Главная » Духовная жизнь » О духовном отце » Интервью с духовником священства г. Москвы
Распечатать Система Orphus

Интервью с духовником священства г. Москвы

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (1 голос: 5,00 из 5)

«Батюшка, какого мне цвета обои купить?..»

О том, что такое духовничество и послушание, как правильно начинать духовную жизнь и исповедоваться, нуждаются ли сами священники в исповеди и почему, нашему корреспонденту рассказал протоиерей Георгий Бреев, один из самых уважаемых и многоопытных священников Москвы.

– Отец Георгий, Вы являетесь духовником священства Москвы. Что это за “должность”, почему все священство города исповедуется у одного человека? И исповедуется ли у Вас Патриарх?
– Традиция духовного руководства – духовничества – существует в Церкви извечно. Духовники либо выбирались специально, как это случилось со мною, либо сама христианская жизнь выдвигала их на особое служение в силу того, что к ним тянулись за советом, духовной помощью, как к некоторым монахам в наших монастырях. Священнослужитель, как никто другой, нуждается в частом исповедании: оно помогает должному настрою и мыслей, и чувств, поверке совести Заповедям Господним. Ведь священник, подобно компасу, должен точно определять людям, застигнутым бурею житейских страстей, путь к Вечности, к Богу.
Я получил назначение быть духовником для собратьев-священнослужителей, но не для епископата, тем более, не для Святейшего Патриарха. Его духовником является всем известный и почитаемый архимандрит Кирилл (Павлов) из Троице-Сергиевой Лавры.

– Значит, все священники Москвы исповедуются именно у Вас?
– В силу того, что исповедание грехов является существенным запросом нашей совести и может заявить о себе в любое время, священники чаще всего исповедуются друг у друга. Но так называемые “генеральные исповеди” в Великий Пост, Рождественский Пост, а также “ставленнические” исповеди перед принятием сана проходят у меня.
На ставленнической исповеди духовник должен испытать совесть кандидата на принятие сана – не было ли в его жизни так называемых смертных грехов: убийства или пролития человеческой крови, судимости, наркозависимости, практики оккультизма, принадлежности к иной конфессии, многоженства и других канонических отступлений, препятствующих принятию сана.

– А чем, на Ваш взгляд, объяснить то, что, несмотря на столь строгие требования к людям, принимающим сан, в обществе живет недоверие к священству? Ведь часто люди, приходящие в Церковь, говорят: “Почему я должен доверять этому конкретному священнику, а вдруг он ведет недостойную жизнь?”
– Словами Спасителя – “Жатвы много, а делателей мало” – на все времена выражена правда нашей жизни: духовных делателей всегда не хватало. И этот духовный дефицит будет ощущаться и в дальнейшем. Конечно, к любому священнику требуется неформальное, непрофанное отношение: ведь он – носитель сана. Пропагандировавшаяся многие десятилетия атеистическая идеология трудно изживается в наши дни. И подмечать что-то отрицательное, недолжное в другом человеке – это болезнь нашего духа. Идеальное представление изживает трезвенную рассудительность, в особенности, если звание и положение столь высокое. Но священник – не ангел, слетевший с небес, он такой же человек, как и ты, но промыслительно избранный Господом для служения Богу и людям. Святой Игнатий (Брянчанинов), епископ Кавказский, ставил в прямую зависимость общий духовно-нравственный уровень народа и благочестие тех, кто становится монахом или священником.
Идеалом же для всех является указание Христа Спасителя, назвавшего Своих последователей “ светом мира” и “солью земли”. К этому стремится каждый священник.

– А чем отличается послушание духовнику от принципа абсолютного послушания, принятого во многих сектах?
– Абсолютное послушание – страшно. Оно равносильно самоуничтожению. Оно трансформирует людей в зомбированных особей, утративших Божественный дар личности и свободы. Послушание в христианстве – это, прежде всего, слушание благовествуемых истин и следование им в свободе избранного пути: “Вера от слышания, слышание от проповедающего”, – учит Апостол Павел. “Слушавшийся вас слушает Меня”, – говорит Иисус Христос.

– Заболев, человек часто обращается не к одному, а к нескольким врачам, чтобы более точно определить диагноз. Как лучше поступать: ходить к одному священнику или исповедоваться у разных?
– Из древнейшей истории известно: всегда были искатели божественной мудрости и знания, как жить и спасаться. С этой целью они путешествовали по разным странам, знакомились с разными народами, с учениями многих мудрецов, обращались к аскетам, пустынножителям, но, испытав все, избирали для руководства опытного руководителя духовной жизни и проверяли себя его наставлениями. Учителей и наставников может быть много, но отцом может стать только один священник.

– А как быть, если выбранный однажды духовник очень занят и не может часто исповедовать, уделять много времени? Стоит ли оставаться с ним, или надо искать другого?
– Духовные отношения нельзя измерить количеством времени, уделяемого духовником своим духовным детям, если установился прочный союз взаимопонимания между пастырем и пасомыми. Порой достаточно нескольких проникновенных слов пастыря, с благоговением приемлемых духовными детьми, чтобы в душе все прояснилось. Ведь между их душами существует атмосфера доверия и любви, как в семье, когда дети знают, что их отец всегда с ними. Даже если в данный момент его нет рядом, у них нет чувства одиночества, оставленности. Благодать веры и молитвы роднит разных людей, скрепляет их союзом любви. Но если этого сокровенного единства с духовником нет, тогда вполне возможно обращаться в деле духовного окормления к другим священникам. В духовной жизни, так же как и в семейной, случается, что дети, не получив должного воспитания, подрастая, перестают доверять своим родителям, от которых получили самую жизнь. Они думают, что имеют достаточные знания, чтобы самим решать все проблемы жизни. И, игнорируя опыт самых близких людей, совершают непоправимые ошибки. Сомнения возникают от неутвержденности в вере и от незнания человеческой природы в ее падшем состоянии.
Чаще всего священник основу своего ответа заимствует из Священного Писания. То есть, он говорит не то, что он лично думает или считает, а то, что об этом говорил Сам Бог. А готов ли вопрошающий принять Волю Божию? К сожалению, чаще всего мы ищем исполнения своей воли.

– Обязателен ли для исповеди личный контакт? Можно ли исповедоваться в письмах? А с развитием коммуникативных технологий, еще и с помощью SMS?
– Эта грань четко обозначена самим понятием – Таинство Исповеди. Священник, читая исповедальные молитвы, ставит исповедуемого не перед собою, а напоминает ему: “Вот, чадо, Христос невидимо стоит пред тобою, ты исповедуешься своему Спасителю и Богу. Я же являюсь только свидетелем искренности твоего раскаяния”. Именно Богу открывает исповедующийся тайны своего сердца и ума.
А задача духовника – помочь кающемуся раскрыться сердцем и душою, пробудить веру в неизреченную любовь Божию и воскрешающую силу покаяния. И в то же время утвердить волю кающегося в твердой решимости оставить порочный образ жизни, не творить беззакония.
Эпистолярная же форма всегда избиралась для разрешения трудных вопросов и получения наставлений, но не для исповеди. Любые технологии, включая SMS, должны использоваться по назначению. Да и как может быть сохранена тайна Исповеди, если информация становится доступной любому и каждому. Это – профанация Исповеди: ведь душу кающегося очищает Святой Дух, и Он проявляет Свою Силу отнюдь не через технические средства, которые в данном случае являются подменой Его Силы.

– По каким вопросам необходимо советоваться с духовником? А то некоторые спрашивают: “Поступать ли мне в аспирантуру?”, а иные: “Какого мне цвета обои купить?”
– По своей сути, вопросы, связанные с бытом, не должны ставиться перед священником на исповеди. “Кто поставил Меня разделять ваши имения между вами?”, – с горечью говорил Христос Спаситель. Тяжело сознавать, что в храме Господнем стоят люди у алтаря Господня и вопрошают, кто кому что должен отдать. Это – помрачение ума. “Ищите Царствия Божия и правды Его”, остальное решится само собою.

– Скажите, а часто ли наши исповеди вводят священников в искушение? Где та грань, которую во время исповеди человек не должен преступать?
– Самое тяжелое в служении священников – это принятие исповеди. Редко кто представляет себе, в каком состоянии находится священник после многочасовых исповеданий. Нужно беречь своих духовных отцов, как мы оберегаем своих родителей. Готовиться к исповеди, серьезно настроить, молитвенно согреть свою душу, предварительно примириться с враждующими. Это ваше настроение передается священнику, и ему гораздо легче дать существенное наставление, чем если вы будете ворошить шелуху переживаемых мелочей. Покаяние – это Таинство изменения ума, перерождение души, а не бухгалтерский, формальный отчет о многих согрешениях.

– А бывает, что совершенно неверующие люди, неожиданным даже для Вас образом, все же приходят к вере в Бога, к покаянию?
– Таких примеров не перечесть. Обычно по первым вопросам, задаваемым священнику, становится ясно, что человек впервые переступил порог храма. Такая вереница людей тянется ежедневно. К счастью, все храмы Москвы открыты почти постоянно.
“Не хочу смерти грешника, но еже обратитися ему и живу быти”, – говорит Господь каждому живущему на земле, долготерпеливо снисходя к нам, ожидая обращения из неверия к вере и покаянию. Сколько чудесного приходилось слышать за десятилетия служения в Православной Церкви от разных людей, призываемых Господом!
Расскажу, не называя имен, конечно, об одной, ярко запомнившейся исповеди.
Первый вопрос священника, естественно: “Верите ли вы в Бога и в жизнь вечную?”. “Я не только верую, но и знаю, что есть Бог и жизнь вечная”, – отвечает мне молодая женщина, очень богато одетая. Меня такой ответ удивил, и я спрашиваю: “Отчего у вас такое убеждение?”. И она рассказала:
“Неделю назад я потеряла любимого мужа. За два дня до смерти он рано проснулся, разбудил меня и говорит: “Что это может значить: ко мне сейчас приходил Христос (я явно узнал Его) и сказал: “Послезавтра ты будешь со Мной”?. Стали расспрашивать всех друзей и родственников – никто не мог понять смысл видения. Все сошлись на том, что плохого здесь ничего нет, это просто сон. А через два дня муж срочно уехал в командировку и погиб в автокатастрофе. Если бы он скрыл виденное им, я бы не перенесла страшного горя. Теперь я спокойна. Буду воспитывать детей и готовиться к встрече с ним в вечной жизни”.
Случилось это недавно.
Господь тот же, каким был и есть: наш Спаситель и Бог.

Послушание – это прежде всего стремление слушать и слышать не только умом, не только ухом, но всем существом, открытым сердцем, благоговейным созерцанием духовной тайны другого человека.
Митрополит Сурожский Антоний. “Духовность и духовничество”

Автор: Екатерина Прогнимак

Журнал «Фома» | №7/39 |

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru