Азбука веры » архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)
Система Orphus

Распечатать

Беседы на Евангелие от Марка,

прочитанные на радио «Град Петров»

Беседа № 26

Стократное приобретение (Мк.10:28–31).

28 И начал Петр говорить Ему: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою. 29 Иисус сказал в ответ: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, 30и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной. 31 Многие же будут первые последними, и последние первыми.

«Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие». – «Кто же может спастись?», – вопросили удивленные ученики. Иисус Христос ответил: «Человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу!». Однако, неизбежен и следующий вопрос: Если уж даже те, кто из-за своего богатства не способны войти в Царствие Божие, хотя и могут быть спасены Богом, то какую такую выгоду будут иметь те, кто потеряли на земле всё, раздав свое богатство ради следования Иисусу? Разве в этом случае те, кто приняли призыв Иисуса Христа следовать за Ним, – нищим, по человеческим меркам, – не выглядят, мягко говоря, глупо?

Собственно, об этом и следующий вопрос Петра: «Вот, мы оставили всё и последовали за Тобою». Чтo имеет в виду Петр, разъясняет Евангелие от Матфея, в котором Петр далее говорит: «Что же будет нам?» (Мф.19:27). То есть: «Что мы будем иметь за это?»1). Петр только что видел человека, не внявшего призыву Иисуса «Следуй за мной!». А он, Петр, и его друзья вняли Ему, и вот Петр прямо и откровенно спросил Иисуса, чтo же он и его друзья получат за это. Не слишком ли высока цена ученичества, следования за Иисусом? Всё потерять, и что далее?

«Иисус сказал в ответ: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной».

Вообще говоря, высказывания о щедром вознаграждении за отказ от земных благ были традиционными в иудейской традиции. Но там всегда речь шла о награде за земные страдания, перенесенные ради Закона, о награде праведникам по Закону. Например, читаем у Филона Александрийского: «Сии покинули детей, родителей, братьев и сестер, соседей и друзей, чтобы вместо земного обрести вечное наследие» (Sacr AC 129). Чтo отличает высказывание Иисуса, – это мотивация. Ученик страдает ради Иисуса, а не ради Закона. Эти невзгоды он испытывает уже сейчас, следуя Иисусу.

Да, действительно, цена ученичества в ранней Церкви была очень высокой. Ведь были страшные гонения. И принятие человеком христианства могло повлечь за собой потерю дома, друзей и близких, но вступление в церковь давало ему семью бoльшую, чем та, которую он оставил, а в веке грядущем – вечную жизнь, о которой и спрашивал молодой богатый человек. Его приобретение куда как больше убытка самоотречения!

В устах Иисуса Христа все становится парадоксальным и неожиданным для слушавших Его. Мы слышим о полной переоценке ценностей, происходящей оттого, что суд Божий отличен от суждений человеческих: Первые оказываются последними, последние – первыми. – Считалось, что те, кто не «заслужил», не «заработал» Царствия Божия, в него и не попадет. Вот, например, дети. Они ведь еще ничего не заработали, никаких «заслуг» законной добродетели у них в принципе нет. А Иисус говорит, что именно им, не заслужившим и не заработавшим детям, принадлежит Царствие Божие (Мк.10:13–14). – Казалось бы, что благочестивый и набожный юноша, который исполняет заповеди Закона и стремится в Царствие Божие, просто должен в него попасть. Но на деле он отходит от Иисуса с печалью (Мк.10:22). – Кажется, что богатые и сильные имеют все возможности заслужить Царствие. Но нет: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Мк.10:25). – Ученики Иисуса отдали всё и ничего не приобрели. Это было очевидно всем: все видели, что они – нищие. Но и это не так, ибо они и суть богатые: у них стало намного больше «и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель», а в веке грядущем им достанется жизнь вечная (Мк.10:29–30). – Мы видим одни парадоксы. Но таково уж Евангелие!

Вообще-то нельзя не признать, что обетование Иисуса Христа о «стократном» приобретении «домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной», что это обетование редко способно вызвать энтузиазм и понимание не только у современников Иисуса и Петра, но и у большинства наших современников. Ибо редко кто способен ощутить радость от такой замены любимых и близких обществом христиан, людей, молящихся рядом с тобою в храме, с которыми тебя чаще всего ничто не связывает, кроме того, что мы вместе стоим и молимся по воскресным дням. Таково уж наше христианское общество, столь отличное от того, которое изображено, скажем, в Книге Деяний святых апостолов. Что же остается? Остается только надежда на гарантированную вечную жизнь! Да и та не гарантирована, если мы будем гордиться своей самоотверженностью и добровольной нищетой.

Об этом и предостерегают слова Иисуса Христа. Разумеется, Петр и ученики не должны гордиться тем, что они всё оставили ради Христа и Царствия. Такая похвальба – тоже богатство, выдвижение себя в «первые». Для последователей Иисуса Христа тоже справедливо предостережение: «Многие же будут первые последними, и последние первыми» (Мк.10:31). Ибо «бlжeни ни1щіи дyхомъ: ћкw тёхъ є1сть цrтвіе нбcное. ... Бlжeни кр0тцыи: ћкw тjи наслёдzтъ зeмлю» (Мф.5:3, 5). Слова Иисуса содержат в себе предостережение против всякой гордыни, предупреждение, что окончательное суждение о человеке принадлежит Богу, Который Один знает мотивы человеческого сердца.

Жертвенный путь (Мк.10:32–45)

а) Третье предсказание о смерти и воскресении (Мк.10:32–34; Мф.20:17–19; Лк.18:31–34).

32 Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним: 33вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, 34и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет.

Вот и в третий раз Марк сообщает нам о том, что Иисус возвещает Свои Страсти. Он знал, что в Иерусалиме Он «предан будет первосвященникам и книжникам». Но Он не колебался и не уклонялся от Своего пути. Решительно и целеустремленно Он впереди Своих последователей восходил в Иерусалим, так что все «ужасались и, следуя за Ним, были в страхе». Страх имел основания. Иисус не преуменьшал того, чтo Ему – и им – предстоит испытать:

«Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, чтo будет с Ним: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет».

Три раза предсказывал Он предстоящую Ему участь, и с каждым разом Его предсказания становились все мрачнее, и в них прибавлялись все новые ужасные подробности. Сначала (Мк.8:31) было простое предсказание; во второй раз (Мк.9:31) – указание на предательство, и вот теперь, в третий раз Он уже говорит, что надругаются над Ним, будут бить Его и оплюют Его. Картина как бы все больше и больше проясняется в представлении Иисуса, по мере того, как Он все яснее понимал цену искупления. Совершенно очевидно, что до этого момента ученики еще не знали, чтo произойдет дальше. Они были уверены в том, что Иисус – Мессия, они слышали также от Него, что Он собирается умереть. Но в их представлении эти два момента казались несовместимыми. Ученики были совершенно сбиты с толку, и все же следовали за Ним «в страхе». Они не понимали ничего, кроме того, что они любят Иисуса, и поэтому не могут покинуть Его. Однако, о смысле предсказаний Иисуса о Своих Страстях мы подробно говорили, изъясняя уже Его первое возвещение Страстей в Мк.8:31.

б) Просьба сыновей Зеведеевых (Мк.10:35–45; Мф.20:20–28).

35 Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим. 36 Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам? 37Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей. 38Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? 39 Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; 40 а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано. 41 И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна. 42 Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. 43Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; 44 и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. 45 Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.

«И в третий день воскреснет». Этими словами завершается предыдущая речь Иисуса Христа. Эта перспектива, открывающая взгляд на радостное будущее, дает честолюбивым братьям Иакову и Иоанну повод заранее позаботиться и об их собственном будущем. Ведь Иисус в качестве Сына Человеческого после Своего воскресения станет судить Израиль и все народы. В этом не было сомнений, ибо о Сыне Человеческом в книге пророка Даниила сказано, что «Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится» (Дан.7:14). Поэтому стоило уже ныне обеспечить себе лучшие позиции в грядущем Царстве. После победы Иисуса и после полного триумфа сыновья Зеведеевы хотели быть Его главными министрами2). Оттого они «и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим. Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам? Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей». Иисус ответил им отрезвляющими словами: «Не знаете, чего просите!». – Незнание и слепота!

Своей просьбой сыновья Зеведея показали, что они до сих пор не поняли, что путь их Учителя уже сейчас, сейчас ведет в страдания! – «Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?»

Иисус употребляет здесь два образа, символизирующие страдания.

Чаша в античности могла означать как благую, так и злую участь. По иудейскому обычаю царь подавал на пирах чаши своим гостям. И чаша стала в Ветхом Завете метафорой для жизни, которую Бог ниспосылает людям. «Чаша моя преисполнена», – сказал псалмопевец (Пс.22:5), когда он говорил о счастливой жизни и о счастливых переживаниях, ниспосланных ему Богом. Но чаще в Библии чаша означает несчастье и погибель, Суд Бога над беззаконниками. Так в Псалме 74-м:

«Ибо чаша в руке Господа, вино кипит в ней, полное смешения, и Он наливает из нее. Даже дрожжи ее будут выжимать и пить все нечестивые земли» (Пс.74:9).

Так и пророк Исаия, размышляя о бедах и несчастьях, постигших Израиль, пишет, что Иерусалим «выпил чашу ярости Господа» (Ис.51:17).

Другая, употребленная Иисусом метафора, – крещение. Понятая в буквальном смысле, она может быть непонятной или ввести в заблуждение. Иисус говорит о крещении, которым Он крестится. Напомню, что греческий глагол baptizw означает погружать. Образованное от него причастие baptismenoj означает погруженный. Обычно оно употребляется для передачи значения погруженный в то или иное состояние. Так, например, о пьяном говорят, что он погружен в пьянство (погряз в пьянстве); о моте, – что он погружен в долги (погряз в долгах); пораженный, охваченный горем человек – погружен в горе. Это же слово обычно употребляли для обозначения судна, потерпевшего крушение и погрузившегося в волны – затонувшего. Очень часто погружение, традиционно переведенное как крещение, означает погибель, в которую человек погружен, как в водные потоки. Так, например, в Пс.41-м о человек, который изгнан из храма, скорбит:

«Унывает во мне душа моя; посему я воспоминаю о Тебе с земли Иорданской, с Ермона, с горы Цоар. Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих; все воды Твои и волны Твои прошли надо мною» (Пс.41:7–8).

Так что употребленное Иисусом выражение не имеет ничего общего с обрядом или таинством крещения. Господь в действительности говорит: «Можете ли вы вынести те переживания, которые переживаю Я? Можете ли вы вынести ту погруженность (в переводе – «крещение») в ненависть, боль и смерть, в которые погружен Я?». Страдание, а не спасение, поражение, а не успех ожидают Его, Иисуса, в Иерусалиме. Могут ли они, Иаков и Иоанн, принять все это? «Они отвечали: можем».

Очень смело! Однако вопрос этим не исчерпывается. Кто размышляет о почетном месте в Царствии Иисуса, тот тем самым показывает, что он несерьезно относится к Богу. Это Бог, – а не Иисус, Сын Человеческий, – будет определять иерархию в Царствии. А Бог предпочитает отнюдь не «первых», не «властных» и «сильных». Вспомним: «Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк.9:35). Или: «Многие же будут первые последними, и последние первыми» (Мк.10:31). Итак, Иисус говорит, что окончательное решение во всем принадлежит Богу. Решать судьбу каждого будет Бог.

Понятно, что поступок Иакова и Иоанна вызвал глубокое возмущение у других учеников. «И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна». Снова начал разгораться старый спор о преимуществах, о том, кто должен быть бoльшим. Но Иисус сразу принял меры. Он, «подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом». Именно так определяется иерархия в Церкви. Неслучайно Иисус Христос трижды упоминает: «между вами».

Основание для такого, по земным понятиям абсурдного (!), переворачивания привычных отношений между учениками лежит в пришествии Самого Иисуса. Смысл Своего пришествия Господь толкует одним понятием из Писания: «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих». Итак, появляется образ искупления. К сожалению, этот библейский образ часто в истории понимался и толковался неправильно.

Уже очень рано люди, слишком буквально понимая образ «искупления», то есть «выкупа», начали задавать себе вопрос: Кому отдал душу Христос? Кому Он заплатил Своею жизнью за нас? Так, уже знаменитый древний ученый Ориген (3-й век) задавал вопрос: «Кому отдал Он Свою жизнь для искупления многих? Ведь не Богу же? Может быть, тогда диаволу? Ибо диавол крепко держал нас в руках, пока ему не был уплачен выкуп, жизнь Иисуса, потому что он обманывался мыслью, что завладеет ею и не видел, что не сможет выдержать связанной с удержанием ее муки». Конечно, это была странная теория, будто жизнь Иисуса была уплачена в качестве выкупа диаволу, с тем, чтобы диавол выпустил людей из рабства, в котором он их якобы держал. Потом-то, мол, диавол понял, что он переоценил свою власть, да было уже поздно. Уже св. Григорий Нисский (IV век) увидел в этой теории слабое место, а именно, в том, что в этом случае диавол считается равным Богу и вступает с Богом в сделку на равных. И тогда св. Григорий Нисский развил другую теорию, о разыгранном Богом обмане диавола. Диавол, якобы, был введен в заблуждение мнимой слабостью воплотившегося Сына Божия. Диавол ошибочно принял Иисуса за простого человека, попытался подчинить его своей власти, но... не тут то было! Он при этом утерял свою власть. И опять же это – странная идея: якобы Богу пришлось одолевать диавола посредством наивного обмана. Эта теория «божественного обмана» держалась довольно долгое время. Так, например, св. Григорий Великий (VI век) придал метафоре такой вид: воплощение Сына Божия было великой уловкой, чтобы поймать великого левиафана. Божественность Христа была, якобы, крючком, а плоть – наживкой. Когда эта «удочка» была закинута, диавол, якобы, проглотил наживку (плоть Иисуса), но проглотил-то вместе с крючком (божественностью Сына Божия), и таким путем был побежден навсегда.

А вот еще: католический богослов и философ XII века Петр Ломбардский писал следующее: «Распятие было мышеловкой для уловления диавола, в которой приманкой была кровь Христа». Какой отталкивающий образ! Тут уж, что называется, «дальше ехать некуда». Все это показывает, чтo происходит, когда люди берут драгоценную и прекрасную метафору, понимают ее буквально и делают из нее произвольные выводы.

Ни в коем случае нельзя забывать, что «искупление» – именно метафора! Ведь мы часто употребляем понятие «цены искупления» метафорически! Например, когда говорим, что свобода может быть «куплена» лишь «ценой» крови, труда, пота и слез, мы никогда не пытаемся выяснить, кому эта цена платится. Вот и в Писании мы знаем случаи, когда искупление понимается не в прямом и обычном мирском смысле. Однако, понятие искупления столь значительно, что бегло о нем говорить не стоит, и о его библейских корнях мы поговорим в следующей нашей беседе.


1) Первозванные апостолы действительно оставили всё. Об этом мы читали с сцене их призвания на берегу Галилейского моря.

2) Может быть, это честолюбие было вызвано тем, что Иисус неоднократно избирал их для бесед, они входили в число трех избранных Им. Может быть, они были зажиточнее, чем другие. Ведь их отец имел наемных рабочих (Мк.1:20), и они полагали, что их высокое социальное положение дает им право на первое место.

   


Рейтинг@Mail.ru 
Как помочь

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.