• Державное бессилие: каковы итоги 16-летнего правления Владимира Путина

    12 апреля 2016


    У нынеш­них вла­стей были вре­мя и ресур­сы, что­бы пре­вра­тить Рос­сию если не в оче­ред­ной Китай, то в новые Эми­ра­ты, зало­жив осно­вы для эко­но­ми­че­ско­го подъ­ема на несколь­ко деся­ти­ле­тий. Что про­изо­шло в реальности?

    Поте­рян­ные годы
    В пер­вые рабо­чие дни 2016 года вни­ма­ние рос­си­ян было сосре­до­то­че­но на кур­се дол­ла­ра и ценах на нефть — уже 77 руб. за долл. и $31 за бар­рель мар­ки Brent на утро 12 янва­ря. Спо­кой­но вос­при­ни­мать эти циф­ры, мно­гим казав­ши­е­ся еще совсем недав­но нере­аль­ны­ми, все тяжелее.

    Не сто­ит счи­тать, что эта нер­воз­ность не име­ла ника­ко­го отно­ше­ния к нашим наци­о­наль­ным тор­же­ствам. Напро­тив, она напря­мую свя­за­на с одним, хотя и не отме­ча­ю­щим­ся пока обще­на­род­но, собы­ти­ем — пере­ез­дом в Кремль Вла­ди­ми­ра Пути­на, слу­чив­шим­ся под Новый год 16 лет назад. Пото­му что имен­но гла­ве Рос­сий­ско­го госу­дар­ства мы более все­го обя­за­ны тем, что, зата­ив дыха­ние, сле­дим за коти­ров­ка­ми неф­ти, ведь имен­но его поли­ти­ка и при­ве­ла к тому, что, кро­ме энер­го­но­си­те­лей, за душой у Рос­сии мало что осталось.

    С чем встре­ча­ет стра­на нача­ло 17-го года прав­ле­ния сво­е­го лиде­ра? Со сред­ней зар­пла­той, если пере­ве­сти ее в дол­ла­ры, соот­вет­ству­ю­щей уров­ню октяб­ря 2005 года. С ВВП 2016 года, кото­рый, если так­же пере­счи­тать его по рыноч­но­му кур­су, бли­зок к пока­за­те­лю 2006 года. Мы при­ни­ма­ем про­гноз­ный ВВП на 2016 год в сум­ме 77,2 трлн руб. и сред­не­го­до­вой курс в 79 руб. за долл.; для 2006 года берем номи­наль­ный ВВП в 26,7 трлн руб. по Рос­ста­ту и сред­не­го­до­вой курс дол­ла­ра в 27,17 руб., по дан­ным Бан­ка России.

    Встре­ча­ет с отто­ком капи­та­ла за послед­ние три года в $280 млрд. С воен­ным бюдже­том, уве­ли­чив­шим­ся за годы его прав­ле­ния по номи­на­лу в 7,5, а в долла­ровом выра­же­нии — в 4,4 раза. С бюро­кра­ти­ей, окон­ча­тель­но пре­вра­тив­шей­ся в правя­щий класс, с сот­ня­ми новых гераль­ди­че­ских сим­во­лов. С дву­мя вой­нами, нача­ты­ми за послед­ние годы, с раз­бе­га­ю­щи­ми­ся сосе­дя­ми по пост­со­вет­ско­му про­стран­ству и испор­чен­ны­ми отно­ше­ни­я­ми с основ­ны­ми хозяй­ствен­ны­ми партнерами.

    Вста­ем с колен?
    Как гла­ве госу­дар­ства Вла­ди­ми­ру Пути­ну повез­ло. Ему улыб­ну­лась конъ­юнк­ту­ра, кото­рая воз­нес­ла коти­ров­ки неф­ти с $28,5/барр. в 2000 году до $102/барр. в сред­нем за 2010–2014 годы (по дан­ным BP Statistical Review of World Energy 2015). Под его руко­вод­ством ока­зал­ся народ, кото­рый хотел толь­ко зара­ба­ты­вать, потреб­лять и радо­ваться «вста­ва­нию с колен». В таких усло­ви­ях Рос­сию мож­но было пре­вра­тить если не в оче­ред­ной Китай, то в новые Эми­ра­ты, зало­жив осно­вы для эко­но­ми­че­ско­го подъ­ема на несколь­ко деся­ти­ле­тий. Но что было сде­ла­но на самом деле?

    Нач­нем с само­го про­сто­го — с раз­ре­кла­ми­ро­ван­ных Пути­ным «дви­жи­те­лей рос­сий­ской эко­но­ми­ки», близ­ких к госу­дар­ству кор­по­ра­ций. «Газ­пром», круп­ней­шая моно­по­лия стра­ны, все эти годы руко­во­ди­мая одним из бли­жай­ших дру­зей пре­зи­ден­та, постро­и­ла (и стро­ит) несколь­ко впе­чат­ля­ю­щих труб, но в то же вре­мя добы­ла в 2015 году газа мень­ше, чем в 1999‑м: 414 млрд про­тив 545 млрд куб. м. Счи­та­ет­ся, что ее мощ­но­сти намно­го боль­ше и рас­тут, проб­лема толь­ко со спро­сом на рос­сий­ский газ. Но тогда поче­му ее не воз­ник­ло, напри­мер, у Ката­ра, нарас­тив­ше­го добы­чу с 24 млрд до 177 млрд куб. м и ника­ких труд­но­стей со сбы­том не испытавшего?

    «Рос­нефть», собрав­шая за эти годы все воз­мож­ные неф­тя­ные акти­вы — от ЮКО­Са до «Ите­ры», ку­пила в 2013 году ТНК-ВР за $55 млрд, но сама сей­час оце­ни­ва­ет­ся лишь око­ло $34 млрд. ВЭБ, глав­ный «инсти­тут раз­ви­тия», — после столь­ких лет упор­ной рабо­ты потен­ци­аль­ный банк­рот, на чье спа­се­ние госу­дар­ству при­дет­ся выде­лить более 1 трлн руб. «Росте­х­но­ло­гии» — ничто без воен­ных зака­зов, исто­ща­ю­щих бюджет.

    Если огля­нуть­ся на исто­рию рос­сий­ской эко­но­ми­ки в путин­скую эпо­ху, ста­нет ясно, что раз­ви­ва­лись прак­ти­че­ски ис­ключительно него­су­дар­ствен­ные отрас­ли: опто­вая и роз­нич­ная тор­гов­ля, ком­му­ни­ка­ции и связь, част­ные бан­ки, стро­и­тель­ство, сфе­ра ком­мер­че­ских услуг. Государ­ство было эко­но­ми­че­ским тормозом.

    Дура­ки и дороги
    Сле­ду­ю­щий оче­вид­ный пункт — инфра­струк­ту­ра. В стране, пере­жи­ва­ю­щей бум (не важ­но, чем порож­ден­ный, пусть даже слу­чай­ны­ми неф­те­дол­ла­ра­ми), как пра­ви­ло, его пер­вым след­стви­ем ста­но­вит­ся стро­и­тель­ство автомоби­льных дорог, ско­рост­ных желез­но­до­рож­ных маги­стра­лей, мостов и эста­кад, раз­ви­тие энер­ге­ти­че­ских сетей. Посмот­ри­те на Китай, например.

    Это про­ис­хо­дит вез­де, кро­ме Рос­сии. За 16 лет не сда­но в экс­плу­а­та­цию ни одно­го кило­мет­ра совре­мен­но­го желез­но­до­рож­но­го полот­на, при­спо­соб­лен­но­го для ско­рост­но­го дви­же­ния. Дорог в 2014–2015 годах стро­и­лось по 1,2 тыс. км в год — в 4 раза мень­ше, чем в 2000‑м. Авто­мо­биль­ная трас­са меж­ду Моск­вой и Санкт-Петер­бур­гом все так же стро­ит­ся, как и в кон­це 1990‑х. По дан­ным само­го «Газ­про­ма», уро­вень гази­фи­ка­ции рос­сий­ских насе­лен­ных пунк­тов за год вырос на 0,1%, до 65,4%. С таки­ми тем­па­ми зада­ча пол­ной гази­фи­ка­ции будет выпол­не­на в нача­ле XXII столетия.

    За 16 лет при­рост мо­щ­ности рос­сий­ских мор­ских пор­тов ока­зался вдвое мень­ше, чем при­рост пере­вал­ки в одном толь­ко пор­ту Шан­хая. Про­вод­ки тран­зит­ных гру­зов по Север­но­му мор­ско­му пути в 2014 году были ниже, чем в 1999‑м (130 тыс. про­тив 460 тыс. т).

    Где же вста­ва­ние с ко­лен? Где един­ство рос­сий­ской тер­ри­то­рии и ее удоб­ство для про­жи­ва­ния? Это­го как не было, так и нет. Есть толь­ко кра­си­вые обе­ща­ния, каж­дый год похо­жие на те, что дава­лись ранее. На про­тя­же­нии всех лет сво­е­го пре­бы­ва­ния во вла­сти Путин обе­щал стране «удво­е­ние ВВП» и «сле­за­ние с неф­тя­ной иглы». Забав­но, что пер­вый лозунг был озву­чен в 2003 году, и у нас есть все шан­сы уже к 2018 году вер­нуть­ся при­бли­зи­тель­но к таким же дол­ла­ро­вым пока­за­те­лям ВВП, кото­рые были в стране в то время.

    Пре­одо­ле­ние зави­си­мо­сти от неф­те­до­бы­чи иллю­стри­ру­ет­ся прос­ты­ми циф­ра­ми: в 1999 году доля неф­ти, неф­те­про­дук­тов и газа в экс­пор­те соста­вляла 39,7%, в 2014‑м – 69,5%. При этом ника­кой инду­стри­аль­ной транс­фор­ма­ции в Рос­сии не про­изо­шло: на про­тя­же­нии всех путин­ских лет она была и оста­ет­ся един­ствен­ным из emerging markets, где тем­пы роста про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства отста­ют от тем­пов роста ВВП.

    Где раз­ре­кла­ми­ро­ван­ные неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие пред­при­я­тия, напри­мер завод «Рос­неф­ти» в При­мо­рье? Где про­из­вод­ство совре­мен­но­го обо­ру­до­ва­ния, меди­цин­ской тех­ни­ки, лекарств, ком­пью­те­ров или мобиль­ных теле­фо­нов? По боль­шин­ству дан­ных пози­ций стра­на зави­сит от импор­та на 70–100%. Если наши «парт­не­ры» захо­тят добить­ся пол­ного кол­лап­са рос­сий­ской эко­но­ми­ки, доста­точ­но запре­тить ввоз в стра­ну рас­ход­ных материалов.

    «На авось»
    Ката­стро­фи­че­ски­ми выгля­дят резуль­та­ты «реформ» соци­аль­ной сфе­ры и харак­тер рабо­ты гос­струк­тур, ответ­ствен­ных за обес­пе­че­ние нор­маль­ной жиз­ни граж­дан. В стране, каз­на кото­рой лопа­ет­ся от неф­те­дол­ла­ров, почти лик­ви­ди­ро­ва­но бес­плат­ное здра­во­охра­не­ние. Все рей­тин­ги фик­си­ру­ют обваль­ное сни­же­ние каче­ства сред­не­го обра­зо­ва­ния, а вузы дав­но уже ста­ли фаб­ри­ка­ми по про­из­вод­ству людей с ниче­го не зна­ча­щи­ми дипло­ма­ми. Даже «визит­ная кар­точ­ка» путин­ской Рос­сии — могу­ще­ствен­ное МЧС — не может спа­сти десят­ки людей, попав­ших в снеж­ные зано­сы непо­да­ле­ку от Орска. Про сра­щи­ва­ние бюро­кра­тии с кри­ми­на­лом не сто­ит вспо­минать: зна­ме­ни­тый фильм «Чай­ка» посмот­ре­ли уже мил­ли­о­ны людей.

    Даже во внеш­ней поли­ти­ке Рос­сии не слиш­ком есть чем похва­стать­ся. Я не буду вспо­ми­нать Укра­и­ну, кото­рую мы пре­вра­ти­ли во вра­га, но очевид­но, что наши союз­ни­ки в Сред­ней Азии все боль­ше скло­ня­ют­ся к Китаю, в послед­нее вре­мя став­ше­му основ­ным инве­сто­ром в реги­оне. Мы отго­ра­жи­ва­ем­ся от мира санк­ци­я­ми, нала­га­ем на себя вся­че­ские епи­ти­мьи, но нико­го это не стра­шит. Мы нача­ли воен­ную опе­ра­цию в Сирии, но уже сей­час начи­на­ем осо­зна­вать, что для успе­ха в ней необ­хо­ди­мы намно­го бóль­шие силы и сред­ства, чем Рос­сия может поз­во­лить себе при­ме­нить. Но раз­ве micromilitarisme theâtrale типа опе­ра­ции в Южной Осе­тии имен­но то, ради чего Рос­сия потра­ти­ла на воен­ные нуж­ды за годы путин­ско­го прав­ле­ния почти $960 млрд. (дан­ные SIPRI Database 2015), или 80% сво­е­го номи­наль­но­го ВВП за 2015 год?

    Одна­ко, конеч­но, самым впе­чат­ля­ю­щим явля­ет­ся то, насколь­ко быст­ро и, похо­же, неот­вра­ти­мо начи­на­ет раз­ва­ли­вать­ся мни­мое бла­го­по­лу­чие по мере сду­тия неф­тя­но­го пузы­ря. Пра­ви­тель­ство пятый год не может сде­лать ниче­го, что при­ве­ло хотя бы к замед­ле­нию сни­же­ния тем­пов роста. Оно три года под­ряд замо­ра­жи­ва­ет част­ные пен­си­он­ные накоп­ле­ния, по сути про­во­дя при­ну­ди­тель­ные заим­ство­ва­ния у граж­дан. Резерв­ный фонд, кото­рым вла­сти так гор­ди­лись все послед­ние годы, может быть рас­тра­чен уже через год-пол­то­ра. Пер­вые же при­зна­ки паде­ния цен на нефть вызва­ли пре­кра­ще­ние индек­са­ции пен­сий, и, види­мо, не за гора­ми ради­каль­ное сокра­ще­ние соци­аль­ных рас­хо­дов, выра­жен­ных даже во вдвое обесценивши­хся рублях.

    Стра­ной управ­ля­ет чело­век, кото­рый мно­го гово­рит, но не готов делать прак­ти­че­ски ниче­го кон­крет­но­го, более 10 лет пола­га­ясь на пози­тив­ные трен­ды, зада­ва­е­мые извне. Это дер­жав­ное бес­си­лие. Власть спо­соб­на рас­тра­тить сколь­ко угод­но мил­ли­ар­дов, но не может ни поста­вить дей­стви­тель­но амби­ци­оз­ные зада­чи, ни подо­брать достой­ные кад­ры для их реше­ния, ни про­сти­му­ли­ро­вать биз­нес, ни вдох­но­вить граж­дан на что-либо, кро­ме повто­ре­ния изби­тых лозун­гов. Наблю­дая за постоя­н­но сни­жа­ю­щи­ми­ся коти­ров­ка­ми неф­тя­ных фью­черсов, рос­сий­ские вла­сти нахо­дят­ся в оце­пе­не­нии от уви­ден­но­го и наде­ют­ся, похо­же, толь­ко на из­вечное рус­ское «авось».

    Источ­ник: Форум сво­бод­ной России

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    Проект находится в стадии тестирования Скрыть объявление