Виновны ли потомки Адама и Евы в их грехопадении в раю и его последствиях. Часть 2

Об отношении рода человеческого к первородному греху в христианском богословии.

Ниже приводится обзор, в котором рассматриваются различные точки зрения (мнения, концепции) об отношении рода человеческого к первородному греху и его последствиям.

2.1. Первая точка зрения: потомки Адама и Евы не имеют личной вины за совершение первородного греха

§1. Все потомки Адама и Евы, не участвуя лично в совершении первородного греха, и, следовательно, не имея за него личной вины, испытывают на себе последствия этого греха, или то зло (то бедствие), причиной которого он является. Иначе говоря, первородный грех является для потомков не виной их, а — бедой их. При этом духовные и физические изменения, произошедшие в естестве (природе) прародителей, передаются потомкам по закону преемственности, или наследования видовых, родовых и индивидуальных качеств родителей. Что касается тяжести последствий первородного греха, включая их распространение на весь род человеческий, то она обусловлена особой тяжестью самого грехопадения прародителей.

§2.
Рассмотрим теперь, что говорится по данному вопросу в православном богословии, а также наши комментарии к этому.

а) Архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) (1805-1866) в «Православном догматическом богословии» отмечает, что «всеобщая виновность есть следствие преступления Адамова» (2:369). При этом потомки здесь виновны за «наследственную порчу природы» (2:372), или уклонение к греху, а не за сам первородный грех. А наследственный грех Адама является для потомков только их «болезненным состоянием», а «не в собственном смысле грехом», т.к. грех есть «свободное нарушение закона (1Ин. 3:4)» (2:373).

По мнению архиепископа, поскольку мы рождаемся с расстроенной природой, то это не может быть приятно Богу, и мы являемся чадами гнева Божия (см. Еф. 2:3) (2:372,373). По учению Священного Писания порча Адамова перешла на весь род человеческий, который подвергся нравственно-физической порче, переходящей от одного к другому путём естественного рождения (2:359). «Это учение о порче Церковь всегда принимала за истину непреложную и хранила оное» (2:369).

Вот как толкует архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) слова апостола Павла: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5:12) — «Итак смысл всего стиха есть следующий: “по действию одного человека греховность вошла в мир и греховностью смерть, и таким–то образом смерть перешла на всех человеков, потому что все стали расположены ко греху”» (2:357).

Аналогично этому рассуждают и другие авторы, например: «Толкуя выражение апостола Павла: как одним человеком грех вошел в мир и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили (Рим. 5:12), он (святитель Иоанн Златоуст — П.Д.) раскрывает его этический смысл: смерть, войдя в жизнь людей через грех одного человека, Адама, распространилась на всех людей, которые, хотя и не согрешили, но унаследовали от Адама смертность» (протоиерей Николай Погребняк) (23:163); «Слова апостола Павла “непослушанием одного человека сделались многие грешными” (Рим. 5:19) отцы толкуют не в юридическом, но … в медицинском смысле. Имеется в виду, что заболело человеческое естество. Святитель Кирилл Александрийский объясняет: “Поскольку он (Адам) впал во грех и подвергся тлению, в плотскую часть человеческой природы вторглись с тех пор наслаждения и нечистота, и родился в наших членах их жестокий закон. Итак, естество заболело грехом из-за преслушания одного, то есть Адама; и многие оказались грешными не потому, что они совершили преступление вместе с Адамом (ибо их тогда не было), но потому, что им свойственно его естество, подпавшее закону греха … В Адаме человеческое естество заразилось тлением из-за его преслушания, и в него проникли страсти”. В другом месте тот же отец использует образ корня. Смерть напала на весь человеческий род, начиная с Адама, “подобно тому как если у растения пострадал корень, то неизбежно увянут и все его побеги”» (митрополит Иерофей (Влахос) (24:33,34).

Таким образом, здесь потомки Адама и Евы не виновны в собственно прародительском грехе. Вина потомков заключается в неугодной Богу расстроенности их духовно-физической природы, с которой рождаются все люди, и которая передаются преемственно (наследственно) от родителей к детям.

б) Архимандрит Антоний (Амфитеатров) (1815-1879) в «Догматическом богословии Православной Кафолической Восточной Церкви» рассуждает аналогично. Он говорит, что человек после первородного грех стал «удобопреклонен более к злу, нежели к добру, и потому естественно подлежит суду и гневу Божию» (21:121). Иначе говоря, человек виновен не в совершении первородного греха, а в его последствии — наследственной греховной природе, которая «называется различными именами: грехом, законом греховным, ветхим человеком и пр.» (21:121,122).

Поэтому и необходимо Крещение младенцев для очищения от «первородного греха, получаемого от родителей» (21:123), «который есть не что иное, как следствие или продолжение в нас падшего состояния прародителей» (21:122,123). При этом «остатки греха первородного или семя тли есть и в возрождённых людях» (21:125). «Грех первородный вменяется человеку … но не как личный грех Адама, а как следствие его», как «действительная порча природы нашей» (21:127).

г) Митрополит Макарий (Булгаков) (1816-1882) в
«
Православном догматическом богословии» рассматривает отношение потомков к первородному греху аналогично предыдущим авторам. «Адам ... сделался, — говорит он, — лично виновным перед Богом, а мы лично не согрешили с Адамом, но сделались в нем и чрез него грешниками (непослушанием одного человека сделались многие грешниками, Рим. 5:19), получая от него греховное естество, и являемся на свет по природе чадами гнева Божия (Еф. 2:3)» (4:493). При этом «под именем прародительского греха в самих прародителях разумеется и грех их, и вместе то греховное состояние их природы, в которое вошли они через этот грех; а в нас, их потомках, разумеется собственно одно греховное состояние нашей природы, с которым и в котором мы рождаемся. Такое понятие внушает Православная Церковь, когда говорит в своем православном Исповедании: “поелику в состоянии невинности все люди были в Адаме; то как скоро он согрешил, согрешили в нем и все и стали в состояние греховное (ч. 1, отв. на вопр. 24)”» (4:493,494).

Таким образом, слова «согрешили в нем и все» означают не личный грех и, соответственно, вину за него, а наследственное «греховное естество» и вину за это, которые изглаживаются крещением. Крещение «очищает собственно греховность нашей природы, наследуемую нами от прародителей; что через крещение мы … перестаем быть естеством чадами гнева Божия, то есть виновными пред Богом» (4:494).

Иначе говоря, здесь вина потомков заключается не в их участии в совершении первородного греха, а в его последствиях в них, то есть в «греховном состояние их природы».

д) Епископ Сильвестр (Малеванский) (1828-1908) в «Опыте православного догматического богословия» пишет, что первородный грех, — являющейся греховной порчей (22:443), — переходя от Адама на всех потомков, по апостолу есть «некое живое греховное начало, которое живет в плоти … до самой смерти» (22:432). «С сим грехом мы и зачинаемся в утробе матери и рождаемся» (22:460). Далее епископ Сильвестр (Малеванский) указывает на то, что знаменитейшие отцы и пастыри церкви четвертого века «прямо указывали на зачатие и рождение, как на общий для всех проводник прародительской порчи, поясняя при сем, что мы … через зачатие и рождение становимся приемниками Адамова естества, делаемся вместе с сим приемниками и его греха, так как зачинаемся и рождаемся во грехе» (22:451,452).

Слова «приемниками и его греха», как очевидно, означают здесь не приемников нарушения заповеди Божьей в раю, а приемников последствий этого нарушения — прародительской порчи. Поэтому потомки не могут являться виновными в совершении греха прародителями, нарушившими заповедь в раю.

е) Протоиерей Николай Малиновский (1861-1917) в «Очерке православного богословия» высказывает те же мысли, что и рассмотренные выше авторы православных богословий. В частности, он говорит: «Все рождаются ... с греховным наследственным повреждением своей духовно-телесной природы, и потому — чадами гнева Божия по естеству (Еф. 2:3), то есть виновными пред Богом за свою прирожденную греховность. Эта прирожденная греховность, путем рождения переходящая от предков к потомкам, вместе с виновностью или ответственностью перед судом правды Божией за эту прирожденную греховность природы, известна под именем греха первородного или прирожденного.

За этот грех все потомки Адама находятся под действием гнева Божия, осуждены на болезни, скорби, на смерть временную и вечную … Но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама и вменении им в вину этого действия, а в греховном состоянии природы, с которым и в котором рождаются все люди, или в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех как некоторое живое начало, с силою влекущее к совершению личных грехов, вместе с виною или осуждением его в Адаме» (15:327,328. Кн. 1);

«Грех первородный вменяется человеку. Все люди рождаются не только с наследственною греховною поврежденностью своей природы, но и виновными пред Богом за свое греховное состояние … Наследственная порча наказывается правдою Божией, ибо лишает человека благ царства Божиего … По действию одного поступка Адамова распространилось осуждение на всех, ибо все стали грешными … Все люди, как грешники, остаются без прославления Богом и, следовательно, находятся под действием осуждения или гнева Божиего … Всем этим ясно предполагается вменяемость в вину человеку наследственной греховности» (15:333,334. Кн. 1);

«А так как каждыый из потомков Адама наследует от Адама зараженную грехом природу, то на природе каждого из них должно тяготеть и осуждение или гнев Божий. Но, конечно, до проявления сознания и свободы в человеке, эта греховность остается только свойством природы, не проявляется в личных грехах; поэтому дна ней собственно и тяготеет осуждение Божие, есть вменение природе, но не личности, ибо нет до этого времени личных преступлений…» (15:335).

Таким образом, осуждение Божие здесь распространяется не на личность и её личные грехи, а на заражённую грехом природу, которая даётся каждому человеку. Однако, как как следует отметить, — даётся принудительно, без его ведома и согласия.

ж) Архимандриты Алипий (Кастальский — Бороздин) и Исайя (Белов), в «Догматическом богословии»
говорят: «Православная Восточная Церковь под первородным грехом всегда понимала то “семя тли”, ту наследственную порчу природы и склонность ко греху, которую все люди получают от Адама посредством рождения. Зачатие и рождение — канал, по которому передается прародительская порча … Православию чуждо представление о том, что потомки Адама несут личную ответственность за грех прародителей, как за свой собственный грех ... Православному Востоку всегда был чужд западный юридизм, и первоначальный грех рассматривался прежде всего, как порча природы, а не как грех, в котором повинны все люди. Однако и восточные отцы не отрицали, что мы несем наказание за преступление Адама, хотя и не так, как за свои личные грехи …

Первородный грех вменяется двояко — всякий человек, обладающий природой падшего Адама, подлежит смерти и лишается Царства Небесного. Эта печальная реальность кажется многим несправедливой — почему из-за преступления одного человека, Адама, страдают его невинные потомки … Наиболее глубокое решение этого вопроса даёт Апостол Павел, который пишет: “Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие” (Рим. 5:19). Апостол не отвечает прямо на вопрос — справедливо или несправедливо то, что невинные люди страдают за преступление Адама. Он обращает внимание на другое. Христос своим искупительным подвигом устранил всякий повод к недовольству…» (13:249-253).

з) Протопресвитер Михаил Помазанский в «Догматическом богословии» пишет, что «первородный грех понимается православным богословием, как вошедшая в человечество греховная склонность, ставшая его духовной болезнью» (27:148). То же сказано и в Законе Божьем (42:140).

§3. Приведём ещё несколько цитат по рассматриваемому вопросу из известных православных источников:

Послание патриархов восточно-кафолической церкви о православной вере (Послание восточных патриархов): «Веруем, что первый человек, сотворенный Богом, пал в раю в то время, когда преслушал заповедь Божию, последовав коварному совету змия, и что отсюда распространился прародительский грех преемственно на все потомство так, что нет ни одного из рожденных по плоти, кто бы свободен был от того бремени и не ощущал следствия падения в настоящей жизни. А бременем и следствием падения мы называем не самый грех, как то: нечестие, богохульство, убийство, ненависть и все прочее, что происходит от злого человеческого сердца, в противность воле Божией, а не от природы (ибо многие Праотцы, Пророки и другие бесчисленные, как в Ветхом, так ив Новом Завете, мужи, также божественный Предтеча и преимущественно Матерь Бога Слова и Приснодева Мария, были непричастны как сим, так и другим подобным грехам), но удобопреклонность ко греху и те бедствия, которыми Божественное правосудие наказало человека за его преслушание, как то: изнурительные труды, скорби, телесные немощи, болезни рождения, тяжкая до некоторого времени жизнь на земле странствования, и напоследок телесная смерть»;

Полный православный богословский энциклопедический словарь: «Первородный грех в потомках прародителей не тождественен с грехом самих прародителей. Адам, нарушив заповедь Божию, совершил личное греховное действие и подвергнул в греховное состояние и свою богосозданную природу, но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии и Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама, а в греховном состоянии природы, в котором рождаются люди, в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех … вместе с виною или осуждением его в Адаме» (29:690,691);

Православная энциклопедия: «Грех первых людей и его последствия блж. Августин назвал “первородным грехом” — это породило значительные расхождения в понимании того, что совершили Адам и Ева и что унаследовал от них человеческий род. Одно понимание привело к тому, что всем людям стали приписывать преступление прародителей как личный грех, в котором они виновны и за который несут ответственность. Однако такое понимание первородного греха входит в явное противоречие с христианской антропологией, согласно которой человеку вменяется в вину лишь то, что он, как личность совершит свободно и сознательно. Поэтому, хотя грех прародителей и оказывает прямое воздействие на каждого человека, личная ответственность за него ни на кого, кроме самих Адама и Евы, не может быть возложена» (М.С. Смирнов) (40:348);

Закон Божий: «Но дети Адама и Евы не были повинны в их преступлении и не могли сознать себя преступными только на том основании, что их родители были преступниками» (протоиерей С. Слободской) (28:135).

§4. Таким образом, из-за тяжести греха Адама и Евы весь род человеческий отпал от Бога. Естество и природа человека, искаженные грехопадением и содержащие семя тли [1], передаются от родителей к их детям, в соответствии с законом преемственности при рождения, по которому рождаемый подобен рождающему. «Рожденное от плоти есть плоть (Ин. 3:6 — П.Д.), то есть человек, родившийся от плотского, греховного человека, по своей природе остается таким же плотским, греховным человеком, как и родивший. Греховная порча передается наследственно путем греховного рождения от поколения к поколению» (протоиерей Николай Малиновский) (15:330,331. Кн. 1).

В Священном Писании сказано: «О, что сделал ты, Адам? Когда ты согрешил, то совершилось падение не тебя только одного, но и нас, которые от тебя происходят» (3Езд. 7:48); «преступлением одного всем человекам осуждение» (Рим. 5:18). Иначе говоря, все люди осуждены, или обречены, на принудительное принятие греховного естества при рождении. При этом применение особой меры наказания в отношении потомков является закономерным следствием прародительского греха.

§5. Здесь возникает вопрос: если мы несём наказание не за свои личные грехи, то за чьи именно, и какое наказание? Ответ достаточно очевиден: наказание мы несём за грех прародителей и в виде его последствий в нас. Тогда возникает, как уже говорилось ранее, другой вопрос: если в нас нет личной ответственности за грех прародителей и вины за него, то почему мы вообще несём наказание? Ведь личное наказание, казалось бы, должно быть всегда связано с личным грехом?!

Ответ нам предоставляет Священное Писание. В нём неоднократно повествуется о том, что, с одной стороны, грех связан с определенным наказанием за него, как причина со своим следствием
[2]. С другой стороны, как отмечалось выше, наказание данного человека за его личный грех иногда может быть связано со страданиями, бедствиями или проклятием других людей. Также за грех одних людей могут быть наказаны и другие люди, которые могут даже и не являться близкими родственниками первых. Иначе говоря, наказание личности не всегда связано с её личным грехом и её виной (примеры этого приведены в сноске 146).

В Писании прямо сказано о наказании детей за грех (вину) их отцов, например: «Господь, Бог ... наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх. 34:6,7); «А оставшиеся из вас … за беззакония отцов своих исчахнут» (Лев. 26:39); «Готовьте заклание сыновьям его за беззакония отца их…» (Ис. 14:21); «Ты… за беззакония отцов воздашь в недро детям их после них…» (Иер. 32:18); «Отцы наши грешили: их уже нет, а мы несем наказание за беззаконие их» (Плач. 5:7); «И, поистине, многи и праведны суды Твои — делать со мною по грехам моим и грехам отцов моих...» (Тов. 3:5).

При этом, в соответствии с Исх. 20:5 и Втор. 5:9, наказанию за вину отцов подвергаются те дети, которые ненавидят Бога, о чём писалось ранее. В Библии также указывается, что каждый будет отвечать за свои преступления: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление» (Втор. 24:16); «каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет» (Иер. 31:30); «Вы говорите: “почему же сын не несет вины отца своего?” Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив. Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез. 18:19,20).

По мнению иеромонаха Анатолия, (Берестова): «Мы все в этой жизни связаны единой жизненной цепочкой. Грех одного человека порождает и грехи, и последствия грехов — страдания, болезни, смерть других людей. К тому же человек уже часто рождается с болезнями — последствием грехов родителей, бабушек, дедушек, прадедушек т. д. Совершенно очевидно, что грехи одних людей приводят к тяжелым последствиям для здоровья всей последующей жизни и других людей. Вспомните, грехи одного человека, скажем Ленина, Гитлера, Сталина, приводили к страданиям многих и многих миллионов, десятков и, может быть сотен миллионов людей. И посмотрите, когда мы совершаем какой-то грех, от греха этого могут страдать совершенно незнакомые нам люди порой за тысячи километров от того места, в котором мы живем…» (26:47).

Таким образом, как следует из Священного Писания, наказание личности может быть и без личного греха. Вообще, между грехом и наказанием, с одной стороны, есть однозначная причинно-следственная связь: за грехом следует наказание (см. сноску 142). С другой стороны, между грехом и наказанием нет взаимно-однозначной связи: наказание может быть и без непосредственного греха. Что же касается вины личности, то она может вменяться только за личные свободные и сознательные поступки.

По вопросу термина «наказание» М.С. Иванов в «Православной энциклопедии» разъясняет, что «“наказание детей за вину отцов” (Исх. 20:5) не следует понимать юридически. В библейском тексте посредством слова “наказание” констатируется лишь тот факт, что последствия греха не только сказываются на природе того, кто этот грех совершает, но и распространяются на весь человеческий род (первородный грех) или на отдельный род (остальные грехи)» (40:336. См. статью «Первородный и родовой грех»).

2.1.1. Варианты первой точки зрения

Представленные выше мнения
о невиновности потомков в совершении первородного греха можно разбить на две группы:

а) потомки, не имея вины за первородный грех, виновны в одном из его следствий — своём наследственном греховном состоянии;

б) потомки, не имея вины за первородный грех, не виновны и в своём наследственном греховном состоянии.


Рассмотрим эти варианты (группы) мнений. В начале приведём слова протоиерея Н. Малиновского, раскрывающие суть концепции виновности потомков в своем наследственном греховном состоянии. «Все рождаются ... с греховным наследственным повреждением своей духовно-телесной природы, и потому — чадами гнева Божия по естеству (Еф. 2:3), то есть виновными пред Богом за свою прирожденную греховность … Но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама и вменении им в вину этого действия, а в греховном состоянии природы, с которым и в котором рождаются все люди, или в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех как некоторое живое начало, с силою влекущее к совершению личных грехов, вместе с виною или осуждением его в Адаме» (15:327,328. Кн. 1).

Согласно протоиерею Николаю Малиновскому, поврежденная духовная природа человека (повреждение сердца, ума и воли), или прирожденная греховность его природы (наследственная порча природы, прирожденное греховное естество), то есть наклонность к греху (греховная склонность), является одним из наказаний как прародителей, так и их потомков «со стороны правды Божий за грех (прародителей — П.Д.)» (15:317-320. Кн. 1).

Однако, данное состояние потомков, являющееся Божьим наказанием за вину прародителей, не может одновременно являться и собственно виной перед Богом, требующей дополнительного наказания, так как нельзя наказывать только за собственно предыдущее наказание. Иначе говоря, греховное состояние, характеризуемое уклонением к греху, — это следствие гнева Божьего в отношении греха прародителей, и оно не может являться одновременно с этим и причиной гнева Божьего в отношении их потомков. Кроме того, поврежденная природа дается потомкам при их зачатии без их ведома (согласия, участия) и, вследствие этого, а также с учетом вышесказанного, не может быть вменена им в вину.

Святой Ириней Лионский говорит об этом так: «…делающие добро получат славу и честь, потому что делали доброе, хотя могли и не делать оного; а не делающие подвергнуться праведному суду Божию, потому что не делали доброго, тогда как могли делать оное. А если бы некоторые по природе были добры, а другие злы, то ни добрые не заслуживали бы похвалы, ибо они таковыми устроены, ни те не были бы достойны порицания, ибо они так созданы» (цит. по 56:103). «Зависящее от природы, — говорит святой Ефрем Сирин, — непреложно, оно не заслуживает ни почестей, ни наказаний; никто никогда не был обвиняем в том, что он бел или черен, велик или мал ростом, потому что сие не в нашем произволении. А в нашем произволении наказания и почести; потому что для сего есть потребность в том и другом, как в нашей воле и хотении, так в Божием содействии и защите…» (25:396). Аналогичного мнения (о не вменении в вину необходимых явлений в человеческом роде) придерживается, и сам протоиерей Николай Малиновский: «Признавать, в частности, седалищем греха тело или плоть значило бы ... усвоить ему значение зла физического как явления естественного и притом необходимого в человеческом роде, а отсюда — невменяемого (выделено — П.Д.)» (15:342. Кн. 1).

Иными словами, потомки не могут нести ответственность за свою греховную природу, если она является необходимым аспектом (атрибутом) человека и даётся
ему принудительно, без его воли и согласия. Они ответственны лишь за проявления этой греховности в виде личных грехов, уже зависящих, в том числе, и от них самих. Таким образом, как уже говорилось, греховная природа потомков является не виной их, а бедой их.

При этом из Еф. 2:3 не следует виновность перед Богом за прирожденную греховность, как это указывается в (15:327. Кн. 1). Слова «и были по природе чадами гнева...» в Еф. 2:3 не означают, что гнев Божий распространяется именно на потомков Адама за их греховную поврежденность природы. Они означают, что на потомков распространяется не собственно гнев Божий, а последствия Его гнева на прародителей за нарушение ими в раю заповеди Божьей. Последствия — в виде определенного состояния природы потомков, заключающегося в уклонении к греху, и передающегося им по закону преемственности при зачатии (зарождении). Именно поэтому и названы потомки «по природе чадами гнева» в Еф. 2:3.

В связи со сказанным, отметим еще раз, что поврежденная природа человека является Божьим наказанием за вину прародителей и не может являться самостоятельной наказуемой виной их потомков перед Богом.

2.2. Вторая точка зрения: все потомки Адама и Евы лично виновны в совершении первородного греха

§1.
Несостоятельность такой точки зрения обоснована выше (см. раздел 2.1. Первая точка зрения: потомки Адама и Евы не имеют личной вины за совершение первородного греха). Добавим сюда следующие рассуждения.

Исходя из данной точки зрения, распространение последствий первородного греха, — включая смертность, тленность, страстность, — на всех потомков объясняется именно их виной в этом грехе. Однако все подверглись смерти, тленности и страстности не потому, что виновны и согрешили в Адаме, а по закону преемства при рождении (закону наследственности), которым Бог наделил все живые существа и согласно которому рождаемый является подобным рождающему. Т.е. от льва рождается лев, от человека — человек; в более общем виде: от млекопитающего — млекопитающее, от теплокровного — теплокровный; в предельно общем виде: от смертного — смертный. Ибо рождение «состоит в том, что из существа, рождающего выводится рождаемое, подобное по существу» (святой Иоанн Дамаскин) (7:88). Иными словами, «способность же к рождению — это — рождать из самого себя, то есть из собственной сущности, подобного по природе» (святой Иоанн Дамаскин) (7:88). Или «по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от поврежденного страстям рождается страстный, от грешника — грешник (святитель Григорий Нисский), равно как от раба — раб же (святитель Иоанн Златоуст)» (22:452).

Таким образом, смертность, тленность и страстность естественным путём передаются от родителей к детям [3]. И как только прародители в результате грехопадения обрели данные качества, в то же самое мгновение и все их потомки, не принимавшие никакого личного участия в этом грехопадении, могли рождаться только смертными, тленными и страстными.

§2.
Святитель Иоанн Златоуст при толковании слов: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7), говорит: «Итак, пророк хочет сказать, что грех, овладевши нашими прародителями, как бы проложил себе дорогу и путь по нисходящим поколениям. Все это научает нас, что … природа заражена склонностью к падению под влиянием страстей; однако, может побеждать ум при содействии труда. Пророк не обвиняет здесь брака, как некоторые безумно предположили, поняв в этом смысле слова: “в беззакониях зачат”; но указывает на совершенное прародителями первоначальное грехопадение … Если бы они, говорит, не согрешили, то не получили бы в возмездие смерти … Но так как они согрешили, то были преданы тлению; сделавшись тленными, породили подобных себе детей; а вместе с подобием этим последним достались в удел: страсть, страх и похоть» (цит. по 32. См. толкование на Пс. 50:7).

Подобным образом рассуждает и блаженный Феодорит Кирский: «пророк хочет сказать, что грех, возобладав над нашими прародителями, в роде нашем продолжил себе некий путь и стезю. Сие говорит и блаженный Павел: единым человеком грех в мир вниде, и грехом смерть, в нем же вси согрешиша (Рим. 5:12) … Все же это научает нас, что сила греха не есть сила естественная (а если бы действительно так было, то мы были бы свободны от наказания); но что естество, смущаемое страстями, склонно к падению. Посему не брак обвиняет Пророк, как предполагали некоторые, и беззаконием называет не брачное общение, как неразумно полагали иные, в таком именно смысле понимая слова: в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Напротив того, выставляет он на вид то беззаконие, на которое древле отважились прародители человеков, и говорит, что оно соделалось источником сих потоков, то-есть, если бы они не согрешили, то не подпали бы и смерти в наказание за грех … Но поелику прародители согрешили, то преданы они тлению; а сделавшись тленными, таковых родили и детей; и их, как тленных, сопровождают вожделения и страх, удовольствия и скорби, гнев и зависть» (цит. по 32. См. толкование на Пс. 50:7).

Святитель Феофан Затворник, при толковании Рим. 5:12,15,16, пишет: «Раньше Апостол говорил, что весь мир повинен гневу Божию, потому что все согрешили, а здесь объясняет, откуда произошла такая всеобщая греховность. Она началась с Адама. Смерть с грехом была связана первоначально определением Божиим. Дав заповедь Адаму, Бог сказал: как только согрешите, то умрете, или подпадете закону смерти. Они согрешили и подпали ему. После этого и дети рождались повинными тому же закону смерти. И вошла, таким образом, смерть в мир, по причине первого греха прародителей, ибо в нем все согрешили. Что Адам был родоначальников греха и смерти, Апостол показывает наглядно в следующих (13-14) стихах ... В Адаме, по естественной необходимости и не согрешая подобно ему, все подлежали закону смерти ... В Адаме все осуждены на смерть за одно его преступление» (30:344,345).

По мнению протопресвитера Иоанна Мейендорфа: «Святые отцы (особенно четко это можно проследить у Иоанна Златоуста, Григория Паламы, блаженного Феофилакта) отождествляют наследие грехопадения с наследованием, по сути дела, смертности, а не греховности; греховность видится лишь производной от смертности. Блаженный Феодорит, упоминая слова 50-го псалма: во грехе родила меня мать моя, — отмечает, что это относится к общему греховному состоянию смертного человечества: “Сделавшись смертными, Адам и Ева зачали смертных детей, а смертные существа по необходимости подвластны страстям и страхам, радостям и печалям, гневу и ненависти”» (цит. по 23:158).

Таким образом, слова «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7), не говорят о какой-либо вине потомков за грех прародителей. Они говорят о тех изменениях в прародителях, которые произошли в их естестве после грехопадения, и которые передаются их потомкам по закону преемственности. Иначе говоря, эти слова означают зачатие и рождение с греховною природой, т.е. рождение смертным, подверженным тлению и страстям, а также с уклонением к греху и его следствию — злу, в связи с беззаконием прародителей.

Поместный Собор в Карфагене в 252 г. из 66-ти епископов, под председательством святого Киприана, постановил: «Не возбранять [Крещения] младенцу, который, едва родившись, ни в чем не согрешил, кроме того, что, происшедши от плоти Адама, восприял заразу древней смерти чрез самое рождение, и который тем удобнее приступает к приятию отпущения грехов, что ему отпускаются не собственные, а чужие грехи» (Св. Киприан Карфагенский. 46. Письмо к Фиду… С. 546).

Поскольку младенцам «отпускаются не собственные, а чужие грехи», то, следовательно, они не могут нести личную ответственность, или иметь личную вину за совершение первородного греха.

§3. С учетом сказанного, слова «в нем все согрешили» (Рим. 5:12) можно толковать следующим образом: Именно в Адаме (точнее, в прародителях) и содержалась та основа телесных качеств, которая передается, по закону преемства — от родителей к их детям. Как только тела прародителей стали смертными и тленными из-за греха, то и все их потомки также могли рождаться только смертными и тленными, т.е. физическая природа человека повредилась. Далее, поскольку «в нем» (в Адаме), или в природе Адама (также, как и Евы), после греха появился внутренний соблазн (уклонение к греху), то и все их потомки могли рождаться только с уклонением к греху, то есть повредилась и духовная природа человека.

Таким образом слова «в нем все согрешили» означают: «в нем все подверглись греховному повреждению (духовному и физическому)» и, в частности, одному из его следствий — физической смерти. О связи греха и смерти в Писании, в частности, говорится: а сделанный грех рождает смерть (Иак.1:15); грех вошел в мир, и грехом смерть (Рим. 5:12); Ибо возмездие за грех — смерть (Рим. 6:23).

Ещё раз отметим, что прародители, вкусив запретные плоды, в наказание за свою вину — нарушение заповеди Божьей, стали смертными, тленными, страстными, т.е. их естеству (их природе) стали свойственны, как безукоризненные немощи, так и укоризненные страсти. После этого, все их потомки, не имея вины за первородный грех, по закону преемственности, при зачатии и рождении также приобретали все эти качества. С учётом того, что природа павших прародителей, виновных в первородном грехе, и природа их потомков, не виновных в этом грехе, одинакова, можно условно сказать, что все потомки как бы тоже вкусили запретный плод, поскольку также приняли, как у Адама и Евы, повреждённую природу [4].

При этом, как уже говорилось ранее, нравственно виновным за грех может быть лишь тот, кто, либо сам совершил этот грех, либо содействовал (соблазном, понуждением, помощью) его совершению другими. Другими словами, участвовал в том или ином виде в совершении греха. Поскольку «ни один из этих потомков (потомков Адама — П.Д.) лично не участвовал в грехопадении своего прародителя» (5:37), или «потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама» (15:328. Кн. 1), то, следовательно, потомки не могут быть виновными в этом, и не могут нести личной ответственности.

§4.
Вообще, попытка принять причинно-следственную связь (закономерность), предполагающую вину потомков причиной перехода на них последствий первородного греха, сталкивается с очень серьезной проблемой. Здесь необходимо обосновать, в чем именно состоит эта вина (грех) потомков. И как именно происходит передача данной вины от родителей, в том числе крещённых, к их детям.

Известное обоснование указанной вины потомков, — по мнению блаженного Августина, — заключается в том, что когда Адам согрешил в лице его жили и действовали определённым образом все его потомки: «“В лице Адама, — говорит Августин, — сосредотачивалась та врожденная сила, от которой и из которой рождаются люди; и в чреслах Адама были все, которые произошли от него впоследствии, так что можно сказать, что в то время, когда Адам согрешил, в лице его были все и все составляли одного человека” (цит. по 5:44,45 — П.Д.). Отсюда, если согрешил Адам, то в лице его согрешили и все потомки, которые жили в нем, — согрешили в тот самый момент, в который согрешил и Адам. Отсюда же грех Адама в одно и то же время может быть назван и чужим грехом по отношению к его потомкам, так как потомки Адама жили в нем и согрешили с ним только еще в зачаточном состоянии, без полного проявления в них разума и свободной воли; но он может быть назван и их собственным грехом, так как все потомки Адама жили в нем в то время, когда он согрешил» (5:44,45).

Хотя, с одной стороны, и можно сказать, с определенной условностью, что все потомки находились в Адаме в состоянии возможного (потенциального) зачатия в будущем, с другой стороны, очевидно, что никто из них не мог находиться (жить) в Адаме в зачаточном состоянии и, тем более, действовать каким-либо образом. Отметим также, что слова «без полного проявления в них (потомках — П.Д.) разума и свободной воли» (5:45) предполагают, что будущие потомки Адама имели возможность частичного проявления разума и воли, а, следовательно, и частичного участия в грехе их прародителя. Однако, нельзя уже сейчас участвовать в грехе и вообще в чем-либо, находясь при этом еще лишь в возможности будущего зачатия.

Поэтому, совершенно непонятно, каким именно образом сторонники виновности потомков в совершении греха в раю, представляют себя лично участниками этого преступления?!


Приведём для сведения изложение данного вопроса в католическом катехизисе: «Как Адамов грех стал грехом всех его потомков? Весь род человеческий в Адаме — “как единое тело единого человека”. Этим “единством рода человеческого” все люди — соучастники Адамова греха, как все — соучастники праведности Христа. Однако передача первородного греха — тайна, которую мы не можем понять до конца. Но из Откровения мы знаем, что Адам получил первородную святость и праведность не для себя одного, а для всей человеческой природы: поддавшись искусителю, Адам и Ева совершили личный грех, но этот грех затронул человеческую природу, которую они передали дальше поврежденной. Всему человечеству грех будет передан путем продолжения рода, то есть путем передачи человеческой природы, лишенной первозданной святости и праведности. Вот почему первородный грех назван “грехом” по аналогии: это грех “полученный”, а не “совершённый”, состояние, а не деяние. Хотя он присущ каждому, ни у одного из потомков Адама первородный грех не носит характера личной вины. Это — лишенность первозданной святости и праведности, но человеческая природа не испорчена полностью: она повреждена в своих природных силах, подвержена невежеству, страданию и власти смерти и склонна ко греху (эта склонность ко злу называется “похотью”). Крещение, давая жизнь благодати Христовой, смывает первородный грех и возвращает человека Богу, но последствия для ослабленной и склонной ко злу природы остаются в человеке и требуют духовной борьбы…

Первородный грех влечет за собой “рабство под властью того, кто овладел упорстввом смерти, — то есть диавола”. Если мы отказываемся принять тот факт, что природа человека повреждена и склона ко злу, мы создаем простор жля серъезных ошибок в области образования, политики, общественной деятельности и нравов.

Последствия первородного греха и всех личных грехов человеческих сообщают миру в целом состояние греховности, которое можно описать словами св. Иоанна: “грех мира” (Ин. 1:29)…

Адам и Ева передали своему потомству человеческую природу, поврежденную их первым грехом, а, следовательно, лишенную первозданной святости и праведности. Эта лишенность называется “первородным грехом”.

В результате первородного греха силы человеческой природы ослаблены, она подвержена невежеству, страданию и господству смерти и склонна ко греху (склонность, называемая “похотью”).

Вслед за Тридентским собором мы считаем, что первородный грех передается вместе с человеческой природой, „не подражанием, но продолжением рода”, и что, таким образом, он „присущ каждому”» (5:98,99,101. См. «Последствия Адамова греха для человечества»).

Заметим, что точка зрения на то, что причиной перехода последствий первородного греха на потомков является их личный грех, по сути дела, основывается на замене однозначной связи греха и наказания за него (полагающей наличие наказания, если есть грех) взаимно однозначной связью (дополнительно полагающей и наличие греха, если есть наказание).

Иными словами, здесь считается, что, помимо обязательного личного наказания, если есть личный грех (вина), существует также и обязательное наличие личного греха, если есть личное наказание. Именно принятие такой взаимной однозначности и обуславливает (инициирует) поиск несуществующего личного греха для объяснения личного наказания, в данном случае перехода последствий первородного греха на конкретных людей, лично не коим образом не участвующих в этом грехе.

См. продолжение.

Цитируемая литература будет приведена в части 3 настоящей статьи.


________________________________________

[1] См. сноску 3.

[2] Господь не оставляет грех без соответствующего наказания:

«Господь сказал Моисею: того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей» (Исх. 32:33); «Если не будешь стараться исполнять все слова закона сего, написанные в книге сей, и не будешь бояться сего славного и страшного имени Господа Бога твоего, то Господь поразит тебя и потомство твое необычайными язвами, язвами великими и постоянными, и болезнями злыми и постоянными; и наведет на тебя все [злые] язвы Египетские, которых ты боялся, и они прилипнут к тебе; и всякую болезнь и всякую язву, не написанную [и всякую написанную] в книге закона сего, Господь наведет на тебя, доколе не будешь истреблен, и останется вас немного, тогда как множеством вы подобны были звездам небесным, ибо ты не слушал гласа Господа Бога твоего. И как радовался Господь, делая вам добро и умножая вас, так будет радоваться Господь, погубляя вас и истребляя вас…» (Втор 28:58-63); «…если я согрешу, Ты заметишь и не оставишь греха моего без наказания. Если я виновен, горе мне!» (Иов. 19:14,15); «Всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние» (Евр. 2:2). См. также, например, Исх. 34:7; Чис. 14:18. Исключением из этого являются отдельные случаи (см. Иез. 33:14 -16). О наказании за нарушение заповедей Божиих говорится, например, в: Лев. 26:14-41; Втор. 8:19,20; 11:26,28; 28:15-68; 30:15,17-19; 31:20,21,29).

О наказании за грех говорили царь Соломон и Иисус, сын Сирахов: «… Стремящийся к злу стремится к смерти своей» (Прит. 11:19); «... Суд над согрешающими следует всегда за преступлением неправедных» (Прем. 14:31); «Не прилагай греха ко греху, ибо и за один не останешься ненаказанным» (Сир. 7:8); «И хотя бы и один был непокорный, было бы удивительно, если б он остался ненаказанным...» (Сир. 16:11).

Об этом также говорится и в других неканонических книгах: «Не пощадит десница Моя грешников…» (3Езд. 15:22); «Горе грешникам и несоблюдающим заповедей Моих! Говорит Господь. Не пощажу их» (3Езд. 15:24,25); «…нечестиво поступать против Божественных законов невозможно ненаказанно, как показывает наступающее за тем время» (2Макк. 4:17).

Примеры конкретного влияния личных грехов на судьбу человека (наказания человека за его грехи) приведены, например, во Второй книге Маккавейской: «На другой день бывшие с Иудою пошли, как требовал долг, перенести тела павших и положить их вместе со сродниками в отеческих гробницах. И нашли они у каждого из умерших под хитонами посвященные Иамнийским идолам вещи, что закон запрещал Иудеям: и сделалось всем явно, по какой причине они пали … доблестный Иуда увещевал народ хранить себя от грехов, видя своими глазами, что случилось по вине падших (2Макк. 12:39-42); «Ибо когда он (Менелай — П.Д.) совершил много грехов против алтаря Господня, которого огонь и пепел был свят, то и получил смерть в пепле (2Макк. 13:8).

О связи грехов с болезнями ясно говорил Иисус Христос: «Потом Иисус встретил его (исцеленного человека — П.Д.) в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14).

«Св. апостол Павел объяснял частые болезни и смерть коринфян как наказание за непочтительное и эгоистическое поведение на вечери Господней. Он также предостерегал христиан против ложного религиозного поклонения, напоминая о внезапных наказаниях, посылавшихся идолопоклонникам в Ветхом Завете» (36:99).

«Во всяком грехе находится вина и наказание, как два червя в испорченном зубе или в трухлявом дереве скрываются. Вины (то есть греха) Бог не хочет, но наказания, действительно, для нас предустановляет, да теми предает нас на измождение (на казнь)» (37:477).

«Грех в самом себе несет болезнь, наказание человеку. Страдания являются следствием грехов. В некоторых страстях причины страданий очевидны, например: в пьянстве, наркомании. В других, особенно душевных, это сложнее заметить, но они поражают человека не менее жестоко. Что только не сделали зависть, самолюбие, алчность и т. д. Не они ли порождают ссоры, вражду, убийства, войны и т. п.?» (38:129).

«На протяжении всего Священного Писания звучит мотив о том, что соматические и психические болезни возникают именно вследствие нарушения нравственных законов. Это открытие подтверждается современными исследованиями в области медицины и психофизиологии. Например, свердловский врач, профессор И.И. Бенедиктов в своей книге “Письма о любви” проводит мысль о том, что качество человеческой любви и физическое здоровье человека во многом зависят от соблюдения конкретных ограничительных норм (или заповедей). И напротив, утверждает он, распущенность и бесконтрольность вполне могут привести к различным заболеваниям: бесплодию, фригидности, аноргазмии и проч. (39:91 со ссылкой на: Бенедиктов И. И. Письма о любви. С. 20).

[3] «Православная Восточная Церковь под первородным грехом всегда понимала то “семя тли”, ту наследственную порчу природы и склонность ко греху, которую все люди получают от Адама посредством рождения. Зачатие и рождение — канал, по которому передается прародительская порча» (13:249).

«Вопрос. Почему не одни первые человеки умерли, но и все умирают? Ответ. Потому что все родились от Адама, зараженного грехом, и сами грешат. Как от зараженного источника естественно течет зараженный поток, так от родоначальника, зараженного грехом и потому смертного, естественно происходит зараженное грехом и потому смертное потомство» (33:34).

«Но как преступивши заповедь, Адам принял в себя закваску зловредных страстей, так и родившиеся от него, и весь род Адамов, по преемству, стали причастниками оной закваски...» (преподобный Макарий Великий. Слово 29, гл. 2.) (цит. по 6:156).

«Но губительные следствия греха, поразившего собою всю природу первых людей, по учению церкви, не ограничились только ими одними, а простерлись и на всех их потомков, которые, преемственно через рождение принимая от них свою природу, вместе с сим наследуют и греховную порчу, получившую название прародительского или первородного греха» (22:443).

«…Зачинаемся и рождаемся во грехе потому, что по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от подверженного страстям рождается страстный, от грешника — грешник, равно как от раба — раб же» (22:452 со ссылкой на святителей Григория Нисского и Иоанна Златоуста).

«Все люди происходят от Адама, согрешившего и осужденного. Поэтому каковыми сделались прародители по грехопадении своем, таковыми являются на свет и все их потомки» (15:327. Кн. 1).

[4] Преподобный Максим Исповедник говорит, что «каждый человек, как потомок Адама, всегда “вкушал от древа познания добра и зла”» (цит. по 20:112). Поскольку потомки реально никак не могли вкусить запретные плоды (т.к. их в то время ещё и не было), то слова о том, что потомки вместе с Адамом и Евой тоже вкусили плоды с дерева познания добра и зла, или что потомки тоже согрешили вместе с прародителями, следует понимать иносказательно, и именно в том смысле, что природа потомков повредилась также, как и природа Адама и Евы, т.е. повредилась таким образом, будто бы потомки тоже участвовали в первородном грехе.

Комментарии

еще одна версия:
бог создал адама и еву с вероятностью их грехоподения, сколько и как долго длилось бы их существование неизвество. Вопрос падения имел только разное время свершения.
Ну это версия от мирского ума, как в духовном плане все это человеку не знать.
 

Информация о записи

Автор
Пётр Д.
Просмотры
236
Комментарии
1
Последнее обновление
Сверху