Александр Алексеевич Алексеев

XX. О святом евангелии

Скажите мне, пожалуйста, начал Вербицкий: кто были писателями святых Евангелий и где они были писаны?

Кто? Несомненно, евангелисты. Ведь вы слышите в церкви, как возглашает диакон или священник: от Матфея святого Евангелия чтение, или от Луки, Иоанна и Марка, а это и показывает, кто были их писатели.

Так, теперь понятно. Значит у нас четыре Евангелия или одно?

Собственно Евангелие у нас одно, но писателями их были четыре, а потому каждое и называется их именем, точно так, как и у евреев: Тора – закон Моисеев один, а книг Моисеевых пять, и каждая из них имеет свое название. Первая называется книга Бытия (Перешит), вторая – Исход (Шемос). третья – Левит, четвертая – Числа, пятая – Второзаконие и заметьте, что каждая отдельная книга Моисеева носит название одно – Хумиш, т. е. пять – Пятикнижие, что выражает, книга книгам, соответственно тому, как сказано о книге Соломоновой – песнь песней.

Теперь попрошу вас еще сказать мне, продолжал Вербицкий, где написано наше Евангелие и в какое время, так как этот вопрос занимает ныне многих и об этом рассуждают различно, особенно светские ученые. Такие вопросы для нас, как православных христиан, представляются по моему, почти излишними. Поверьте, что светские люди подобными вопросами не ищут истины, а только этим искушают Господа.

–       Скажите, что, если бы вас, когда вы были евреем, спросили, кто и когда написал Тору – закон Моисеев? Вы, несомненно, ответили бы: Мойше – рабени, Моисей великий учитель наш. – Так я говорю?

–       Совершенно так, ответил Вербицкий.

–       А подлинно ли вам известно, что Моисей?

–       Не могу знать.

–       Однако веруете, что это великое творение Божие есть и творение пророка Моисея.

–       Ох, как не верить, я свято верю в это! Верно. Потому, что он, Моисей, по уверению древних учителей Израиля, творец этой священной книги.

–       Ну как же после этого нам как христианам не верить, что святое Евангелие есть творение нашего божественного учителя Иисуса Христа, записанное евангелистами – очевидцами Его? Как не верить тому, что, с основанием христианства, миллионы народа верили и веруют в эту истину. Но если вам уж так желательно это знать, то я, по мере сил и уменья, скажу вам об этом вкратце, нечто от себя и то, что удалось мне читать в христианских книгах. Известно, что о Новом Завете, этом благодатном законе предвозвещено было еще древними пророками. Так у Иеремии читаем: Се дни грядут, глаголет Господь, и завещаю дому израевлеву и дому Иудину завет нов, не по завету, его же завещах отцем их и пр. (Иер. 31 гл. 31 ст.). А у пророка Исаии сказано, где будет дан этот новый закон: – От Сиона бо изыдет закон и слава Господня от Иерусалима (Ис. 2 гл.). Это в точности сбылось. Божественный закон Иисуса Христа был также услышан на горе, и как чудно она огласилась словом Господним. Вот как о сем повествует Евангелие. Матфей. И увидев народ, Он (Господь) взошел на гору и отверзши уста свои, учил их, говоря: Блаженнии нищие духом, яко тих есть царство небесное и пр. (5 гл.).

Теперь приведем свидетельство христианских писателей о том, что святое Евангелие написано именно евангелистами, Матфеем и Иоанном как не посредственными очевидцами Иисуса Христа, а Марком и Лукою, как мужами, находившимися в ближайших отношениях к очевидцам. Известно, что враги Евангелия говорят, что оно есть произведение не апостольского века, а позднейшее. Так можно говорить только голословно и незнающим историю Церкви. Достоверно известно, что святое Евангелие есть произведение тех, которых они носят имя. Мы имеем в виду два древнейших перевода, сделанные с греческого новозаветного текста, который происходить от самих апостолов. Один из этих переводов сирский и носит имя Ииешито другой, известный под именем Итала, Латинский: и тот и другой на первом месте содержать в себе четыре Евангелия. Каноническое значение этих четырех Евангелии в первоначальной Церкви значит было вполне решительно, когда переводили их на собственный язык новообращенных христианских обществ, на язык латинских и сирских христиан. В какое же время это могло быть? Сирийский перевод, приводящий нас в Азию в окрестности Евфрата, почти всеми относится к концу второго века, и для этого есть твердые основания. Латинский же перевод еще пред концом вторая века пользовался некоторым общественным значением; ибо уже латинский переводчик по-гречески написанного большого сочинения Иринея против ересей, которое нужно относить к исходу второго века (уже Тертуллиан следует этому переводчику там, где он приводит Иринея) и Тертуллиан с конца того же века следует тексту Итала. Такое уважение к латинскому переводу Евангелий в конце второго века необходимо предполагает, что он уже существовал несколько десятков лет. (Общепонятное исследование Константина Тишендорфа. Перевод с немецкого. Полтава 1866 год. Переводчик).

Теперь прочту я вам, дорогой мой собрат то, что пишет о Евангелии современный нам богослов – преосвященный Михаил, уже сошедший в могилу: «Писатель первого нашего канонического Евангелия, подобно писателям и следующих за ним Евангелии, не называют себя в своей книге как писателя, как называет себя писатели почти всех Посланий Апостольских, даже не дает никакого определительного намека, по которому бы можно было узнать писателя. Но что написал его, несомненно, Матфей, Апостол из 12, об этом есть достовернейшие церковные свидетельства, восходящие непосредственно до самих Апостолов. Так Папий, епископ Иерапольский (1-й четверти 2-го века), любивший, как он сам говорит, собирать предания об Апостолах от непосредственно знавших их, передает со слов Иоанна пресвитера, ученика Господня (по вероятнейшим исследованиям, Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, который во 2-м и 8-м посланиях своих называет себя πρεσρν҅τερος – стт. 1), что Матфей на еврейском языке записал беседы Господа (Χογια Κνρίον)27. Что под выражением «беседы Господа» не следует разуметь одни только собственно так называемые беседы или речи Господа, это видно:

а) из того, что сим словом у писателей новозаветных, а равно и писателей первенствующей церкви, назывались целые книги священного Писания, в которых содержатся не только беседы, но и исторические повествования;

б) из того, что древняя и древнейшая церковь никаких бесед или речей Господа, записанных Матфеем, не знала, а знала написанное им одно Евангелие, внесенное ей в состав священных книг Нового Завета.

Итак, вот предание, несомненно, идущее от самих Апостолов, следовательно, достовернейшее, что известное нам Евангелие от Матфея написано действительно Апостолом Матфеем: ибо другого Евангелия от Матфея Церковь и не знала и не знает. (См. толкования, преосв. Михаила на Евангелие от Матфея). То же самое можно сказать о достоверности и других Евангелии.

Вполне верю всему прочитанному вами о святом Евангелии, заключил господин Вербицкий, и вполне остаюсь благодарен вами за раскрытие истины.

* * *

27

Когда я встречал кого либо из древних, жившего с Апостолами, говорит Папий у Eвсевия, я с заботливостью старался распрашивать, чему они учили, что говорили Андрей, Петр, Филипп, Фома, Иаков, Иоанн, Матфей или какой либо другой ученик Господень.


Источник: Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических, с присовокуплением статьи о Талмуде / соч. А. Алексеева. - 3-е изд., доп. и испр. - Новгород : тип. М. Сухова, 1878. - 320 с.

Комментарии для сайта Cackle