Главная » Новый Завет » Апокалипсис » Конец света, царство Антихриста, Апокалипсис
Распечатать Система Orphus

Конец света, царство Антихриста, Апокалипсис

( Конец света, царство Антихриста, Апокалипсис 8 голосов: 4.5 из 5 )

беседа с диаконом Андреем

 

Корр.: Отец Андрей, обычно конец света связывают с приходом Антихриста. Кого только ни называли Антихристом – Петра I, Ленина, Сталина и даже Горбачева. А кто такой антихрист в церковном понимании, чего от него ждать?

О.А.: Во-первых, апостол Иоанн в своих посланиях (не в «Апокалипсисе») говорит, что антихристов много. В этом смысле антихрист с маленькой буквы – это любой человек, который находится в состоянии активной борьбы с Церковью.
Во-вторых, собственно Антихрист – это зеркальное отражение Христа. Вообще, для античной и средневековой культуры зеркало – очень странный предмет, в котором есть что-то такое неправильное. В энциклопедии «Мифы народов мира» помещена статья об Антихристе, которую сопровождает хорошая иллюстрация – фреска из одного итальянского собора эпохи Возрождения, где изображен Антихрист, стоящий посредине толпы. Этот антихрист внешне очень похож на Христа: у него одежда Христа, волосы Христа, прическа Христа, и лицо, в общем-то, Христа. Различается лишь одна деталь – у него злые-злые глаза.
Не нужно забывать, что приставка «анти» в греческом языке означает не только «против», а еще и «вместо». Антихрист приходит ВМЕСТО Христа, т.е. подменяет собой Христа. И чтобы такая подмена могла произойти, он должен быть очень похож на Христа. Здесь есть некоторое такое зеркальное подобие: мы видим, что у Христа было три с половиной года земной проповеди, земного служения. Точно также Апокалипсис говорит, что три с половиной года будет длиться земное владычество Антихриста. У Христа были чудеса, несомненно антихрист будет «творить чудеса». У Христа были свои ученики, была своя Церковь, конечно же и у Антихриста нечто такое будет. Христос был универсально открыт, несомненно Антихрист тоже будет универсально открыт, и тоже будет готов вобрать в себя и подчинить своей власти, своему «евангелию» все культурные, национальные и религиозные традиции, каждую из них перетолковав по-своему, конечно.
Подобий очень много. Но, как говорит Честертон, если человек, которого не интересует содержание, возьмет, скажем, две газеты, одна из которых называется «Атеист», а другая «Католик», то он найдет, что у них много общего: одинаковые макеты, напечатаны с помощью одной и той же технологии, есть сообщения, есть редакционные статьи, а также странички фельетонов и новостей. С точки зрения структурализма все очень похоже, но было бы большой ошибкой сделать вывод, что атеизм и католичество – это одно и тоже. Так же и в нашем вопросе – внешние стороны будут похожи. Разница же в намерениях. Ради чего Христос отказывается от земной власти? Ради чего Антихрист ее берет? Намерения окажутся противоположными.

Корр.: Значит, Антихрист – это будет конкретный человек, обладающий, к тому же, еще и огромной мирской властью?
О.А.: Да. Я полагаю, что Антихриста можно описать с помощью отрицательного богословия. Мы знаем, что было с Христом, и от этого можно заключить, что произойдет с Антихристом. Вот мы видим три искушения Христа, великолепное толкование которых дал Ф.М. Достоевский в «Легенде о Великом Инквизиторе» – искушение хлебом, искушение властью, искушение чудом. Вот эти три искушения, которые отверг Христос, их, очевидно, Антихрист и примет. Он примет власть над человеческими душами через чудеса, власть над человеческими отношениями через принятие рычагов земного управления, власть над телами через контролирование механизмов распределения земных благ.

Корр.: Означают ли Ваши слова то, что царство Антихриста будет представлять собой некую глобальную надгосударственную структуру, нечто вроде мирового правительства?
О.А.: Поскольку Антихрист идет, чтобы прельстить «аще возможно и избранных», это означает, что предметом его специального интереса будет контроль над жизнью тех, кто ему опасен, т.е. контроль над жизнью ХРИСТИАН. Для того, чтобы Царство антихриста могло вполне достичь своих целей, необходимо будет провести маргинализацию христианства с последующим его выпариванием, уничтожением. А для этого нет нужды рычаги своей земной власти в буквальном смысле распространять на все территории Земли.

Корр.: Но значит ли это все-таки, что нехристианские народы изначально обречены?
Пусть даже вопрос поставим так: спасутся ли нехристиане? Думаю, что вопрос этот может быть открыт до тех пор, пока убеждения нехристианина не вошли в сознательное, прямое противление Евангелию.

Корр.: Что, в конечном итоге, служит на руку грядущему Антихристу?
О.А.: Конечно власть над душами, т. е. собственно власть религиозная, это будет, естественно, власть синкретическая, которая попытается создать некий суррогат реальных исторических религий через их замену «пустышками». Некоторые внешние формы останутся, но придет совершенно другое содержание. Вообще, если человек ищет общий знаменатель разных философских систем, то в результате получит ноль.

Корр.: И все же обычно христианство воспринимается как религия любви. И тут вдруг Апокалипсис. Откровение Иоанна Богослова со своими страшными картинами. Произошло даже некое изменение смысла самого слова. Ведь слово «апокалипсис» означает всего лишь «откровение», то есть оно, в принципе, не несет еще никаких страшных картин само по себе, тогда как воспринимается отнюдь не нейтрально… Не говоря уже о прилагательном «апокалиптический», за которым стоит уже нечто совсем страшное, говорящее об ужасном конце света. Карающий меч последних времен…
О.А.: Может быть, это и меч. Хотя я вижу здесь совершенно другое сравнение: таран. Таран, который пробивает крепостные ворота. Дело здесь вот в чем: врата ада, как известно, заперты изнутри. Не Бог нас запирает в некий концлагерь вечных мук, вечного полубытия, а мы сами запираемся от Него изнутри. Причем, запираемся по-разному. Есть запоры, которые срабатывают совершенно понятно: когда я сам хочу, то подхожу к двери и ее запираю. А бывают, так что двери защелкиваются просто от сквозняка. Может быть, я и не прочь был бы выйти, но защелкнулась дверь. В обществе, в человеческой душе гуляют такие сквозняки, захлопывающие двери, через которые мы могли бы выйти к Богу. Особенно в последние столетия общественная жизнь людей строится так, что быть христианином все сложнее… Вот какие-то такие защелки, которые почти что стихийно возникают в обществе, иногда существуют даже невидимо. Поскольку мы их не видим, то и не ощущаем, насколько они нас блокируют. А так как мы не ощущаем, что они нас блокируют, то и не чувствуем, что они лишили нас свободы. Соответственно, у нас не рождается бунт против них… Точнее, бунт иногда может рождаться, но он, как правило, выливается в совершенно идиотские формы типа наркотиков, самоубийств и т.д. Люди не понимают, против чего надо бунтовать.
Так мы понемногу привыкаем к нашей темнице, и когда окончательно привыкнем, когда совсем наш мирок окажется изолированным и замкнутым, вот тогда извне и раздастся этот стук тарана. Ведь изнутри все уже будет выжжено, нечем будет дышать. Поэтому к нам, в наш затонувший мирок спасательной команде нужно будет пробиваться извне, чтобы все-таки дать нам возможность дышать свежим воздухом. Самое печальное здесь то, что эта спасательная операция, которую совершит Христос в конце истории, может быть успешна только отчасти, потому что Христос в силах сломать те запоры, которые возникли, как бы непроизвольно, по принципу «так получилось». Но Он никогда не будет взламывать дверь той души, которая сознательно не хотела Его принимать. В этом смысле нередко говорят, что Христос – джентльмен: Он никогда не войдет без стука и без согласия хозяина. Такого рода запоры Господь силою не может разрушать. Эти запоры, подчеркну, не социально-исторические, а то, что внутри человека, сам человек. Здесь Христос отказывается от своего всемогущества и избирает путь бессилия.

Исходя из этого, можно полагать, что люди (отчасти произвольно, отчасти непроизвольно) создадут такое общество, в котором они потеряют главную свободу – свободу быть с Богом… И тогда Бог к ним прорвется, и прорвется Сам, но если при этом обнаружится, что кто-то сознательно хочет быть сиротой, то он таким и останется. Именно в этом смысле спасательная миссия Христа не может быть доведена до конца, до всеобщего, абсолютного, тотального успеха. Просто потому, что мало бросать спасательный круг утопающему, нужно, чтобы утопающий хотел за него зацепиться. А если он самоубийца, то сколько ни бросай – все будет бесполезно.

Корр.: Страницы многих журналов и газет, включая православные, обошли рассказы о страшном компьютере «Зверь», который находится где-то в Брюсселе; утверждения, что штрих-код западных товаров содержит число зверя, и наконец, что на руку и на чело скоро-скоро будут ставить какие-то знаки… Или даже уже ставят где-то, в Чечне, например… Насколько оправдано такое подчеркнуто внешнее восприятие апокалиптической символики?
О.А.: На этот вопрос у меня нет однозначного ответа С одной стороны, по словам Апостола Павла, «идол в мире есть ничто». И поэтому для христианина: «если Бог с нами – кто против нас?» Эти внешние идоложертвенные и оккультные знаки над ним не будут иметь власти. Но с другой стороны, Православие – это религия с очень целостным видением человека. Здесь душа от тела неотделима, внутреннее неотделимо от внешнего. Поэтому вся христианская традиция, особенно раннехристианская полна предупреждениями – «бойтесь, бойтесь даже во внешнем грешить».
Скажем, языческие следователи, чиновники предлагали христианам – сердцем, пожалуйста, верь во Христа, но просто сделай такой чисто формальный жест, жертвоприношение перед статуей языческого бога, официального бога империи. Христиане отказывались этот жест делать, предпочитая идти на смерть. Поэтому, слухи о духовности христианства сильно преувеличены: христианство ценит культ и культивирует даже этикет внешних жестов. Мы знаем, что и одежда человека может сказаться на его настроении, на его манерах. Пост – вроде просто диета, вроде бы всего лишь кулинария – оказывается тоже может быть связан с искренностью, сердечностью покаяния, самого внутреннего духовного дела. Поэтому не исключено, что некоторое зеркальное «чудо» произойдет и здесь: через материальное воздействие в душу проникнет нечто стороннее, чужое.
И все же, мне думается, не надо так дешево ценить свою душу. Почему, откуда такое предположение, что если человеку какую-нибудь печать поставили в паспорте или даже на руке, то этот значок у человека свободу отнимет? Разве может что-то такое отнять у меня Христа? Просто надо помнить, что НИЧТО не может нас отлучить от жизни во Христе Иисусе, ни будущее, ни грядущее, ни начала, ни власти, ни ангелы, никто не может отлучить. Но неужели какая-то печатка будет сильнее, чем Любовь Божия, сильнее, чем все те инстанции, которые перечислялись Апостолом Павлом?
Ну а что касается числа 666, то я не вижу в нем мистики. Просто потому, что это число приводится в книге, которая называется «Апокалипсис», т.е. откровение. Вообще, задача пророков всегда была открывать волю Божью, возвещать ее, а не прятать и скрывать. Это число дается нам для того, чтобы мы узнали антихриста, а не для того, чтобы помочь ему спрятаться. А что касается штрих-кодов, то я не стал бы придавать им столько значения, тем более, что здесь много искусственных толкований на эту тему…
Возвращаясь к вопросу о печати на руку и чело, замечу, что для православной традиции характерно аллегорическое, духовное понимание этого места Апокалипсиса. В Библии, вообще, традиционно десница, рука обозначает образ деятельности. А чело – это образ мыслей человека. Поэтому, когда антихрист ставит эти две печати, он начинает производить контроль над образом мыслей человека и образом его деятельности. И это совершенно справедливо в том смысле, что антихрист как земной правитель берет на себя контроль над тканью социальных отношений, а через систему массовой информации и систему образования он контролирует идеологию общества и тем самым влияет на разум людей.

Корр.: Отец Андрей, мы с Вами говорили о литературе, в которой довольно примитивно излагается понимание Апокалипсиса и событий, связанных с концом света. А могли бы Вы назвать какие-нибудь книги, которые, по Вашему мнению, стоит прочесть?
О.А.: Что касается Апокалипсиса, то здесь нужно помнить, что это единственная книга, которая не читается за богослужением в православных храмах, что, по-видимому, означает, что нет безусловно авторизованных толкований. Но мне кажется, что при вхождении в эту тематику будет полезно ознакомиться со сказками Льюиса – «Последняя битва» из его цикла «Хроники Нарнии» и «Расторжение брака». Затем – роман Честертона «Шар и крест», плюс антиутопическая классика (Оруэлл, Замятин…) На следующем этапе это могли бы быть «Три разговора» Владимира Соловьева, с включенной туда повестью об антихристе. А затем из современной литературы, уже собственно из православной, я бы посоветовал книгу отца Серафима (Роуза) «Православие и религия будущего».

Корр.: Отец Андрей, и все-таки ужасно тягостно думать о конце света…
О.А.: А почему Вас так пугает это понятие конца? Ведь конец – thelos – по-гречески «цель» – имеет смысл не только окончания, но это еще и некая завершенность, исполненность, целедостижение. Поэтому если получается, что у истории есть конец, то значит, у нее есть и СМЫСЛ. Вот если бы у нее не существовало конца, она воспринималась бы, по словам Достоевского, как «дьяволов водевиль»: такое бесконечное стремление, которое никуда не ведет, потому что ему некуда вести. Тем, что христианство утверждает конец истории, оно СПАСАЕТ идею истории, утверждая наличие в ней смысла. Поэтому, когда мы говорим о конце света, мы предполагаем позитивность истории. Это не нигилизм исторический…

Корр.: Да, но в своей книге об антихристе Вы пишете: «Христианство убеждено в своем историческом поражении». Что же нам остается говорить сомневающимся, с чем идти к читателям?
О.А.: С вопросом: «А что хочет выиграть человек?» Что он боится проиграть, а что он мечтал бы выиграть. Если человек ставит своей целью выиграть земную власть, земные удовольствия и развлечения, то, конечно, связавшись с православной Церковью, он проиграет все. Но если человек хочет выиграть свою душу, тогда это с нами: по слову Евангелия: горе человеку, если он весь мир приобретет, а душе своей повредит.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru