Александр Алексеевич Алексеев

XVIII. О правоте Церкви православной по отношению к употреблению ею квасного хлеба в таинстве Причащения, а не опресноков

С появлением христианства, таинство Евхаристии всегда совершалось на квасном хлебе, и далее, во все последующая времена, православная церковь тоже свято соблюдала это, и никто из православных христиан не смущался тем, что принимал Святое Причастие под видом квасного хлеба. Но вот с некоторого времени не только в литературе, но и в обществе стали появляться вопросы и рассуждения и об этом важном предмете, и не только с целью искушать Господа, подобно маловеру графу Л. Н. Толстому, но и со стороны простодушных христиан, ищущих Бога во всем и желающих достойно чтить Его.

Таким совопросником веры, относительно употребления в таинстве Святого Причащения квасного хлеба, был один старый офицер из евреев, некто Вербицкий. Он, говея со мною на первой неделе великого поста, подошел ко мне и, поклонившись, сказал, «и вы говеете»?

–       Да, ответить я, надо, надо нам, как христианам соблюдать заповедь церкви, – хоть раз в год, говеть. «Доброе дело», сказал Вербицкий, «будем вместе говеть, а я давно желал с вами поговорить о важном предмете, касающемся нашего православного Причастия: меня смущает то, что мы, православные, в учении о таинстве Святого Причащения не согласны с католиками и лютеранами. – Не можете ли вы в кратких словах объяснить причину этого разногласия».

–       Помилуйте, можно ли во время службы Божией, развлекаться посторонними разговорами.

«Прошу вас прийти на дом ко мне, там – и побеседуем об этом, а теперь слышите, о чем надо говорить»: «Господи, Владыко живота моего, возгласил священник, и офицер стал молиться. По окончании службы, выходя из церкви, офицер спросил у меня позволения вечером прийти ко мне на квартиру, добавив, не в качестве гостя, а слушателя слова Божия. Я пригласил его, и он не преминул прийти и не один, а с одним штаб офицером католиком, который был знаком и мне. После обычных расспросов о здоровье и жизни каждого, мы перешли к интересующему нас вопросу. Собрат мой по вере поставил вопрос, заданный им мне в церкви, о правоте церкви православной по отношению к употребление его квасного хлеба в таинстве Святого Причащения, а не опресноков.

–       Не подлежит сомнению, сказал я ему, что на стороне православной церкви истина.

–       «Извините», воскликнул католик! Наша святая католическая церковь, согласно установлении апостолов, вот чем заповедала нам причащаться», при этом он вынул, тщательно завернутую в платке, оплатку, и, показывая ее, сказал: вот этим Сам Господь Наш Иисус Христос со святыми апостолами причащались, так как тогда была иудейская Пасха, и нельзя было есть кислого хлеба, и отцы ваши ели мацу – опреснок с горькими травами и Пасхальным Агнцем, есть же кислый хлеб в этот вечер – избави Боже. Следовательно, и Иисус Христос, как строгий блюститель закона Моисея, так же совершал Пасху с учениками именно, на опресноках, а не на кислом хлебе.

–       Смею вас уверить, что православная восточная Церковь правильнее установила употреблять для Святого Причастия квасной хлеб. Чтобы убедиться вам в том, что на ее стороне истина, необходимо знать Пасхальные обряды, существовавшие у иудеев в Иерусалиме во времена Иисуса Христа.

–       Зачем нужно мне еще знать, крикнул раздосадованный католик, еврейские пасхальные обряды?! У нас есть верный источник для знания истины – святое Евангелие и апостольские постановления, да еще учение святого отца нашего папы; мы не схизматики и никогда не сойдемся с теми, которые нарушают святые постановления католической церкви, изменить, которой – равносильно отречению от Христа».

–        «Слушая ваши рассуждения и препирательства о догматах веры, сказал офицер Вербицкий, и, зная также вообще несогласия христианских обществ, православных, католиков и тех и других и лютеран между собою невольно как то смутишься духом и будешь колебаться в истинах Христовых, относительно непогрешимости христианства.

–       Успокойтесь, пожалуйста, сказал я собрату своему; не будьте слишком строгим судьей. Позвольте спросить вас – разве у Израиля не тоже было, разве у них не было сект Саддукеев и Фарисеев и не было ли у них также различных мнений и рассуждений о вере. Однако это им не мешало исповедовать истинного Бога и Богу быть с ними. То же самое можно сказать и о христианах. Христианство есть источник, из которого текут многие спасительные ручейки, хотя они и различны, но все стекаются в один Божественный живой источник, а источник этот есть Иисус Христос, – в нем наша жизнь и спасение и на Него уповаем.

Теперь речь моя к вам господин Станислав! Успокойтесь, пожалуйста. В деле рассуждения веры надобно быть хладнокровным, спокойным и главное беспристрастным. Вы, как католик, безусловно, верите в правоту установления вашей Западной Церкви, а мы, как сыны православной Церкви, свято исповедуем то, что установлено нашей Восточной Церковью, откуда впервые воссиял свет Миру – Иисус Христос. Естественно, что каждому свои убеждения дороги, раскрыть же истину может не только святая Библия и Евангелие, но и пренебрегаемые вами обряды иудейские, существовавшие во времена Иисуса Христа в Иерусалимском храме, и постановления первосвященников относительно празднования Пасхи.

Слушайте же, пожалуйста. Известно всему ученому христианскому Миру, что разногласие между восточными и западными христианами, относительно совершения таинства Евхаристии, состоит в том, на каком хлебе надлежит совершать Евхаристию – на квасном или на пресном. Это разногласие, относящееся к этой одной из наружных принадлежностей таинства, происходит от того, что западная Церковь с средних веков начала употреблять в Евхаристии опресноки вместо квасного хлеба. Помните, именно с средних веков, а не Апостольских времен, вопреки обыкновенно церкви восточной, соблюдаемому от времен Апостольских и своему собственному древнему обычаю. Нововведение свое римляне католики стараются оправдать мнением: будто бы Иисус Христос на тайной вечери, при установлении таинства Евхаристии, употребил опреснок. Между тем Церковь Восточная, верная преданию Апостольскому, продолжая совершать Евхаристию на квасном хлебе, учит, что Евхаристия на тайной вечери совершена Иисусом Христом на хлебе квасном, пшеничном, какой был в ежедневном употреблены у евреев и отнюдь не на мацотом на опресноке. Западные богословы против этого, вот что говорят, что днем тайные вечери был первый день опресночный, в вечерю которою возлег Иисус со Апостолами, объявил им о своем предателе, ел с ними Пасху и затем преподал им самое таинство Причащения. Этот день опресночный, по их мнению, назван так потому, что тогда начали уже есть опресноки, и что потому день этот означает то же самое, что пасха иудейская. Христос, вкусив эту Пасху с Апостолами, подал им, лежавший на столе, опреснок для таинственного воспоминания Его самого и этой вечери Его с ними в роды родов.

Что же?... доводы нашей святой Церкви, сказал католик, весьма основательны и постановления ее совершать таинство Евхаристии на опресноках священны и должны быть соблюдаемы вечно.

Я должен заметить, что только сын западной Церкви, безусловно верующий в ее учение и постановление пап, и незнающий существовавших законов и постановлений раввинов о празднике Пасхи, запрещающих в незаконный час – в четверть вечером, когда еще не наступила Пасха, есть мацот – опреснок, может сказать, что была тогда иудейская Пасха, а что Иисус Христос вкушал с Апостолами пасху и опресноки. Вот данные, которые могут служить доказательством правоты восточной церкви, что тогда не было еще Пасхи. Известно, что существовал у Иудеев обычай, в честь наступающего праздника Пасхи, испрашивать свободу какому либо преступнику на смерть осужденному. Евангелие передает нам, что первосвященники, боясь входить в дом Пилата, чтобы не оскверниться, а в чистоте есть пасху, просили прокуратора совершать суд в претории, потому что иудеи оскверняются входом под одну кровлю с язычниками, каковым они считали Пилата. Далее, когда повели Христа на распятие, то встретился на пути иудеянин Симон, идущий с поля и ему-то положили на рамена крест Христов. Ежели допустить, что тогда был праздник – Пасха, то можно ли поверить, чтобы в праздник шел иудеянин с поля, и что в праздник что – либо нес по улицам. Как же могли решиться и прочие иудеи обременять подобного себе собрата своего ношею креста в собственный праздник свой? Поспешность иудеев совершить распятие над Иисусом Христом и страх, чтобы не остались тела распятых висеть на крестах с пятницы на субботу, также ясно показывает, что не было еще праздника Пасхи.

Имея в виду все сказанное нами можно с достоверностью сказать, что в четверг – последнее вечерие Господа с учениками не было пасхи, а только в этот день начинали печь опресноки ко дням наступающей Пасхи. Следовательно, кислый хлеб можно было употреблять, и, на оборот, строго запрещалось есть в четверть опресноки, а ядение их началось только с вечера пятка накануне субботы. Это потому, что день у евреев всегда начинается с вечера и оканчивается через ночь и день вечером следующими в вечер четвертка ни Иисус Христос и никто из прочих иудеев не вкушал пасхи и опресноков, и ни под каким предлогом не могли вкушать. Иисус Христос совершал тайную вечерю и преподал на ней ученикам своим обыкновенный хлеб и вино, именно в вечер так называемого ныне великого четвертка, накануне пятницы. В этот самый четверток, и в следующей за ним пяток, до самого вечера праздника Пасхи еще не было. В четверток, повторяю, Христос вовсе не вкушал Пасхи ветхозаветной, состоящей из агнца пасхального, опресноков и горького зелья, равно и никто из иудеев, в вечер этого четвертка противу пятницы не ел и не мог есть Пасхи и опресноков. В пятницу закалали агнца пасхального после полудня с праздничными к тому обрядами по обычаю, потом пекли и ели к вечеру на субботу вместе с опресноками и горькими зелиями. Сказанное нами утверждается и обычаями иудейскими и священным писанием. Если бы Иисус Христос совершил Пасху ранее узаконенного времени, это было бы для иудеев предлогом к осуждению Его на смерть. Тогда вовсе не нужно было бы архиереям, старейшинам и всему сонму израильскому изыскивать на Него лжесвидетелей. Достаточно было бы сказать только, что Иисус ел Пасху до узаконенного времени с явным нарушением закона, и, следовательно, самовольно принес жертву предпасхальную вне храма, и это, опять повторяем, было бы достаточно к обвинению Его.

Не мало говорит в пользу нашего мнения и следующее: во время тайной вечери своей Иисус Христос, зная, что Иуда предал Его иудеям и что время Его страданий уже настало, сказал Иуде: еже твориши, сотвори скоро. Не понимая сего некоторые из Апостолов думали, что Иисус повелевает Иуде купить то, что требуется на праздник. Ежели согласиться с существующим мнением, что Иисус совершил тогда праздник иудейской Пасхи, то на какой еще праздник нужно было покупать что ни будь Иуде для Иисуса Христа и Апостолов; когда ядение пасхального агнца совершено уже?

Наконец, ваши западные Богословы еще говорят, что в то время была – Пасха для других евреев, но с этим вовсе нельзя согласиться. В самом деле, от чего могло произойти такое разногласие и такое разнообразие во времени совершения обряда столь важного в одном и том же Иерусалиме, пред очами архиереев, и всего Синедриона и допущено чтобы в праздник было что – либо продаваемо и покупаемо празднующими?

Но, главное опустил я вам сказать в подтверждение правоты, высказанных мною, мыслей относительно того мнения, что еще не было Пасхи: Иисуса Христа ночью привели к архиереям и старейшинам, с целью допросить Его о делах, учении и учениках Его, и затем осудить Его на смертную казнь. Но известно не только иудеям, но и христианским ученым, что никакой закон Талмудический не разрешает допрашивать и судить преступников во время праздника Пасхи.

«Слова ваши довольно убедительны, сказал собрать мой г. Вербицкий, что Иисус Христос употреблял на тайной вечери с учениками кислый хлеб, как сказано в Евангелии: Взял хлеб, а не мацот и дал ученикам, а потом взял чашу с вином и проч.»

Нельзя не согласиться с тем, заключил я, что на тайной вечери Иисус Христос употреблял кислый хлеб уже и потому, что сначала христианства западная, как и восточная церкви совершали Евхаристии на кислом хлебе и только в средние века западная церковь начала употреблять в Евхаристии опресноки, и тем, конечно, сильно погрешила против истины.

«Ну уж извините меня, пожалуйста, возразил недовольным тоном католик, я больше не желаю слушать того, что говорится против нашей святой Церкви и установления наших святых пап». Сказав так, он быстро повернулся и ушел, а господин Вербицкий искренно благодарил нас за разъяснение важного вопроса, так долго его занимавшего.


Источник: Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических, с присовокуплением статьи о Талмуде / соч. А. Алексеева. - 3-е изд., доп. и испр. - Новгород : тип. М. Сухова, 1878. - 320 с.

Комментарии для сайта Cackle