Не будьте, как лицемеры

про­то­и­е­рей Андрей Ткачев

Чело­век сложен. То, что в чело­веке доступно взгляду со сто­роны и прочим телес­ным чув­ствам, не есть весь чело­век. Суще­ствует еще чело­век сокро­вен­ный, внут­рен­ний. О нем чаще всего упо­ми­нает в своих посла­ниях апо­стол Павел.

«По внут­рен­нему чело­веку нахожу удо­воль­ствие в законе Божием» (Рим. 7:22).

«Если внеш­ний наш чело­век и тлеет, то внут­рен­ний со дня на день обнов­ля­ется» (2Кор. 4:16).

«Да даст вам, по богат­ству славы Своей, крепко утвер­диться Духом Его во внут­рен­нем чело­веке» (Еф. 3:16).

По-раз­ному ведут себя эти два чело­века – внеш­ний и внут­рен­ний. По-раз­ному отно­сится к ним душа и гос­под­ству­ю­щий ум. Если один из этих «людей» для души, для ума и воли – сынок, то другой – пасы­нок.

Можно всю жизнь зани­маться внеш­ним чело­ве­ком: мыть, лечить, укра­шать, питать и убла­жать его. При этом совер­шенно небречь о сокро­вен­ном чело­веке. Можно посту­пать наобо­рот, но таких людей до край­но­сти мало. Воз­можно, мы ни разу их не встре­чали, но лишь читали в тех книгах, где гово­рится о бога­ты­рях духа – насто­я­щих подвиж­ни­ках.

А может быть, воз­можно сов­ме­стить оба слу­же­ния и убла­жить и внеш­него чело­века, и внут­рен­него? Может, и воз­можно. Но, скорее всего, слова Иисуса Христа, ска­зан­ные об отно­ше­нии к богат­ству, каса­ются и этого вопроса: «Никто не может слу­жить двум гос­по­дам: ибо или одного будет нена­ви­деть, а дру­гого любить; или одному станет усерд­ство­вать, а о другом нера­деть» (Мф. 6:24).

Все труды, рож­да­е­мые верой, труды, на кото­рые зовет нас Еван­ге­лие, обра­щены к пользе внут­рен­него чело­века. Пост, молитва и мило­стыня. Они дарят сво­боду, окры­ляют и обла­го­ра­жи­вают внут­рен­него чело­века. Но цен­ность их сохра­ня­ется лишь тогда, когда они совер­ша­ются для Бога, перед лицом Божиим, а не для чело­ве­че­ских глаз и похвал. Поститься и молиться нужно «пред Отцом твоим, Кото­рый втайне». Иначе доб­ро­де­тель пре­вра­ща­ется в свою про­ти­во­по­лож­ность. Люди видят ее обман­чи­вую внеш­ность, хвалят мни­мого подвиж­ника, и тот, полу­чая в Еван­ге­лии имя «лице­мера», лишает себя всякой награды.

Что каса­ется поста, то есть воз­дер­жа­ния от раз­лич­ных сла­стей житей­ских и телес­ных при­ят­но­стей, то лице­ме­рие здесь, согласно слову Божи­ему, про­яв­ля­ется в напуск­ной уны­ло­сти и «при­ня­тии на себя мрач­ного лица, чтобы пока­заться людям постя­щимся».

Вместо этого Хри­стос Гос­подь сове­тует пома­зать главу и умыть лицо, а пост и сето­ва­ние сохра­нить в тайне души. Слова об умо­ве­нии лица и пома­за­нии головы нужно пони­мать, исходя из свя­щен­ной исто­рии и древ­них обы­чаев.

Древ­ние люди не знали внут­рен­ней скорби, кото­рая не выры­ва­лась бы наружу. То же можно ска­зать и о радо­сти. Все, что было у чело­века внутри, он выплес­ки­вал вовне. Так и до сих пор живут на Востоке, шумно раду­ясь и громко плача. Поэтому в период поста – а пост был при­уро­чен к скорб­ным датам и связан с пока­я­нием – чело­век раз­ры­вал на себе одежду, отка­зы­вался от умы­ва­ния. Вместо ухода за внеш­ним видом, посы­пал голову пеплом или прахом земным, раз­ма­зы­вал по лицу слезы. Весь его внеш­ний вид должен был гово­рить о внут­рен­ней скорби. И, конечно, со вре­ме­нем полу­чи­лась ситу­а­ция, при кото­рой чело­век при­вле­кал к себе вни­ма­ние наруж­но­стью, а сердце его при этом могло не пла­кать и не скор­беть, но искусно лице­ме­рить. От этого и предо­сте­ре­гает нас Гос­подь.

Поэтому нам голову ничем осо­бен­ным мазать не надо. Это ска­зано для тогдаш­них людей с их обы­чаем пома­зы­ва­ния головы маслом в радост­ные дни. Нам же не стоит увле­каться внеш­ними зна­ками воз­дер­жа­ния, как то: осо­быми одеж­дами и уже упо­мя­ну­тым «мрач­ным лицом». Внеш­ний вид наш всегда должен быть невы­зы­вающ, скро­мен и акку­ра­тен. И по части внеш­него вида Вели­кий пост не предъ­яв­ляет к нам ника­ких особых тре­бо­ва­ний. Напро­тив, мы должны ощу­тить время поста как время душев­ной весны и время чистой внут­рен­ней радо­сти. Облег­че­ние тела от избытка пищи и от лиш­него веса, упраж­не­ние в чтении слова Божия и молитве спо­собны дать душе ощу­ще­ние внут­рен­ней све­же­сти и – как след­ствие – радо­сти. Тогда абсурд­ной пока­жется внеш­няя угрю­мость и дей­стви­тельно захо­чется «умыть лицо и пома­зать главу».

Но даже если пост дастся тяжело, если враг смутит помыс­лами и напа­де­ни­ями, если вместо внут­рен­ней лег­ко­сти будет сухость и скорбь, то и тогда не надо всему окру­жа­ю­щему миру слать сиг­налы о том, что тво­рится у тебя внутри. Скорби пред Отцом, Кото­рый втайне, и Отец твой утешит тебя явно.

Можно быть обыч­ным греш­ни­ком, ничего осо­бен­ного из себя не пред­став­лять, но ничего осо­бен­ного из себя и не стро­ить. Это далеко не идеал. Но это лучше, чем попасть в кате­го­рию людей, о кото­рых ска­зано: «Име­ю­щие вид бла­го­че­стия, силы же его отрек­ши­еся» (2Тим. 3:5). О таких далее апо­стол гово­рит: «Тако­вых уда­ляйся».

Уси­лимся посему убе­жать от лице­ме­рия и пока­зуш­ни­че­ства, но послу­жить постом истин­ным Богу Живому, чтобы «крепко утвер­диться Духом Его во внут­рен­нем чело­веке» (Еф. 3:16).

14 марта 2011 г.

http://www.pravoslavie.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки