Азбука верыПравославная библиотекапрофессор Аким Алексеевич ОлесницкийОчерк жизни и деятельности проф. А. А. Олесницкого
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


священник Димитрий Юревич
Очерк жизни и деятельности проф. А. А. Олесницкого

   Аким Алексеевич Олесницкий (1842–1907) — известный русский православный библеист, исследователь Священного Писания Ветхого Завета, доктор богословия, профессор Киевской духовной академии.
    Аким Алексеевич родился в Волынской губернии в семье протоиерея; с 1857 г. по 1863 г. учился в Волынской духовной семинарии, затем — в Киевской духовной академии, по окончании которой в 1867 г. был оставлен преподавателем по кафедре еврейского языка и библейской археологии. В 1868 г. получил степень магистра богословия за рукописное сочинение об И. Канте. С 1869 г. — доцент, с 1873 г. — экстраординарный профессор КДА.
   В 1873 г. А. А. Олесницкий был направлен на год в Палестину и соседние страны для изучения древних памятников. Результатом его поездки явился труд «Святая Земля. Т. 1: Иерусалим и его древние памятники. Т. 2: Другие замечательные по древним памятникам места Иудеи» (К., 1875–78), за которую он получил звание доктора богословия.
   С 1881 по 1883 г. Аким Алексеевич трудился в должности инспектора КДА. В 1883 г. он стал ординарным, а в 1892 г. – заслуженным профессором академии. В 1899 г. А. А. Олесницкий вышел в отставку, но до самой смерти не переставал интересоваться академическими делами. Как писал его ученик, профессор В. П. Рыбинский, «Аким Алексеевич был ‹...› ученым в настоящем смысле этого слова: для него не существовало других интересов, кроме научных, и вся его жизнь прошла в кабинете, над письменным столом, за разработкой научных вопросов. От природы он обладал редкими дарованиями, соединяя глубокий оригинальный, философский ум с живым художественным чувством и с огромной памятью. Блестящие природные дарования при этом сочетались ‹...› с замечательным трудолюбием и удивительной методичностью». У А. А. Олесницкого были все предпосылки для занятий в сфере Священного Писания Ветхого Завета и библейской археологии: он прекрасно владел древнееврейским языком, знал арабский, сирийский, а также классические и новые языки. Считая необходимым условием всестороннего изучения Ветхого Завета знакомство с Палестиной, он четыре раза ездил туда в продолжительные научные командировки (1873–1874, 1886, 1889, 1891). Он посещал еще и западные археологические музеи, в которых лично знакомился с новейшими артефактами.
   Началом научной деятельности А. А. Олесницкого послужило принятие сделанного им перевода книг великих пророков в качестве основы Синодального перевода этих книг на русский язык.
   Как ученый исследователь Писания Ветхого Завета А. А. Олесницкий выделялся своим пониманием художественной стороны библейских книг, чему он посвятил несколько работ. «Библия являлась для него не сборником трудных и легких текстов, а живой книгой, полной глубины и красоты, говорящей к тем, кто умеет понимать ее, и особенностями своего языка, и своими образами, и всем строем своей речи», — писал В. П. Рыбинский.
   В своих исследованиях Аким Алексеевич не сторонился решения спорных и трудных вопросов; его деятельность замечательна тем, что ему принадлежит множество оригинальных гипотез и предположений. Иногда это касалось вроде бы уже устоявшихся на тот период библейских вопросов. Например, в произведении «Рифм и метр ветхозаветной поэзии», изложив существующие теории метра (особенно — теорию «параллелизма членов»), он изложил свою собственную теорию — «тонического стихосложения». В статье «Государственная израильская летопись, или книги царей херема» он сделал попытку восстановить упомянутую в Библии, но не сохранившуюся, летопись израильских царей.
   Излагая собственные гипотезы, А. А. Олесницкий при этом производил подробный обзор как традиционных, так и новых воззрений на разбираемый вопрос. Поэтому многие работы профессора практически не устарели до сих. Примером этого является его труд «Книга Притчей Соломоновых (Мишле) и ее новейшие критики» (К., 1884), в котором он предлагает полный свод сведений о воззрениях на книгу Песнь Песней и детально анализирует их, а в заключение предлагает свое, не бесспорное и довольно необычное, понимание образов жениха и невесты у богодухновенного автора как описания палестинской природы и солнца. Но через это описание палестинской природы, по его мнению, звучит торжественная песнь богоизбранного народа, воспевающая отношения Бога к своему народу, и возвещающая, что «среди всех превратностей судьбы Палестины, среди сменяющихся картин ее природы, для народа еврейского есть только одно твердое и неизменное основание жизни — это обещанная ему высшая и совершеннейшая любовь Ягве».
   Несмотря на то, что ряд высказанных А. А. Олесницким гипотез являются спорными, «свои главные тезисы Аким Алексеевич аргументировал настолько солидно, что наука не имеет права с ними не считаться» (В. П. Рыбинский). Кроме того, в качестве ориентира он старался держаться святоотеческого церковного подхода к изучению Библии — свидетельством чего служит его краткий исагогический курс, являющийся сборником святоотеческих воззрений на время, авторство и обстоятельства написания Священных книг — «Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений св. отцов и учителей Церкви» (СПб., 1894).
   А. А. Олесницкому принадлежит также ряд трудов по библейской археологии. Кроме упомянутого выше подробного отчета о своей первой научной поездке в Палестину («Святая Земля» в 2-х тт.), он опубликовал подробнейшее исследование «Ветхозаветный храм в Иерусалиме» (СПб., 1889), в котором не только привел огромное количество археологических сведений, но и предложил свой вариант реконструкции храма.
   Учено-литературная деятельность профессора не ограничивалась лишь сферой Ветхого Завета и библейской археологии. Он публиковал слова, которые почти ежегодно произносил в церкви Братского монастыря на пассиях, а также выступал со статьями религиозно-нравственного содержания. Как проповедник А. А. Олесницкий пользовался большой известностью в Киеве.
   Свои профессорские обязанности в академии Аким Алексеевич исполнял в высшей степени добросовестно; его лекции по библейской археологии и занятия по древнееврейскому пользовались неизменным успехом у студентов. Руководство научными диссертациями он осуществлял на высоком уровне, предлагая актуальные, еще мало разработанные темы. Целый ряд диссертаций, написанных под его руководством, вошли в историю русской библейско-богословской науки как принципиальные исследования фундаментального характера (например, «Древнееврейские монеты» С. Булатова, «Археология и символика ветхозаветных жертв» будущего еп. Гедеона (Покровского, 1844–1922), «Синагоги иудейские» Н. Никитина, «Брак у древних евреев» будущего протоиерея Николая Стеллецкого (1862–1919), «Археология истории страданий Христа Спасителя» Н. Маккавейского, «Происхождение и сущность ессейства» К. Чемены, «История ветхозаветного священства» будущего священника Григория Ключарева (1865–1921), и, конечно же, известное исследование ученика А. А. Олесницкого, будущего профессора КДА В. П. Рыбинского (1867–1944) «Древнееврейская суббота»).
   Аким Алексеевич, к сожалению, не отличался крепким здоровьем. Достичь значительного возраста при столь интенсивных трудах, что были у него, он смог благодаря размеренному и правильно организованному образу жизни, соблюдая регулярные прогулки, имея определенную систему питания и прибегая к помощи оздоровительных ванн. Обычно несколько месяцев в году он проводил на южном берегу Крыма. Там, в Алупке, он и скончался в результате развившегося гастрита. Его тело было перенесено в Киев, где Великой церкви Братского монастыря 3 сентября 1907 года епископ Уманский Агапит в сослужении академического духовенства совершил заупокойную службу и состоялось погребение.
   Акиму Алексеевичу не удалось при жизни осуществить все задуманное: он не успел обработать до конца курс библейской археологии (который был закончен и издан в 1920 году — к сожалению, только 1-я часть — проф. В. П. Рыбинским), а также завершить составление словаря Ветхого Завета. Тем не менее, оставленное им богатое и оригинальное наследство требует осмысления и анализа со стороны современных русских исследователей Священного Писания.