• Это не кризис, ребята, – это другая реальность

    14 марта 2017


    Мы живем надеж­дой, что сего­дняш­ний кри­зис прой­дет и все сно­ва нала­дит­ся. Но что, если это не кризис?

    2015 год каж­дый из нас про­жил, думая, что он живёт в кри­зис. Весь наш преды­ду­щий опыт под­ска­зы­вал нам, что это так и есть. Ведь мы уме­ем пере­жи­вать кри­зи­сы. Мы пере­жи­ли его в 1998 году, мы пере­жи­ли кри­зис 2008–2009 года и до послед­не­го дума­ли, что надо пере­жить 2015. Про­сто пере­жить – и все нала­дит­ся. У каж­до­го из нас нала­дит­ся – в раз­ной сте­пе­ни, но точ­но наладится.

    Нам каза­лось, что вот-вот – и цена на нефть будет рас­ти, и курс дол­ла­ра, эко­но­ми­ка каким-то необъ­яс­ни­мым спо­со­бом нач­нёт дышать, денег в нашем кар­мане ста­нет как-то боль­ше. В общем, все как-то выпра­вит­ся и ста­нет легче.

    Но я уве­рен, что надеж­ды и ожи­да­ния каж­до­го из нас на луч­шее не оправ­да­ют­ся никак.

    Это не кри­зис, когда в 2015 году ста­ло пло­хо, в 2016 году ста­нет луч­ше, а в 2017 уже все более-менее нала­дит­ся, про­сто надо толь­ко дотер­петь. Это наступ­ле­ние абсо­лют­но дру­гой реаль­но­сти нашей жизни.

    И эта дру­гая реаль­ность для всей нашей стра­ны, для каж­до­го из нас – все­рьёз и надол­го. И она не рас­со­сёт­ся сама собой за пару лет в силу изме­не­ния конъ­юнк­ту­ры на миро­вых рын­ках или каких-то изме­не­ни­ях в моде­ли управ­ле­ния нашей стра­ной. И это доволь­но печаль­ная новость, ведь эта реаль­ность рису­ет доволь­но без­ра­дост­ные пер­спек­ти­вы для каж­до­го чело­ве­ка в нашей стране, ведь все мы нахо­дим­ся в той или иной сте­пе­ни в одной теле­ге, кото­рая едет по очень глу­бо­кой колее в направ­ле­нии, кото­рое нам, мяг­ко гово­ря, не нра­вит­ся. А выско­чить из глу­бо­кой колеи, в кото­рой мы сидим и катим­ся, потре­бу­ет очень мно­го уси­лий боль­шо­го коли­че­ства людей. Без гаран­ти­ро­ван­но­го резуль­та­та, но с гаран­ти­ро­ван­ны­ми сложностями.

    Пер­вым шагом для того, что­бы выско­чить из колеи, долж­но быть осо­зна­ние того, кто мы на самом деле и где мы находимся.

    Но наблю­дая за сво­и­ми соб­ствен­ны­ми ощу­ще­ни­я­ми и при­об­ре­тён­ны­ми за послед­ние годы при­выч­ка­ми и обра­зом мыс­ли, обща­ясь за послед­ний год со мно­ги­ми абсо­лют­но раз­ны­ми людь­ми в абсо­лют­но раз­ных ситу­а­ци­ях, чув­ствуя настро­е­ния боль­шо­го коли­че­ства людей, с кото­ры­ми я рабо­таю и для кото­рых рабо­таю, я пони­маю, что мы за эти годы серьез­но поте­ря­ли адек­ват­ность вос­при­я­тия того, кто мы на самом деле, где мы нахо­дим­ся и что нам – каж­до­му из нас – нуж­но делать.

    Как почти каж­дый из нас поте­рял адек­ват­ность вос­при­я­тия реальности

    За послед­ние 15 лет мы как-то нена­вяз­чи­во так при­вык­ли к тому, что у каж­до­го у нас все долж­но ста­но­вить­ся луч­ше: биз­нес дол­жен рас­ти, зар­пла­ты долж­ны быть боль­ше, отпус­ка и празд­ни­ки доль­ше, жизнь лег­че, а пер­спек­ти­ва ярче. Конеч­но, быва­ют вре­мен­ные, чисто конъ­юнк­тур­ные и не зави­ся­щие от каж­до­го из нас слож­но­сти, но фун­да­мен­таль­но у каж­до­го долж­но быть луч­ше, чем вче­ра. Имен­но ДОЛЖНО быть луч­ше. Неза­ви­си­мо от того, какие уси­лия каж­дый из нас при­кла­ды­ва­ет, неза­ви­си­мо, в какой орга­ни­за­ции и на кого и для чего он работает.

    Даже сей­час каж­дый из нас, ощу­тив на себе новую и отрезв­ля­ю­щую эко­но­ми­че­скую реаль­ность, все рав­но про­дол­жа­ет жить ста­ры­ми пред­став­ле­ни­я­ми о том, как было хоро­шо в преды­ду­щие «золо­тые» годы, и каж­дый живет надеж­дой на то, что все само собой рас­со­сёт­ся и пой­дёт к лучшему.

    Мно­гие круп­ные биз­не­сме­ны, зара­бо­тав­шие свои состо­я­ния в пери­од рас­цве­та нашей эко­но­ми­ки 2000–2008 годов до сих пор нахо­дят­ся под впе­чат­ле­ни­ем сво­их соб­ствен­ных, но преды­ду­щих успе­хов и верят в свою соб­ствен­ную уда­чу и пред­при­ни­ма­тель­ский талант. И не пони­ма­ют, поче­му у них сей­час ров­ным сче­том ниче­го не выхо­дит, хотя они дела­ют все то же самое, что и тогда, когда это при­но­си­ло им рост биз­не­са и соб­ствен­но­го бла­го­со­сто­я­ния. В те «жир­ные» годы, ока­зав­шись в пра­виль­ном месте и в пра­виль­ное вре­мя, мно­гие зара­бо­та­ли очень при­лич­ные день­ги, думая, что это их заслу­га и их пред­при­ни­ма­тель­ский талант. Но тогда рос­ло вез­де и мно­гие даже кри­ти­че­ские ошиб­ки про­ща­лись фан­та­сти­че­ски­ми по сего­дняш­ним мер­кам тем­па­ми роста. И они настоль­ко уве­ро­ва­ли в свой пред­при­ни­ма­тель­ский талант, что про­дол­жа­ют думать, что все, к чему они при­ка­са­ют­ся сей­час, тут же долж­но рас­цве­сти буй­ным цве­том. А оно не рас­цве­та­ет. Более того, создан­ное и рас­цвет­шее в преды­ду­щие годы поче­му-то засы­ха­ет и ску­ко­жи­ва­ет­ся. Пото­му что теку­щая ситу­а­ция не про­ща­ет оши­бок и «родо­вые трав­мы» у уже функ­ци­о­ни­ру­ю­щих ком­па­ний в виде неэф­фек­тив­но­сти управ­ле­ния уже не про­ща­ют­ся внеш­ней средой.

    Мно­гие мене­дже­ры круп­ных госу­дар­ствен­ных и не толь­ко госу­дар­ствен­ных, да и не толь­ко круп­ных ком­па­ний, с удив­ле­ни­ем наблю­да­ют, как биз­нес, кото­рым они управ­ля­ют так же эффек­тив­но (как им кажет­ся), не то, что стагни­ру­ет – он серьёз­но пада­ет. И будет про­дол­жать падать. И толь­ко чудо может раз­вер­нуть эту печаль­ную тен­ден­цию. Но чуда не про­ис­хо­дит, и надеж­ды на чудо ото­дви­га­ют­ся каж­дый раз по мере того, как реаль­ность толь­ко ухуд­ша­ет прогнозы.

    Мно­гие чест­но ходя­щие на рабо­ту и дела­ю­щие изо дня в день одно и тоже сотруд­ни­ки боль­ших и не толь­ко боль­ших ком­па­ний, при­вык­шие к регу­ляр­ным повы­ше­ни­ям зар­пла­ты и прак­ти­че­ски гаран­ти­ро­ван­ным бону­сам тоже с удив­ле­ни­ем и серьёз­ной обес­по­ко­ен­но­стью наблю­да­ют, как их до это­го вро­де бы ком­форт­ные ком­па­нии поче­му-то меня­ют свою кад­ро­вую поли­ти­ку и не индек­си­ру­ют зар­пла­ту. Бону­сы поче­му-то теря­ют свой гаран­ти­ро­ван­ный ста­тус, да и сама рабо­та пере­ста­ёт быть гаран­ти­ро­ван­ной. Мно­гим кажет­ся, что это про­ис­хо­дит толь­ко в той ком­па­нии, в кото­рой каж­дый из нас сей­час рабо­та­ет, и поэто­му ощу­ще­ние неспра­вед­ли­во­сти толь­ко воз­рас­та­ет. Пото­му что преды­ду­щий опыт под­ска­зы­ва­ет: почти вез­де, где он до это­го рабо­тал, все про­ис­хо­ди­ло «по-чело­ве­че­ски». Мно­гим кажет­ся, что им долж­ны быть бла­го­дар­ны толь­ко за то, что он ходит на рабо­ту за эту зар­пла­ту, и тре­бо­вать от него боль­ше­го за эти день­ги – про­сто неприлично.

    В доволь­но ощу­ти­мо вырос­шей за послед­ние годы армии гос­слу­жа­щих ситу­а­ция даже серьез­нее, чем в биз­не­се. Ожи­да­ния и тре­бо­ва­ния к сво­е­му рабо­то­да­те­лю – госу­дар­ству – ещё выше. Конеч­но, ведь это самый бога­тый и самый соци­аль­но ответ­ствен­ный в стране рабо­то­да­тель. Если тре­бо­ва­ния к это­му рабо­то­да­те­лю толь­ко рас­тут, то тре­бо­ва­ние к самим себе по эффек­тив­но­сти сво­ей рабо­ты – они не то что не рас­тут, они дегра­ди­ру­ют. С учё­том того, что воз­мож­но­сти изме­ре­ния эффек­тив­но­сти и резуль­та­тив­но­сти рабо­ты каж­до­го в гос­сек­то­ре гораз­до ниже, чем в биз­не­се, труд­но под­дер­жи­вать и повы­шать уро­вень тре­бо­ва­тель­но­сти. На этом фоне ещё труд­нее «при­зем­лять» уро­вень ожи­да­ний сотруд­ни­ков гос­ап­па­ра­та от сво­е­го работодателя.

    При этом все про­бле­мы не в нас, а в других.

    Ведь каж­дый из нас очень хоро­шо уме­ет под­ме­чать всю неэф­фек­тив­ность и без­дар­ность управ­ле­ния и дей­ствий у дру­гих, но в отно­ше­нии лич­но себя адек­ват­ность вос­при­я­тия кри­ти­че­ски снижается.

    Так мы и живём – в кри­ти­че­ском вос­при­я­тии все­го вокруг, за исклю­че­ни­ем адек­ват­но­го и кри­ти­че­ско­го вос­при­я­тия глав­но­го – само­го себя и того, что дела­ет каж­дый из нас, что­бы зара­бо­тать себе на жизнь.

    Поче­му мы поте­ря­ли адек­ват­ность – пять сфор­ми­ро­вав­ших­ся мифов в наших головах

    Поче­му мы поте­ря­ли соб­ствен­ную адек­ват­ность и все­рьез недо­оце­ни­ва­ем суро­вость теку­щей реаль­но­сти преж­де все­го по отно­ше­нию к каж­до­му из нас? У каж­до­го из нас в раз­ной про­пор­ции за эти годы сфор­ми­ро­ва­лись и глу­бо­ко уко­ре­ни­лись пять мифов, кото­рые меша­ют нам адек­ват­но вос­при­ни­мать окру­жа­ю­щую нас эко­но­ми­че­скую дей­стви­тель­ность. А люди, кото­рые теря­ют адек­ват­ность в вос­при­я­тии, нахо­дят­ся в серьез­ной опас­но­сти, мас­со­вая поте­ря адек­ват­но­сти – это гораз­до более серьез­ная опасность.

    Пер­вый миф – мы счи­та­ем, что это мы сами все зара­бо­та­ли, но это в зна­чи­тель­ной мере лишь резуль­тат удач­ной конъюнктуры

    Мы на про­тя­же­нии послед­них пят­на­дца­ти лет ста­ли зара­ба­ты­вать очень при­лич­ные день­ги для наше­го уров­ня раз­ви­тия эко­но­ми­ки и чрез­мер­но при­лич­ные для того уров­ня, что каж­дый из нас дела­ет, при­хо­дя каж­дый день на работу.

    Я не имею вви­ду толь­ко круп­ных пред­при­ни­ма­те­лей или руко­во­ди­те­лей боль­ших ком­па­ний. Я имею вви­ду каж­до­го из нас, кто живет в этой стране. При этом всем нам каза­лось, что это имен­но нами зара­бо­тан­ные день­ги. Зна­чи­тель­ная часть из нас смог­ла регу­ляр­но и с боль­шим удо­воль­стви­ем поку­пать за отнюдь не дере­вян­ные уже руб­ли вся­кие ино­стран­ные това­ры, авто­мо­би­ли, одеж­ду и даже про­дук­ты пита­ния, ездить за гра­ни­цу и чув­ство­вать себя там вполне ком­форт­но. При­лич­ная часть из нас чув­ство­ва­ли себя за гра­ни­цей непри­нуж­ден­но в любой, даже очень доро­гой, стране (ещё бы! В Москве цены-то такие же или даже выше, – с гор­до­стью гово­ри­ли мы, при­ез­жая в Лон­дон или Токио).

    В усло­ви­ях роста дохо­дов мы ста­ли мень­ше рабо­тать и боль­ше отды­хать, даже коли­че­ство офи­ци­аль­ных празд­ни­ков и выход­ных дней за эти пят­на­дцать лет уве­ли­чи­лось. За этот пери­од вырос­ло целое поко­ле­ние мене­дже­ров и работ­ни­ков раз­ных уров­ней, кото­рые все это вос­при­ни­ма­ют как долж­ное, как сло­жив­ший­ся поря­док вещей. А целое поко­ле­ние тех, кто пом­нит ещё тяжё­лые 90‑е годы, уже забы­ло об этом, оброс­ло при­выч­ка­ми и даже успе­ло «устать» от работы.

    Суро­вая реальность

    Все эти годы мы зара­ба­ты­ва­ли, на самом деле, не зара­бо­тан­ные нами сами­ми день­ги. Я имею про­стую и баналь­ную при­чи­ну утвер­ждать, что мы эти годы улуч­ша­ли каж­дый своё бла­го­со­сто­я­ние без адек­ват­ных для тако­го роста бла­го­со­сто­я­ний уси­лий. Это цены на нефть. Послед­ние 15 лет были пери­о­дом высо­ких цен на нефть, и наша стра­на – и каж­дый из нас – была одним из глав­ных бене­фи­ци­а­ров. Дохо­ды госу­дар­ства, насе­ле­ния, биз­не­са рос­ли как на дрож­жах. Эко­но­ми­ка, нака­чан­ная новы­ми при­хо­дя­щи­ми свы­ше день­га­ми, рос­ла и рос­ла. Про­се­ла, конеч­но, в 2008 году, но потом быст­ро отско­чи­ла и про­дол­жи­ла рост, пусть и мень­ши­ми темпами.

    Все это созда­ва­ло лож­ное ощу­ще­ние, что это мы сами зара­ба­ты­ва­ем столь­ко денег и это бла­го­да­ря нам и нашим уси­ли­ям рас­тёт наше лич­ное бла­го­со­сто­я­ние. Но поло­жа руку на серд­це, мини­мум 60, в сред­нем 90, а порою и 99% все­го того, что зара­бо­та­но – это бла­го­да­ря чрез­вы­чай­но удач­ной для всей стра­ны конъ­юнк­ту­ре, сло­жив­шей­ся в эти годы. Но мы уже так при­вык­ли ко все­му тому, что дают нам эти не зара­бо­тан­ные нами день­ги. Пото­му что мы при­об­ре­ли кучу при­вы­чек их тра­тить. Суро­вая прав­да жиз­ни тако­ва, что по мере роста дохо­дов при­выч­ки тра­тить день­ги раз­ви­ва­ют­ся быст­рее, чем сами дохо­ды, пото­му что люди начи­на­ют тра­тить день­ги даже те, кото­рые они ещё не зара­бо­та­ли. Мно­гие из нас потра­ти­ли аван­сом даже все буду­щие при­бав­ки к зар­пла­те или росте дохо­дов от биз­не­са, ожи­дая, что они их обя­за­тель­но полу­чат. Оброс­ли квар­ти­ра­ми и дача­ми, куп­лен­ны­ми в ипо­те­ку (не дай Бог валют­ную), доро­ги­ми не по дохо­дам маши­на­ми и вся­ки­ми дру­ги­ми вред­ны­ми для кошель­ка, но таки­ми при­ят­ны­ми, привычками.

    Но суро­вая реаль­ность тако­ва, что при преж­нем уровне лич­ных уси­лий тако­го роста да и вооб­ще роста лич­ных дохо­дов не про­ис­хо­дит и точ­но не про­изой­дёт. А без изме­не­ния сво­их при­вы­чек раз­рыв меж­ду дохо­да­ми и рас­хо­да­ми будет толь­ко нарас­тать. В 2015 году мы толь­ко нача­ли ощу­щать это на себе, но ещё была надеж­да, что все изме­нит­ся к луч­ше­му уже как-то ско­ро. Цены на нефть не вырас­тут, ребя­та. Упасть могут, а вырас­ти до того уров­ня, что­бы ста­ло зна­чи­мо луч­ше, – не вырас­тут в бли­жай­шие годы. Вот такая суро­вая реаль­ность. Источ­ни­ки роста сво­е­го бла­го­со­сто­я­ния нуж­но искать в дру­гом месте.

    Вто­рой миф – мы счи­та­ем, что ключ боль­шин­ства наших про­блем – это наше неэф­фек­тив­ное госу­дар­ство, но это дале­ко не так

    Нам силь­но меша­ет наша отча­сти обще­че­ло­ве­че­ская, отча­сти наци­о­наль­ная, отча­сти исто­ри­че­ски при­об­ре­тён­ная склон­ность к тому, что­бы обви­нять госу­дар­ство во всех наших лич­ных про­бле­мах. Наше госу­дар­ство для мно­гих из нас – отлич­ное и нахо­дя­ще­е­ся вне наше­го кон­тро­ля оправ­да­ние боль­шин­ства наших про­блем с ростом наше­го лич­но­го бла­го­со­сто­я­ния. Рас­ту­щая неэф­фек­тив­ность одно­го из глав­ных инсти­ту­тов, ответ­ствен­но­го за рост бла­го­со­сто­я­ния граж­дан, конеч­но, явля­ет­ся серьез­ной про­бле­мой и огра­ни­чи­те­лем для каж­до­го из нас. Но так ли вели­ко его вли­я­ние с точ­ки зре­ния роста дохо­дов каж­до­го из нас?

    Суро­вая реальность

    На самом деле, мы серьез­но гипер­тро­фи­ро­ва­ли роль наше­го рос­сий­ско­го госу­дар­ства и его нега­тив­ное вли­я­ние на наше лич­ное бла­го­со­сто­я­ние, пото­му что так про­ще искать оправ­да­ние сво­им соб­ствен­ным про­бле­мам. Конеч­но, само наше госу­дар­ство сво­ей патер­на­лист­ской по отно­ше­нию к граж­да­нам и сво­ей снис­хо­ди­тель­но пре­не­бре­жи­тель­ной по отно­ше­нию к биз­не­су поли­ти­кой само вино­ва­то в этом. Но мы же сей­час гово­рим про каж­до­го из нас.

    И у меня есть чет­кое убеж­де­ние: госу­дар­ство в зна­чи­тель­ном коли­че­стве слу­ча­ев к нашим про­бле­мам име­ет кос­вен­ное и уж точ­но вто­ро­сте­пен­ное отно­ше­ние. Биз­не­су порою стыд­но при­знать, но госу­дар­ство при всей сво­ей неэф­фек­тив­но­сти за эти пят­на­дцать лет гораз­до береж­нее отно­си­лось к день­гам, сва­лив­шим­ся на него от высо­ких цен на нефть, чем бОль­шая часть из наше­го, напри­мер, круп­но­го бизнеса.

    В общем, суро­вая реаль­ность тако­ва, что мы сво­и­ми дей­стви­я­ми гораз­до боль­ше опре­де­ля­ем наше соб­ствен­ное буду­щее и наше бла­го­со­сто­я­ние, чем наша власть. Хотя все­гда хочет­ся думать наобо­рот. Так про­ще жить, но от это­го денег у каж­до­го из нас не прибавляется.

    Тре­тий миф – мы счи­та­ем, что мы уни­каль­ны и исклю­чи­тель­ны, но это глу­бо­кое заблуждение

    Мы за эти годы сно­ва пове­ри­ли в свою уни­каль­ность и исклю­чи­тель­ность. У нас самая боль­шая стра­на, у нас очень мно­го неф­ти и газа, у нас атом­ная бом­ба и мы вооб­ще кру­ты и бру­таль­ны. Все это, конеч­но, прав­да. Но все, что мож­но, от это­го мы уже полу­чи­ли. И даже боль­ше, чем мог­ли ожидать.

    Мы настоль­ко уве­ро­ва­ли в свою рос­сий­скую исклю­чи­тель­ность и уни­каль­ность во всем – в том, как мы управ­ля­ем, начи­ная со стра­ны, круп­ных пред­при­я­тий и закан­чи­вая неболь­ши­ми ком­па­ни­я­ми. Мы очень верим в душе в мас­штаб­ность наше­го внут­рен­не­го рын­ка, объ­е­ма наше­го эко­но­ми­че­ско­го вли­я­ния и при­вле­ка­тель­но­сти для инве­сто­ров. Рос­сий­ской спе­ци­фи­кой и исто­ри­че­ским насле­ди­ем мы оправ­ды­ва­ли и про­дол­жа­ем оправ­ды­вать неэф­фек­тив­ность в управ­ле­нии, гру­бые инве­сти­ци­он­ные ошиб­ки, низ­кую про­из­во­ди­тель­ность тру­да и мно­гое-мно­гое дру­гое. И любой запад­ный даже чрез­вы­чай­но поло­жи­тель­ный опыт тре­бу­ет серьёз­ной адап­та­ции к рос­сий­ской специфике.

    Мы настоль­ко уве­ро­ва­ли в свою рос­сий­скую исклю­чи­тель­ность и уни­каль­ность во всем – в том, как мы управ­ля­ем, в очень серьез­ные раз­ме­ры наше­го внут­рен­не­го рын­ка, при­вле­ка­тель­ность для инве­сто­ров и наше эко­но­ми­че­ское вли­я­ния, по край­ней мере в стра­нах, кото­рые рядом с нами. Конеч­но, в пуб­лич­ной рито­ри­ке мы все эти посту­ла­ты как бы под­вер­га­ем сомне­нию, но в глу­бине души мы дума­ем, что это так.

    Суро­вая реальность

    На самом деле, бОль­шая часть из это­го уже не то что­бы игра­ет на буду­щий рост наше­го бла­го­со­сто­я­ния – теперь будет играть про­тив это­го. Пото­му что боль­шая стра­на – это боль­шие издерж­ки, мно­го неф­ти и газа не дают ниче­го боль­ше того, что мы име­ем сей­час, к тому же сей­час надо инве­сти­ро­вать, что­бы сохра­нить свои пози­ции на этих рын­ках, содер­жа­ние армии и всех этих бомб, ракет и все­го осталь­но­го сто­ит денег, а кру­тиз­на и бру­таль­ность на поли­ти­че­ской арене обхо­дят­ся очень недёшево.

    Наш рынок в миро­вом мас­шта­бе и так доволь­но неболь­шой, а за послед­ний год ещё и сокра­тил­ся для осталь­но­го мира мини­мум раза в два.

    Наша рос­сий­ская спе­ци­фи­ка в управ­ле­нии – это насто­я­щий миф и спо­соб объ­яс­нить рос­сий­ски­ми мене­дже­ра­ми свою неспо­соб­ность внед­рять луч­шие биз­нес-прак­ти­ки с достой­ным каче­ством у нас в стране.

    Наше каче­ство управ­ле­ния, куль­ту­ра про­из­вод­ства и про­из­во­ди­тель­ность тру­да кар­ди­наль­но ниже тех же посто­ян­но высме­и­ва­е­мых нами «тупых, обле­нив­ших­ся и ожи­рев­ших» аме­ри­кан­цев, кото­рые про­сто дела­ют нас по всем пунк­там. Мы по этим пока­за­те­лям ока­зы­ва­ем­ся на уровне тех, о ком мы все­гда так пре­не­бре­жи­тель­но дума­ем – на уровне не самых раз­ви­тых афри­кан­ских госу­дарств. Но нам очень при­ят­но думать, что мы на самом деле умные и кру­тые. Мож­но и даль­ше про­дол­жать об этом думать в том же духе. Но денег это каж­до­му из нас точ­но не прибавит.

    Теперь сде­лай­те это упраж­не­ние по пере­осмыс­ле­нию уни­каль­но­сти и исклю­чи­тель­но­сти не про стра­ну, а про себя любимого.

    Чет­вёр­тый миф – мы дума­ем, что нам нуж­на ста­биль­ность, но она наш самый глав­ный враг

    Мы все хотим и инту­и­тив­но и созна­тель­но ищем ста­биль­но­сти. На уровне всей стра­ны мы борем­ся за ста­биль­ность, при опро­сах в любой ком­па­нии один из пер­вых пунк­тов, кото­рый бес­по­ко­ит сотруд­ни­ков и им кате­го­ри­че­ски не нра­вит­ся, – это посто­ян­ные изме­не­ния и отсут­ствие ста­биль­но­сти. Всем нам очень хоте­лось закре­пить такое порою при­ят­ное сло­жив­ше­е­ся ста­тус кво, посто­ян­но рас­ти в дохо­дах и при этом чув­ство­вать себя абсо­лют­но уве­рен­ным в сво­ём буду­щем. Это­го хотят слиш­ком мно­го наро­ду – наша власть, круп­ные биз­не­сме­ны, уже застол­бив­шие свою «поля­ну» на этом празд­ни­ке жиз­ни, мене­дже­ры всех уров­ней, кото­рым хоте­лось бы мень­ше стрес­са и боль­ше сохра­не­ния сво­е­го ста­тус-кво и про­стые сотруд­ни­ки любых ком­па­ний. Ведь все изме­не­ния – это сплош­ной гемор­рой с неоче­вид­ным резуль­та­том, но с оче­вид­ны­ми сложностями.

    Суро­вая реальность

    Мир кар­ди­наль­но меня­ет­ся вокруг нас. Меня­ют­ся моде­ли веде­ния биз­не­са и вооб­ще управ­ле­ния боль­ши­ми и малы­ми систе­ма­ми, ста­но­вят­ся доступ­ны дру­гие тех­но­ло­гии, гло­баль­ные игро­ки из одних инду­стрий втор­га­ют­ся на тра­ди­ци­он­ную поля­ну дру­гих инду­стрий и побеж­да­ют. Меня­ют­ся целые сфе­ры жиз­ни и целые отрас­ли. Соци­аль­ная жизнь каж­до­го из нас десять лет назад кар­ди­наль­но отли­ча­ет­ся от того, что про­ис­хо­дит сей­час, бла­го­да­ря Facebook и дру­гим соци­аль­ным сетям, целые тра­ди­ци­он­ные отрас­ли, такие как транс­порт сей­час кар­ди­наль­но меня­ют­ся под воз­дей­стви­ем тех­но­ло­гий, кото­рые при­но­сят Uber, Gett и про­чие абсо­лют­но новые игро­ки на рын­ке. И это толь­ко начало.

    И эти ком­па­нии не толь­ко меня­ют жизнь того, для кого они рабо­та­ют, меняя жизнь их Кли­ен­тов и делая её удоб­нее и дешев­ле. Но они и управ­ля­ют­ся внут­ри и раз­ви­ва­ют­ся совер­шен­но по-дру­го­му, неже­ли чем тра­ди­ци­он­ные ком­па­нии, у кото­рых на гло­баль­ное раз­ви­тие и меж­ду­на­род­ный мас­штаб ухо­дят дол­гие десятилетия.

    И ско­рость этих изме­не­ний нарас­та­ет, а глу­би­на транс­фор­ма­ции уве­ли­чи­ва­ет­ся кардинально.

    Мы с одной сто­ро­ны на себе чув­ству­ем эти изме­не­ния, посколь­ку сами явля­ем­ся их поль­зо­ва­те­ля­ми и Кли­ен­та­ми, но поче­му-то твёр­до счи­та­ем, что для нашей жиз­ни и на сво­ей рабо­те это к нам отно­ше­ния не име­ет. Мы про­дол­жа­ем экс­плу­а­ти­ро­вать ста­рые биз­нес-моде­ли управ­ле­ния, мы про­дол­жа­ем эво­лю­ци­он­но улуч­шать (в луч­шем слу­чае) наши сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся деся­ти­ле­тия назад систе­мы, мы на сво­ём рабо­чем месте про­дол­жа­ем делать зача­стую абсо­лют­но бес­смыс­лен­ную и тупую рабо­ту. Стре­мясь к ста­биль­но­сти и раз­дра­жа­ясь и вол­ну­ясь по пово­ду каж­до­го изме­не­ния, кото­рое про­ис­хо­дит у нас на рабо­те или в жизни.

    Суро­вая реаль­ность тако­ва, что тот, кто ищет ста­биль­но­сти не полу­чит роста лич­но­го бла­го­со­сто­я­ния. Более того, те, кто ищет ста­биль­но­сти и не дай Бог нахо­дит её, точ­но поте­ря­ют. Рано или позд­но. Ско­рее рано. Пото­му что мир меня­ет­ся, и если ты не меня­ешь­ся вме­сте с ним – ока­зы­ва­ешь­ся на обочине.

    Пятый миф – мы дума­ем, что в стране дефи­цит кад­ров, но у нас все наоборот

    В нашем обще­стве за эти годы сло­жи­лось боль­шое предубеж­де­ние, что у нас дефи­цит рабо­чей силы и кад­ров вооб­ще. Демо­гра­фи­че­ская дыра в паде­нии рож­да­е­мо­сти нача­ла 90‑х годов и повы­шен­ный уро­вень ухо­да на пен­сию поко­ле­ния 50‑х годов, когда был бум рож­да­е­мо­сти, созда­вал на про­тя­же­нии этих лет ощу­ще­ние надви­га­ю­ще­го­ся дефи­ци­та кад­ров. Уве­ли­че­ние коли­че­ства выход­ных дней – толь­ко в 2016 году коли­че­ство выход­ных дней, поми­мо отпус­ков и стан­дарт­ных выход­ных, состав­ля­ет чуть ли не 31 день – тоже созда­ёт искус­ствен­ное ощу­ще­ние дефи­ци­та. Мы ста­ли мень­ше рабо­тать в прин­ци­пе за эти годы и потреб­ность мно­го рабо­тать у нас тоже поуба­ви­лась. А так или ина­че рас­ту­щая эко­но­ми­ка при отсут­ствии каких-то серьез­ных сдви­гов в про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да тре­бо­ва­ла новых рабо­чих мест. Госу­дар­ство тоже внес­ло серьез­ную леп­ту в фор­ми­ро­ва­ние ощу­ще­ния дефи­ци­та – гос­сек­тор уве­ли­чи­вал­ся по мере того, как госу­дар­ство мог­ло себе поз­во­лить тра­тить боль­ше и нани­мать боль­ше людей. Имен­но госу­дар­ство было самым рас­ту­щим, и самым бога­тым, и соци­аль­но-ответ­ствен­ным, и наи­ме­нее тре­бо­ва­тель­ным рабо­то­да­те­лем за эти пят­на­дцать лет.

    Если под­во­дить итог – все, что про­ис­хо­ди­ло за эти годы созда­ва­ло ощу­ще­ние тоталь­но­го дефи­ци­та кад­ров. Что созда­ва­ло у каж­до­го из нас не совсем адек­ват­ное вос­при­я­тие (это я смяг­чаю фор­му­ли­ров­ки) соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти и востребованности.

    Суро­вая реальность

    Реаль­ность тако­ва, что дефи­цит кад­ров – это абсо­лют­ный фейк в новых эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях. Это очень опас­ное заблуж­де­ние. У нас колос­саль­ный избы­ток людей, людей, неэф­фек­тив­ную загруз­ку кото­рых не может себе поз­во­лить биз­нес, госу­дар­ство и теку­щая эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция в целом.

    У нас колос­саль­ный избы­ток людей, кото­рые не созда­ют сто­и­мо­сти для того, на кого они рабо­та­ют, то есть для рабо­то­да­те­ля. И здесь про­бле­ма не толь­ко в самих людях, но и в каче­стве рабо­то­да­те­лей, загру­жа­ю­щих сво­их сотруд­ни­ков бес­по­лез­ной в конеч­ном сче­те работой.

    У нас колос­саль­ный избы­ток людей, кото­рые не созда­ют сто­и­мо­сти для кли­ен­тов, кото­рые, соб­ствен­но, и пла­тят за всю эту неэф­фек­тив­ность в том или ином виде.

    Наша потря­са­ю­щая неэф­фек­тив­ность, почти бес­ко­неч­ное коли­че­ство уров­ней управ­ле­ния, бес­смыс­лен­ные еже­днев­ные дей­ствия, кото­ры­ми зани­ма­ют­ся сот­ни тысяч (думаю, что не малень­кие мил­ли­о­ны людей), кото­рые могут быть лег­ко авто­ма­ти­зи­ро­ва­ны или сде­ла­ны совер­шен­но по-дру­го­му, созда­ют колос­саль­ный избы­ток бес­по­лез­ных в теку­щем вари­ан­те их исполь­зо­ва­ния людей.

    Про­бле­ма в том, что каж­дый из нас, делая каж­дый день бес­смыс­лен­ную и неэф­фек­тив­ную рабо­ту или загру­жая бес­смыс­лен­ной и неэф­фек­тив­ной рабо­той дру­гих людей, уби­ва­ет наши надеж­ды на рост соб­ствен­но­го бла­го­со­сто­я­ния. И не толь­ко собственного.

    У нас, на самом деле, есть жесто­чай­ший дефи­цит одной крайне немно­го­чис­лен­ной, но очень важ­ной кате­го­рии людей. Это люди, кото­рые пони­ма­ют, в каком состо­я­нии мы нахо­дим­ся. Эти люди не пита­ют иллю­зий по пово­ду сво­ей исклю­чи­тель­но­сти и эффек­тив­но­сти. Это люди, кото­рые откры­ты изме­не­ни­ям и сво­и­ми дей­стви­я­ми и пол­ной само­от­да­чей хотят и могут поме­нять эту реаль­ность. Их коли­че­ство, к сожа­ле­нию, ста­но­вит­ся все мень­ше, а насто­я­щая, но пока точ­но не осо­знан­ная обще­ством, потреб­ность в них ста­но­вит­ся все боль­ше. Если бы у нас хотя бы один на 1000 был таким – мы бы за доволь­но корот­кий в исто­ри­че­ской пер­спек­ти­ве срок транс­фор­ми­ро­ва­ли теку­щую суро­вую реаль­ность в яркое и свет­лое буду­щее. Но вот здесь мы в жут­ком дефи­ци­те. И это глав­ная про­бле­ма нашей страны.

    Что каж­до­му из нас делать со всем этим

    Для нача­ла каж­дый из нас, кто по-насто­я­ще­му хочет делать свою лич­ную жизнь луч­ше, дол­жен осо­знать и при­нять выше­из­ло­жен­ное. Хотя бы на 80%. Это необ­хо­ди­мое, но без­услов­но недо­ста­точ­ное усло­вие для каждого.

    Это крайне болез­нен­ный про­цесс пере­осмыс­ле­ния соб­ствен­но­го про­грес­са за послед­ние пят­на­дцать лет, сво­ей роли и места в цепоч­ке созда­ния сто­и­мо­сти, сво­их реаль­ных пер­спек­тив на буду­щее. Трез­во посмот­реть прав­де в гла­за, осо­бен­но про себя люби­мо­го, – это, поверь­те, непро­стое упражнение.

    Это зай­мёт какое-то вре­мя, но если это не про­изой­дёт быст­ро, то, боюсь, с вами не про­изой­дёт уже нико­гда либо про­изой­дёт слиш­ком-слиш­ком позд­но. Поэто­му поду­май­те об этом пря­мо сейчас.

    Ну и крайне реко­мен­дую не оста­нав­ли­вать­ся исклю­чи­тель­но на пере­осмыс­ле­нии, рефлек­сии, носталь­ги­ро­ва­нии и само­би­че­ва­нии, а сосре­до­то­чить­ся на дей­стви­ях в соот­вет­ствии с осо­знан­ным. Если у Вас полу­чит­ся, то тогда и себе, и дру­гим помо­же­те. И дефи­цит тех людей, кото­рых нам так дей­стви­тель­но не хва­та­ет, воз­мож­но сократите 🙂

    Сло­бо­дин Михаил

    Источ­ник: https://ru.agenda.media/

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    Проект находится в стадии тестирования Скрыть объявление