Азбука веры Православная библиотека архиепископ Агафангел (Соловьев) Книга Иова в русском переводе с кратким объяснением
Распечатать

архиепископ Агафангел (Соловьев)

Книга Иова в русском переводе с кратким объяснением

Содержание

О книге Иова Наименование и предмет книги Действительность предмета Место жизни Иова Его состояние Первоначальный язык книги Писатель жил в Идумее в Патриархальное время Писатель книги – сам Иов Подлинность исторических сказаний, которыми начинается и оканчивается книга Эстетическое достоинство книги Иова Польза и достоинство книги Иова История книги Иова Расположение частей книги изложение содержания её Глава I Добродетели, семейство и богатство Иова Бедствия Иова Глава II Болезнь Иова Прибытие к Иову трех друзей его Глава III. Тяжёлая болезнь исторгает плачевный вопль из уст Иова Глава IV. Елифаз утешает Иова Глава V Глава VI. Иов ответствует Елифазу Глава VII Глава VIII. Валдад утешает Иова Глава IX . Иов ответствует Валдаду Глава X Глава XI. Софар утешает Иова Глава XII. Иов ответствует Совару Глава XIII Глава XIV Глава XV. Елифаз во второй раз говорит Иову Глава XVI. Иов во второй раз ответствует Елифазу Глава XVII Глава XVIII. Валдад во второй раз говорит Иову Глава XIX. Иов во второй раз ответствует Валдаду Глава XX. Софар во второй раз говорит Иову Глава XXI. Иов во второй раз ответствует Софару Глава XXII. Элифаз в третий раз возражает Иову Глава XXIII. Иов в третий раз ответствует Элифазу Глава XXIV Глава XXV. Валдад в третий раз возражает Иову Глава XXVI. Иов в третий раз ответствует Валдаду и с ним вместе прочим друзьям Глава XXVII Глава XXVIII Глава XXIX Глава XXX Глава XXXI Глава XXXII Глава XXXIII Глава XXXIV Глава XXXV Глава XXXVI Глава XXXVII Глава XXXVIII. Ответ Божий Иову Глава XXXIX Глава XL Глава XLI Глава XLII  

 

О книге Иова

Наименование и предмет книги

Первое место между учительными книгами Ветхого Завета по всему праву занимает книга Иова, как самая древняя. Она получила своё наименование от личного предмета и содержит все разговоры невинного страдальца Иова со своими друзьями и откровение Божие о непостижимости судеб Божиих в разделении счастья и несчастия.

Действительность предмета

Что книга Иова изображает несчастия и разговоры лица исторического, это не подлежит сомнению. Бог у Иезекииля поставляет Иова наряду с историческими лицами – Ноем и Даниилом. (14:14,20). Aп. Иаков, представляя его в пример терпения, говорит о страданиях его и окончании их так, как повествуется в самой книге. Первые христиане, которые могли знать истину лучше нас, так уверены были в действительном существовании Иова, что не усомнились с Сирийским переводчиком счесть его за одно лицо с Иоавом царём Едомским1. Все Отцы и учители Церкви, писавшие о книге Иова, или приводившие из неё свидетельства, несомненно верили, что в ней содержится истинная история. Сюда принадлежать особенно Киприан2, Тертуллиан3, Ориген4, Златоуст5, Августин6, Амвросий7, Василий Великий8, Григорий Великий9. В самой книге есть следы исторической истины её предмета; в ней показывается род и отечество как Иова, так и друзей его, замечаются обстоятельства его жизни, определяется его богатство и семейство10, и напротив не находится ничего, что делало бы невероятными описания в ней происшествия и заставляло почитать разговоры изобретением писателя11.

Место жизни Иова

Страна, в которой жил и страдал Иов, называется Уц (Иов. 1:1)12,обращая внимание на то, что все друзья происходили из Идумеи, или соседственных с нею стран (Иов. 4:1; ср. Быт. 36:15; Иов. 8:1; ср. Быт. 25:2; Иов. 20:1; ср. Нав. 15:41,21; Иов. 32:2; ср. Быт. 22:21 и Иер. 25:23, что нравы13, обычаи и предметы14, описываемые Иовом и друзьями, совершение Идумейские, с достоверностью можно положить, что страна сия находится в Идумеи и, по всей вероятности, есть та самая, о коей упоминает Иеремия (Плач. 4:21) и которая получила свое название от Уца потомка Сеирова (Быт. 36:20, 28).

Время жизни Иова не восходит дальше Авраама и даже Исава, потому что один из друзей его (Валдад) был потомок Авраама (Быт. 25:1,2), другой (Елифаз) потомок Исава (Иов. 4:1, ср. Быт. 36:15); но оно и не нисходит позднее времён Патриархальных. Иов достигает такого долголетия, (не менее 200 лет), какого не видно после тех времён. По обыкновению Патриархальному, он сам совершает жертву, как глава семейства (Иов. 1:5). В его время было в силе служение солнцу и луне (Иов. 31:26,27) – самый древний род идолопоклонства15. Говоря о чудесах Божиих, ни Иов, ни друзья его но делают намёка на чудесное изшествие народа Израильского из Египта, приведшее в движение и трепет почти весь древний мир. Вероятно, что он жил в последнем веке16 пред исшествием Израильтян из Египта.

Его состояние

Из многих мест книги Иова видно (1:3; 24:1–17, 21–25), что он занимал одно из первых мест между своими единоземцами. Впрочем, это не было царское достоинство; о сем достоинстве не упоминается в описании знаменитости и богатства Иова; у него нет войска, чтобы преследовать врагов; он сам, говоря о царях, только сравнивает, но не поставляет себя наряду с ними (3:14; гл. 29). Большие стада, обширное землепашество Иова дают повод предполагать, что он был начальником какого-нибудь Идумейского племени, в качестве нынешнего Емира. По крайней мере таковым он был до своих несчастий, описанных в книге. И потому если мнение, изображенное в Фешито, что Иов был царём, почерпнуто из достоверных источников: то его не иначе можно допустить, как предположив, что Иов сделался царём после своих несчастий, или приняв сие название не в строгом смысле.

Первоначальный язык книги

Книга Иова бесспорно есть Еврейский оригинал, а не перевод ни с Сирийского, ни с Арабского языка. В переводе, особенно во времена детства человеческого рода, выражение не могло быть так сжато и вместе так полно и кругло, изречения так сильны, дух так целостен, как в сей книге. Если же встречаются в книге Сирийской и Арабской формы слов17, то они могли быть или принадлежности Еврейского языка в его древности, когда ни Арабский, ни Сирийский языки ещё не отделились от него, и когда находились в нём все многообразные формы, сохранившиеся в частных производных его языках; или они могли быть особенностью и того неизвестного нам диалекта Еврейского языка, коим говорили дети Исава, по отделении их от дома своих праотцев. Поселясь в соседстве с Аравитянами, неподалеку от Сирии, они должны были сначала говорить Еврейским языком, но уже с легкими уклонениями к Арабскому и Сирскому. Могло быть, что Писатель книги Иова жил между ним, а потому говорил и писал отлично от тех Евреев, к коим принадлежали прочие Ветхозаветные писатели. Писатель книги был Еврей; впрочем ни Моисей, ни Соломон, ни вообще Израильтянин, живший после Моисея. Из сего видно, что писатель был Еврей – потомок Авраама. Впрочем он не был ни Моисей, ни Соломон, как думали некоторые из древних18, хотя книга очень достойна Моисея; но получил образование в Египте, след. язык его помог звучать так глухо и жестко, как звучит он в книге Иова19. В его пиитических писаниях мысли текут гораздо плавнее и носят себе печать кроткой, тихой, привыкшей к терпению души20. В книге Иова мысли краткие, сильные, отрывистые, как будто вырываются из души, прежде незнакомой с бедствиями, но ныне поставленной в необходимость бороться с ними. Наконец сила воображения, свойство картин и образов совершенно различны в книге Иова и в писаниях Моисея21. Нельзя думать, что написал книгу и Соломон. Хотя изречения в книге Иова, как и притчах Соломоновых, суть изречения мудрости и опытности; но совершенно в другом виде и в другом характере. В книге Иова они возвышенны, в писаниях Соломона блистательны; у Соломона замысловаты (11:23; 13:2, 5; 26: 4, 8), у Иова более сильны; у Соломона полны искусственных звуков22 и игры слов23, у Иова дают грубые и жесткие отзвучия; у Соломона они состоят большею частью из двух противоположных членов и выражаются в речи спокойной, у Иова стремятся, как бурный поток, не задерживаясь внешнею формою. Предметы, которые производили впечатление на Соломона и которые изображаются во всех его писаниях24, отличны от тех, которые представляются в книге Иова. Да и мог ли Соломон, живший в Иерусалиме, так живо и подробно описать крокодила и бегемота, как изображает их писатель книги Иова (40: 10–19; 20–41, 25), так тесно сродниться с живописными местностями Аравии наполнить образами их свою душу, как полна ими мысль писателя книги Иова25? Впрочем не только Моисея и Соломона, даже никого из Израильтян живших после Моисея, нельзя почитать писателем книги Иова. От Моисея и его писаний Еврейский язык получил новые характеристические особенности, которых прежде не было в нем и не могло быть при других постановлениях. С законодательством Моисеевым распространились новые понятия, вошли в круг жизни Израильтян новые обыкновения, прежде того неизвестные; язык принял от них особенный дух и цвет26. Если бы писатель жил после того, как введено Моисеем новое устройство в народе Израильском и только своею мыслию переносился во времена до Моисея, то всё же не мог бы он дать языку другого состава и характера, нежели какой утвердился в нём под влиянием основных писаний и от долговременного всеобщего употребления; дух, характер, сообщённый Еврейскому языку Моисеем, необходимо отпечатлелся бы в его книге. Но книга Иова представляет ясные признаки, что язык её не терпел ни малейшего влияния Моисеева законодательства; собственные имена для известных понятий, сделавшихся господствующими при Моисее, в нем ещё не определены27; в выражениях о праве, о суде, писатель книги Иова совершенно отличается от писателей, образовавшихся под влиянием Моисеева законодательства28. Видно, что он не был знаком с Моисеем и его постановлениями, и это-то отчасти придало его книге древний Патриархальный дух.

Писатель жил в Идумее в Патриархальное время

Судя по некоторым признакам, находящимся в книге, мы не сомневаемся, что писатель получил воспитание и жил в Аравии. Тон и звук его языка грубый и жёсткий мог образоваться только в скалах Аравийских; Аравия со своими предметами в его представлениях служит первым и главным образом, запечатлевшимся в нём с детства29; вся книга носит цвет Аравийского происхождения30. И если всмотреться в каждый из представляемых образов, то можно узнать даже ту часть Аравии, где жил писатель. У него господствуют те образы, которые можно снимать с предметов Идумейских31; гражданскую и домашнюю жизнь он представляет так, как мог представлять только житель Идумеи32. Иногда, правда, предносится воображению писателя Египет со своими предметами33; но из этого ничего более не следует, как только то, что писатель книги Иова знал о Египте более, нежели по одним слухам; а он легко мог знать о нём по близости Идумеи к Египту.

Из книги Иова видно, что писатель жил в Патриархальные времена. В его очах поседелые старцы ещё имеют великую важность, как в Патриархальном мире у всех народов (Иов. 8:8–10).

В его время употребляется кесита, та самая монета, которая была известна при Иакове (Быт. 33:19. по Евр. тексту), богатство богачей состоит в многочисленных стадах (Иов. 1:3); суды производятся по форме времён Патриархальных (Иов.11:10; 29:7–14). В его время Божественное откровение не ограничивается одним Израильским народом, и люди научаются истинам веры ещё по непосредственному откровению Божию (Иов. 4:12–21), или по устным наставлениям отцев (Иов. 8:8), не имея ни малейшего понятия о письменном законе. Самый вопрос, разрешением коего занимается вся книга, после Моисея не был уже тайною. Очевидно, что она есть памятник Патриархальной мудрости.

Защитники позднего происхождения книги предлагают следующие вопросы: ежели писатель книги Иова жил в древние времена; то как мог его век соединять столь многие познания, такую роскошь и образованность, какие видны из многих мест книги? Ежели он писал книгу так рано, то как мог говорить таким образованным языком, каков бесспорно в книге Иова? Ответствуем: Идумея, отчизна писателя, издревле знаменита была, как отечество мудрецов, и Идумейская мудрость у древних вошла в притчу (Иер. 49:7). Притом в самые древние времена Идумея владела торговлею в Еционгавере и Элаее на Аравийском заливе, но каких познаний не могла доставлять торговля?

Говорят: не могли быть в Патриархальные времена известны астрономические понятия; не могло быть известно стекло, горное искусство; а обо всём этом упоминается в книге Иова (9:7–10). Но астрономия в том виде, как она представляется здесь, самая древняя; она ограничивается только самыми замечательными звёздами, которые видны и полусонному оку под вечно ясным небом Азии. Людей, живших со своими стадами под открытым небом, звёздная высота в тихую ночь изумляла очень рано, и их всегдашний взор на звёзды заставлял замечать их. Как ныне на морях и необозримых пустынях обыкновенно путешествуют с компасом; так древние на морях и пустынях открывали себе пути по звёздам. Стада и караваны тянулись чрез Аравию; Идумеяне посещали Аравийское море. Не долженствовали ли быть известны тогда в Идумее и в большей части Азии немногие звёзды, о которых говорит книга и которые так прекрасно в ней описываются? Ежели это покажется кому-либо недостаточным, тот пусть вспомнить о Вавилоне, близком к отчизне писателя, о соседстве писателя с Египтом и об успехах, какие сделала астрономия около того времени в этих землях; пусть вспомнит также, что Моисей вскоре после сего времени в Аравийских пустынях начертал свои законы и в них предполагал известными многими из таких предметов, о которых нельзя и помыслить без астрономических познаний34. Как рано стекло стало предметом торговли Финикиян, это довольно известно; изобретение его, если верить согласному свидетельству древних, было делом случая35. Столь же древне и горное искусство; поелику уже в древние времена добывали золото и благородные камни (Быт. 13:2; 24:22; 44:5; 45:22). Кому неизвестны золотые рудники в Египте и медные на острове Кипре, откуда Кадм во 2-м столетии после Моисея получал своих рудокопов? Рудники были и в Аравии, когда слава об Аравийском золоте простиралась по всему древнему миру.

Нельзя противопоставить глубокой древности книги и совершенства её языка. Правда, для того, чтобы получить языку ту мужественную твёрдость, богатство и правильность, какая видна в книге Иова, надобно протечь многим столетиям. Но к каким временам отнести первое детство Еврейского языка, чтоб определить, сколько протекло столетий от первой степени его образования до века книги Иова, до приобретения такого богатства, такой силы? Еврейский язык – корень Арабского и Сирского – современен самому человеку. До Иова он прошёл уже все периоды жизни и сделался столь крепок и обширен, что дал из себя жизнь языкам трёх племён; почему прежде, нежели его производные языки ввошли в пределы и каждый принял свои особенности, необходимою печатью его долженствовало быть богатство, которое впоследствии рассеялось по его диалектам и чем далее нисходило от своего начала, тем становилось теснее и скуднее. И так, если в книге заметно сие богатство, если в ней есть ещё слова и обороты, составлявшие в последствии особенность Еврейского языка, то в этом, напротив, представляется новое доказательство глубокой древности книги. Известно притом, что каждый писатель и с посредственными дарованиями имеет что-нибудь особенное в выражениях и обогащает язык новыми словами. Необыкновенный был бы пример, если бы писатель книги Иова, богатый мыслями и чувствованиями, и сильный в слове, не обращался с ним творчески и не изобретал новых оборотов и словосочетаний. Замечательно впрочем, что из всех примеров, приводимых в доказательство позднего происхождения книги, вовсе нет таких, которые имели бы какую-нибудь важность. Указывают на слова или значения слов, которые хотя чаще встречаются в поздних писаниях, но существовали и прежде в своих коренных словах36.

Итак, книга Иова написана жителем Идумеи, во времена Патриархальные. Теперь понятно, от чего язык в сей книге склоняется к Арабскому и Сирскому. Это была необходимая принадлежность древнейшего Еврейского языка, особенно у Идумеян, которые, отделясь от своих братьев – Израильтян, жили в соседстве с Аравитянами и сначала, конечно, сохраняли ещё разнообразие в цвете языка, доколе он не слился у них совершенно с Аравийским. Впрочем писатель, хотя жил в стране Исава, но вероятно происходил от благословенного племени Иакова. У него господствуют те религиозные идеи, которые сохранились только среди потомков Иакова, например – идеи о сотворении мира (Иов. 9:8, 9; 12 , 7–10; 15:7), об образовании человека из персти земли (10:8 и далее), о том, что опять он должен обратиться в персть (10:8–10; 4:19), о дыхании Божием в человеке (27:3), о падении первого человека, о наклонности его ко греху (4:17 и д. 8:9), о зависимости всех существ от Бога (12:10), об Ангелах, предстоящих пред Богом для исполнения Его воли (4:18), о потопе (22:16), о погибели Содома и Гоморры (18:15; 22:15, 17, 20). Справедливо, что сии идеи не были исключительною собственностью Израильтян; они перешли ко всем жителям востока – только не в той форме. В этом виде, в каком находятся они в книге Иова, нельзя найти их ни у одного народа, даже у единоплеменных с Евреями Идумеян и Измаильтян, которые, приняв нравы и обычаи язычников, скоро утратили чистое понятие о Боге и мире, наследованное ими от отцев своих; почему св. История с самых древних времен взирает на все народы, окружавшие Израильтян, как на богопротивные, отступившие от истинного понятия о Боге. Первая книга Паралипоменон (7:21) свидетельствует, что, когда Израильтяне стали размножаться в Египте и страна Гесем недоставляла им довольно пастбищ для прокормления стад их: то многие из них оставляли Египет и уходили со своими стадами далеко в Аравию. А пример Моисея показывает, что там находили убежище и знаменитые мужи народа Божия. Могло статься, что туда же вышел со своими богатствами отец писателя книги Иова и поселился в стране Идумейской. Его сын усвоил себе язык туземцев, но вместе с тем напоен был с детства и истинными понятиями праотцев о Боге. Таким образом произошло то, что одежда его – одежда Исава, но глас Иакова.

Писатель книги – сам Иов

Если есть место догадкам; то, на основании изложенных сведений, более нежели вероятною, представляется та, что книгу писал сам Иов. Ему всего приличнее приписать происхождение от Иакова, как мужу, удостоившемуся особенного благоволения Господа Бога, который возлюбил Иакова, но возненавидел Исава, мужу, прообразовавшему своими страданиями Иисуса Христа, происшедшего от Иакова. Притом он жил в Идумейской области Уц, которая была сопредельна с Аравиею и примыкала к Египту, жил во времена Патриархальные, когда язык Еврейский не совсем ещё отделился от своих сыновей и не вошёл в известные пределы. Наконец силу чувствований, мыслей и слов Иова никто и помог изобразить с тою живостью и так возвышенно, как сам этот великий муж ещё в болезни он желал, чтобы речи его были записаны и преданы потомству (19:23–25). Восстав от смертного ложа, без сомнения, всю жизнь он живо помнил свои искушения и бедствия, и конечно первым его делом, по выздоровлении, было исполнить свое желание, описать, для утешения себя и в поучение потомству, свои страдания, слова и откровения Божии. Сию догадку подтверждает св. Григорий Великий37.

Подлинность исторических сказаний, которыми начинается и оканчивается книга

От разговоров Иова с друзьями отличается повествование о начале и конце его страданий. В том и другом господствует простая проза, так как в разговорах высокая поэзия; некоторые находят разность и в том, что в повествовании для обозначения имени Божия употребляется слово Иегова, в разговорах Елоаг или Елогим. Основываясь на сем различии утверждают, что исторические части принадлежат не тому писателю, который составил собеседовательную часть, и не относятся к самой книге. Но заключение не верно. Писатель должен был употребить в исторических отделениях книги язык прозаический, потому что в них и предмет другой – исторический. Что касается до имени Божия Иегова, то несправедливо, будто бы его нет в разговорах (см. 12:9); только оно здесь не так часто встречается, как в исторических отделениях; потому что его почти и не употребляли в простых беседах. Исторические части имеют теснейшую связь с разговорами и совершенно необходимы для них. Простота, господствующая в историческом начале книги, видна во всей книге. Без неё целое не имело бы ясности и полноты; нельзя было бы знать, как пришли к Иову три друга вступили в разговор о его судьбе, как много они заблуждались, когда отваживались судить о причине его несчастий. Сии-то причины показаны в предисловии.

Тоже должно сказать и о заключении книги, в котором описывается конец страданий Иова. Сие повествование написано одним языком с историею о начале несчастий и для полноты целого необходимо. поелику Иов страдал безвинно, к славе Божией и к чести человечества; то справедливость требовала, чтобы он был награждён за своё терпение, а в заключении и изображается, как Бог увенчал страдальца. Только последние два стиха не могут принадлежать писателю книги, если то был Иов; ибо в них говорится уже о смерти его.

Эстетическое достоинство книги Иова

При своей Богодухновенности и каноническом достоинстве, о которых сказано нами в общем обозрении книг Ветхого Завета, книга Иова носит ещё на себе печать всего великолепия священной книги Поэзии. Её язык богат, силён и возвышен; даже грубые и жёсткие отзвучия в ней придают ему особенную красоту; потому что они суть плод души смущённой и выражают собою скорбные мысли и чувствования смятенного страдальца. Возвышенность и величие в изображении мыслей соединяются здесь с красотою образов, разнообразие картин с простотою предмета. Величествен Иов, когда на пепельном седалище изрекает притчи, который делают его учителем опытности и мудрости между своими друзьями! Но ничто не может сравниться со словами Самого Вседержителя. Бог говорит, – и здесь-то начинается Божественная высота книги! Море представляет Ему свои чудовища, земля изводить пред Ним огромных животных; вся природа открывает себя пред Ним в своём величии для того, чтоб Он благоволил указать на неё для изображения Своей беспредельной власти, силы и величия. Он предлагает мудрецу-страдальцу только некоторые вопросы о тайнах творения и мироправления, – и праведный Иов, не смотря на свою мудрость, в трепетном благоговении сознаёт тщету ума человеческого; ум и планы Всемогущего представляются ему выше всякой человеческой мудрости.

Польза и достоинство книги Иова

Хотя из жалобных речей Иова, из рассуждений его друзей не всегда можно почерпать непререкаемые истины; несмотря на то книга Иова доставляет нам многоразличную пользу. Прозаическая часть её представляет образец терпения в Иове и показывает, как Бог часто ещё в настоящей жизни награждает благочестивых, если они в несчастиях возлагают на Него свою надежду. Она поучает, что Бог разделяет между смертными временные блага часто по сокровенным причинам; а потому на земное счастье не всегда можно взирать, как на доказательство благочестия, равно как несчастие не есть несомненный признак нечестия. В поэтической части содержатся величественные изображения премудрости, всемогущества, правосудия и благости Божией и представляется обильнейший предмет для назидательных размышлений о совершенствах Божиих. Наконец из разговоров восточных мудрецов, рассуждающих о высоком предмете нравственности, мы видим как не дальновиден человеческий разум, как мало он знает о советах Божиих и о назначении человека, и как ненадежно вручать себя ему среди бурь сей жизни, если он не ищет помощи в Откровении. Так чтение книги Иова служит приготовлением к приятию Евангелия.

История книги Иова

Как и когда сделалась известна Иудеям книга Иова, как она сохранилась до Вавилонского пленения, неизвестно. Может быть, ещё Моисей узнал историю Иова и приобрел, его книгу во время сорокалетнего пребывания своего у священника Мадиамского. Поучительное содержание её и сходство судьбы Иова с судьбою стенавших под игом Египетским – Израильтян говорило ему само собою о её достоинстве. Когда Моисей возвратился в Египет: то, без сомнения, взял с собою и книгу и предал её Израильтянам, чтобы они, при невинных страданиях, почерпали из неё утешение и пример постоянства в почитании истинного Бога. Таким образом книга Иова, как древнейшая книга мира, перешла в церковь Божию. Во времена Давида и Соломона она имела, кажется, влияние на язык и образ мыслей Евреев; потому что в писаниях встречаются выражения сходные с книгою Иова (Пс. 103:13; 146:9; ср. Иов. 5:10; 38:41; Притч. 1:7; ср. Иов. 28:28). Ясными словами в первый раз упоминает об Иове Иезекииль (14:14–20), предполагая, что его история известна Иудеям. По возвращении Иудеев из Вавилонского плена, при окончательном собрании канона, книга Иова заступила место в числе канонических книг вероятно в тоже время поставлена между агио – графами. С сего времени она употребляема была всеми Иудеями наряду с прочими книгами Св. Писания и вместе с ними переведена на Греческий язык. Только переводил её человек хотя с сильным чувством и знакомый с Греческим изящным языком, но бедный в знании Еврейского языка38. В Новом Завете Иов представляется в пример терпения (Иак. 5:11); иногда из его книги заимствуются изречения и выражения, а иногда делаются одни намеки на оные (Иак. 4:10; ср. Иов. 22:29; 1Кор. 3:19; ср. Иов. 5:13; Рим. 11:34, 35; ср. Иов. 15:8; Рим. 9:19,20; ср. Иов. 23:13).

Расположение частей книги изложение содержания её

Вся книга состоит из трех частей: 1) вступления, 2) разговоров и 3) заключения.

1) Во вступлении показывается истинная причина страданий добродетельного Иова. Вопреки злословию сатаны, который чернил его добродетели, производя их из корыстолюбия, Богу на небе угодно было показать, что он твердо стоит на пути добродетели и служит Богу бескорыстно, хотя бы лишён был всех благ жизни. Иов был поражён бедствиями и, несмотря на то, не отпал от Бога и добродетели (1 и 2 гл. ст. 1–10).

2) В разговорах исследуется, от чего добродетельные бывают несчастны, а порочные счастливы. Они содержат а) беседы трёх друзей с Иовом, б) суждение и мысли Елиуса, в) решение вопроса самим Богом.

а) Три раза три друга Иова вступали с ним в разговор и всегда силились доказать, что несчастия постигают только злодеев.

В первый раз они ещё не упорно и не жестоко защищают сию мысль против Иова; Иов, не знающий за собою злодеяний, восстаёт против сего, не видя и сам истинной причины своих несчастий (2 гл . 11 ст. до 14 гл).

Во второй раз друзья подтверждают своё мнение с язвительными укоризнами Иову, так что Иов должен был вознести свои Жалобы на них Богу и умолять, чтоб Он сам решил спор (15 гл. до 21 гл.)

В третий раз друзья Иова слабее и слабее становятся в защищении своей мысли. Елифаз ещё с некоторою силою, по крайней мере, догадочно говорит, что верно великие пороки есть в Иове, когда он так жестоко наказан. Валдад в немногих словах мог только сказать: Бог велик, следственно, человек пред Ним ничтожен. A третий друг Софар и не вступил уже в разговор. Зато Иов тем с большею свободою и силою говорит о своей правоте, о непостижимости судеб Божиих, и дело своё повергает на суд Божий (22 гл. до 31 гл).

б) Елиус, как младший из собеседников, слушал разговор старших во всё продолжение бесед. Потом, когда увидел, что противники Иова замолчали, a Иов ещё считает себя правым пред Богом, вступает сам в разговор и с юношеским жаром (ср. 32:18,22; 33:1,5–7,33; 35:4) предлагает свои суждения касательно главного вопроса. Он повторяет почти те же мысли, какие предложены были старшими друзьями; неоднократно обращается к Иову с требованием его согласия на свои мысли39, но ни в один раз не получил от него ответа (32–37 гл).

в) Является наконец сам Бог, но в буре, как грозный судия. Указывая на чудеса Своей премудрости и силы, Он научает тем Иова, что безрассудно вступать в спор с Богом, изыскивать ясные причины, по которым идёт всё в мире, и желать постигнуть судьбы Божии. Жребий человека есть благоговеть пред премудрым и всесильным Богом. Высочайшая премудрость человека есть страх Божий. Мысли сии указали страдальцу источник утешения в безусловной преданности Богу и совершенно примирили его с жестоким жребием (38 гл. до 42 гл. ст. 6).

3) В заключение Бог осуждает Елифаза и друзей его за неправые суждения их и повелевает им просить о себе молитв Иова, а потерю Иова вознаграждает сугубо (42 гл . 7–17 ст).

Глава I

Добродетели, семейство и богатство Иова

Ст. 1. Был муж в земле Уц; Иов имя ему. Муж сей был добр, справедлив, боялся Бога и удалялся порока40.

2. У него родилось семь сыновей и три дочери41 .

3. Имения же было у него семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц, и рабов весьма много. И был сей муж велик между всеми сынами востока42.

4. Сыновья его собирались и делали пиры каждый в день свой в доме своем. Они посылали и приглашали трёх сестёр своих есть и пить с ними43.

5. Когда же оканчивались дни пиршества, Иов посылал за ними и освящал их44; и встав утром возносил всесожжения по числу всех их45; ибо говорил Иов: «может быть согрешили сыновья мои и отступили от Бога в сердце своём46». Так делал Иов во все сии дни!47

Бедствия Иова

6. Случилось в один день, пришли сыны Божии, предстать пред Иеговою; пришёл туда и сатана среди них.48

7. И сказал Иегова сатане: откуда ты пришел? Сатана отвечал Иегове и сказал: я скитался по земле и обошёл её.49

8. И сказал Иегова сатане: обратил ли ты своё внимание на раба моего Иова? Ибо нет подобного ему на земле; – муж добрый, справедливый, боящийся Бога и удаляющийся порока50.

9. И отвечал сатана Иегове и сказал:

10. Даром ли боится Иов Бога?51 Не Ты ли ограждаешь его, и дом его и всё, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его расстилаются по земле52.

11. Но простри-ка Свою руку, и коснись всего, что у него; не скажет ли он Тебе в лицо: прощай?53

12. И сказал Иегова сатане: вот всё, что у него есть, в руке твоей; только на него не возлагай руки своей. И ушёл сатана от лица Иеговы54.

13. И случилось в один день; сыновья его и дочери его ели и пили вино в доме брата своего первородного55.

14. И вестник пришёл к Иову и сказал: волы орали и ослицы паслись близь них;

15. и напали Савеяне и взяли их, а отроков избили острием меча; спасся только я один, чтобы известить тебя56.

16. Этот ещё говорит и приходит другой, и сказывает: огнь Божий ниспал с неба, возгорелся на овцах и отроках и пожрал их; спасся только я один, чтобы известить тебя57.

17. Этот ещё говорит и приходит другой и сказывает: Халдеи расположились тремя отрядами и напали на верблюдов и взяли их, а отроков избили острием меча; и спасся только я один, чтобы известить тебя58.

18. Этот ещё говорит и приходит другой и сказывает: сыновья твои и дочери твои ели и пили вино в доме брата своего первородного;

19. И вот великий ветер пришёл из отдаленной пустыни и обхватил четыре угла дома; дом упал на отроков и они умерли; спасся только я один, чтоб известить тебя59.

20. И встал Иов, раздрал одежду свою, остриг главу свою, повергся на землю и молился60.

21. И сказал: наг я вышел из чрева матери своей, наг и возвращусь туда (в недра матери – земли); Иегова дал, Иегова и взял; да будет имя Иеговы благословенно61!

22. При всём этом не согрешил Иов, и не произнёс ничего глупого против Бога62.

Глава II

Болезнь Иова

Ст. 1. Случилось в один день; пришли сыны Божии предстать пред Иеговою и пришёл туда сатана среди них предстать пред Иеговою.

2. И сказал Иегова сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Иегове и сказал: я скитался по земле и обошёл её.

3. И сказал Иегова сатане: обратил ли ты внимание своё на раба моего Иова? Ибо нет подобного ему на земле, – муж добрый, справедливый, боящийся Бога и удаляющийся порока; доселе он держится добродетели, a ты раздражал Меня против него, чтобы погубить его безвинно.63

4.И отвечал сатана Иегове и сказал: кожу за кожу и всё, что есть у человека, он отдаст за душу свою.64

5. Но простри-ка Свою руку и коснись костей его и плоти его; не скажет ли он Тебе в лицо: прощай.65

6. И сказал Иегова сатане: вот он в руке твоей; только душу его сохрани.66

7. И ушёл сатана от лица Иеговы и поразил Иова лютою проказою от подошвы ног его по самое темя.

8. И он взял себе черепок, чтобы скоблить себя им, а сам сидел посреди пепла.67

9. И сказала ему жена его: ещё ли ты держишься добродетели своей? Простись с Богом и умри.68

10. Но он сказал ей: ты говоришь так, как говорит какая-нибудь безумная. Итак, добро мы хотим принимать от Бога, а зло не хотим? При всём этом не согрешил Иов устами своими69.

Прибытие к Иову трех друзей его

11. И услышали три друга Иова о всех сих бедствиях, постигших его, и пришли каждый от места своего, Елифаз Феманский, Валдад Савхейский и Софар Нааматский. Они собрались вместе, чтобы идти сетовать с ним, и утешать его.70

12. И подняли глаза свои издалека и не узнали его; и подняли голос свой и зарыдали и раздрали каждый одежду свою и бросали пыль к небу над головами своими71,

13. и сидели с ним на земле семь дней и семь ночей, и никто не говорил ему ни слова; ибо видели, что печаль его весьма велика72.

Глава III. Тяжёлая болезнь исторгает плачевный вопль из уст Иова

Ст. 1. После сего отверз Иов уста свои и сталь проклинать день свой73.

2.И начал речь Иов и сказал74:

3. Исчезни день, в который я родился, и ночь, сказавшая: зачался мальчик75

4. День тот да будет тьмою! Да не взыщет его Бог свыше и да не воссияет над ним свет76!

5. Да поглотить его мрак и сень смертная, да закроют его тучи, да устрашить его зной палящий77.

6. Ночь та, – возьми её тьма – да не числится она между днями года! В число месяцев да не входить она78!...

7. О, эта ночь!.. Да будет она бесплодна, да не проникнет в неё радость79!..

8. Да истребят её проклинатели дня, умеющие заклинать левиафана80!

9. Да померкнуть звёзды рассвета её! Пусть она ждёт света, a света нет! И да не увидит она ресниц зари81!

10. Потому что она не заперла дверей чрева, из которого я вышел, и не скрыла горести от очей моих82.

11. Почему я не умер в утробе, из чрева вышел, а не испустил дух83?

12. Зачем встретили меня колена? И на что сосал я сосцы84?

13. Теперь лежал бы я и почивал,.. я спал бы,.. мне было бы покойно85,..

14. с царями и советниками земли, настроившими себе развалин86,

15. или с князьями, у которых много золота, которые наполняли домы свои серебром87;–

16. или, как выкидыш безымянный, не существовал бы я, – как младенцы, не видевшие света88.

17. Там нечестивцы перестают страшиться, и там отдыхают изнемогшие силами89.

18. Там узники покоятся, не слышат голоса нарядчика90.

19. Малый и великий там равны, раб свободен от господ своих91.

20. На что даётся свет несчастному и жизнь рождённым для горестей души92?

21. Которые ждут смерти, но нет её, и которые вырыли бы её, как скрытый клад93.

22. Обрадовались бы до восторга, пришли бы в восхищение, когда нашли бы гроб94.

23 Нa что жизнь человеку, которому дорога закрыта и которому Бог полагает кругом преграды95?

24. Ибо куску моему предшествуют вздохи, льются, как вода, стоны мои96.

25. Чего я сильно трепещу, то и постигает меня, и чего я страшусь, то и приходит ко мне.

26. Нет мне мира, нет покоя, нет отрады; находит смущение.

Глава IV. Елифаз утешает Иова

Ст. 1 И отвечал Елифаз Феманский и сказал97:

2. Не поскучаешь ли, если попытаться сказать тебе слово? Впрочем кто же может удержать от разговора98?

3. Вот, ты сам наставлял многих и руки слабые поддерживал99.

4. Падающего поднимали речи твои и колена гнущиеся ты укреплял100.

5. А теперь до тебя дошло, и ты унываешь; коснулось тебя, и ты смущаешься101.

6. Богобоязненность твоя – не упование ли для тебя? и не надежда ли для тебя – чистота путей твоих102?

7. Вспомни, кто невинный погибал и где праведные истреблялись103?

8. Как я видел, то орющие неправду и сеющие погибель и пожинают её104.

9. От дуновения Бога они погибают, и от дыхания уст Его исчезают105.

10. Рыкание льва, голос лютого умолкает, и зубы львёнков сокрушаются106.

11. Лев погибает без корму, и сыны львицы рассеиваются107.

12. Притом ко мне слово подкралось, ухо мое приняло шёпот от него108.

13. Среди дум, пред сновидениями ночи, когда нападает крепкий сон на людей109,

14 . страх объял меня и трепет, и все кости мои потряслись;

15. и дух пред лицем моим пронесся; стали дыбом волоса на теле моём110.

16. Остановился; я не распознал лица его; облик пред очами моими; шелест и голос слышу:

17. «Смертный ли пред Богом праведен? Пред Творцом ли своим чист человек111?

18. Вот, Он слугам Своим не доверяет, и в Ангелах Своих усматривает недостатки112!

19. Не тем ли паче жители домов брения, коих основание в прахе? их легче раздавить, нежели моль113.

20. От утра до вечера они распадаются; не заметишь, как они исчезнут навсегда114.

21 . Не отрывается ли у них желание их? Они умирают, но не по мудрости115».

Глава V

Ст. 1. Воззови-ка, кто ответит тебе? и к кому из святых обратишься ты116?

2. Да! глупца убивает досада и несмыслённого умерщвляет зависть117.

3. Я видел, как глупец укореняется, но скоро и проклял жилище его118.

4. Сыновья его удалены от заступления; их низлагают во вратах, но никто не помогает им119.

5. Жатву его съедает голодный; из самого терния он выбирает её; имение его проглатывает алчущий120.

6. Ибо не из праха же выходить нечестие и не из земли растёт бедствие121.

7. Человек для бедствия рождается, как сыны молнии, летая, поднимаются вверх122.

8. Но я обратился бы к Всемогущему, и Богу предложил бы своё дело123.

9. творящему дела великие, которых нельзя постигнуть, чудные, которым нет числа124,

10. дающему дождь на лице земли и посылающему воды на лице полей125,

11 . поставляющему низких на высоту и возводящему сетующих ко спасению126,

12. разрушающему замыслы коварных, так что руки их не могут помочь им127,

13. уловляющему мудрых в лукавстве их, и низлагающему совет хитрых128.

14. Днём они сретают тьму и в полдень ходят ощупью, как ночью129.

15. Он спасает от меча уст их и бедного от руки сильного130.

16. Несчастному есть надежда, а нечестие затворит уста свои131.

17. Итак, блажен человек, которого учит Бог! Посему не отвергай наказания Вседержителя132:

18. ибо Он пошлет болезнь и уврачует, поразит и руки Его исцелят133.

19. В шести бедах спасёт тебя, а в седьмой не коснется тебя зло134.

20. Во время голода Он защитит тебя от смерти и на войне от рук меча135.

21. От бича языка будешь укрыт, и не убоишься опустошения, когда оно придет136.

22. Опустошению и голоду ты посмеешься и зверей земли не устрашишься137:

23. ибо с камнями полевыми – у тебя союз, и со зверьми полевыми – у тебя мир138.

24. Ты увидишь, что мир вокруг шатра твоего; будешь осматривать жилище своё, и не заблудишься139.

25. И увидишь, что семя твое многочисленно, и отрасли твои, как трава на земле140.

26. Ты придешь ко гробу в старости, как колос к стогу в свое время141.

27. Вот это мы исследовали! Это – верно! Выслушай сие; заметь для себя и ты142.

Глава VI. Иов ответствует Елифазу

Ст. 1. Иов отвечал и сказал143:

2. О, если бы взвешены были мои вопли, и вместе с ними положено было на весы страдание моё144.

3. Оно верно перетянуло бы песок морской. Вот от чего бурны слова мои145!

4. Ибо стрелы Вседержителя во мне; дух мой пьёт жгучий яд их; ужасы Божии ополчились против меня146.

5. Ревёт ли осёл на траве? Мычит ли вол у месива своего147?

6. Едят ли безвкусное без соли, и есть ли вкус в белке яйца148?

7. Душа моя не хочет касаться их; они для меня – отвратительная пища149.

8. О, если бы сбылось прошение моё и ожидание моё исполнил Бог150!

9. О, если бы благоволил Бог и поразил меня, простёр руку Свою и прервал мою жизнь151.

10. Я утешился бы, я возрадовался бы среди мучения беспощадного; ибо я не нарушал слов Святого152.

11. Что за сила у меня, чтоб я надеялся, и какой конец мой, чтоб я длил жизнь свою153.

12. Сила моя разве сила каменная, и плоть моя разве медная154?

13. Неужели мне не нужна помощь? Неужели я должен быть лишен утешения155?

14. К страждущему друг его обязан любовью, хотя бы тот оставил и страх Вседержителя156.

15. Но мои братья переменчивы, как поток, как ручьи, протекающие по долинам157.

16. Они (ручьи) бурлят, чернея ото льда, когда в них скрывается снег158,

17. но со временем сокращаются, пустеют; а в жары исчезают с мест своих159.

18. Караваны направляют к ним путь свой, заходят в степь и погибают160.

19. Разведывают о них караваны Феманские; путники Савейские надеются на них161.

20. Но им становится стыдно, что понадеялись; они приходят туда и краснеют162.

21. Так вы теперь сделались пусты! Увидели бедствие моё и стали страшиться меня163!

22. Разве я сказал: «дайте мне, и из имущества вашего заплатите за меня»,

23. или: «избавьте меня из руки притеснителя, и из руки мучителей выкупите меня»164?

24. Наставьте меня, и я замолчу! И в чём я погрешил, вразумите меня165!

25. О, как сильны слова истины! Но что доказывают ваши порицания166?

26. Не порицаете ли вы только слова? Но слова отчаянного летят на ветер167.

27. Итак, вы на сироту нападаете и пронзаете своего друга168!

28. Но, пожалуйста, взгляните теперь на меня! Ужели в очах ваших я лгу169?

29. Одумайтесь, чтоб не допустить несправедливости! Одумайтесь еще! В этом деле правда на моей стороне170.

30. Если же и была ошибка на языке моем: то ужели гортань моя вовсе не распознает бедствий171?

Глава VII

Ст. 1. Не война ли у человека на земле? И дни его не дни ли наемничьи172?

2. Как раб вздыхает о тени и как наемник ждет платы своей173:

3. так я наследовал себе месяцы пустоты, и ночи горести уделены мне174.

4. Когда ложусь, то говорю: когда-то встану? Вечер длится, а я все ворочаюсь до самого рассвета175.

5 . Тело моё одето червями и кусками гнили; кожа моя заживает и опять загнивается176

6. Дни мои бегут скорее нити и кончаются без надежды177.

7. Вспомни, Господи, что жизнь моя – дуновение! Не возвратится око моё увидеть счастье178.

8. Не увидит меня око видевшего меня; Ты устремишь Свои очи на меня, а меня нет179.

9. Облако уходит и исчезает. Так нисшедший в шеол не выйдет180.

10. Он не возвратится уже в дом свой и не узнает его уже место его181.

11. Посему не загражду я уст своих; буду говорить в скорби духа своего, буду жаловаться в горести души своей182.

12. Море ли я, или морское чудовище, что Ты поставил надо мною стражу183?

13. Если я скажу: утешит меня постеля моя, унесёт печаль мою ложе моё184:

14. то Ты страшишь меня снами и видениями ужасаешь меня185,

15. так что душа моя желает удавления, смерти костям моим186.

16. Но я отвращаюсь этого; ибо не вечно же буду жить. Отступи от меня; ибо дни мои – пар187.

17. Что есть чело- век, что Ты за велико ставишь его и что обращаешь на него внимание Свое188;

18. осматриваешь его каждое утро, каждое мгновение пытаешь его189?

19. Доколе не отвратишь от меня взора своего, не дашь мне проглотить даже слюну190?

20 . Согрешил ли я? Что ж могу сделать Тебе, Блюститель человека? Для чего поставил Ты меня целью Себе, так что я сталь себе в тягость191?

21 . Что Ты не снимешь греха моего и не презришь вины моей? Ибо теперь я лягу в прах. Будешь искать меня, а меня нет192.

Глава VIII. Валдад утешает Иова

Ст. 1. И отвечал Валдад Савхейский и сказал193:

2. Долго ли ты будешь говорить это? Слова, уст твоих – бурный ветер194.

3. Ужели Бог может извращать суд и Вседержитель превращать правду195?

4. Верно сыновья твои согрешили пред Ним: за то Он и предал их в руку нечестия196.

5. Но если ты взыщешь Бога и помолишься Вседержителю,

6. если ты чист и праведен: то верно Он воспрянет над тобою и благословит дом правды твоей197.

7. и если прежнее стяжание твоё было мало, то последующее умножится весьма198.

8. Спроси-ка у прежних родов, обратись к наблюдениям отцов их199;

9. ибо мы вчера явились и ничего не знаем; дни наши на земле – тень200.

10. Но те научать тебя; они скажут тебе; из сердца их выйдут слова201:

11. «Восходит ли, воспевали "они, папир без влаги? Растет ли камыш без воды202?

12. ещё он в цвете; но уже засыхает прежде всякой травы203.

13. Таковы пути всех забывающих Бога! Надежда лицемера погибнет204;

14. упование его подсечено; безопасность его – дом паука205.

15. Опрётся на дом свой, и не устоит; ухватится за него, и не поднимется206.

16. Сочен он пред лицем солнца; за сад заходят ветви его207,

17. По холмам вьются корни его; дом камней он осматривает208.

18. Но когда вырвут его с места его, то отречётся от него: «я не видало тебя», скажет ему209.

19. Вот какая радость пути, его! А из праха возникают другие210».

20. Итак, видишь,– Бог не презирает добродетельного и не поддерживает руку злодеев211!

21. Он ещё наполнить смехом уста твои и губы твои торжеством212.

22. А ненавидящие Тебя, Господи, облекутся в стыд, и шатер нечестивых, – его нет213.

Глава IX . Иов ответствует Валдаду

Ст. 1. И отвечал Иов и сказал214:

2. истинно! я знаю, что так! Как может быть прав человек пред Богом215?

3. Если он захочет судиться с Ним: то не ответит Ему ни на одно из тысячи216.

4. Премудр Он сердцем и могущ силою! Кто восстанет против Него и останется в мире217?

5. Он движет горы, и люди не знают, которые из них Он низвергнет в гневе Своём218.

6. Он потрясает землю с места её, и столпы её дрожат219.

7. Он скажет солнцу,– и не взойдёт, и на звёзды Он положит печать220.

8. Он один распростирает небеса и ходит по высотам моря221.

9. Он сотворил Медведицу, Ориона, Плеяды и тайники Юга222.

10. Он делает неисследимо великие, бесчисленно дивные дела223.

11. Вот Он пройдёт мимо меня, – и я не увижу; пронесётся, – и я не замечу Его224.

12. Вот Он похитит, и кто отклонит Его? Кто скажет Ему: что Ты делаешь225.

13. Бог не оставить гнева Своего; пред Ним преклонятся защитники дерзости226.

14. Тем более могу ли я отвечать Ему? Приищу ли слова пред Ним227?

15 Хотя бы я и был прав; но я не отвечу и должен просить у Судии своего милости228.

16. Если бы я воззвал, и Он ответил: то я не поверил бы, что голос мой слышит Тот,

17. Кто в вихре разит меня и умножает раны мои безвинно,

18. не даёт мне перевести духа, но насыщает меня горестями229.

19. Если действовать силою: вот Он могуществен! Если судом, то кто привлечёт Его230?

20. Если я буду оправдываться; то мои же уста обвинят меня. Если я невинен, то Он признает меня виновным231.

21. Невинен я! не хочу знать души своей, презираю жизнь свою232.

22. Все одно! потому и говорю: Он губит и добродетельного и нечестивого233;

23. только этого умерщвляет Он мечём вдруг, а пытке невинных смеётся234.

24. Земля отдана в руки нечестивых; лица судей её Он закрывает. Если не Он: то кто же235?

25. А моя дни спешат быстрее скорохода, бегут, не видят добра236,

26. несутся, как камышёвые ладьи, как орел летит за кормом237.

27. Если сказать: забуду скорбь свою, оставлю мрачный вид свой и буду весел238,

28. то трепещу всех болезней своих и знаю, что Ты не считаешь меня правым239.

29. Но пусть я виновен! для чего же напрасно томлюсь240?

30. Если бы я омылся и в снежной во- де и очистил руки свои в роднике241,

31. то и тогда погрузишь Ты меня в грязь, так что одежды мои возгнушаются мною242:

32. ибо Он не человек, как я, чтоб спорить с Ним, чтоб идти вместе с Ним на суд243.

33. Нас некому рассудить и положить руку на обоих нас244.

34. Да удалит Он от меня жезл свой и страх Его да не ужасает меня245!

35. Тогда я стал бы говорить и не убоялся бы; потому что не таков я сам в себе246.

Глава X

Ст. 1. Наскучила душе моей жизнь моя; не скрою своих жалоб, буду говорить в горести души своей247.

2. Скажу Богу: не осуждай меня! Открой мне, за что Ты враждуешь со мною248?

3. Хорошо ли для Тебя, что Ты делаешь насилие, что презираешь труд рук Своих, а замыслам нечестивых светишь249?

4. Или у Тебя плотские очи? Или и Ты смотришь так же, как смотрит человек250?

5. Или дни Твои, как дни человека? Или годы Твои подобны дням мужа251,

6. что Ты ищешь во мне порока и допытываешься во мне греха252,

7. хотя и знаешь, что я не нечестивец и что некому избавить меня из руки Твоей253!

8. Твои руки трудились надо мною и образовали меня, – всего кругом; а Ты губишь меня254!

9. Вспомни, как Ты обделывал меня, как глину, и обратил опять в прах255.

10 . Не Ты ли вылил меня, как молоко, и как творог сгустил меня256?

11. Кожею и плотью одел Ты меня, костьми и жилами скрепил257.

12. Жизнь и милость даровал Ты мне; Твое провидение хранило дух мой258.

13. Но и это скрывал Ты в Своем сердце; я знаю, что это было у Тебя,

14. чтоб наблюдать надо мною, не согрешил бы я, – и не оставлять моих пороков без наказания259.

15. Если я виновен, горе мне! А если и прав, то не посмею поднять головы своей, будучи пресыщен срамом и видя унижение своё260!

16. Когда же она поднимается: то Ты преследуешь меня, как льва, и опять делаешь чудеса со мною261,

17. посылаешь новых свидетелей против меня, усиливаешь гнев Свой на меня; нападают на меня переменные строи262.

18. И на что Ты вывел меня из чрева? Испустить бы мне дух, и пусть глаз не видал бы меня263!

19. Пусть бы я был, как бы не было меня, из чрева переплыл бы во гроб264!

20. Не малость ли осталось дней моих? Пусть Он отстанет от меня, и я порадуюсь немного265,

21. прежде нежели отойду и не возвращусь, в землю тьмы и сени смертной,

22. в землю мрака, каков мрак сени смертной, где нет порядка и где светло, как во тьме266!

Глава XI. Софар утешает Иова

Ст. 1. И отвечал Софар Нааматский и сказал267:

2. Ужели это множество слов останется без ответа? И ужели болтливый человек прав268?

3. Твоё высокоречие заглушит ли мужей? И когда ты издеваешься, разве не кому тебя посрамить269?

4. Ты говоришь: «верно мнение моё и чист я в очах Твоих!270"

5. Но о если бы стал говорить Бог и отверз уста Свои к тебе271,

6. и объяснил тебе тайны премудрости! Он вдвое более открыл бы! Да! знай, что Бог воспоминает ещё не все твои преступления272!

7. Отыскиваешь ли ты всё то, что находит Бог? Знаешь ли в такой полноте, как ведает Вседержитель273?

8. Это высоты небес: что ты сделаешь? Это глубже преисподней: что ты узнаёшь274?

9. Длиннее земли мера их, и шире моря275.

10. Если Он пройдет и заключит в оковы и поставит пред собранием: кто отвратит Его276?

11. Ибо Он знает людей порочных и видит преступление, которого никто не замечает277.

12. Тогда человек глупый вразумится и дикий осёл278 переродится в Адама!

13. Если бы ты исправил своё сердце, то простёр бы к Нему руки свои279.

14. Итак, если есть нечестие в руке Твоей, удали его, и не давай беззаконию жить в шатре твоём280.

15. Тогда поднимешь лице твоё, очищенное от пятен, будешь твёрд и не станешь бояться281.

16. Тогда забудешь горе, как о воде протекшей вспомнишь о нём282.

17. Тогда яснее полдня настанет жизнь; тьма будет, как утро283:

18. ты будешь спокоен; ибо есть надежда. Ты окопаешься рвом, и уснёшь безопасно284;

19 будешь лежать и никто не устрашит тебя; лице твоё многие будут гладить285.

20. А очи нечестивых иссякают; убежище погибло для них; надежда их – испустить душу286.

Глава XII. Иов ответствует Совару

Ст. 1. Иов отвечал и сказал287:

2. Подлинно, что вы народ, и с вами умрёт мудрость288!..

3. И у меня есть сердце, как у вас; не паду я пред вами; да и кто не знает этого289?

4. Ужели я делаюсь посмешищем для друга своего за то, что взывал к Богу, дабы Он ответил, – посмешищем – праведный, невинный290?

5. Несчастному принадлежит презрение, по мнению счастливца, поражение нетвёрдым ногою291.

6. Покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога! И им Сам Бог даёт это Своею рукою292.

7. И действительно, спроси-ка скота и он научит тебя, – птицы небесной, и она возвестит тебе;

8. или побеседуй с землёю, и она наставит тебя, и расскажут тебе рыбы морские293.

9. Кто не знает из всех их, что рука Иеговы творит это294?

10. у Него в руке душа всего живущего и дыхание всякой плоти человеческой295.

11. Не ухо ли разбирает слова и не гортань ли оценивает вкус пищи296?

12. В старцах мудрость и в долголетних разум297.

13. "У Него, воспевали «они, премудрость и сила, у Него совет и разум298.

14. Что Он разрушит, не построится; кого Он заключит в оковы, не освободится299.

15. Если Он остановит воду, она высохнет; а если пустит её, опустошит землю300.

16. У Него могущество и твердость; пред Ним заблуждающий и вводящий в заблуждение301.

17. Он советников отводить в добычу и судей делает глупцами302.

18. Он разрешает узы царей и связывает пояс на чреслах их303,

19. жрецов отводить в добычу и низлагает храбрых304,

20. отнимает уста у заслуживших доверенность и старцев лишает смысла305,

21. изливает стыд на князей и пояс сильных ослабляет306,

22. открывает глубокое из тьмы и выводит на свет тень смертную307,

23. возвышает народы и низлагает их, расширяет народы и стесняет их308,

24 . отъемлет ум у глав народа земли, и заводить их в пустыню, где нет пути309.Они видят тьму, а не свет, кружатся как пьяные310».

Глава XIII

Ст. 1. Вот всё видело око мое, слышало ухо моё и заметило для себя311.

2. Что вы знаете, знаю и я; я не глупее вас312.

3. Но я желал бы говорить пред Всемогущим, желал бы судиться пред Богом313.

4. А вы сплетаете ложь; врачи пустые все вы314.

5 . О если бы вы совсем молчали! это вменилось бы вам в мудрость315.

6. Послушайте-ка обличения моего и внемлите упрёку уст моих316.

7. Следовало ли вам говорить для Бога неправду и для Него говорить ложь317?

8. Следовало ли вам быть лицеприятными к Нему и для Бога ссориться318.

9. Хорошо ли, если исследует Он вас? Прельстите ли вы Его, как прельщают человека319?

10. Тяжко накажет Он вас, хотя в тайне вы и оказываете лицеприятие320.

11. Ужели высота Его не ужаснёт вас и страх Его не нападёт на вас321?

12. Изречения ваши суть притчи пепловые, бугры глиняные – пышные слова ваши322.

13. Замолчите предо мною, и я буду говорить, что бы меня ни постигло.

14. Зачем мне нести плоть свою в зубах своих и душу свою брать в руку свою323?

15. Вот Он поразил меня! не стану ждать: только пути мои пред лицем Его желал бы объяснить324;

16. Он Сам будет мне во спасение; ибо лицемер не пойдет пред лице Его325.

17. Слушайте внимательно речь мою и показание моё примите в уши ваши326.

18. Вот я предлагаю дело на суд; знаю, что я прав327.

19. Кто обвинит меня? Тогда я умолк бы и испустил дух328.

20. Только двух вещей не делай со мною, и тогда я не буду скрываться от лица Твоего329:

21. руку Твою удали от меня и ужас Твой да не устрашает меня330!

22. Тогда призови, и я стану отвечать, или я буду говорить, а Ты возражай мне331.

23. Сколько у меня пороков и грехов? Покажи мне беззаконие моё и грех мой332.

24. Для чего скрываешь лице Своё и считаешь меня врагом себе333?

25. Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь и не сухую ли соломинку преследуешь334?

26. Ибо Ты пишешь против меня горькие определения и упрочиваешь мне грехи юности моей335,

27. заключаешь в колоду ноги мои и стережешь все стези мои, печатаешь следы ног моих336.

28. А это, как мех, распадается, как одежда, изъеденная молью337.

Глава XIV

Ст. 1. Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями338.

2. Как цветок, восходить он и увядает; он проходит, как тень, и не стоит339.

3. Но и на сего Ты устремляешь очи Свои! И меня ведешь на суд с Собою340.

4. Кто родится чистым от нечистого? Никто341!

5. Если же дни его отмерены и число месяцев его пред Тобою; если Ты поставил ему предел, которого он не прейдёт342:

6. то отврати от него взоры, чтоб он успокоился, чтоб обрадовался, как наемник, дню своему343.

7. Дереву есть надежда, что, быв срублено, снопа оживет, и отпрыски его не прекратятся344.

8. Хотя бы корень его и занял в земле и пень его замер в пыли345:

9. но от запаха воды оно опять расцветает и даёт ветви, как бы было вновь посажено346.

10. A человек умирает и исчезает; кончил жизнь Адам, и где он347?..

11. Утекают воды из моря, и река иссякает и иссыхает348:

12. так человек ляжет и не встанет; до скончания небес они не пробудятся, и не воспрянуть от сна своего349.

13. О, если бы Ты скрыл меня в преисподней, спрягал меня, пока пройдет гнев Твой, назначил мне предел и вспомнил меня350!

14. Когда умрёт человек, то будет ли он опять жить? Тогда все дни моей службы стал бы я ожидать, пока придёт мне смена351.

15. Ты воззвал бы, и я ответил бы Тебе; от дела рук Своих Ты не отказался бы352.

16. Теперь шаги мои Ты считаешь, а тогда не стал бы смотреть на грехи мои353;

17. Ты запечатал бы в свитке преступление моё, и закрыл бы беззаконие моё354.

18 . Но обрушившаяся гора распадается и скала уходит со своего места355.

19. Камни раздробляет вода; разлив её смывает прах земли: так Ты уничтожаешь надежду человека356,

20. теснишь его без меры, и он уходит, – изменяешь его лице и отгоняешь его назад357.

21. В чести ли находятся сыновья его, он не знает; унижены ли они, он и того не ведает358.

22. О себе только болезнует плоть его, о себе только горюет душа его359.

Глава XV. Елифаз во второй раз говорит Иову

Ст. 1. И отвечал Елифаз Феманский и сказал360:

2. Ответствует ли мудрый знанием воздушным и наполняется ли чрево его ветром палящим361,

3. чтобы оправдываться словами неприязненными и речами неполезными362?

4. Да ты потерял страх, и за ничто считаешь молитву пред лицем Бога363!

5. Ибо нечестие твоё развратило уста твои, и ты избрал язык лукавых364.

6. Твои уста обвиняют тебя, а не я, и твои губы свидетельствуют против тебя365.

7. Разве ты родился первым человеком, и прежде холмов создан366?

8. Разве ты слышал совет Божий и поглотил в себя премудрость367?

9. Что ты знаешь, чего бы мы не знали? Что разумеешь ты, чего бы не было у нас368?

10. И седовласый и престарелый есть между нами, днями превышающий отца твоего369.

11. Разве малость для тебя утешения Божии и слово кроткое с тобою370?

12. Что рвёт тебя сердце твое и что сверкают глаза твои371?

13. Что ты устремляешь против Бога дух свой и выводишь из уст своих речи372?

14. Что есть человек, чтоб он был чист, и чтоб был праведен рождённый женою373?

15. Вот и Святым Своим Бог не доверяет, и небеса нечисты в очах Его374.

16. Кольми паче гнусный, растленный человек, пиющий беззаконие, как воду375?

17. Я покажу тебе; слушай меня! я изложу, что я видел376,

18. что проповедовали мудрые и чего не скрыли отцы их377,

19. коим одним дана была земля и среди коих не проходил чужестранец378.

20. «Все дни трепещет нечестивец, воспевали они, число лет закрыто от злодея379.

21. Звук ужасов в ушах его, среди мира идёт на него опустошитель380.

22. Он не надеется возвратиться из тьмы, видит пред собою меч381.

23. Скитается на добычу коршуну, знает, что готов руке Его день тьмы382.

24. Страшат его скорбь и тоска; она теснит его, как царь, готовый к битве383:

25. ибо он простирал на Бога руку свою и на Вседержителя восставал384,

26. устремлялся на Него гордою выею, толстыми хребтами щитов своих385,

27. доколе покрывал лице своё жиром своим и лядвеи свои одевал туком386.

28. Хотя он заселяет города разрушенные, домы, в которых не живут, которые обречены на развалины387:

29. но богат не будет и не устоит сила его, не распрострётся по земле имущество его388.

30. Не уйдёт от тьмы; отрасли его иссушит пламя; он увлечен будет дыханием уст его389.

31 Не полагайся никто на тление; оно обманет: ибо тление будет и наградою его390!

32. Не в свой день он скончается, и ветви его не будут зеленеть391,

33. сбросит, как виноградная лоза, незрелый грозд свой, и свергнет, как маслина, цвет свой392.

34. Так! скопище лицемера рассеяно; огонь пожрал шатры корыстолюбия393.

35. Беременен был бедствием, и родил горе; чрево его принесло обман394."

Глава XVI. Иов во второй раз ответствует Елифазу

Ст. 1. И отвечал Иов и сказал395:

2. Я слышал уже много подобного; скучные утешители все вы396.

3. Будет ли конец ветреным словам? Что тебя раздражило, что ты так отвечаешь397?

4 . И я говорил бы, как вы, если бы душа ваша была на месте души моей; ополчался бы на вас словами и качал бы на вас головою моею398!

5. Я оглушил бы вас устами моими и, шевеля губами, мог бы врачевать399.

6. Но говорю ли я – не утоляется скорбь моя; перестаю ли – она не отходить от меня400.

7. Так ныне томит Он меня!.. Ты расстроил все свидетельства мои401!

8. Ты заключил меня в оковы, чтоб они свидетельствовали! Восстаёт на меня измождённость моя; в лице мне отвечает402.

9. Гнев Его терзает; не любит Он меня!.. Скрежещут на меня зубами своими; неприятели мои острят глаза свои на меня403;

10. зияют на меня устами своими; с бесчестием бьют по ланитам моим; вместе толпятся против меня404.

11. Предал меня Бог беззаконнику, и в руки нечестивых бросил меня405.

12. Спокоен я был; но Он сокрушил меня, взял меня за шею и разбил меня и поставил меня целью Себе406...

13. Окружили меня стрельцы Его; пронзают внутренности мои и не щадят; проливают на землю жёлчь мою407;

14. делают на мне раны за ранами; бежат на меня, как богатыри408

15. Власяницу сшил я на кожу свою, осыпал пеплом темя своё409

16. Лице мое побагровело от плача, и на ресницах моих смертная тень410,

17. при всём том, что насилия не было в руке моей, и молитва моя была чиста411.

18. Земля! не скрой моей крови! и да не будет в тебе места воплю моему412!..

19. Но ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой на превыспренних413!..

20. Насмехаются надо мною друзья мои! К Богу льет слезы око моё414,

21. чтоб Он рассудил человека пред Богом и сына Адамова пред другом его415!

22. Ибо отчисленные годы проходят, и в путь невозвратный пойду я416.

Глава XVII

Ст. 1. Дыхание моё ослабело; дни мои угасают; гроб предо мною417.

2. Если бы не насмешки надо мною, то и среди споров их почило бы око моё.

3. Решись, поручись пред Собою за меня Сам! Кто иначе подаст мне руку418?

4. Ибо от сердца их Ты сокрыл ведение и потому не дашь им победу419.

5. Кто друзей предаёт грабителям, у сыновей того глаза истают420.

6. Он поставил меня в притчу народов; в лицо мне будут плевать421.

7. Притупилось от горести око мое, и все члены мои, как тень422.

8. Добродетельные ужасаются сему и невинный досадует на лицемера423.

9. Но праведник крепко держится пути своего, и чистый руками усугубляет твёрдость424.

10. А вы, пусть все обращайтесь и наступайте; я не найду между вами мудрого425!

11. Дни мои проходят; думы мои исчезают – наследие сердца моего426.

12. А они ночь обращают в день; свет приближают к лицу тьмы427.

13. Если бы я и стал ждать; то шеол всё же дом мой. Во тьме разложу постелю свою428;

14. гробу скажу: «отец мой ты» червю: «мать моя и сестра моя429».

15. И где иначе ожидание моё? И кто узрел бы ожидаемое мною430?

16. В шеол сойдёт оно; там вместе лежать будем в прахе431.

Глава XVIII. Валдад во второй раз говорит Иову

Ст. 1. И отвечал Валдад Савхейский и сказал432:

2. Надолго ли вы положили конец речам? Обдумайте, и потом станем говорить433.

3. Зачем мы будем считаться за скотов и укрываться в глазах ваших434?

4. О терзающий душу свою во гневе своем и неужели для тебя опустеет земля и скала двинется с места своего435?

5. Да! свет нечестивых потухнет, и не будет светить пламя огня его436!

6. Свет темнеет в шатре его и светильник над ним гаснет437.

7. Шаги силы его стеснятся, и совет его низвергнет его438:

8. ибо он в сеть ввергается ногами своими, и по тенетам будет ступать439.

9. Зацепит за пяту петля, ухватит за него силок440.

10 Скрыты в земле тенета для него и западня в тропе441.

11.Кругом страшат его ужасы; разражаются у ног его442.

12. Алкать будет сила его, и грусть укрепится у ребра его443.

13. Поест члены кожи его, поест члены его первенец смерти444.

14. Оторвётся от шатра его безопасность, и низведёшь его Ты к царю ужасов445.

15. Живи в шатре его, когда его нет! Посеена будет над жилищем его сера446.

16. Снизу корни его будут сохнуть, сверху вянуть жатва его447.

17. Память его погибнет с земли, и нет имени ему на улице448.

18. Изгонят его от света во тму, и из вселенной извергнут его449.

19. Ни детей у него, ни потомков нет в народе его; никто не избегнет от ужасов его450.

20. О дне его ужаснутся западные, и восточные оъбъяты будут трепетом451.

21. Вот, что происходит с жилищем нечестивца и с этим местом, незнающим Бога452.

Глава XIX. Иов во второй раз ответствует Валдаду

Ст. 1. И отвечал Иов и сказал453:

2. Долго ли вы будете мучить душу мою и сокрушать меня речами454?

3. Вот разов десять вы срамите меня! Не стыдитесь наносить мне удары455!

4. Если я действительно заблуждаюсь; то со мною и оставайся заблуждение моё456.

5. И если действительно вы превосходите меня: то обличите меня в бесчестном поступке моём457.

6. Итак знайте, что Бог ниспроверг меня и окружил меня сетию Своею458.

7. Вот я кричу: насилие, – и нет ответа; вопию, – и нет суда459.

8 . Дорогу мою Он заградил; я не могу пройти; и на стезях моих положил тму460.

9 . Славу мою совлек Он с меня, и снял венец с головы моей461.

10. Разорил Он меня кругом, и я погибаю; Он исторг, как дерево, надежду мою462.

11. Пылает на меня гнев Его! Он считает меня между врагами Своими463!

12. Идут вместе строи Его, выровняли против меня дорогу свою и расположились вокруг шатра моего464.

13. Братьев моих удалил Он от меня и знающие меня чуждаются меня465.

14. Покинули меня близкие мои, и знакомые забыли меня.

15. Странники дома моего и служанки мои чужим считают меня; я посторонний в глазах их466.

16. Зову раба моего – и он не отвечает, хотя бы устами моими я умолял его467.

17. Дыхание моё опротивело жене моей, и просьбы мои сынам чрева моего468.

18. Даже дети презирают меня; стану вставать, a они говорят на меня469.

19. Гнушаются мною все участники таин моих; и те, кого я любил, обратились на меня470.

20. К коже моей и к плоти моей приросла кость моя; и я остался с кожею зубов своих471.

21. Помилуйте меня, помилуйте меня, вы, друзья мои! ибо рука Божия поражает меня472.

22. Зачем вы преследуете меня, как Бог, и плотию моею не можете насытиться473?

23. О, если бы записаны были речи мои! О, если бы в книгу были внесены они474.

24. резцом железным на свинце… на век на каменной скале были вырезаны475!

25. Но я знаю, Искупитель мой жив и в последний день восстанет над прахом476.

26. И после кожи моей, когда разрушится сие, я из плоти моей узрю Бога477.

27. Я, я узрю, очи мои увидят, а не чужие! Исчезают внутренности мои в груди моей478.

28. Тогда скажете: «Что мы преследовали его?» и корень слова найдётся во мне479.

29. Бойтесь меча; ибо меч носится над злодейством; потому знайте: есть суд480.

Глава XX. Софар во второй раз говорит Иову

Ст. 1. И отвечал Софар Нааматский и сказал481:

2. Итак, мысли мои тревожат меня, по причине волнения моего во мне482.

3. Обличение, обидное для меня, слышу я, и дух благоразумия моего ответит за меня483.

4. Знаешь ли ты это от вечности, с того времени, как поставлен человек на земле,

5. что веселие нечестивых кратковременно и радость лицемера мгновенна?

6. Хотя бы вознеслось до небес величие его и глава его касалась облаков;

7. но, как кал его, он погибнет до конца; видевшие его скажут: где он484?

8. Как сон, улетит, и не найдут его; ускользнёт, как видение ночи.

9. Глаз, видевший его, более не усмотрит его, и место его уже не приметит485.

10. Сыновей его сокрушат нищие, и руки его возвратят богатство их486.

11.Кости его наполнены тайнами его, и с ними будут лежать в прахе487.

12. Сладко во рту его зло; он таит его под языком своим488;

13. бережет его и не оставляет его, и держит его среди гортани своей489:

14. но этот хлеб во внутренности его превращается, ядом аспида делается в чреве его490.

15. Имение, поглощённое им, он изблюет; из чрева его исторгнет его Бог491.

16. Пену аспида он сосёт; умертвит его язык ехидны492.

17. Не увидит он потоков, рек текущих медом и молоком493.

18. Возвратить нажитое трудом и не проглотить, как имение обмана, и не порадуется494.

19. поелику он сокрушал, оставлял бедных, домы грабил, а не строил их495;

20. поелику он не знал покоя в чреве своём, в жадности своей ничего не щадил496,

21. ничто не спасалось от обжорства его: за то не прочно его счастие497.

22. В полноте изобилия тесно ему; всякая рука обиженного поднимается на него498.

23. Будет то, что для насыщения чрева его Бог пошлёт на него жар гнева Своего и польёт дождём на него в пищу ему499.

24. Убежит он от орудия железного; но его поразит лук медный500.

25. Станет извлекать стрелу – она выйдет из тела, сверкая, и жёлчь его пойдет. Над ним ужасы501!

26. Всякая тьма скрывалась в кладовых его; пожрёт её огонь, никем не возжигаемый; зло постигнет оставшегося в шатре его502.

27. Откроют небеса нечестие его, и земля восстанет против него503.

28. Исчезнет плод дома его, имение в день гнева Божия.

29. Вот участь человеку беззаконному от Бога, и наследие, заповеданное от Всемогущего504!

Глава XXI. Иов во второй раз ответствует Софару

Ст. 1 . И отвечал Иов и сказал505:

2 . Выслушайте внимательно речь мою! И это будет вместо утешений ваших506.

3. Позвольте мне, и я поговорю, a после слов моих ругайся507.

4. Разве к человеку обращена жалоба моя?.. И притом как не ослабеть духу моему508?

5. Посмотрите на меня и – ужаснитесь, и положите руку на уста509!

6. Я лишь вспомню, содрогаюсь, и трепет объемлет плоть мою510:

7. за что нечестивые живут, стареются и крепнут в силах511?

8. Семя их находится пред лицем их, с ними, и отпрыски их пред очами их512.

9. Домы их в мире, чужды страха, и нет жезла Божия над ними513.

10. Вол его сообщает и не извергает; корова его рождает и не остаётся бесплодна514.

11. Выпускают, как стадо, детей своих, и ребятишки их прыгают515,

12. поют под голос тимпана и цитры, и веселятся при звуке свирели516.

13. Они оканчивают в счастии дни свои и в миг нисходят в шеол517.

14. А говорят Богу : «удались от нас; знать путей Твоих мы не хотим518.

15. Что за Вседержитель, чтобы мы служили Ему? И что пользы, чтобы прибегали к Нему519?"

16. Вот! не в их ли руке блага их? Да удалится от меня образ мыслей нечестивцев520

17. Но часто ли гаснет светильник нечестивых и находит на них бедствие, когда Он разделяет жребий в гневе Своём521?

18. Они должны бы быть, как соломинка пред лицем ветра, и как плева, воздымаемая вихрем522.

19. «Бог бережёт для детей его несчастие его», скажешь ты? На него Он должен бы послать, чтобы он чувствовал523.

20. Его глаза должны бы видеть несчастие своё! Он сам должен бы испить жар Вседержителя524.

21. Ибо какое ему дело до дома своего после себя, когда число месяцев его кончится525?..

22. Но Бога ли учить знанию? Он судит и высших526!

23. Этот умирает в самой полноте своей, совершенно счастлив и спокоен527.

24. Внутренности его полны жира, и мозг напаяет кости его528.

25. А тот умирает с горькою душею, не вкусив добра529.

26. Они вместе будут лежать в прахе, и червь покроет их530.

27. Вот, я знаю ваши мысли и уловки, какими вы хотите поразить меня531!

28. Конечно вы скажете: «где ж дом самовластителя, и где шатёр жительства нечестивых532"

29. A разве вы не спрашивали ходящих в дорогу, и знаков путевых не знаете533,

30. что «злодей в день несчастия остаётся цел, в день гнева они спасаются534?

31. Кто представит пред лице «его путь его и, что он делает, кто воздаст ему за то? 535!

32. Его несут ко гробу, и на кургане он бодрствует536.

33. Услаждают его кремни ручья; за «собою он влечёт всех человеков и пред собою без числа537."

34. Как же вы утешаете меня пустотою? Итак, в ваших ответах остаётся одно вероломство538

Глава XXII. Элифаз в третий раз возражает Иову

Ст. 1. И отвечал Елифаз Феманский и сказал539:

2. Разве для Бога полезен человек? Нет! Умный полезен для себя540.

3. Какая нужда Вседержителю, что ты добр, и какая выгода, что ты пути держишь чисто541?

4. Станет ли Он, страшась тебя, обличать тебя и пойдёт ли с тобою в суд542?

5. Верно зло твоё велико и нет конца беззакониям твоим543!

6. Верно ты притеснял братьев твоих безвинно и одежды с полунагих снимал544!

7. Утомлённого не напоил водою и голодному отказал в хлебе545;

8. a человеку сильному отдавал землю; тот, кому оказано лицеприятие, селился на ней546.

9. Вдов ты отсылал ни с чем, и руки сирот опустошал547.

10. За то вокруг тебя петли, и возмутил тебя внезапно ужас548.

11. Или ты не видел тьмы и множества воды, покрывавшей тебя549?

12. «Не на высоте ли небес Бог? Посмотри «на верх звёзд, как они высоки550!

13. Что, говорил ты, знает Бог? Может ли Он судить сквозь «густый мрак551?

14. Облака закрывают Его, и Он не видит и ходит только по небесному кругу552».

15. Ты держишься пути древнего, коим ходили мужи нечестия553,

16. кои похищены были преждевременно; вода разлившаяся стала основанием их554.

17. Не говорили ли и они к Богу: «отступи от нас, и что сделает нам Вседержитель555

18. А Он наполнял домы их добром! Но мысль нечестивых удались от меня556!

19. Увидели это праведники и возрадовались, и непорочный возсмеялся над ними557:

20. «Вот наконец истреблён враг наш, и избытки их пожрал огонь558

21. Примирись-ка с Ним и исправься! чрез это пойдёт к тебе добро559.

22. Прими-ка из уст Его закон и положи слова Его в сердце своё560.

23. Если обратишься к Вседержителю; то будешь устроен! Удали неправедное стяжание из шатра своего561,

24. и считай за прах золото и за камни полевые сокровище Офирское562!

25. И будет Вседержитель золотом твоим и сребром отличным для тебя563.

26. Тогда будешь утешаться Вседержителем и поднимешь к Богу лице своё564;

27. помолишься Ему, и Он услышит тебя, и обеты свои совершишь565.

28. Ты скажешь слово, и оно исполнится, и над путями твоими будет сиять свет566.

29. Когда смиряются, откликнется высота; поникшего очами Он избавит567– спасёт даже виновного; спасётся, кто очистит свои руки568!

Глава XXIII. Иов в третий раз ответствует Элифазу

Ст. 1. И отвечал Иов и сказал569:

2. Ещё ли и ныне моя жалоба есть восстание? Но рука Божия исторгает стоны мои570.

3. О, если бы я знал, где найти Его! Я пришел бы к престолу Его571,

4. изложил бы пред лицем Его правое дело и уста свои наполнил бы доказательствами572.

5. Я узнал бы речи, которые Он ответит мне, и уразумел бы, что Он скажет мне573.

6. Ужели Он во множестве силы станет судиться со мною? Нет! Он только обратит внимание на меня574!

7. Тогда праведник будет оправдан Им, и я окончу суд свой со славою575!

8. Но вот пойду на восток – нет Его! на запад, и не вижу Его.

9. На север, когда Он творит что, не примечаю; скрывается ли на юге, не усматриваю576.

10. А Он знает путь мой! И я при исследовании окажусь, как золото577.

11. Нога моя держалась стези Его; путь Его я хранил и не уклонялся578.

12. От заповеди губ Его я не отступал, слова уст Его хранил в груди своей579.

13. Но Он един, и кто отвратит Его? Душа Его пожелает и сделает580.

14. Он исполнит определённое мне, и подобного сему много у Него581.

15. Посему я трепещу лица Его; я помышляю об этом и страшусь Его582.

16. Бог расслабляет сердце моё и Вседержитель приводить меня в содрогание583.

17. Что я не умер прежде этой тьмы и что от лица моего Он не скрыл мрака584.

Глава XXIV

Ст. 1. Для чего Вседержителем не положены времена суда и знающие Его не видят дней Его585?

2. Межи передвигают; стадо отнимают и пасут586.

3. Осла у сирот уводят, берут в залог вола у вдовы587;

4. бедных сгоняют с дороги. Скрываются от них все вместе страдальцы земли588.

5. Вот они, как дикие ослы в пустыне, выходят на промысл свой, рано утром на добычу; степь даёт им хлеб для детей их589;

6. корм себе жнут на поле и в винограднике нечестивца подбирают590.

7. Нагие ночуют они, без одежды и без покрывала, на стуже591;

8. от дождя горного мокнут они, и, не имея убежища, обнимают скалу каменную592.

9. Одни похищают сироту от сосцев и с бедного берут залог593;

10. другие ходят нагие, без одежды, и голодные носят снопы594;

11 . между стенами их выжимают масло, ступают на тиски и жаждут595.

12. В городах стонут умирающие, и душа убитых вопиет; а Бог не смотрит на моление596.

13. Иные бывают во вражде с светом, не знают путей его и не бывают на стезях его597.

14. Пред светом встает разбойник, убивает смиренного и бедного, а ночью делается вором598.

15. И око прелюбодея наблюдает сумерки, говоря: «не увидит меня глаз», и кладёт на лице покрывало599.

16. В темноте врываются в домы, а днём запечатываются у себя. Они не знают света600.

17. ибо утро для них – смертная тень; ибо они сдружились с ужасами смертной тени601.

18. Таковой должен бы быть легок как пузырь на воде; часть их должна бы быть проклята на земле. Он не должен бы видеть и дороги виноградников602.

19. Сухая земля и знойная поглощает воды снега; так преисподняя должна бы поглотить тех, кои грешат603.

20. Утроба матерняя должна бы забыть его; пусть бы червь лакомился им; его не должно бы помнить; как дерево, должен бы сломиться беззаконник604.

21. Он должен бы кормить бесплодную, нерождающую, которая, будучи вдовою, не должна бы видеть счастия605.

22. Посильные возрастают в своей силе, встают, когда сами не были уверены в жизни606.

23. Он даёт им покой – и они укрепляются, хотя очи Его над путями их607.

24. Они возвышаются весьма, и вдруг нет их; обрываются, как все, и заключаются во гроб, и срезываются, как вершина колоса608.

25. Не так ли? Где иначе? Кто обличит меня во лжи и обратит в ничто речь мою609?

Глава XXV. Валдад в третий раз возражает Иову

ст. 1. И отвечал Валдад Савхейский и сказал610:

2. Держава и страх у Него; Он производит воздаяние с высот Своих611.

3. Есть ли счёт воинству Его, и над кем не остановится свет Его612?

4. Как может быть праведен смертный пред Богом и чист рождённый женою613?

5. Вот даже луна, но и в ней не ставит Он шатра Своего, и звёзды нечисты в очах Его614.

6. Тем менее человек – червь, и сын Адамов – моль615.

Глава XXVI. Иов в третий раз ответствует Валдаду и с ним вместе прочим друзьям

Ст.1 И отвечал Иов и сказал616:

2. Как ты помог бессильному! Как поддержал руку слабого617.

3. Какой совет дал не мудрому! Какое великое высказал знание618.

4. Кому ты проповедал эти речи? И чей дух изшел из тебя619?

5. Рефаимы трепещут под землёю, воды и всё живущее в них620.

6. Шеол обнажён пред Ним, и нет покрывала Аваддону621.

7. Он распростёр север в пустоте, повесил землю ни на чём622;

8. связал воду и тучи Свои, и не разрывается под нею облако623;

9. закрыл лице престола, распростёр вокруг него облако Своё624;

10. черту обвел над лицем вод, до границ света со тьмою625.

11. Столпы небес дрожат и ужасаются проклятия Его626.

12. Силою Своею Он возмущает море, и умом Своим сражает ею гордость627.

13. Духом Его проясняется небо; рука Его пронзает змия быстрого628.

14. Вот это только край путей Его! И как слабо слово, которое мы слышим о Нем! А гром могущества Его кто уразумеет629?

Глава XXVII

Ст. 1. И продолжал Иов возвышать речь свою и сказал630:

2. Жив Бог, лишающий меня права моего, и Вседержитель, огорчающий душу мою631,

3. что доколе есть во мне дыхание и Дух Божий в ноздрях моих632,

4. не скажут губы мои неправды и язык мой не изречёт лжи633.

5. Да не будет того, чтобы я признал вас справедливыми, доколе не испущу дух! Не дам отнять у меня невинности моей634.

6. За правду свою держусь я, и не оставлю её! Не опорочит сердце моё дней моих635.

7. Пусть враг мой будет нечестивцем и неприятель мой порочным636!

8. Ибо чего может надеяться лицемер, когда исхитит, когда исторгнет Бог душу его637?

9 . Услышит ли Бог вопль его, когда придет на него бедствие638?

10. Утешится ли он Вседержителем и призовет ли Бога во всякое время639?

11. Я покажу вам руку Божию, не скрою, что у Вседержителя640.

12. Вот, все вы сами видели, и для чего вы пустословили этот вздор641?

13. «Вот часть человеку нечестивому у Бога, говорили вы, и наследие, какое притеснители получат от Вседержителя642!

14. Если умножаются сыновья его, то для меча, и отрасли его не будут насыщаться хлебом643.

15. Оставшиеся по нём будут погребены смертию, и вдовы их не оплачут644.

16. Если он соберёт серебра, как пыли, и наготовит одежд, как грязи645:

17. то он наготовит, а праведник оденется, и серебро наследует беспорочный646.

18. Он построит себе дом, как моль, и как шалаш, какой делает сторож647.

19. Богатым ложится; ничто не отнято у него. Открывает глаза свои, и ничего нет648.

20. Как воды, постигнут его ужасы; ночью украдёт его буря649.

21. Поднимет его ветр восточный, и пойдёт, и повергнет его с места его650;

22. бросится на него и не пощадит; от руки его быстро он убежит651.

23. Всплеснут о нём руками своими, и посвищут над ним с места его652."

Глава XXVIII

Ст. 1. Да! есть сребру выход и место, где золото плавят653.

2 . Железо из праха получают, и камень переливают в медь654.

3. Предел полагают тьме, и до последнего конца изыскивают камень в мраке и тени смертной655.

4. Прорывается река из-под подошвы горы; они не действуют ногами, висят внизу, поддерживаемые людьми, качаются656.

5. Земля, из которой выходит хлеб, внизу изрыта как огнем657.

6. Камни её – место сапфира, в котором пылинки золотые658.

7. Стези туда не знает орел и не видал глас коршуна659;

8. не проходили ею сыны отваги, не блуждал по ней лев660.

9. На гранить посылает он руку свою, с корня низвергает горы661.

10. В скалах просекает каналы и всякую драгоценность видит глаз его662.

11.Источники он затыкает, чтоб не слезились, и сокровенное выводит на свет663.

12. Но мудрость где найти? И где место ума664?

13. Смертный не знает цены её, и не встречается она в земле живых665.

14 Бездна говорит: «не во мне она», и море говорить: «нет у меня»666.

15. Нельзя дать за неё сокровища, и отвесить серебра в плату за неё667.

16. Не оценивается она золотом Офирским, драгоценным ониксом и сапфиром668.

17. Нельзя сравнить её с золотом и стеклом, и выменять её на сосуды золотые669.

18. Кораллов и кристалла и вспоминать нечего; дороже перлов мудрость670.

19. Нельзя сравнить с нею топаза Эфиопского, и самым чистым золотом нельзя оценить её671.

20. Откуда же происходит премудрость и где место ума672?

21. Она сокрыта от очей всего живущего и от птиц небесных утаена673.

22. Аваддон и смерть говорят: «ушами своими мы слышали слух о ней674».

23. Только Бог разумеет путь её и один Он знает место её675;

24. ибо Он до концев земли наблюдает, и все вместе небеса зрит676.

25. Когда Он делал ветру вес и воде полагал меру677;

26. когда дождю давал закон и путь молнии громов678;

27. тогда видел и исчислил её, определил её и ещё испытал eё 679.

28. И сказал Адаму: «вот, страх Божий – он премудрость и удаление от зла – ведение680!"

Глава XXIX

Ст. 1. И продолжал Иов возвышать речь свою и говорил681:

2. О, если бы я был, как в месяцы прежние, как в те дни, когда Бог хранил меня682,

3. когда светильник Его горел над головою моею, и я при свете, Его ходил среди тьмы683,

4. как был я в дни осени моей, когда Бог бдел над шатром моим684,

5. когда ещё Вседержитель был со мною и вокруг меня дети685,

6. когда омывал я ноги свои в молоке, и скала каменная лила для меня ручьи елея686!

7. Бывало, когда я выходил к воротам города и на площади ставил седалище свое687,

8. видели меня юноши и скрывались, a седовласые вставали и стояли688,

9. князья прекращали речь и руку полагали на уста689,

10. голос знатных умолкал и язык их прилипал к гортани690;

11. ибо ухо слышало и ублажало меня, и глаз видел и восхвалял меня691.

12. Потому что я исторгал бедного вопиющего и сироту, у которого нет помощника692.

13. Благословение погибавшего восходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость693.

14. Правда была одеждою моею и облекала меня; как мантия и диадима был приговор мой694.

15. Глазами я был слепому, и ногами хромому695.

16. Отцем я был для бедных, и тяжбу людей мне неизвестных исследовал696.

17. Я сокрушал челюсти нечестивцу, и из зубов его исторгал добычу697;

18. и говорил: «с гнездом своим испущу дух, и как песок умножу дни698.

19. Корень мой расширяется у вод, и роса ночует на ветвях моих699;

20. слава моя юнеет со мною, и лук мой в руке моей свеж700».

21. Тогда меня слушали и молчали, и ожидали совета моего701;

22. после слов моих уже не рассуждали; речь моя капала на них702.

23. Меня ждали, как дождя, и расширяли уста свои, как для весеннего703.

24. Я улыбнусь к ним – они не верят; и света лица моего они не помрачали704.

25. Когда благоволю придти к ним; то сижу как глава, и живу, как царь среди войска, как утешитель плачущих705.

Глава XXX

Ст. 1. A ныне смеются надо мною младшие меня днями, те, коих отцов я не удостаивал помещать с псами стада моего706.

2. Да и сила рук их к чему мне? У них не достигается старость707.

3. Бедностью и голодом истощённые гложут они сухую землю, недавно разорённую и опустевшую708,

4. щиплют лебеду подле кустов и корень дрока – хлеб их709.

5. Из общества изгоняют их, кричат на них, как на воров710,

6. так что они должны жить среди ужасов степей, в ущельях земли и утёсах711.

7. Ревут между кустами, раскидываются под тернием712,

8. сыны нечестивцев, сыны безыменных, изгнанные из земли713.

9. Их-то песнею стал я ныне и сделался для них предметом речей714.

10. Гнушаются мною, вдали стоят от меня и пред лицем моим не удерживают плевания715.

11. поелику Он развязал повод мой и стеснил меня, то они сбросили пред лицем моим узду716.

12. Стоят по правую сторону сии исчадия, сбили меня с ног и умножили пагубные дороги свои ко мне717,

13. а мою стезю изрыли; успели в этом к бедствию моему; нет против них помощника718.

14. Как чрез широкий пролом идут, нападают с шумом719.

15. Обратились на меня ужасы! Ты, как ветер, развеял мою знаменитость, и как облако прошло мое счастие720.

16. И ныне изливается душа моя во мне; объяли меня дни печали721.

17. Ночь сверлит кости мои во мне и грызущие меня не отдыхают722.

18. От множества силы Его изменилась одежда моя; подобно хитону моему окружает меня кожа моя723.

19. Бросили меня в грязь, и я сделался как прах и пепел724!

20. Я взываю к Тебе, и Ты не отвечаешь мне, стою – и Ты не обращаешь на меня внимания725!

21. Ты обратился в жестокого врага для меня; всею крепостью руки Своей ненавидишь меня726.

22. Ты поднимаешь меня на ветер, оставляешь меня ему и разрушаешь спокойствие духа моего727.

23. Да! Я знаю, что успокоит меня смерть и дом собрания всего живущего728!

24. Верно Он не прострет руки на кучу камней; потому только в смерти мое успокоение729.

25. Не плакал ли я о том, кто проводить горькие дни? Не горевала ли душа моя о нищем730?

26. И я ждал добра, а пришло зло, надеялся света, а пришла тьма731!

27. Внутренность моя кипит и не умолкает, встретили меня дни печали732!

28. Я хожу опалён, но не солнцем, встаю в собрании и кричу733.

29. Братом я стал крокодилам и другом дщерям страуса734.

30. Кожа моя почернела на мне и кость моя обгорела от жару моего735.

31. Цитра моя стала рыданием и арфа моя кликом плачущих736!

Глава XXXI

Ст. 1. Завет положил я с очами своими, чтоб не помышлять о девице737.

2. Но что воздал мне Бог свыше и что наследовал я от Вседержителя с высот738?

3. Не грешнику ли следовала гибель и не делающему ли зло несчастие739?

4. Не видел ли Он путей моих и не исчислял ли всех шагов моих740?

5. Ходил ли я в суете и спешила ли нога моя к обману741?

6. Пусть взвесит меня на весах правды и узнает Бог невинность мою742?

7. Отклонялся ли шаг мой от дороги, и сердце моё ходило ли в след очей моих, и к рукам моим прилипало ли пятно743?

8. Тогда пусть я посею, а другой ест, и отпрыски мои пусть будут искоренены744!

9. Прельщалось ли сердце моё женщиною, и у дверей друга моего подстерегал ли я745?

10. Тогда пусть жена моя мелет другому, и пусть другие наклоняются над нею746!

11. Ибо это злодеяние, это преступление, подлежащее суду747;

12. ибо это огонь, который стал бы поядать до ада и искоренил бы все имущество моё748!

13. Отвергал ли я права слуги моего и служанки моей в тяжбе их со мною749?

14. Тогда что я стал бы делать, если бы возстал Бог? И если бы Он посетил, что ответил бы я Ему750?

15. Не Тот ли, кто создал меня во чреве, создал и его? Не Один ли образовал нас в утробе751?

16. Отвергал ли я желание нищих и очи вдовы томил ли752?

17. И ел ли я кусок свой наедине? Не ел ли его и сирота753?

18. Я с юности своей воспитывал его, как отец, и от чрева матери моей утешал его754!

19. Мог ли я видеть погибающего без одежды и бедного без покрывала755?

20. Не благословляли ли меня чресла его? И волною овец моих не согревался ли он756?

21. Поднимал ли я на сироту руку свою, потому что видел у ворот помощь себе757?

22. Тогда отпади плечо моё от спины, и мышца моя отломись от хребта758!

23. Ибо страшно для меня наказание Божие, и пред величием Его я не устоял бы759!

24. Полагал ли я в золоте опору свою и серебру говорил ли: надежда ты моя760?

25. Радовался ли я, что много у меня богатства, и что рука моя стяжала огромное имение761?

26. Если я видел свет, как он ярко сияет, и месяц, как он величественно шествует762:

27. то прельстился ли в тайне сердца своего и целовал ли руку свою устами763?

28. Да! И это преступление, подлежащее суду; ибо я отрёкся бы от Бога всевышнего764!

29. Радовался ли я погибели врага своего, и восхищался ли, когда постигало его бедствие765?

30. Нет! Я не предавал греху гортани своей, шеолу души его чрез проклятие766.

31. Не говорили ли люди шатра моего: кто найдётся не накормленный мясами его767?

32. Странник не ночевал на улице; двери свои я отворял прохожему768.

33. Скрывал ли я, подобно Адаму грехи свои, утаивая в груди своей пороки свои769?

34. Тогда я боялся бы большего общества и презрение племён страшило бы меня! Тогда молчал бы я и не выходил бы за порог770!

35. О если бы кто выслушал меня! Вот печать моя! Да ответит мне Вседержитель и да напишет книгу муж тяжбы моей771!

36. Я положил бы её на рамена свои, украсил бы себя ею, как диадимою772.

37. Число шагов моих объявил бы Ему, подошел бы к Нему как князь773.

38. Вопияла ли на меня земля моя и плакали ли с нею борозды её774?

39. Ел ли я произведения её не за серебро и огорчал ли душу владельцев её775?

40. Тогда вместо пшеницы пусть выходит терние и вместо ячменя репей776!

Кончились слова Иова777

Глава XXXII

Ст.1. И перестали три оные мужа отвечать Иову, потому что он был праведен в очах их778.

2. Но воспылал гнев Елиуса, сына Варахииля Вузитянина, из рода Рамова. На Иова воспылал гнев его за то, что он представлял свою душу праведною пред Богом779.

3. А на трёх друзей его воспылал гнев его за то, что не нашли, что отвечать, а между тем обвиняли Иова780.

4. Елиус пережидал Иова, пока он говорил; потому что они были старшие его днями781.

5. И увидел Елиус, что нет ответа в устах трёх оных мужей, и воспылал гнев его,

6. и отвечал Елиус сын Варахииля Вузитянина и сказал: Молод я днями, а вы престарелы; потому я робел и боялся выставлять знание своё пред вами.

7 . Я думал: дни говорят и множество лет научает мудрости782.

8 . Но нет! Дух в человеке и Дыхание Вседержителя вразумляет его783.

9 . И не многолетние бывают мудры, и не старики разумеют правое дело.

10. И потому говорю: слушайте меня! Покажу знание своё и я784!

11. Вот я ждал ваших слов, вслушивался в суждения ваши, доколе вы разбирали речи;

12. я пристально смотрел на вас. Но вот никто не опровергает Иова, никто из вас не отвечает на слова его785!

13. Не скажите: «мы нашли мудрость; Бог ниспровергает его, а не человек!»786

14. Он не ко мне обращал речь, и я не вашими словами буду возражать ему787.

15. Устрашились, не отвечают более, не нашлось у них речей788!

16. Я ждал; но они не говорят, а стоят и не отвечают более.

17. Дам ответ и я на свою долю, покажу знание свое и я:

18. ибо я полон речами, дух теснит внутренность мою789!

19. Вот внутренность моя, как вино не откупоренное, как новые мехи, разрывается790!

20. Поговорю, и мне будет легче, открою губы свои и дам ответ!

21. К лицу человека пристрастен не буду и льстить сыну земли не стану791;

22. ибо я не умею льстить; сейчас погуби меня Творец мой792.

Глава XXXIII

Ст. 1. Итак, выслушай Иов речи мои, и ко всем словам моим внемли!

2. Вот я открываю уста мои; язык мой говорить в гортани моей!

3. Слова мои от искренности сердца; и уста мои чистое выскажут знание.

4. Дух Божий создал меня и Дыхание Вседержителя оживило меня793!

5. Если можешь, возражай мне, предстань пред лице мое, выступи!

6. Вот я, как и ты, от Бога; из глины образовать и я794!

7. Вот ужас мой да не устрашает тебя, и важность моя да не подавляет тебя795!

8. Так! ты говорил во уши мои и звук речей я слышал796:

9. «чист я, без порока; безгрешен «я, нет во мне вины797.

10. Вот Он выискал неприязнь против меня, считает меня врагом Себе798;

11. «поставил в колоду ноги мои, наблюдает за всеми путями моими799».

12. Вот в этом ты не прав – я отвечаю тебе – потому что Бог выше человека800!

13. Зачем ты препираешься с Ним? Он не даёт отчёта во всех делах Своих801!

14. Ибо однажды говорит Бог, и в другой раз, если не заметят802,

15.во сне, в ночном видении, когда нападает на людей, во время дремоты на ложе.

16. Тогда Он открывает человекам ухо и устрашает их наказаниями803,

17. чтоб удалить сына земли от его дела и закрыть от мужа гордость804,

18. чтоб удержать душу его от растления и жизнь его от поражения стрелы805.

19. Или он вразумляется на ложе своём болезнью, и борьба костей его бывает упорная806;

20. жизнь его отвращается хлеба и душа его пищи желанной807;

21. плоть его пропадает; её не видно; и обнажаются кости его, которых не было видно808.

22. Приближается к разрушению душа его и жизнь его к смерти809.

23. Но ежели есть над ним Ангел наставник, один из тысячи, чтоб возвещать сыну земли о правоте его810;

24. то Бог умилосердится над ним и скажет: «освободи его от разрушения; я нашёл удовлетворение811».

25. Плоть его опять цветёт юностью; он возвращается к дням молодости своей812;

26. молится Богу и Бог приемлет его; взирает с торжеством на лице Его, и Он возвращает человеку благосостояние его813.

27. Тогда он поёт пред людьми и говорит: «грешил я, прямое делал кривым, и Он не воздал мне по долгу814,

28. но освободил душу мою от разрушения, и жизнь моя видит свет815».

29. Вот всё это делает Бог раза два, три с человеком,

30. чтоб обратить душу его от растления и осветить его светом жизни816!

31. Внимай Иов, слушай меня! Молчи, и я буду говорить817!

32. Ежели есть речи, возражай мне; говори, ибо я желал бы тебе оправдаться818;

33. а если нет: то ты слушай меня! Молчи, и я научу тебя мудрости819!

Глава XXXIV

Ст. 1. И отвечал Елиус и сказал820:

2. Слушайте, мудрые, речи мои, и приклоните ко мне ухо, ведущие!

3. Ибо ухо испытывает слова, и гортань узнаёт вкус в пище821.

4. Исследуем правое дело, рассудим между собою, что хорошо822!

5. Ибо Иов сказал: «я невинен, но Бог лишил меня права моего823;

6. на правду свою я должен лгать; мучит меня стрела моя без вины824».

7. Есть ли такой человек, как Иов, который пьет насмешку, как воду825,

8. вошел в общество с делающими беззаконие и ходит с мужами нечестия826?

9. Ибо говорил он: «нет пользы человеку быть «в благоволении у Бога827».

10. Итак слушайте меня, мужи сердца! У Бога нет неправды и у Вседержителя неправосудия828;

11. ибо Он по делам человека платит ему и по пути мужа воздает ему829.

12 Истинно Бог не грешит и Всемогущий не нарушает правды!

13. Кто вверил Ему землю? И кто поставил всю вселенную830?

14. Если бы Он устремлял на него сердце свое; то прибрал бы к себе дух его и дыхание его831.

15. Тогда издохла бы вообще всякая плоть, и сын земли возвратился бы в прах832.

16. Если ты понимаешь, то слушай это, внимай гласу речей моих833!

17. Удерживающий гнев ужели ненавидит правду?.. Ты винишь правосудного Владыку834,

18. Который царю говорить: «пустой человек» и вельможам: «нечестивые835!"

19. Который не взирает на лицо князей и не уважает богатого пред лицом бедного; ибо дело рук Его все они836.

20. Одно мгновение, – и они умирают; в полночь волнуется народ и исчезает, и извергаются сильные не рукою837:

21. ибо очи Его над путями человека, и все шаги его Он видит838.

22. Нет тьмы и нет тени смертной, где бы могли скрыться делающие беззаконие839.

23. Не долго нужно наблюдать над человеком, чтобы вести его к Богу на суд840.

24. Он сокрушает властителей без исследования и ставит других вместо их841:

25. ибо Он знает дела их; Он изменяет ночь, и они истребляются842.

26. Он поражает их за пороки на месте видном843,

27. за то, что они удалились от стези Его и никаких путей Его не уважали,

28. так что довели до Него вопль бедных и стон угнетённых Он услышал844.

29. Если Он останется в покое; то кто обвинит нечестивца? Если Он сокроет лицо; то кто заметит его? Кто станет наблюдать над народами и над каждым человеком845,

30. чтобы не царствовал человек лицемерный, отягощающий народ846

31. А он говорит Богу: «я несу наказание невинно847;

32. если же не досмотрел, то научи меня, и если сделал ошибку, то не буду продолжать848!"

33. Не от тебя ли ждать суда, когда ты отвергаешь всё? Ибо ты начал, а не я; говори, что знаешь849!

34. Люди сердца скажут мне и муж мудрый, слушающий меня850,

35. что Иов не знает, что говорить, и слова его – нет в них благоразумия851.

36. Отец мой! Да испытвается Иов с полною истиною – не обратился ли он к мужам нечестия852?

37. Ибо он прилагает ко греху своему отступничество, между нами рукоплещет и умножает слова свои против Бога853.

Глава XXXV

Ст. 1. И отвечал Елиус и сказал854:

2. Это ли ты считаешь судебным решением, что сказал: «я правее Бога, – » 855

3. и что говоришь: «что пользы тебе, что за прибыль мне, что я не грешил856?"

4. Я отвечу тебе на эти речи и друзьям твоим с тобою857:

5. Взгляни на небо и смотри! Воззри на облака! Он выше тебя858!

6. Если ты грешил, то что ты сделал Ему? И если умножаются преступления твои, то что ты причиняешь Ему859?

7. И если ты праведен, то что доставляешь Ему чрез то, или что Он получает из руки твоей860?

8. Человеку, каков ты, вредит нечестие твоё, и сыну Адамову приносит пользу правда твоя861.

9. Если от тожества преступлений стонут, и вопиют от мышцы сильных:

10. то никто не говори: «где Бог, создавший меня, дающий пение в ночи 862,

11. научивший нас более скотов земли, и умудривший нас более птиц небесных863?

12. Там вопиют, а Он не отвечает, вопиют на высокомерие злодеев864,

13. но напрасно! Не слышит Бог, и Вседержитель не замечает того»865.

14. Нет! когда ты говоришь: «Он не замечает того», то суд пред лицем Его, жди его866!

15. А теперь, поелику не посещает гнев Его; то и не знает Он, думаешь ты, гордости великой?

16. Так, Иов отверз уста свои для суеты, и умножает речи, чуждые ведения867!

Глава XXXVI

Ст. 1 И продолжал Елиус и сказал:

2. Подожди меня немного, и я покажу тебе; ибо ещё есть для Бога речи868.

3. Возьму знание моё издалека и Создавшему меня воздам справедливость869;

4. ибо истинно не ложны речи мои; совершенный в познаниях пред тобою870!

5. Вот, Бог могуществен, но никого не презирает! Он могуществен силою духа871!

6. Он не даёт жить нечестивому и право угнетённых защищает872.

7. Он не отвращает от праведников очей Своих, но с царями на престол посаждает их навсегда, и они возвышаются873.

8 . Если же окованные цепями содержатся они иногда в узах бедствия874:

9. то Он указывает им чрез то на дела их и на преступления их, как они велики875,

10. и открывает ухо их для вразумления, и говорит, чтоб они отстали от нечестия876.

11. Если они послушают и покорятся, то скончают дни свои в благоденствии и годы свои в радостях877;

12. а если не послушают, то будут пронзены стрелою и издохнут за отсутствие ведения878.

13. Но лицемерные сердцем возжигают гнев, не взывают, когда Он держит их в узах879.

14. И умирает с юношеством душа их, и жизнь их с блудниками880.

15. Но Он спасает смиренных от бедствия их и среди страданий открывает ухо их881.

16. И тебя выведёт из тесноты! Простор, а не стеснение будет вместо её; и нисходящее на стол твой будет полно жира882.

17. Но если ты полон суждений нечестивых, то за суждением последует и осуждение883;

18. ибо гнев Божий не освободит тебя от наказания, и множество выкупа не удалит тебя от него884.

19. Уважит ли Он молитвы твои и всё обилие силы, чтобы избавить тебя от тесноты885?

20. Не желай слишком той ночи, которая изведет народы из места их886!

21. Берегись, не склоняйся к пороку; ибо ты избрал его в страдании887!

22. Вот, Бог высок силою Своею! Кто учит подобно Ему888?

23. Кто наблюдает за путями Его, и кто скажет: «ты поступаешь превратно889!"

24. Думай о том, чтобы превозносить дела Его, кои усматривают человеки890!

25. Все люди видят их; но человек смотрит издали891!

26. Вот, Бог высок и недоведом; число лет Его неисследимо892!

27. Он привлекает капли вод; собирается дождь в парах893,

28. которые проливаются чрез облака, окропляют множество людей.

29. И кто понимает распростертие туч, спасение шатра Его894?

30. Вот, Он распростирает над ним свет Свой и корни вод закрывает895!

31. Ибо чрез них Он судит народы, даёт пищу до изобилия896.

32. То закрывает Он в дланях Своих свет, то повелевает ему разить врага897.

33. Он указывает ему на друга своего, на стяжания и на произведения его898.

Глава XXXVII

Ст. 1. И от сего трепещет сердце мое прыгает с места своего899.

2. Слушайте внимательно шум гласа Его и гул, исходящий из уст Его900!

3. По всему небу Он раскатывает его и свет Его до краёв земли901.

4. Глас за ним звучит; гремит Он гласом величия Своего; ничто не останавливает Его, когда слышится глас Его902.

5. Гремит Бог гласом Своим чудно, делает великие дела, недоведомые903.

6. Снегу говорить: «пади на землю»; дожди проливные за дождями проливными следуют силою Его904.

7. На руке всякого человека полагает Он печать, чтобы знали все люди дело Его905.

8. Животные уходят в пещеры и покоятся в своих логовищах906.

9. От юга идёт буря и от севера холод907.

10. От дыхания Божия происходить лёд и широта вод делается слитком908.

11. Чрез орошение Он низвергает тучу и облака рассыпают свет её909;

12. они движутся по окрестности Его манием, чтобы делать всё, что Он повелит им на лице населённой земли910,

13. то с жезлом, чтобы наказать землю, то с милостью, чтобы призреть на неё911.

14. Внимай сему, Иов! Стой и созерцай чудеса Божии912!

15. Знаешь ли ты, как управляет ими Бог, как из тучи сверкает свет913?

16 . Знаешь ли ход облаков, совершеннейшее чудо Всеведущего914,

17. Который нагревает одежды твои, когда утишает землю от юга915?

18. Ты ли распростер с Ним облака, твердый, как литое зеркало916?

19. Поведай нам, что сказать Ему! Мы не можем сообразить от лица тьмы917!

20. Перескажут ли Ему, как я говорил? Но если станет говорить человек; то он будет поглощен918.

21. Теперь не видно света, ярко сияющего над облаками; но пронесется ветер и расчистит их919!

22. От севера придет золото; а окрест Бога великолепие страшное920!

23. Вседержитель! Мы не постигаем Его; Он высок силою, правом и множеством правды! Он не ответит921!

24. Посему да благоговеют пред Ним человеки! Не увидит Его ни один мудрый сердцем922!

Глава XXXVIII. Ответ Божий Иову

Ст. 1. И отвечал Иегова Иову из бури и сказал923:

2. Кто это помрачает Провидение речами, чуждыми ведения924?

3. Препояшь, как муж, чресла твои! Я буду вопрошать тебя; поведай Мне925!

4. Где был ты, когда основал Я землю? Научи, если обладаешь ведением926!

5. Кто положил меру ей, когда знаешь? Или кто протянул по ней снур?

6. Во что водружены столпы её? Или кто положил краеугольный камень её927,

7. при всеобщем ликовании утренних звезд, когда торжествовали все сыны Божии928?

8. Кто заключил во вратах море, когда оно, исторгшись из чрева, выступило929?

9. Я облака назначил одеждою его и мглу пеленою его930,

10. и провёл вокруг его черту Мою, и поставил запоры и врата,

11. и сказал: «доселе доходи и не далее, и здесь должна сокрушаться гордость волн твоих931! "

12. С того времени, как ты живешь, давал ли ты повеления утру и указал ли заре место её932,

13. чтоб она обхватила края Земли и стряхнула злодеев с неё933?

14. Тогда земля изменяется, как глина под печатью, и становятся, как одежда934;

15. тогда отъемлется у нечестивых свет их и мышца высокомерная сокрушается935.

16. Доходил ли ты до источников моря и спускался ли на дно бездны936?

17. Отверзались ли для тебя врата смерти, и врата смертной тени видел ли ты937?

18. Измерил ли ты широту земли? Поведай, если знаешь всё это938!

19. Где путь к жилищу света? И где место тьмы939?

20. Ты конечно дошёл до границ её и заметил стези к её дому940?

21. Ты это знаешь; ибо тогда уже родился ты и число дней твоих весьма велико941!

22. Ходил ли ты к сокровищницам снега и видел ли сокровищницы града942,

23. которые берегу Я на время нужды, на день битвы и войны943?

24. Где дорога, по которой дробится свет, разносимый восточным ветром по земле944?

25. Кто проводит струи водам воздушным и путь стреле громов945,

26. чтобы орошать землю безлюдную, пустыню, где нет человеков,

27. чтобы насыщать пустую степь и произращать стебли травные946?

28. Есть ли у дождя отец, или кто рождает капли росы947?

29. Из чьего чрева выходит лёд, и инею небесному кто родитель948,

30. когда воды скрываются, как под камнем, и лице бездны твердеет949?

31. Ты ли связал в узел Плеяды, или разрешил оковы Ориона950?

32. Ты ли выводишь созвездия в своё время и водишь Медведицу с детьми её951?

33. Знаешь ли законы небес? Ты ли дал им власть над землёю952?

34. Возвысишь ли к облаку голос свой, и покроет ли оно тебя обилием воды953?

35. Пошлёшь ли молнии, и пойдут ли они, и скажут ли тебе: «вот мы954?"

36. Кто вложил мудрость в тучи, или кто дал разум воздушным явлениям955?

37. Кто расчисляет премудростью облака и кто опорожняет небесные сосуды956,

38. так что прах течёт, как расплавленная медь, и слипаются глыбы957?

39. Ты ли ловишь добычу львице и наполняешь жизнь львёнков958,

40. когда они лежат в логовищах, сидят в пещере под засадою959?

41. Кто готовит ворону корм его, когда дети его кричат к Богу, летая без пищи960?

Глава XXXIX

Ст. 1. Знаешь ли ты время рождения горных коз? Наблюдал ли над родильными муками ланей961?

2. Считал ли месяцы беременности их, и знаешь ли время, когда им родить962,

3. когда они наклоняются, мечут детей, бросают свои ноши963?

4. Сыны их приходят в силу, растут на чистом поле, уходят и не возвращаются к ним964!

5. Кто пустил дикого осла на свободу, и кто разрешил узы онагру965,

6. которому степь назначил Я домом, и жилищем землю солёную966?

7. Он смеётся над городским шумом, криков погонщика не слушает967;

8. лучшие произрастания гор – пажить его; он всякой зелени ищет968!

9. Захочет ли буйвол служить тебе и ночевать в стойле твоём969?

10. Привяжешь ли буйвола в борозде верёвкою и станет ли он боронить за тобою поля970?

11. Понадеешься ли На него, что много силы у него, и предоставишь ли ему работы свои971?

12. Поверишь ли ему, что он возвратит семена твои и в гумно твоё соберёт972?

13. Вот размахивается крыло страусов! Аистовые ли это перья и пух973?

14. Он оставляет на земле яйца свои и на песке греет их974,

15. и забывает, что нога раздавит их, и полевой зверь растопчет их975;

16. он жесток к детям своим, как бы не своим, и не боится, что тщетно трудился976;

17. ибо Бог не дал ему мудрости и не уделил ему смысла977.

18. Однако ж когда кверху прострешь крылья, то посмеивается коню и всаднику его978!

19. Ты ли дал коню мужество, облёк шею его спесью979?

20. Ты ли научил его скакать, как саранчу? Величественное храпение его – ужас980!

21. Он роет поле и восхищается силою; идет на встречу оружию981,

22. смеется ужасу и не страшится, и не бежит от меча982!

23. Над ним звучит колчан, сверкает копье и дротик!

24. В порыве и ярости глотает он землю, и не стоит, когда гремит труба983.

25. Звук трубы усиливается, и он кричит: гого! И издалека обоняет битву, гром вождей и крик воинов984.

26. Твоим ли умом летает ястреб, расширяет крылья свои на полдень985?

27. По твоему ли слову поднимается орёл и вьет на высоте гнездо своё986,

28. на скале живёт и ночует на зубцах утёсов и стремнин987?

29. Оттуда высматривает он себе корм; далеко глаза его видят988.

30. Птенцы его глотают кровь; где убитые, там он989!

31990. И отвечал Иегова Иову и сказал991:

32. может ли мятежник спорить с Вседержителем? Порицающий Бога пусть отвечает992!

33. И отвечал Иов Иегове и сказал:

34. Вот, я ничтожен! Что буду возражать? Руку мою полагаю на уста свои993.

35. Однажды я стал говорить и не могу ответить; во второй раз не буду продолжать994.

Глава XL

Ст. 1. И отвечал Иегова Иову из бури, и сказал995:

2 . Препояшь, как муж, чресла свои! Я вопрошу тебя, поведай Мне996!

3. Ты ли ниспровергнешь суд Мой, обвинишь Меня, чтобы самому оправдаться997?

4. Такая ли у тебя мышца, как у Бога, и гремишь ли ты гласом, как Он998?

5. Укрась себя величием и славою, облекись в блеск и великолепие999.

6. Излей ярость гнева своего, воззри на всё гордое и смири его1000.

7. Воззри на всё гордое и сокруши его, и низложи беззаконных на месте их!

8. Скрой их всех в прах, лица их покрой мою1001!

9. Тогда и Я буду превозносить тебя, что спасает тебя десница твоя1002!

10. Вот бегемот, которого Я создал подле тебя, ест траву, как вол1003.

11. Вот, какая сила в чреслах его! Какая крепость в мускулах чрева его1004.

12. Он изгибает хобот свой, подобный кедру; жилы на бедрах его переплелись1005.

13. Ноги его – медные трубы; кости его – железные палки1006!

14. Это – первое из творений Божиих! Творец его дал ему меч его1007!

15. Ибо горы приносят ему корм и всякие полевые звери играют там1008.

16. Он ложится под лотосовым деревом, в чаще тростника и в болоте1009.

17. Лотос покрывает его своею тенью: ивы при ручьях окружают его1010.

18. Бушует ли река, он не боится; стоит смело, хотя бы Иордан поднимался к устам его1011.

19. Но в глазах его берут его; в тенетах прокалывают ему нос1012.

20. Можешь ли ты на уде вытащить левиафана и верёвкою пригнести язык его1013?

21. Проденешь ли тростник чрез нос его, и жабры его проколешь ли иглою1014?

22. Станет ли он слишком много умолять тебя и будет ли говорить с тобою смиренно1015?

23. Захочет ли он заключать договор с тобою и возьмёшь ли его в рабы вечные1016?

24. Станешь ли играть с ним, как с птичкою и свяжешь ли его для служанок своих1017?

25. Будут ли пировать над ним товарищи? Разделят ли его между Хананеями1018?

26. Наполнишь ли стрелами кожу его и острогою рыболовов голову его1019?

27. Клади на него руку свою! Но помни, что брань будет жестокая! Продолжать не станешь1020.

Глава XLI

Ст. 1. Вот надежда изменит ему! От одного взгляда его он падёт1021! Нет столь отважного, чтобы пробудить его! Кто же станет пред Моим лицем1022? Кто дал мне взаймы, чтобы я уплатил ему?

2. Под всем небом – Моё это1023!

3. Не умолчу о членах его, о качестве силы и красоте наряда его1024.

4. Кто снимет с него одежду его? Кто подойдёт с двойным удилом своим1025?

5. Двери лица его кто отворит? Круги зубов его – ужас1026!

6. По хребту его листы щитов; укреплены печатью твёрдою1027.

7. Один с другим лежат близко; воздух не пройдёт между ними1028.

8. Каждый друг с другом соединен плотно; сцепились и не раздвигаются1029.

9. Чихание его освещается светом и глаза его, как ресницы зари1030.

10. Из уст его выходят пламенники, скачут огненные искры1031.

11. Из ноздрей его идёт дым, как из котла, испускающего пар и кипящего!

12. Дыхание его разжигает угли, и пламя из уст его выходит!

13. На шее его ночует крепость, а пред лицем его прыгает ужас1032.

14. Мясистые части на теле его соединены плотно, слились на нём, не дрогнут1033.

15. Сердце его жестко, как камень, и твёрдо, как мельничный нижний жернов1034.

16. Когда он поднимается, трепещут богатыри, теряются от ужасов1035.

17. Меч, поражающий его, не устоит, ни копье, ни стрела, ни латы1036.

18. Железо он почитает за солому, за гнилое дерево медь1037.

19. Не прогонит его сын лука; в плеву обращаются у него камни пращи1038.

20. Как плева, считается булава, и он смеётся свисту дротика1039.

21. Внизу у него острые зубцы; он выдавливает следы на грязи1040!

22. Волнует пучину, как котёл, море претворяет в кипящую масть1041.

23. За ним светится стезя, бездна становится, как седина1042!

24. Нет на земле подобия ему! Он сотворён бесстрашным1043.

25. На всё высокое смотрит смело! Он царь над всеми сынами отваги1044.

Глава XLII

Ст. 1. И отвечал Иов Иегове и сказал1045:

2. Я знаю, что Ты всё можешь, и что не разрушится у Тебя никакое намерение1046!

3. Кто это помрачает Провидение, ничего не разумея? Так, я говорил, чего не понимал, что было чудно для меня и чего я не знал1047.

4. Итак, выслушай, что я скажу; я хочу просить Тебя, наставь меня1048!

5. Прислушиваясь ухом, слушал я Тебя, a ныне око моё видит Тебя1049;

6. и потому отрицаюсь и раскаиваюсь на прахе и пепле1050!

7. И было после того, как изрёк Иегова слова сии к Иову, сказал Иегова Елифазу Феманскому: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы не говорили так справедливо обо Мне, как раб Мой Иов1051.

8. И ныне возьмите себе семь тельцов и семь козлов, и идите к рабу Моему Иову, и вознесите всесожжение за себя, и Иов раб мой помолится за вас; ибо Я только его лице приму, чтобы не поступить с вами по вашей глупости; ибо вы не говорили обо Мне так справедливо, как раб мой Иов1052.

9. И пошли Елифаз Феманский и Валдад Савхейский и Софар Нааматский, и сделали, как сказал им Иегова, и принял Иегова лице Иова1053.

10. И Иегова возвратил потерю Иова, когда он помолился за друзей своих, и прибавил Иегова ко всему, что было у Иова, вдвое1054.

11. И пришли к нему все братья его и все сёстры его и все прежние знакомые его, и ели с ним хлеб в доме его, и утешали его и сожалели его за всё бедствие, которое навёл Иегова на него, и дали ему каждый по одной кесите и каждый по одному золотому кольцу1055.

12. И Иегова благословил последние дни Иова более первых, и было у него четырнадцать тысяч мелкого скота и шесть тысяч верблюдов и тысяча пар волов и тысяча ослиц1056.

13. И было у него семь сынов и три дочери1057.

14. И дал он имя первой: Иемима, имя второй Кециа, и имя третьей Керенгаппух1058.

15. И не нашлось женщин столь прекрасных, как дочери Иова, на всей земле, и дал им отец их наследство среди братьев их1059.

16. И жил Иов после сего сто сорок лет и видел сынов своих и сынов сыновних до четвертого рода1060.

17. И умер Иов старцем и насытился днями1061.

* * *

1

См. прибавление к кн. Иова в переводе 70-ти. Оно начинается так: Cей объясняется из Сирийской книги. Книга здесь разумеется не иная, как Сирийский перевод Ветхого завета, сделанный в 1-м или 2-м веке по Рожд. Хр.; следственно, в нем появилось первоначально сие прибавление, а из него уже перешло в Греческую Библию.

2

О благе терпения

3

О терпении

4

На Иез. беседа 4-я.

5

Беседа 5-я к Антиохийскому народу и слово 4-е о праведном и блаженном Иове.

6

Слово 81. 91. 343

7

О рае гл. 2-я, объяснение на 37-й Пс.

8

Беседа 4-я.

9

Предисловие к книге Иова, гл. 2-я

10

Древние не наполняли произведений своего воображения такими историческими подробностями, какие встречаются в нынешних вымыслах.

11

Что кн. Иова изображает разговор исторических лиц, это подтверждается и общим обыкновением древних поэтов, заимствовать предметы своих произведений только из круга действительной жизни. О действительном существовании Иова также находится свидетельство у Товита, по переводу Вульгаты (11:12–26): Haec autem aduersa mihi euenire ideo permisit Dominus, ut mea patientia, sicut saneti illius Iobi, posteris esset exemplo. Ut enim beato Iobo insultabant reges, ita meam uitam mei adfines et cogniti deridebant.

12

Так читается в Еврейской Библии. По переводу 70-ти: в стране Авситидийстей; это тоже Уц, или авц. Тексты мы приводим по Еврейской Библии; ибо и самая книга первоначально написана на Еврейском языке.

13

Дети Иова пьют вино; этого можно было ожидать только от потомков Исава, которые, оставив древнюю простоту нравов, проводили жизнь роскошную.

14

Говорится о воде, текущей в изобилии с гор и вскоре высыхающей от жаров (6:15,18; 24:19; 11:16; 12:15; 14:11). Это бывает на горах Сенра, покрываемым зимою снегом, тающим при наступлении тепла. Говорится о караванах (6:18) Феманских (ст. 19); а торговля в древние времена преимущественно была в Идумеи, и отсюда отправлялись караваны. Феман же была область Идумеи, так же как и Уц.

15

Iablonski Pantheon Aegyptiorum prolegom. p. ex. Plin Hist. Natur. 28. 2. Tacit. Hist. p. 3. c. 24. Lucian. in. libro de saltatione.

Древний в том виде, в каком изображает его Иов. В его время целовали правую руку в честь светил.

16

К сему заключению ведет нас то, что жители Содома называются в книге Иова нечестивцами уже древнего мира.

17

Напр. множественное число иногда оканчивается буквою нунь.

18

Моисею приписывали книгу Иова некоторые из древних Раввинов (Baba bathra fol. 15. Hötingeri tbesaus. Pbilolog. pag. 499 . Wolfii Bibl. Hebr. p. 11 pag. 102), из христианских писателей,– Ориген в толковании на Иова, Иаков Едесский и Ефрем Сирин. Соломону усвояли её также некоторые Раввины (Babathra fol. 15), из христиан Григорий Назианзин.

19

Ср. Иов 3 гл. и Исх. 15:1 и далее. У Иова больше гортанные, тяжелые и грубые в произношении буквы; у Моисея буквы более с приятными звуками. У него видна даже песенная игра в ударениях и преемстве слогов, легких и тяжелых, напр.

Ашира лайгова̀ Воспою Господу;

ки гао̀ гаа̀ ибо весьма возвеличился Он.

сус верохво̀ коня и всадника его

рама̀ вайям. поверг Он в море.

Иех. 15:1.

20

См. Втор. 32 гл. ср. проклятия Иова 3 гл.

21

У Иова образы величественные, поражающие и изумляющие, заимствованные от величественных предметов природы видимой – на земле бегемот, крокодил, страус; в воздухе громоносные облака; на небе медведица, орион, плеяды. У Моисея образы тихотрогающие, привлекающие, – Бог сравнивается с орлом, нежным к птенцам своим, с отцем, любящим детей своих (Втор. 32). Сего различия нельзя обяснить тем предположением, что книгу Иова написал Моисей в летах силы, находясь у священника Мадиамскаго, a пятокнижие в престарелом возрасте. Воображение всегда осталось бы одно и тоже; образы во всех книгах дышали бы одним духом и носили бы одну и ту же печать; тон реч имел бы один характер.

22

Например, гаозѐвет аллуф неуре́га, веѐт бери́т елоге́га шaxéxa, – оставила друга юности своей и забыла завет Бога своего (Пр. 2:17). Рифут тегѝ и лешаре́ха вешикку леацмоте́ха, – это будет целебно для тела твоего и питательно для костей твоих (3:8); подобное в 6:3–5. Здесь, кроме созвучия, есть игра в 3-м стихе. ср. 9:5.

23

Ки Eroà игъѐ вехисле́ха. – Ибо Иегова будет упованием твоим (Пр. 3:26; 13:20; 14:24)

24

У него, например, часто упоминается о жрецах.

25

Смотр. ниже.

26

Например, в других Ветхозаветных книгах действующие лица почти везде жрецы, часто упоминается о законах жертвенных и семейных, сравнения берутся от предметов, употребляемых в жертвах, как то от елея, помазания (например, в псалмах). В книге Иова не говорится ни о законах писанных, ни о жертвах, какие известны из законодательства Моисеева.

27

Жертвы называются одним словом кофер, которое в других Ветхозаветных писаниях означает, собственно, умилостивительную жертву; (Исх. 29:36; 30:10,16); поститься ана, тогда как в других писаниях инна нефеш значит, собственно, смирять душу. Заповеди Господни называются цава повеление или эмер – слово (Иов. 20:29), тогда как в других писаниях эдут от люхот гаэдютскрижали Заповедей Божиих. (Исх. 31:18)

28

Яха̀х судиться, юкахо̀т судебное доказательство; но в других писаниях первое слово значит – обличать, второе обличение; понятие же судиться выражается словом дин. Слова – тора в книге Иова совсем не встречается. По книге Иова дочери Иова получают наследство вместе со своими братьями (42:15), тогда как они не могли быть наследницами по закону Моисея, если имели братьев. Конечно, есть также понятия, сходные с Моисеевыми, например, говорится о взымании залогов с бедных, как о тяжком преступлении, строго запрещаемом и в законе Моисеевом. Но не должно представлять, что Моисей ввел совершенно новые законы. Общий состав его был новый, но между частными постановлениями многие могли перейти из обычаев Патриархальных.

29

Писатель слышит рев пустынных зверей (4 гл.), ему коротко известны степи (24 гл. 39:13–18) , онагр и дикий осёл (11:12; 39:5,6), ветр палящий (15:2), наступление дня, страшное для разбойников ночных (38:12,13,15). Вспомните о бедуинах!

30

В книге Иова содержатся притчи и изречения сильные, но без загадочности и подобий, как у Соломона. Таковы изречения Аравийских писателей.

31

У него изображаются троглодиты, жители пещер Идумейских (24:7,8), серный дождь служит образом разрушения; ему известен Иордан (40:18). Ср. замечания, выше изложенный, о ручьях, текущих с гор, о караванах Феманских и проч.

32

Он говорит об употреблении вина в семействах богачей и о пирах (1:18), о скотоводстве (24:2,5–11).

33

У него изображается левиафан, то есть крокодил (40:20–41 гл.), есть намёк на пирамиды (3:14).

34

Годичное распределение месяцев, праздников и пр.

35

Michaclis historia uitri apud. Haеbr.

36

ана употреблено в значении: начали говорить (Иов. 3:1; 34:1) , но см. тоже во Второзаконии; им – как Иов.

9:26; но см. и Быт. 18:3. амар в значении, повелел Иов. 9:7. см. Лев. 11:17 , 12 ; ма – что Иов. 13 , 13, но тоже Быт. 39:8 .

37

Нравственное предисловие к кн. Иова Гл. 1 .

38

Славянский перевод инде ближе к Еврейскому тексту, нежели Греческий, напр. 9:24. Это от того, что он не один раз был справляем с подлинником.

39

Он влагает Иову в уста такие слова, которых Иов совсем не произносил. См. 34 , 9 .

40

О положении земли Уц см. введение в сию книгу. Иов соединял в себе высокое нравственное достоинство с глубоким смирением пред Богом. Он обыкновенно мыслил и поступал так, как требовала справедливость; говорил, как думал и как позволяла истина, боялся Бога и удалялся зла.

41

Большое множество детей, по вере древних, принадлежало к особенным дарам счастия и благословения Божия.

42

Иов представляется здесь как богатый князь номадов, которого имущество состоит в многочисленных стадах и во множестве рабов. Так в Книге Бытия изображается богатство князей пастырей – Авраама, Исаака и Иакова. В этом и ныне состоит богатство кочующих Арабов и их Эмиров.

Жителями востока или Сарацинами на библейском языке называются жители Аравийских пустынь, которые живут большею частью скотоводством! См. Суд. 6:3 .

43

Под именем дня своего, вероятно, должно разуметь день своего рождения, как и в 3:1. День рождения празднуют на востоке пиршествами, как день торжественный. Быт. 40:20; 2Мак. 6:7; Мт. 14:6. Эти по очереди празднуемые дни рождения, на которые были приглашаемы и сёстры, свидетельствую о прекрасном единодушии в семействе Иова.

44

Иов приготовил своих детей к умилостивительной жертве частью посредством убеждения к покаянию и добродетели, частью посредством наружных, очистительных средств, омовения тела, измовения одежд, облачения в праздничное одеяние и т. п. (см. Исх. 19:14,10; Нав. 7:13), дабы они явились чистыми пред Божеством, которого он был жрецом, как глава семейства. Такие приготовления были уже употребительны во времена Патриархальные (Быт. 35:2.) .

45

Иов, как глава семейства, сам совершает жертву очищения по обычаю Патриархального времени, в котором глава семейства был вместе и жрецом, как Ной (Быт. 8:20), Авраам (Быт. 12:7,8; 13:18; 22:13). Он делает это утром, потому что жертвы обыкновенно приносились рано (Быт. 22:3; Исх. 32:6). Он приносить всесожжение, потому что сия жертва была главною и преимущественно назначалась к умилостивлению Бога.

46

Богобоязненный отец, который должен отдать отчёт в нравственном поведении своих детей, опасается, не позволили ли себе сыновья его, разгоряченные вином, греховного распутства, которым чествуют ложных богов, и не забыли ли Бога в легкомысленном расположении духа, которое нередко происходить от опьянения.

47

Если Иов представляется в первом стихе праведным человеком, то здесь присовокупляется, что он не заслуживал наказания и за грехи своих детей, от которых он старался удерживать их, или за которые умилостивлял Бога жертвами.

48

Бог представляется здесь под образом Царя, который, будучи окружён своими слугами, в известные времена открывает торжественный суд и позволяет каждому приносить свои жалобы. поелику суд представляется на небе, седалище Божества, то под именем сынов Божиих должно разуметь здесь Ангелов, (как и в 2:1; 38:7), которые, как служители Божии, уже в Быт. 28:12; 32:1; Исх. 33, 1–6 , постоянно представляются окружающими Бога (ср. Дан. 7:10; Откр. гл. 4:3; Цар. 22:19 и др). В святое и блаженное общество Ангелов Божиих, хранителей и защитников человека, Бог допускает по временам вторгаться клевете диавола, дабы и враждебная сторона не осталась без удовлетворения для соблюдения справедливости. См. подоб. места в Откр. 12:10; Зах. 3:1–2; 1Пар. 21:1.

49

Бог открывает день суда и, как судия, попускает клеветнику человеческого рода говорить и порицать дела благочестивых мужей. Он опрашиваете его: откуда, из какой части царства Его он пришёл? Сатана отвечает, что он пришёл теперь с земли, которую обошёл всю.

50

Этот вопрос свидетельствует о благости Господа, который, прежде нежели открывает виновные поступки, даёт знать о тех людях, которых добродетель и благочестие несомненны.

51

поелику сатана не мог отвергнуть добродетелей и благочестия Иова, то он по крайней мере приводит в сомнение чистоту побуждений его прекрасных поступков, и старается навлечь подозрение, что Иов служит Богу из своекорыстия, дабы получить от Него временные блага.

52

Ты удаляешь от Иова всё, что могло бы вредить его земному счастью. Его имущество уподобляется огороженному полю, которому никто не может причинить вреда. Чем многочисленнее стада Арабского Эмира, тем обширнее расстилаются они по местам, назначенным для скотоводства. Ср. Быт . 13:6 .

53

Пошли хотя бы однажды зло на Иова; пусть он испытает потерю своего имения, детей, рабов и стад; тогда он смело откажется служить Тебе.

54

Чтобы спасти честь Иова и отвратить от него подозрение в своекорыстии, Бог позволяет сатане взять имение и детей Иова; впрочем собственное его лице должно остаться невредимым. Из сих слов мы видим, что диавол при самых коварных намерениях не может преступить пределов зависимости от Господа Бога, и что самые великие бедствия постигают человека не иначе, как по премудрому попущению Господа, который, давая нам испытывать превратности земного счастья, совершает в нас чрез это великие цели беспредельной благости Своей и ведет нас к вечно-блаженной жизни.

55

Говоря о питии вина, писатель хочет показать, что пиршество было особенно торжественно у первородного, который в патриархальные времена имел первое место по отце и наследовал главную часть имения по смерти его.

56

Савеяне были кочевой пастушеский народ, который жил в счастливой Аравии и происходит от Савана, внука Авраамова (Быт. 25:3,6; 1Пар. 1:32).

57

Стада и пастухи были поражены молниею, которая называется огнем Божиим и которая действовала здесь вместе с вредоносными ветрами и серным дождем.

58

Халдеи (Хасдим) происходили от Хеседа, сына Нахорова, брата Авраамова. Первоначально они жили в горах, к северу от Ассирии. Но их потомки перешли в северную Месопотамию. Отсюда они, как народ кочевой, делали набеги на пустую Аравию, смежную с Халдеею. В трех отрядах они окружили три тысячи верблюдов Иова так, что один только пастух мог спастись.

59

Примеры домов, сокрушаемых бурею, нередки в Истории Востока. Историки говорят о вихрях, которые разрушают и сносят там крепкие домы.

60

Когда древние выражали свою сильную скорбь, или печаль об умершем; то они раздирали свою верхнюю одежду, остригали свою голову, или вырывали на себе волосы и повергались на землю или садились на пепле (Быт. 37:34; Лев. 19:27; 21:5; I. Нав. 7:6 и т. д). Этот обычай был и у Греков и Римлян, а Персы распространили его до того, что в знак печали остригали своих лошадей и весь рабочий скот.

61

Я ничего не принёс на землю при своём рождении и ничего не возьму с собою с земли при своей смерти. За что же мне жаловаться на Бога при потере столь бренных благ земли? Ср. 1Тим. 6:7. Всё, что я имел, было незаслуженным даром Бога моего, который Он взял теперь у меня по премудрым причинами. Я благословляю Его за всё, что Он посылает на меня. Вот истинно благочестивые чувства, которым мы должны подражать! Всё, что мы имеем, есть дар Божий: будем делать из него лучшее употребление, но вместе с тем любить более Даятеля, нежели дар, и прославлять Его с благодарным сердцем, если Он опять возьмёт свои дары. В переводе 70 прибавлены здесь слова: яко Господеви изволился, тако бысть.

62

Все эти несчастия не исторгли у добродетельного Иова никакой неосновательной жалобы на Бога. Он переносил их с терпением и совершенною преданностью воле Божией.

63

См. 1:6, 7, 8.

64

Кожу за кожу т. е. жизнь других охотно отдаст человек, чтобы спасти свою собственную кожу, свою собственную жизнь. Душа весьма часто на Еврейском языке означает жизнь. Сатана хочет сказать, что Иов принадлежит к тем безжалостным и хладнокровным людям, которые равнодушно смотрят на то, когда похищают у них имущество, рабов и детей, если только сами они остаются со своею кожею. Посему, заключает, коварный враг человечества, доколе лице Иова останется неприкосновенным, дотоле его благочестие не освободится от подозрения в своекорыстии.

65

Сатана желает, чтоб Иов поражён был болезнью, которая бы причинила самое чувствительное страдание его плоти и костям, и думает, что в таком случае Иов откажется от истинного Бога и обратится к идолослужению. Но доколе не поразит его болезнь, можно будет думать, что Иов потому только чтит Бога, что боится потерять здоровье и жизнь, которую Бог может отнять у него.

66

Позволяется тебе поразить тело Иова самою чувствительною болезнью, впрочем так, чтобы сохранилась жизнь его.

67

Болезнь, которою было испытано благочестие Иова, по всей вероятности, была самая опасная проказа – Елефантиазис (слоновая болезнь), которая получила своё название от того, что ноги больного распухают до того, что делаются похожими на толстые ноги слона (См. Втор. 28:27, 35). Это видно особенно из 7:4–6; 13:14, 28; 16:14–16 . Древние и новые врачи – Цельс, Гален и другие описывают её следующим образом:

Елефантиазис начинается часто на лице, особенно близь носа, где производит пятна, похожие на веснушки. Если не оставят этой болезни без внимания, то она ещё излечима; худший вид болезни начинается чесанием колеи и оконечностей пальцев, так что больной ищет помощи в чесалке или черепке, как Иов говорит и о себе. Мало по малу пятна, увеличиваясь, раскидываются по телу и вся кожа принимает другой цвет; у одних она делается красною, у других свинцовою или чёрною. Иов представляет свою кожу чёрною, а чёрный Елефаитиазис неизлечим. Почерневшая кожа в иных местах складывается слоями, как кожа слона, а в других прорывается.

Тут появляются опухоли и желваки, в которых заводятся черви, доколе наконец всё тело не сделается как бы одним нарывом. Пальцы и ноги страшно пухнут и делаются чудовищно толсты. Дыхание, как у прокаженных, делается зловонным и нестерпимым, кости прогнивают, так что наконец отваливаются у больного целые члены, как то: нос, пальцы на руках и ногах. Глаза становятся мрачны и навислые распухшие брови дают лицу ужасный вид. Волосы на всём теле выпадают. Чувство делается меланхолическим, и больной при совершенной бессоннице страдает от страшных грёз, особенно от удушья. Голос мало по малу делается хриплым и когда по сгниении носовой кости нос заваливается, несчастный задыхается, хотя дыхание у него давно ужо стало тяжело. Другие нечаянно умирают от слабой горячки. Так как эта болезнь неизлечима, хотя не всегда заразительна и может продолжаться несколько лет; так как все члены становятся больному в тягость, a другие люди, по причине отвратительного его вида, удаляются от него: то эти несчастные с нетерпением ждут смерти и ничего пламеннее не желают, как умереть скорее. Все черты этой ужасной картины совмещаются в страждущем Иове, как он сам изображает их в своих жалобах. Многие древние толковники полагали, что Иов претерпел многие болезни, а Св. Златоуст говорит, что он перенёс все болезни, которые только могут мучить человека.

Иов употребляет черепок вместо пальцев для чесания, потому что пальцы также распухли у него от проказы.

Иов сел в пепел или в кучу пыли, в знак крайней своей скорби (см. 42:6; Ис. 58:5; Иер. 6:26; Иез. 27:30; Ион. 3:6). 70 переводчиков и Вулгата прибавляют еще: вне града, т. е. (как требовал и Моисеев закон – Лев. 13:46; 4Цар. 15:5) Иов стал одинок и удалён от других людей, как страшилище, к которому никто не смел приблизиться.

68

Оставь свою веру в Бога и упование на помощь Его! Нет для тебя Бога, нет благодетеля, от которого бы ты мог надеяться выздоровления. Одна смерть может избавить тебя от твоих страданий. Окончи жизнь самоубийством.

70 приводят этот стих в таком порядке: «По истечении многого времени сказала ему жена его: доколе ты будешь упорствовать, говоря: «Вот ещё несколько времени пожду исполнения моей надежды на выздоровление». Память твоя погибла па земле. Твоих сыновей и дочерей, которых я родила с болезнью и скорбью, и, увы! напрасно воспитывала с такою заботливостью, – их нет более. Ты сам сидишь на гноище, снедаемый червями, и ночуешь под открытым небом. И я, я должна, как рабыня, у которой нет прибежища, ходить с места на место, из города в город, с нетерпением ожидая захождения солнца, чтобы несколько успокоиться от своих трудов и от тех бедствий, которыми я окружена отовсюду. Но скажи слово против Бога и умри!» Сие прибавление находится во всех рукописях 70-ти, читается у Греческих отцев; но вернее – это прибавление.

Жена Иова справедливо замечает, что надобно прежде отказаться от Бога и потом уже лишить себя жизни. Кто верует во всемогущего Воздаятеля добра и мстителя зла, тому не возможно без потери здравого рассудка умертвить себя.

69

В своих болезнях Иов воспоминает о тех благодеяниях, которые прежде ниспосылал ему Бог, и на самые страдания смотрит, как на Божественные благодеяния. Вот истинная точка, с которой человек должен взирать на все горькие события своей жизни. При этом взоре всякое страдание может принести утешение и успокоение сетующему его сердцу. Бог дал тебе вкусить с детства много добра, испытать много приятностей, насладиться многими удовольствиями. Но должен ли ты принять безропотно от Его отеческой десницы небольшое несчастие, неприятный случай, болезненное испытание, когда разум и Откровение убеждают тебя, что всё, что ниспосылает на тебя Бог, служит к твоему усовершению и блаженству?

70

Об именах и месте жительства трех друзей Иова, которые, по древнему восточному обычаю, решились посетить и утешить его в претерпленной им потере, см. предисловие к книге.

71

Лице Иова так было обезображено действием проказы, что друзья не могли более узнать его. В знак своей скорби, они, по обычаю востока, раздрали свои одежды. Посыпать пеплом или пылью главу и бросать сей пепел вверх – это служило выражением сильной печали и негодования. См. Иез. 27:30,31; Деян. 22:23; Откр. 18:49.

72

В продолжение сетования об умерших, которое продолжалось семь дней, сидели на земле и довольствовались самою скудною пищею. Плач. 2:10,11; Сир. 22:11; Так же поступили и друзья Иова, которые пришли доказать ему своё участие в смерти его детей. В тяжкой скорби, которую причинили им страдания Иова, они сначала ничего не могли делать, как только плакать и стенать с ним. Это гораздо лучше показывало их участие в бедствии Иова, нежели все искусственные утешения.

Поелику друзья Иова долго находились у него: то, кажется, его болезнь не была заразительною проказою. И жена его и дети его наложниц только по причине его зловонного дыхания находили пребывание с ним нестерпимым. Гл. 19:17. Английский врач Роб. Томас, который провел девять лет в Вест-Индии и изучал такие болезни, видел во многих случаях елифантиазис без проказы.

73

Долго молчал благочестивый страдалец Иов и скрывал в себе те ужасные болезни, с которыми он боролся. Его религия, его вера в Бога, от которого одного нисходит благо, его преданность воле Бога, который страданиями испытует своих чтителей, величие души его, которая возвышалась над всем земным, – всё это удерживало доселе жалобы его на тяжкие бедствия. Иов ко всему, что могло поколебать и привести в отчаяние смертного, казалось, был холоден и нечувствителен. Но наконец, он не может более скрывать таящейся в нём скорби. Он желает, чтобы самый день, который дал ему бытие, исчез из дней года, или, если уже ему надобно остаться, то пусть он будет отмечен, как день несчастия (1–10 ст). Если бы Иов умер во чреве матери своей, или вскоре после рождения своего, то он избёг бы всех этих страданий и тихо перешёл бы во гроб, где царствует мир и равенство между мёртвыми (ст. 11–19). Зачем иные люди рождаются для бедствия и живут долее, нежели сколько они сами желают (ст. 20–23)? Почему не умирает Иов теперь, когда он не видит более радости на земле (ст. 24–26)? Вот содержание речи Иова.

74

С 3-го стиха 3-й главы книга Иова принимает характер самой высокой поэзии, в которой по сему самому не должно принимать некоторых выражений в строгом буквальном смысле. Иов и тогда остаётся благочестивым страдальцем, когда смелая картина его страданий, по-видимому, представляет его недовольным и колеблющимся. Таков поэтический язык востока! Сравн. подобную речь Пророка Иеремии. 20:14–18 .

75

О, если бы я никогда не рождался! О, если бы никогда не возвращался тот несчастный день, в который я впервые увидел дневной свет! День рождения Иова пиитически разделяется, по двум полустишиям его речи, на две половины, на светлую, или собственно день, и на тёмную, или ночь. Многие толковники, в выражении о ночи, дополняют слово – амар сказал – словом ваашер и переводят: «в которую сказали». Но Иов заставляет говорить самую ночь. И в Пс. 18:3 ночь олицетворяется и представляется разговаривающею и действующею. См. так же Иов. 3:10 и 30:17.

76

О, если бы день моего рождения покрылся вечным мраком, и освещался солнцем и исчез из числа годовых дней так, чтобы и Всевидящее Око не находило его более – этого несчастного дня!

77

Пусть день моего рождения не будет более между днями года; пусть он, покрытый мрачным облаком и чёрною тьмою, сделается незнаемым; пусть поглотит его древняя ночь хаотического мрака! Мрак и сень смертная означают самую густую тьму, в которой не остаётся никаких следов дня. Туча часто представляется образом совершенной тьмы. См. Иоил. 2:2 .

Зной дня, т. е. его собственный зной или жар, так как он был чреват великим несчастием. Иные переводят: да устрашат его волхвования, которые помрачают день! Другие: да устрашит его чернота дня.

78

Пусть и ночь, которая принадлежит к дню моего рождения, уничтожится из числа ночей, не участвует более в составе месяца! Пусть мрак совершенно овладеет этою ночью, как своею добычею, т. е. увлечёт её в своё царство ничтожества, так чтобы она более не существовала! Да не найдёт она более места в круге дней и ночей! Надобно твёрдо помнить, что ночь представляется здесь олицетворённою и выражение не будет казаться странным. При тяжкой болезни, при ослабевшем дыхании, страдальческая речь Иова была прерывиста, что и означено здесь точками.

79

Если ночь моего рождения, не смотря на моё проклятие, останется в числе годовых ночей: то по крайней мере в эту ночь пусть не родится ни одно дитя, пусть никогда не раздаётся в ней радостная песнь о рождении младенца!

80

Пусть каждый почитает ночь моего рождения ночью несчастною и проклинает её страшными проклятиями, какими проклинают ефиопляне – солнце!

Заклинатели дня суть такие чародеи, которые, по мнению древних, были в состоянии светлый день превратить в темную ночь. Другие разумеют под ними Ефиоплян, или народов верхнего Египта, которые проклинали день, для них несносный по палящему его зною. Страбон (кн. 17) пишет о них: «тех, которые живут под жарким поясом, частию почитают безбожниками; поелику они ненавидят солнце и проклинают его, когда видят восход его, потому что оно их сожигает. Они видят в нём своего врага и при его восходе бегут в болота!» Тоже пишет Плинй (кн. 5. гл. 8) о соседних Атлантических народах, что они проклинают солнце при его восходе и закате; потому что сильный зной вредит им и их полям. Solem orientem occidentemque dira imprecatione contuentur, ut exitialem ipsis agrisque. О том же свидетельствует Геродот (кн. 5, гл. 184).

Под именем Левиафана разумеется большая змея, которая, не смотря на свою величину, может быть укрощена и сделаться ручною посредством известных звуков, или разумеется крокодил (см. гл. 40, 20). Этот ужасный зверь как стрела бросается на своего противника, сокрушает его и пожирает.

Народы верхнего Египта и Ефиопии имели, такую смелость и мужество, что охотились за крокодилом, умерщвляли его и ели. Но гораздо совершеннее в этом искусстве были жители города Елефантины и Тентиры, именно те народы, которые живут в знойном климате и проклинают солнце (см. Геродота lib. 2, с. 69, Плиния lib. 8 , с . 25. Сенеку quaest. nat. 1. 4 , с . 2 . Страбона lib. 16).

81

звёзды, которые являются в вечерние сумерки, пусть не светят в ночь моего рождения и пусть за нею не восходит ясное утро! Она должна быть одною тьмою, дабы каждый заметил её, как ночь несчастия. Что касается до выражения: Ресницы зари, – то на всех языках, и восточных и западных, солнце нередко представляется взирающим на вселенную: Арабские поэты употребляют слово – глаз вместо солнца.

82

Ночь моего рождения потому достойна проклятия, что она не воспрепятствовала моему рождению и не избавила меня от тех болезней, которыми я теперь мучусь. Запереть чрево матери значит сделать его бесплодным.

83

О, если бы я, если уже должно было мне родиться, умер ещё младенцем! Конечно, я не вкусил бы радостей земной жизни, но не дожил бы и до тех ужасных страданий, с которыми теперь борюсь.

84

Смысл такой: Если я не умер тотчас после рождения, то зачем отец заботился о моём воспитании, и мать о первой моей пище? Они воспитали и возрастили меня для бедствия.

Был обычай, по которому отец принимал к себе на колена или на грудь своё новорожденное дитя, чрез что он объявлял себя истинным отцем его и обязывался воспитывать его.

85

Если бы я умер младенцем, то был бы принят в царство мёртвых, где господствует ненарушимый покой, где цари и вельможи, знатные и низкие, бедные и богатые, рабы и владыки лежат в мире.

86

Я бы сладко спал в своём гробе, как сильные цари покоятся в своих великолепных гробницах. Иов в скорби души своей видит, что пышные чертоги, которые воздвигли цари, уже обращаются в развалины.

70 переводят: я покоился бы с царями и законодателями земли, которые славились своим мечём. Итак, они читали – богим – вместо боним. Речь была бы о храбрых победителях, которые обогащались чрез завоевания и (ст. 15) наполняли свои чертоги золотом и серебром.

87

Обычай полагать в гробницы золото и серебро очень древен. В гробе Давида были сокрыты сокровища, по словам Флавия (Иуд, древ. 13:15 и 16: 11). В гробнице Кира были великие драгоценности, по свидетельству Арриаиа (к. 17) и Страбона (к. 15). Семирамида оставила надпись на своей гробнице, что в ней содержатся великие богатства (Геродот, кн. 1, гл. 187). Император Маркиан издал закон против обычая заключать сокровища в гробницы. Св. Златоуст ещё говорит об этом злоупотреблении. (Беседа, о молитве Анны).

88

Если бы я не родился для жизни, как скоро издыхающий и недоносок, которого зарывают в землю, или умер бы в чреве матери и перешёл в царство мёртвых, то я не испытал бы теперешних моих болезней и мучений.

89

В гробе прекращаются земные страдания. Там осуждённый, справедливо или несправедливо, на заключение в темницу или на смертную казнь, не трепещет палача или тирана, его преследовавшего. Там благодетельный покой вкушает утомлённый труженик, которого каждый день призывал к новой работе.

90

Там покоятся закованные рабы и не ощущают более ударов погонщика, который понуждал их, как наёмный скот, к смертельной полевой работе. Здесь речь о тех крепостных рабах, которых сковывали друг с другом и заставляли работать в цепях, дабы они не могли убежать. Ночью заключали их скованных в темницу и сохраняли при самой худой пище для работ следующего дня. В царстве мёртвых, говорит Иов, нет оков рабских, нет работ тяжких, нет мучений невыносимых.

91

В преисподней нет отличий человеческих; там господин и раб равны; рабы там ничего не боятся и не страдают от господ.

92

Зачем даётся жизнь людям, которые назначены для бедствия? Для чего длится существование тех, которым – она в тягость?

93

Зачем не посылается смерть несчастным людям, которые ничего так пламенно не желают, как смерти, и которые охотно вырыли бы смерть из самых глубоких рудников, как драгоценное сокровище?

94

Вид могилы приятен для несчастливца потому, что она напоминает ему о его смерти, которая освободит его от страданий. Если на Еврейском читать гал холм или могила вместо гил – радость, как читается в одном из манускриптов Кенникотта; то можно было бы перевести так: которые радуются на могилах, и восхищаются, когда находят гробы.

95

Зачем дается язык человеку, который не может избежать своего несчастия, который похож на усталого путника, заблудившегося в тёмном лесу, не находящего выхода и отовсюду окружённого непроницаемыми тернами?

См. подобные образы в 19 , 8; Плач. 3:7,9; Ос . 2:6.

96

От общего изображения несчастливца Иов опять переходит к самому себе и жалуется на болезнь, которой он страдает. Он был в таком состоянии, что один вид пищи исторгал у него вздохи; потому что он не мог принимать её без чувствительнейшей болезни. Вероятно, он имел в горле и железах опухоль и нарывы.

Подобно водам, которые текут беспрерывно, изливается мой вопль в потоке слёз.

97

После того, как Иов начал сетовать на свою судьбу, Елифаз стал возражать Иову на его жалобы. Елифаз сперва просит позволения говорить и обнаруживает своё изумление, что муж, который так часто успокаивал и утешал страждущих, мог теперь изрыгнуть такие бурные жалобы, когда уже сознание своих добродетелей ручается ему за счастливую будущность (2–6 ст). Он ссылается на опыт, что Бог никогда не оставляет невинного, не предаёт его погибели и оставляет погибать только грешников, которые возвысились грабительством (7–11 ст). Он ссылается далее на Откровение, которое сообщило ему истину, что пред Богом, который замечает недостатки даже в Ангелах, нет невинного человека, и потому не должно жаловаться на несчастия, как на наказания Божии (12–21).

98

Конечно, можно простить несчастному, ослабленному страданиями человеку, его жалобы и было бы бесчеловечно противоречием умножать его страдания. Но если сетующий основывается на ложных началах и утверждает такие мысли, который противны божественным совершенствам и нравственным истинам, то долг заставляет говорить и доказать ему его несправедливость.

99

Слабые руки означают здесь уныние. Ср. Ис. 35:3; 2Цар. 4:1.

100

Ты сам, когда благоденствовал, вразумлял страждущих, сетовавших на Бога, утешал скорбящих, укреплял благоразумными советами унывающих и укреплял в вере в Бога находившихся в опасности отпасть от Него.

101

Как же можешь ты, когда пришла тебе очередь страдать, сомневаться в своём спасении и колебаться в вере в Бога? Видно здоровому хорошо давать советы больным. Теренций выражается почти так же как Елифаз: facile omnes, cum valemus, recta consilia aegrotis damus: Tu si hic sis, aliter sentias.

102

Но надеялся ли ты на свою богобоязненность и честность и не ожидал ли за это благ от Бога? Едкая ирония, которою Иов обвиняется в лицемерии и в своекорыстном почитании Бога.

Древние толковники различно переводят этот стих . Вулгата по тексту 70-ти переводит так: nonne timor tuus stultus est et spes tua et simplicitas vitae tuae? Смысл был бы такой: твоя богобоязненность – не одна ли глупость?

103

Бог никогда не попускает благочестивому погибнуть в несчастии; Он не попускает невинному бороться со страданием до конца его жизни, но наконец спасает праведника, когда испытает его, и награждает его за страдания ещё большим земным счастием. Мысль, которую излагает здесь Елифаз, противоречит опыту. Часто страдает невинный до последнего дыхания и праведник нередко оканчиваете труженическую жизнь болезненною смертию. Наша земля не есть единственное место, где Бог может награждать постоянную добродетель; часто Он отдаляет блаженные плоды справедливости до лучшего мира, по ту сторону гроба, где добродетель и счастие соединятся вместе.

Если Бог наградил Иова за его страдания ещё в сей жизни; то это был такой случай, которого не мог предвидеть ни Иов, ни Елифаз. Не должно думать, что сей мир есть единственное место Божественного правосудия, и не должно искать и ожидать здесь окончательной награды за благочестие.

104

С другой стороны опыт нас учит, что злодеи, которые устрояют другим погибель, сами доходят до погибели, чего они и заслуживают. Каков посев, такова и жатва; или, что сеет человек, то и пожнёт (Гал. 6:8; Притч. 22:8; Ос. 8:7). Всякое худое действие влечёт за собой худые последствия. Орание указывает на приготовление к преступлению, посев на самое дело, а жатва на возмездие.

Мысль Елифаза справедлива, но не в том тесном смысле, в котором он принимает её. Елифаз утверждает, что каждый порочный ещё в сей жизни получает наказание от Бога. Это противоречит опыту. Есть нечестивцы, которые во всю жизнь до самой смерти спокойно наслаждаются своим земным счастием. Но то, конечно, справедливо, что Бог, который воздаёт каждому по делам его, или по сию или по ту сторону накажет за грех и несправедливость.

105

Быстро истребляет Господь нечестивцев, которые созревают для погибели. Молнии и бури с ужасными вихрями называются дыханием или дуновением Божиим, и назначены, по мнению Елифаза, для наказания и истребления нечестивых с лица земли.

106

И самый дерзкий и сильный низлагается. Сильные нечестивцы, неправедные притеснители человечества, гордые тираны сравниваются с львами, которые рыкают, нападая на свою добычу. В выражении – рыкание льва умолкает – заключается мысль: притеснитель лишается силы мучить и грабить невинных. Та же мысль выражается в словах второго члена: зубы львёнков сокрушаются, потому что как скоро сокрушатся зубы у льва, он не может более питаться добычею. Челюсть молодого льва особенно известна крепостию. См. Пс. 57:7.

107

Как старый хищный зверь умирает от недостатка добычи и пищи; так лютый и хищный человек в старости умирает в великой бедности и презрении. И как молодые львы после умершей львицы разбредаются; так дети хищников изгоняются из дому и из наследия. Еврейский текст в этом и предыдущем стихе представляет пять названий льва: арье (мы перевели – лев), шахал (название заимствованное от особенного рыкания льва; мы перевели – лютый), кепир (молодой, но уже возросший для добычи лев; мы перевели–львёнок), лаиш (лев в полном возрасте), лави (львица). Эти названия Свящ. Поэт ставит вместе; но русский язык имеет только одно название льва, и потому не может выразить всей красоты оригинала.

108

Смысл такой: из невидимого царства духов таинственно сообщено было мне откровение. Елифаз хочет дать намёк страждущему Иову, что он заслужил свою болезнь и другие несчастия грехами. Потому он предлагает своё обличение так, как будто бы Сам Бог внушил ему в ночном видении сию мысль: «пред Богом ни одна тварь не чиста и не безвинна, ниже самые Ангелы, не тем ли паче слабые люди»? Из сего Иов мог заключить, что и он виновен пред Богом и терпит наказание действительно за свои преступления.

109

Елифаз разумеет здесь время дремоты, предшествующее сну.

110

Здесь представлена картина явления духа. Когда дух прдстал пред Елифазом, то казалось, что он остановился, но не было видно никакого определенного лица, только какой-то воздушный образ носился пред глазами созерцателя. Слышался тихий шелест и голос. В 17–21 ст. содержатся слова явившегося духа, которого шепчущему дыханию могло внимать тонкое ухо Елифаза в глубокой тишине ночи.

111

Вопрос ещё сильнее выражает отрицание. Смысл такой: ни один смертный, сколько бы он благочестив и добродетелен ни был, нечист от всех грехов пред очами Божиими и не так невинен, чтобы не заслуживал наказания.

112

Духовное совершенство всех разумных созданий, следственно и Ангелов, определяется мерою или степенью усвоения ими света Божественных совершенств – святости, любви, премудрости. Можно ли же Творцу положиться на самых высших из Ангелов, как бы на почерпавших и вполне усвоивших себе дух и силу Его совершенств? Сколько и в этих вторых светах, как их называет Церковь, найдется недостатков, сравнительно с Первым несозданным светом Божественного всесовершенства, – недостатков неполного соответствия их мысли с вечною мыслию Божиею, их любви с беспредельною любовью Отца небесного! Как же смеет низкий, слабый, бренный, естественно-грешный обитатель земли утверждать, что он прав пред Богом и что Бог посылает ему земные страдания совсем без вины?

Что Ангелы иногда, так сказать, согрешали своим неполным соответствием мысли и любви Божией и опять получали прощение от Бога, это принимали и Отцы Церкви, напр. Кирилл Иерусалимский. «Мы не знаем, говорит он, сколько простил Бог Ангелам. Ибо и к ним снисходит, потому что Един только безгрешен, очищающий грехи наш Иисус 2-е Огласит. слово, гл. 10.

113

Смысл такой: тем более люди, обременённые всеми немощами. Тела человеческие сравниваются с хижинами, построенными из глины и основанными на прахе. Применение к Быт. 2:7. И эти хрупкие и удоборазрушаемые хижины противополагаются небесным обителям Ангелов. Тот же образ употребляет Ап. Павел 2Кор. 5.

Моль созидает себе из изъеденных волосков шерсти домик, в котором она живет. Ничего нет легче, как разрушить такой домик моли и одежду, изъеденную молью.

114

Глиняные хижины, тела людей с утра до вечера непрестанно распадаются; с утра или с весны лет до вечера старости они испытывают столь многие удары, изнутри – от худых страстей, извне – от быстрых перемен погоды, зараз и т. д. что наконец вовсе разрушаются и нисходят в могилу.

115

Смысл такой: хотя бы и мог жить долее бренный и слабый человек, но его земное бытие сокращается грехами и преступлениями, которые влекут за собою смерть, как наказание. Образ заимствован от лука, в котором должно разорвать тетиву, чтобы уничтожить его.

Не по мудрости, т. е. совершенно по влечению страстей.

116

В предыдущей главе Елифаз довольно ясно дал заметить Иову, что он заслужил своими грехами потерю детей, имения и здоровья. Из этого он заключает, что Иов без причины жалуется на свою судьбу и что ни одно разумное существо не может уважить этих несправедливых жалоб. Святыми называются здесь Ангелы, которые, не смотря на свою высокую природу, наказываются Богом за свои погрешности, по мнению Елифаза (гл. 4:18). Могут ли же они сострадать живущему в бренной хижине узнику, который враждует с Богом, и низойти с неба, чтобы облегчить его страдания чудом?

С этого стиха Елифаз опять говорить от своего имени.

117

Речь идёт о ропоте на несчастие, которое Бог посылает тем, кои думают, что не заслужили его, и о негодовании или зависти счастью, которое уделяется другим. Кто таким образом негодует на Бога и завидует счастливцу, тот глупец, который наносит вред только себе, сокращая свою жизнь бесполезным гневом и смешною завистью.

118

Елнфаз хочет доказать из опыта, как суетно счастье нечестивых, как оно скоро переходит в бедствие и потому только глупец может завидовать их преходящему счастью. Я видел, говорит он, что глупец (на Библейском языке это значит – нечестивец) пускает корни, или, упитавшись потом и кровью угнетённых им собратий, утверждает дом свой многочисленным семейством и живёт в изобилии, Но тут я размыслил: недолго он будет возвышаться; его неправедное богатство не дойдёт до третьего наследника; и я предрёк о погибели его семейства, которая и случилась. Житель востока любит сравнивать счастливого с прекрасным древом. См. Пс. 1:3; 36,35; Иер. 17:8.

119

Потомки притеснителя и хищника потеряли неправедное имущество частью пред судом, где никто не заступается за них, частью чрез насилие, потому что угнетённые опять отняли свою собственность у детей сильного грабителя.

Древние жители востока поставляли судилище па обширных площадях пред вратами своих городов. Потому часто врата принимаются в значении суда.

120

Совершенное отнятие имущества выражается особенно в словах: из самого терния он выбирает её. Притеснитель, который отнимает имение у слабых, сравнивается с алчным животным, которое врывается в огороженное тернием поле бедного, и пожирает спелую жатву для своего ненасытного чрева, так что не оставляет ни одного колоса на ниве. С равною жестокостью и бесчувственностью угнетённый вырывает последний кусок хлеба из уст детей своего притеснителя, дабы во всей строгости исполнить над ним право воздаяния. Елифаз говорит только о несчастии детей преступника, не упоминая, что тоже бывает с самим преступником. Вероятно, этим молчанием он предваряет возражение, что иной злодей спокойно наслаждается неправедно приобретённым имением до самой своей смерти. По крайней мере, этот злодей, хочет сказать Елифаз, наказывается Богом в своих детях.

121

Несчастие нe возрастает само собою, из земли; в чьих садах оно посеяно, тот и пожинает его. Если кто терпит несправедливость, или если люди бывают несчастны; то это не есть необходимое следствие первоначального устройства нашей земли, но сами люди виновны в том. Они грешат, и их грехи влекут за собою наказание. Они делают неправду, и им воздаётся тем же. Отсюда Иов должен был заключить, что и первая причина его несчастия лежит в нём самом.

122

Человек, по мнению Елифаза, сам виною бедствий своей жизни. Птицы могут летать по всем направлениям. Нe по какой-либо естественной необходимости, но только по собственному влечению, они поднимаются вверх. И человек возвышается несправедливостями по собственному желанию. Но чем выше поднимается он пред своими ближними, тем бедственнее бывает его низвержение.

Первый член этого стиха переводят обыкновенно так: человек рождается для труда. Но в таком случае эта мысль не имела бы связи с предыдущими и противоречила бы мыслям Елифаза, который говорить о несчастиях человека, а не о трудах. Еврейское слово амал значить обременение, как то, которое делают нам другие, так и то, которое мы сами себе причиняем.

123

Елифаз сознаётся наконец, что он не может дать достаточные объяснения различию человеческой судьбы, потому он желает просить Бога, которого пути неисследимы, о разрешении сей загадки, и то же советует сделать Иову.

124

Много происходит в мире такого, чему мы, близорукие люди, не знаем ни причины, ни цели.

125

Бесценно благодеяние дождя, орошающего землю, чтобы люди и животные получили свою пищу. Но по каким правилам падает дождь на ту или другую страну, мы не можем этого проникнуть. Бог всемогущий, повелевающий ветрам и указующий дуть облакам, чудесным образом печётся о прозябении столь многих стран.

126

Бог иногда нечаянно возвращает благоденствие несчастным, которых низринула жестокая судьба, чтобы они могли осушить свои слезы и сложить с себя плачевную одежду. Вместо: сетующий, на Еврейском языке читается собственно: чёрный или облечённый в чёрную одежду – кодерим. Чёрный цвет был знаком печали, так как белый знаком радости.

127

Бог разрушает планы, составляемые нечестивыми для угнетения благочестивых. Он производить то, что их предположения не могут быть приведены в исполнение и их дела не могут состояться.

128

Бог производит то, что коварные притеснители ничего не пожинают от тех неправедных средств, которыми они желали нанести вред другим, кроме стыда и собственного вреда, и падают в ту самую яму, которую ископали для других. Совет хитрых оказывается опрометчивым; поелику они, ослеплённые желанием погубить других, избирают такие меры, которые не ведут к цели и которые предупреждаются другими.

129

Коварные, когда Бог восхощет положить предел злобе их, так неблагоразумно начинают дела свои, что впадают в самые запутанные обстоятельства, которых легко могли бы избежать. Их очи поражаются слепотою, так что они в ясный полдень не видят той бездны, в которую ввергаются. См. 12:24; Втор. 28:29; Ис. 59:10.

130

По Мазоретскому тексту, первый член сего стиха читается так: он спасёт их от меча мщения их. В некоторых рукописях Кенникотта и де Росси читается вместо этого: от меча уст их, как читается и у Вулгаты, в Халдейском, Сирском и Арабском переводах.

131

Бог попускает сильным притеснителям ввергаться в опасности и погибать от своих собственных планов, дабы спасти угнетённых, которые не в состоянии сопротивляться им.

132

Таким образом, несчастный видит, что он может утешаться в своей бедности сознанием своей невинности и верою во всеуправляющее провидение Божие и надеяться спасения. Порочный и неправедный напротив должен краснеть и безмолвствовать в бедности, которою окончилось его видимое счастие.

133

Итак, не оплакивать, но почитать счастливым должно смертного, которого Бог наказывает за некоторые преступления и посещает земными страданиями: ибо он может быть уверен, что это происходит с благодетельными целями, и что ему предстоит счастливая будущность, как скоро будут достигнуты эти цели. Посему не пренебрегай наказанием Всевышнего, не отказывайся с благодушным терпением покоряться воле Божией и исполнять Его намерения, воспользуйся своими страданиями для своего исправления и не разрушь своим нетерпением отеческого намерения, для которого Бог попускаете тебе страдать. Ср. Евр. 12:6–11.

Бог, Существо премудрое, всеправедное и всеблагое, посылает на людей земные страдания, чтобы подвигнуть их к исправлению. Но как скоро люди исправляются, Бог опять освобождает их от земных страданий и радует их земным счастием.

134

Если ты воспользовался несчастием, с которым борешься, сообразно с целями Божиими, и исправился посредством его; то Бог освободит тебя от него, дарует тебе временное счастие , и сохранить тебя от всякого будущего несчастия. Шесть или семь скорбей значат здесь все несчастные случаи. См. Ам. 1:3; Притч. 30:15.

135

Ты не будешь страдать в новом счастливом состоянии, в котором поставит тебя Бог , тогда как другие люди будут поражаемы голодом, войною и другими язвами.

136

Ты не будешь бояться ни клеветы, ни опустошения. Клеветы и ложные обвинения, которыми пользуются сильные для притеснения невинных, в других местах Писания сравниваются с ударами бича; потому что очернение доброго имени и подозрение в преступлении более оскорбляет честного человека, нежели раба наказание бичом. Ср. Сир. 26:8; 28:20.

Если клевета не может быть отнесена к предыдущим или последующим бедствиям страны, то можно читать вместо лашонязыка, лашенвершина горы, и переводить: «при вторжении врагов ты убежишь на вершину горы и там скроешься!»

137

Ты будешь спокоен, если саранча или дикие звери нападут на землю и всё опустошат так, что произойдет голод. При общей нужде Сам Бог станет пещись о сохранении тебя.

138

В путешествиях ты не подвергнешься никаким опасностям и Ты положишь голову свою на первый камень и уснёшь спокойно, потому что камень, на котором ты станешь покоиться, будут охранять змеи и дикие звери, как союзники охраняют друг друга от врагов и как Араб охраняет зашедшего к нему странника по праву гостеприимства. Дикие звери не будут на тебя нападать, но будет поступать с тобой так же, как один народ поступает с другим, с коим он живет в мире.

Чтобы видеть красоту этого образа, нужно вспомнить, как путешествуют в Аравии и каким опасностям подвергается путешественник в этих пустынях. В сих песчаных морях нет гостиниц, где можно было бы остановиться на ночь, но спят под открытым небом, кладут утомленную голову на камень, как некогда Иаков (Быт. 28:11), и покрываются своею верхнею одеждою. Но спящий находится в опасности быть уязвлённым от ядовитой змеи, растерзанным дикими зверями и подвергнуться нападению разбойников: посему путешествующие Арабы, хотя бы их было только двое, по очереди стерегут всю ночь. Если теперь само провидение Божие будет охранять путешествующего Иова от сих опасностей, то поэтически это представляется так, как будто бы с камнями, на коих он хочет почить ночью, находился он в союзе, и как будто бы хищные звери и ядовитые насекомые были обязаны бдеть над его безопасностью.

Но если саде принять в значении пахотного поля; то этот образ можно объяснить так: самое бесплодное поле сделается для тебя плодоносным и твоя жатва никогда не будет опустошена хищными зверями. Если бы враги захотели сделать твоё поле бесплодным, и набросали туда камней (ср. 4Цар. 3:19,25), или если бы по множеству камней от природы оно было неспособно к посеву; то всё же оно принесёт тебе богатую жатву и ни один зверь не причинит ему вреда. Камни не воспрепятствуют произрастанию пшеницы и дикие звери не расхитят зрелых плодов, по дружбе и расположенности к тебе – своему союзнику.

139

От твоей хижины удалятся все опасности; никогда хищное племя не проникнет в шатёр твой и не ограбит его. Когда ты будешь посещать кочующие в пустыне стада свои, то ты возвратишься в знакомый тебе шатёр по прямому пути, не сбиваясь с дороги. На широких равнинах Аравии, где нет ни дорог, ни признаков пути, конечно великое счастие – не потерять пути к своему шатру.

140

Твоё потомство сравняется в числе с травой полевой; ты увидишь около себя детей и внуков. Ср. Быт. 22:17, где Аврааму обещается под другими образами многочисленное потомство.

141

Неизлечимая болезнь, подобная теперешней твоей болезни, прекратит дни жизни твоей, но ты во время тихого дремания выйдешь из мира в самой глубокой старости, насытившись жизнью, и тебя понесут на кладбище, как зрелые снопы носят на гумно. Ср. Быт. 15:15.

Именно так, как предсказал Елифаз, окончилась жизнь Иова. См. ниже 42:12–17 .

142

Вот объяснение твоей будущей судьбы, которое открыл мне Бог по моей молитве (ст . 8)! Успокойся и умерь свои жалобы, которые столь же неблагоразумны, как и несправедливы.

143

Иов ожидал от своих друзей, что они при взгляде на его ужасные страдания, с которыми он боролся, будут сочувствовать его жалобам. Но когда Елифаз сильно обличил Иова и довольно ясно обвинил его в тайных преступлениях, то Иов сознаётся, что он крайне этим смущен, и доказывает, как неблагоразумно осуждать жалобы при таком страдании (1–7 ст). Иов ничего более не желает, как скорой смерти, которая положила бы конец его страданию (7–12 ст). Он сетует на вероломство своих друзей, которые вместо того, чтобы утешать его с состраданием, увеличивают его скорби незаслуженными упреками (13­–23 ст). Он замечает им, что слова несчастного, обуреваемого бедствием, нельзя принимать в строгом смысле, и что он лучше всех знает, на какие жалобы уполномочивают его незаслуженные страдания (ст . 24–30).

В этом ответе Иова чувствования его беспрестанно меняются; они то умеряются, то пламенеют, то утихают, то делаются бурны, то проникаются надеждою, то приближаются к отчаянию – верная картина несчастливца, который борется с тяжкими ударами несчастий.

144

Если положит моё негодование или моё нетерпение на одну, a несчастие моё на другую чашу весов, и взвесит то и другое, то открылось бы, что моё несчастие гораздо тяжелее моего негодования. Или без аллегории: если сравнить мои болезни, которые я терплю, с моими жалобами, то найдётся, что жалобы мои не чрезмерны, но еще умеренны.

145

Тяжкое бремя страданий, под которым я воздыхаю, исторгает у меня жестокие слова и горькие жалобы. Песок употребляется и в других местах, как образ неисчислимого множества, a вместе и образ тяжелой вещи. Притч. 27:3; Иер. 15:8; Пс. 77:27 и др.

146

Я борюсь с самыми чувствительными страданиями, которые послал мне Бог. Священные поэты очень часто в переносном смысле представляют прогневанного Бога вооружённым стрелою и луком. В Пс. 7:13, 14, приписываются Ему пламенеющие, как здесь ядовитые, стрелы. Стрелы иногда намазывались ядом; если рана напоится или всосет яд с такой стрелы, то делается болезненнее, неизлечимее и бывает смертельна.

Ужасы Божии т. е. великие ужасы настоящих и будущих страданий стали против Иова, как бы на поле сражения, подобно войску, построенному в боевой порядок и устремляющемуся на него с неудержимою яростью. К припадкам елефантиазиса принадлежат и страшные грёзы и удушье. См. прим. на гл. 2:8 .

147

Иов сравнивает свои страдания с горькою пищею, которую назначил ему Бог. В картине, заимствованной из пастушеской жизни, он выражает следующую мысль: у кого всё идет хорошо и ни в чём нет недостатка, тому можно быть спокойным и не сетовать. Осёл и вол не мычат, когда у них есть пища, сообразная с их природою. Но что, если они увидят пред собою пищу нездоровую, смешанную с ядовитыми травами, от которой они чувствуют естественное отвращение? Разве они тогда не мычат, не рыкают, не бесятся? Это уже лежит в природе творений, одарённых чувственными органами, чтобы выражать свои неприятные ощущения плачевными звуками.

148

Показавши посредством сравнения, что страдальца нельзя осуждать за его жалобы, Иов доказывает новым сравнением, что он не может принять утешений Елифаза, именно потому, что это утешение не применено к нему. Он сравнивает это утешение с горькою, несоленою и безвкусною пищею, которую никто не может есть.

В оригинальном тексте есть два слова, которых значение не совсем известно, тафел и рив халламут: Первое, если оно происходит от Арабского слова, означающего вещество несолёное, не имеющее запаха, объясняется чрез последующее слово: миббелимелах; второе слово переведено у нас : белок яйца, потому что такое значение дано ему в Халдейском переводе. Вместо этого живописного выражения, 70 перевели прямо: в пустых словах.

149

Мне так же мало приятны ваши утешения, основанные на предрассудках, как испорченная, уже согнившая, пища, от которой всякий отвращается.

150

Мне не остаётся другого утешения, кроме смерти, которой я пламенно желаю и усильно прошу у Бога.

151

О, если бы Бог позволил мне умереть! Человеческая жизнь представляется здесь под образом ткани, которой нитки обрываются, когда мы умираем. См. Ис. 38:12.

152

Скорая смерть была бы для меня величайшим благодеянием, хотя бы сопутствовали ей сугубые болезни – и скорую смерть почёл бы я наградою за мою верность в исполнении Божественных заповедей.

153

Я не имею более сил переносить свои болезни, они неизлечимы. Чего же мне надеяться и желать, как не смерти?

154

Разве я создан из стали и железа, чтобы не чувствовать жестоких ударов судьбы? Разве слабое тело моё не должно пасть наконец под бременем страданий?

155

Еврейское слово тушия имеет много значений и потому можно переводить так: когда не осталось для меня никакой помощи, то не должны ли исчезнуть мои силы? Должно ли мне жить долее? Или: когда я беспомощен, то ужели должно быть удалено от меня всякое утешение? Или так, как мы перевели.

156

Положим, что я был бы так порочен, как изобразил меня Елифаз в своей картине; положим, что я тайными грехами заслужил несчастие, тяготеющее надо мною, но я всё в праве ожидать от своих друзей вместо упрёков полного любви сострадания; потому что и нечестивому друг его обязан оказывать сострадание, когда тот впадёт в несчастие.

Обыкновенно переводят этот стих так, как перевел его Вулгата: кто не имеет сострадания к своему другу, тот оставил страх Божий.

157

Братьями называются здесь друзья Иова, как видно из 21 ст. Они были вероломны и обманули надежду Иова, который ожидал от них сострадания, а теперь должен был слышать горькие упрёки. Аллегория, которая продолжается до 20 стиха, заимствована от иссякнувшего во время лета ручья, в котором идущие по пустыне караваны надеялись найти воду и ничего не нашли.

158

Когда в жары весенние снег и лед на горах растает и ниспадает в долины; то дождевые потоки подымаются, делаются мутными и с кипящею яростью текут по соседним пустыням. Снег, который весною свергается с гор в воды долины, тает в них, и это называется здесь сокрытием его в потоке.

159

Когда растает снег и лёд и наступят жаркие летние месяцы, тогда эти дождевые потоки высыхают и где они текли весною, там ничего не находят, кроме блестящего песка.

Первый член слово в слово может быть переведён так: в то время, когда они уменьшаются, то протекают молча, т. е. не слышно их журчания, они текут тихо.

160

Караваны, которые во время путешествия по Аравийским пустыням носят с собою воду в кожаных мешках, делают обход, в надежде опять наполнить свои мешки водою из дождевых ручьев; но они находят издохшими ручьи и должны истаивать от жажды. Сие подобие предполагает, что весною, когда источники текут во всей силе, путешествующие караваны заметили их в глубине пустыни. В августе и сентябре караваны возвращаются назад и делают большой крюк, чтобы расположиться у тех ручьёв, и на несколько дней запастись водою. Но к этому времени ручей высох; караваны находят там, где думали видеть богатый водою ручей, один сухой песок, и поелику запас воды у них истощился, то должны умереть от жажды.

161

Феман был страна и народ в Аравии на пределах Сирийской пустыни. Область Сава была частью счастливой Аравии. Она называется ныне Йемен и лежит на берегу Красного, или Аравийского и Персидского моря. О сих караванах упоминается здесь для большей живописности несчастия, происходящего от тщетной надежды. Караван сворачивает с главной дороги, чтобы в долине достать воды. Путники издалека рассчитывают, что будут иметь приятный отдых у ручья, который прежде видали. Но, приближаясь к месту, они с горестью узнают, что предавались обманчивой надежде.

162

Вожди караванов Феманского и Савейского узнали о существовании обильного источника и заметили его, в полной надежде, что на возвратном пути они могут наполнить из него свои пустые мешки. Теперь, когда ручей иссох, они видят, что их надежда обманута; им стыдно, что они, жители соседней земли, не имеют познания о великой, граничащей с их областью, пустыне, и по причине такого невежества подвергли страшной смерти себя и целое общество путешественников.

163

Смысл такой: что значит иссохший ручей для каравана, тоже вы для меня. Друзья Иова ничего для него не значили, подобно как переменчивый ручей для истаивающего от жажды каравана, когда сей последний не мог наполнить из него своих водяных сосудов и нашёл его иссохшим. Иов ожидал от своих друзей утешения; но поток, из которого он надеялся почерпнуть это утешение, теперь иссох. Вместо того, чтоб оживить его при его страданиях проникнутым любовью участием, друзья мучили его горькими упреками, и подвергали сомнению самое благочестие его. Доколе я был счастлив, вы почитали меня другом добродетели, любимцем Божиим и искали моей дружбы. Теперь, когда я несчастен, вы страшитесь меня, как грешника, караемого Богом, не принимая более участия в моей судьбе.

164

Если бы я просил от вас богатых подарков для вспомоществования мне в моей бедности, или опасных подвигов, для освобождения из власти врагов и притеснителей; то, может быть, извинительно было бы ваше поведение относительно меня; потому что, когда друг должен давать или помогать, то часто он прекращает свою дружбу. Но когда я ничего от вас не требую, кроме сострадания, и вместо его получаю упрёки, то не нарушаете ли вы явным образом обязанность человеколюбия и дружбы?

165

Если вы думаете, что я погрешил в изображении моего несчастия; если вам кажутся мои жалобы на мои страдания чрезмерными; то покажите мою ошибку, вразумите меня твердыми доказательствами; я тогда сознаю свою несправедливость и буду молчать.

166

Другие так переводят первый член этого стиха: зачем же горечь в праводушных речах? Смысл будет такой: если вы говорите, как праводушные, честные люди, которые хотят вразумить заблуждающего: то к чему этот обидный тон? И что вы можете основательно порицать в моих словах? Но марац значит быть сильным. Иов говорит, что правдивое слово, чуждое горечи, имеет в себе довольно силы, чтоб произвести впечатление на заблуждающего.

167

Не должно так строго принимать жалобы отчаянного, который хочет облегчить своим словами болезни свои, потому что это пустые звуки, которые пролетают по воздуху, не делая никому вреда.

168

Вы так бесчувственны, что делаете упреки страдальцу, когда он только обнаруживает свою скорбь, страдальцу, который лишён ныне всего, что есть на земле драгоценного для человека, и который всегда был лучшим вашим другом.

169

О, если бы вы бросили сострадательный взор на мой искажённый вид и на мои страдания! Наверно вы увидели бы тогда, что изображение моих мучений ни мало не преувеличено.

170

Возьмите назад то несправедливое обличение, которое сделал мне Елифаз от вашего имени. Правда на моей стороне; моя невинность обнаружится тем яснее, чем сильнее сомнения, которые вы против неё воздвигаете.

171

Ужели я поступил несправедливо, жалуясь на свои незаслуженные страдания? Или я не имею столько ума, что бы различить заслуженное страдание от незаслуженного? Не почитаете ли вы меня за упорного злодея, который не слушает и заглушает в себе голос совести, этого неподкупного обвинителя грехов? Нравственное чувство, естественное ощущение доброго и худого, похвального и постыдного, которое притупляется у застарелых злодеев, Иов сравнивает с гортанью, которою принимаете пищу и различает вкусное от безвкусного.

172

Оправдавши жестокость своих жалоб жестокостью своих страданий, Иов скорбит о печальном жребии всего человечества. Жизнь человека соединена на земле со столь же многими опасностями и трудностями, как жизнь воина, который в поле брани должен переносить всякое беспокойство и бороться с опасностями смертными, или как жизнь наёмного работника, который в поте лица должен приобретать горький хлеб, чтоб поддержать своё существование.

173

Как невольник, который работает среди палящего зноя под открытым небом, вздыхает о ночной тени, под которою он может отдохнуть, и как утомлённый наёмник с нетерпением дожидается вечера, когда он получит награду за свою дневную работу, так несчастный человек воздыхает и жаждет смерти, которая положит конец его бедствиям.

174

После тяжкой дневной работы раб и наёмник успокаиваются, и во время ночного покоя забывают о своей участи. Я несколько месяцев борюсь с величайшими болезнями, и ночи, которые награждают утомлённого работника усладительном сном, приносят мне новые болезни и новые скорби.

175

От вечера до утра мечусь я на своём болезненном ложе, не могши заснуть, считаю каждую минуту ночи, которая, кажется, длится для моих страданий и, ложась спать, желаю уже опять вставать. См. прим. на 2:8, где бессонница признается признаком елефантиазиса.

176

Все тело несчастного, который страдает елефантиазисом, покрывается опухолями и чирьями, в которых мухи кладут яйца; от чего рождаются черви, которые не только остаются в них, но распространяются по коже и причиняют постоянный зуд. Здесь один нарыв закрывается коркою засохшего гноя, там открывается другой; везде видны струпы, гной, гниения.

177

Моя жизнь приходит к концу. Скоро она окончится. Иов сравнивает свою жизнь с нитью, которая быстро пробегает по стану чрез основу, и часто внезапно обрывается. Но ткач привязывает оборвавшуюся нитку, если остается пряжа, и продолжает ткать. Иов напротив думает, что для его жизненной ткани не остаётся более пряжи и что скоро оборвётся нить дней его без надежды опять быть связанною.

178

С этого стиха начинается воззвание к Богу, в котором Иов просить Его об облегчении своих страданий; поелику он желает пожить ещё только несколько мгновений и не смеет надеяться возвращения прежнего счастья. Краткую жизнь свою Иов называет дуновением, паром, который скоро исчезает, самый близкий образ преходчивости. Ср. Ик. 4:14 .

179

Я умру и не возвращусь более к здешней жизни, дабы насладиться земными благами. Никто из земных жителей не увидит меня более и Само всевидящее око Божие не узрит меня более в подлунном мире.

180

Как облако, которое рассеивается и исчезает, не появляется более на том же месте; так не явится более человек в сем мире после своей смерти.

181

После смерти нечего ждать возвращения к земной жизни. Никто из гроба не возвращается в свой дом, и место, где жил покойник, не увидит его более.

182

Если же я должен скоро умереть и не думать о возвращении к жизни; то зачем мне делать себе принуждение? Почему я не могу высказать свободно того, что чувствую? Почему я должен таить жалобы, которые составляют единственное облегчение моих страданий.

183

Неужели я буйное неукротимое море, которое удерживают плотинами, или я неистовое морское чудовище, против которого посылают вооружённых людей, чтобы оно не сделало вреда? Неужели я такой опасный, дикий, буйный, необузданный человек, что ты, для обуздания меня, должен обременять меня такими страданиями? Если я должен смириться, вспомнить о своей смертности и удержаться от грехов, то нужны ли тебе против меня, слабого немощного творения, такие необыкновенный средства, такие ужасные болезни?

Что Иов говорит под образами, сравнивая гордых презрителей Бога с неистовым морем, а Божественные наказания с плотиною и стражами, то Ап. Петр выражает собственными словами, когда в 1-м послании (4:1) пишет: страдающий плотью перестает грешить, дабы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воли Божией. Кто взирает с этой точки на многообразные бедствия, с которыми борется здесь человек, кто сознаёт ту печальную истину, что испорченность нашей природы по необходимости заставляет удерживать нас скорбями от греховных удовольствий, от порывов опасных страстей, от чрезмерной привязанности к земному, побуждать к размышлению о нашем назначении, к желанию благ вечных и удерживать в пределах долга: тот никогда не будет жаловаться на Бога, когда посылаются на него земные страдания. Он будет почитать благодеянием то, что кажется несчастием, будет благодарить Бога за то, что Он нуждою, болезнями и скорбями устрояет его исправление, испытует его терпение и усовершает его добродетель.

184

Если я подумаю вечером того дня, который провёл в болезнях, что вот по крайней мере теперь проведу покойную ночь и укреплюсь крепким сном, то и это утешение отнимается у меня, потому что покой мой возмущают страшные грёзы.

185

Древние и новые врачи заметили, что страшные грёзы составляют одно из величайших зол елефантиазиса. Врач Аретей именно говорить, что грёзы об удушении и удавлении суть симптомы этой болезни.

186

В сновидении представлялось спящему Иову, что он совершил самоубийство и окончил жизнь свою на веревке. Его изнурённое тело называется здесь костями.

Если чье-нибудь состояние могло пробудить такие мысли, то это именно состояние Иова.

187

Я отвращаюсь самоубийства; потому что и без насилия кончится в своё время моя болезненная жизнь. Отступи от меня, Боже! Облегчи мои болезни, перестань мучить меня; сделай для меня сносными немногие дни, которые остаётся мне ещё жить. Даруй мне только несколько радостных минут; потому что дни мои суть пар, они скоро исчезнут, как дым, скоро меня не будет. Также молится и другой страдалец. Пс. 38:11,14. Отступи от меня, чтобы я укрепился опять, прежде нежели отойду и не будет меня более.

Один новый толковник так перевёл 15 и 16 стихи: мне часто приходит мысль окончить жизнь посредством удавления, и кости мои просят смерти. Но я отвергаю это. Не вечно мне жить. Он говорит: «Это одно из самых замечательных мест в книге Иова! Если когда-либо защитник самоубийства мог бы подумать о случае, который бы извинял это преступление: то этот случай представился бы в состоянии Иова, который среди нестерпимой и неизлечимой болезни слишком медленно приближался к верной смерти. Но конец страданий Иова показал, что было бы опрометчиво и безумно предупреждать Провидение и умерщвлять самого себя, прежде нежели Оно признает за благо послать смерть. В изображении страданий Иова чего-то не доставало бы, если бы он не коснулся этой черной мысли и не сказал нам, что и она иногда возникала в нём. Если в целой Библии есть книга, от которой можем мы требовать суждения о самоубийстве, то это есть книга Иова. Иов касается его самым возвышенным и благородным образом. Самоубийство приходит ему на мысль, но он отвергает эту низкую, малодушную мысль и ободряется тем, что он не вечно же будет влачить свою горькую жизнь. Этот поступок Иова представляется самым высоким и мужественным. В сравнении с ним, пользующийся удивлением Катон в Утике, во время своего самоубийства, есть человек или низкого, или злого характера, и кладет пятно на языческую добродетель, даже по суду беспристрастной философии. Если он умертвил себя только из гордости и непримиримости, то он не был добрым гражданином, каким его почитают, потому что вместе с собою он умертвил свободу и отечество, за которое думал умереть. Если он сделал это с отчаяния, думая, что все навсегда потеряно, то он не был истинным героем».

188

Стоит ли слабый и бренный человек того, чтобы так внимательно наблюдал Ты его поведение и так строго наказывал его преступления? Подобный мысли читаем в Пс. 8:5; 143:3. Иов не хочет здесь, подобно презрителям Религии, отвергать карающую правду Божию, или говорить, что Бог слишком высок для того, чтобы обращать внимание на нас, ничтожных людей, и заботиться о нашем поведении. Иов говорит о величии Божием и ничтожестве человека с тою целью, чтобы подвигнуть Бога к милосердию, испросить пощаду в наказаниях и чтобы Благодать заступила для него место правды.

189

Твоё око постоянно обращено на людей; ни один из самых малых проступков их не укроется от Тебя; Ты точнейшим образом исследуешь поступки их, сообразны ли они с Твоим законом, или нет.

190

Доколе будет ужасать меня Твоё правосудное Око и преследовать меня наказаниями за мои грехи слабости, не давая мне вздохнуть, не дозволяя мне ни на одну минуту никакого отдохновения?

Слова: ты не даёшь мне и столько покоя, чтобы проглотить мне слюну, и теперь ещё составляют! самую употребительную в Аравии пословицу. Она заимствована от гонителя, который не даёт преследуемому и столько времени, чтобы перевести дух.

191

Если я сделал проступок по слабости, или по неведению, и нарушил Твой закон, то я Не имел намерения оскорбить Тебя или противустать Тебе, Судии мира. Почему же я сделался предметом Твоего негодования и метою Твоих наказаний? Почему Ты подавляешь меня таким сильным бедствием и беспрестанными ударами, так, что я стал сам себе в тягость и охотнее желал бы умереть, нежели жить?

192

Если я грешник, достойный наказания, то пощади меня, возврати мне милость Свою за то, что я много уже страдал. Скоро я возвращусь в прах, из которого Ты образовал меня; скоро я умру от моей неизлечимой болезни; скоро Око Твоё будет искать меня между обитателями подлунного мира, и не найдёт.

Иов, видя, или предчувствуя приближение своей смерти, желает иметь ещё несколько радостных минут, в которые бы не хотел он мучиться тяжкою болезнью, и молит Бога, чтобы Он по Своей благости перестал наказывать его за грехи, которые он мог сделать по неведению.

193

Валдад, второй друг Иова (2:11), говорит тоже, что сказал Елифаз. Он защищает ту же неправильную мысль, что земное счастье есть необходимое следствие добродетели, и что Бог наказывает только грешника земным несчастием. Ход мыслей Его такой: Иов без причины жалуется на Бога за потерю своего имения и своих детей. Бог не может поступать несправедливо. Дети Иова конечно были злодеи, потому Бог и попустил им погибнуть. Если сам Иов, который наказывался за своих детей, невинен, то Бог опять пошлёт ему счастье, если он помолится Ему о помиловании (ст. 2–7). Древняя песнь, дошедшая до нас от мудрецов древности, выражает ту неопровержимую истину, что нечестивцы, когда достигают по-видимому высшей степени земного величия и счастья, внезапно поражаются десницею Божиею (8–19 ст). Итак, если Бог разделяет смертным счастье или несчастие по заслугам; то Иов, если он невинен, может ожидать счастливой будущности (20–22 ст).

194

Доколе ты будешь с таким безумием жаловаться на Бога, как будто Он несправедливо и не по заслугам наказал тебя чувствительными страданиями?

195

Может ли Бог, Который есть самая Правда, поступать с тобою несправедливо? Здесь опять ясное указание на виновность Иова.

196

Из ложного начала, что правда Божия дарует человеку в сей жизни счастье или несчастие, смотря по его делам, и что чрезвычайно несчастия посылаются только на великих грешников, Валдад заключает о смерти детей Иова и говорит, что они должны быть нечестивые злодеи. Уже то обстоятельство, что они погребены под развалинами дома, в котором совершали пир, могло возбуждать против них некоторое подозрение; потому что на пирах нередко позволяют себе непростительную вольность. Этому подозрению Валдад даёт несомненность и утверждает, что дети Иова погибли в наказание за свои преступления.

Самого Иова хотя и не называет здесь Валдад злодеем; кажется уже (ср, ст. 4 и 19) сомневается в его невинности, и по крайней мере даёт заметить, что он не заботился о воспитании своих детей, не бдел за их поведением, а потому и наказывается Богом за грехи детей своих. Жизнеописатель выше (гл. 1:5) старался отклонить это подозрение, когда упомянул о всесожжении, которое Иов приносил Богу после каждого пиршества своих детей для очищения их.

197

Если в твоём доме, по истреблении твоих нечестивых детей, опять будет возлюблена и исполняема добродетель и правда; то опять возвратится и прежнее благословение и благополучие. Бог, Который по сие время не умилостивился над тобою, и как бы уснул для тебя, пробудится, освободит тебя от страданий и устроит твое счастье.

198

Слова Еврейского текста имеют двоякий смысл; первый: новое счастье, которое пошлёт тебе Бог, сначала будет невелико; но мало по малу ты освободишься совершенно от своих несчастий и сделаешься опять великим и богатым человеком, каковым был прежде. Второй смысл: Бог наградит тебя столь великим счастьем, что твое прежнее счастье в сравнении с будущим покажется очень малым. См. ниже 42:12.

199

Мысль, что временное несчастие и погибель есть необходимое следствие порока, Валдад доказал, как он думал, опытом, погибелью детей Иова. Теперь он хочет доказать её опытом всех веков и ссылается на наблюдения и результаты, приобретённые древними мужами посредством внимательных опытов и исследований. Наблюдения сохранились в песнях, которые изучали наизусть их дети и внуки, и передали позднейшемему потомству. Что заключалось в таких песнях, то почиталось неоспоримою истиною. Этим доказательством пользуется Валдад и приводит несколько строф из одной древней песни. Сии строфы содержатся в 11–19 стихах.

200

Наша жизнь, которая так быстро проходит как тень, слишком кратка для того, чтобы мы могли делать собственные наблюдения о жребии добродетели и порока, о их связи со счастьем и несчастием, о согласии событий мира с Божественною правдою. Мы должны здесь советоваться с опытностью предков и слушать их изречения. В их время жили по 1000 лет (Быт. 5); посему можно было долее наблюдать пути Промысла и рассуждать о них с большею основательностью. Учение предков о мироправлении Божием есть ряд заключений, приобретённых опытами многих столетий; но мы слишком молоды и живём ещё слишком мало, чтобы свою мудрость и опытность противопоставить их мудрости и опытности. Слова этого стиха аллегорически изображают беглую скоропреходчивость человеческой жизни. См. также 14:2; 1Пар. 29:15; Пс. 102:15; 143:4.

Валдад делает здесь заключение ложное. Если человек будет жить тысячу тысяч лет и внимательно следить за всем, что происходит на земле, то всё он не может исследить и проникнуть плана, по которому Бог правит миром. Когда непроницаемая завеса скрывает от него будущность, которая имеет связь с настоящею жизнью, когда, как замечает Екклесиаст (8:14), земля представляет печальное явление, что с добродетельными бывает то, что должно бы быть с порочными, а с порочными, что должно бы принадлежать добродетельным; то надобно наконец смиренно сознаться с ним (ст. 17): я увидел, что человек не может проникнуть всех дел Божиих (плана мироправления) и того, что бывает под солнцем. Хотя бы человек много трудился в исследовании сего, он не может уразуметь. И хотя мудрец скажет: «я хочу испытать это», но ему не доискаться до глубины.

201

Следующие слова вылились из сердца древних. Они совершенно были убеждены в том, что воспевали в своей песни.

С 11 стиха начинается извлечение из древней песни. Она носит печать глубочайшей древности; язык, господствующий в ней, есть язык совершенно картинный, какой должна была иметь первобытная поэзия.

202

Великое и блистательное, но неверное и внезапно исчезающее счастье грешников представляется здесь во-первых под образом папира. Папир растёт на берегу Нила или в болотах, который он образует при своём разлитии, и растёт очень скоро от шести до семи локтей в вышину. Но поелику он может расти только в воде, то когда земля обнажится от воды, он внезапно высыхает, между тем как другие растения, которые не так скоро возрастают, получают пищу из земли и цветут долее. Эти продолжительные растения суть образ продолжительного счастья благочестивых, так как увядающий быстро папир есть образ непостоянного счастья нечестивых.

203

И в других местах Писания скоропреходящее счастье, особенно нечестивцев, сравнивается с растениями, которые скоро засыхают. См. Пс. 36:2; 102:15; 128:6; Ис. 37:27; 40:6; Ик. 1:10.

Когда Иисус Сирахов (40:16) говорит, что нечестивые быстро обогащаются и возвышаются неправедным богатством, но за то, тем скорее низвергаются и искореняются: то употребляет тот же образ осоки, которая растёт скорее и выше, нежели трава на лугах. Впрочем по той же причине при отливе воды она скорее вянет, засыхает и сгорает.

204

Хотя невероятно, что папир, который в болоте так высоко возносит гордую главу свою, может засохнуть прежде малых и слабых растений; но так бывает на самом деле, когда он обнажается от нильской воды и болото высыхает в жаркие летние месяцы. Тоже бывает и со счастливыми нечестивцами. В то время, когда их сила и богатство, кажется, ручаются за постоянное счастье их, они низвергаются в бездну несчастия. Надежда лицемера, который по внешности чтит истинного Бога, а в сердце ругается над Божеством, погибнет; его счастье увядает в цвете сил, который обещали ему богатую жатву удовольствий и чувственных наслаждений.

205

Низвергнутый грешник стыдится, что несомненно надеялся найти своё счастье в таких скоропреходящих благах; он получает наконец отвращение к тому, что почитал необходимою принадлежность своего счастья. Если читать иккет, вместо – якут, как читается в двух кодексах Кенникотта и де Росси, и накат принимать в значении – удалиться, как в Арабском языке: то можно с Сирским, Халдейским и другими переводами перевести так: Его надежда оборвется, удалится. Параллелизм обоих членов этого стиха благоприятствует сему переводу. Счастье грешника не продолжительнее и не тверже дома, или ткани паука.

206

В этом стихе, который представляет вторую картину непостоянства земного счастья, подобие и приложение сливаются вместе. Паук бесстрашно грабит и убивает, надеясь на свой тканый дом, хотя он состоит из самых тонких ниток и мгновенно может быть сметён. Не тверже его и здание счастья, на которое надеются нечестивые. Их богатство и сила часто в одно мгновение уничтожаются Богом.

207

Третью картину суетного благополучия грешников древняя песнь заимствует от так называемых дневных или тунеядных растений, именуемых в Ботанике Ephemerae, Parasiticae. Эти растения, из слабой ткани, наливаются соком, растут чрезвычайно скоро, в двадцать четыре часа обвиваются около всего сада, пускают свои корни всюду, покрывают и заглушают всё, за что уцепляются. Жаркий день, ночная роса или жало насекомого достаточны для того, чтобы сокрушить их. Пред лицем солнца т. е. во время самого сильного солнечного зноя.

208

Корни этих растений впиваются в камни, проникают в стены. Они как бы осматривают дом при своём живом движении.

209

Если такое растение поражается солнцем (ст. 16): то оно тотчас увядает; тогда берут сухие лозы его и сжигают их. Не остается более никакого следа, чтобы в этом месте когда-либо было растение.

Солнечный зной в жарком востоке причиняет внезапную смерть как растениям, так и людям. Ср. Ион. 4:8; 4Цар. 4:19,20; Иудиф. 8:3.

Выражение: Его место отречётся от него и скажет: я никогда не видало тебя, однозначительно с мыслию, встречающеюся в другом месте Библии. Его место не узнает его более. Пс. 102:16. Древняя песнь выражает эту мысль поэтически, когда придаёт жизнь и язык месту, где находилось растение.

Смысл 16–18 стихов, в коих опять подобие и приложение сливаются вместе, следующий: часто все обстоятельства, по-видимому, обещают знатному и сильному злодею продолжительное счастье. Но неожиданный случай низвергает его так, что он совершенно исчезает из глаз; как скоро он низвергнулся с высоты счастья в глубину бедствия; то место, где он существовал, не узнает более, чем он был.

210

Так кончилось поприще злодея, которое, по-видимому, было усыпано яркими цветами. Счастье, в лоне которого он покоился, неожиданно превращается в ужасную бедность. Если принимать слово ахер другий, в значении противоположности лицемеру (ст. 13), то смысл будет такой: на место сокрушённого нечестивца являются лучшие люди, которые доселе были угнетаемы и попираемы им, подобно как на месте однодневных растений воэиикаютъ другие полезиейшие. Но если под словомъ Ахер разуметь другого лицемера, или нечестивца, то смыслъ будетъ такой: хотя Бог внезапно наказывает и истребляет злодеев; впрочем такие примеры не вразумляют и не исправляют других, подобных им людей. Много новых злодеев заступает место истреблённых, так, что невольно подумаешь, будто они возникают из праха своих погибших предшественников; злодеям нет конца.

211

Из приведённых слов древней песни Валдад, который с этого стиха опять начинает говорить сам, выводит заключение, что Бог не отвергнет, благочестивых, когда они впадут в неприятные обстоятельства, не оставит их без помощи, не предаст их несчастию и погибели, но спасёт их и осчастливит. Напротив злодей, если постигнет его заслуженное несчастие, не может ожидать от Бога никакой помощи и спасения; Бог не прострёт к нему руки Своей, когда он падёт. Ср. Пс. 72:23; Ис. 41:13; 42:6.

212

Итак, если ты в очах Божиих не преступник, достойный наказания (ст .5:6), то Бог не оставит тебя, но возвратит тебе прежнее твое здоровье и твое прежнее счастье, так, что ты будешь радоваться о твоём новом благополучии.

213

В этом стихе Валдад обращается к Богу. Такая быстрая перемена лиц встречается и в других Еврейских стихах, напр. Суд. 5:31. Таков, хочет сказать Валдад, конец грешника, который не верует в Бога и надеется быть счастливым сам по себе. Он будет посрамлён и истреблён. Можно также относить это к врагам Иова, которые радовались его несчастию. Они покроются стыдом, когда возвратится к Иову прежнее его благополучие, между тем как они – нечестивцы погибнут.

214

Ответ Иова состоит в той мысли, что ему невозможно представить Богу доказательство своей невинности: потому что Бог всемогущ; никто не может судиться с Ним и заставить Его давать отчёт в мироправлении. Благоразумнее потому признавать себя виновным, при сознании своей невинности (1–21 ст). Между тем когда Бог одинаково поступает с невинным, как и с виновным, когда невинный в своей скоропреходящей жизни терпит только несчастия и когда чувство новых скорбей всегда разрушает его намерение покориться своей судьбе; то он хочет дать свободу своим жалобам и готов защищать свою невинность пред Богом, как скоро Бог отнимет от него страх Своего Всемогущества (22–35 ст).

215

Я знаю, что Бог не нарушает правды и что ни один человек не чист пред Ним. Ответ Иова относится к тому, что говорил против него Елифаз (4:17) и Валдад (8:3). Он соглашается с ними и сознаётся, что не должно жаловаться на распоряжения Господа, но должно покоряться Ему тем более, что ничто не может противостоять бесконечной Его силе.

216

Если бы вздумал человек, наказываемый Богом, требовать отчёта у Него и выставлять пред Ним свою невинность: то Бог может представить тысячу обвинений, на которые человек не в состоянии будет отвечать. Ибо сколько делает человек преступлений, не замечая их? Сколько у него противозаконных желаний? Сколько слов вытекает из уст его, которые рождают зло? Сколько опускает он случаев делать добро? Как часто делает самое добро для нечистых целей? Всеведущий всё это видит, и от Его взора не скрыта бездна нашего сердца. Как же предстанет человек на суд, когда Бог будет его обвинителем?

217

Если близорукий и слабый человек восстанет против порядка мира, который поддерживает бесконечно могущественный и премудрый Бог, то он только навлечёт на себя несчастие и погибель.

218

В высокой речи изображает Иов всемощное владычество Божие над всею природою. Горы, которые, кажется, существуют вечно и неизменно, низвергаются по мановению Божию и погребают под своими развалинами людей, которые до той минуты, когда засыпаются землею, ничего не знают о предстоящей им погибели. Горы низвергаются, когда размоет их подземный источник, или потрясёт подземный огонь и землетрясение, или когда мороз холодных стран разорвёт скалы. В таком случае жители сих стран нечаянно и прежде, нежели приметят угрожающую им опасность, находят смерть под развалинами сих гор. Здесь можно вспомнить о жителях местечка Плюр и деревни Шилано в Швейцарии, которые в 1618 году были погребены под оторвавшимся куском соседней горы Конто н в одно мгновение 2430 человек лишились жизни.

219

Речь идет о сильных землетрясениях, которые так громко проповедуют трепещущим смертным о всемогуществе Виновника природы. Древние восточные поэты представляли, что земля стоит на столпах, которые колеблются при землетрясении. См. Пс. 74:4; 92:1; 118:90.

220

Нет ничего невозможного для Божественного всемогущества; Бог повелевает солнцу не восходить и налагает печать Свою на звёзды или крепко заключает их в их храминах. Прежде, нежели употребление ключей доведено было до совершенства, комнаты, которые надлежало особенно беречь, запечатывались. Ср. подобные изображения Божественного всемогущества у Aвв. 3:3 и дал.

221

Бог во время бури, без всякой посторонней помощи, наклоняет облачное небо и на своей громовой колеснице гремит по облачному морю. Основанием картины служит чувственное представление бури, во время которой небо, по-видимому, преклоняется к земле. Ниспустившись таким образом, Он ходит по высотам моря, т.е по волнам, взметаемым бурею и уподобляющимся горам. В сем нисхождении заключается также мысль об укрощении моря, как Амос. 4:3. Давид пространнее изображает эту картину, когда в Пс. 17:8,9 воспевает:

Земля тряслась, трепетала, основания гор колебались; ибо Он был гневен. Дым восходил в Его ярости и огонь пылал из уст Его; пламя исходило от Него. Он преклоняет небо, и находит у ног Его тёмное облако. Он восседает на Херувимах и летит, и несётся на крыльх ветра.

Ср. Ис. 40:22; Пс. 103:2.

222

Бог украсил голубой свод небес множеством звёзд. Арабские номады, которые живут под ясным всегда небом, с самых древних времен были внимательны к звёздам. Мужи, жены и дети знают их и теперь, и называют по именам. Имена для созвездий заимствуют они частью от пастухов и стад, частью от окружающих их животных (страуса, верблюда), частью от своих домашних предметов (шатёр). Так у них был козёл, верблюд, большой медведь, медведица. С этою древне-арабскою и халдейскою астрономиею сходна астрономия Евреев и Арамеев, как можно заключить из немногих названий звёзд.

Созвездия, которые здесь встречаются, суть следующие: а ) медведица, к которой относится 85 звёзд. Из них семь звёзд светлых составляют большую медведицу и поэты употребляют её как знак полночи, потому что она находится на Северном полюсе. б) Орион – прекраснейшее созвездие во всём небе, к Западу от Сириуса, в котором Гюйген в свой телескоп видел 2000 звёзд. Три звёзды второй величины особенно отличаются на поясе Ориона. Этот Орион Греков есть исполин восточной астрогнозии, прикованный к небу (Немврод); ему приписываются (38:31) оковы. В Chronicon Paschale и у Кедрина говорится, что Персы перенесли на небо Немврода, основателя Вавилона, как созвездие, названное у Греков именем Ориона. По позднейшему преданию Немврод был туман пред Богом; поелику хотел построить Вавилонскую башню по враждебным намерениям против Бога. Для подтверждения сего нужно присовокупить, что это созвездие окружено псами и посему Орион представляется как бы охотником, каковым и был Немврод. в) Седьмизвездие, названное плеядами, лежит недалеко от Ориона и имеет слабый свет. Это седьмизвездие или плеяды представляются восточным жителям слитною звёздною кучею; посему в 38:31 говорится о связании плеяд в узел.

Все эти звёзды видны на Северном полушарии неба; им противополагаются: г) тайники юга или самые крайние страны неба на юге, звёзды, которых также не видно на востоке, как и у нас. Потому они представляются здесь как бы заключёнными, или запечатанными в тайниках, т. е. невидимыми. На Еврейском языке все сии звёзды называются аш, кесил, кима. Если им даны нами, согласно с переводом 70-ти, имена, заимствованные из баснословия, медведица, орион, плеяды: то никак не должно соединять с ними тех мифологических понятий, которые приписываемы были им у Греков. Quando audimus агcturum et Оrionа, говорит Блажен. Иероним (на Ам. 5:8) , non debemus sequi fabulas poëtarum, ridicula et portentosa mendacia, quibus etiam coelum infamare conantur, et mercedem stupri inter sidera collocare, dicentes.

223

Но напрасно усиливаюсь я исследовать чудеса Божественного всемогущества; они бесчисленны, и слабый смертный не может понять и исчислить их.

224

Как могу я избежать той участи, которую даёт мне Всемогущий и Невидимый! Человек не может ни видеть, ни заметить Бога, когда Он поражает его; тем менее может человек сопротивляться Ему и спорить с Ним! Намёк на бурю и молнию, которою внезапно были поражены его дети и пастухи. Гл. 1:16,19

225

Когда Бог хочет отнять у человека его блага, кто может воспрепятствовать Ему в том? Кто может требовать отчёта в этом у Бога? Иов намекает на хищнические орды Халдеев и Сабеев, которые увели его стада и поразили рабов его (гл. 1:13–17). Он смотрит на этих грабителей, как на орудия в руках Божиих; потому он и сказал при известии о своей потере: Иегова дал, Иегова и взял (гл. 1:21).

226

Если Бог в гневе Своём решил погибель человека, то никто не может остановить исполнение Его решения. Соединённая сила самых храбрых и самых дерзких воинов ничего не может сделать против Него. Защитники дерзости суть те, которые хотят заступиться за человека, повергнутого Богом в несчастие.

227

Итак, если Бог всемогущ, и никакая человеческая сила не может изменить Его решения, как же смею я, в чувстве своего несчастия, явиться к Нему на суд и доказывать свою невинность, если бы Он призвал меня к суду, чтобы дать отчёт в жалобах на Его обращение со мною?

228

Бог никому не станет делать несправедливости, и невозможно, чтобы человек был прав пред Богом. А хотя бы я и был прав, но мысль о Его всемогуществе и моем бессилии удержала бы меня от спора с Ним; я лучше стал бы умолять Его, Судию моего, о благодати и помиловании, если бы Он предстал мне, нежели безумно требовать у Него отчёта.

229

Если бы я имел смелость предстать пред Богом, как обвинитель, то Он мог бы, не отвечая на мои обвинения, поразить меня новыми страданиями, хотя бы я и не заслуживал их, и мог бы отнять у меня жизнь и язык. Праведный Иов имеет здесь в виду главный предмет своих жалоб, т. е. что Бог поражает его непрерывно.

230

В тяжбе с Богом нельзя успеть ни силою, ни путём права, потому что никто не осмелится вызвать Бога на суд. Борьба с Богом всегда не равна. Ср. Иер. 49:19; 50:44 .

В место: иоидени мы читаем иоиденну; такого чтения держались 70, переводы Сирский и Арабский. По печатному тексту надлежало бы перевести так: кто призовёт меня на суд?– или как читается в некоторых рукописях Кенникотта и де Росси, вместе с переводом Халдейским и Вулгатою: кто будет моим свидетелем?

В обоих случаях смысл останется тот же, что Иов не имеет ни случая, ни средств выставлять пред Богом свою правду, или принуждать Бога к отчёту, соответствуют ли Его наказания виновности человека?

231

Если бы я и мог представить своё дело с Богом на судебное исследование; если бы я и доказал, что великость моего несчастия далеко превосходит мои ошибки и что я страдаю невинно, то всё должен был бы, уступая превосходству сил, признать себя виновным; потому что Всемогущему никто не воспрепятствует наказывать невинного, также как виновного. При полном сознании моей невинности, мои собственные уста должны бы были произнести против меня обвинение.

232

Я невинен; но поэтому-то я и должен презирать свою жизнь: ибо что может ещё удерживать меня, когда она, при всём моём усердии к добродетели, не представляет мне ничего утешительного.

233

Впрочем я ни в каком случае не восстаю против Бога, в моей судьбе ничто не изменяется, я ничего дерзкого не говорю, когда утверждаю, что при разделении земного счастия или несчастия Бог не обращает внимания на добродетель и порок. Праведнику в этой жизни не лучше, чем грешнику. Бог предаёт погибели, как благочестивого, так и нечестивого. Выражение глубокой скорби, лишённой утешения!

234

Бич Божий поражает одинаким ударом друга добродетели и злодея; невинность тщетно молить Его о спасении; Бог так мало внемлет ей, как будто находит удовольствие в её воплях.

235

Тогда как Бог повергает добродетельных в прах бедностью, болезнями и презрением, и как будто посмеивается их страданиям. Он возносит нечестивых, осыпает их благами, богатством, силою и честию, и предоставляет им владычество над землёю. Напрасно требует угнетённый правды у судей, которые должны были бы управлять на земле справедливо. Бог ослабляет судей и как будто закрывает им лице, чтоб они не узнали истины и не могли оказать справедливости вопиющей невинности. Где земля, в которой бывает иначе? Где место, в котором господствует добродетель и правда, и в котором невинность свободна от земных страданий?

Здесь сетующий Иов выражает самые горькие упреки против Бога, и сие место, по замечанию Иеронима, есть одно из самых соблазнительных в книге Иова – Nihil asperius toto hoc libro dictum ab Iobo. Но если смотреть на это место, как на опровержение ложных мыслей Елифаза в 4:7, то оно много теряет своей жесткости. Выражение: Бог закрывает лица судей земных, по Еврейскому словоупотреблению, значит не более, как: Бог попускает неправду на земле; в мире, который получил от Него бытие и порядок, и который вполне зависит от Его мания, ежедневно совершается неправда и насилие, не встречая препятствия в Его всемогуществе. Ср. Исх. 9:12; Рим. 9:18 .

Кто хочет сохранить себя от негодований на мироправление, тот никогда не должен отвращать своего взора от тех важных истин, доведённых в христианстве до самой очевидной ясности, что Бог бесконечно мудр, праведен и благ, и что человек бессмертен. Если миром управляет бесконечный, праведный и благий Бог; то никто не может испытать здесь несправедливости, чтобы не получить за неё награды по ту сторону гроба. Бог не поступает жестоко ни с одним человеком, как думал о себе в эти минуты Иов. Если Он посылает самые болезненные страдания на друзей добродетели, то чрез это Он устрояет их благополучие, а не погибель. Посему мудрый несёт наложенное на него бремя с тихою преданностью и почерпает утешение в той уверенности, что под управлением Бога, который есть Любовь, благочестивому всё служит во благо, и что праведник, если он в сей жизни терпит гонения, притеснения, мучения и самую смерть, в том лучшем мире за все страдания получит от Бога вознаграждение. Сия уверенность прольет благодетельный свет на мрачную стезю нашего земного странствования и никогда не позволить нам произнести на Бога тех жалоб, которые исторгло у страждущего Иова чувство его болезней и жесткое подозрение его друзей.

236

Я сам – красноречивое доказательство того, что невинность предается ужасным страданиям и что Бог не награждает её счастием, потому что при самом ясном сознании, что я исполнил свои обязанности, я вижу, что Бог послал мне не долгую и приятную жизнь, на которую имеет самое законное право богобоязненность, но что моя полная горестей жизнь приближается к концу.

Скоротечность своей жизни Иов сравнивает с быстротою скорохода. Житель востока обыкновенно путешествует очень медленно; но за то тем быстрее путешествуют скороходы на своих дромедарах или верблюдах, когда должны нести скорую весть. Даже пешие курьеры должны в Варварии пробежать 150 английских миль в 24 часа.

237

Иов сравнивает свою жизнь, приближающуюся к концу, с быстротою тростникового челнока и орла, который, как стрела, бросается с облаков на свою добычу. Лодки, сделанные из тростника или папира, которые древние Египтяне употребляли на Ниле, чрезвычайно скоро ходят по рекам.

238

Хотя я иногда хотел бы отвратить своё око от моего бедствия, забыть своё несчастие, причину моих жалоб, принять радостный вид и ободриться духом, но чувство новых болезней, которые непрестанно устремляются на меня, скоро принуждает меня опять петь старую плачевную песнь.

239

Я знаю, Боже мой, что Ты не признаешь меня невинным, не освободишь меня от страданий, за которые почитают меня преступным злодеем.

240

Но пусть люди почитают меня грешником, наказанным Богом. Зачем же мне страдать ещё и не видеть возврата к лучшему?

241

Бесплодно старание моё очиститься пред людьми и облечься в одежду невинности. Умываться снегом и родниковою водою – знак самого лучшего очищения.

242

Если б я вздумал достигнуть цели и убедить людей в своей невинности, то Ты снова отметил бы меня преступником и поразил бы меня такими язвами, что всякий должен будет почитать меня самым чёрным злодеем.

Картина снята с человека, который измылен чисто, но своим противником опять так измаран грязью, что опасается запачкать собою одеяние своё.

243

Бог не слабый человек, с которым можно спорить, которого можно звать на суд и требовать от Него отчёта в Его поступках. Опять нет никакого средства мне доказать свою невинность.

244

Вопроса – справедливо или несправедливо наказал меня Бог, заслужил ли я свои страдания, или нет – некому решить, ибо нет существа, которое бы стало посредником между Богом и мною, и примирило нас. Положение руки на кого либо – есть символическое выражение власти над ним.

245

О, если бы Бог перестал наказывать меня и давать мне чувствовать Свой жезл или скипетр, знак Своей силы! Ибо в печальных обстоятельствах, в которых я нахожусь, покрытый проказою и ранами, окружённый бедствиями всякого рода, я не смею вступать в тяжбу со Всемогущим. Жезл есть символ господства в наказания.

246

Если бы только обращено было справедливое внимание на дело, то я не имею причины бояться Бога, потому что вполне сознаю свою невинность.

247

Я утомлен жизнью и страданием, не имею надежды выздороветь, посему хочу безвозвратно предаться чувству моего бедствия, облегчить несколько уязвлённое сердце моё жалобами, который не могут уже более повредить мне, и стану упрекать Самого Бога за несправедливое обращение со своим творением, которое, при сознании своей невинности, подавлено наказаниями без причины.

248

Не поступай со мною, как с преступником, который заслужил наказание, и поведай мне причины, почему Ты враждуешь на меня и вооружился такими жестокими наказаниями?

Иов хочет знать причину, за что Бог послал на него столько несчастий. Он хочет исследить вечные, непостижимые для человека, советы Божии, тогда как он должен был бы верить, что все, что делает Бог, благодетельно для нас. Кто входит в неразрешимые вопросы, почему иной злодей богат, здоров, славен и силен, тогда как честный человек борется с бедностью, стыдом и болезнями; почему Бог одному дал прекрасное и крепкое тело, а другому безобразное и немощное, одному великие, другому малые душевные способности, одного поставил на высшую, другого на низшую степень, кто входить в сии вопросы, тот легко впадает в запутанность, теряет спокойствие сердца и отравляет горестью свою жизнь. Всеведущему известно, какое положение прилично каждому человеку и как вести его к цели его земного бытия, к его будущему блаженству, путём ли бедности или богатства, чести или бесчестия, светлыми или мрачными днями. Человеку ничего не остаётся, как вполне предаться воле и водительству Божию, и с благодарностью и преданностью принимать от Его отеческой десницы как горькие, так и светлые часы.

249

Можешь ли Ты, как Бог правды, угнетать невинного, каков я, или, как Бог благости, ненавидеть и преследовать Твоё творение, или, как Бог святости, благоприятствовать совет у нечестивых, которые смеются над моим бедствием?

250

Неужели Ты смотришь и судишь так же, как люди, обуреваемые страстями и предрассудками, склонные смотреть и рассуждать несправедливо? Неужели Ты смотришь на друга добродетели, как на преступника, и на невинного, как на достойного наказания злодея?

251

Если бы я и согрешил; то Тебе не нужно вдруг посылать на меня все роды бедствий. Люди, которые хотят отмстить своему противнику, должны спешить мщением; потому что жизнь их коротка, и противник может спастись от них. Но Бог вечен и всемогущ; Он может, когда и как хочет, наказать виновного, и никто не может противиться Ему в этом.

252

Око пристрастного человека тщательно выведывает недостатки своих ближних и с удовольствием прохлаждает на них свою мстительность. Неужели и Бог поступает со мною так же пристрастно, что выведывает и наказывает во мне такие преступления, которых я сам не знаю?

253

Иов приводит два основания, почему Бог не должен мучить его всею тяжестью наказаний. Первое то, что Он, как всеведущий, знает его невинность и не имеет нужды в том, чтобы наказывать невинного. Второе то, что он всегда останется в руках Божиих, во власти вечного мироправителя, и если он виновен, то во всякое время может быть наказан Богом.

254

Новое побуждение для Бога – пощадить страждущего Иова. Художник любит и щадит своё произведение и не сокрушает его без причины. Может ли Бог поступать без пощады с Иовом, Своим творением, Своим образом и предавать его погибели? Всею кругом, или со всех сторон, т. е. совершенно всего.

255

Иов намекает на то, как Бог создал первого человека и после греха осудил его на смерть. Он представляет Бога скудельником, который делает сосуд из глины. Ср. Быт. 2:7; 3:19 .

256

Фигуральное описание материи, из которой состоит человеческое тело при зачатии. Молоко, вылитое в форму, не смотря на свою жидкость, сгущается, принимает твердый вид и делается творогом. Подобным, но гораздо чудеснейшим образом, из жидкой влаги образуется во утробе матери, твердое и прекрасное тело. Ср. Прем. 7:2 .

257

Дальнейшее описание происхождения тела человеческого в утробе матери.

258

Ты оживил тело моё, образовавшееся в утробе матери, и заботился о сохранении духа моего, сопряжённого с телом. Словом: Ты был моим благодетелем с самой минуты моего зачатия.

И мы чаще должны припоминать себе, как тело наше, с самого зачатия своего, было образовано Богом и до настоящего часа сохраняется Им, припоминать не для того, чтобы враждовать с Богом за посылаемые испытания, но чтобы побудить своё сердце к благодарности пред Ним. Ещё прежде, нежели дух наш стал сознавать себя, Бог призирал нас с любовию и милосердием. Как дивно жилище, уготованное Им для нашей души! Как чудно устроил Он кости наши, утвердил член на члене, облёк их тканью плоти и кожи, снабдил чувственными орудиями, распростер по всему телу нервы и жилы? Чьею силою неудержимо льётся кровь из сердца в жилы и кто, с каждым ударом пульса, гонит соки по нашему телу чрез миллионы малейших трубочек и незримых каналов? Кто дал нам беспрепятственное употребление наших чувств и чрез это открыл богатейший источник невинных радостей? Не Бог ли, который по Своей бесконечной благости и силе создал нас из ничего и определил к участию в Своем блаженстве? Не должны ли мы благодарить благого Творца с каждым дыханием? Не должны ли из благодарной любви делать только такое употребление нашим чувствам и которое согласно с Его всесвятою волею? Не должны ли почитать и прославлять Бога, как благодетеля нашего, и тогда, когда Он вводить нас в борьбу с телесными страданиями и болезнями?

259

Ещё прежде рождения моего Ты определил внимательно следить за моим будущим поведением и наказывать за каждый грех, который я сделаю.

260

В горьком состоянии, в котором я теперь нахожусь, при постыдной и отвратительной болезни, которою страдаю и, не смотря на свою невинность, не смею однако ж с радостью взглянуть вверх и восклонит главу свою. Напротив я должен, как виновный, ходить с поникшим взором и, воздыхая под тяжестью моего бедствия, с поникшею главою молить Бога о милосердии.

Вецадакти – стоит здесь вместо – веим цадакти как читается в Испанском кодексе де Росси во всех древних переводах, кроме Халдейскаго.

261

Если бы я, опираясь на свою совесть, вздумал поднять мою голову, то Ты устремился бы на меня, как на гордого льва, обратил бы против меня всю силу Свою и несчастиями всякого рода смирил бы и сокрушил бы меня.

Лев представляется здесь образом гордого, дерзкого человека, который надеется на своё благочестие и невинность, и превозносится пред другими. Ловля львов в Аравии очень обыкновенна и требует сильной руки, которая бы одним ударом могла сразить этого страшного зверя. Такого удара Иов ожидал от Бога, если бы ему вздумалось с дерзостью поднять свою голову.

262

Бог представляется здесь строгим Судьёй, который делает самый тонкий допрос обвиняемому и всегда выводит против него новых свидетелей, дабы произнести против него самое строгое осуждение, как на уличённого преступника. Эти новые свидетели были, по отношению к Иову, его несчастия и болезни, которые как бы свидетельствовали против него, что он заклеймённый Богом преступник. Именно проказа, коею страдал Иов, почиталась на востоке очевидным наказанием Бога, который будто хочет отметить страдальца, как явного развратника. Если бы одного полчища несчастий недостаточно было, чтобы смирить меня; то Ты бы для достижения своей цели вооружил на меня второе и третье полчище ещё сильнейших страданий. Подобие заимствовано от сильного монарха, который, намереваясь отомстить нанесённое ему оскорбление, посылает вооруженное войско в неприятельскую землю и дотоле усиливает его новыми подкреплениями, доколе враги его, сначала делавшие сопротивление, не покорятся ему и не будут просить о помиловании.

263

Зачем Ты попустил родиться мне, если решился так мучить мена? В таком случае лучше было бы для меня умереть в утробе матери, прежде нежели узрели меня очи человеческие.

264

Если бы я умер в утробе моей матери, то не узнал бы ни добра, ни зла, и как недоношенный плод был бы предан навсегда забвению. Ср. гл. 3:10,20.

265

О, если бы Бог перестал поражать меня и дал мне некоторый покой на несколько дней, которые ещё остаётся мне жить. Ср. гл. 7:16.

266

Скоро умру я и вступлю в царство мёртвых, где нет порядка годовых времен, пет преемства дней и ночей, но всегда царствует мрак. См. выше гл. 3:13; 7:9.

267

Софар, третий друг Иова (2:11), с жестокостью и решительным тоном говорит то, что первые два друга, Елифаз и Валдад, представляли только в одних догадках, именно, что земное несчастие всегда есть наказание за грехи, и что Иов терпит менее, нежели сколько заслужил. Из сего он заключает, что бедствие Иова продолжится дотоле, пока он не раскается в своих преступлениях и не начнёт своего исправления. Он советует ему покаяние, молитву, перемену сердца, как единственные средства к возвращению прежнего благоденствия, потому что только для нечестивых, упорствующих в злобе, нет надежды на спасение и только им предстоит неизбежная погибель.

268

Предыдущую речь, в которой Иов изображает свои страдания и защищает спою невинность, Софар называет пустословием, с чем впрочем не может согласиться ни один благоразумный человек. В речи Иова в самом деле есть места, которые должны показаться жёсткими тому, кто не испытал страданий. Но Софар говорит ещё суровее, и поучает сетующего Иова самым обидным для него образом.

269

Неужели никто не должен восстать против твоего хвастовства своею невинностью и против жалоб, которые ты так безрассудно произносишь на Бога?

270

Ты выдаёшь за основательную ту мысль, что Бог истребляет невинных так же, как виновных (гл.9:22), и хочешь судиться с Богом, Которому известна твоя невинность (10:7). поелику Софар, как и два другие друга держатся того мнения, что Бог посылает временное несчастие только на грешников, то он должен был самым жестким образом оскорбиться сею мыслию Иова.

271

О, если бы Бог, с Которым так высокомерно ты желаешь стать на суд (9:35) и от Которого домогаешься узнать причину своих страданий (10:2), о, если бы Бог явился пред судом и уверил тебя в лживости твоих слов и в справедливости Своих наказаний.

272

О, если бы Бог раскрыл тебе тайные пути и правила мудрости, с какою Он правит миром и воздаёт каждому человеку по заслугам! Ты увидел бы тогда, с какою пощадою наказывает грехи твои Всеведущий, Которому известен каждый из тайных твоих грехов, и это прекратило бы твои жалобы. Знай, что ты заслужил гораздо большие страдания, нежели какие терпишь. Итак, ты должен безмолвствовать и быть доволен, что Бог не отмерил тебе вдруг полную меру страданий, которую заслужили грехи твои.

Грех, совершённый человеком, представляется долгом, за который человек обязан удовлетворить или терпеть наказание. Софар утверждает, что Бог требует от Иова не всего долга, но скрывает ещё не малую часть. Посему Иов совершенно не имеет причины жаловаться на жестокость своей судьбы; поелику Бог ещё слишком милостив к нему.

273

Как ты дерзок, когда хочешь видеть и знать всё то, что видит и знает Бог! Бог видит в тебе тайные грехи, ускользающие от твоей внимательности, и наказывает их. Напрасно ты испытываешь свою совесть в этих грехах; твой взор не проникает во мрак твоего сердца, которое видит Всеведущий.

274

Как далеко отстоит небо от земли, так далеко превосходить зрение Божие твоё зрение; ты не можешь постигнуть его, как не можешь взойти на высоты неба. Скорее проникнешь в сокровеннейшие глубины подземного мира, нежели узнаешь то, что знает Бог.

275

Премудрость и знание Божие бесконечны, неизмеримы. Расстояния звёзд от нашей земли, того, что мы называем длиною земли, и широтою моря, не знал древний мир. Посему, небо, земля, море и мир подземный служили для него образом неизследимого, неизмеримого, безконечного. Софар изображает чрез эти образы всеведение Божие, с целью доказать, что Бог часто открывает и наказывает тайные грехи, которые не известны самому человеку.

276

Иов обнаружил желание явиться с Богом на суд и доказать против Него свою невинность (гл. 9:16). Софар отвечает на это желание и замечает, что человек, когда будет потребован Богом на суд, необходимо будет осуждён, как преступник.

Образ заимствован от судопроизводства древнейших времен. Виновного иногда во время бегства схватывали, сковывали и представляли пред собрание народа (который судил граждан), дабы он отвечал на обвинения, которые будут возводить на него публичные обвинители. Если Бог, хочет сказать Софар, если Бог поставит мнимого праведника, который недоволен Его легким наказанием, пред беспристрастным собранием всех людей и будет обвинять его в тайных грехах, то этот человек совершенно не в состоянии будет отвечать на жалобы Божии и должен будет признать себя виновным.

277

Бог знает тайные грехи лицемеров, которые обманывают мир маскою благочестия. Он замечает и наказывает преступления, на которые никто не обращает внимания и сознание которых давно уже погасло у самого преступника. Речь жёсткая, в которой Иов очень ясно представляется, как тайный злодей.

278

Если Бог так чувствительно наказывает грехи, незамечаемые и неведомые самому человеку, то этим образумливаются глупые и бесчувственные грешники, смиряются и исправляются самые необузданные и дерзкие преступники. Они обращаются к Богу, осуждают свои грехи, заглаждают сделанное зло, возвращаются на путь добродетели и получают от Бога помилование и укрепление; тоже должен сделать и того же ожидать Иов, – подразумевает Софар.

Дикий осёл, особенно молодой, есть самое неукротимое животное. Завидев ещё издали человека, он с величайшею быстротою убегает в лес. Он описывается у Иова 39:5–8 . У жителей востока это животное служит то образом свободного и независимого, то образом дикого, хищного, необузданного человека, презирающего закон, право и справедливость. В таком смысле оно встречается в Быт. 16:12. об Исмаиле, родоначальнике Аравийского пастушеского народа. См. Ос. 8:9 .

Такой дикий осёл, т. е. необузданный, следующий только своим похотям и небрегущий о законе Божием преступник, силою наказаний переродится в человека, который чтит Бога, как своего Творца, Господа и Законодателя, будет внимать гласу своей совести, господствовать над своими чувственными влечениями, обнаруживать лучшими поступками образ мыслей человека благоразумного, соответствующего своему назначению.

279

Божественные наказания, постигшие тебя, должны бы переменить и твой нечестивый образ мыслей и побудить тебя отвратить сердце своё от греха, направить его к Богу и молить Его о милосердии. Тогда Бог, хотящий исправить тебя, освободит тебя от страданий.

280

Софар почитает страждущего Иова наказанным притеснителем, который грабил других и чрез это обогатился, но за свою несправедливость сам ограблен Богом и наказан отвратительною болезнью. Посему он желает, чтоб Иов не терпел в своей хижине никакого неправедного имущества, которое никогда не пойдёт впрок и чтобы в доказательство своего исправления опять возвратил его по мере возможности.

281

Если ты исправишься, раскаешься в своих грехах и загладишь сделанное зло, то ты свободно поднимешь лице своё, без стыда будешь выходить на свет, и совесть твоя не будет очернена пред Богом.

Выражение: очищенный от пятен, хотя фигурально означает человека свободного от постыдных грехов, но вместе есть едкий намёк на отвратительные пятна проказы, которыми искажено было лице Иова. поелику проказу почитали за наказание, которым Бог отмечал великих грешников, то Иов, когда говорили о пятнах лица, необходимо должен был подумать о собственных поносных пятнах, которые он носил на лице. Чрез претерплённые страдания ты очистишься от своих грехов, как металл очищается огнём от ржавчины, и ты не станешь более страшиться будущих несчастий, потому что Бог, смягчённый твоим раскаянием, будет отныне щадить тебя. Замечание психологически правильное; грешник всегда имеет в себе нечто колеблющееся, нетвёрдое; но невинный тверд.

282

Если ты подумаешь иногда о том, что пострадал: то эта мысль доставит тебе радость, потому что ты будешь тогда свободен от всех страданий. Так с благодарною радостью воспоминают о страшном наводнении, в котором можно было бы найти смерть, но не нашли. Сбежавшей воды нечего больше бояться, но, может быть, должно ещё ожидать пользы от оплодотворенного ею поля. Так и твои протекшие бедствия принесут блаженные плоды.

283

Ночь твоего несчастия превратится в светлый день, твоё страдание в радость. Как на языке Священного Писания мрак означает несчастие и свет – счастие; так Софар представляет блаженную жизнь Иова, которая последует за его исправлением, под образом солнца, которое восходит по утру после бурной и тёмной ночи, разгоняет мрак, рассеивает туманы и приносит со своим восходом светлый день.

284

поелику ты, как человек исправившийся, не будешь тогда страшиться скорбей, но только будешь ожидать добра, то всегда будешь иметь весёлый и ясный дух и вкушать сладкий покой в своём невозмущаемом шатре.

Знаменитые и сильные эмиры избирают для себя и своих стад выгодное местоположение, обводят около него окоп, чтобы защититься от проливных дождей и наводпепий, и живут там в покое, изобилии и безопасности. Это самое обещает Софар Иову. Ни один хищный народ не отважится напасть на него (ст. 19), a соседи будут уважать его, потому что станут ожидать от него покровительства и защиты.

285

Ни один враждебный народ не нападёт и не нарушит твоего покоя в пастушеском шатре, где ты будешь жить в лоне счастия. Опыт собственной жизни научит тебя тогда, что не должно никогда терять надежды. Сия уверенность прольет в твою душу невозмущаемый мир. Ты будешь богат, знаменит и силён так, что другие народы будут искать твоей дружбы и заключать с тобою союз, чтобы ты защищал их своею силою против врагов.

В таком союзе были пастушеские князья, Патриархи – Авраам и Лот с Есхолом, Авианом и Мамврием. Быт. 14:13,24 .

286

Тогда как страждущий чтитель Бога, если он раскается в своих грехах и исправится, опять сделается счастливым; наказанный злодей, не думающий о своём исправлении, тщетно будет домогаться восстановления своего прежнего благоденствия; он станет блуждать по опасным пустыням, не имея места успокоения, и его надежда, его ожидание лучшей будущности исчезнет, как дуновение уст, как восходящий пар, и он наконец впадёт в отчаяние.

Очи нечестивых, которые мучатся напрасным желанием счастья и завистью к благополучию праведных, погибнут, или они ослепнут. Образ заимствован от того, что наши очи действительно слабеют и помрачаются, когда мы слишком долго смотрим на отдаленный предмет, как делает тот, который ждёт чего-нибудь с нетерпением. Ср. Пс. 68:4; Иер. 14:6; Плач. 4:17 .

Софар хочет этим противоположением сказать Иову, что предстоит ему, если он не сознает своей виновности и не обратится к Богу с раскаянием во грехах.

287

В 12 , 13 и 14 главах Иов подробнее раскрывает ту важную истину, что заключение от земного счастия к добродетели и от земного несчастия к пороку – ошибочно. Начало этой беседы составляет негодование мудреца, которому хотят навязать уроки, которые он должен отвергнуть, и приписывают пороки, от которых он чувствует себя свободным (12:2–5). Он выражает затем мысль, что на этой земле нечестивому и притеснителю гораздо лучше, и доказывает её из царства животных и растений (6–10 ст). Это уже приметили древние и составили песнь о неравном разделении счастия между смертными, без отношения к их добродетели (11–25 ст). Подтверждение учения древних Иов находит в своём собственном опыте. Посему если его противники заключают по его страданиям о его виновности, то они несправедливы к нему и грешат против Бога, Которому хотят льстить своею несправедливостью (13:1–13). Иов торжественно призывает Бога объявить Ему причины его страданий, чтобы он мог доказать свою невинность (14–23 ст). Но Бог не исполняет его желания и продолжает преследовать мучениями его – лист ветром колеблемый, увядающую ветвь, засыхающий цветок, исчезающую тень, человека, который есть ничто (24–28 ; 14:1–22).

288

Высокий тон, с которым произнёс Софар первые слова своей речи (11:2,3), огорчил Иова. Он выражает своё огорчение в едкой иронии. Вы предлагаете свои мысли, хочет сказать Иов, с такою уверенностью, как будто бы они были основаны на опытности целого народа, тогда как они составляют только мнение немногих, заблуждающихся людей.

Что утверждал целый народ, то в древнем мире почиталось непреложною истиною; потому что многосторонние опыты, каковы опыты целого народа, редко бывают обманчивы, или заключают ложную мысль. Когда вы умрёте, то умрёт и мудрость.

289

Когда мне дал Бог столько же разума, как и вам, то я не имею причины почитать ваши мнения лучше моих и покоряться вам. В словах, сказанных вами с таким великим шумом и с такою гордостью, нет ничего особенного; всё это так же хорошо известно каждому человеку, как и вам.

290

Вы, как друзья, в праве смеяться надо мною, когда я при сознании своей невинности вызываю Бога на суд и прошу Его дать свидетельство о моей безвинности. Итак, праведный, честный, который заслуживает уважение всех друзей добродетели, для вас служит предметом насмешки?

Когда Софар желает в 11:6, чтобы Бог явился на суд и доказал сетующему Иову справедливость своих наказаний: то Иов взирает на сие желание, как на горькую насмешку.

291

Тот, который безопасен от несчастия или счастливец, охотно почитает несчастных злодеями, наказанными Богом, против которых можно позволить себе насмешку, презрение и всякое оскорбление. Иов поставляет друзей своих в число тех жестоких людей, которые вместо того, чтобы поддержать падающего, наносить ему удар, который совершенно его низлагает. Он ожидал от своих друзей целительного бальзама для своих ран, но они были так бесчеловечны, что незаслуженными упрёками ещё более растравили его раны.

292

Тогда как я при самом чистом сознании моей богобоязненности и честности, был сокрушаем всякого рода несчастиями и поражаем самыми горькими упрёками моих друзей, нечестивые хищники, которые не знают другого Бога, кроме своего права, вкушают невозмещаемое спокойствие. Иные переводят так: которые свою руку почитают за божество.

Неправедный, который, не имея страха Божия, делает всё, что хочет, или на что имеет силу, представляется так, как будто бы он почитал за Бога своё право, или своё копьё. Так говорит Лаван, преследующий бежавшего Иакова: моя рука была бы для меня вместо Бога, т. е. я имел бы довольно силы нанести вам вред. Быт. 31:29; Авв. 1:11.

293

Вся одушевлённая и бездушная природа громко подтверждает ту истину, что лучшее, благороднейшее и полезнейшее творение имеет плохое счастие и жестокий жребий. Творение дикое, дерзкое, вредное имеет большее счастие и благоприятнейший жребий, так что смотря по счастию и несчастию нельзя делать заключения об истинном свойстве того, кому назначено то или другое.

Между четвероногими животными львы, тигры, волки и другие хищные звери – самые сильные; между тем кроткие, повинные, немало несклонные ко вреду и обиде овцы и агнцы, кажется, сотворены только для добычи хищных зверей.

Между птицами мирные, безвредные, приятные служат пищею хищных птиц; воркующий голубь, сладко поющий жаворонок тщетно просят пощады в когтях убийственного ястреба.

Между растениями весьма быстро распространяется дурная трава; ядовитые растения держатся и разрастаются, как бы ни старалась рука человеческая искоренять их; волчцы и терние неотвратимо заглушают плодоносное поле, тогда как добрые и благодетельные растения, при самом тщательном охранении, часто восходят больными и чахлыми.

Между рыбами малыми и полезными пожираются большими и бесполезными; при сем можно сравнить место в Авв. 1:14,15.

Красота речи Иова увеличится, если под словом сиях лаарец разуметь земляного червя или пресмыкающихся животных: потому что они ближе подойдут к четвероногим птицам и рыбам, нежели растения и травы. Но это значение слова сиях недоказано и не может быть подтверждено ни одним параллельным местом.

294

Итак, если ты Софар спросишь зверей и растений о том, как устроил Бог природу; то все они дадут тебе ответ: не без блага для того, кто делает насилие и несправедливость. Речь страдальца, которого жестокие упрёки друзей лишили утешения и который, сознавая свою веру в истинного Бога, не мог не видеть, что счастием земным пользуются нередко осмеятели веры и благочестия. Нe должно забывать, что Иов жил и говорил не только прежде пришествия Сына Божия на землю, но и прежде Ветхозаветного писанного Откровения, прежде Моисея

295

Сам Бог допускает, чтоб сильный злодей имел перевес над невинным, но слабым. Он не отнимает права сильного у зверей и людей и не лишает сильный порок победы над беззащитною добродетелью.

296

Как гортань человека оценивает пищу и избирает то, что вкусно, так ухо испытует речи других и удерживает только те, которые ему нравятся; всякий избирает по своему вкусу. Бог дал человеку общее чувство истины, по которому он известные уроки принимает, как правильные, или отвергает, как неправильные. Самое ухо, кажется, уже испытывает и оценивает сии уроки во время слышания их, подобно тому, как гортань тотчас различает вкусную и отвратительную пищу.

Как Валдад (гл. 8:8) из древней песни хотел доказать ту истину, что временное несчастие есть следствие порока, так и Иов из древней песни хочет доказать, что беспорядок, господствующий на земле, и произвольное разделение счастия и несчастия, без всякого отношения к добродетели и пороку, зависит не от слепого случая, но от Самого Всевышнего Бога. Чтобы сообщить важность этой песни, из которой Иов хочет почерпнуть своё доказательство, он делает наперёд двоякое замечание – во первых, что надобно только услышать слова этой песни, чтоб убедиться в её истине; во-вторых (ст. 12), что сочинители древней песни, которые жили в патриархальное время, при своей долгой жизни имели более времени и случая собирать познания и чрез повторённые опыты сделать правильное суждение об устройстве мира.

297

Вы правы, когда приводите из древней мудрости изречения в основание ваших заключений, потому что у древних жила действительно высокая мудрость. Почти тысячелетняя жизнь составителей тех песней ручается нам, что заметил и Валдад, за правильность их изречений, которые были следствием приобретенной ими мудрости и их опытного рассудка. При нашей краткой жизни, которая доставляет нам не много опытов, мы бесспорно должны уважать те мысли, которые они имели о ходе мира. Ср. прим. на гл. 8:9.

298

Бог есть Существо премудрое, всемогущее, обладающее высочайшим умом. Никто не может порицать того, что устрояет Его премудрость, и воспрепятствовать тому, что совершает Его всемогущество.

С этого стиха начинается извлечение из древней народной песни, которое продолжается до конца этой главы и изображает свободно действующее всемогущество Господа Бога.

299

Бог исполняет Свою волю независимо от людей, которые не могут изменить Его советов, и сделать тщетными Его планы. Таким образом Он может, если потребует этого беспредельное правосудие Его, попустить страдать на земле невинному и наслаждаться земным счастием порочному.

300

То Бог по своему произволу иссушает воду в реках и озерах во время солнечного зноя, то позволяет рекам и озерам разливаться и всё затоплять водою.

Первую половину этого стиха можно вместе с Вулгатою и 70-ю перевести так: Он запирает воду и всё иссыхает, т. е. Бог в известное время по Своей воле заключает сокровищницу вод в облаках и не посылает дождей, так что озера и реки высыхают и все земные растения блекнут. В другое время Бог посылает столь частые дожди, что реки и озера выступают из своих берегов и опустошают всю растительность.

301

Бог исполняет с силою и твёрдостью план мироправления, который заключает в себе так много неизъяснимого. К этому плану принадлежат и люди, которые ошибочно поступают и с которыми ошибочно поступают. Бог допускает, чтоб один находил удовольствие в том, чтобы обманывать другого, а другой имел столько легкомыслия, чтобы вдаваться в обман.

302

Если народ должен бедствовать, то Бог устрояет, чтобы Его правители, советники и судьи делали безумные советы или предпринимали такие средства к защите своей земли, которые оканчиваются пленом.

303

Бог, по неизследимым советам Своей мудрости, низвергает царей с престолов и делает их рабами, которых с веревкою на чреслах заключают в темницу.

304

Слово коганим – означает не только священника, но и князя, государственного человека, вельможу. Во время Иова это имя означало главу семейства, который был и жрецом и владыкою своих домашних.

305

Когда восхощет Бог, то Он сделает, что самые верные советники народа онемеют и что старцы, на мудрость которых мог полагаться народ, будут говорить, как неразумные дети, и таким образом народное собрание, которого они были предводителями, сделает глупые и вредные решения.

306

Бог устрояет, что самые храбрые цари терпят поражение и делаются предметом всеобщего презрения. На поясе цари носили меч; когда они были побеждаемы, то снимали с них пояс с мечём, и они, покрытые стыдом, шли в плен Ср. Пс. 44:4; Ис. 5:27.

307

Бог открывает самые сокровенные намерения, самые тайные планы, которые цари составили для своего спасения или для покорения других, и разрушает их.

308

От воли Божией зависит благосостояние и погибель царств. То пределы, занимаемые народом, расширяются блестящими завоеваниями; то один народ покоряется другим и из своей земли отводится в плен.

309

Если начальники парода своими глупыми поступками ускоряют свою погибель, то они похожи на неосторожных путешественников, которые заблуждаются в обширных пустынях и гибнут.

310

Правители земли, которые не следуют верным началам и принимают меры, противные целям, или не умеют помочь себе в опасности, представляются людьми, которые блуждают во мраке ночи, или пьяными, которые не могут идти твердою стопою. Ср. Пс. 106:27 .

Этим стихом оканчивается извлечение из древней песни, в которой всё, что происходит в мире человеческом, представляется следствием недоведомых распоряжений Божиих.

311

Все, что воспето было в народной песни, составленной на основании опыта мудрой древности, всё совершенно согласно и с моим собственным опытом. Что я сам видел и что слышал от достоверных свидетелей, подтверждает ту истину, что целые народы, так как и частные люди, возвышаются и уничижаются по недоведомым судьбам Божиим; преступник нередко побеждает и усиливается, между тем как невинность стенает в прахе, а посему несправедливо заключение от счастливой или несчастной судьбы человека, к его невинности или нечестию.

312

Я не имею причины унижаться пред вашею мудростью и опытностью, или сознаваться, что я неправ. Ср. гл. 12:3 .

313

поелику все, что вы говорили о моей судьбе, ложно и несправедливо: то я желал бы узнать о причине моих страданий не от вас, а от Самого Бога. Я желал бы вступить в суд пред Самим вечным Судиею, Раздаятелем жребиев человеческих; Он беспристрастно и милостиво открыл бы мне, где кроются причины моего ужасного жребия.

314

Ваши догадки, которые вы так старательно выдумываете, неосновательны. Вы скучные утешители и похожи на тех бедных врачей, которые не уменьшают страданий больного, но увеличивают своим подозрением, что я тайный злодей; вы растравили мои раны, вместо того, чтоб уврачевать их.

315

Если вы не умели сказать ничего лучшего; то лучше бы молчали. Известна притча: Si tacuisses , philosophus mansisses. См. Притч. 17:28 .

316

Послушайте, что я буду порицать в вашем суждении и в ваших речах; ибо вы в мраке вашей мудрости дерзнули раскрывать причины моих страданий.

317

Друзья Иова защищали правду Божию несправедливостью к страждущему Иову и оправдывали мнимые наказания Божии обманом или следующим ложным умозаключением: или Бог несправедлив, когда послал на невинного Иова такие ужасные страдания, или Иов лицемер, который тайными преступлениями заслужил такие страдания. Но Бог не может быть несправедливым, следовательно Иов достойный наказания лицемер. Это ложное умозаключение основывается на ложной мысли, что все земные страдания суть наказания, посылаемые Богом на грешников, тогда как Он посылает их и на праведных для их испытания и усовершения их добродетели.

318

Иов справедливо видит в старании друзей своих защитить правду Божию клеветою на человека виновное пристрастие; ибо ничего не может быть недостойнее Бога, как защищать Его честь несправедливость и обманом, которых Он гнушается. Дело Божие так право, что не имеет нужды в пристрастном судии, и если Бог справедлив, то Он отвергнет и накажет пристрастное суждение, хотя бы оно было произнесено в Его пользу.

319

Можете ли вы ожидать, что Бог одобрит ваше защищение, если будет судить его по началам правды? Можете ли вы надеяться преклонить на свою сторону справедливого Судию человеков ласкательством, подобно как преклоняют ласкательством людей?

320

Бог накажет вашу несправедливость ко мне, хотя вы своё пристрастное суждение и скрываете под личиною ревности к Его славе.

321

Ужели вы не страшитесь Всевышнего, недоступного никаким человеческим слабостям, – над Которым вы как будто смеетесь, когда таким превратным образом защищаете Его честь? Слабому человеку конечно может иногда понравиться такая ревность к его чести, но Бог по Своей святости и правде видит в этом одно оскорбление.

322

Напрасно вы укрепляетесь древними изречениями мудрых или древними песнями, из которых почерпаете свои мысли. Эти древние песни бесполезны для вашей цели, и в сем случае не могут составлять доказательства. Как неблагоразумно было бы окапываться кучами пепла, который разлетается при самом слабом ветре, или буграми глины, которую размоет первый дождь, так неблагоразумно и вы ограждаете своё мнение о непостижимых причинах человеческой судьбы суждением древнего мира.

323

Вы грозите мне ещё большими наказаниями Божиими, если я буду долее защищать свою невинность. Молчите об этом и дайте мне поговорить от сердца. Пусть я дам отраду своему сердцу, чтобы ни предстояло мне в будущем.

Иов употребляет двоякий образ для означения того, что во время опасности спасают с самым заботливым старанием. Первый образ заимствован от диких зверей, которые берут свою добычу зубами, когда другой зверь хочет отнять её у них. Другой образ заимствован от людей, которые путешествуют по опасным местам и добро своё берут в руку, чтобы не потерять, или защитить от разбойников, сколько можно.

324

Я приближаюсь к смерти по причине своей отвратительной болезни. Посему хочу со всею искренностью оправдать свой образ жизни и доказать пред очами Всеведущего, Которому известна моя невинность, что я не заслужил моих страданий тайными преступлениями, как вы думаете, и что я умираю не как виновный злодей.

325

Если Бог удостоит исследовать моё дело на суде: то Он Сам избавить меня от стыда отойти из cего мира в подозрении тайных преступлений. На эту надежду даёт мне право уверенность, с которою я желаю явиться на суд Божий. Ибо лицемер, сознающий тайные преступления, не обнаружил бы такого желания.

326

Предполагая, что Бог исполнить желание Иова, он требует от своих друзей, чтоб они со вниманием слушали защитительную речь, которую он будет говорить за себя на суде.

327

Иов хочет представить на суде законное доказательство, что он не преступник и что его страдания не должно почитать наказанием за грехи; и он уверен, что это судебное доказательство будет иметь успех и представит в яснейшем свете его невинность.

328

Если кто из вас знает за мною преступление, то пусть он явится на суд, как противник и обвиняет меня. Если я не найдусь, что отвечать на это и буду признан виновным, то пусть осудят меня на смерть и лишат жизни, как злодея.

329

Охотно явлюсь на суд пред Тобою, Боже, и вступлю в судебное исследование моего нравственного поведения, если Ты, во-первых, облегчишь страдания мои, во-вторых явишься без недоступного для смертных величия, которое совершенно могло бы уничтожить меня.

330

Ср. гл. 9:34,35, где выражается тоже желание явиться на суд пред Богом, под теми же условиями.

331

Призывать и отвечать здесь употреблено в судебном смысле – делать обвинение и отвечать на обвинение. Если Бог будет говорить прежде, как обвинитель, то Иов желает отвечать на возводимые против него обвинения и доказывать свою невинность. Если Иов выступит прежде, то он просит Бога отвечать на Его слова и обявить емy грехи, за которые он наказывается.

332

Дай мне увидеть список моих преступлений и грехов, и покажи мне злодеяния, навлекшие на меня такие страдания.

333

Зачем Ты не зовешь меня на суд, чтоб мне можно было оправдать своё поведение? Зачем поступаешь со мною, как с врагом?

334

Неужели Ты хочешь показать Свою силу над слабым и бедным человеком, каков я и увеличить ещё более его бедствие?

Иов выражает чувство своего ничтожества и своей слабости в двух прекрасных образах. Он называет себя увядающим листом, который уже сорван ветром. Следует ли же воздвигать бурю против такого листа? Он называет себя сухою соломинкою, которая совершенно не имеет силы к сопротивлению: нужно ли же Богу употреблять своё всемогущество, чтобы переломить эту соломинку?

335

Ты направляешь против меня, как тяжкого преступника, самые строгие прещения и удручаешь меня самыми жестокими наказаниями, дабы, может быть, я оплакал грехи моей юности, на которые я не обращал внимания.

Иов, сознавая свою невинность, рассуждал таким образом: если я заслуживаю от Бога наказания, то вероятно за такие грехн моей юности, которые мною но были замечены. Ср. Пс. 24:7.

336

Ты поступаешь со мною, подобно как судия поступает с опасным узником. Такому узнику, которого тщательно берегли для смертной казни, ноги заключали в колоду (см. Лев. 24:12). поелику же оставалась ещё возможность ему уйти; то все входы темницы охраняли стражею. поелику же он мог убежать и из-под стражи; то клеймили пяты преступника, чтобы можно было узнать его по его бегству и возвратить в темницу.

Последний член этого стиха с Еврейского читается собственно так: ты вырезал себя, то есть имя свое, на моих пятах; и этот образ заимствован от древнего обыкновения, по которому рабам вырезывали на ногах имя их господ, а заключенным преступникам имя их судей.

Так как в елефантиазисе особенно покрываются болезнью ноги, то Иов был, как бы заклеймённый Богом преступник, как бы носящий клеймо Его на ногах.

337

Жители востока сохраняют вино, воду, молоко, в кожаных мехах. Такой мешок, когда устареет, сморщивается, рвется и делается не пригодным к употреблению. Вот образ Иова, которого кожа, как кожа слона, в иных местах сморщилась, в иных прорвалась и была изъедена, подобно старой одежде, червями, которые завелись в нарывах.

Иов говорит – а это, указывая пальцем на своё тело и на члены, которых жалкое состояние он описывает.

Мы вместе с 70-ю, с Халдейским и Сирским переводом перевели слово – ракав – в значении меха. Вулгата даёт ему значение: Putredo, гниение, брение, гной.

338

Иов, изобразив собственное своё бедствие, оплакивает бедствия всего человечества и замечает, что краткая земная жизнь соединена с множеством забот, горестей и беспокойств; посему не нужно было бы увеличивать сих бедствий тем, чтобы так строго наказывать ошибки слабых смертных.

339

Краткое время жизни человеческой, подверженное столь многими переменам, представляется под двумя картинами; под образом цветка, который цветёт несколько дней и потом увядает (см. ту же картину в Пс. 36:2; 89:6; 102:15; Ис. 40:6,7) и под образом тени, которая никогда не стоит неподвижно, но находится в непрестанном движении; потому что земля каждую минуту изменяет своё положение в отношении к солнцу. Сила этих картин живее ощущается в жарком востоке, где удушливый восточный ветер внезапно иссушает самые свежие цветы, и где за неимением часов считали время по движениям тени. Ср. Пс. 106:12; 143:4; Премуд 2:5.

340

Нужно ли Тебе, Боже, так внимательно следить за ошибками столь бренного, жалкого творения, каков человек, и так строго осуждать его?

Устремлять око значить здесь, как у Иер. (32:19), пристально смотреть, внимательно наблюдать и строго наследовать, с целью воздать каждому по делам.

341

К человеку надобно быть тем снисходительнее, что он происходит от грешников. Он не свободен от грехов, чтобы мог произвести на свет чистого от всякого греха и не имеющего наклонности ни к какому греху.

Иов говорит здесь о всеобщем, распространившемся посредством рождения, повреждении человеческого рода, о его наклонности ко греху, о его слабости в исполнении добра, дабы побудить Бога пощадить Иова ради прирождённой ему, общей со всеми людьми, порчи его и не наказывать его за неведомые ему слабости такими необыкновенными страданиями. С тою же целью и Давид упоминает о своём происхождении от людей грешных. Пс. 50:7.

342

Ты Сам, Господи, определил краткость человеческой жизни и никто не может жить дольше, нежели сколько назначено ему в вечном Твоём совете. Посему облегчи трудную жизнь человека, не слишком строго надзирая за ним!

343

После столь многих страданий Иов желает пред смертью вкусить несколько радостных мгновений, в которые он мог бы насладиться своею жизнью и успокоиться от своих болезней; потому что (ст. 7) после смерти нельзя ожидать более возвращения к настоящей жизни. Посему он молить Бога, чтоб Он отвратил от него взор Свой и не поражал его новыми болезнями, но дал бы успокоиться ему.

Выражение: отврати от него взор Твой, – взято от того, что наёмники, доколе господин смотрит за ним, непрестанно должны работать. Но когда господин отвращает от них взоры, то они обыкновенно отдыхают и успокаиваются на несколько минут. Добрый господин умышленно удаляется на несколько времени от своих рабочих, дабы дать им отдохновение, но жестокосердый не отвращает своего взора от наёмников своих и побуждает их к непрерывной работе.

Поелику Иов сравнивает свою мучительную жизнь (как в гл. 7:1,2) с тяжкою работою наёмника, то он молит Бога, чтобы Он, как добрый господин, дал ему несколько отрадного времени для успокоения от страданий и для облегчения скорбей.

344

Я желаю пред своею смертью провести несколько радостных минут, потому что не могу надеяться возвратиться по смерти опять к земной жизни и вкусить радости этого мира. Судьба человека в нём хуже судьбы дерева. Когда срубят дерево, то оно имеет ещё силу и надежду пустить из корня новые отрасли и в новом виде занять своё прежнее место. Но если смерть восхитит от земли человека, то он не имеет силы и надежды снова ожить и возвратиться в своё прежнее обиталище.

345

И такие деревья, которых ствол и корни долгое время оставались без отпрысков, наконец распускаются, если напитать их влажностью.

Здесь речь идёт не о тех старых деревьях, которых ствол и корни засохли в земле и сгнили; потому что таким деревам невозможно опять распускаться, хотя бы и часто поливали их водою. Но говорится о таких стволах и корнях, которые, по-видимому, умерли, но ещё сохраняют неповрежденными волокна и трубки сока, чрез которые могут они всасывать новую пищу.

346

Св. Иов пиитически даёт дереву, как существу живому, чувство обоняния и заставляет его издали привлекать пары водяные, или от росы и дождя, или от источников, скрывающихся под землёю, и сообщающих лежащей на них земле влажность, необходимую для оживотворения дерева.

347

Человек, как скоро умрёт, но имеет силы ожить снова, подобно срубленному дереву. По смерти его напрасно спрашивают о нём на земле: где он? На земле его никогда уже не увидят.

Вместо: где он, у 70-ти в Сирском и Арабском переводе читалось: его нет более, смысл тот же, но второе чтение сообразнее с языком книги Иова.

348

Вода, исчезнувшая из высохшего озера, или иссохшего потока, не возвращается туда более. Так и человек, похищенный с земли смертью, не возвращается на неё более, чтобы начать на ней новую, счастливую жизнь.

Поелику в Еврейском языке всякое большое собрание вод называется морем или озером; то и здесь можно разуметь такие озера и потоки, которые образуются в долинах Аравии во время дождей, и при наступлении солнечного зноя опять иссыхают. Ср. гл. 6:15–17 .

349

Умерший человек не пробуждается более к настоящей жизни, дабы сделаться снова обитателем земли и вступить в обладание временными благами.

350

Иов желает, чтобы Бог дал ему умереть, но только на время, определённое для его страданий, и чтобы потом опять вспомнил о нём, воззвал его из гроба и даровал ему новую земную жизнь. Эти мысли внушило ему размышление о срубленном дереве (7–9 ст), которого корень снова пускает отростки из земли.

351

Но может ли человек надеяться снова возвратиться к земной жизни, когда уже однажды умрёт? Может ли по обыкновенному порядку природы исполниться желание, выраженное мною (ст. 13)? Если бы оно могло исполниться, то как бы долго ни продолжалась труженическая, подобная воинской службе, жизнь я не отчаивался бы в восстановлении прежнего моего благосостояния (ср. гл. 7:1), я утешался бы надеждою, что если и умру в несчастии, то опять Ты возбудишь меня к лучшей, счастливейшей земной жизни.

Поелику Иов назвал свою тягостную жизнь воинскою службою; то, удерживая этот образ, он называет смерть сменою, отпуском с тяжкого поста.

352

Я стал бы надеяться, что Ты воззовёшь меня к новой жизни из гроба, в котором я скрылся бы от Твоего гнева, и я внял бы Твоему зову. Я стал бы надеяться, что Ты полюбишь меня, своё творение, как художник любит своё произведение, и возвратишь меня из преисподней к наслаждению земными радостями.

353

Если я после краткого пребывания во гробе возвратился бы к жизни; то стал бы надеяться, что Ты, как строгий Судия, не будешь более исчислять шаги мои, как это делаешь теперь, и не станешь следить за каждым моим проступком. Я стал бы надеяться, что Ты не так жестоко будешь наказывать меня за грехи мои, но дашь мне вкушать невозмущаемое счастие, которое не будет нарушено никаким наказанием.

354

Тогда Ты считал бы грехи мои изглаженными, забытыми, и я не боялся бы несчастия, как наказания за мои преступления.

Образ речи заимствованы от того, что виновному нечего страшиться, когда акты, в которых содержатся его преступления, связаны и запечатаны в знак вечного забвения.

355

Но эта надежда – восстать из гроба к новой земной жизни, есть надежда суетная, пустая мечта. Скорее возвратится на своё место обрушившаяся гора, или оторвавшаяся скала, нежели умерший человек в свой прежний дом.

356

Камни, пробитые водою, не бывают уже цельными; оторванные и унесённые волнами плотины не возвращаются назад. Так же суетна надежда человека возвратиться из царства мёртвых в прежний мир.

357

Ты теснишь человека, как теснит врага во время сражения, доколе он нe очистит земли. Ты изменяешь лице его; искажаешь его болезнью, бедностью и страданиями, доколе не истребишь его с земли живых. Или другими словами: человек до самой смерти борется с болезнью и бедствием.

Вторая половина этого стиха намекает на лице Иова, которое совершенно искажено было елефантиазисом, так что его нельзя было узнать. См. выше гл. 2–12 .

358

Отец, перешедший в царство мёртвых, не знает, хорошо ли, худо ли детям его в сей жизни. Можно видеть в сих словах и следующий смысл: Бог часто попускает человеку бороться с такими болезнями, что он забывает при этом всё для него любезное и драгоценное, и делается холоден и равнодушен ко всему внешнему. Родителя не трогает более честь или бесчестие, счастие или несчастие его детей. Доколе болезни его сносны, известие о возвышении детей доставляет утешение страждущему отцу, и известие о унижении их для его сердца гораздо чувствительнее собственных его страданий. Но когда телесные страдания достигают высшей степени и силы, и бывают продолжительны, тогда даже чувствования отеческой любви подавляются и иссыхают, так что страдалец ничего не хочет знать о других, хотя бы это были его собственный дети.

359

Душа такого страдальца занята бывает единственно своею горестью и болезнями того тела, в котором она обитает. Она ничего не хочет знать, что делается около неё. Она только скорбит о собственном своём бедствии; она воздыхает только о собственных страданиях.

Один новый толковник переводит 14–17 стихи этой главы по другому Еврейскому тексту, который был в руках древнейших переводчиков, за 1500 или за 2000 лет пред сим. Вот этот перевод:

Ст. 14. Если умрёт человек, то он снова оживёт. Во вси дни мои я буду ожидать моего нового восхода, доколе не придёт время, когда я снова позеленею.

Смысл такой: хотя и умрёт человек, однако ж он опять воскреснет для лучшей жизни. Доколе я жив и страдаю, я буду утешаться надеждою, что некогда восстану из гроба с новою силою жизни, как растение, которое, засохнувши, снова возникает из корня.

Ст. 15. Тогда Ты воззовёшь меня, и я отвечу; к делу рук Твоих Ты прострёшь Свою руку т. е. Ты, сострадая к делу собственных Твоих рук, дашь мне некогда новую жизнь, прострешь ко мне руку Твою и извлечёшь меня из гроба. Ты позовёшь меня к Себе, и я без угрызения совести явлюсь пред Тобою и буду отвечать Тебе.

Ст. 16. Хотя Ты теперь исчисляешь все шаги мои, однако ж не будешь помнить грехов моих.

Ст. 17. Они запечатаны в узлу; вину мою Ты изгладишь. Т. е. теперь Ты, по видимому, следишь за всеми моими грехами, чтобы наказать за них меня; но тогда Ты не будешь более обращать внимания на грехи мои; они будут совершенно погребены и забыты. Это означаете не другое что, как полное прощение грехов.

По этому объяснению Иов утешается в своих страданиях как в гл. 19:25, блаженным бессмертием.

360

С этой главы начинается второе отделение книги Иова, и новый ряд бесед между ним и его друзьями. Елифаз, которому в другой раз приходит очередь говорить, говорит ещё сильнее, нежели прежде. Он называет слова Иова неосновательными, нелепыми и опасными для веры, потому что Иов потрясает её основание и отвергает молитву, как дело бесполезное (ст. 24); хочет своим дерзким языком только дать себе вид невинного, тогда как в самом деле он порочен (ст. 5:6). Елифаз обличает Иова в гордости, потому что он знает будто более своих друзей, презрительно смотрит на их учение о добродетели и пороке, о награде и наказании, отвергает их кроткое увещание и выдает себя за святого, каковым не может быть ни один человек (ст. 7–16). Елифаз держится мысли, что несчастие есть наследие порочных и бедность – следствие преступлений. Этому научил его опыт и это есть учение древних мудрецов, в песнях которых несчастие нечестивых представляется ужасным и неотвратимым (17–35 ст) .

361

Причины, по которым Иов старался отвратить от себя подозрение в тайных преступлениях и защитить свою невинность, казались Елифазу неосновательными и опасными для благочестия; посему он называет их плодом воздушного знания, или мечтательной мудрости, и Иов, который произнес такое вредное, по его мнению, учение, имел чрево, как ему казалось, наполненное палящим ветром.

Поелику восточный ветер в некоторые летние месяцы опасен для стоящих людей и животных, дышавших им на открытом поле, то Елифаз представляет его, как образ опасного учения, которое приносить смерть страху Божию и добродетели.

362

Елифаз говорит здесь в собственных словах то, о чём в предыдущем стихе говорил аллегорически. Он называет защитительные доводы Иова негодными для защищения его невинности и вредными для добродетели других людей.

363

Иов утверждал, что Бог равный жребий уделяет в сем мире благочестивым и нечестивым, по отношению их к временному счастию и несчастию, и что первые также мало награждаются на сей земле, как последние наказываются; потому нельзя делать заключения от счастия или несчастия ни к добродетели, ни к пороку человека. В этом мнении Елифаз видит опасное учение и думает, что им потрясается религия и признается молитва бесполезною. Ибо почему люди должны чтить и бояться Бога, если Он при разделении счастия и несчастия не обращает никакого внимания на добродетель и порок? Почему они должны просить у Бога благословения и избавления от зла, если Его благословение или проклятие без различия ниспосылается на нечестивых и благочестивых?

Заключение, которое выводит Елифаз из мыслей Иова, было бы правильно, если бы земная жизнь была единственным поприщем Божественного правосудия, и Бог по ту сторону гроба не мог бы награждать добра и наказывать зло. Иов верил в иной лучший мир, где Божественное правосудие откроется в облаженствовании благочестивых и в наказании нечестивых.

Когда Елифаз говорит: ты хочешь уничтожить страх Божий и ослабить ревность к молитве, то из сего видно, во-первых, то, что возражения против святой Веры и молитвы, которые в наши дни так легкомысленно предлагаются некоторыми умниками, были неслыханным делом во времена Иова; во-вторых, что Иов всюду был известен, как пламенный друг Веры, от которого нельзя было ожидать мыслей, столь вредных для благочестия,

364

Ты говоришь так, как говорят самые дерзкие злодеи; они бывают тем наглее, чем хуже их дело; и их язык только потому так дерзок, чтобы не подозревали в них ничего худого. Если бы ты имел добрую совесть, то ты говорил бы скромнее.

365

Я не хочу делать себя твоим судиею. Но нечестивые речи, которые изрыгал ты против Бога, изрекают на тебя осуждение и показывают, какие расположения питаешь ты в своем сердце по отношению к Богу и добродетели. Если бы ты покорялся ещё закону Божию и не уклонялся с пути добродетели; то не приводил бы таких оснований, которые враждуют против Божества и добродетели.

366

Ужели ты самый древний и самый мудрый человек? Когда слушают слова твои; то должно ли думать, что ты имеешь более опытности и познаний, нежели все люди, жившие со времени сотворения мира?

367

Разве ты был в совете Божием и там из первоисточника премудрости почерпнул превышечеловеческую мудрость, что смеешь отвергать мудрость других? Ср. гл. 13:5 .

368

В чем же состоит преимущество твоей премудрости и твоего знания? Елифаз возвращает Иову укор, который он выше (в 12:3; 13:2) сделал своим друзьям.

369

Иов сказал выше (12:13): у старцев живёт мудрость и зрелость лет рождает разум. Хорошо, возражает Елифаз и между нами есть старцы, которые старее тебя и твоего отца; и они думают совершенно противно тому, что ты говоришь.

370

Итак, ты презираешь утешение, которое Бог посылает тебе чрез нас (см. 4:17,18)? Ты издеваешься над кротким увещанием своих друзей, которые напоминают тебе ту истину, что Бог не попустит до конца страдать своим чтителям, но что Он освободит их от казни за грехи, если они обратятся к Нему и будут просить о помиловании?

371

Твое неистовство и отчаяние рисуется в глазах твоих; из них видно, что происходит в твоём сердце

372

Если ты почитаешь себя невинным; то порочишь Бога, Который наказал тебя, как неправедного. Защищение твоей невинности, которое ты предлагаешь с дерзким неистовством, не столько оскорбляет нашу честь, сколько честь Божию.

373

Как дерзаешь ты почитать себя чистым, праведным, невинным, когда ты человек грешный, рождённый грешною женою. Он поражает Иова собственными его словами. См. 14:1 .

374

Бог не полагается даже на Ангелов своих, так чтобы не обращать внимания на их поведение; и обитатели неба не так чисты пред Богом, чтобы не иметь недостатков, заслуживающих научения: ср. выше 4 , 18, где Елифаз приводил против Иова тоже доказательство.

Слово: Святый тоже значит, что Ангел, как показывает приведённое параллельное место, и небо означает его обитателей или чистых духов, наполняющих невидимый мир.

375

Если самые высокие духи на небе нечисты и невинны пред Богом; то как же дерзает человек, который так часто грешит, почитать себя чистым и невинным?

Елифаз изображает здесь человека, как творение совершенно испорченное от природы и отвратительное для Бога, которое всегда жаждет грехов и преступлений, как больной горячкою жаждет воды.

376

Иов выше (в 13:1) ссылался на свой опыт и (в 12:13) на древнюю народную песнь, для подтверждения той мысли, что часто преступник до конца своего бывает, счастлив, между тем как невинность томится и гибнет под несчастием. Елифаз ссылается теперь, для подтверждения противной мысли, также, во-первых, на свой опыт, во-вторых, на одно поэтическое произведет древних, в которых воспевается непостоянное счастие и плачевный жребий нечестивых.

377

Я хочу привести в подтверждение моих слов изречение мудрецов, которые они получили в наследство от своих отцев, как истины достохранимые.

Вторую половину этого стиха мы перевели, согласно с 70-ю. По печатному тексту должно перевести: и они не скрывали их от своих отцев. Смысл следующий: в учении, мною приводимом, есть истины для тебя неприятные, – так, что ты почтёшь меня человеком нескромным и непочтительным, потому что я говорю их в глаза тебе, Иов, достопочтенному князю; но эти истины так важны и всеобщи, что древние мудрецы предлагали их даже отцам своим, не подвергаясь подозрению, что будто бы этим они нарушали почтение к ним.

378

Составители изречений, на которые ссылаюсь, были мудрецы тех времён, когда предки наши ещё не смешивались с другими поколениями. Итак, если изречения древности важны, то изречения, выходящие из уст чистого и несмешанного народа, должно почитать за чистую, неподверженную никакому заблуждению, истину.

Речь о потомках Авраама и Лота, к которым принадлежал и Елифаз.

379

Злодей всегда беспокоен и страшлив. Сознание его преступлений беспрестанно его мучит. Мысль о смерти повсюду преследует его; потому что он не знает, как долго осталось ему жить, и потому что он уверен, что конец его жизни будет ужасен.

С этого стиха начинается извлечение из древней дидактической поэмы и продолжается до конца главы.

380

Нечестивый видит везде опасности, которые наполняют его страхом и ужасом. Он боится, где нечего бояться. При ясном небе он трепещет бури и вихря; среди мира страшится вражеского нападения. В ушах его всегда раздается звук воинской трубы; очам его всегда представляются шайки разбойников, угрожающих опустошением.

Может ли быть счастлив нечестивый, которому злая его совесть всегда представляет такие ужасные картины? Не есть ли он самое жалкое творение, при всём своём величии и власти, при всём богатстве и благоденствии, среди роскоши и счастия?

381

Когда нечестивый впадает в действительную опасность, то он уже не думает об избавлении, но отчаивается, тогда как благочестивый в опасностях и в несчастии смело надеется на Божественную защиту и спасение. В каждом тёмном и опасном месте видит нечестивый подстерегающего врага, меч, которого, думает, ему нельзя избегнуть.

Мрак, из которого нечестивый не надеется выйти, на восточном аллегорическом языке означает несчастие и опасность, от которой нельзя ожидать спасения. Когда Иов отверг все утешения друзей своих, которые внушали ему надежду на восстановление его прежнего благосостояния, и не ожидал никакого спасения в сей земной жизни: то, казалось, он именно поступал так, как в этой древней песни представляется враг Бога и людей. Посему это место, которое он мог почитать намёком на свой образ действия, долженствовало быть для него самым чувствительными.

В первой своей речи Елифаз уверял и Иова, что если он исправится страданиями, то ему предстоит будущность, в которой не нужно бояться более ни нужды, ни войны, ни меча, ни опустошения; дикие звери и полевые камни будут его союзниками, так что в самых ужасных пустынях он будет иметь полную безопасность (гл. 5:19–24). Во второй речи Елифаз изменяет тон, и чужими словами, под другими образами, говорит, что непреклонный, по его мнению, Иов, везде будет трепетать меча, как будто бы вся пустыня вооружилась на погибель его.

382

Нечестивец нигде не почитает себя безопасным; везде представляется ему меч, готовый убить его и предать тело его на съедение хищным птицам. Он знает, что ему предстоит мрачный день, несчастие, смерть и погибель.

383

Как безоружный враг, или злодей трепещет тирана, вооружившегося для его погибели и приготовившегося к поражению его; так нечестивый трепещет угрожающей ему погибели.

384

Причиною ужаса и скорби, коими мучится злодей в лоне счастия, есть его злая совесть, которая говорит ему, что он восставал против закона Божия и возбудил Всемогущего к наказанию.

Древняя песнь мудрецов изображает здесь не какого-либо обыкновенного грешника, который преступает закон Божий, по слабости, или по рабскому влечению преобладающей страсти, но такого неистового преступника, такого злобного врага Бога и человеков, который охотно, если бы только было это возможно, восстал бы против неба.

385

Дерзость возмутившегося врага Божия описывается здесь живописным образом. Он – возмутитель, который хочет сделаться независимым от закона Божия. Картина заимствована от того, как древние делали нападение на укреплённое место. Они протягивали выю вперед, и держали над головою щиты, а таким образом образовали непроницаемую крышу против направленных на них орудий, дабы безопаснее стоять под стрелами осажденных.

386

Доколе благоприятствовало ему счастие, доколе жил он в изобилии. Жирные ланиты и тучные лядвеи суть образ благоденствия и счастия. Так воспевает Моисей в своей песни (Втор. 32:15) об Израильтянах, которые в обетованной земле, среди изобилия, возмутились против Бога: и пел Иаков и утучнел Израиль, и стал упорен. Ты утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, Который сотворил его, и презрел твердыню спасенения своего. И Псалмопевец о счастии порочных (Пс. по Евр. 79:4) говорит: нет им огорчений до самой смерти и тепло их тучно. 7. От тучности выкатился глаз их, бродят мечты в сердце.

387

Нечестивый тиран хотя овладевает городами, разрушая их своею силою, и домами, выгоняя из них и разоряя их жителей, и его владычество основывается на развалинах несчастных людей; но он не утверждается в обладании своём и в наслаждении награбленным богатством.

388

Стада, составляющие богатство нечестивого, не распространятся по земле; они будут отняты и таким образом богатый злодей обеднеет.

389

Нечестивый подобен глубоко укоренившемуся дереву, которого гордая вершина кичится пред небесами. Но тёмное бурное облако окружает его мраком, которого оно не можете избегнуть. Мстительная молния опалит его ветви и самый ствол будет вырван из корня сильным вихрем, который называется здесь дыханием.

Или без аллегории: нечестивый не избегает своей погибели. Бог отнимает у него детей, и сам он умирает наконец насильственною смертью. Опять намёк на то, как умерли дети Иова (гл. 1:19).

390

Таким образом сильный злодей не может полагаться на своё величие, на своих детей, на своё богатство, или на другие дары счастия; его счастие обманчиво и внезапно переходит в несчастие и гибель.

391

Злодей умирает преждевременно и не оставляет детей, которые наследовали бы его имя.

392

Дети нечестивого умирают прежде времени, и их отец имеет несчастие видеть, что те, чрез которых должен бы был распространяться род его, умирают прежде него и ранее, нежели достигли возраста, необходимого для деторождения.

С виноградною лозою и маслиною сравниваются многочадные родители; с незрелыми гроздями и цветами, которые опадают прежде времени, сравниваются здесь такие дети, которые умирают прежде мужеского возраста, как, кажется, умерли дети Иова (ср. Пс. 127 . 3 . 4.)

393

Злодеи, которые по внешности представляются благочестивыми и праведными, не имеют детей, которые продолжили бы род их; и шатры, в которых они складывают несправедливо приобретенное имение, сожигаются молниею. Следовательно, уничтожается всякий след памяти о нечестивом.

Здесь опять очень понятен намёк на праведного страдальца Иова, который представляется лицемером и неправедником.

394

Презрители Бога роют яму другим, и сами в неё падают. Они хотят сделать несчастными своих ближних, и сами делаются несчастными. Они бывают чреваты несчастием для других, но рождают болезнь для самих себя, и их утроба приносит обман; обманчив был плод, созревший в их чреве, потому что они вместо чужого бедствия принесли в мир собственное.

Намерение, занимающее душу, представляется чреватостью, а следствие хитрых намерений телесным плодом, пришедшим в мир. Пс. 7:15.

395

Ничто так не уязвляет страдальца, как то, что не понимают слов его. Иов защищал свою невинность, и Елифаз заключил из его слов, что он отвергает правосудие Божие и потрясает святую Веру. При глубоком сознании своего благоговения к Богу, Иов крайне был оскорблён, когда услышал, что его почитают врагом Бога и добродетели. Жар, до которого он был доведён этим незаслуженным оскорблением, изливается в сильной речи, в которой он порицает своих друзей (ст. 2­–5), как пустословов, которым легко разглагольствовать, смотря на его бедствие. Но пустые слова не могут смягчить бедствия Иова, превышающая все границы: потому что Бог поступает с ним, как с самым жестоким злодеем, хотя он своё незаслуженное несчастие принял с преданностью воле Всевышнего (ст. 6–17). Он ничего так пламенно не желает, как того, чтобы Всеведущий, Которому известна его невинность, пред его смертью торжественно обнаружил её (ст. 18–22) . Он видит приближение своего конца и жалеет только о том, что он окружён насмешливыми друзьями, которые никогда не признают его невинности, потому что они водятся ложными началами (гл. 17:1–9). Пусть друзья его обещают ему долгую жизнь и счастливую старость; но он знает, что смерть его близка (ст. 10–16).

396

Что говорил ты, то я уже часто слыхал; я не могу усвоить твоим мыслям важность новизны. Утешители, подобные вам, только увеличиваю скорби страдальца, который такие мысли должен почитать за горькую насмешку.

397

Если ты, Елифаз, но мог ничего возразить мне, кроме пустых слов; то зачем же противоречишь моим жалобам, на которые я не требую никакого ответа?

398

Искусство в счастии говорить несчастливцу и насмехаться над ним изысканными намёками, нетрудно; я бы тотчас изучил его, если бы был на вашем, а вы на моем месте.

Качать на кого головою – обыкновенное телодвижение, выражающее насмешку, см. 4Цар. 19:21; Пс . 21:8, Ис. 37:22, Иер. 18:16, Плач. 2:15, Mф. 27:39 .

399

Если бы я был счастлив, а вы боролись со страданиями; то я оглушил бы вас потоком слов, не облегчая участием ваших страданий; я мог бы, если бы был подобен вам, делать всё то, что вы теперь делает со мною.

400

Между тем моя скорбь достигла высшей степени. Она не делается легче, буду ли я говорить, или молчать?

401

Ярость моей болезни наконец превосходить моё терпение и исторгает у меня новые жалобы. Ты заклеймил меня, как великого преступника, так что судии, которые должны разбирать дело моё, при первом взгляде на меня немеют и не знают, что подумать обо мне. Вместо: свидетельство моё, собственно на Еврейском читается: моё собрание. Это намёк на то, что сказал Софар в 11:10: если Бог возьмёт и наложит оковы и представит пред народное собрание. В древние времена народное собрание было судиею в деле частного гражданина. См. замеч. на приведённое место.

402

Иов представляется под образом преступника, которого Бог заключил в оковы и привёл пред народное собрание, которое должно осудить его. Является его страшная болезнь, как обвинитель, и обвиняет его в величайших преступлениях, не представляя других свидетелей, кроме себя.

403

Обвинители и противники Иова скрежещут зубами, сверкают глазами и приходят в такое неистовство, что обижают обвиняемого пред очами его судей; это необыкновенно в восточных судах. См. приведенные в след. стихе места из Ветхого и Нового Завета. Острят глаза свои – образ заимствован от лезвия меча, направленного к пронзению кого-либо. Смысл такой: они, как враги, обращают на меня яростный взор.

Это изображение обвинителя надобно сравнить с повествованием о сатане, в начале книги Иова. Гл. 1:6.

404

Из ярости и насилия обвинителя судьи, сидящие в народном собрании, заключают, что обвиняемый должен быть необыкновенный злодей, поднимают неистовый крик, бросаются, без дальнейшего исследования, на него, как на виновного, и изливают на него свою ярость.

Зиять на кого устами значит ругаться над кем. Пощёчина или удар но ланитам и по лицу, как по благороднейшей части нашего тела, есть самая грубая обида, самое оскорбительное поношение для человека. Ср. 3Цар. 22:24; Мих. 4:14; Плач. 3:30; Mф. 24:67; Лк. 22:64; Ин. 18:22.

405

Таким-то неправедным судиям и обвинителям, о каких сказано в 8–10 ст., Бог предал меня в руки, наложив на меня оковы страшной болезни, как на преступника.

Приложение этого образа видно из связи. Суд, пред которым поставил Бог несчастного Иова, составляют его друзья, которые должны были признать его невинным, или виновным. Как свидетели, являются против Иова посланные на него несчастия и ужасные страдания, с которыми он борется. Ср. гл. 10:17, где сам Иов новые страдания, которых боится он, называет новыми свидетелями. При взгляде на столь многие страдания, которые почитают справедливым наказанием за преступления, друзья Иова не сомневаются в его виновности и преступлениях. Они не делают никакого исследования об образе его жизни, но единодушно нападают на него, поражают его самыми едкими намёками, и изливают на него ярость свою в самых горьких упрёках.

Обвинение в лицемерии, в тиранстве, в грабительстве, в богохульстве, во вражде со святою Верою должен был ещё глубже чувствовать Иов, нежели ударение по ланитам.

406

Иов возвращается к истории своих несчастий и описывает их в аллегорических выражениях. Я был в покое, говорит он, я жил тихо и в довольстве, не грешил против Бога и не оскорблял ни одного человека. Но внезапно, неожиданно и без всякого повода с моей стороны, Бог возмутил мой покой и моё счастие, и в одно время послал на меня всякого рода несчастия. Он поступил со мною, как поступает сильный и самый хитрый враг, который неожиданно нападает на своего противника с тылу, берёт его за затылок, низлагает его, сковывает и привязывает к столбу – вместо цели, в которую он с сердечным удовольствием пускает свои ядовитые стрелы.

Еврейское слово маттара – означает и в 1Цар. 20:20 цель, в которую Ионафан пускал стрелы. В древней истории, особенно в истории Сарацинских народов, есть примеры, что побеждённых врагов, обнажённых привязывали к столбу и стреляли в них, как в цель.

407

Иов представляет себя под образом пленника, который обнажённый стоит у столба и служит целью воинам победителя, на которой они показывают своё искусство в стрельбе. Его окружают стрельцы Бога. Один спускает свой лук и смертельно ранит его во внутренности; другой ранить его в печень, так что желчь его течет по земле; третий (ст . 14) наносить ему болезненные раны в других частях тела; четвёртый устремляется на него с мужеством героя и наносит ему последний смертельный удар мечём или стрелою.

Рассечение внутренностей – в Арабских притчах означает смертельный удар меча, a поражение печени и истечение желчи смертельную рану и чувствительную болезнь. См. Притч. 7:23 . Плач. 11:11.

408

Ср. гл. 15:24, где несчастие, предстоящее нечестивому, сравнивается с царём, или тираном, готовящимся к нападению.

409

При всех возможных несчастиях, собравшихся для моего мучения, я смирялся пред Богом, как сетующий, носил грубую одежду на обнажённом теле и посыпал, как кающийся, мою голову пеплом и золою. См. гл. 1:20 .

В место: темя моё, собственно в Еврейском тексте стоит: мой рог. 70 переводят: сила моя ослабела на земле. Рог, в котором заключается сила вола, есть образ силы и достоинства, подобно главе.

410

Мне ничего не осталось, кроме очей для плача, и я покорился жестокой судьбе моей не без многих слёз, от которых ослабел взор мой. Есть примеры людей, которые ослепли от слёз.

411

Всё это несчастие постигло меня, хотя я не согрешил ни против Бога, пи против моих ближних. Я могу ещё воздевать чистые руки в молитве к Творцу моему.

412

О, если бы Бог услышал молитву мою и торжественно засвидетельствовал мою невинность, прежде исшествия моего из мира!

Для честного человека доброе имя дороже жизни; кто похищает у него его доброе имя и обвиняет его в тайных преступлениях, тот убивает его и как бы проливает его кровь. Иов с этой стороны смотрит на обвинения, взводимые на него его друзьями, и так представляет дело, как будто бы они проливали кровь его. Посему его кровь должна вопиять на небо, и никакое место не должно остановить и удержать вопля его, но он прямо должен взойти на небо и побудить Божество к торжественному объявлению, что Иов страдает и умирает не как преступник, но как невинный.

Выражение: земля! не скрой моей крови – указывает на желание Иова, чтобы самая кровь его, подобно крови невинного Авеля, не была безгласна и обличила несправедливых друзей его. Ср. Быт. 4:10.

Иов вопиет не о мщении против своих друзей, которые почитали его наказанным преступником; он принимает только Бога во свидетеля своей невинности, как это ясно видно из след. стиха, и молит Его, чтобы Он обнаружил его невинность и не попустил ему умереть с пятном злодея.

413

После столь многих жалоб на жестокость своей судьбы, исторгнутых язвительными, безжалостными упрёками друзей, Иов всё ещё полон надежды на Всеведущего, Которому известна его невинность, и верит, что Он даёт о ней миру беспристрастное свидетельство. поелику же наш Заступник и Ходатай на небесах есть един Сын Божий: то нельзя не видеть, что мысль Иова возносилась здесь к Христу-Спасителю.

414

поелику у меня нет никакого средства защитить свою невинность против друзей моих, которые в своих утешительных речах только ругаются надо мною; то я умоляю со слезами Бога, чтобы Он Сам вступился за моё правое дело и объявил мою невинность.

415

Вопрос, который представляет Иов на разрешение Самого Бога, есть следующий: Иов, который, наказан Богом столь тяжкими несчастиями и необыкновенными страданиями, действительно ли есть преступный, достойный наказания злодей, или нет? Иов верит в правосудие Божие и надеется, что этот вопрос будет решён Богом в пользу его, что Господь Бог торжественно возвестит, что Иов не заслужил таких страданий, что эти страдания посланы на него по особенному благодатному распоряжению.

416

Я скоро отойду в царство мёртвых, из которого уже нельзя возвратиться в мир, и посему желаю, чтобы Бог не отлагал свидетельства моего благочестия и невинности, но немедленно дал его, доколе я ещё жив.

417

Скоро умру я; моё слабое дыхание есть предтеча моей близкой смерти. В елефантиазисе, которым страдал Иов, дыхание делалось не только слабым, но и вонючим, как скоро внутренности подвергались гниению. В таком случае болезнь сия делалась неисцельною.

418

Но пусть я скоро умру, или буду жить ещё долго, Ты защити меня, Боже, и будь порукою за мою невинность пред Собою и пред людьми! Ибо кто будет поручителем моей невинности, когда даже лучшие друзья мои оставили меня и почитают меня злодеем?

В древности поручитель торжественным образом давал в суде руку тому, за кого поручался? Посему и в других местах Писания давать руку значит тоже, что делаться порукою. См. Притч. 6:1; 17:18 .

Бог опять представляется здесь, как в гл. 16:20, Судиею и Поручителем. Посему святые Отцы церкви учили, что Иов имел уже познание о Христе, великом Поручителе между Богом и человеком, который пред Небесным Отцем заступает место верующего в Него грешника, даёт за него поручительство и отклоняет от него Божественное наказание.

419

Друзья мои слишком ослеплены предрассудками для того, чтобы видеть, что я страдаю, как невинный. Не попусти умереть мне прежде, нежели засвидетельствуешь мою невинность. Иначе они могут подумать, что они правы, и своё мнение, по которому будто каждый страдалец есть виновный злодей, станут почитать основательным.

420

Такие люди, каковы друзья мои, способны попрать самые священные обязанности дружбы; у них достанет жестокости изменить своему другу и предать его грабителям на добычу. Но Бог накажет грех их в детях их. Их потомки напрасно во время нужды будут воздыхать о помощи. Они будут искать утешителей и спасителей, и никого не найдут.

Глаза истают – то есть, они будут ожидать помощи от других с великим желанием, и не получат её. Если глаза слишком долго и постоянно устремлены на какой-нибудь отдаленный предмет, то они слабеют и наконец меркнуть. Софар выше (в 11:20) употребил тот же образ.

421

Я поражён столь многими страданиями, что другие, желая несчастия своему врагу, будут говорить: пусть случится с тобою тоже, что с Иовом. Эти страдания, в которых видят наказание за преступления, заклеймили меня, как тайного злодея, так что каждый гнушается мною и готов с отвращением плевать на меня. Иов жаловался, что друзья его, которых рассудок помрачил Бог, не признают его невинности, но что они напротив издеваются над ним самым жестоким образом. Кто же избавит его от такого поношения? Бог, который послал на него так много бедствий.

422

Боль, которую я чувствую при таких ругательствах, выжимает у меня обильные слезы (16:20), так что я плачу до потери зрения. (Истощение духа особенно выражается в бледном лице. См. Пс. 6:8; 31:10). Меня так изнурила болезнь моя, что я стал похож на тень и на скелет мёртвеца.

423

Конечно иной друг добродетели, знавший мою беспорочную жизнь, изумится чрезмерности моих страданий и не поймёт, как Бог попускает так страдать человеку благочестивому и невинному. Может быть, при взгляде на моё бедствие, и праведник почтёт завидным состояние презрителя Бога, которому все удаётся.

424

Праведник, которого добродетель тверда, который благочестив по уверенности в превосходстве добродетели, не подвергается искушению; он не уклоняется от правого пути, при взоре на мнимое счастие безбожника; он твёрдо шествует стезею добродетели и в утешительном сознании своей честности, в чувстве своего нравственного достоинства и в надежде блаженного бессмертия находит новую силу и крепость для добра.

Иов противополагает это замечание словам Елифаза (см. гл. 15:4), т.е. будто учение Иова о произвольном раздаянии счастия и несчастия на земле потрясает Веру, потому что отнимает у человека все побуждения к благочестию.

425

Я не нахожу между вами такого мудреца, который бы любил добродетель для ней самой, или которого взоры простирались бы за пределы земной жизни, так чтоб он мог быть искренним чтителем Бога, если бы добродетель и не получила награды в сей жизни, если б друзья её и не пожинали от неё земного счастия. Моя богобоязненность, которая основывается не на своекорыстии, не имеет нужды в спорах, предлагаемых вашими обещаниями. При уверенности, что конец моей жизни приближается быстрыми шагами, я не могу более ожидать земного счастия.

Вместо – кюллам – все они, мы читаем – кюллехе́м – все вы, как читается во многих рукописях Кенникотта и де Росси, у Вулгаты, в переводах Сирском и Арабском.

426

Время жизни, определённое для меня, протекло, как быстро стремящийся поток. Драгоценные мои планы, которые в предположении моей долгой жизни составил я для благополучия моего и моего семейства, разрушились. Напрасно вы утешаете меня надеждою, что возвратится моё прежнее счастие (гл. 8:7; 11:17). На краю гроба умирает надежда на земное блаженство.

427

Мои друзья обещают мне свет и день, когда пройдёт ночь и тьма, или, без аллегории, – они обещают мне земное благосостояние и временное счастие, когда я увижу приближение моей смерти. День и свет суть образы благоденствия и счастия; а царство мёртвых представляет Иов самым тёмным и мрачным. Ср. гл. 10:21,22.

Иов не ожидает продолжения своей жизни; он ни о чем уже не думает, как только о могиле и тлении. Друзья его, обещающие ему, в случае его исправления, продолжительную жизнь и счастливую старость, представляются ему также смешными, как если бы кто при наступлении ночи стал обещать восхождение солнца.

428

Я уже стою одною ногою во гробе и не могу ожидать другого успокоения, кроме успокоения в тёмном царстве мёртвых.

429

Я смотрю в глаза приближающейся смерти, но без всякого страха; я уже свыкся с нею и её семейством; я так же мало страшусь тления и гниения моего тела, как мало страшатся отца, матери, сестер.

430

Итак, если род моей болезни, которая не исцелима, и моё дыхание, пахнущее гниением, вполне убеждают меня, что близко моё разрушение, то как я могу надеяться жить долее и опять быть счастливым в старости? И если бы я был столько глуп, что стал бы питать такую надежду, то кто увидел бы её исполнение?

431

Надежда продолжительной жизни и счастливой старости, вами мне внушаемая, умрёт вместе со мною и никогда не исполнится.

Праведный Иов представляет надежду под образом спутницы, не оставляющей страдальцев; потому сводит её вместе с умирающим в царство мёртвых и полагает во гробе подле покойника.

432

Валдад, один из сильнейших противников Иова, ничего не говорит во второй своей беседе, чего бы не сказал уже в первой. Только тон его оскорбительнее и описание бедствия, поражающего грешников, ближе применяется к Иову. В представленной им картине наказанного злодея все черты относятся к Иову, которого он чрез это признаёт тайным преступником и презрителем Бога.

433

Вы онемели от слов Иова! Он потоком своей речи оглушил вас! Но что, же вы нашли в ней, чтоб вам безмолвствовать пред ним? Вникните в слова его; обдумайте ваши возражения и его ответы! Нам ещё многое нужно высказать ему.

434

Почему ты почитаешь нас за немых животных? Почему ты отказываешь нам в рассудке и благоразумии? Подобным образом сравнивает Исаия (1:3) Иудейский народ, за его бессмыслие, с волом и ослом. Этот упрёк есть перетолкование слов, сказанных Иовом в 17:4,10 .

435

Послушай ты, который неистовствуешь от нетерпения, как дикий зверь, терзающий самого себя! Ты ничего не сделаешь твоим неистовством! Мир не переменится для тебя! Утверждённый Богом порядок, по которому порок наказывается временным бедствием, как скала, останется непоколебим и неизменен.

Если бы ты, при своих преступлениях и при упорном нежелании сознаться в своей виновности, однако ж, не был наказан от Бога земным несчастием, а награждён навсегда благами жизни: то эта земля была бы оставлена своими жителями и превратилась бы в безлюдную пустыню. Ибо кто захотел бы остаться на земле, на которой так несправедливо благочестивые наказывались бы бедствием за свою добродетель, а злодеи за свои пороки награждались бы счастием? Таким образом, земля сделалась бы пещерою грабителей и вертепом убийц, где каждый трепетал бы за свою собственность и свою жизнь.

Если вторую половину стиха принимать за выражение насмешки, то смысл будет следующий: неужели так важна твоя жизнь, что земля останется необитаемою, если ты, в наказание за свои преступления, умрешь от своей болезни? И должен ли Бог сотворить чудо для поддержания твоей жизни, когда ты, по суду правды Его, заслужил смерть?

436

Нет! Бог не изменит для тебя порядка мира, и не оставит в угодность тебе порок не наказанным. Нечестивый не может быть счастливь; он не может избегнуть погибели, следствия своих преступлений.

Несчастие, для которого созревает порочный, Валдад изображает в поэтической картине (5–11 ст). В шатре номада гаснет ночной свет в то время, когда он, испуганный пустым шумом, думает, что находится вблизи сильного врага. Он хочет спасти свою жизнь, предаётся бегству и спешит, сколько может. Нa пути, по которому он хочет бежать, поставлены сети и засады для лесных зверей, в которых он запутывается и прекращает бегство. Так он сам ввергается в ту опасность, от которой хотел уйти.

437

В шатрах восточных жителей ночью огонь всегда горел вверху; потому и говорится здесь: его лампада гаснет над ним. И ныне на востоке в продолжение всей ночи, в жилых комнатах домов, горят светильники; самые бедные люди охотнее терпят недостаток в пище, нежели в свете. Посему Иеремия (25:11) недостаток света на светильнике почитает признаком совершенного опустения и безлюдья земли Иудейской.

438

Внезапно воспящается увеличение его силы, богатства, счастия; он впадает в неудачные обстоятельства и избирает для обезопасения и возвышения своего счастия такие средства, которые ускоряют его погибель.

Широкое пространство, или широкий путь, значит полную безопасность, а путь узкий – опасность (Пс. 17:20; Притч. 4:12). Образ речи заимствован от путешественников, которые легко спотыкаются на тесных стезях, по горам, и низвергаются в бездну или попадаются в сети, которые охотники обыкновенно ставят в тесных проходах для диких зверей.

439

Нечестивый сам впадает в несчастие, назначенное для него; он сам идет к тем местам, где приготовлены для него сети; он ошибается в планах и, исполняя свои предначертания, вконец расстраивает своё благосостояние.

440

Если нечестивый хочет достигнуть предположенного намерения, то находит смерть и погибель в том, на чём хотел основать и утвердить своё благополучие. Образ взят от диких зверей, которые ищут себе добычи в тех местах, где устроены им сети.

441

Как мало зверь замечает сокрытые сети, которые поставил ему на земле охотник; так мало злодей подозревал опасность там, где погибает.

442

Злодея повсюду преследуют страшные образы Божественного мщения, так что он не знает, куда бежать ему и где искать покоя, пока не найдет смерти там, где думал найти безопасность.

Здесь продолжается подобие зверя, которого ловят сетями. Пространство, в котором находится зверь, со всех сторон окружается, исключая то место, где поставлены сети. Движение охотников гонит со всех мест боязливого, преследуемого оленя. Избегая сей мнимой опасности, он бежит туда, где поставлены сети, и попадается в плен. Ср. Иер. 48:34,44.

443

Вместо изобилия, в лоне которого покоился злодей, он будет напоследок бороться с нуждою и бедностью, доколе страшная смерть не прекратить его жизни. Намёк на гл. 17:7 .

444

Самый ужасный род смерти предстоит нечестивому; у него мало по малу отваливаются все члены. Явный намёк на элефантиазис, который проникает в кости, так что у больного незаметно отпадают все члены. См. замеч. на гл. 2:8 .

Нечестивый, истощённый болезнью (ст. 16), сравнивается с засохшим деревом. Первенец смерти, по Еврейскому образу выражения, значит самую ужасную смерть, самый страшный род смерти, подобно как первенец бедности (Ис. 14:30) означает самого жалкого из бедных.

445

Так нечестивый должен оставить свой дом, в котором с полною безопасностью надеялся вкушать продолжительное счастие! Он должен идти в царство мёртвых, которого ужасный владыка – смерть произведёт над его телом страшный суд – разрушит его в конец.

446

Никто не будет жить более в том шатре, в котором жил злодей. Он осквернён мерзкими делами, и сделался подобен Содому, который надлежало сжечь огненным и серным дождём или молниею.

Живи в шатре – это ирония, a выражение: посеена будет сера, объясняется из Быт. 19:24; ср. с Втор. 29:23; Ис. 34:9.

447

Нечестивый искореняется со всем своим семейством. Образ заимствован от дерева, которого ветви, ствол и корни, поражены и опалены молниею, так что оно более не оживает, но совершенно засыхает.

448

Даже память злодея уничтожается на земле. Ни один человек на земле не произнесёт более его имени.

449

С земного шара, освещаемого солнечным светом, он низвергнется в тёмное царство смерти.

450

Бог не оставляет живым ни сына, ни внука, ни друга элодея; Он истребляет все, что только каким-либо образом принадлежало ему. Опять намёк на Иова, которого сыновья и дочери поражены были на пиршестве (гл. 1:19.)

451

Иов сказал (в гл. 17:8), что благочестивые будут удивляться его бедствию и завидовать презрителям Бога, наслаждающимся счастием. Конечно, отвечает Валдад, соседние народы, знающие о таком несчастии, будут изумляться, но не потому, что они почитают страдальца невинным праведником; они будут изумляться, как долготерпение Божие было велико к грешнику, и какая строгая казнь постигает его впоследствии.

452

Валдад повторяет здесь то, что сказал Иов в гл. 8:43. Такова судьба всех, забывающих Бога! Надежда лицемера погибнет! Валдад признает чрез это страждущего Иова презрителем Бога, который заслужил такой конец своими преступлениями.

453

Сила слов Валдадовых не потрясает надежды Иова. При сознании своей невинности и при уверенности в правосудии Божием, он по крайней мере после сей жизни ожидает лучшего жребия. К утешению всех страждущих, Иов торжественно исповедает сию веру в воздаяние в лучшем мире, после того как он в сильных чертах изобразил своё ужасное положение, в котором он оставлен друзьями и терпит от них насмешки.

454

Судьба нечестивого, которую Валдад изобразил в предыдущей главе, с очевидным намёком на судьбу Иова, должна была крайне оскорбить страждущего Иова. Впрочем, он направляет свой ответ не к одному Валдаду, потому что все речи друзей его основываются на той же мысли, что Иов наказан Богом за свои преступления.

455

Десять разов значит здесь, как и в других местах Писания, многократно. Ср. Лев. 26:26; Числ. 14:22; Зах 8:23; Лук. 15:8; 19:13.

456

Если я заблуждаюсь в суждении о причинах моих страданий, то оставьте несчастному то заблуждение, которое для него утешительно. Если мне принесёт вред это заблуждение, то оно для вас безвредно.

457

Если вы обличаете меня в заблуждении, то докажите, что я сделал постыдное преступление, за которое заслуживаю наказание от Бога.

458

Но нет! Вы никогда не докажете мне, что я виновен в преступлении. Моё бедствие не есть заслуженное наказание за грехи, но посещение Божие, которого причины мне неизвестны. Иов упоминает о сети, в ответ на изображение Валдада в 18:8. Нечестивый, утверждал Валдад, сам виновник своего бедствия; он идёт туда, где наставлены сети; он совершает преступления, которые влекут за собою несчастие. Нe я, отвечает Иов, виновник моего бедствия, но Бог. Если бы я пошёл, куда бы захотел, то всё бы запутался в Его сетях.

459

Если я и громко жалуюсь на несправедливость, оказанную мне, то этим не уменьшаются мои страдания. Бог теперь не обращает, по-видимому, внимания на мои вопли о спасении, на мои просьбы о засвидетельствовании моей невинности. Ср. Плач. 3:8; Aвв. 1:2.

460

Бог послал на меня несчастие, хотя я не заслужил его; напрасно вы советуете мне исправлением жизни освободиться от своего бедствия; мне невозможно избежать своего несчастия, как невозможно избежать тому, кто закладен в пещере, или кто должен бежать в тёмную ночь узким путём по крутым утёсам. Первый образ заимствован от человека, который убежал от своего врага в подземную пещеру, каких множество находится в Аравии и Палестине, куда не может следовать за ним враг; потому что не знает внутренности пещеры. Но преследующий враг может заложить камнями выход пещеры, и предать чрез это убежавшего голодной смерти.

Второй образ взят с того, что иной так бывает стеснён врагом, что может убежать от него только по крутым утёсам, тесною тропинкою. Если он захочет убежать в темную ночь, незаметно от врага, то будет в опасности оступиться и упасть в пропасть.

461

Бог взял у меня все, что могло служить мне к утешению: детей, имущество, здоровье, честь или звание истинного чтителя Божия и истинного друга добродетели. Ср. Пс. 7:6; 21:14; 49:17. Притч. 12:4 .

462

Как не может опять ожить дерево, которого корни кругом обрыты и обсечены, так и я не могу надеяться продолжения моей жизни и восстановления моего счастия.

463

Бог поступает со мною, как поступают с самым жестоким врагом, которого хотят истребить в яростном гневе Ср. гл. 13:24; 16:9 .

464

Несчастия, которые собрались над главою Иова, сравниваются с боевыми войсками, которые сильный враг вооружил против укреплённого шатра. Ср. гл. 6 , 4 .

465

Бог поставил меня в такие обстоятельства, что самые близкие, кровные друзья и родственники бегают моего общения и не оказывают мне никакой помощи.

466

По причине моей отвратительной болезни, бежит от меня моя домашняя прислуга и не признаёт меня более своим господином.

467

Мои рабы не уважают более моих приказаний и не удостаивают меня ответа, если даже я прошу их учтиво и усильно.

468

Если моя жена и мои дети и желали бы оказать нужную помощь мне, оставленному друзьями и родственниками, рабами и рабынями; то несносный смрад моего дыхания, следствие элефантиазиса, делает для них слишком тяжким исполнение их обязанности, и даже ласковые слова, которые я им говорю, и благодарность, которую высказываю за их услугу, нестерпимы для них по зловонию.

Дети, которых имел Иов от своей супруги, были погребены под крышею обрушившегося на них дома (гл. 1:19). Но в Патриархальное время, по особенным причинам, святые мужи иногда принимали на своё ложе рабынь своих жен, Как видно из истории Авраама и Иакова. Быт. 16:2; 30:3,9. О таких детях, рождённых от рабынь, идет и здесь речь, как перевели 70 толковников: лаская сынов подложниц моих.

469

Если я встаю, чтобы удалиться от детей рабов моих, то прежде нежели обращусь к ним спиною, они говорят друг другу на ухо презрительно о мне. Или: я встаю, чтобы погрозить им за дерзость, а они ругаются над моими угрозами.

470

И те, которых я удостаивал самой искренней своей доверенности, которые совершенно знают мою жизнь, мои цели и побуждения, отвращаются меня по причине отвратительного моего вида и несносного зловония.

471

Всё тело моё истомлено и сокрушено. Оно так изъедено болезнью, что осталась одна кожа, приросшая к костям. Губы мои до того иссохли, что не могут покрывать зубов, и у меня, как у мёртвеца, они выглядывают вместе с дёснами.

472

Жестокая судьбина, отяготевшая на мне, должна возбудить в вас сострадание, а не горькие упрёки; потому что истинные друзья принимают участие во всём, что ни случается с теми, с которыми они связаны были дружбою.

473

Если уже Бог довольно преследует меня; то ужели и вы хотите также преследовать меня и продолжать есть меня своими язвительными укоризнами? Ср. Пс. 26:2; Иер. 19:9; Мих 3:3; Зах. 11:9.

474

поелику Иов был сочтён своими друзьями за лицемера, преступника и богохульника: то он хочет теперь пред своими современниками и пред потомством торжественно исповедать свою веру в Бога, как праведного Судию человеков, Который по крайней мере в другом мире награждает добро и наказывает зло. Потому он желает, чтобы его исповедание веры было написано, как для всегдашнего удостоверения в его невинности, так и для утешения всех невинно страждущих.

475

Материалы, на которых писали в древнейшие времена, были, во-первых, листы некоторых растений, древесная кора, полотно и звериная кожа, которую свертывали и называли книгою, во-вторых, свинцовые доски, на которых вырезывали черты медным грифелем, в-третьих, камни, на которых высекали надписи, кои хотели передать позднейшему потомству. Архимандрит Порфирий видел на Синае множество таких, высеченных на камнях, надписей от древнейших времен. Другие путешественники говорят о целом ряде скал в каменистой Аравии, на которых находятся самые древние письмена и который посему называют исписанными горами.

Иов постепенно усиливает своё желание передать потомству исповедание своей веры. О, если бы можно было, хочет он сказать, записать это в книгу, или, поелику это не очень прочно, начертать на свинцовой доске, или, поелику и металлические доски не могут сопротивляться огню, вырезать это на скале, и таким образом сохранить на все времена!

Поелику гробы древних были в пещерах скал: то здесь должно разуметь ту скалу, где Иов (гл. 17:13) ожидал найти место своего успокоения.

476

Хотя друзья мои и почитают меня злодеем и хотя мне должно умереть, как извергу человечества, среди ужасных страданий, но меня утешает совершенная уверенность, что вечно жив Искупитель, Спаситель мой. Он придёт некогда, чтобы судить человечество. Глас Его всемогущества воззовёт к новой, лучшей жизни прах мой, истерзанный страданиями и истлевший в земле.

Сын Божий, воскресивший человека в своём теле, есть Виновник всеобщего нашего воскресения. Если Патриархи, со времени данного обетования всему человечеству (Быт. 3:15), возлагали своё упование на Него; то и Иов на краю гроба обращает радостный взор на то время, когда друзья добродетели. Божественною силою и благостью Искупителя, пробуждены будут к блаженной жизни в лучшем мире. Что Иов веровал в Искупителя падшего человечества и признавал в Нем истинного Бога, это видно из гл. 16:20,21; 17:3. Без веры в Спасителя Христа Иов не может быть и праведным, по учению Слова Божия о Ветхозаветных праведниках (Евр. 12 гл.)

477

После того, как сия кожа истлеет от сокрушительной болезни, после того, как всё тело моё разрушится в земле, я все же увижу Бога. По всемогуществу Его опять восстанет моё тело из гроба; и в этом лучшем духовном теле явлюсь я к Богу и войду в блаженное бессмертие. Видеть Бога значит удостоиться царства небесного, участвовать в вечном блаженстве и созерцать Господа. Мф. 5:8; 1Кор. 13:12 ; 1Ин. 3:2. При слове cие, как в 13:28, при слове – а это – должно подразумевать то, на что указывал Иов в своей речи перстом, т. е. его кости, или его тело.

478

Первый член этого стиха буквально на Еврейском читается так: я буду видеть его для меня, т. е. для вечной моей радости и блаженства. Моё собственное око – не око чужого тела, но око этого самого тела, в котором теперь живёт душа моя, увидит Бога. Иов очень определенно выражает свою веру в будущее воскресение и прославление тела, в котором он так много страдал. В предыдущем стихе он сказал: из моего тела или плоти, здесь он присовокупляет: я, именно я, и потом: очи мои, и опять: не чужие, так что нельзя не думать, что и тогда уже были люди, которые, как после Саддукеи, отвергали воскресение мёртвых, и Иов хочет опровергнуть их безотрадное учение. О, как пламенно ожидаю я того счастливого времени, когда в прославленном теле явлюсь пред Богом!

Приведенное здесь объяснение стихов 23–27 заимствовано большею частью из Св. Отцев, которые разумели это место (О будущем воскресении мёртвых. Если смысл 70-ти обоюден, то перевод Иеронима, Вулгата, перевод Сирский и Арабский говорит в защиту сего объяснения. Если и ныне некоторые, впрочем очень посредственные знатоки Еврейского языка, толкуют слова Иова так, что будто он ещё в сей жизни чаял возвращения счастия, то они не только делают крайнее насилие словам, но заставляют Иова в своей исповеди, которую он хотел передать потомству, противоречит всем прежним его речам, и притом в самом главном; потому что о том и спор возник между Иовом и его друзьями, что друзья утешали его надеждою, что Бог не оставит его, как праведника, что он опять выздоровеет и опять будет счастлив, a Иов отвергал это утешение, как бессмысленное пустословие. Если же бы Иов теперь обещал себе тоже, что обещали ему друзья: то весь спор мог бы прекратиться; Иов по крайней мере отказался бы от прежних своих слов и оправдал бы Елифаза. Но в предложенном здесь исповедании Иова нe видно отречения от прежних слов.

Экзегетические основания предложенного нам объяснения суть следующие: 1) Великая торжественность, с которою Иов произносит своё исповедание, показывает уже, что он намерен предложить нечто важное, и как для современников, так и для потомства утешительное; потому что так торжественно, как в этом отделении, Иов никогда ещё не говорил. Сия торжественность не соответствовала бы десять раз повторяемой мысли друзей его, что Бог возвратит ему его здоровье и его прежнее благополучие. 2) Из всего хода бесед видно, что Иов в своих ответах должен был противопоставить своим горьким утешителям нечто важное; но этого бы не было, если бы он говорил о своём выздоровлении. 3) Надежду на продолжительную жизнь Иов вовсе оставил и с уверенностью ожидал близкой смерти. См. гл. 7:7,21; 16:22; 17:1,15,16; 30:23. Ужели же с такою торжественностью он ныне признал основательным и верным всё то, что называл неоднократно глупым?

Впрочем, при этом может показаться непонятным: а) Почему утешительная мысль Иова, что после сей бедственной жизни он опять восстанет к блаженной жизни, при многих других повторениях, встречается у него только один раз; и ещё непонятнее, что ни один из друзей Иова не привязывается к этой мысли в сильном споре и не опровергает её. б) Во всём Новом Завете, где так часто говорится о воскресении мёртвых, не упоминается об этом месте, в) Афинагор, который написал целое сочинение о воскресении, и Ириней собирают все тексты Писания для доказательства христианского учения о воскресении мёртвых, но совершенно умалчивают о сем месте, которое, по-нашему объяснению, представляло бы сей догмат в ясном свете, г) Златоуст (Бесед. 33, на Мф. и писм. к Олимпиаде) говорит ясно, что Иов не сознавал воскресения; д) Иудейские толковники не доказывали из этого места своего мнения о воскресении мёртвых, но ограничивали надежду Иова восстановлением его здоровья и его земного благоденствия. Но а) нельзя не видеть, что теперь Иов с особенною благодатною живостью ощутил силу грядущего века, и потому выражает с одушевлением мысль о воскресении, которою он был проникнут. Такое духовное состояние, повторяющееся и у праведников самого Нового Завета не часто, обнаружилось в Ветхозаветном праведнике только однажды в продолжении собеседования его с друзьями, оставшись для них, в жару их спора, по-видимому, едва примеченною тайною, б) В Новом Завете много и других знаменательных текстов Ветхозаветных не приведено, в ) Ириней и Афинагор, собирая тексты о воскресении, всё же собрали их не все до одного, г) Слова св. Златоуста, по общему соображению учения его о Ветхозаветных верованиях, означают не более, как то, что Иов не так ясно и полно или отчетливо разумел истину будущего воскресения, как разумеет это Новозаветная Вера, д) Иудейские толкователи или (как и Ириней и Афинагор) потому могли не доказывать из сего места мысли о воскресении, что такой смысл сего места, в кн. Иова, немало закрывается господствующим в сем праведнике безнадёжием относительно будущей земной его участи.

479

В том лучшем мире откроется причина моих страданий и моя невинность. Тогда устыдитесь вы, что преследовали невинного и горькими упрёками уязвляли страждущего. Ср. Прем. 5:1–5 .

480

Так страшитесь же мстительного меча Божия, который висит над вашими головами; бойтесь карающего суда Божия, который должен защитить преследуемую невинность и отмстить за неё мучителям. Хотя доселе ещё не наказано ваше злодеяние и ваша несправедливость ко мне; но наказание ваше не навсегда отложено: ибо все мы ожидаем суда, на котором невинность друга добродетели восторжествует над своими клеветниками и несправедливости воздастся заслуженное наказание.

481

Софар говорил уже один раз в 11– й гл., теперь он произносит последнюю беседу. В сущности Софар не говорит ничего нового, но повторяет, только в других картинах, ту же мысль, что за добродетелью следует временное счастие, а за пороком временное бедствие; и когда беззакониик, по-видимому, достигает высшей степени своего счастия, тогда он нечаянно низвергается и пожинает то, что посеял – смерть и погибель.

482

Чем более я раздражен, тем твёрже моё намерение отражать Иова своим рассуждением.

483

Итак, ты отвергаешь с обидными упрёками мой совет, чтобы ты освободился от своего несчастия исправлением жизни и покаянием (Гл .11:13­–19).

484

Нечестивый может быть богат и силён; не смотря на то он так истребится, что не останется и следа его. Бог сметёт его, как сметают кал. Ср. 3Цар. 16:10, где употреблено тоже выражение о роде Иеровоама, осуждённом на истребление.

485

Нечестивый внезапно изгоняется с земли, и не возвращается в своё прежнее жилище. Ср. гл. 7:10; 8:18.

486

Дети злодея должны нести наказание за несправедливость их отца, если над ним самим не разразилось мщение. Ибо Бог так устрояет, что потомки его впадают в бедственные обстоятельства и молят о помиловании и помощи тех бедных, которые были ограблены и угнетены их отцем.

487

Тайные преступления, которые совершил лицемер, проникают, как смертельный яд, кости его, сокрушают мозг, так что они начинают гнить и как бы ложатся с ним во гроб, чтобы терзать его в том мире. Хотя беззаконник и представляется в своей роскошной жизни по внешности крепким и здоровым; но грех, как скрытый яд, сокрушает мозг его в самой внутренности. Наконец эта ядовитая, болезненная сила тайных преступлений, истощающих жизнь беззаконника, убивает его: и вот тело его, опущенное в землю, превращается в ничто, так же, как уничтожаются и его порочные предположения.

В этом стихе заключается намёк на болезнь Иова; ибо в елефантиазисе гниют кости. См, замеч. на гл. 19:20. Он относится так же, как противоположение, к гл. 19:26, где Иов выражает свою веру в истину воскресения мёртвых.

488

Образ заимствован от обманчивой пищи. Сначала она имеет приятный вкус, и сластолюбец долго держит её во рту под своим языком, но после, когда примет, как яд выплёвывает её, и что сначала доставляло ему великое удовольствие, то теперь служит к его гибели. Вот что значат для злодея блага его счастия!

489

Грех и неправда представляются под образом вкусной и сладкой пищи. Кто взял в рот сладкий кусок, тот не выбрасывает его, но долго жует и крепко держит его во рту, дабы долее вкушать сладость его и ощущать приятное щекотание. Так и злодей не хочет оставить неправедных богатств и возвратить их тому, кому принадлежат они, но наслаждается ими дотоле, доколе может.

490

Сколь приятна была греховная пища во рту, столько же горька будет после вкушения. Следствия греха, которые сначала казались столь выгодными, ужасны, и их замечают обыкновенно уже тогда, когда нельзя отвратить их. С наслаждением вкушают сладкую пищу; но скрытый в ней яд отравляет кровь и соки, и причиняет смерть, ничем неотвратимую.

491

Бог заставляет злодея выплюнуть сладкую пищу, возвратить неправедно приобретенное богатство.

492

Думая всасывать сладкий сок, он всасывает смертельный яд; под собранными им богатствами скрыта опасная ехидна, которая наносит ему смертельную рану. Ср. Втор. 32:33, где смертоносный яд также назван пеною аспидов. Когда ехидна уязвит кого жалом, то в рану вливает яд из пузырька, находящегося у ней под языком; от чего рана делается смертельною. Посему и сказано здесь: язык ехидны убивает его.

Смысл такой: злодей умирает среди мучений совести, которые производят совершенные им несправедливости и преступления.

493

Напрасно надеется хищник долго наслаждаться своим земным счастием и оставаться в плодоносной земле. Источники, или реки меда и молока представляются здесь, как и во многих других местах Писания, символами величайшего обилия благ земных, особенно средств к пропитанию, и означают великое благосостояние. Ср. ниже гл , 29:6 ; Исх . 3:8 ; 43:5 ; 33:3 ; Втор. 31:20 и т. д.

494

Бог не попустит беззаконнику пользоваться тем, что он приобрел насилием, или получил обманом в торговле. Ранняя смерть прекращает его счастие, и его блага поступают во власть других.

70 переводят так: тщетно и напрасно старается он собрать сокровища, которыми не может наслаждаться. Они тоже для него, что жёсткая пища, которую нельзя ни сжевать, ни проглотить.

495

С этого стиха нечестивый изображается ненасытным грабителем, который вырывает изо рта бедного последний кусок хлеба и оставляет его истаевать от голода, который выгоняет спокойных соседей из мирных хижин и присвояет их себе.

496

Нечестивый притеснитель никогда не насыщался грабительством и хищением; он всегда чувствовал новую жажду к чужому добру, и что понравилось ему, то не могло избегнуть когтей его.

497

Непостоянство его счастия и преждевременная смерть его суть следствие и наказание за его преступления.

498

Бог, по-видимому, исполняет желания злодея и попускает ему достигать высшей степени земного благосостояния, прежде нежели накажет его несчастием. Но тогда уже устремляются на него, подобно как на Иова, со всех сторон бедствия.

499

Бог жаром Своего гнева наполнит чрево нечестивого, которое не могло насытиться неправедным добром; Он одождит на него, как на Содом, огнь и жупел, повелит им проникнуть в его внутренность и потребить её.

500

Злодей не может избежать своего несчастия. Если он думает убежать от одного врага, то встречается с другим; если уйдет от меча, то пронзает его стрела, пущенная из лука.

Иов жаловался (гл. 19:6), что Бог окружил его сетию и так опутал его в ней, что ему нельзя уйти от своего несчастия. Конечно, отвечает Софар посредством другого образа, конечно нечестивый не может избежать погибели, если он созрёл для неё. Он окружен врагами и должен отдаться в руки того или другого; потому что Бог уже отдал его врагам его.

501

Если ранят нечестивого, то рана его неизлечима. Стрела несчастия, которою он поражен, проникает в его тело, проходит чрез печень, и за стрелою из раны начинает выходить желчь. Он, исполненный страха и тоски, должен умереть от этой раны.

Тот же образ, который употреблён Иовом в гл. 16:13 о себе, Софар прилагает здесь к злодею, осуждённому на смерть, и чрез это показывает в страждущем Иове такого же злодея.

502

Величайшая тьма, величайшее несчастие распростирается в его кладовых. В сокровищах, неправедно собранных нечестивым, уже сокрыто его бедствие. Внезапно возникает оно оттуда и сокрушает его со всем, что он имеет.

Никем не зажигаемый огонь пожирает его. Не нужно зажигателей, чтобы сжечь его дом. Огонь, который является неожиданно, так что не знают, откуда приходит он, или молния, которую зажигает один Бог, истребит его и дом его. Ср. гл. 15:34 .

Истребляется тот, кто остаётся в шатре его. Всё семейство нечестивого сожигается вместе с ним от молнии.

503

Если ни один обвинитель не смеет восстать против сильного притеснителя, то небо и земля, бывшие свидетелями его преступлений, восстанут на него и сговорятся на его погибель. Софар вероятно метит здесь на слова Иова (гл. 16:18,19): не скрой, земля, крови моей. Свидетель мой там – на небесах.

504

Из этой картины ты видишь теперь, чего можешь надеяться от Бога, и как мало можешь уповать на Него, если не исправишься. Противное сему в гл. 19:25–27.

505

Иов отказывается искать утешения в таких друзьях, и желает только, чтоб они не укоряли его за те жалобы, которыми он хочет облегчить своё угнетённое сердце, а молчали бы, смотря на его страдания (2–5 ст) Напрасно утверждают друзья его, что счастие грешника непостоянно; опыт противоречит им: потому что много грешников богатых, сильных, многочадных, свободных от всех неприятностей, доживших до старости и умирающих без скорбей, хотя они и оскорбляли Бога (6–18 ст). Нa это нельзя отвечать, что такие злодеи накажутся в своих потомках; потому что после смерти не заботятся о своём оставленном семействе; злодей должен быть наказан в своём собственном лице (19–21 ст). Иов остаётся при той мысли, что Бог по мудрым, но нам не известным целям попускает одному человеку умереть в счастии, а другому в несчастии, как бы не обращая, по-видимому, внимания на их нравственную жизнь (22–26). Напрасно думают друзья его, что он тайный преступник и страдает за свои грехи. Это истина общеизвестная, что злодей часто избегает земных страданий, спокойно умирает и с честию погребается (27–33 ст). Итак, настоящая жизнь не может служить разрешением загадки о разделе счастия и несчастия, и утешение, которое хотели доставить ему друзья его, основывается на очевидном заблуждении (ст. 34).

506

Не желаю от вас другого утешения, кроме того, чтобы вы замолчали и внимательно вслушались в мои жалобы.

507

Дайте мне только привести доказательство, что от несчастия нельзя делать заключения к пороку и от счастия к добродетели; тогда предлагай, Софар, опять такой же насмешливый ответ, каков был прежний, в котором ты хотел на картине наказанного грешника изобразить мою виновность.

508

Моя жалоба направлена не к человек у, но к Богу; я желал от Него, а не от вас, засвидетельствования невинности моих страданий; и если бы я жаловался человеку, то наверное, никто не оскорбился бы моими жалобами. Кто не вовсе лишён человеческого чувства, тот не будет осмеивать жалоб такого страдальца, как я, и не станет осуждать его за нетерпение.

509

Представьте великость моего бедствия и изумитесь жестокости, с которою Бог преследует невинного. Но удержитесь – судить о нравственной моей жизни и разглагольствовать о причинах моего бедствия.

510

Если я вспомню о собственном моем бедствии, которого я не заслужил, никаким злодеянием, и о счастии нечестивых, которые заслужили величайшее бедствие; то ужас объемлет меня, и я нахожу пути промысла непроницаемыми для человеческого ума.

511

Если правда то, что вы так часто утверждали, что в сей жизни Бог всегда наказывает нечестивых несчастиями, и благочестивых награждаете благоденствием; то отчего происходит, что мы ежедневно видим неправедных, у которых всё идёт хорошо, и которых счастие возрастает с каждым днём, до самого конца их жизни?

512

Всё исполняется по желанию не только самих нечестивцев, но и детей их, вместо того, чтобы им, как утверждал Софар (гл. 20, 10), быть в бедственных обстоятельствах.

513

Их счастие не возмущается ни одним бедственным случаем; Бог не посещает их страданиями, которые посылает на других людей.

514

Стада их увеличиваются, и богатство их возрастает. Иов и друзья его были пастушеские князья, которых богатство состояло в многочисленных стадах (см. гл. 1:3). Потому образы, в которых представляется богатство и сила нечестивых, заимствуются от пастушеской жизни.

515

У них много здоровых и крепких детей. Многочисленное семейство принадлежит к богатству и счастию сильного.

516

Их жизнь приятно проходит среди постоянных удовольствий и радостных праздников. Житель востока, особенно Аравийский эмир, оживляет свои пиршества и домашние праздники музыкою.

517

После долгой жизни, которая не была возмущена никаким несчастием, нечестивые умирают скорою и тихою смертию, не борясь с болезненными страданиям.

518

И эти злодеи были открытые презрители Бога, которые нисколько не хотели повиноваться Его Святой воле, но следовали единственно своим похотям.

519

Они, наслаждаясь счастием, смеялись над Божеством, и почитали бесполезным служение Ему и молитву. Они приписывали своё счастие себе самим и отвергали всеуправляющий Промысл. Подобные слова высокомерного нечестия см. в Притч. 30:9.

520

Слова: да удалится от меня образ мыслей людей беззаконных, выражают негодование праведного Иова против нечестивых счастливцев, забывающих вечного Благодетеля своего среди неисчислимых благодеяний Его, вкушаемых ими, и указывают на постоянство его благоговейной преданности воле Божией.

521

Как редки примеры злодеев, у которых преждевременно отнимает Бог земное их счастие и которым достается горький жребий в сем мире! Это говорит Иов, имея особенно в виду выражение Валдада в 18:15.

Погашение светильника значит прекращение счастия.

Редко на порочных падает печальный жребий; карающая рука Божия редко касается их в сей жизни.

522

В урок другим, надобно бы стирать с земли нечестивых с детьми их, имуществом, как ветр сметает и истребляет солому и высевки. Образ заимствован от соломы и плевы, которая в молотьбе отделяется от зерна и разбивается на мелкие части. Ветер поднимает и уносит их в места отдалённые, где они вовсе пропадают.

523

Иов отражает новое возражение. Его друзья могли сказать: если беззаконник не наказывается земным несчастием в собственном своём лице; то Бог бережёт наказания для его потомков. Несчастие, которое заслужил отец, падёт на детей.

Иов отвечает на это возражение: надобно бы наказать самого грешника за его неправду, и дать ему в нём самом почувствовать гнев Божий. Как может быть наказанием для него то, что постигает его потомков? Худые люди нимало не пекутся после смерти о своих сиротствующих детях.

524

Он, нечестивый отец, согрешил; потому он и должен быть наказан. Он сам должен пить из чаши гнева Божия.

525

Что за дело злодею до того, как живут дети его после его смерти?

526

Но, говоря это, я не дерзаю учить Бога, как Ему править миром и по каким правилам разделять счастие и несчастие. Как учить Того, Который мудро правит существами высшими и судит правильно и нелицеприятно совершеннейших духов? Ужели близорукий человек мудрее Бога?

527

Я говорю только то, что счастие и несчастие разделяется между земными обитателями, по непостижимым для нас законам, не всегда так, как вы утверждаете. Нередко Бог попускает одному до самой смерти быть счастливым, а другому до конца жизни несчастным, без всякого, по-видимому, внимания к добродетели или пороку.

528

Он наслаждается в продолжении всей жизни прочным здоровьем и блестящим счастием. Он имеет изобилие во всём, что может услаждать жизнь.

Тело счастливого и здорового человека сравнивается с почвою поля, которое не высыхает, но роскошно и плодотворно орошается водою.

529

С другой стороны можно видеть людей, которые никогда не вкушали на земле добра, но проводили свои дни в трудах, болезнях и печали, и умирают с сердцем, исполненным забот о плачевном жребии своего семейства, оставленного в крайней бедности. Это люди большею частию верные добродетели и не виновные в преступлениях.

530

В могиле сравниваются оба – злодей, умирающий в счастии, и друг добродетели, умирающий в несчастии. Оба покрываются тлением и червями; оба гниют– и по их телам нельзя видеть, кто из них в сем мире был благочестив или нечестив, счастлив или несчастлив.

Выражение: покрыть – приличествуете мёртвым телам в Палестине и Аравии. Там они были погребаемы без гроба. Потому и прорицает Исаия о могиле гордого тирана: гниль – твоя перина, черви – твоё покрывало. Ис. 14:11.

Сила слов Иова состоит в следующем: когда человек, без высшего откровения, судит о других только по видимости, по тому, что подлежит его чувствам; то как он может по счастию или несчастию заключать к благочестию или нечестию своего ближнего?

531

Я знаю, как вы судите об этом предмете. Вы почитаете меня тайным преступником потому, что я несчастлив. Вы остаётесь при том предрассудке, что преступник тот, кого постигают необычайные бедствия, и не верите опыту, который доказывает противное.

532

Вы спрашиваете, где дом благородного, добродетельного князя, который, по твоему мнению (ст. 25) , умирает в бедствии? И где шатёр, обитаемый преступниками, которые, по твоему замечанию (ст. 23:24), живут и умирают в полном счастии?

533

Спросите, кого хотите, если не верите моему опыту; спросите путешественников, людей беспристрастных, не принимающих никакого участия в нашем споре. Они назовут вам множество гробниц, в пустынях ими проходимых, гробниц, в которых мирно покоятся ненаказанные злодеи и которые доселе служат путевыми указаниями для путешествующих.

По недостатку в дорогах, путешествующие по Аравийским пустыням направляют путь по известным знакам, например, по могильному холму, по великому надгробному камню, по скале, изрезанной надписью и т. д. И здесь идет речь о таких могильных холмах, о гробовых камнях, или о памятниках над умершими.

534

В сих стихах (30–33) содержится ответ путников. Они говорят: мы видели много могил злодеев, которые умерли в счастии, были великолепно погребены и живут ещё в потомстве своею славою, не пожав злых плодов своих преступлений.

Злодей избежал дня бедственного, спасся от дня гнева. Он умер ранее, нежели мог быть наказан от Бога каким-либо бедствием. Он сошел во гроб, не пострадав в сем мире ничего за свои преступления.

535

В продолжении жизни злодей был слишком силен, чтобы кто-либо решился представить ему в лице неправду его и наказать его за преступления.

536

Злодей не наказывается и поносною смертию. После смерти он чтим бывает великолепным погребением и драгоценным памятником, воздвигаемым на его могиле, в котором продолжает жить его память. Во многих местах Писания есть указания на обычай увековечивать память знаменитых людей надгробными памятниками. См. Быт. 35:20; 1Цар. 10:2; 4Цар. 23:17; 1 Макк. 13:27. Ср. Флав. Иосифа Иуд. древ. кн. 2 , гл.6.

537

Он тихо покоится под своим могильным холмом; а подле холма струится по кремням ручей, своим журчанием как бы беседующий с мёртвецом. За собою влечёт он всех человеков и пред собою без числа. поелику нечестивый умирает среди полного счастия, и Бог не наказывает его в сем мире; то многие сочувствуют его нечестивым правилам, так как ненаказанность порока издавна служит побуждением к беззаконной жизни. Ср. Пс . 72:10.

Или: пред его смертным ложем и позади его ложа, на котором несли его в могилу, видели множество знаменитых людей, которые сопровождали торжественное шествие и воздали ему последнюю честь.

538

Когда вы утешаете меня тою мыслию, что благочестивый опять будет счастлив на земле; то ваше утешение суетно и ничтожно; потому что много друзей добродетели умирает в самой глубокой бедности. Когда в ответах своих упорно защищаете то, что будто только злодей может лишиться своего земного благоденствия и умереть в несчастии; то вы коварно нападаете па мою добродетель, приписываете мне тайные преступления и оказываете мне великую несправедливость.

539

С этой главы начинается третье отделение книги Иова и простирается до 31-й главы. Елифаз говорит в последний раз, но с самою крайнею жестокостью и горечью. Заметив, что человеческая добродетель не имеет никакой цены пред Богом, и что Бог ни с кем не входит в объяснение о мироправлении, он изображает Иова величайшим грешником, который наказывается от Бога за свои преступления (2–12 ст). Иов, по его словам, будто отвергает даже Божественное Провидение, подобно знаменитым преступникам допотопного мира, которые были наказаны от Бога внезапным истреблением (ст. 13–20). Потому Иову надобно исправиться, если он хочет освободиться от своей бедности (21–30).

540

Добродетель и благочестие приносит пользу не Богу, но тому, кто имеет добродетель.

541

Блаженство Всевышнего не увеличится от твоей добродетельной жизни. Ты сам получаешь пользу от того, что ты благочестив и честен. Исполняя свои обязанности, ты устрояешь только собственное своё блаженство.

542

Ужели Бог, по твоему желанию, явится на суд с тобою и станет защищать своё обращение с тобою, как будто Он должен бояться потерять в тебе чтителя и поклонника? Твоё почитание и поклонение ничего не может прибавить к блаженству Бога, и если ты не захочешь служить Ему, то не Он, а ты получаешь от сего вред.

543

Знай впрочем, что Бог не несправедливо поступает, когда попускает страдать тебе. Ты пожинаешь то, чего заслуживают твои преступления. Если бы ты не был грубым злодеем, то Бог не послал бы на тебя таких необыкновенных страданий.

544

Ты был так жесток, что брал в залог бедное одеяние со своих худо прикрытых должников, которым давал в долг деньги. Бедный житель востока не имеет другого покрова, кроме верхней одежды, большого, четвероугольного куска сукна, в который он закутывается в холодную ночь и спит на голой земле.

Теперь если богач, который покоится на мягких перинах под драгоценным покрывалом, возьмёт у бедного в залог верхнюю его одежду; то сему последнему нечем будет защититься от холода и сырости, и он должен потерять здоровье. Только бесчеловечный может дозволить себе такую жестокость, и таким-то бесчеловечным представляется здесь Иов. Моисей особенным законом старался остановить такие ужасные поступки между Израильтянами. Исх. 22:26.

545

Кто в Аравии, столь бедной источниками, отказывается напоить утомлённого путника, и, принадлежа к народу, почитающему гостеприимство за одну из священнейших обязанностей, не предлагает трапезы алчущему путешественнику, тот делает самое грубое преступление. Сравни с сим изображением благодетельное гостеприимство Авраама. Быт. 18:1–8.

546

Если ты разбирал спорное дело о собственности части земли или поля; то ты, как князь и судия, всегда отдавал её сильному и знаменитому владетелю, не уважая права и справедливости.

547

Если вдовы являлись на суд, жаловались на претерпенную несправедливость, и требовали своей собственности от притеснителей; то ты прогонял их из судилища без удовлетворения; отказывал им в справедливости, и пристрастным решением совершенно разорял оставленных сирот, вместо того, чтобы защитить их от насилия и несправедливости. Против сего особенно ревнует закон Моисеев. См. Исх. 22:22; 23:24; Лев. 19:13; Втор. 24:17,19; 27:19 .

548

Сии преступления были дли тебя сетями, в которых ты, гонимый ужасом, запутался и пойман. Итак, не Бог, как ты утверждаешь (гл. 19:6), опутал тебя сетью; не Бог виновник несчастия и погибели твоей; ты сам навлёк их на себя своими преступлениями.

549

Неужели ты, ослеплённый гордостью и высокомерием, не видел прежде мрачной бури и яростного прилива воды, скопившейся над тобой? Разве ты не заметил среди твоего благополучия, что твои несправедливости и жестокости влекут на тебя страшное бедствие?

Несчастия, внезапно постигшие Иова, сравниваются с сильною бурею, во время которой небо скрывается во мраке и ниспадает проливной дождь.

70 читали – ор – свет вместо – оили. По этому чтению первая половина стиха должна читаться так: свет, то есть счастие твоё, превратился в тьму, так , что ты ничего не можешь видеть, чтобы помочь себе.

550

Но может быть ты думаешь сам с собою: «если я и сделал такие преступления; то Бог, Который ничего не знает о них, не наказал бы меня за дела мои; ибо Он царствует на небе, и слишком далеко от меня, чтобы видеть, что я делаю здесь на земле; посему я не могу почитать своих страданий наказанием за совершенные мною преступления».

Бог изображается здесь, как царь неба, Которого престол так возвышен, что самые высокие звёзды лежат глубоко под Его стонами.

551

Итак, если Бог восседает на всевышнем небе; если земля отделена от неба тёмными облаками, то как Бог может видеть неправду, совершаемую на земле и наказывать её, как Судия?

552

Бог ничего не видит, что происходить на земле; Его внимательность ограничивается кругом неба, на котором Он восседает.

Поелику Иов не хочет почитать своих страданий наказаниями за свои преступления, то Елифаз догадывается, что Иов отвергает Провидение и принадлежит к тем суемудрым философам, которые утверждают, что Бог слишком высок, чтобы взирать на низкую, закрытую густыми облаками землю, и заботиться о человеческих поступках, как малостях. В Псалмах представляются нечестивцы, проникнутые такими же мыслями. См. Пс. 72:11; 93:3,7 .

553

Если ты держишься таких мыслей, то ты одинаково думаешь с древними презрителями Веры, с теми преступниками, которые внезапно истреблены были потопом, с нечестивыми современниками Ноя, которые почитали за шутку предсказание праведника об истреблении их.

554

Современники Ноя нашли неожиданную смерть в быстро разлившейся вокруг них воде, так что им не возможно было избегнуть постигшего их бедствия. Подобным образом погибли другие презрители Бога, жители Содома. Долина Сиддим, где стояли города Содом и Гоморра, Адама и Цевоим, лежала на подземной массе горючего вещества. Когда от сильной молнии и серного дождя загорелись города и почва, в которой, кроме многих нефтяных колодцев, находилось множество смолы, серы, селитры и других горючих веществ, тогда расселась земля, на которой стояли сии города; они погрузились в бездну, и на их место выступила вода Иордана, в которой растворилась земля, напитанная солёными веществами. Так место или бездна, на которой стояли жилища Содомлян, стала водою разлившеюся.

555

Сей стих есть повторение того, что сказал Иов в 21:14, о презрителях Бога, которые жили счастливо и умерли без скорби. Приложение к злодеям, истреблённым от Бога среди наслаждений и радостей, должно, по мнению Елифаза, служить опровержением мыслей Иова. Содомляне не хотели ничего слышать о Боге; они не почитали Его, как благодетеля, и не боялись Его, как Судии. Так описывает их и Моисей. Быт. 18:20; 19:9

556

Бог дал в жилище Содомлянам плодовитую долину Сиддим, которая была земным раем, благословил поля их и наполнил сокровищами дома их (ср. Быт. 13:10) .

Сохрани меня Бог от таких богохульных мыслей! Опять повторение слов Иова (гл. 21:16) в ироническом тоне. Елифаз хочет сказать: когда я защищаю против тебя Провидение и карающую правду Божию, которую ты отвергаешь, то я могу сказать поистине, я гнушаюсь образом мыслей ругателей, которые восстают на Божество.

557

Истинные чтители Божии, друзья добродетели с радостью видели погибель Содомлян, от которых они часто должны были терпеть оскорбления; они смеялись над обманутой надеждой сих злодеев, которые мечтали при своих мерзостях наслаждаться продолжительным счастием. Ср. 2Пет. 2:7,8 , с Быт. 19:9.

Что Елифаз говорит о праведниках, радующихся погибели грешных, то принадлежит низшей степени духовного состояния ветхозаветных праведников сравнительно с новозаветными. Христианин не должен радоваться погибели грешника, тем менее не должен смеяться над несчастным, если он и навлёк на себя несчастие своею виною. Он должен, подобно Спасителю, проливать слезы сострадания о несчастии грешников, молиться об их спасении и скорбеть о их погибели.

558

Этот стих заключает в себе слова праведников, которые радовались погибели врагов своих. Богатство Содомлян сделалось добычею пламени во время горения земли, произведённого сильными молниями, от которых ничто не могло спастись.

559

Если ты хочешь избежать погибели, которою наказываются дерзкие презрители Божества: то покайся в своих преступлениях, примирись с Богом и проводи беспорочную жизнь. Чрез это ты отвратишь от себя своё несчастие и снова достигнешь прежнего благополучия.

560

Покорись воле Божией, которую Бог открыл отцам нашим, и исполняй верно заповеди, которые они получили от Него. Из сего места видно, что не только Израильтяне, происшедшие от Иакова, но и другие народы верили в высшее Откровение, которое Бог сообщал праотцам прежде и после потопа.

561

поелику Иов представляется, в 6–9 ст, как неправедный князь, как притеснитель и хищник; то он должен, если подлинно хочет обратиться на путь добра, возвратить неправедное имущество и отвратить причинённый ближним вред. Ср. гл . 11:14, где Софар даёт такой же совет Иову.

562

Презри богатство и не позволяй корыстолюбию, которое довело тебя до таких несправедливостей, владычествовать над тобою. Умеряй свою привязанность к земным благам, не будь рабом низкого своекорыстия.

563

Величайшим твоим сокровищем будет Сам Бог. Его одобрение должно быть для тебя драгоценнее самого чистого золота, в сознание своей невинности пред Богом ты должен предпочитать самому лучшему серебру. Ты должен быть уверен, что серебро и золото никого не делает счастливым, но что только искренний чтитель Бога, от которого нисходит всякое несчастие, может быть истинно счастливым.

Золото и серебро называется отличным, если природа производит его в чистом виде и оно не смешано с посторонними частицами.

564

Радость о Боге расширит твоё сердце более, нежели радость о неправедно приобретённых благах, и радостный, рождающийся от чистой совести, взор к Богу более доставит тебе наслаждения, нежели взор на неизмеримые сокровища.

Вторая половина сего стиха есть повторение мысли, которую полнее выразил Софар в гл. 11:15, в словах: тогда ты поднимешь незапятнанное лице твоё.

565

Бог услышит молитву твою о временном благополучии и исполнит желания, которые ты предлагаешь Ему. Вторая половина сего стиха имеет одно значение с первою. Если чего-нибудь особенного просят у Бога в молитве, то дают обет. Если молитва услышана, или желание молящегося исполнено, то обет исполнялся, или жертва обещанная приносилась.

566

После твоего обращения всё пойдёт по твоему желанию. поелику ты был горд пред Творцом своим и несправедлив к собратьям; то Бог попустил, чтобы солнце счастия зашло для тебя. Солнце счастия снова будет освещать путь твой, если ты смиришься пред Богом и загладишь несправедливость, оказанную твоим ближним.

567

Бог поможет и нечестивому, когда сей смиряется пред Ним: Он освобождает его от бедности, в которую низвергли его грехи его, и опять возвышает его.

568

Множество совершённых тобою преступлений (ст. 5) не должно лишать тебя надежды. Благость Божия беспредельна. Бог освобождает от бедствия даже виновных, которые навлекли оное на себя своими грехами, и возвращает им прежнее их счастие, если они очистят руки, запятнанные неправедным достоянием, и исправятся.

569

Иов в своих ответах повторяет ту же мысль, что он страдает невинно. Он скорбит особенно потому, что друзья его за его жалобы, которые исторгает у него тяжкая болезнь, почитают его мятежником против мироправления Божия, и он ничего столько не желает, как представить своё дело пред престол Божий (2–7ст). Но где ему найти Бога? Бог не является видимо, чтоб принимать от человека объяснения (8–12 ст). Он может, по неисследимым советам премудрости Своей, послать на него ещё мучительнейшие страдания (13–17 ст). Но сколько совершается преступлений на земле и Бог не наказывает их (24:1–17)! Величайшие злодеи живут счастливо и умирают спокойно, когда вся природа должна бы восстать против них и уничтожить их (18–25).

570

Вы всё ещё почитаете мои воздыхания о жестокости моей судьбы за восстание против Бога, и думаете, что я обвиняю Его в несправедливости, потому что Он попускает мне невинно страдать. Великость болезни, которою я мучусь, невольно исторгает у меня самые горькие жалобы о печальном жребии, который я так мало заслужил.

571

Стихи 3–7 имеют тесную связь между собою и заключают следующий смысл: о, если бы я мог явиться пред престолом, на котором сидит Бог! Я представил бы Ему доказательства моей невинности; я верю Его правосудию, верю, что Он не будет унижать меня Своим всемогуществом, но выслушает меня беспристрастно. Из судебного приговора Его видно будет, что я честный, беспорочный человек.

572

Я наполню уста мои доказательствами моей невинности, я докажу неоспоримо, что я невинный преступник.

573

Тогда я узнал бы истинные причины своих ужасных страданий; ибо они происходят не от тайных злодеяний, в которых вы обвиняете меня так немилосердно и которых я никогда не совершал.

574

Как праведный Судия, Бог не поразит и не сокрушит меня Своим всемогуществом; Он внимательно выслушает мои жалобы и доказательства, и милостиво воздаст мне по правде Своей.

575

Бог Сам объявит, что я честный, добродетельный человек, что мои жалобы на ваши умствования основательны, и что я не заслужил страданий, посланных на меня, какими-либо особенными преступлениями. Приговор всеведущего Бога навсегда освободит меня от тех упрёков, которыми вы так безжалостно мучите меня.

576

Но не на этой земле Бог восседает, чтобы открывать Себя достойным творениям.

577

Когда открыто будет исследована жизнь моя: то не сомневаюсь, что чистота жизни моей останется незапятнанною. Золото выходить чистым из плавильни; так и я явлюсь чистым, непорочным после испытания, которому буду подвергнуть.

578

Я никогда не оставлял путь добродетели, указанный мне Богом, и никогда не нарушал моих обязанностей.

579

Закон, начертанный Богом человечеству в уме и Откровении (гл. 22:22), был всегда правилом моей жизни; и его наставления я почитал драгоценным сокровищем, которое стоит самого заботливого сохранения. Я носил его всегда в сердце своём, в мыслях своих и никогда не терял его из вида.

580

Но Бог выше всего и не изменит Своего плана мироправления для угождения людям.

Назидательна мысль, которая выходит из жалоб Иова. Если вечны в советы Божии, основанные на мудрости и любви, требуют, чтобы частные люди страдали невинно для благоденствия целого; то страдалец не должен восставать на Промысл с напрасными просьбами и бурными жалобами. Он должен знать, что не изменится для него вечный совет Божий, и он должен довольствоваться тем, чтобы во время скорби вознести краткую, но полную веры, молитву к Богу о помощи, совершенно, впрочем, предавшись воле Божией, в той уверенности, что незаслуженные страдания будут иметь блаженные последствия и для него и для всего человечества. Такие последствия принесли страдания Иова, которых окончание совершенно наградило его ещё в сей жизни и доныне утешает многие тысячи страдальцев.

581

Но я должен вынести все страдания, посылаемые на меня Богом; а может быть Бог назначил для немногих дней моей жизни ещё большие страдания.

582

Я страшусь одной мысли о больших страданиях и трепещу Бога, Который, может быть, намерен попустить ещё ужаснейшие мучения для меня.

583

Ужасна для меня мысль о продолжительнейших и сильнейших страданиях, и низлагает всю твердость моего духа.

584

Когда я подумаю о моем ужасном положении; то жалею, что не умер прежде, нежели распростерлась надо мною темная ночь бедствия. Тогда я не видал бы столько горьких дней. Ср. гл. 3:10 и 22:11 .

585

Защитивши свою невинность, которой, по-видимому, противоречит настоящее несчастие, Иов спрашивает, почему Бог не наказывает торжественным образом вопиющие на небо преступления, которые совершаются в мире, и для чего Он так долго медлит Своим мщением?

Вопрос Иова противоположен мнению его друзей, по которому злодей непременно накажется Богом на сей земле. Если бы было так, говорит Иов – то Богу нужно бы было назначить известные времена и дни, и как бы иметь в готовности такие дни, в которые бы правда Его карала нечестивых видимым для всех Его чтителей образом. Но никто не знает ничего о таких днях суда Божия, хотя в мире преступления прилагаются к преступлениям.

586

В главе несправедливостей, случающихся в мире, стоит здесь передвигание пределов, по которому сосед терял часть поля, или земли, не замечая этого. Межевые камни почитались у древних вещью священною и неприкосновенною. Моисей изрёк проклятие на тех, которые передвигали межевые камни (Втор. 19:14). Отнимают стадо и пасут, как свою собственность; воруют публично и спокойно пользуются похищенным, не подвергаясь наказанию.

70 переводят сей стих: нечестивые переступают границы и похищают стадо с пастухом.

587

Кто берёт в залог осла или вола у сироты и вдовы, тот лишает их средства обрабатывать своё поле. Таким образом они не могут снискать себе того, что нужно для пропитания и для уплаты своего долга. Богатый заимодавец получает за малость дорогой залог и, ссужая деньгами вдов и сирот, доводит их до нищеты. Какая жестокость! И однако ж она делается публично, и изверг человечества не наказывается Богом.

588

Бедные должники не безопасны на общественных улицах. Дабы избежать насилия и притеснения жестоких заимодавцев, они должны скрываться в пустынных горных ущельях и составлять одно печальное общество. Из таких людей Давид собрал вольный полк в пустыне, когда должен был защищаться против тирана Саула. 1Цар. 22:12.

589

Несчастные должны в пустыни бегать от людей, которых они увидят, дабы не схватили их заимодавцы и не продали в рабство, подобно тому, как робкие дикие ослы бегают от людей, если завидит их хотя в дальнем расстоянии. Посему в ясный день они остаются в мрачных ущельях, дабы ни один путешественник или горный пастух не открыл их убежища и не изменил им. Но утром и вечером, когда смеркается, они выходят из своих пещер и собирают в нишу себе и детям корни, травы, мед, саранчу, и все, что может бесплодная пустыня доставить для пропитания их, или что можно достать на её бедных полях усильным трудом.

590

С полей и виноградников, которые тиран отнял у них хитростью или насилием, не сбирают они плодов и гроздия – много, если они осмелятся, уже после жатвы и собирания винограда, в сумерках тайно собирать оставшийся там корм или траву, чтобы не уморить с голоду пару овец, которых они спасли себе и которых молоко служит им пищею.

Плачевная сцена, описанная здесь, происходит в Аравии, в плодоносных долинах которой эмир имеет жилище, поля и виноградники. Его должники убегают в соседние горы, и когда оставляются поля и виноградники, они выходят в зимние месяцы из своих логовищ и тайно уносят остатки травы и корма.

591

В Аравии ночи обыкновенно очень холодны. Бедный не имеет ничего кроме верхней одежды, которая служит ему ночью покрывалом от холода. Но немилосердный заимодавец берёт у него в залог и сию одежду.

592

Когда несчастные ни у одного человека не находят убежища от своих притеснителей; то они ищут себе пристанища в пещере скалы; они в благодарности обнимают скалу каменную, которая в своих ущельях даёт им убежище, в коем отказали им люди.

593

Заимодавец имел право несостоятельных должников продавать, вместе с их женами и детьми, или брать их себе в рабы. Бесчеловечные заимодавцы доходили до того, что отрывали младенца от груди бедной вдовы в залог её долга, отнимали радость у сиротствующей матери, необходимую попечительницу у невинного дитяти.

594

Новый род жестокости! Богатый владелец заставляет бедного и голодного наёмника при палящем солнечном зное носить снопы с поля на гумно, и не позволяет ему утолить свой голод ни одним колосом или зерном.

Для отвращения такой жестокости Моисей заповедал не заграждать уст даже вола молотяща. Втор. 25:4.

595

Когда в масличных садах собирают оливковое масло и в виноградниках выжимают виноград, тогда работники, одушевленные виноградным соком, поют веселия песни. См. Суд. 9:27; Ис. 16:10; Иер. 25:30; 48:34. Но есть жестокие владельцы, которые заставляют жаждущих наемников выжимать свои гроздья не на поле, а в мрачных рабских темницах.

Виноградные тиски на востоке не были какою-нибудь машиною, которою, как у нас, искусственно выжимают виноградные гроздья. Там выдалбливали в скале, или выкладывали камнями углубление в земле, в которое ссыпали виноградные гроздья и устроили такое точило большею частью около виноградника, или сада, и вытаптывали виноградный сок ногами. Ср. Ис. 5:2; Mф. 21:33. Мк. 12:1. Отсюда выражение: ступают на тиски. О выжимании олив упоминается у Мих. 6:15.

596

Часто люди, проведшие всю жизнь в борьбе с несчастием (ст. 13), умирают насильственною смертью и притом среди города, где должна царствовать полная безопасность и правосудие. Но кровь их напрасно вопиет о мщении. Бог, кажется, не обращает внимания на мольбу вздыхающего смертного и не мстит за кровь его. Его убийцы остаются без наказания, и его добродетель не получаете никакой земной награды.

597

Другие люди живут так, как бы они не знали ни света Веры, ни света солнечного, упражняясь в грабительстве и обогащаясь на счёт других; они избирают время тьмы для своих тёмных дел; свет для них неприязнен; они враждуют против него и избегают путей, освещаемых солнцем.

598

Есть люди, для которых сделалось ремеслом – убийство в сумерки и воровство во время ночи, которые не щадят бедного, когда он встречается с ними в уединённом месте, когда он ещё до рассвета выходит на свою работу, но отнимают у него жизнь за ту малость, которую думают найти у него. Сии кровожадные и хищные люди спокойно отправляют своё ремесло и умирают естественною смертью, не быв наказаны Богом в сем мире.

599

Прелюбодеи умеют избежать человеческих наказаний хитрою осторожностью. Но почему избегают они Божественного наказания и спокойно продолжают своё нечистое дело, даже до конца своей жизни?

600

И растлители невинности, разрушители семейного счастья, уклоняются от человеческого наказания; поелику они на день скрываются в своих пещерах и только ночью вкрадываются в домы. Почему же их не наказывает Бог, Который и ночью видит, как днём?

601

Все эти люди – враги дневного света; потому что он открывает и препятствует их преступлением. Ночь – время их ремесла, которое оканчивается вместе с рассветом. Они спят днём, так как другие люди спят ночью. Ночь ни мало не страшна для них; она скрывает их преступные дела от людей; а от Бога они не боятся наказания, ибо наказание их не постигает.

602

Такие злодеи не должны бы наслаждаться продолжительным счастием; они должны бы уподобляться пене или пузырям на поверхности воды, которые тотчас лопаются или уносятся ветром. Им должно бы погибнуть вместе со своими владениями, со своими полями и виноградниками.

603

Вместо того, чтобы быть счастливыми среди своих преступлений, эти недостойные люди должны бы в грехах своих быть пожраны преисподнею, так как палящий песок Аравии пожирает снег, упавший с гор.

604

Никто не должен бы помнить о таких бесчеловечных людях; даже родители их должны бы забыть их; червям должны бы быть отданы они в пищу; память их должна бы истребиться в мире, подобно тому, как засохшее дерево срубают и бросают в огонь.

605

Жена такого злодея не должна бы иметь детей, и если он умер без потомства и богатства, раннею и насильственною смертью, то никто не должен бы помогать в нужде вдове, им оставленной. Если бы Бог поступал так со злодеями, то можно бы согласиться, что Он здесь на земле наказывает преступников и что от необычайных несчастий справедливо заключение к грубым преступлениям.

606

Но опыт показывает нам совершенно противное. Он говорит нам, что Бог попускает преступникам безнаказанно идти своею дорогою. Сильный притеснитель сохраняет свою славу и своё богатство до самой глубокой старости, и если впадает иногда в опасную болезнь, то Бог сохраняет ему жизнь и возвращает ему здоровье, тогда как я, при сознании своей невинности, нахожусь в борьбе с неизлечимою болезнью и должен умереть в весне лет моих.

607

Бог наблюдает над образом жизни злодея; Он знает его преступления и не наказывает его смертию. ещё более – Он даёт болящему злодею новые силы для продолжительной и счастливой жизни.

608

Злодей восходит на высокую степень земного счастия; он доживает до глубокой старости и умирает; потому что все люди должны умереть – но умирает уже во время зимы своей жизни – скоро и тихо.

Иов повторяет здесь то, что он в гл. 21:13, говорил о скорой смерти нечестивых, которую считали за благодеяние, и образ, заимствованный от зрелых колосьев, который Елифаз в 5:26, применил к нему, он применяет к престарелому возрасту преступника. См. прим. на оба места.

609

Если в мире происходит всё это но так, как я описал; если Бог наказывает пороки и преступления земным бедствием и раннею смертью, a добродетель награждает земным счастием и долговременного жизнью: то покажите мне, где это бывает? Опровергните мои опытные доказательства своим опытом, если можете это сделать, и я с охотою сознаюсь в несправедливости. Ср. гл . 9:24, где Иов заключает речь такого же содержания подобным образом.

610

Валдад ничего не отвечает в этой краткой и последней речи на главные мысли речей Иова. Он не доказывает из опыта, что сия земля есть поприще Божественного правосудия и что благочестивый награждается здесь счастием, а нечестивый наказывается бедствием. Он ограничивается тою несомненною мыслию, что Бог есть сильный и страшный Владыка и Судия мира. Начиная от земли до луны и звёзд нет ни одного обитателя, который бы был чист и невинен пред Богом. Как может быть чист пред Ним человек, насекомое? Впрочем, в словах Валдада можно видеть ответ на 23:3–7. Иов желал явиться пред Богом, как своим Судиею и доказать свою невинность. Пред Судиею мира, отвечает Валдад, нет творения чистого и невинного. Как же можешь ты, земной червь, обнаруживать желание доказать свою невинность пред Его судилищем!

611

Бог, страшный Бог, управляете миром и с высоты неба воздаёт по заслугам каждому смертному. Как же можешь ты утверждать, что Он оставляет добродетель без награды и порок без наказания? Мы читаем шалумвоздаяние, вместо шалом мир. Но печатному тексту должно читать вторую половину стиха так: Он мир творит на высотах Своих.

612

С одной стороны неисчислимы воинства Божии, которые всегда готовы поразить преступника; а с, другой где такой благочестивый, над которым бы Бог не давал восходить солнцу счастия?

В 19:12. Иов назвал несчастия, постигшие его, воинством Божиим. Это воинство, говорит Валдад в ироническом тоне, повсюду расставлено в мире, и наказывает каждого нечестивца, который восстаёт против закона Бога, всеобщего мироправителя. Никто не нарушаете безнаказанно Божественных заповедей. Вся природа, вооруженная молниею и бурями, как ты сам испытал (1:16:19), служит орудием правосудия Божия в наказании преступников. Напротив солнце счастия озаряет каждого друга добродетели, и бесчисленны благодеяния, которыми радует Бог Своих чтителей. Слово: свет иногда в Священном Писании значит счастие. См. гл . 17:12; 22:28 .

613

Сию мысль выразил Елифаз в гл. 4:17, и сам Иов в 14:4. Но Иов не выдавал себя за человека совершенно невинного и святого. Он не признавал себя свободным от тех недостатков, которые принадлежат всем смертным. Но он утверждал, что не заслужил тех необыкновенных страданий, которые назначено ему переносить, грубыми, низкими преступлениями. Посему мысль, что нет человека совершенно невинного пред Богом, ничего не говорит против него.

614

Проникни в жилища самых высоких и совершеннейших творений, которые живут на луне или на звёздах, и ты никого не найдёшь, кто бы был совершенно чист и невинен пред Богом, существом всесвятейшим. Если же обитатели самых высоких и самых прекрасных звёзд нечисты и виновны пред Богом; то как дерзаешь ты, человек, обитатель низкой земли, выдавать себя за невинного и не заслуживающего наказаний? Так заключал и Елифаз. Гл. 4:18; 15:15.

Или: луна и звёзды, как бы светло ни сияли они, не так ещё чисты, чтобы Бог мог раскинуть на них Свой шатёр, или утвердить своё жилище. Он царствует гораздо выше, во свете самом тонком и невидимом для смертного человека.

По параллелизму и применению, сделанному в ст. 6, первую половину сего стиха можно так переводить: «посмотри на луну, она не светла в глазах Бога, Который есть свет совершеннейший. Вместо: вело яагил Он не раскидывает шатра Своего, должно бы по сему переводу стоять: вело ягил – она не светит, как читали 70, Вулгата, Халдейский, Сирский и Арабский переводы.

615

Человека, жителя земли, в противоположность Божеству, царствующему в высочайшем небе, и в противоположность звёздам, сияющим на высоте, Валдад называет червём, молью, насекомым, которое живёт во прахе и роется в грязи. Таким названием он думал смирить Иова, который хотел явиться пред престол Божий и вполне доказать свою невинность.

616

До сей главы речи друзей Иова становились всё незначительнее. Валдад после всех не сказал почти ничего, относящегося к главному вопросу. Отселе Иов говорит один, и друзья его не отваживаются более отвечать ему. Изобразивши несравненно величественнее, нежели Валдад, силу и величие Божие, он опять в гл. 27-й говорит о своей невинности, которой он противопоставляет картину судьбы грешника, начертанную в духе его противников. В гл. 28-й говорит он о неисследимой премудрости Божией в разделении счастия и несчастия, и об обязанности человека покоряться Богу при незаслуженных страданиях и оставаться верным добродетели. Потом (в гл. 29-й) бросает взор на своё прежнее благоденствие, сравнивает с ним (в гл. 30-й) своё настоящее бедствие и заключает (в гл. 31-й) свои речи клятвою в своей невинности, которую снова защищает, опровергая вымышляемые на него преступления.

617

Иов в ироническом тоне называет речь Валдада превосходною и поучительною. Бессильный и слабый, которого должна укрепить и утешить в бедствии эта речь, есть сам Иов.

618

Какой совет и какое правило мудрости должен почерпнуть из твоей речи я, на которого ты смотришь, как на глупого!

619

Неужели ты хочешь учить меня, как неведущего, и указывать мне пути Божественного провидения, которые, как ты мечтаешь, будто известны тебе. Какой это высший дух вдохнул тебе с неба истины и мысли, которые ты, в тоне вдохновенного, сообщил мне?

620

Пред Богом, как своим Судиею, трепещут в преисподней отпадшие духи и души древних исполинов, не знавших на земле Бога.

621

Бог видит и знает всё, что происходит в самых сокровенных местах, хотя бы они были темнее царства мёртвых.

622

Северное небо, которое Бог раскинул, как шатёр, покоится со Своими звёздами на пустом пространстве, и земля всемогуществом Божиим носится в эфире, не будучи поддерживаема ничем. Итак, праведные мужи, научаемые Откровением Божиим, ещё за полторы тысячи лет до Рождества Христова имели уже чистые астрономические понятия о небе и земле, поняли, до которых ум человеческий путём естественным дошёл только после продолжительных и трудных усилий.

623

Вода, содержащаяся в облаках, не смотря на свою естественную тяжесть, не падает вдруг, но мало по малу в нужном количестве стекает в долины и источники. Вот искусство Божественной премудрости и благости!

624

Бог скрывает от очей наших место откровения Своей славы. Хотя Он живёт во свете; но сей свет так тонок и духовен, что чувственное око не может видеть Его; мы видим над своими головами в самой отдалённой высоте небес мрак; полосы белого облака скрывают от нас беспредельность вселенной и Творца её.

625

Бог указал путь звёздам превыше морей; при правильном течении их свет и мрак, день и ночь сменяют друг друга по очереди.

626

Небо живописно сравнивается здесь со сводом, который висит на столпах. Для глаз такими столпами представляются высочайшие горы.

Гром потрясает горы, так что они, по-видимому, трепещут и ужасаются грозного и поражающего гласа Вечного. Ср. Пс. 17:16; 75:7; Наум. 1:5; Авв. 3:10.

627

Всемогущество Божие возбуждает и поднимает бурю на море. Когда бушующее море грозит всё поглотить, тогда премудрость Вечного снова восставляет тишину и покой. Ср. Пс. 106:25,29, где представляется та же картина. Можно в словах Иова видеть и другое чудо силы, премудрости и благости Божией, т. е. прилив и отлив моря. Ежедневно два раза море движется от юга к северу, шесть часов. Оно восходит до нарочитой высоты и шумящий прилив кажется хочет затопить берег. Но после двенадцатиминутного стояния оно возвращается от севера к югу; в продолжении шести часов вода умаляется, наступает отлив и проходит опасность потопления. Это правильное движение, которым вода сохраняется от гниения и облегчается кораблеплавание, стоит того, чтобы Иов и воспел его, как доказательство всемогущества и премудрости Божией. Впрочем первое объяснение сообразнее со связью речи.

628

Бог посылает благодетельный ветр, который развевает облака и прогоняет бурю, несущуюся от созвездия северного дракона.

Когда святой Иов хочет сказать, что Бог после бури снова восстановляет покой; то он говорит: Рука Божия пронзает змия быстрого, то есть северного дракона, со стороны которого большею частью воздымается буря.

Можно словам текста дать и следующий смысл: по повелению Божию небо освещается утреннею зарёю, и рука Его умерщвляет змия быстрого. Т.е. после ночи Бог посылает нам светлое утро, во время которого звёзды делаются невидимы. Северное созвездие дракона в продолжение целой ночи не сходит с горизонта; потому что очень близко стоит к полюсу: но когда поутру оно исчезает из наших глаз, то кажется, как будто змей этот умерщвлен.

629

Всё, что сказал я о делах Божиих, суть только некоторые черты Его силы и величия. Мы переняли едва слабый, отдалённый голос о бесчисленных чудесах Божиих. Большая часть из них нам неизвестна. Ещё менее можем мы обяснить, как Бог действует в природе. Ибо кто может понять и объяснить силу всепотрясающего грома? Опыты, сделанные в сем роде естествоиспытателями суть лучшие доказательства слабости человеческого разума.

Пример страшной силы грома во времена Иова был тем поразительнее, что естественные науки тогда были ещё в младенчестве.

630

В кратком ответе Валдада (гл. 25) друзья Иова достаточно показали своё замешательство и невозможность противопоставить что-либо началам Иова. Теперь они стали молчать, и Иов, как победитель, говорит уже один, не допуская говорить Софару, за которым была очередь.

631

Иов клянётся Богом, Который отказал ему в его праве, т. е. доселе оставлял без услышания его молитву об обнаружении его невинности, и предал благочестивого страдальца борьбе с самими горькими страданиями.

632

Дыханием человека называется Дух Божий; поелику Сам Бог при сотворении вдохнул душу в человека (Быт. 2:7) и поелику дух человека имеет всегда нужду в помощи Животворящего Духа Божия.

633

Неправду утверждали друзья его, будто бы он наказан за преступления такими необычайными страданиями. Я был бы несправедлив пред самим собою, был бы лжецом, если бы, при сознании своей невинности, говорил так, как говорите вы. Доколе жив, не престану защищать моего правого дела, сообразно с истиною.

634

Я не могу почитать вас справедливыми, когда вы признаёте меня преступником, наказанным от Бога. Я не могу, против собственной уверенности, назвать ваши обвинения основательными. Моё доброе имя дороже для меня всех сокровищ мира; и не позволю его отнять у меня и возьму его вместе с собою в могилу.

635

Совесть моя не делает мне никаких упрёков за прежнюю жизнь мою. Я так же мало боюсь голоса сего тайного судии, как и всевидящего ока Божия.

636

Кто сомневается в моей невинности и порочит моё доброе имя, того я должен почесть несправедливыми Пусть постигнет его участь неправедная! Пусть он отойдёт от судилища Божия виновным.

637

Если бы я сознавал себя лицемером, тайным преступником; то как осмелился бы я просить у Бога праведного суда? Как бы я предстал в этом случае пред Богом и какая участь постигла бы меня, если бы я взят был от земли и приведён пред Его судилище?

638

Осмелился ли бы я думать, что Бог услышит молитву мою и поможет мне в бедствии, если бы совесть моя обвиняла меня в тайных грехах?

639

Осмелился ли бы я с полною надеждою, во всех случаях моей жизни, прибегать к Богу, называть Его моим Спасителем и надеяться от Него утешения? Ср. гл. 19:25.

Итак, в 8–10 ст. Иов доказывает, что друзья его несправедливо поступили с ним, когда (ст. 7) приписывали ему тайные преступления. Тайный преступник, говорит он, не может желать от Бога справедливости, не может во время скорби прибегать к Нему с таким упованием, не может из мысли о Боге почерпать утешение и радость, как я молюсь и почерпаю. Только благочестивый может без страха предстать пред Богом, как своим Судиею, и среди печалей в молитве искать облегчения своих страданий. Для нечестивого мысль о Боге ужасна, а не радостна.

640

Так я опять хочу, для вашего назидания, говорить о том, как рука Божия правит миром и как Всемогущий поступает с людьми.

641

Образ мироправления известен вам самим; я хочу указать вам только на собственный ваш опыт, который скажет вам, что Бог по неисповедимым намерениям посылает людям счастие и иесчастие, ни в чём не встречая препятствия. Как же можете вы строить пустые гипотезы, противоречащие опыту?

642

С этого стиха, до конца главы, Иов приводит слова своих друзей, которыми они хотели оправдать правду Божию в разделении счастия или несчастия между людьми, и отвечает на них в следующей главе. Именно Софар, у которого не достаёт третьего монолога, в гл. 20:29, сказал: Вот часть человеку нечестивому от Бога!

643

Если у нечестивого умножаются дети; то все они, по смерти его, частию погибнуть от меча, a частию впадут в нищету.

644

Вымрет всё потомство его. Последний из его семейства не будет иметь ни одного родственника, который бы похоронил его, и не оставит ни одной вдовы, которая бы оплакала смерть его.

645

Пусть злодей соберёт множество сокровищ, состоящих в золоте и одеждах; он не будет пользоваться ими, но должен оставить их другим. У древних большая часть сокровищ состояла в драгоценных одеждах, которые берегли в комнатах, как глину и известь для строения.

646

Когда вымрет всё потомство нечестивого, тогда его сокровища, состоящие в одеждах и драгоценных металлах, достанутся благочестивому.

647

Дом, построенный нечестивым, простоит не долее дома моли, или палатки сторожа. Ничего нет легче разрушить, как тот домик, которой строит себе моль из изъеденных частичек шерсти; он уничтожается от движения одежды. Сторож, который обязан охранять от хищных зверей, или от воров плодоносное поле, виноградник или сад, делает себе слабый шатёр из сучьев, или из листьев и кустов на короткое время. Так же непрочен и дом неправедного.

648

Внезапно и неожиданно нечестивый лишается своего богатства. Спокойно ложится он вечером спать, и когда просыпается утром, его плодоносное поле ограблено, не смотря на всю бдительность приставленных стражей.

649

Среди счастия, при совершенной безопасности, ужасная смерть восхищает нечестивого, подобно как нечаянное наводнение сносит рухлую хижину и ночной вихрь уносит неукреплённый шатёр.

650

Та же картина, как и во второй половине предыдущего стиха. Вихрь, который Абиссинцы называют зендо или змеем, с непреоборимою силою поднимает на высоту и уносит с собой деревья, здания, людей и животных.

651

Нечестивый должен бежать от порывов восточного ветра, который без пощады гонит его с земли живых, и переселиться в царство мёртвых. В этом и следующем стихе вихрь олицетворяется.

652

Когда нечестивый лишается своего имения и изгоняется из своего жилища, то благочестивые берут его себе во владение и смеются над глупцом, который обольстился своим счастием, считая его неизменным.

Без аллегории смысл следующий: Бог наказывает презрителей Своей воли тем ужаснее, чем долее Он сносил их гордость и высокомерие.

До сего стиха Иов говорит от имени своих противников и приводит их возражения отчасти в своих собственных словах и картинах. В следующей главе, он говорит снова от своего имени и замечает, что человек не может произнести правильного суждения о земном счастии или несчастии благочестивого или нечестивого.

653

Иов хочет сказать, что ни один смертный не может исследовать тех законов, по которым Бог разделяет счастие и несчастие между обитателями земли. Потому он описывает сперва дальновидность человека и его неутомимое старание в открытии драгоценных металлов и камней, которые природа сокрыла от него в глубинах своих. Потом делает приложение к мудрости Божией, к тому способу, по которому Бог управляет миром. Сей премудрости человек не может постигнуть при всей своей дальновидности и старании. Её знает один бесконечный Ум, правящий миром. Когда при творении Бог взвесил тяжесть воздуха, определил количество воды и назначил путь молниям; то Он установил и правила, по которым должно разделять счастие и несчастие между людьми. Но человек не должен пытливо исследовать сии правила, а оставаться верным добродетели, без отношения к земному счастию или несчастию. В этом состоит высшая его мудрость! А в тайны неба, в причины различия наших судеб он, не может проникать.

Из описания рудокопства, встречающегося в книге Иова, видно, как далеко простирались искусства и науки в самой глубокой древности; ибо рудокопство наших времён по сущности не отлично от того, которое описывает Иов, древнейший из всех писателей; и после трёх тысяч лет человеческий ум, при столь многих открытиях, изобрёл в этом очень не много.

654

Железо извлекается собственно из земли и некоторые роды железной руды состоят из земли или ила. В заводах, или в зданиях, принадлежащих рудокопному делу, руда толчётся, промывается и переплавляется.

655

Самые глубокие и мрачные ущелья земли освещает рудокоп своим светильником, и находит драгоценные камни, которые Бог, по-видимому, сокрыл в вечной ночи, какова ночь царства мёртвых.

656

Рудокопы попадают в земле иногда на такие места, где много воды, которая прорывается с силою и угрожает им смертью, или по крайней мере уничтожением их трудов. Но ум человеческий нашёл средство преодолеть и это препятствие; ибо рудокопы или вычерпывают её вися на веревках и не имея возможности поставить свою ногу на почве, покрытой водою, или, если вода протекает в подземных пещерах, прокапывают на другой стороне горы горизонтальный канал и проводят чрез него воду в другое место, так что вода не препятствует более работе их.

657

Иногда поверхность горы, в которой выкапывают серебро, злато, драгоценные камни, покрыта хлебом и плодами. Поверхность земли остаётся чиста; на ней мы можем строить и ходить беспрепятственно. Но металлы, камни, и сотни других материалов, которые мы непрестанно перерабатываем, заключены под ногами нашими в обширных подземельях, из которых извлекаем их, когда имеем нужду; мы пользуемся всеми выгодами такого устройства, в котором внутренность и наружность нашего жилища так хорошо приспособлены к нашим нуждам, как будто бы мы имели две земли.

Слова: как огнём, выражают то, что люди так изрыли, ископали внутренность земли, как будто подзёмный огонь пожрал камни и металлы.

658

Древние давали имя сапфира двум родам камней, которые встречаются в голубом цвете, драгоценному камню, который мы и теперь ещё называем сапфиром, и камню лазуревому. Лучшие из наших сапфиров происходят из Индии. Весьма не многие находятся в Богемии и Силезии. Но не о сих последних здесь речь, а о лазури, о камне голубом, твердом, который имеет золотые линии, пятна и точки. Хотя сии точки не суть золото, a серная накипь, но по своему цвету и красоте почитались древними за золото, и они предпочитали этот камень, который не есть собственно драгоценный камень, драгоценному камню сапфиру и называли его царским сапфиром. Лазурь находят в рудах золотых и медных, как в восточных, так и в западных; почему она разделяется на восточную и западную. Восточная называется так же fixus (прочною), поелику удерживает свой цвет в огне, западная – non fixus (непрочною), поелику изменяет его в зеленый.

659

Пути к внутренностям гор, где лежит золото, серебро и драгоценные камни, не открыли зоркие орлы и коршуны. Человек превосходит зоркостью хищных птиц.

660

Самые отважные звери, живущие на горах, не проникали во внутренность их; но неусыпный в труде человек проник туда.

661

Напрасно природа закрыла твёрдым гранитом доступ к золоту. Человек просекает его и пробивает горы, чтобы найти для своих нужд золото, серебро и другие металлы; он умеет преодолевать самые трудные препятствия, противопоставляемый ему природою.

662

Если этот стих не однозначителен с ст. 4, то, кажется, речь идёт о воде, которую рудокоп, пробивающий каменные стены, ищет в скале и проводит в жилы, чтоб очистить их. После чего око его видит сокрытые там драгоценности.

663

Когда оканчивается очищение жил, то пробитая каменная стена опять закладывается, чтобы не сочилась более подземная вода и не потопила жил. Таким образом рудокопу можно вывести на свет и собрать сокровища, сокрытые в земле.

Первую половину сего стиха буквально должно перевести так: он обвязывает потоки, чтобы не плакали. Отверстие, чрез которое вытекает вода, праведный Иов живописно представляете раною, а текущую воду слезами. Если отверстие затыкается, так что вода не может более просачиваться, то на поэтическом языке его это значит: рана реки перевязывается, и она перестаёт плакать.

664

Как ни велика проницательность человека в открытии сокровищ, которые природа заключила в самых глубоких и мрачных ущельях земли; но он не может доискаться до тех законов, по которым вечная Премудрость управляет миром.

Под мудростью и умом, по связи речи, не другое что должно разуметь, как премудрость Божию, по которой Господь управляет миром и располагает судьбою всех смертных. По каким законам Бог определяет сию судьбу, и почему один человек рождается для счастия, а другой для несчастия – человек, при всём своём внимании, не может проникнуть. Сия мудрость есть принадлежность Бога всевышнего; её нельзя найти на нашей земле и нельзя купить за все блага мира.

Мысль, что человек не может найти и купить сию мудрость, описывается теперь в стихах 12–27 .

665

Никто не в состоянии сказать, за какую цену можно было бы купить познание вечных советов Божества; его нельзя найти в обществах человеческих, в земле и море.

666

Море представляется здесь под образом живого существа, которое желающим искать мудрости в его глубинах говорит, что их намерение невыполнимо; хотя оно заключает в себе другие сокровища, коими обогащаются люди, но мудрости нет в нём.

667

Никакие драгоценности мира не могут сравниться своим достоинством с мудростью; её нельзя купить за все сокровища мира.

668

Золото Офирское, почитавшееся лучшим, получалось из Индин. Оникс есть драгоценный камень, имеющий цвет ногтя на пальцах, в котором многие млековидные жилки образуют круги. Древние ценили этот камень очень высоко, как видно из Исх. 28:20.

669

Стекло было редкостью в те времена, когда написана была книга Иова, и Финикияне, делавшие его, составляли из него тайну. Потому оно стоит здесь между другими драгоценностями.

670

Еврейское слово габиш означает зеленый камень, а рамот красный коралл. Тот и другой почитались не столь драгоценными, как золото и другие драгоценные камни; посему Иов не почитает достойным и воспоминать о них.

671

Топаз есть прозрачный камень, который по своей твердости равняется сапфиру. Восточные топазы, получаемые из Индии, подобны яркому золоту и суть самые превосходные; арабские несколько бледнее, перуанские очень слабы, богемские весьма низкого достоинства.

Частое повторение слова золото вредит на Русском языке красоте этого пиитического распространения. На Еврейском употреблены четыре подобозначущие слова.

672

Итак, какое средство остаётся для нас смертных достигнуть сию премудрость, или познать мудрые законы, по которым Бог разделяет счастие и несчастие?

673

Даже птица, которая своим отважным полётом, кажется, приближается к небу, не может подслушать сию премудрость. Она неизвестна ни одному творению, но есть собственность одного Творца.

674

Как житель земли не может познать сей мудрости, так не может уразуметь её и житель царства мёртвых; она так же неизвестна и в преисподней, как на земле. Умершие, которые окончили своё странствование и в продолжение земного бытия своего приобрели много опытности, хотя могут слышать в лучшем мире отголосок её, могут понимать, что судьбы смертных определяются премудрым Промыслом. Но по каким законам действует премудрое Провидение, по каким правилам оно уделяет счастие и несчастие сынам земли, и по каким причинам Господь Бог попускает благочестивым бороться со страданиями, a грешникам покоиться в лоне радостей – это так же мало знают в царстве мёртвых, как и мы на земле.

675

Один Бог знает все тайны премудрости, устроившей и сохраняющей мир. Нельзя не видеть здесь как бы предощущения великой истины, открытой христианам, об Ипостасной Премудрости – Слове и Сыне Божием, который Сам сказал о Себе: никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын, и Ему же аще волит Сын открыти. (Мф. 11:27).

676

Только один Бог объемлет Своим неложным взором всю вселенную; и потому только Он может вести физический и нравственный мир к предположенной Им цели; только Он может судить, какой жребий должно определить каждому творению для достижения сей цели. Кто не имеет сего взора, объемлющего весь мир, или кто невсеведущ, тот не может сделать правильного суждения о путях Провидения и о законах мироправления.

677

Когда Бог при сотворении определял законы, по которым должен существовать мир; то Он постановил правила, по коим должно управлять и нравственным миром. Бог, Который тогда дал всем телам своё назначение, Который с неложною премудростью определил, как много ветра и воды должно быть на земле, как часто должен ниспадать дождь и какою стезёю должна проходить молния: определил в то же время для каждого смертного меру счастия или несчастия, которое он должен вкушать на сей земле.

Воздух, вода и огонь суть главные средства сохранять и истреблять то, что находится на земле. Отношение между ними не есть дело случая; уже при сотворении Бог взвесил каждое из них со строгою точностью и каждой стихии указал своё место. Он определил, когда, где, как долго и с какою силою должен веять ветер, очищать ли, или отравлять атмосферу, препятствовать ли, или способствовать плодородию. Бог, а не случай, положил меру водам, как много её должно быть в море и в реках, в лоне земли и в воздухе. Всякая польза или вред, какой приносят человеку ветер и вода, есть дело премудрого Бога, Который всё создал прекрасно.

678

Уже при сотворении Бог дал дождю закон, по которому он должен изливаться на землю, и приносить пользу плодам благовременным ниспадением, или истреблять их неблаговременным пролитием, и причинять наводнения. Равным образом происхождение и направление молнии зависит не от случая, а от Бога, Который предписал ей свою стезю, по коей она должна или сжигать жилища человеческие и умерщвлять людей, или оставаться безвредною.

Если же в физическом мире ничто не происходить наудачу, но всё следует законам, данным от Бога, то управление ли нравственного мира будет происходить не по определенным, хотя нам неизвестным, законам вечной Премудрости?

679

Уже при сотворении Бог зрел премудрость, или премудрое устройство вселенной, исчислил все части её, определил всё с точностью и вторично всё пересмотрел, как бы поверяя своё дело.

Иов употребляет несколько равнозначительных выражений, чтобы сколько возможно сильнее выразить ту мысль, что благо и зло, счастие и несчастие, страдание и радость не есть дело слепого случая, что премудрость Божия разделила их между смертными по определённым, но неисследимым для нас, законам, уже при сотворении.

680

Но сия Премудрость – правительница нравственного мира есть собственность Божия и не может быть познана ни одним человеком. Когда Бог устроял мир по Своему плану, и распределял судьбы земнородных; то Он сказал человеку: премудрость, по которой будет управляться мир, для тебя не достижима. Не исследуй причин, почему благочестивый под Моим правлением борется с бедностью, болезнью и презрением, тогда как нечестивый богат, здоров, силён и почтён. Это для тебя тайна. Твоя мудрость состоит в том, чтобы ты благоговел предо Мною, от Коего зависит твоё счастие и несчастие, покорялся Моей воле, верил в моё провидение, наблюдал Мой закон и избегал зла. Если ты усвоишь себе эту премудрость: то будешь спокоен среди бурь своей земной жизни, мирно совершишь странствование в Моём прекрасном мире среди всех кажущихся беспорядков, и с утешительною уверенностью приблизишься ко дню воздаяния, в который добродетель и блаженство будут соглашены.

То, что было изречено Богом Адаму, составляет сущность истинного любомудрия. Далее сего не может простираться смертный, при самом усильном напряжении своих умственных сил. Будь уверен, что премудрый Бог управляет миром по премудрым законам и ниспосылает счастие и несчастие к истинному благу друзей добродетели; в каждом искушении будь верен добродетели из любви к Богу, во всех обстоятельствах покоряйся с детскою преданностью воле любящего тебя Отца твоего на небе, и принимай из Его руки мрачные и светлые часы с одинаким чувством благодарности – и ты достигнешь истинной и блаженной мудрости.

681

Иов мог ожидать, что его друзья будут возражать что-либо иа его прежнюю речь; когда не последовало никакого ответа, он продолжал своё защищение.

682

О, если бы возвратилось прежнее состояние здоровья и благоденствия, в котором Бог хранил меня от всякого несчастия!

683

Бог повелевал сиять солнцу счастия надо мною, и Его покровительство охраняло меня от всякого несчастия.

Покровительство, которое Бог оказывал Иову, представляется так, как будто бы с неба спускался над его головою светильник, при свете которого Иов мог проходить тёмными и опасными путями.

684

Осень в знойной Аравии есть самое приятное время года, частью по умеренной погоде, частью по зрелым плодам, собираемым в оную. Она здесь представляется образом счастливого периода жизни, или возраста мужеского, за которым следует зима, или старческий возраст, когда сочное дерево теряет свои листья, когда чувства для вкушения радостей немеют.

685

Тогда под покровительством Божиим я был счастливым отцем в кругу многочисленного семейства, которого теперь лишился. Гл. 1:19.

686

Тогда вмел я многочисленные стада и плодоносные оливковые сады, которые доставляли мне в избытке молоко и елей. Касательно первой половины стиха сравни Исх. 3:8; Иоил. 3:18; Иезек. 20:6,15. Когда каменная гора, на которой Иов насадил оливковые деревья, давала ему богатые плоды; то он представляет это, как будто из горы текли ручьи елея.

687

В древних странах востока у ворот города находилось большое, открытое место, или площадь, где народ собирался для собеседований и где происходило судопроизводство. Иов в зимние месяцы жил, подобно Лоту, кажется, вблизи города или даже в стенах оного. Ср. Быт. 19:9. Как богатого и независимого князя пастыря, его особенно почитали, когда он находился среди народных собраний. Его мнения спрашивали в спорных и сомнительных делах, и ему, как проницательному и справедливому человеку, предоставляли решение. Таким образом он имел случай защитить пред судом угнетённых, бедных и сирот, как говорится в 12–17 ст.

688

Если мужи города собирались на площади для общественных совещаний, и я приходил в собрание, чтобы занять между ними место: то молодые люди из уважения ко мне отступали назад, а старцы вставали со своих мест , чтобы воздать мне честь, и стояли, доколе я не садился.

689

Знатные граждане из благоговения ко мне прерывали начатые речи и молчали, доколе я не высказывал своего мнения.

690

Начальники города, от воли которых зависело в другое время решение в народных совещаниях, онемевали, или останавливали свою речь, когда видели приближение моё. Выражение: прилипал к гортани, встречается и в Пс. 136:6; Иез. 3:26.

691

Слова мои встречали всеобщую похвалу; мысли, предлагаемые мною, называли счастливыми; все жители города, без различия состояния и возраста, воздавали мне уважение и почтение.

692

Бескорыстная любовь к человечеству, с которою я защищал пред судом угнетённых, бедных и сирот, приобрела мне всеобщее уважение, которым я пользовался.

693

Оставленные, которые без моей помощи погибли бы, благословляли меня, как своего благодетеля, и вдов утешал я помощью, которую доставлял им в нуждах их.

Иов противоречит здесь обвинению, которое Елифаз изрёк против него в гл. 22:9 .

694

Правосудие, которое я оказывал своим участием, было моею одеждою; судебный приговор, изрекаемый мною, украшал меня, как драгоценная мантия и диадима украшает владетельное лице.

Смысл сих слов следующий: если неправедный человек стал бы ревновать за правду; то это не приличествовало бы ему Его усилие противоречило бы его прежним поступкам; он играл бы роль лицемера. Неправедный судия должен стыдиться своего приговора. Не то было с Иовом. Всякий знал его, как справедливого мужа; когда он решал спорное дело, то его приговор, который был согласен с его делами, служил к его чести.

695

На суде и вне суда я был подпорою немощных и страждущих, вступался за дело их, заменил их лице и облегчал их бедность.

696

Если бедный и неизвестный человек, от которых я не мог ожидать выгоды, имели запутанную тяжбу и являлись пред судом; то я принимал неприятный и неблагодарный труд исследовать её, и если они были справедливы, то защищал их пред судом.

697

Сильным притеснителям, которые под видом справедливости намеревались лишить беззащитную невинность её собственности, я сопротивлялся с силою и производил то, что они должны были опять возвратить имущество притеснённому.

Притеснители, которые своих собратий лишают их собственности или прав, сравниваются с хищными зверями, коих орудие составляют острые передние зубы. Спаситель притеснённой невинности представляется так, как будто бы он сокрушал у хищных зверей зубы твёрдым железом и исторгал у них добычу, уже увязнувшую в их челюстях. Для Иова – князя-пастыря образ самый приличный; ибо таким образом пастыри своим посохом, который покрывался железом, сокрушали зубы у волков и гиен.

698

Я думал, что Бог, в награду за мои человеколюбивые дела, даст мне продолжительную жизнь и дозволит умереть спокойно, среди своих детей, на месте, где я родился и воспитался.

Слово гнездо и у других священных писателей употребляется в значении безопасного и счастливого жилища. Образ заимствован от орлиного гнезда, которое вьется на высоких и неприступных горах. Авд. 4; ср. Числ. 24:11; Иер. 49:16; Aвв. 2:9. Песок, есть образ множества. См. Быт. 22:17; 32:12; Нав. 11:4; Суд. 3:12.

70 и Вулгата вместо – песок – перевели пальмовое дерево, которое есть также близкий образ Иова, счастливого отца счастливых детей. Связь со следующим стихом благоприятствует этому переводу, хотя его нельзя выводить из употребления Еврейского слова.

699

Я думал, что моё благосостояние и благосостояние детей моих будет продолжаться постоянно. Иов сравнивает себя с древом, которое дотоле зеленеет, доколе его корни имеют влажность и ветви ночью орошаются росою. В сухой Аравии роса по ночам выпадает в великом множестве.

700

Я полагал, что над своими врагами всегда буду иметь верх. Лук, стрелка – известный образ силы и крепости (Быт. 49:23), со временем становится слаб и негоден к употреблению. Иов надеялся, что его орудия всегда, будут годны, и его силы всегда будут в состоянии заставить соседние и враждебные племена уважать его. Иов ожидал в непостоянном мире постоянного счастия. Он разделял обыкновенную мысль счастливцев, которые в дни радости не думают о предстоящих днях скорби. Отсюда его плач и скорбь; отсюда его бурные жалобы, когда солнце счастия скрылось от него и тёмное облако распростерлось над его головою. Пусть человек никогда не забывает, что всё под солнцем подвержено перемене и преходчивости, что никакое земное благо не может доставить продолжительного удовольствия, и что блаженное состояние, в котором нет никакой перемены, наступит уже по ту сторону гроба! Как премудро учение Екклесиаста (11:8): если человек живёт многие годы, то может радоваться в оные, но вместе и помнить дни печальные; ибо и их много! Всё, что ни происходить, суета.

701

Иов опять обращается к великому уважению, которым он пользовался у жителей города, где он жил, как независимый эмир, или по временам присутствовал в народных собраниях. Никакому решению не усвояли важности, не дождавшись мнения Иова и не выслушавши его совета, и когда он давал совет, то всё молчало и одобряло его мнение.

702

Когда Иов говорил о каком-либо предмете в народном собрании; то никакой другой собеседник не отваживался рассуждать о том же предмете в противоположном смысле. Все присутствовавшие принимали его предложение с величайшим удовольствием, как сухая земля принимает освежающий дождь. Ср. Втор. 32:2, где встречается тот же образ.

703

Тот же образ и тот же смысл. Они ждали моего мнения и решения с сильным желанием. В Палестине и в смежной Аравии дождь ниспадает только в зимние месяцы, особенно в два периода, от которых зависит плодородие. Первое время есть время сеяния, в октябре и ноябре, дождь, падающий в это время, называется ранним; его можно назвать и осенним. Второе время есть время жатвы, в апреле, пред которым опять несколько дней льется дождь. Того и другого дождя ожидают с сильным желанием; ибо от него зависит успех плодородия, и потому он есть выразительный образ предмета, ожидаемого с великим желанием. Ср. Притч. 16:15.

704

Моё снисхождение не делало присутствующих отважными и смелыми; они оставались в пределах почтительности и благоговения, и не дозволяли себе никакой речи, или поступка в отношении ко мне, которые бы возмущали мою веселость и были мне неприятны.

705

Из уважения, любви и доверия, они предоставляли мне решение в своих важнейших делах. Я сидел в их собрании, как глава, как будто бы я был начальник их города; и хотя я был чужестранец между ними, однако же мог быть безопасен среди них, как царь среди своего войска или своих телохранителей; ибо всякий гражданин защитил бы мою жизнь против неприятеля. Когда я находился в их собраниях; то был так же любезен им, как любезен страждущему утешитель.

Для объяснения сей картины глубокого уважения, которым пользовался Иов среди жителей неизвестного города, можно сравнить историю (Быт. 23:6) о том уважении, которым пользовался князь-пастырь Авраам между Хеттеями, жившими в Арбе.

706

Молодые и презренные люди насмехаются надо мною в моей бедности – люди, коих отцы были слишком худы и для того, чтобы стеречь моё стадо; ибо они были бесчестные и известные воры, тогда как собаки верны своему хозяину.

707

Хотя сии люди и имели сильные руки, которыми они могли защитить мои стада от хищных зверей и разбойников; однако ж сами были воры и хищники, питающиеся грабежом и погибавшие среди стычек, прежде нежели достигали глубокой старости.

Вторую половину сего стиха можно объяснить из Диодора (Вibl. Hist. Lib. 3, cap. 32), если сказание его о магобарских троглодитах заслуживает вероятие. Он пишет о них: «те, кои по причине старости не могут следовать за войском, обвязывают свою шею коровьим хвостом и добровольно сами себя лишают жизни. Если кто медлит умирать, то всякий, кто только захочет, имеет право как бы из дружбы навязать ему на шею узел и удавить его. Подобным образом у них вошёл в закон обычай лишать жизни калек или страждущих неисцельными болезнями; ибо они почитают за величайшее зло, если кто имеет любовь к жизни, не будучи в состоянии ничего делать достойного жизни. Потому все троглодиты, которых можно встречать, суть люди здоровые и цветущие возрастом; поелику никто ни переживает 60-го года!

708

Эта хищническая сволочь находится в сухих пустынях и живёт скудною пищею, которую доставляют сухие и опустошённые поля в своих растениях.

Иов изображает здесь и в следующих стихах хищнические племена, живущие доныне в пустой Аравии в величайшей бедности. Именно здесь речь о тех племенах, которые жили в пещерах земных, и назывались у Греков троглодитами, а в Библии хореями.

709

Они питаются нежными и молодыми отпрысками кустарников и корнями дрока, который ещё не сделался деревом и имеет ещё вкус.

Диодор Сицилийский описывает два племени, которые едят корни и дерево. О первом он пишет (Bibl . Hist. Lib. 3, cap. 22): «в Ефиопии выше Египта, на реке Астабаре, живёт народ Рицофаги (корнееды). Сии варвары копают в соседственных болотах корни тростниковые и тщательно омывают их. Очистив их, толкут камнями, доколе они не сделаются похожи на тесто; потом разделяют всю массу на такие части, чтобы можно было охватить каждую рукою, пекут их на солнце и употребляют в пищу» Гл. 23: «непосредственно за ними следуют, так называемые, дендрофаги (древоеды) и сперматофаги (семяноеды), из коих последние в летнее время собирают плоды, падающие в великом множестве с деревьев и питаются ими, а в прочее время года лакомятся травою, растущею в долинах. Но древоеды ходят со своими детьми и жёнами в ивовые леса, поднимаются на деревья и едят молодые отпрыски. Зубы их могут разжевать всякий сочной побег, и желудки их очень легко переваривают их». Овидий (Fast, lib 4) представляет первых людей в том же состоянии, и говорят, что они ели нежные растения и побеги на кустах.

Растение дрок находится в великом множестве в Аравии, особенно в сухих местах. Горький и жесткий корень сего растения, кажется, сушат, перемалывают в муку и пекут из него хлеб, подобно как, Норвежские поселяне в голодные годы приготовляют хлеб из елевой коры и в урожайное время смешивают свою муку с высушенною елевою корою.

Лебеда обыкновенно употребляется в пищу бедными людьми, как Атеней пишет о бедных пифагорейцах. (Deipnoroph. Lib. 4. cap. 16).

710

Такие Арабы везде известны, как воры и разбойники, и где ни увидят их, кричат о помощи.

711

Таких разбойников не терпят среди образованных народов; они живут не в домах или шатрах, но в долинах, заросших кустарниками, или в подземных пещерах и расселинах гор – пристанищах разбойников.

712

В своих логовищах они удовлетворяют бесстыдному сладострастию, подобно ослам, дающим знать о своей похоти посредством отвратительного крика.

713

Между злодеями, изгнанными из земли, образовались такие шайки, в которых никто не знает своего порочного отца, давшего ему печальное бытие.

Греки представляют троглодитов, или жителей пещер, также людьми, жившими без брака. О древоедах пишет Диодор Сицилийский (Bibl. Hist. Lib.3. cap. 24): «они ходят постоянно нагие, жен имеют общих, а потому и детей кормят сообща!» О троглодитах гл. 31. «они имеют жен и детей общих, исключая одной жены правителя. Кто питается сею последнею, тот должен в наказание уплатить правителю известное число овец... Старую скотину из своих стад и ту, которая начинает чахнуть , они пожирают и живут всё время ею. Потому они не называют людей своими родителями, но волов и козлов, коров и овец, из коих первых они называют отцами, последних матерями; поелику от них, а не от тех, кои родили их, получают они свою ежедневную пищу.

714

От таких-то негодных людей должен я в своём несчастии принимать насмешки, не имея возможности отомстить за свою честь.

715

В Аравии запрещает обычай плевать в присутствии других. Если негодные люди из отвращения к Иову делали это в очах его; то он должен был принимать сие за чувствительнейшую обиду и осмеяние.

716

Бог лишил меня силы, которою я держал сих людей в узде; потому они отказывают мне в послушании самими бесчестными поступками. Жители востока представляют правительство под образом повода, за который ведется подданный, имеющий на себе узду. Если повод перерывается, или правительство теряет свою силу; то подданный сбрасывает узду и насмехается над слабым правителем, как вырвавшийся конь над поверженным ездоком.

717

Молодые люди играют надо мною, свидетельствуют против меня и умножают мои страдания, чтобы погубить меня совсем.

В древности на суде обвинители и свидетели становились по правую сторону обвинённого преступника. Ср. Пс. 78:16; 108:6; Зах. 3:1.

718

Иов говорит, кажется, о Савеях, Халдеях и других Арабах, проводивших жизнь в хищничестве, как он изобразил это в предыдущем стихе. Эти племена ограбили стада его и избили рабов его. Гл. 1:15,6. По крайней мере образ заимствован от таких врагов, которые прокапывают и делают непроходимым путь , по коему можно было бы преследовать их и исторгнуть у них добычу.

719

Эта хищническая толпа ничем не удерживается; среди развалин моего счастия она кидается на меня и доканчивает моё бедствие.

Образ заимствован от осаждённого города, в который чрез проломанные стены его врывается неприятель, не удерживаясь нависшими стенами, грозящими падением.

720

Ужасные несчастия лишили меня знаменитости, которою обуздывал я хищнические племена, и моё благополучие быстро прошло, как облако, гонимое ветром.

721

Мужество моё ослабело; мне недостает сил переносить страшные страдания и бедность.

722

Черви, грызущие моё тело, не успокаиваются ночью; отвратительная болезнь сверлит мои кости. В елефантиазисе кости страдальца изъедаются, и напоследок отпадают целые члены. Ср. прим. на гл. 2:8 .

723

Кожа больного, страждущего елефантиазисом, отделяется от тела , получает расседины и напоследок становится похожею па одежду, покрывающую тело.

724

В елсфантиазисе кожа больного принимаем вид праха и пепла, и больной становится так отвратителен, как будто бы он валялся в грязи.

725

Тщетно я взываю к Богу о помощи и о смягчении моих страданий. Бог не слышит моей мольбы.

726

Бог поступает со мною так, как поступает жестокий человек с своим врагом; вместо того, чтобы дать мне какое-нибудь успокоение, Он мучит меня непрестанно новыми страданиями. Чрезвычайная резкость выражений Иова обясняется тем, что дух праведника, приметно, ощущал отяготевшую на нём, по Божию попущению, руку исконного врага и человекоубийцы.

727

Как сухой стебель, как отпавший лист, сделал Ты меня игрою ветра. Ты разишь бессильного человека всею Своею силою (ср. гл. 13:25) . Я не могу ожидать на этой земле никакого утешения и спасения .

728

От одной смерти могу я ожидать утешения; смерть освободит меня от страданий моих. Я найду успокоение в царстве мёртвых.

729

Бог не будет более мучить человеческое тело, покоящееся во гробе, такими болезнями, какие я теперь переношу. Смерть спасет меня от руки, поражающей меня.

730

Жестокого жребия, постигшего меня, я не заслужил бесчувственностью к несчастным, или притеснением бедных, как утверждал Елифаз (гл. 22:6). Я был всегда другом страждущего человечества.

731

От человеколюбивых своих поступков я мог ожидать блаженных последствий. Я мог надеяться, что Бог наградить земным счастием ту любовь, которую я оказывал к своим собратьям. Но вместо света счастия пришла на меня тьма несчастия.

732

Скорби моей болезни непрестанно точат мою внутренность. Внутренности представляются седалищем чувства, при возбуждении коего они шумят, подобно кипящей воде.

733

Кожа моя почернела, как будто бы была опалена солнцем. В елефантиазисе кожа делается похожею на свинец или на землю, а наконец, когда болезнь неисцелима, и совершенно черною. – Скорбь моя так сильна, что в публичных местах и в собраниях невольно вырывается в громком крике.

734

От великой скорби я должен везде вскрикивать, подобно крокодилам и страусам. Оба сии животные издают плачевный звук, когда кричат.

735

Ср. ст. 18 и 27 . Здесь описывается высшая степень елефантиазиса! Св. страдалец, в чувстве тяжкой скорби, часто обращается к тем же мыслям.

736

Плачевное состояние, в котором я нахожусь, удаляет от меня всякую веселость и открывает уста мои для одних жалоб.

737

При господствующем тогда многожёнстве не почитали грехом устремлять очи и пожелания на незамужнюю красоту, которую можно было бы взять в наложницы. Иов следовал строгой нравственности и не дозволял себе таких взоров. Он принадлежал к тем чистым душам, которые уже задолго до Иисуса Христа осуществляли нравственное учение Его. Мф. 5:28,29; 18:9; Кол. 3:5 .

738

Какие плоды моей строгой добродетели даёт мне теперь Бог пожинать? Бедность и болезнь.

739

Грешников, а не совестных друзей добродетели, надлежало бы наказывать бедностью и погибелью.

740

Или Всеведущий не замечал моего поведения – Он, который считает каждый шаг смертного, и Которому известно каждое движение нашего сердца?

741

Я никогда не согрешил пред Богом и людьми ложью, обманом или притворством.

742

Пусть Бог по Своему правосудию исследует моё поведение и Он найдёт его беспорочным при самом строгом испытании.

743

Если я оставил путь добродетели; если я действовал по греховным побуждениям; если я запятнал свои руки неправедным стяжанием: то пусть накажет меня Бог!

744

В наказание за мои преступления пусть моё земное счастие по праву разрушается. Ср. Втор. 28:30.

745

Я никогда не наблюдал над отсутствием мужа, чтобы обольщать жену его.

746

Если я был любодей: то пусть моя жена соделается самою низкою рабынею, и пусть другие обращаются с нею, как с крепостною наложницею! В наказание за моё прелюбодеяние пусть Бог воздаст мне тем же.

Молоть хлеб посредством ручных мельниц – было делом самых низких рабынь. Исх. 2:5. Посему слова Иова имеют такой смысл, что в случае прелюбодеяния, допущенного им с женою своего соседа, пусть его собственная жена будет продана в рабыни такому господину, который почитал бы её недостойною своего ложа и предоставил бы сладострастным слугам для удовлетворения их похоти.

747

Иов представляет прелюбодеяние, особенно обольщение жены своего соседа, таким злодеянием, которое должно быть наказываемо смертью. Из этого видно, что Слово Божие с самых первых веков совершенно иначе рассуждает о обольщении жён, нежели сладострастный дух нашего века. Ныне постоянно произносят слова: ловкость, человеколюбие, нежное сердце; а между тем человек, к которому относятся они, есть презиратель невооруженной добродетели, вероломный обманщик доброго друга и возмутитель спокойствия в семействах и целых городах. Ср. Сир. 23:16–27.

748

Если прелюбодей и избегает судебного наказания посредством скрытности своего порока, то последствия его подобны сокровенному огню, который поедает его имущество, а часто и его тело, и наконец совершенно губит сластолюбца, преследуемого тоскою и печалью.

749

Иов чтил права своих рабов и рабынь, и прекращал на месте жалобы, которые обыкновенно презирают, как малости. Правдивый князь-пастырь знал обязанности, которые должен исполнять господин в отношении к своим рабам.

750

Я боялся Бога, мстителя притесняемых, Который строго наказывает сильных притеснителей за неправду, оказанную бедным.

751

Я никогда не забывал ту истину (столь ненавистную тиранам), что Бог произвёл моего раба на свет таким же образом, как и меня, что мы имеем одного Творца, одно происхождение и одни права природы. Чувство первоначального равенства между мною и моим рабом возбраняло мне обращаться с ним жестоко, или нарушать его права. Такой образ мыслей тем более делает чести князю Иову, что жители востока обыкновенно обращаются со своими рабами, как с продажным скотом и не усвояют им ни малейшего права.

Так справедливо мыслил Иов уже за три тысячи лет о правах человека и основаниях их! Итак, справедливо мыслили об этом со времён Иова все благомыслящие люди! Но гордость, своекорыстие, честолюбие и властолюбие часто заставляют людей обращаться друг с другом вопреки их лучшим убеждениям.

752

Я не допускал бедным и вдовицам томиться голодом. Если они видели меня ядущим; то я уделял им от той пищи, к которой устремлены были их очи. Око голодного томится и как бы мучится при взоре на богатого, пресыщающегося за богатым столом.

753

Я вкушал свою трапезу не в углу своего шатра, чтобы, подобно скупому богачу, не быть замеченным бедными, но открыто, и приглашал к ней бедных и сирот, дабы они съели всё, что оставалось.

754

В самой нежной юности своей я уже был отцом и питателем вдов и сирот. Бог дал мне сострадательное сердце к бедным, и мои родители подавали мне пример благотворения.

755

Я никогда в суровую погоду не взирал на бедного, одетого худо, не защищая его от стужи теплыми одеждами. В знойной Аравии ночи часто бывают очень холодны. Бедный, имевший худую верхнюю одежду, расстроил бы своё здоровье; поелику верхняя одежда служила ему ночью вместо покрывала.

756

Бедный благодарил меня от сердца за согревавшую тело его овечью шерсть, которую я давал ему. Праведный Иов живописно усвояет чреслам чувство благодарности и язык.

757

Я никогда не притеснял сироту, хотя и имел в руках силу, а со стороны суда ничего не мог опасаться. Известно, что на востоке суд совершался у ворот.

758

Слова Иова относятся к елвфантиазису, в котором у больного отпадают все члены.

759

Страх Бога и грозных наказаний Его удерживал меня от притеснения слабых и от всякого греха. Всегдашняя память о Боге, от всевидящего Ока которого не сокроется ни один грех, для людей, особенно высших и сильных, есть сильнейшее предохранение от злоупотребления властью и от преступлений, которых не может наказать никакой человеческий суд.

760

Иов представляет надежду на богатство идолослужением; ибо сребролюбец служит золоту, как божеству. Потому он и поставляет это в один класс с поклонением солнцу и луне. В Мф. 6:24. Спаситель учит так же взирать на богатство.

761

Человек может радоваться добрым успехам своих трудов; ибо они суть дар Бога, которого мы обязаны благодарить за благословение наших дел. Еккл. 3:13; 5:17,18. Но кто радуется умножению своего богатства и злато делает как бы своим богом, привязывая к нему всё своё сердце, тот поступает нечестиво и грешит против Бога.

762

Сиянием солнца и величественностью луны я не был доводим до поклонения им: особенная добродетель тогдашнего времени, когда почти весь мир предан был идолопоклонству! Но Иов описывает идолопоклонство в том виде, как оно было при своём первом и менее грубом начале. Человек, взирая на сияющее солнце и на величественный месяц, коим он одолжен теплотою и светом, начинал любить их, как благодетельные существа, и наконец чтить их посредством благодарного лобзания, которое он относил к ним, по крайней мере как к образам Божественного промышления.

763

Обычай целовать руку свою и относить целование к идолу находят повсюду в языческой древности. Лукиан пишет (Dialog. de sacrifie) в утешение бедным, которые не могли ничего приносить в жертву богам, кроме целования рук своих, что они потому самому не исключаются от заслуги жертв. Плиний говорит (Lib. 28, cap. 2.), что Римляне при поклонении богам целуют правую руку и обращаются на правую сторону всем телом, тогда как Галлы почитают более богоугодным делать это на левую.

764

Если бы я служил золоту, как идолу, или чтил солнце и луну, то восстал бы против истинного Бога и совершил бы преступление, достойное смерти.

765

Нравственные правила Иова были почти так же строги и возвышенны, как нравственное учение Евангелия; и он уже оказывал любовь к врагам, которую так сильно заповедует Иисус Христос.

766

Иов почитал за грех желать смерти врагу своему, или просить ему в молитве погибели. Ср. Мф. 5:44.

767

Мои домашние – свидетели моих благотворений; нет ни одного бедного, который бы не находил помощи у меня в своих нуждах. Избытки стяжаний моих открыты были для всех нуждающихся. Некоторые переводят: о, если бы мы насытились плотью его, относя сии слова к врагу Иова и разумея под ними желание домашних отмстить врагу, и препятствие Иова в этом по его кротости. Но сей перевод соединён с насилием и не выражает с точностью Еврейского текста. Впрочем он принят у 70-ти, у Феодотиона в Вулгате; вероятно они читали венисба вместо лонисба, как читается и ныне в двух кодексах Кенникотта.

768

Я оказывал гостеприимство всем путешественникам. Этою добродетелью издревле украшались благочестивые пастыри, князи востока; и она была тем необходимее, что тогда не было общественных гостиниц, и странник должен был ночевать на улице, если никто не приглашал его в свой шатёр, или дом. См. Быт. 18:1–5; 19:1–3; Суд. 19:15–30.

769

Если я должен был выставлять мои добрые поступки, чтобы опровергнуть взведенные на меня обвинения: то я поступал при этом со всею откровенностью, не скрывая своих грехов. Совесть моя чиста и исповедь в моем образе жизни искренна.

Иов имел в виду родоначальника человеческого Адама, который скрыл свой грех от Бога, вместо того, чтоб смиренно исповедать его. Быт. 3:12 .

770

Я не был лицемер, который втайне грешит, а пред людьми показывает себя добродетельным; ибо иначе я должен был бы страшиться худого мнения народа и порицания других племён. Не похвала и порицание человеческое были побудительными причинами моих действий, но желание заслужить похвалу от Бога и не впасть в руки грозного Его правосудия.

771

О, если бы Бог исследовал пред всеми мои жалобы! Вот моя печать, или подпись моего иска! Да ответствует мне Вседержитель на изложенные мною жалобы и да напишет опровержение на них и исследует всё пред судом!

Восточные обмакивают свою печать, представляющую их имя, в цветную влажность и прикладывают ее вместо подписи к тяжебным актам.

Смелое требование Иова должно, по его мнению, представить невинность его тем в яснейшем свете. О его словах, в коих он выставляет свои добродетели, должно судить таким же образом, как мы судим о словах св. Ап. Павла, во 2Кор. 10 и 11 гл.

772

При полном сознании своей невинности, я не только не скрыл бы обвинительного против себя акта, но публично стал бы носить его и возложил бы его на свои плечи с таким же благоговением, с каким носят на плечах письма царей; я накрыл бы им свою голову, как диадимою, как царскою головною перевязью. Ср. Прит. 6:21.

Поелику в древнейшие времена писали на древесных листьях, на полотне, на звериной коже и других материалах, которые можно было свертывать: то Иов мог сказать, что он покрыл бы обвинительным актом свою главу.

773

Я объяснил бы Судии все шаги мои, и стал бы просить Его рассмотреть каждый мой поступок; поелику я знаю, что они беспорочны и что я буду свободен от наказания. При всяком обвинении я защитил бы свою невинность.

774

Борозды поля, принадлежащего тирану, который мучит работою своих рабов, представляются как будто бы вопиющими и плачущими против жестокости своего господина и против печального жребия его рабов.

775

Если я насильно отнимал произведения земли у владельцев её, или собирал жатву, не отдавая законной платы наемникам: то пусть (ст. 40) накажет меня Бог! Этого не делал я, хочет сказать Иов. Я не выжимал у поселян слез и вздохов жалобных; я не заставлял бедных наёмников, обрабатывавших моё поле, долго ждать платы.

776

Если я был человек неправедный, (какой изображен в 38 и 39 стихах): то пусть Бог накажет поля мои бесплодием, а вместо добрых плодов возрастит терние.

777

Здесь оканчиваются защитительные речи Иова. В следующих главах он не выходит более, как защитник своей чести, но сознаёт неосторожность своих требований и смиряется пред Богом, Который Своим явлением полагает конец спору. Гл. 39:33; 42:1.

778

поелику Иов твердо был уверен в своей невинности, и три друга его ­­­– Елифаз, Валдад и Софар ничего не могли противопоставить его основаниям, то они оставили надежду изменить образ мыслей Иова и молчали.

779

Вуз был второй сын Нахора, брата Авраамова (Быт. 22:21). Рам стоит, кажется, вместо Арама, потомка Нахорова.

Елиус в своих речах представляется юношею пламенным, но который в великой пышности слов говорит мало, и спорного вопроса между Иовом и друзьями его совсем не разрешает, но об Иове он судит справедливее, нежели Елифаз, Валдад и Софар. Он не обвиняет его в грубых преступлениях, коими бы Иов заслужил свой жестокий жребий, а только в чрезвычайной смелости, с какою Иов защищал пред Богом свою праведность; ибо Бог слишком высок для того, чтобы люди могли произнести, правильное суждение о непостижимых судьбах Его в разделении жребиев между людьми.

Елиус ни в начале, ни в конце книги Иова не упоминается между друзьями его, пришедшими издалека, по слуху о его несчастиях. Посему он, кажется, был родственник Иова, который уже давно находился с Иовом. Как семейный человек Иова, он знал благородный характер и непорочное поведение его лучше других трёх друзей; сим можно объяснить его высокое уважение к Иову.

Если посему Елиус гневается на Иова за то, что он представлял себя праведным пред Богом; то, кажется, он его не понял. Иов только утверждал, что он наказывается Богом, не как грубый преступник.

780

Друзья Иова почитали его за преступника, наказанного Богом, и не умели однако ж отвечать на доказательства, предложенные Иовом в защиту своей невинности. На эту несправедливость прогневался справедливый Елиус.

781

Елиус хотел старшим друзьям Иова предоставить честь научить и утешить Иова. Ибо издревле почиталось неприличным для молодых людей вести разговор в кругу старших.

782

Я думал, что старые люди, которые в продолжительное время жизни своей могли многое наблюдать, правильно будут судить и кротко вразумлять Иова.

783

Но теперь вижу, что множество лет не делает человека благоразумным, что всё зависит от дарования Божьего озарения свыше.

784

Мы читаем шимеу вместо шима, как читали 70, Сирский и Арабский переводчики.

785

Никто из вас не изобличил Иова в преступлении и никто не мог опровергнуть причин, коими он доказывал свою невинность.

786

Не думайте, что вы нашли причину несчастий Иова, когда сказали, что не человек слабый, но Бог, праведный Судия мира, ниспровергает его посредством страданий и пятнает, как преступника. Это не есть доказательство того, что Иов виновен в великих преступлениях.

Второй половине можно дать и следующий смысл: если надобно опровергнуть Иова и представить преступником; то это может сделать один Бог; ибо Бог один знает внутренность человека, и Он один может произнести правильный суд о виновности его действий.

787

Иов не оскорблял меня своими речами; потому я не имею причины говорить с ним сурово и страстно, как это вы делали.

788

Итак, защитительная речь Иова пристыдила его противников; они не знают, что отвечать ему. Они должны согласиться, что они несправедливы.

789

Я не могу более сопротивляться желанию говорить. Я чувствую себя одушевлённым к разговору, и не имею силы подавить сие одушевление.

790

Нa востоке сохраняют вино в кожаных мехах. Иногда вино бродит так сильно, что мехи, особенно новые, разрываются. Силу одушевления, побуждающую Елиуса говорить, он сравнивает с силою вина, приведенного в брожение.

791

Я буду говорить истину, не взирая на то, приятна или не приятна будет она вам. Своего суждения не стану изменять в угодность кому-либо и не буду льстить ни страждущему Иову, ни порицающим его друзьям, но беспристрастно выскажу, в чём они несправедливы.

792

Я боюсь Бога, Который каждую минуту может отнять у меня жизнь и воззвать пред Своё судилище для отчёта в моих мыслях и словах. Страх пред Творцом моим возбраняет мне быть неверным истине, и из своекорыстных видов льстить людям.

793

Тот же Божественный Дух, Который создал тебя, вдохнул и в меня жизнь; ум мой, познания мои, не суть мои собственные приобретения; они суть дары Господа Бога. Посему не отвергай моих суждений.

794

Я не величаюсь, вступая с тобою в разговор, и не забываю, что мы оба сыны земли, созданные Богом из праха.

795

Хотя ты несчастием и унижен; но я знаю, что я не имею преимущества пред тобою. Страх, что мои горькие упреки будут мучить тебя, не должен возбранять тебе слушать меня внимательно.

796

Ты утверждал в моём присутствии, что ты страдаешь невинно. В 9–11 ст. приводятся слова, которые будто бы слышал Елиус из уст Иова.

797

См. гл . 10:7; 13:18; 16:17, где Иов говорил тоже другими словами.

798

Вторая половина этого стиха содержит в себе собственные слова Иова. (гл. 13:24)

799

Это собственные слова Иова, взятые из его речи. Гл. 13:27

800

Елиус хочет вместо Бога отвечать сетующему Иову и опровергнуть его жалобы.

801

Как ты можешь спорить с Богом, всевысочайшим Существом, и требовать от Него, чтобы Он дал отчёт тебе в обращении с тобою?

802

Если Бог видит, что человек склонен или уже близок к падению, то Он вразумляет его ночным видением, раз, и другой, если не обращают внимания; Он старается побудить человека к исправлению угрозами, прежде, нежели наступит Его суд и казнь.

803

Посредством грозных видений во сне Бог как бы говорит человеку на ухо, чтоб он исправился, если хочет быть пощажён и не наказан.

Вместо – яхтом – мы читаешь – ехаттем – с 70-ю, Акилою и Сирским переводчиком.

804

Пример представляет история Авраама (Быт. 20:3), где Бог посредством сновидения предостерёг царя Герарскаго от смерти, которую он мог бы навлечь на себя незаконным поступком с Саррою.

805

Если человек, вразумясь видением, оставляет своё преступное намерение или поведение: то он освобождается от смерти, которая угрожала ему.

806

Бог повергает грешника иногда на одр болезни, чтоб исправить его, и наказывает его мучительною болезнью, в которой вся внутренность его поражается страданиями.

807

Мучительная болезнь, которая должна побудить человека к размышлению о его образе жизни, отнимает у него всякий вкус в пище, так что самая лучшая пища делается для него отвратительною. Ср. Пс. 106:18; Еккл. 12:5.

808

По недостатку в пище, коей отвращается больной, тело его худеет, принимает неприятный вид и из-за кожи выказываются кости. Особенно это случалось в проказе, когда она достигала высшей степени.

809

Бог доводит такого больного до края гроба, так что, по-видимому, он должен разлучиться с жизнью.

Слово мемитим (смерти) собственно значит умертвителям. Болезненные припадки, причиняющие смерть, представляются, как лица или злые духи, кои умерщвляют больного, если не защитит его никакое благодетельное существо.

810

Если Ангел хранитель ещё не отдалён от человека упорным противлением его истине и закону добродетели; если он ещё носится над ним, и своим благодетельным внушением откроет человеку, какую погрешность, произведшую болезнь, он должен исправить; если человек увидит сию погрешность, с раскаянием исповедует и исправится: то Бог освободит его от болезни и возвратит здоровье.

811

Если больной исправляется: то Бог повелевает Ангелу, вразумившему страдальца, спасти его от смерти.

Я нашел удовлетворение; больной довольно пострадал; правосудие моё удовлетворено. Болезни, понесённые больным, представляются как бы уплатою за его грехи. Если страдалец исправляется и освобождается через то от болезни: то понесённое наказание принимается, как выкуп, за который больной получает выздоровление.

812

Если болезнь, посланная в наказание за грехи, перенесена, и цель её, нравственное исправление заблудившегося, достигнута, то человек становится здоровее прежнего, и возвращается как бы к летам юности.

813

Получивший выздоровление молится Богу о своём прежнем благосостоянии; и Бог слышит его молитву и посылает ему, как Своему любимцу, счастье и благословение, чтоб он с торжеством и песнью мог открыто принести благодарственную жертву Богу.

814

В предыдущем стихе Елиус говорит, что делает освободившийся от болезни пред Богом; здесь говорит, что он должен делать пред людьми. Он представляет выздоровевшего прославляющим пред людьми благость и милосердие Божие. Я менее страдал, нежели сколько заслужил своими грехами. Вина моя была больше, нежели наказание, посланное на меня.

815

Я заслуживал смерть и долженствовал быть предан разрушению; но Бог даровал мне жизнь и восхотел, чтоб я вкушал ещё дары Его на земле.

816

Бог употребляет многие способы, чтобы побудить заблудившегося человека к нравственному исправлению; Он делает это посредством видений в ночи, болезней и высших наставлений; делает по Своей неизмеримой благости часто, чтобы не наказать человека смертью, когда он ещё не покаялся и не исправился.

817

Иов должен втайне приложить сказанное к себе самому, и помышлять в своей болезни об исправлении вместо несправедливых жалоб, если хочет выздороветь и вкушать счастье.

818

Если ты имеешь что-либо сказать против моих слов; то говори свободно. Я желал бы, чтоб изображение заблуждающегося и наказываемого болезнями не касалось тебя и чтобы ты остался совершенно невинен.

819

Если ты находишь себя не совсем свободным от пороков, и начинаешь сознавать, что ты заслужил. наказание от Бога: то слушай молча уроки, которые я намерен дать тебе.

Под словом мудрость разумеется всё нравственное учение, все полезные знания и вообще всё, что может сделать человека мудрым и нравственно-добрым. См. прим. на Сир. 1:1.

Уже из этих слов видно, что мудрость, которую Елиус проповедовал, не была для Иова чем-либо новым. Что Бог хочет привести грешника несчастиями и болезнями к познанию себя самого и к исправлению его нравственности, и что Он исправившегося грешника освободит от его страданий и опять ущедрит благодеяниями, это многократно повторяли друзья Иова в прежних речах. Главную часть спорного вопроса –навлёк ли Иов свои страдания преступлениями, Елиус так же мало раскрывает, как мало раскрыли её прежние собеседники.

820

Когда Иов не ответил Елиусу, то начинает сей последний новую речь.

821

Иов не может упрекать меня за то, что я подвергаю исследованию истину его слов и справедливость его жалоб; поелику он сам дозволил себе тоже в отношении к друзьям своим. См. прим. на 12:11, где обясняется сие подобие.

822

Исследуем беспристрастно спорный вопрос и отдадим справедливость тому, что справедливо само в себе. Если Иов говорил худо, то осудим его, если нет, то признаем его невинность.

823

То и другое утверждал Иов. См. гл. 13:18; 19:7; 27:2. В 5 и 6 стихах вводится говорящим Иов.

824

Друзья Иова вынуждали из уст его признание, что он, будучи наружно благочестив, наказывается Богом, как тайный злодей. Смертельную болезнь и несчастия, с которыми Иов боролся, сравнивает он сам со стрелою, коею Бог пронзил его и коей яд пьет он. См. выше гл. 6:4.

825

Может ли кто-либо с большею дерзостью изрыгать хульные слова против Бога, как делал это Иов? Елифаз пользовался тем же подобием, (см. выше гл. 15:16), когда представлял человека пьющим злодеяние, как воду, или жаждущим преступления, подобно как больной горячкою жаждет воды и находить в ней утоление. Так и Иов, по мнению друзей, думал в своём страдании доставить удовольствие своему сердцу и смягчить свою скорбь дерзкими речами против Бога.

826

Возможно ли, чтобы богобоязненный Иов произносил такие речи, которые можно слышать только из уст отчаянных злодеев и наглых осмеятелей Веры? Не должно ли думать, что он перешёл к толпе богохульников?

827

Елиус приписывает здесь Иову такие мысли, которых тот никогда не выражал. Чтобы показать, что от несчастий не должно заключать к преступлениям, Иов доказывал из опыта, что благочестивому уделяется в сем мире очень часто самый плачевный жребий, а нечестивому счастливый. Но чтобы благочестие никому не приносило пользы и чтобы в этом мире все благочестивые бедствовали, Иов так же не утверждал се