Молитвенное правило преподобного Амвросия Оптинского, читаемое во время искушений


См. ИСКУШЕНИЕ

 

Пре­по­доб­ный ста­рец Амвро­сий Оптин­ский пред­ла­гал обра­ща­ю­щим­ся к нему в самых раз­лич­ных скор­бях и напа­стях осо­бые крат­кие молит­вен­ные пра­ви­ла, посиль­ные для каж­до­го хри­сти­а­ни­на. Ста­рец по сво­е­му опы­ту знал, как дей­ству­ют эти молит­вы, как укреп­ля­ют осла­бев­ший дух чело­ве­ка, как разо­ря­ют­ся вра­жьи наве­ты, если эти молит­вы читать с верой и упо­ва­ни­ем на все­мо­гу­щую помощь Божию. Мы при­во­дим здесь эти пра­ви­ла, состав­лен­ные из псал­мов Дави­до­вых, вме­сте с отрыв­ка­ми из писем пре­по­доб­но­го Амвросия.

Молит­вен­ное пра­ви­ло пре­по­доб­но­го Амвро­сия Оптин­ско­го, чита­е­мое во вре­мя искушений

Из писем преподобного Амвросия Оптинского

Надей­ся на милость и помощь Божию и веруй, что силен Гос­подь изба­вить тебя от всех коз­ней чело­ве­че­ских и вра­же­ских. Ска­за­но в псал­мах: «Гос­подь разо­ря­ет сове­ты язы­ков и отме­та­ет мыс­ли людей; совет же Гос­по­день пре­бы­ва­ет во век».

Выпи­сы­ваю тебе псал­мы, кото­ры­ми молил­ся свя­той Давид, когда был в гоне­нии от вра­гов: 3‑й, 53‑й, 58‑й, 142‑й. Выбе­ри из этих псал­мов при­лич­ные для тебя сло­ва и поча­сту про­чи­ты­вай их, обра­ща­ясь к Богу с верою и сми­ре­ни­ем. А когда будет бороть тебя уны­ние или томить душу без­от­чет­ная скорбь — про­чи­ты­вай 101‑й псалом.

Псалом Давиду, внегда́ отбега́ше от лица
Авессало́ма, сына своего, 3.

Аудио:

 

Го́споди, что ся умно́жиша стужа́ющии ми? Мно́зи востаю́т на мя, мно́зи глаго́лют души́ моей: несть спасе́ния ему в Бо́зе его. Ты же, Го́споди, Засту́пник мой еси́, сла­ва моя и вознося́й гла­ву́ мою. Гла́сом мои́м ко Го́споду воззва́х, и услы́ша мя от горы́ святы́я Сво­ея́. Аз усну́х, и спах, воста́х, я́ко Гос­подь засту́пит мя. Не убою́ся от тем люде́й, о́крест напа́дающих на мя. Вос­крес­ни́, Го́споди, спа­си́ мя, Бо́же мой, я́ко Ты порази́л еси́ вся вражду́ющыя ми всу́е: зубы гре́шников сокруши́л еси. Госпо́дне есть спасе́ние, и на лю́дех Тво­их благослове́ние Твое.

Пере­вод: Пса­лом Дави­да, когда он бежал от Авес­са­ло­ма, сына сво­е­го. Гос­по­ди! как умно­жи­лись вра­ги мои! Мно­гие вос­ста­ют на меня; мно­гие гово­рят душе моей: «нет ему спа­се­ния в Боге». Но Ты, Гос­по­ди, щит пре­до мною, сла­ва моя, и Ты воз­но­сишь голо­ву мою. Гла­сом моим взы­ваю к Гос­по­ду, и Он слы­шит меня со свя­той горы Сво­ей. Ложусь я, сплю и встаю, ибо Гос­подь защи­ща­ет меня. Не убо­юсь тем наро­да, кото­рые со всех сто­рон опол­чи­лись на меня. Вос­стань, Гос­по­ди! спа­си меня, Боже мой! ибо Ты пора­жа­ешь в лани­ту всех вра­гов моих; сокру­ша­ешь зубы нече­сти­вых. От Гос­по­да спа­се­ние. Над наро­дом Тво­им бла­го­сло­ве­ние Твое.*

В конец, в песнех разума Давиду.
Внегда приити́ Зифе́ем и рещи́ Сау́лови:
не се ли Давид скры́ся в нас? 53.

Аудио:

 

Боже, во имя Твое спа­си́ мя и в силе Тво­ей суди́ ми. Боже, услы́ши молит­ву мою, вну­ши глаго́лы уст моих. Яко чу́ждии воста́ша на мя, и кре́пцыи взыска́ша ду́шу мою, и не предложи́ша Бога пред собо́ю. Се бо Бог помо­га­ет ми, и Гос­подь Засту́пник души моей. Отврати́т злая вра­гом моим, и́стиною Тво­ею потре­би́ их. Во́лею пожру́ Тебе, испове́мся и́мени Тво­е­му, Гос­по­ди, я́ко бла́го, яко от вся́кия печа­ли изба́вил мя еси, и на вра­ги моя воз­зре́ о́ко мое.

Началь­ни­ку хора. На струн­ных ору­ди­ях. Уче­ние Дави­да, когда при­шли Зифеи и ска­за­ли Сау­лу: «не у нас ли скры­ва­ет­ся Давид?» Боже! име­нем Тво­им спа­си меня, и силою Тво­ею суди меня. Боже! услышь молит­ву мою, внем­ли сло­вам уст моих, ибо чужие вос­ста­ли на меня, и силь­ные ищут души моей; они не име­ют Бога пред собою. Вот, Бог помощ­ник мой; Гос­подь под­креп­ля­ет душу мою. Он воз­даст за зло вра­гам моим; исти­ною Тво­ею истре­би их. Я усерд­но при­не­су Тебе жерт­ву, про­слав­лю имя Твое, Гос­по­ди, ибо оно бла­го, ибо Ты изба­вил меня от всех бед, и на вра­гов моих смот­ре­ло око мое.

В конец, да не растли́ши, Давиду
в столпописа́ние, внегда́ посла́ Саул,
и стреже́ дом его, е́же умертви́ти его, 58.

Аудио:

 

Изми́ мя от враг моих, Боже, и от востаю́щих на мя изба́ви мя. Изба́ви мя от де́лающих беззако́ние и от муж крове́й спа­си́ мя. Яко се улови́ша ду́шу мою, нападо́ша на мя кре́пцыи, ниже́ беззако́ние мое, ниже́ грех мой, Гос­по­ди. Без беззако́ния теко́х и испра́вих, воста́ни в сре́тение мое и виждь. И Ты, Гос­по­ди Боже сил, Боже Изра­и­лев, вон­ми́ посети́ти вся язы́ки, да не уще́дриши вся де́лающыя беззако́ние. Возвратя́тся на вечер и вза́лчут, я́ко пес, и обы́дут град. Се ти́и отвеща́ют усты́ сво­и­ми, и мечь во устна́х их, я́ко кто слы́ша? И Ты, Гос­по­ди, посмее́шися им, уничижи́ши вся язы́ки. Держа́ву мою к Тебе сохра­ню́, я́ко Ты, Боже, Засту́пник мой еси. Бог мой, милость Его предвари́т мя, Бог мой, яви́т мне на вразе́х моих. Не уби́й их, да не когда́ забу́дут зако́н Твой, рас­то­чи я́ силою Твое́ю, и низ­ве­ди́ я́, Защи́тниче мой, Гос­по­ди. Грех уст их, сло́во усте́н их, и я́ти да бу́дут в горды́ни сво­ей, и от кля́твы и лжи возвестя́тся в кончи́не. Во гне­ве кончи́ны, и не бу́дут: и уве́дят, я́ко Бог влады́чествует Иа́ковом и кон­цы́ зем­ли́. Возвратя́тся на вечер, и вза́лчут, я́ко пес, и обы́дут град. Ти́и разы́дутся я́сти. Аще ли же не насы́тятся, и поро́пщут. Аз же вос­пою́ си́лу Твою и возра́дуюся зау́тра о ми́лости Тво­ей, я́ко был еси Засту́пник мой и Прибе́жище мое в день ско́рби моея́. Помо́щник мой еси, Тебе пою: я́ко Бог Заступ­ник мой еси́, Боже мой, ми́лость моя.

Началь­ни­ку хора. Не погу­би. Писа­ние Дави­да, когда Саул послал сте­речь дом его, что­бы умерт­вить его. Избавь меня от вра­гов моих, Боже мой! защи­ти меня от вос­ста­ю­щих на меня; избавь меня от дела­ю­щих без­за­ко­ние; спа­си от кро­во­жад­ных, ибо вот, они под­сте­ре­га­ют душу мою; соби­ра­ют­ся на меня силь­ные не за пре­ступ­ле­ние мое и не за грех мой, Гос­по­ди; без вины моей сбе­га­ют­ся и воору­жа­ют­ся; подвиг­нись на помощь мне и воз­зри. Ты, Гос­по­ди, Боже сил, Боже Изра­и­лев, вос­стань посе­тить все наро­ды, не поща­ди ни одно­го из нече­сти­вых без­за­кон­ни­ков: вече­ром воз­вра­ща­ют­ся они, воют, как псы, и ходят вокруг горо­да; вот они изры­га­ют хулу язы­ком сво­им; в устах их мечи: «ибо», дума­ют они, «кто слы­шит?» Но Ты, Гос­по­ди, посме­ешь­ся над ними; Ты посра­мишь все наро­ды. Сила – у них, но я к Тебе при­бе­гаю, ибо Бог – заступ­ник мой. Бог мой, милу­ю­щий меня, пред­ва­рит меня; Бог даст мне смот­реть на вра­гов моих. Не умерщ­вляй их, что­бы не забыл народ мой; рас­то­чи их силою Тво­ею и низ­ло­жи их, Гос­по­ди, защит­ник наш. Сло­во язы­ка их есть грех уст их, да уло­вят­ся они в гор­до­сти сво­ей за клят­ву и ложь, кото­рую про­из­но­сят. Рас­то­чи их во гне­ве, рас­то­чи, что­бы их не было; и да позна­ют, что Бог вла­ды­че­ству­ет над Иако­вом до пре­де­лов зем­ли. Пусть воз­вра­ща­ют­ся вече­ром, воют, как псы, и ходят вокруг горо­да; пусть бро­дят, что­бы най­ти пищу, и несы­тые про­во­дят ночи. А я буду вос­пе­вать силу Твою и с ран­не­го утра про­воз­гла­шать милость Твою, ибо Ты был мне защи­тою и убе­жи­щем в день бед­ствия мое­го. Сила моя! Тебя буду вос­пе­вать я, ибо Бог – заступ­ник мой, Бог мой, милу­ю­щий меня.

Псалом Давиду, егда́
гоня́ше его Авессало́м, сын его, 142.

Аудио:

 

Гос­по­ди, услы́ши моли́тву мою, вну­ши́ моле́ние мое во и́стине Тво­ей, услы́ши мя в пра́вде Тво­ей: и не вни́ди в суд с рабо́м Тво­им, яко не оправди́тся пред Тобою всяк живый. Яко погна́ враг ду́шу мою, смири́л есть в зе́млю живо́т мой, посади́л мя есть в те́мных, яко ме́ртвыя века. И уны́ во мне дух мой, во мне смяте́ся се́рдце мое. Помяну́х дни дре́вния, поучи́хся во всех де́лех Тво­их, в творе́ниих руку́ Тво­ею поуча́хся. Возде́х к Тебе ру́це мои, душа́ моя, яко зем­ля́ безво́дная Тебе. Ско́ро услы́ши мя, Гос­по­ди, исче­зе́ дух мой, не отвра­ти́ лица Тво­е­го от мене́, и уподо́блюся низходя́щим в ров. Слы́шану сотво­ри́ мне зау́тра ми́лость Твою, яко на Тя упова́х. Ска­жи́ мне, Гос­по­ди, путь, во́ньже пой­ду́, яко к Тебе взях ду́шу мою. Изми́ мя от враг мои́х, Гос­по­ди, к Тебе прибего́х. Научи́ мя твори́ти во́лю Твою, яко Ты еси Бог мой. Дух Твой Благи́й наста́вит мя на зе́млю пра́ву. Имене Тво­е­го ра́ди, Гос­по­ди, живи́ши мя, пра́вдою Твое́ю изведе́ши от печа́ли ду́шу мою. И ми́лостию Тво­ею потреби́ши вра­ги́ моя и погуби́ши вся стужа́ющыя души́ моей, яко аз раб Твой есмь.

Гос­по­ди! услышь молит­ву мою, внем­ли моле­нию мое­му по истине Тво­ей; услышь меня по прав­де Тво­ей и не вхо­ди в суд с рабом Тво­им, пото­му что не оправ­да­ет­ся пред Тобой ни один из живу­щих. Враг пре­сле­ду­ет душу мою, втоп­тал в зем­лю жизнь мою, при­ну­дил меня жить во тьме, как дав­но умер­ших, – и уныл во мне дух мой, оне­ме­ло во мне серд­це мое. Вспо­ми­наю дни древ­ние, раз­мыш­ляю о всех делах Тво­их, рас­суж­даю о делах рук Тво­их. Про­сти­раю к Тебе руки мои; душа моя – к Тебе, как жаж­ду­щая зем­ля. Ско­ро услышь меня, Гос­по­ди: дух мой изне­мо­га­ет; не скры­вай лица Тво­е­го от меня, что­бы я не упо­до­бил­ся нис­хо­дя­щим в моги­лу. Даруй мне рано услы­шать милость Твою, ибо я на Тебя упо­ваю. Ука­жи мне, [Гос­по­ди,] путь, по кото­ро­му мне идти, ибо к Тебе воз­но­шу я душу мою. Избавь меня, Гос­по­ди, от вра­гов моих; к Тебе при­бе­гаю. Научи меня испол­нять волю Твою, пото­му что Ты Бог мой; Дух Твой бла­гий да ведет меня в зем­лю прав­ды. Ради име­ни Тво­е­го, Гос­по­ди, ожи­ви меня; ради прав­ды Тво­ей выве­ди из напа­сти душу мою. И по мило­сти Тво­ей истре­би вра­гов моих и погу­би всех, угне­та­ю­щих душу мою, ибо я Твой раб.

Моли́тва ни́щаго, егда́ уны́ет, и пред Господем пролие́т моле́ние свое, 101.

Аудио:

 

Гос­по­ди, услы́ши моли́тву мою, и вопль мой к Тебе́ да прии́дет. Не отвра­ти́ лица́ Тво­е­го от мене́: во́ньже а́ще день скорб­лю́, при­к­ло­ни́ ко мне у́хо Твое: во́ньже а́ще день при­зо­ву́ Тя, ско́ро услы́ши мя. Яко исчезо́ша яко дым дни́е мои, и ко́сти моя яко суши́ло сосхо́шася. Уя́звен бых яко тра­ва́, и и́зсше се́рдце мое, яко забы́х снес́ти хлеб мой. От гла́са воздыха́ния мое­го при­льне́ кость моя пло́ти моей. Уподо́бихся нея́сыти пусты́нней, бых яко нощны́й вран на ны́рищи. Бдех и бых яко пти́ца осо́бящаяся на зде. Весь день поноша́ху ми вра­зи́ мои, и хва́лящии мя мною кленя́хуся. Зане́ пе́пел яко хлеб ядя́х, и питие́ мое с пла́чем растворя́х. От лица́ гне́ва Тво­е­го и я́рости Тво­ея́: яко возне́с низве́ргл мя еси. Дни́е мои яко сень уклони́шася, и аз яко сено изсхо́х. Ты же, Гос­по­ди, во век пребыва́еши, и па́мять Твоя в род и род. Ты воскре́с уще́дриши Сио́на, яко вре́мя уще́дрити его, яко прии́де вре­мя. Яко благоволи́ша раби́ Твои ка́мение его, и персть его уще́дрят. И убоя́тся язы́цы и́мене Гос­под­ня, и вси ца́рие зе́мстии сла­вы Тво­ея́. Яко сози́ждет Гос­подь Сио́на, и яви́тся во сла́ве Сво­ей. При­з­ре́ на моли́тву смире́нных, и не уни­чи­жи́ моле́ния их. Да напи́шется сие в род ин, и лю́дие зи́ждемии восхва́лят Гос­по­да. Яко прини́че с высо­ты́ святы́я Сво­ея́, Гос­подь с Небе­се́ на зе́млю при­з­ре́, услы́шати воздыха́ние окова́нных, разреши́ти сы́ны умерщвле́нных, возвести́ти в Сио́не имя Гос­подне, и хва­лу́ Его во Иерусали́ме. Вне­гда́ собра́тися лю́дем вку́пе и царе́м, еже рабо́тати Гос­по­де­ви. Отве­ща́ Ему на пути́ кре́пости Его: умале́ние дней моих воз­ве­сти́ ми. Не воз­ве­ди́ мене́ во преполове́ние дней мои́х: в ро́де родо́в ле́та Твоя. В нача́лех Ты, Гос­по­ди, зе́млю основа́л еси, и дела́ руку́ Тво­ею суть небе­са́. Та поги́бнут, Ты же пребыва́еши, и вся яко ри́за обетша́ют, и я́ко оде́жду свие́ши я́, и изменя́тся. Ты же тойж­де еси́, и ле́та Твоя не оскуде́ют. Сы́нове раб Тво­их вселя́тся, и се́мя их во век испра́вится.

Молит­ва страж­ду­ще­го, когда он уны­ва­ет и изли­ва­ет пред Гос­по­дом печаль свою. Гос­по­ди! услышь молит­ву мою, и вопль мой да при­дет к Тебе. Не скры­вай лица Тво­е­го от меня; в день скор­би моей при­к­ло­ни ко мне ухо Твое; в день, [когда] воз­зо­ву [к Тебе], ско­ро услышь меня; ибо исчез­ли, как дым, дни мои, и кости мои обо­жже­ны, как голов­ня; серд­це мое пора­же­но, и иссох­ло, как тра­ва, так что я забы­ваю есть хлеб мой; от голо­са сте­на­ния мое­го кости мои при­льп­ну­ли к пло­ти моей. Я упо­до­бил­ся пели­ка­ну в пустыне; я стал как филин на раз­ва­ли­нах; не сплю и сижу, как оди­но­кая пти­ца на кров­ле. Вся­кий день поно­сят меня вра­ги мои, и злоб­ству­ю­щие на меня кля­нут мною. Я ем пепел, как хлеб, и питье мое рас­тво­ряю сле­за­ми, от гне­ва Тво­е­го и него­до­ва­ния Тво­е­го, ибо Ты воз­нес меня и низ­верг меня. Дни мои – как укло­ня­ю­ща­я­ся тень, и я иссох, как тра­ва. Ты же, Гос­по­ди, вовек пре­бы­ва­ешь, и память о Тебе в род и род. Ты вос­ста­нешь, уми­ло­сер­дишь­ся над Сио­ном, ибо вре­мя поми­ло­вать его, – ибо при­шло вре­мя; ибо рабы Твои воз­лю­би­ли и кам­ни его, и о пра­хе его жале­ют. И убо­ят­ся наро­ды име­ни Гос­под­ня, и все цари зем­ные – сла­вы Тво­ей. Ибо сози­ждет Гос­подь Сион и явит­ся во сла­ве Сво­ей; при­з­рит на молит­ву бес­по­мощ­ных и не пре­зрит моле­ния их. Напи­шет­ся о сем для рода после­ду­ю­ще­го, и поко­ле­ние гря­ду­щее вос­хва­лит Гос­по­да, ибо Он при­ник­нул со свя­той высо­ты Сво­ей, с небес при­з­рел Гос­подь на зем­лю, что­бы услы­шать стон узни­ков, раз­ре­шить сынов смер­ти, дабы воз­ве­ща­ли на Сионе имя Гос­подне и хва­лу Его – в Иеру­са­ли­ме, когда собе­рут­ся наро­ды вме­сте и цар­ства для слу­же­ния Гос­по­ду. Изну­рил Он на пути силы мои, сокра­тил дни мои. Я ска­зал: Боже мой! не вос­хи­ти меня в поло­вине дней моих. Твои лета в роды родов. В нача­ле Ты, [Гос­по­ди,] осно­вал зем­лю, и небе­са – дело Тво­их рук; они погиб­нут, а Ты пре­бу­дешь; и все они, как риза, обвет­ша­ют, и, как одеж­ду, Ты пере­ме­нишь их, и изме­нят­ся; но Ты – тот же, и лета Твои не кон­чат­ся. Сыны рабов Тво­их будут жить, и семя их утвер­дит­ся пред лицем Твоим.

Из писем преподобного Амвросия Оптинского

Пись­мо твое полу­чил, но на вто­рой неде­ле поста не успел отве­та тебе напи­сать, вот и тре­тия неде­ля уже при­хо­дит к кон­цу. Опять ска­жу тебе, что, по мое­му мне­нию, нуж­но еще подо­ждать и потер­петь, пока воз­дей­ству­ет про­мыс­ли­тель­ная сила Божия, разо­ря­ю­щая непра­виль­ные сове­ты и отме­та­ю­щая мыс­ли людей небла­го­на­ме­рен­ных; так как один совет Божий пре­бы­ва­ет вове­ки. Что­бы в тво­ем поло­же­нии полу­чить милость и помощь Божию, читай еже­днев­но пса­лом 36‑й: «Не рев­нуй лукав­ну­ю­щим, ниже зави­ди тво­ря­щим без­за­ко­ние» . И хоро­шо бы этот пса­лом читать по сло­ву свя­то­го Дави­да — вечер, утро и полу­дне. И еще два псал­ма — «Гос­подь про­све­ще­ние» и «Живый в помо­щи». Еже­ли во имя Свя­той Тро­и­цы будешь исправ­но читать эти псал­мы еже­днев­но по три раза со сми­ре­ни­ем и усер­ди­ем, пре­да­вая себя все­бла­го­му Про­мыс­лу Божию, тогда изве­дет, точию пови­ни­ся Гос­по­де­ви и умо­ли Его. Полез­но так­же читать пса­лом — «Тер­пя, потер­пех Гос­по­да и внят ми». Не вот­ще ска­за­но в Свя­том Писа­нии, что мно­ги­ми скор­бя­ми подо­ба­ет нам вни­ти в Цар­ствие Небес­ное, ради полу­че­ния кото­ро­го и посту­пи­ли мы в монастырь.

Псалом Давиду, 36.

Аудио:

 

Не ревну́й лука́внующым, ниже́ зави́ди творя́щым беззако́ние. Зане́ яко тра­ва́ ско́ро и́зсшут, и яко зе́лие зла́ка ско­ро отпаду́т. Упова́й на Гос­по­да, и тво­ри́ благосты́ню, и насе­ли́ зе́млю, и упасе́шися в бога́тстве ея́. Наслади́ся Го́сподеви, и даст ти проше́ния се́рдца тво­е­го. Откры́й ко Гос­по­ду путь твой, и упова́й на Него, и Той сотвори́т: и изведе́т яко свет пра́вду твою и судь­бу́ твою яко полу́дне. Повини́ся Гос­по­де­ви и умо­ли́ Его. Не ревну́й спе́ющему в пути сво­ем чело­ве­ку, творя́щему законопреступле́ние. Преста́ни от гне́ва и оста́ви ярость: не ревну́й, е́же лука́вновати. Зане́ лука́внующии потребя́тся, терпя́щии же Гос­по­да, ти́и насле́дят зем­лю. И еще ма́ло, и не будет греш­ни­ка: и взы́щеши место его, и не обря́щеши. Кро́тцыи же насле́дят зем­лю и насладя́тся о мно́жестве мира. Назира́ет греш­ный пра́веднаго и поскреже́щет нань зубы́ сво­и­ми. Гос­подь же посмее́тся ему, зане́ презира́ет, яко прии́дет день его. Мечь извлеко́ша гре́шницы, напряго́ша лук свой, низложи́ти убо́га и ни́ща, закла́ти пра́выя серд­цем. Мечь их да вни́дет в серд­ца́ их, и лу́цы их да сокруша́тся. Луч­ше малое пра́веднику, паче бога́тства греш­ных мно́га. Зане́ мы́шцы греш­ных сокруша́тся, утвержда́ет же пра́ведныя Гос­подь. Весть Гос­подь пути непоро́чных, и достоя́ние их в век будет. Не постыдя́тся во вре­мя лю́тое, и во днех гла́да насы́тятся, яко гре́шницы поги́бнут. Вра­зи́ же Гос­под­ни, ку́пно просла́витися им и вознести́ся, исчеза́юще яко дым исчезо́ша. Зае́млет гре́шный и не возврати́т, пра́ведный же ще́дрит и дае́т. Яко благословя́щии Его насле́дят зе́млю, клену́щии же Его потребя́тся. От Гос­по­да сто­пы́ чело­ве­ку исправля́ются, и пути его восхо́щет зело́. Егда паде́т, не разбие́тся, яко Гос­подь подкрепля́ет ру́ку его. Юне́йший бых, ибо состаре́хся, и не ви́дех пра­вед­ни­ка оста́влена, ниже́ се́мени его прося́ща хле́бы. Весь день ми́лует и взаи́м дае́т пра́ведный, и се́мя его во благослове́ние будет. Уклони́ся от зла, и сотво­ри бла́го, и всели́ся в век века. Яко Гос­подь любит суд и не оста́вит преподо́бных Сво­их, во век сохраня́тся. Беззако́нницы же изжену́тся, и семя нечести́вых потреби́тся. Пра́ведницы же насле́дят зем­лю и вселя́тся в век ве́ка на ней. Уста́ пра́веднаго поуча́тся прему́дрости, и язык его возглаго́лет суд. Закон Бога его в серд­це его, и не за́пнутся сто­пы́ его. Сматря́ет гре́шный пра́веднаго и и́щет е́же умертви́ти его. Гос­подь же не оста́вит его в руку́ его, ниже́ осу́дит его, егда́ су́дит ему. Потер­пи́ Гос­по­да, и сохра­ни́ путь Его, и вознесе́т тя, еже насле́дити зем­лю, вне­гда́ потребля́тися гре́шником, у́зриши. Ви́дех нечести́ваго превознося́щася и вы́сящася, яко ке́дры Лива́нския. И ми́мо идо́х, и се не бе́, и взыска́х его, и не обре́теся место его. Хра­ни незло́бие и ви́ждь право­ту́, я́ко есть оста́нок чело­ве­ку ми́рну. Беззако́нницы же потребя́тся вку́пе: оста́нцы же нечести́вых потребя́тся. Спасе́ние же пра́ведных от Гос­по­да, и Защи́титель их есть во вре́мя ско́рби. И помо́жет им Гос­подь, и изба́вит их, и и́змет их от гре́шник, и спасе́т их, яко упова́ша на Него.

Не рев­нуй зло­де­ям, не зави­дуй дела­ю­щим без­за­ко­ние, ибо они, как тра­ва, ско­ро будут под­ко­ше­ны и, как зеле­не­ю­щий злак, увя­нут. Упо­вай на Гос­по­да и делай доб­ро; живи на зем­ле и хра­ни исти­ну. Уте­шай­ся Гос­по­дом, и Он испол­нит жела­ния серд­ца тво­е­го. Пре­дай Гос­по­ду путь твой и упо­вай на Него, и Он совер­шит, и выве­дет, как свет, прав­ду твою и спра­вед­ли­вость твою, как пол­день. Поко­рись Гос­по­ду и надей­ся на Него. Не рев­нуй успе­ва­ю­ще­му в пути сво­ем, чело­ве­ку лукав­ству­ю­ще­му. Пере­стань гне­вать­ся и оставь ярость; не рев­нуй до того, что­бы делать зло, ибо дела­ю­щие зло истре­бят­ся, упо­ва­ю­щие же на Гос­по­да насле­ду­ют зем­лю. Еще немно­го, и не ста­нет нече­сти­во­го; посмот­ришь на его место, и нет его. А крот­кие насле­ду­ют зем­лю и насла­дят­ся мно­же­ством мира. Нече­сти­вый зло­умыш­ля­ет про­тив пра­вед­ни­ка и скре­же­щет на него зуба­ми сво­и­ми: Гос­подь же посме­ва­ет­ся над ним, ибо видит, что при­хо­дит день его. Нече­сти­вые обна­жа­ют меч и натя­ги­ва­ют лук свой, что­бы низ­ло­жить бед­но­го и нище­го, что­бы прон­зить иду­щих пря­мым путем: меч их вой­дет в их же серд­це, и луки их сокру­шат­ся. Малое у пра­вед­ни­ка – луч­ше богат­ства мно­гих нече­сти­вых, ибо мыш­цы нече­сти­вых сокру­шат­ся, а пра­вед­ни­ков под­креп­ля­ет Гос­подь. Гос­подь зна­ет дни непо­роч­ных, и досто­я­ние их пре­бу­дет вовек: не будут они посты­же­ны во вре­мя лютое и во дни голо­да будут сыты; а нече­сти­вые погиб­нут, и вра­ги Гос­под­ни, как тук агн­цев, исчез­нут, в дыме исчез­нут. Нече­сти­вый берет взай­мы и не отда­ет, а пра­вед­ник милу­ет и дает, ибо бла­го­сло­вен­ные Им насле­ду­ют зем­лю, а про­кля­тые Им истре­бят­ся. Гос­по­дом утвер­жда­ют­ся сто­пы тако­го чело­ве­ка, и Он бла­го­во­лит к пути его: когда он будет падать, не упа­дет, ибо Гос­подь под­дер­жи­ва­ет его за руку. Я был молод и соста­рил­ся, и не видал пра­вед­ни­ка остав­лен­ным и потом­ков его про­ся­щи­ми хле­ба: он вся­кий день милу­ет и взай­мы дает, и потом­ство его в бла­го­сло­ве­ние будет. Укло­няй­ся от зла, и делай доб­ро, и будешь жить вовек: ибо Гос­подь любит прав­ду и не остав­ля­ет свя­тых Сво­их; вовек сохра­нят­ся они; [а без­за­кон­ные будут извер­же­ны] и потом­ство нече­сти­вых истре­бит­ся. Пра­вед­ни­ки насле­ду­ют зем­лю и будут жить на ней вовек. Уста пра­вед­ни­ка изре­ка­ют пре­муд­рость, и язык его про­из­но­сит прав­ду. Закон Бога его в серд­це у него; не поко­леб­лют­ся сто­пы его. Нече­сти­вый под­смат­ри­ва­ет за пра­вед­ни­ком и ищет умерт­вить его; но Гос­подь не отдаст его в руки его и не допу­стит обви­нить его, когда он будет судим. Упо­вай на Гос­по­да и дер­жись пути Его: и Он воз­не­сет тебя, что­бы ты насле­до­вал зем­лю; и когда будут истреб­ля­е­мы нече­сти­вые, ты уви­дишь. Видел я нече­стив­ца гроз­но­го, рас­ши­ряв­ше­го­ся, подоб­но уко­ре­нив­ше­му­ся мно­го­вет­ви­сто­му дере­ву; но он про­шел, и вот нет его; ищу его и не нахо­жу. Наблю­дай за непо­роч­ным и смот­ри на пра­вед­но­го, ибо будущ­ность тако­го чело­ве­ка есть мир; а без­за­кон­ни­ки все истре­бят­ся; будущ­ность нече­сти­вых погиб­нет. От Гос­по­да спа­се­ние пра­вед­ни­кам, Он – защи­та их во вре­мя скор­би; и помо­жет им Гос­подь и изба­вит их; изба­вит их от нече­сти­вых и спа­сет их, ибо они на Него уповают.

Псалом Давиду, пре́жде пома́зания, 26.

Аудио:

 

Гос­подь просвеще́ние мое и Спаси́тель мой, кого́ убою́ся? Гос­подь Защи́титель живо­та́ мое­го, от кого́ устрашу́ся? Вне­гда приближа́тися на мя зло́бующым, е́же сне́сти пло́ти моя, оскорбля́ющии мя, и вра­зи́ мои́, ти́и изнемого́ша и падо́ша. Аще ополчи́тся на мя полк, не убои́тся се́рдце мое́, а́ще воста́нет на мя брань, на Него́ аз упова́ю. Еди́но проси́х от Гос­по­да, то взы­щу́: е́же жи́ти ми в дому́ Госпо́дни вся дни живо­та́ мое­го, зре́ти ми кра­со­ту́ Гос­под­ню и посеща́ти храм святы́й Его. Яко скры мя в селе́нии Свое́м в день зол моих, пок­ры́ мя в тайне селе́ния Сво­е­го́, на ка́мень воз­не­се́ мя. И ныне, се воз­не­се́ гла­ву́ мою́ на вра­ги́ моя: обыдо́х и пожро́х в селе́нии Его же́ртву хвале́ния и воскликнове́ния, пою́ и вос­пою́ Гос­по­де­ви. Услы́ши, Гос­по­ди, глас мой, и́мже воззва́х: поми́луй мя и услы́ши мя. Тебе́ рече́ серд­це мое: Гос­по­да взы­щу́. Взыс­ка́ Тебе́ лице́ мое, лица́ Тво­е­го, Гос­по­ди, взы­щу́. Не отвра­ти́ лица́ Тво­е­го от мене́ и не уклони́ся гне́вом от раба́ Тво­е­го́: помо́щник мой бу́ди, не отри́ни мене́, и не оста́ви мене́, Боже Спаси́телю мой. Яко оте́ц мой и ма́ти моя оста́виста мя, Гос­подь же восприя́т мя. Зако­но­по­ло­жи́ ми, Гос­по­ди, в пути́ Тво­ем и наста́ви мя на сте­зю́ пра́вую враг моих ра́ди. Не преда́ждь мене́ в ду́шы стужа́ющих ми, я́ко воста́ша на мя свиде́теле непра́веднии и солга́ непра́вда себе́. Ве́рую ви́дети блага́я Госпо́дня на зем­ли́ живых. Потер­пи́ Гос­по­да, мужа́йся и да крепи́тся се́рдце твое, и потер­пи́ Господа.

Гос­подь – свет мой и спа­се­ние мое: кого мне боять­ся? Гос­подь кре­пость жиз­ни моей: кого мне стра­шить­ся? Если будут насту­пать на меня зло­деи, про­тив­ни­ки и вра­ги мои, что­бы пожрать плоть мою, то они сами пре­ткнут­ся и падут. Если опол­чит­ся про­тив меня полк, не убо­ит­ся серд­це мое; если вос­ста­нет на меня вой­на, и тогда буду наде­ять­ся. Одно­го про­сил я у Гос­по­да, того толь­ко ищу, что­бы пре­бы­вать мне в доме Гос­под­нем во все дни жиз­ни моей, созер­цать кра­со­ту Гос­под­ню и посе­щать [свя­тый] храм Его, ибо Он укрыл бы меня в ски­нии Сво­ей в день бед­ствия, скрыл бы меня в пота­ен­ном месте селе­ния Сво­е­го, воз­нес бы меня на ска­лу. Тогда воз­нес­лась бы голо­ва моя над вра­га­ми, окру­жа­ю­щи­ми меня; и я при­нес бы в Его ски­нии жерт­вы сла­во­сло­вия, стал бы петь и вос­пе­вать пред Гос­по­дом. Услышь, Гос­по­ди, голос мой, кото­рым я взы­ваю, поми­луй меня и внем­ли мне. Серд­це мое гово­рит от Тебя: «ищи­те лица Мое­го»; и я буду искать лица Тво­е­го, Гос­по­ди. Не скрой от меня лица Тво­е­го; не отринь во гне­ве раба Тво­е­го. Ты был помощ­ни­ком моим; не отверг­ни меня и не оставь меня, Боже, Спа­си­тель мой! ибо отец мой и мать моя оста­ви­ли меня, но Гос­подь при­мет меня. Научи меня, Гос­по­ди, пути Тво­е­му и наставь меня на сте­зю прав­ды, ради вра­гов моих; не пре­да­вай меня на про­из­вол вра­гам моим, ибо вос­ста­ли на меня сви­де­те­ли лжи­вые и дышат зло­бою. Но я верую, что уви­жу бла­гость Гос­по­да на зем­ле живых. Надей­ся на Гос­по­да, мужай­ся, и да укреп­ля­ет­ся серд­це твое, и надей­ся на Господа.

Хвала́ песни Дави́довы, не надпи́сан у евреи́, 90.

Аудио:

 

Живый в по́мощи Вы́шняго, в кро́ве Бога Небе́снаго водвори́тся. Рече́т Го́сподеви: Засту́пник мой еси́ и Прибе́жище мое, Бог мой, и упова́ю на Него́. Яко Той изба́вит тя от се́ти ло́вчи, и от сло­ве­се́ мяте́жна, плещ­ма́ Свои́ма осени́т тя, и под кри­ле́ Его наде́ешися: ору́жием обы́дет тя и́стина Его. Не убои́шися от стра́ха нощна́го, от стре­лы́ летя́щия во дни, от ве́щи во тме преходя́щия, от сря́ща и бе́са полу́деннаго. Паде́т от стра­ны́ тво­ея́ ты́сяща, и тма одесну́ю тебе́, к тебе́ же не прибли́жится, оба́че очи́ма твои́ма смо́триши, и воздая́ние гре́шников у́зриши. Яко Ты, Гос­по­ди, упова́ние мое, Вы́шняго положи́л еси прибе́жище твое. Не прии́дет к тебе зло, и ра́на не прибли́жится теле­си́ тво­е­му́, я́ко Анге­лом Сво­им запове́сть о тебе́, сохрани́ти тя во всех путе́х тво­их. На рука́х во́змут тя, да не когда́ преткне́ши о ка́мень но́гу твою, на а́спида и васили́ска насту́пиши, и попере́ши льва и змия. Яко на Мя упо­ва́, и изба́влю и́: покры́ю и́, яко позна́ и́мя Мое. Воззове́т ко Мне, и услы́шу его: с ним есмь в ско́рби, изму́ его, и просла́влю его́, долгото́ю дней испо́лню его, и явлю́ ему спасе́ние Мое.

Живу­щий под кро­вом Все­выш­не­го под сенью Все­мо­гу­ще­го поко­ит­ся, гово­рит Гос­по­ду: «при­бе­жи­ще мое и защи­та моя, Бог мой, на Кото­ро­го я упо­ваю!» Он изба­вит тебя от сети лов­ца, от гибель­ной язвы, перья­ми Сво­и­ми осе­нит тебя, и под кры­лья­ми Его будешь без­опа­сен; щит и ограж­де­ние – исти­на Его. Не убо­ишь­ся ужа­сов в ночи, стре­лы, летя­щей днем, язвы, ходя­щей во мра­ке, зара­зы, опу­сто­ша­ю­щей в пол­день. Падут под­ле тебя тыся­ча и десять тысяч одес­ную тебя; но к тебе не при­бли­зит­ся: толь­ко смот­реть будешь оча­ми тво­и­ми и видеть воз­мез­дие нече­сти­вым. Ибо ты ска­зал: «Гос­подь – упо­ва­ние мое»; Все­выш­не­го избрал ты при­бе­жи­щем тво­им; не при­клю­чит­ся тебе зло, и язва не при­бли­зит­ся к жили­щу тво­е­му; ибо Анге­лам Сво­им запо­ве­да­ет о тебе – охра­нять тебя на всех путях тво­их: на руках поне­сут тебя, да не пре­ткнешь­ся о камень ногою тво­ею; на аспи­да и васи­лис­ка насту­пишь; попи­рать будешь льва и дра­ко­на. «За то, что он воз­лю­бил Меня, избав­лю его; защи­щу его, пото­му что он познал имя Мое. Воз­зо­вет ко Мне, и услы­шу его; с ним Я в скор­би; избав­лю его и про­слав­лю его, дол­го­тою дней насы­щу его, и явлю ему спа­се­ние Мое».

В конец, псалом Давиду, 39.

Аудио:

 

Тер­пя́, потерпе́х Гос­по­да, и вня́т ми, и услы́ша молит­ву мою. И воз­ве­де́ мя от ро́ва страсте́й, и от бре́ния ти́ны, и поста́ви на ка́мени но́зе мои, и испра́ви сто­пы́ моя, и вло­жи́ во уста́ моя песнь но́ву, пе́ние Богу наше­му. Узрят мно́зи и убоя́тся, и упова́ют на Гос­по­да. Блаже́н муж, ему́же есть имя Гос­подне упова́ние его, и не при­з­ре́ в суе­ты́ и неистовле́ния ло́жная. Мно́га сотвори́л еси́ Ты, Гос­по­ди, Боже мой, чуде­са́ Твоя и помышле́нием Тво­им несть кто́ уподо́бится Тебе: возвести́х и глаго́лах, умно́жишася па́че чис­ла́. Же́ртвы и приноше́ния не восхоте́л еси́, те́ло же сверши́л ми еси, всесожже́ний и о гре­се́ не взыска́л еси́. Тогда рех: се при­и­ду́, в глави́зне кни́жне пи́сано есть о мне: е́же сотвори́ти во́лю Твою, Боже мой, восхоте́х, и зако́н Твой посре­де́ чре́ва мое­го́. Благовести́х пра́вду в це́ркви вели́цей, се устна́м мои́м не воз­бра­ню́: Гос­по­ди, Ты разуме́л еси́. Пра́вду Твою не скрых в се́рдце мое́м, и́стину Твою и спасе́ние Твое рех, не скрых ми́лость Твою и и́стину Твою от со́нма мно́га. Ты же, Гос­по­ди, не уда­ли́ щедро́т Твои́х от мене́: ми́лость Твоя и и́стина Твоя вы́ну да засту́пите мя. Яко одержа́ша мя зла́я, и́мже несть чис­ла́, постиго́ша мя беззако́ния моя, и не возмого́х зре́ти, умно́жишася па́че влас гла­вы́ моея́, и се́рдце мое́ оста́ви мя. Бла­го­во­ли́, Гос­по­ди, изба́вити мя: Гос­по­ди, во е́же помо­щи́ ми вон­ми́. Да постыдя́тся и посра́мятся вку́пе и́щущии ду́шу мою изъя́ти ю́, да возвратя́тся вспять и постыдя́тся хотя́щии ми зла́я. Да прии́мут а́бие студ свой глаго́лющии ми: бла́гоже, бла́гоже. Да возра́дуются и возвеселя́тся о Тебе вси и́щущии Тебе, Гос­по­ди, и да реку́т вы́ну: да возвели́чится Гос­подь, лю́бящии спасе́ние Твое. Аз же нищ есмь и убог, Гос­подь попече́тся о мне. Помо́щник мой и Защи́титель мой еси Ты, Боже мой, не закосни́.

Началь­ни­ку хора. Пса­лом Дави­да. Твер­до упо­вал я на Гос­по­да, и Он при­к­ло­нил­ся ко мне и услы­шал вопль мой; извлек меня из страш­но­го рва, из тини­сто­го боло­та, и поста­вил на камне ноги мои и утвер­дил сто­пы мои; и вло­жил в уста мои новую песнь – хва­лу Богу наше­му. Уви­дят мно­гие и убо­ят­ся и будут упо­вать на Гос­по­да. Бла­жен чело­век, кото­рый на Гос­по­да воз­ла­га­ет надеж­ду свою и не обра­ща­ет­ся к гор­дым и к укло­ня­ю­щим­ся ко лжи. Мно­го соде­лал Ты, Гос­по­ди, Боже мой: о чуде­сах и помыш­ле­ни­ях Тво­их о нас – кто упо­до­бит­ся Тебе! – хотел бы я про­по­ве­до­вать и гово­рить, но они пре­вы­ша­ют чис­ло. Жерт­вы и при­но­ше­ния Ты не вос­хо­тел; Ты открыл мне уши* (*По пере­во­ду 70-ти: уго­то­вил мне тело.); все­со­жже­ния и жерт­вы за грех Ты не потре­бо­вал. Тогда я ска­зал: вот, иду; в свит­ке книж­ном напи­са­но о мне: я желаю испол­нить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в серд­це. Я воз­ве­щал прав­ду Твою в собра­нии вели­ком; я не воз­бра­нял устам моим: Ты, Гос­по­ди, зна­ешь. Прав­ды Тво­ей не скры­вал в серд­це моем, воз­ве­щал вер­ность Твою и спа­се­ние Твое, не ута­и­вал мило­сти Тво­ей и исти­ны Тво­ей пред собра­ни­ем вели­ким. Не удер­жи­вай, Гос­по­ди, щед­рот Тво­их от меня; милость Твоя и исти­на Твоя да охра­ня­ют меня непре­стан­но, ибо окру­жи­ли меня беды неис­чис­ли­мые; постиг­ли меня без­за­ко­ния мои, так что видеть не могу: их более, неже­ли волос на голо­ве моей; серд­це мое оста­ви­ло меня. Бла­го­во­ли, Гос­по­ди, изба­вить меня; Гос­по­ди! поспе­ши на помощь мне. Да посты­дят­ся и посра­мят­ся все, ищу­щие поги­бе­ли душе моей! Да будут обра­ще­ны назад и пре­да­ны посме­я­нию жела­ю­щие мне зла! Да смя­тут­ся от посрам­ле­ния сво­е­го гово­ря­щие мне: «хоро­шо! хоро­шо!» Да раду­ют­ся и весе­лят­ся Тобою все ищу­щие Тебя, и любя­щие спа­се­ние Твое да гово­рят непре­стан­но: «велик Гос­подь!» Я же беден и нищ, но Гос­подь печет­ся о мне. Ты – помощь моя и изба­ви­тель мой, Боже мой! не замедли.

Преподобный старец Амвросий Оптинский

Пре­по­доб­ный Оптин­ский ста­рец Амвро­сий родил­ся 23 нояб­ря 1812 года в селе Боль­шая Липо­ви­ца Там­бов­ской губер­нии и был наре­чен Алек­сан­дром в честь бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го, память кото­ро­го празд­но­ва­лась в тот день. Его отец Миха­ил Федо­ро­вич Грен­ков был сель­ским дьяч­ком, а мать Мар­фа Нико­ла­ев­на зани­ма­лась вос­пи­та­ни­ем детей. Алек­сандр рос живым и рез­вым маль­чи­ком, любил дет­ские заба­вы и шум­ные игры. Все вос­пи­та­ние детей в семье про­хо­ди­ло в стро­го рели­ги­оз­ном направ­ле­нии. Отец брал Алек­сандра с собой в цер­ковь, где юный отрок читал и пел на кли­ро­се. Люби­ли в семье и чте­ние боже­ствен­ных книг.

В 12 лет Алек­сандр посту­пил в Там­бов­ское духов­ное учи­ли­ще, а по его окон­ча­нии в 1830 году — в Там­бов­скую духов­ную семи­на­рию. Уче­ние бла­го­да­ря при­род­ной ода­рен­но­сти дава­лось Алек­сан­дру лег­ко. Одна­ко окру­жа­ю­щие выде­ля­ли целост­ность его нату­ры, нрав­ствен­ную чисто­ту и собран­ность духа. Как он поз­же вспо­ми­нал: «В мона­стырь я не думал нико­гда идти… впро­чем, дру­гие поче­му-то пред­рек­ли мне, что я буду в мона­сты­ре». И вско­ре юно­му семи­на­ри­сту было пока­за­но его истин­ное при­зва­ние. За год до окон­ча­ния семи­на­рии Алек­сандр настоль­ко серьез­но забо­лел, что окру­жа­ю­щие уже отча­я­лись в его выздо­ров­ле­нии. В это вре­мя Алек­сандр дал обе­ща­ние Гос­по­ду, что если Он воз­двиг­нет его здра­вым с одра болез­ни, то он непре­мен­но пой­дет в мона­стырь. Юно­ша выздо­ро­вел, но испол­нить обет сра­зу не имел воз­мож­но­сти: ни началь­ство, ни роди­те­ли не поз­во­ли­ли бы ему оста­вить семинарию.

В 1836 году Алек­сандр окон­чил семи­нар­ский курс. Он решил избрать для себя такое место, кото­рое не стес­ня­ло бы его в слу­чае пол­ной реши­мо­сти оста­вить мир, и посту­пил домаш­ним учи­те­лем в дом к одно­му из поме­щи­ков. Здесь он позна­ко­мил­ся со свет­ским обще­ством, бли­же и глуб­же узнал раз­лич­ные харак­те­ры, что зна­чи­тель­но рас­ши­ри­ло его жиз­нен­ный опыт. В то вре­мя, как поз­же вспо­ми­нал ста­рец, все нахо­див­ши­е­ся в ссо­рах иска­ли его сове­та и про­си­ли быть примирителем.

В мар­те 1838 года Алек­сандр Михай­ло­вич был утвер­жден пре­по­да­ва­те­лем Липец­ко­го духов­но­го учи­ли­ща. При обра­ще­нии с уче­ни­ка­ми он соче­тал доб­ро­ту с разум­ной стро­го­стью, к чему и сам при­вык в дет­стве. Внешне все скла­ды­ва­лось бла­го­по­луч­но — его ува­жа­ли кол­ле­ги и началь­ство, одна­ко внут­рен­ний голос не давал ему покоя. Вот как сам ста­рец опи­сы­вал свое состо­я­ние в то вре­мя: «После выздо­ров­ле­ния я целых четы­ре года все жал­ся, не решал­ся сра­зу покон­чить с миром, а про­дол­жал по-преж­не­му посе­щать зна­ко­мых и не остав­лял сво­ей сло­во­охот­ли­во­сти. Быва­ло, дума­ешь про себя: ну вот отныне буду мол­чать, не буду рас­се­и­вать­ся. А тут, гля­дишь, зазо­вет кто-нибудь к себе, ну, разу­ме­ет­ся, не выдер­жу и увле­кусь раз­го­во­ра­ми. Но при­дешь домой — на душе неспо­кой­но; и поду­ма­ешь: ну теперь уже все кон­че­но навсе­гда — совсем пере­ста­ну бол­тать. Смот­ришь — опять позва­ли в гости, опять набол­та­ешь. И так вот я мучил­ся целых четы­ре года».

Для укреп­ле­ния в сво­их пере­жи­ва­ни­ях Алек­сандр Михай­ло­вич при­бе­гал к уеди­нен­ной молит­ве перед обра­зом Божи­ей Мате­ри Там­бов­ской — роди­тель­ским бла­го­сло­ве­ни­ем. Тща­тель­но скры­вая свое душев­ное состо­я­ние, он ожи­дал опре­де­лен­но­го ука­за­ния свы­ше, от Гос­по­да. Его тай­ные сомне­ния укре­пил тро­е­ку­ров­ский затвор­ник Ила­ри­он, кото­рый ска­зал Алек­сан­дру Михай­ло­ви­чу: «Иди в Опти­ну. Ты там нужен». Одна­ко для окон­ча­тель­но­го раз­ры­ва с миром был необ­хо­дим еще какой-то реши­тель­ный толчок.

Как-то Алек­сандр Михай­ло­вич был при­гла­шен в гости к зна­ко­мым. Вечер про­шел в боль­шом ожив­ле­нии, Алек­сандр Михай­ло­вич был весел и сме­шил при­сут­ство­вав­ших. Ночь после это­го вече­ра, про­ве­ден­ная в искрен­нем рас­ка­я­нии, окон­ча­тель­но опре­де­ли­ла судь­бу Алек­сандра Михай­ло­ви­ча. «Будет! Пора поло­жить все­му конец! Нель­зя слу­жить и Богу и мамоне. Надо выби­рать что-нибудь одно! Надо все­це­ло при­ле­пить­ся к Еди­но­му Богу! Надо бро­сить мир!» Через несколь­ко дней, не гово­ря нико­му ни сло­ва, Алек­сандр Михай­ло­вич тай­но поки­нул Липецк и напра­вил­ся в Опти­ну пустынь, куда при­был 8 октяб­ря 1839 года.

Рас­по­ло­жен­ная сре­ди огром­но­го густо­го бора, оби­тель не отли­ча­лась осо­бым богат­ством. В мона­сты­ре и в ски­ту под­ви­за­лись искрен­ние рев­ни­те­ли ино­че­ских подви­гов: игу­мен Мои­сей (Пути­лов), муд­рый и сми­рен­ный насто­я­тель оби­те­ли, его брат — началь­ник ски­та иеро­мо­нах Анто­ний, отли­чав­ший­ся осо­бой кро­то­стью и сми­ре­ни­ем, нако­нец, стар­цы, управ­ляв­шие духов­ной жиз­нью всей оби­те­ли, — иерос­хи­мо­нах Лев (Нагол­кин) и Мака­рий (Ива­нов), а так­же мно­гие дру­гие подвиж­ни­ки. Ста­рец Лев, осно­ва­тель стар­че­ства в Опти­ной пусты­ни, настав­ник высо­кой духов­ной опыт­но­сти, имев­ший дар рас­суж­де­ния и про­зор­ли­во­сти, при­нял Алек­сандра Михай­ло­ви­ча в чис­ло сво­их учеников.

Пер­вое вре­мя Алек­сандр Михай­ло­вич жил в гости­ни­це, а после по бла­го­сло­ве­нию стар­ца Льва пере­шел в мона­стырь. 2 апре­ля 1840 года он был зачис­лен в чис­ло брат­ства и одет в под­ряс­ник. Пер­вое вре­мя он был чте­цом у стар­ца Льва, затем рабо­тал в хлебне, а потом стал келей­ни­ком у стар­ца Мака­рия. Стрем­ле­ние к стро­гой духов­ной жиз­ни было заме­че­но стар­ца­ми. Как вспо­ми­нал ста­рец Амвро­сий, «покой­ный ста­рец (о. Лев) тогда при­звал к себе батюш­ку о. Мака­рия и гово­рит ему: «Вот чело­век боль­но ютит­ся к нам, стар­цам. Я теперь уж очень стал слаб. Так вот я и пере­даю его из полы в полу, вла­дей им как знаешь»».

Летом 1841 года послуш­ник Алек­сандр был постри­жен в рясо­фор, а 29 нояб­ря 1842 года — в ман­тию с име­нем Амвро­сий в честь свя­ти­те­ля Амвро­сия, епи­ско­па Медио­лан­ско­го (память 7 декаб­ря). 4 фев­ра­ля 1843 года о. Амвро­сий был руко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на, 9 декаб­ря 1845 года — в иеро­мо­на­ха. Прак­ти­че­ски сра­зу после посвя­ще­ния о. Амвро­сий тяже­ло забо­лел. В октяб­ре 1846 года он был келей­но постри­жен в схи­му с сохра­не­ни­ем преж­не­го име­ни и вско­ре из-за болез­ни был выве­ден за штат мона­сты­ря. Несмот­ря на свои мно­го­чис­лен­ные болез­ни, о. Амвро­сий не толь­ко не скор­бел о них, но даже счи­тал их необ­хо­ди­мы­ми как луч­шее сред­ство для вос­пи­та­ния души.

После кон­чи­ны в 1860 году стар­ца Мака­рия о. Амвро­сий при­нял на себя нелег­кое бре­мя стар­че­ско­го слу­же­ния. К стар­цу в Опти­ну шли как к свя­то­му чело­ве­ку, веря и наде­ясь, что полу­чат исце­ле­ние от неду­гов духов­ных и телес­ных. Хри­сти­ан­ская любовь, твер­дая вера и сер­деч­ная молит­ва стар­ца вра­че­ва­ли всех посе­ти­те­лей. Настав­ле­ния стар­ца часто были крат­ки­ми, но емки­ми и надол­го запо­ми­на­лись его уче­ни­ка­ми. «Как жить, что­бы спа­стись?» — «Нуж­но жить нели­це­мер­но и вести себя при­мер­но, тогда дело наше будет вер­но, а ина­че будет сквер­но»; «Как жить?» — «Жить — не тужить, нико­го не осуж­дать, нико­му не доса­ждать, и всем мое почтение».

К нему обра­ща­лись не толь­ко про­стые люди, но и мно­го­чис­лен­ные мона­ше­ству­ю­щие и пред­ста­ви­те­ли интел­ли­ген­ции. Сре­ди послед­ней мож­но отме­тить Ф.М. Досто­ев­ско­го, К.Н. Леон­тье­ва, Л.Н. Тол­сто­го, Вл. Соло­вье­ва, С.П. Шевы­ре­ва, И.В. и П.В. Кире­ев­ских, М.П. Пого­ди­на и мно­гих дру­гих. Мно­гие обра­ща­лись к стар­цу пись­мен­но, про­ся его сове­тов. Осо­бое попе­че­ние ста­рец имел о Шамор­дин­ской оби­те­ли, устро­ен­ной по его бла­го­сло­ве­нию неда­ле­ко от Опти­ной пусты­ни. В оби­тель при­ни­ма­ли скор­бя­щих и обез­до­лен­ных жен­щин, кото­рые не име­ли воз­мож­но­сти посту­пить в дру­гие мона­сты­ри. Здесь 10 октяб­ря 1891 года ста­рец завер­шил свой зем­ной путь. Скорб­ная тор­же­ствен­ная про­цес­сия про­во­ди­ла гроб с телом покой­но­го в Опти­ну пустынь и пре­да­ла зем­ле у юго-восточ­ной сте­ны Вве­ден­ско­го собо­ра, рядом с моги­лой стар­ца Макария.

На про­тя­же­нии мно­гих лет память об оптин­ском подвиж­ни­ке хра­ни­лась в наро­де. В 1988 году пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский был про­слав­лен Собо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Были обре­те­ны свя­тые мощи пре­по­доб­но­го стар­ца и поме­ще­ны во Вве­ден­ском собо­ре обители.

Изда­ние Сре­тен­ско­го мона­сты­ря, 2006 г.


* Здесь и далее Сино­даль­ный перевод.

Оставить комментарий

Добавить комментарий для Надежда Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Надежда, 24.05.2020

    Сла­ва Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу !и Пре­свя­той Матуш­ке Богор­ди­це нашей,Заступнице рода христианского!!!Всегда!И ныне,и во веки веков!!!Аминь.

    Ответить »
  • Кирилл, 05.02.2019

    Татья­на, что-то с Вашим ком­пью­те­ром. У нас тыся­чи чита­те­лей, жалоб нет.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки