не знал Ее, доколе не родила Она Сына, и он нарек имя Ему: Иисус(Мф. 1:18–25).

Итак, А) Иосиф хочет отпустить Марию; Б) получает во сне откровение не делать этого; В) восстанавливает отношения с невестой.

А теперь обратимся к рассказу о рождении Моисея. Там, как мы помним, фараон, видя, что евреев, живущих в Египте, стало слишком много, пытается их уничтожить. Сначала он загружает их непосильным трудом, потом повелевает убивать всех новорожденных мальчиков: Всякого новорожденного у Евреев сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых (Исх. 1:22). Но в следующем стихе говорится: Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени. Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца (Исх. 2:1–2).
Здесь сразу же напрашивается очевидный вопрос. Почему эта иудейская пара не воздерживается от близких отношений, зная, что новорожденные мальчики обречены на гибель? Иудейские предания дают на это такой ответ: Амрам и Иохеведа, будущие родители Моисея, решили, что лучше развестись, чем вынашивать обреченных на смерть сыновей. Но они получили откровение от Бога, что им надо восстановить свой брак, потому что им предназначено стать родителями особого сына.

Рассмотрим этот ответ подробнее.
Используем в качестве источника «Библейские древности» Псевдо-Филона. Это яркий пересказ библейской истории от Адама до Давида, созданный в Палестине во времена Иисуса.
В этом документе автор рассказывает о том, что после указа фараона об убийстве младенцев иудейские женатые пары решили развестись или, по меньшей мере, воздерживаться от близких отношений, чтобы не стать родителями обреченных младенцев. Но один из мужей, по имени Амрам, отказывается следовать этому решению и советует всем восстановить брачные отношения.
Затем Бог в откровении говорит Амраму, что его вера будет вознаграждена тем, что он станет отцом Моисея. А позднее Мириам, дочь Амрама и Иохеведа, получает подобное откровение во сне.

Вот фрагменты из этой истории:
Развод: Тогда старейшины народа собрали народ и стонали, говоря: «Установим же правило у нас, чтобы мужчина не прикасался к своей жене… пока не узнаем, что может сделать Бог». И Амрам ответил им и сказал… «Я пойду и возьму жену себе и не подчинюсь повелению царя; и если это справедливо в очах ваших, давайте все поступим так же».
Откровение: И угоден был Богу замысел Амрама. И сказал Бог… «Родившийся от него будет служить мне вечно».
Восстановление брака: И пошел Амрам из колена Левиина и взял себе жену из своего колена. И когда взял он ее, другие последовали за ним и взяли себе жен…
Второе Откровение: И были у того мужа один сын и одна дочь, имена их были Аарон и Мириам. И Дух Божий сошел на Мириам ночью, и увидела она сон, и рассказала его утром родителям своим, говоря: я увидела этой ночью, вот, муж в льняных одеждах предстал предо мной и сказал: «Пойди и скажи родителям твоим: Вот, рожденный от вас брошен будет в воду, подобным образом через него вода иссякнет. И Я сотворю через него знамения и спасу народ Мой, и он всегда будет руководить вами… И когда рассказала Мириам свой сон, родители ее не поверили ей (9:1–10).

Несомненно, что у Евангелиста Матфея используется та же самая схема, что и в этом тексте, рассказывающем о Моисее. А вот цитата из другого историка, Иосифа Флавия, писавшего в то же время, что и Матфей:
«Один знатного происхождения еврей, Амрам, очень заботился об участи всего своего народа, боясь, как бы он совершенно не исчез с лица земли ввиду недосгатка в подрастающем молодом поколении, при этом он и сам лично находился в безвыходном положении, так как жена его была беременна. Поэтому он обратился к милосердию Предвечного…
Господь Бог сжалился над ним и в ответ на его мольбу явился ему во сне. Он стал уговаривать Амрама не отчаиваться относительно будущего, говоря, что… ребенок, из-за которого египтяне решили убивать всех рождающихся израильских мальчиков, будет именно твоим сыном. Он останется скрытым от лиц, подстерегающих его с целью загубить его, необычайным образом будет воспитан и освободит народ еврейский от египетского ига. Этим он на вечные времена оставит по себе славную память не только среди евреев, но и у иноплеменников».

Обратим внимание на то, что Амрам получает откровение во сне – как это происходит и у Матфея.

Кажется очевидным, что Матфей сознательно строит свой рассказ о зачатии Иисуса на основе иудейских текстов[1], рассказывающих историю зачатия Моисея и уже известных в 1-м веке.
Этим можно объяснить, почему в рассказе о Рождестве Христовом Бог вмешивается в ситуацию через сновидения и пророчества. Это также объясняет интерес Матфея к изложению истории от лица Иосифа, который представлен у него как новый Амрам. «И наконец, это же объясняет сомнения Иосифа, который подозревает Марию в прелюбодеянии. Это побочный продукт творческого стремления Матфея к параллелям. К сожалению, это подозрение унаследовали и древние противники христианства[2], и некоторые современные комментаторы. Матфею же сомнения Иосифа понадобились для того, чтобы объяснить, почему он искал развода – это позволило создать историю со знакомыми по мидрашам элементами, такими как развод, откровение и восстановление бpaкa. И за всем этим стоит стремление Матфея представить Иисуса новым Моисеем»[3].

Историю о Рождестве Иисуса как Нового Моисея я привел специально, хотя она к нашей теме не относится. А привел я ее, чтобы показать, что Евангельский рассказ это действительно не история в нашем понимании, не протокол событий, а богословская история, преследующая в первую очередь богословские задачи.
Но сейчас – к нашей теме. Наиболее значимые элементы рассказа о Рождестве с точки зрения их фактической достоверности.

Перепись населения
Одна из трудностей в интерпретации Евангельского рассказа – упоминание о переписи населения, из-за которой Иосиф с Марией отправились в Вифлеем. Вот как начинается вторая глава Ев. Луки: В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею. И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем...

6_sunset_silhouette_israel_nebbia_49047_600x450_1395152710.jpg

Проблема в том, что:
– Из исторических источников нам неизвестно о повелении императора Августа сделать перепись;
– Август назначил Квириния правителем Сириею в 6 году н.э. Иисусу в то время было не меньше десяти лет[4];
– Непонятно, почему для переписи нужно было идти в землю, откуда происходит род этого человека.
На эти вопросы предлагалось много ответов. Так, говорили, что Лука вообще придумал про перепись; для него это было способом «доставить» Иосифа с Марией в Вифлеем, чтобы Иисус родился именно в этом городе.
Также говорили, что Лука просто перепутал переписи. Квириний, действительно, осуществил перепись в Иудее в 6-7 годах н.э., и тогда было восстание Иуды Галилеянина. Так как Лука писал спустя 80 лет после всех этих событий, то он отнес эту перепись ко времени Рождества Иисуса ошибочно.
Еще выдвигали предположение, что Август не обязательно предпринял перепись всей Империи. Возможно, что в провинциях происходили периодические локальные переписи, и в Евангелии речь идет как раз о такой.
Далее, из истории известно, что в Иудее действительно была перепись при Сатурнине в 9-6 годах до н.э. Может быть, Лука просто ошибся в именах? Перепись, действительно, как отмечает Лука, была при императоре Августе, но Квириний здесь не при чем.
Есть и другие попытки ответить на «проблему с переписью», но эти – основные.
Что на это можно сказать? Лука был человеком с историческим складом ума. Он больше, чем кто бы то ни было, приводит имен, дат… Лука характеризует эту перепись как первую. (Эта перепись была первая в правление Квириния Сириею...); знает и про вторую перепись Квириния, в 6 году н.э. В книге Деяний он совершенно точно пишет: …Во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались (Деян. 5:37).
Едва ли Лука стал что-то придумывать... Если бы он хотел «отправить» Иосифа с Марией в Вифлеем, он мог бы придумать другую причину, а не изобретал бы несуществующую перепись, дискредитируя свой труд в глазах образованных античных читателей.

Что мы можем, исходя из всего этого, сказать?
Возможно, что перепись действительно была. Квириний не был в то время наместником Сирии (а Иудея входила в часть Сирии), но с 12 года до н.э. он был консулом, а человек в такой должности имел широкие полномочия. В то время власть Ирода катилась к закату, и если бы римские власти пожелали провести перепись, едва ли Ирод стал бы возражать.
Или же, сделаем другое предположение: Квириний вообще был не при чем, какая-то мелкая перепись была осуществлена иудейскими властями. Но когда Квириний стал правителем Сирии и особенно когда он провел перепись в 6-м году н.э., в сознании народа (тогда же или позже) появилось убеждение, что именно Квириний стоял за предыдущей переписью. Лука как рядовой человек своего времени, не знакомый с настоящими причинами тех или иных политических или социальных событий, конечно, мог озвучивать версию, принятую в его время, даже если она была неверна[5].

Есть и другие версии. Например, что Квириний занимал должность квестора, т.е. управляющего финансами при Верусе, который управлял Сирией во времена Рождества Иисуса Христа, и что Лука приписал ему перепись как правителю, тогда как, на самом деле, Квириний, заведовавший ею, был только «министром финансов».
Сто лет назад была популярна версия, что Квириний дважды правил Сириею. Первый раз – до Рождества Христова, второй раз – после. И оба раза он проводил переписи. Однако сегодня большинством ученых эта версия оспаривается.

Да, осталось ответить на один каверзный вопрос: почему для переписи нужно было идти в землю, откуда происходит род этого человека?.. Вот это вопрос, на который сложно ответить. «Римскую перепись мы знаем лучше всего по многочисленным документам, сохранившимся в сухом песке Египта. Ее проводили по домам (idia), причем, если кто-то покидал жилище, чтобы избежать переписи, это расценивалось как преступление. Поэтому людям позволяли перемещаться только для того, чтобы оказаться у себя «дома», то есть в своем собственном жилище, где производилась регистрация. Человека регистрировали там, где он жил, работал и платил налоги. Поэтому то, что описывает в третьем пункте Лука, было бы тогда, как и сейчас, абсурдом с точки зрения географии, кошмаром для чиновников и бедствием для финансовой системы» (Борг М., Кроссан Д. Д. Первое Рождество…).
На это можно ответить следующее: возможно, Вифлеем был не просто местом происхождения Иосифа, а именно родным городом, в котором Иосиф жил. «Как так! – воскликнут благочестивые читатели: разве не в Назарете жила семья Иисуса?» Да, туда возвратилась семья Иосифа и Марии с маленьким Иисусом после смерти Ирода: И, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется (Мф. 2:23). Но, судя по повествованию Матфея, первоначально Иосиф жил в Вифлееме. Если внимательно перечитать рассказ Евангелиста Матфея, то это станет очевидно. А вот согласно Луке, Иосиф с Марией с самого начала жили в Назарете и оттуда отправились в Вифлеем. Но это – согласно Луке.

Вифлеем
То, что Иисус родился в Вифлееме, подтверждают оба Евангелиста. Если бы у нас не было независимого свидетеля – Луки, для которого место Рождества Иисуса, в общем, непринципиально, а было бы только свидетельство Матфея, мы могли бы в свидетельстве Матфея усомниться. Если для Луки этот город непринципиален, он упоминает о нем лишь однажды и то вскользь, то для Матфея все иначе. Матфей это название упоминает пять раз. Кроме того, он приводит пророчество Михея (Мих. 5:2); говорит о том, что все первосвященники и книжники также подтвердили этот город как место рождения Мессии; постоянно подчеркивает, что это город Давидов, а Матфей проводит четкую линию, что Иисус – предсказанный Мессия из рода Давидова. Итак, Матфей заинтересован в том, чтобы связать событие Рождества с Вифлеемом.

Вифлеем фото.jpg

Однако, как мы сказали выше, свидетельство Луки, совершенно независимого от Матфея, показывает, что Вифлеем, действительно, был тем самым городом, в котором родился Иисус.

Волхвы
Критики рассказа о Рождестве Христовом обычно говорят, что Евангелист Матфей вставил историю о волхвах (в греческом оригинале они названы маги), чтобы показать, что исполнились пророчества о поклонении Мессии иноземных владык. В 71-м псалме мы читаем: Цари Фарсиса и островов поднесут ему дань; цари Аравии и Савы принесут дары; и поклонятся ему все цари; все народы будут служить ему…
Но еще более очевидным пророчеством является начало 60-й главы пророка Исаии: Восстань, светись, [Иерусалим], ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобою... И придут народы к свету твоему, и цари – к восходящему над тобою сиянию... Множество верблюдов покроет тебя – дромадеры из Мадиама и Ефы; все они из Савы придут, принесут золото и ладан и возвестят славу Господа. …И будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их.

В каком-то смысле эти пророчества действительно можно отнести к волхвам, однако нетрудно увидеть, что история о волхвах в Евангелии от Матфея совершенно самостоятельна, она не зависит от этих пророчеств. Волхвы не названы царями, их не колоссальное количество, как в пророчествах… Единственное совпадение – золото и ладан среди подарков, поднесенных Иисусу. Эта деталь, может быть, и была вставлена Матфеем с оглядкой на пророчества (если стоять на позитивистской позиции и не принимать в расчет, что просто-напросто сами события осуществили пророчества).
Вопрос в другом: насколько это вообще возможно – посещение далекими гостями новорожденного Иисуса? Возможно! Известно, что мудрецы с Востока, преимущественно из Персии, имели интерес к тому, как звезды влияют на политические события. В Персии были очень распространены астрономия и астрология.
Светоний (Нерон, 13), Дион Кассий (Римская история, 63, 7) сообщают, что в 66 году н.э. Рим посетили восточный астролог Тридат и другие мудрецы. На рубеже эпох (как раз во время Пришествия Христова) ожидали великого царя, грядущего из Иудеи: Светоний (Веспасиан, 4); Тацит (Анналы, 5, 13).
Поэтому нет сомнений, что волхвы могли посетить Иисуса. Произошло ли это в день Рождества, как говорит наша традиция? На наших иконах, на благочестивых иллюстрациях волхвы пришли прямиком в пещеру, в которой родился Иисус. На самом деле, по словам Евангелиста, волхвы пришли в то время, когда Иисус был в доме: войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему (Мф. 2:11). Нет ничего невероятного в том, чтобы астрологи высчитали по небесным светилам рождение великого царя в Иудее и пришли ему поклониться. Это могло произойти в любое время после дня Рождества Иисуса; совсем необязательно, что это произошло именно в этот день[6].

iisus.jpg

Отдельная тема – посещение волхвами царя Ирода. В этой истории много вопросов. Во-первых: в иудейских легендах, в которых рассказывается о рождении Моисея (некоторые из этих историй мы приводили выше), говорится, что фараона предупредили о рождении ребенка, который спасет евреев от египтян, придворные мудрецы и волхвователи. Далее: мотив «консультации» злого царя от чародеев и мудрецов мы находим в книге пророка Даниила. Вот что там сказано: Навуходоносор видел сны, и возмутился дух его, и сон удалился от него. И велел царь созвать тайноведцев, и гадателей, и чародеев, и халдеев, чтобы они рассказали царю сновидения его (Дан. 2:1-2; также:Дан. 1:20; 2:2; 4:7; 5:7).
Во всех этих рассказах – мудрецы на стороне злых царей. Здесь, в Новом Завете, они на стороне Иисуса, тогда как Ирод и весь Иерусалим с ним противостоят Христу (Мф. 2:3). У Матфея Иисус должен спасти не только иудеев, но и язычников. Это Его народ, который Он спасет от грехов их (Мф. 1:21), вот они и приветствуют своего Спасителя.

В Ветхом Завете есть еще один момент, который очень прозрачно намекает на Евангельских волхвов. Когда Моисей вел Израильский народ из плена, нечестивый царь Валак призвал с Востока волхва Валаама, чтобы тот проклял Израиль. Но вместо этого Валаам узрел восход звезды великого царя из рода Давида:
Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава, и сокрушает всех сынов Сифовых (Числ. 24:17).
Здесь тоже волхв на стороне нечестивого царя. Но помимо своей воли он вместо проклятия произносит благословение Израилю и пророчествует о Мессии [7].

Итак, массив ветхозаветных текстов и околоветхозаветных иудейских преданий дает много материала, с которым Евангелист мог бы работать, создавая образ волхвов. Были волхвы на самом деле или нет, мы не знаем. Персидские астрологи действительно ожидали Спасителя от Иудеев, посещали с расспросами на эту тему крупные центры античной цивилизации. Знали на Востоке и о ветхозаветном пророчестве о чудесной звезде (Числ 24:17). Звезда, вспыхнувшая на небе, могла стать тем знаком, который побудил волхвов тронуться в путь на розыски великого Царя.
Предание Церкви о волхвах, твердо зафиксированное ко времени написания Евангелия от Матфея (80-е годы 1-го века), также свидетельствует в пользу того, что эта история основывается на каких-то фактах.

И последнее: мы не сказали, зачем вообще Евангелист Матфей рассказывает про этих волхвов?
А ему это было нужно, чтобы продемонстрировать, что даже языческие мудрецы разыскивали Иисуса, чтобы поклониться, в то время как царь иудейский как высший представитель иудейского народа хотел Иисуса убить. В лице Ирода против Иисуса выступает как бы весь иудейский народ; эта история, произошедшая еще у колыбели Христа, бросает на Новорожденного тень Голгофы и отвержения Иисуса собственным народом, что является одной из основных идей Евангелия от Матфея.

Звезда
Евангелист Матфей рассказывает, что, как только родился Божественный Младенец, некая «звезда» привела к Новорожденному магов из дальней страны. Пришли волхвы с востока, и говорят: где родившийся Царь Иудейский? Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему(Мф. 2:1-2).
Что это за звезда? Существовало немало предположений о природе этой чудесной звезды. Упомянем наиболее распространенные:

Ангел
Многие святые отцы высказывали мнение, что звезда имела сверхъестественную природу – это Ангел.

Комета
У римского писателя Кассия Диона (155–235), в его труде «Римская история», мы находим указание на странную комету, появившуюся в 12 году до н. э.
Рассказывая о смерти видного полководца ВипсанияАгриппы (63 до н. э. – 12 до н. э.), Кассий пишет: «Таким образом, скорбь не только постигла дом Агриппы, но повергла в уныние вообще всех римлян. Ибо незадолго до этого, после стольких счастливых лет, им явились дурные знамения. Повсюду в городе распространились совы. И гром прогремел над Альбанской горой… И появилась звезда, называемая кометой, которая в течение многих дней висела над городом, подобно ночному светильнику. И другие огни, появившиеся во множестве над храмом Ромула, сбросили воронье мясо, лежавшее на алтаре, и полностью сожгли его».
Действительно, как доказывают современные ученые, в 12 году до н. э. в видимости с Земли пролетала комета Галлея.

Вспышка новой звезды
Астрономам также известно, что весной 5 года до н. э. в созвездии Козерога вспыхнула сверхновая звезда. Это явление, отчетливо видимое с Земли, попало в исторические хроники того времени. Учитывая данные китайских хронистов того времени, можно высчитать, что эта вспышка имела место в 5/4 годах до н.э.

Совпадение орбит планет
В начале XVII века знаменитый астроном Иоганн Кеплер выдвинул следующую гипотезу:
Наблюдая за совпадением орбит Юпитера и Сатурна в созвездии Рыб, он вдруг заметил, как на небе вспыхнула новая сияющая звезда, имеющая странную окраску. Кеплер предположил, что именно эту яркую и сияющую звезду, вернее – кажущуюся звезду, видели волхвы.
Уже позже ученые обратили внимание на то, что о соединении Юпитера и Сатурна как о Мессианском соединении писали и еврейские мудрецы.

Символика планет исследователям сегодня хорошо известна. Считалось, что созвездие Рыб покровительствует Сирии и Палестине, а кроме того, именно этому созвездию приписывали указание на последние, апокалиптические, времена. Сатурн был планетой Палестины, а Юпитер был царской планетой, предсказывающей рождение великого и гениального царя-политика. Таким образом, когда Сатурн встречался с Юпитером в созвездии Рыб, это могло означать (и это, безусловно, поняли бы астрологи-профессионалы), что Правитель последних времен рожден в Палестине. Это «великое соединение», как называют его астрономы, происходило на протяжении 9 месяцев. Началось оно в апреле и достигло интенсивности к октябрю. После этого планеты начали друг от друга отдаляться, и к ним приблизился Марс. Планета Марс – враг иудеев, что для внимательного ума может указывать на преследования и гонения, воздвигнутые против Мессии Иродом.

В этой догадке все хорошо и все совпадает с Евангельским рассказом, если бы не одно «но»: современные астрономы на основании расчетов показывают, что это сближение орбит планет не могло быть настолько хорошо видимо зрителям с Земли, чтобы привести к каким-то глобальным выводам. Впрочем, астрологи Персии (если это были они) вряд ли обращали внимание на то, какой величины было это свечение. Совпадение орбит планет – было, это они увидели. И этого было достаточно, чтобы тронуться в путь.

В последнее время появилась еще одна гипотеза, которая Вифлеемскую звезду связывает с подобным небесным явлением – совпадением орбит планет. Только планеты эти –Венера и Юпитер. И это сближение было видно землянам с 12 августа 3 года до н.э. Интересно, что через полтора года это свечение находилось в зените над Вифлеемом в созвездии Девы.
Если бы не дата смерти Ирода (4 год до н.э.), это было бы самое подходящее небесное явление.

Рассказ Матфея о том, что звезда, которую видели [волхвы] на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец (Мф. 2:9), также может быть легендарным. В этом рассказе о движущейся звезде есть намеки на комету Галлея, которая всех устрашала за несколько лет до Рождества Иисуса. Возможно, Евангелист ввел эту подробность, чтобы оживить свой рассказ, подчеркнуть, в противовес статичности, внутреннюю динамику происходящего.

Пещера
Была ли Рождественская пещера?
Это интересный вопрос. Евангелисты ничего о пещере не сообщают. В том числе и Лука, который рассказывает о Рождестве Христа подробнее других:
Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице (Лк. 2:4-7).
Впервые версия о пещере появляется в трудах св. Иустина Философа (ок. 100–165). В это же время (середина 2-го века) эта версия описана в апокрифе «Первоевангелие Иакова». Интересно, что в «Первоевангелии Иакова» уход в пещеру происходит не потому, что Марии не нашлось места в гостинице, а потому, что Иосиф хотел скрыть позор ее внебрачной беременности: «И прошли половину пути, и сказала ему Мария: сними меня с осла, ибо то, что во мне, заставляет меня идти. И он снял ее с осла и сказал ей: куда мне отвести тебя и скрыть позор твой? Ибо место здесь пустынно. И нашел там пещеру, и привел ее, и оставил с ней сыновей своих, и пошел искать повивальную бабку в округе Вифлеема».

Чтобы понять текст Луки, нужно сделать следующие пояснения: У него сказано, что Мария спеленала младенца и положила его в ясли потому, что им не нашлось места в гостинице. Надо заметить, что слово, переведенное у нас как «гостиница» (греч.: каталума), у самого Луки, да и вообще в античном греческом языке, означает нечто иное: комнату для гостей. В таком смысле говорится об этом в Лк. 22:11. А, рассказывая притчу о Милосердном самарянине, Лука для обозначения гостиницы, в которую израненного еврея доставил самарянин, использует другое слово.
Таким образом, скорее всего речь идет не о том, что не в гостинице нашлось для Марии места, а в гостевой комнате.
Получается, они были в доме? Тогда откуда ясли – кормушка для скота? Дело в том, что у евреев скот находился в том же доме, в котором жили люди, только на первом этаже. А на втором обычно располагались жилые комнаты.
Вполне вероятно, что наверху места для Марии не нашлось и роды прошли внизу, в помещении для скота. В Вифлееме многие старые здания возведены над пещерами в известняковых скалах. Нередко дома, стоящие на склоне, имеют своим первым этажом пещеру, вход в которую – на уровне улицы. Многие такие помещения имеют каменные кормушки, или ясли, вырезанные в скале, а также железные кольца, чтобы можно было привязать животных. Эти пещеры, совершенно такие же, как пещера Рождества, использовались для содержания животных вплоть до середины XX века.
Археологические исследования показывают, что в 1-м веке пещера, почитаемая с древнейших времен как пещера Рождества, находилась на окраине города. То есть, скорее всего, не было пустыни, насквозь продуваемой зимним ветром, не было громадины пещеры, зияющей черным зевом… Была окраина небольшого городка и дом, надстроенный над пещерой. Там и родился Спаситель мира.

Пастухи
Мы говорим о наиболее важных деталях рассказа о Рождестве Христовом с точки зрения исторической достоверности этого события. В Евангелии от Луки Новорожденного Христа приветствуют пастухи:
В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях. И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение! Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь. И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях. Увидев же, рассказали о том, что было возвещено им о Младенце Сем. И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи (Лк. 2: 8-18).
Мы не можем ни доказать, ни опровергнуть этот рассказ. В этом отношении нам придется просто либо доверять Евангелисту, либо не доверять…
Поэтому давайте лучше разберемся, что означало явление Ангелов пастухам и какое значение Евангелист Лука придает этому событию.

В это сложно поверить, но пастухи в еврейском обществе считались людьми нечистыми. Они возятся с животными, пачкаются кровью и нечистотами… В Евангелии от Луки пастухи – люди, отверженные обществом. Но именно им дано откровение приветствовать Христа! Приводя эту историю, Евангелист верен себе: он всегда подчеркивает, что Иисус пришел не к сильным мира сего, не к знатным, не к богатым, но к тем, чье сердце готово верить и любить. Только Лука из всех Евангелистов приводит слова Иисуса: Дух Господень на Мне, ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное (Лк. 4:18-19).
Есть и другая причина, по которой Лука упоминает о пастухах. Пастухом был царь Давид, великий царь Израиля, из рода которого происходит Иисус – новый и абсолютный Царь Израиля и всего мира! В 1-й книге Царств (16:11–17:34) мы можем прочитать подробности пастушьей юности Давида. Так, когда Самуил пришел к отцу Давида, Иессею, чтобы поставить его сына царем, он спросил: Все ли дети здесь? – Иессей ответил: Есть еще меньший; он пасет овец (16:11). И снова: Давид возвратился от Саула, чтобы пасти овец отца своего в Вифлееме (17:15).

Пастухи стали символом человечества, измученного, угнетенного… И они первые встречают Христа, Который пришел для всех, и для них – тоже. Наступает новая эра, эра, когда в жизни людей нашего мира грядут перемены…

пастух.jpg

[1] Я привел эти истории по изложению книги: Борг М., Кроссан Д. Д. Первое Рождество. Что на самом деле говорят Евангелия о рождении Иисуса М.: Эксмо. 2009. В этой книге приведены и другие иудейские истории подобного рода.

[2] Имеются в виду обвинения, что Иисус был внебрачным сыном Марии от какого-то римского солдата. Такие сплетни мы находим в книге 2-го века «Правдивое слово»Цельса. Эта книга до нас не дошла, но полемику с этими идеями мы находим в труде Оригена: «Против Цельса».

[3] Борг М., Кроссан Д. Д. Первое Рождество…

[4] Традиционная датировка времени Рождения Иисуса неточна. Счисление, положенное в основание нашей эры, было сделано в 525 году римским монахом Дионисием Малым. Здесь Рождество Иисуса отнесено на год консульства Гая Цезаря и Эмилия Павла, то есть на 754 год от основания Рима. Эта дата ошибочна, так как, например, царь Ирод умер за 4 года до этого. Если принять во внимание астрономические явления (совпадение орбит планет), описанные Евангелистом как чудесная Вифлеемская звезда, то время Рождества Христа можно отнести к 6-му или 5 году до н.э.

[5] Впрочем, не исключено, что Лука просто ошибся в датах. Фактические неточности встречаются в его Евангелии. Так, он объясняет тьму при Распятии Христовом солнечным затмением. Но затмение было в ноябре 29 года, а не на Пасху 30-го или 33 года, когда Христос умер. В Деян. 5: 36-37 Гамалиил говорит о восстании Февды, которое произошло около 44-46 годов, и сообщает, что Иуда Галилеянин явился «после него во время переписи». На самом деле Иуда явился за 40 лет до этого, во время переписи 6 года н.э.

[6] Многие церковные авторы считают, что Евангельские волхвы прибыли в течение второго года после Рождения Христа (Евсевий Кесарийский, блаж. Иероним, Епифаний Кирский). Эта интерпретация отражена в иконографии поклонения волхвов первых веков христианства, где Богомладенец изображен уже немного подросшим. Однако есть авторы, которые считали, что событие поклонения произошло на первой неделе после Рождения Иисуса или чуть позже; например, блаж. Августин с уверенностью называл 13-й день.

[7] Начиная с Оригена существовало представление, что Евангельские волхвы были потомками Валаама, которые из поколения в поколение передавали пророчество в своей среде, пока оно, наконец, не исполнилось в Евангельской звезде Рождества.
  • Юрий Шокин
  • Сергей Сергеев
Вам необходимо войти, чтоб оставлять комментарии