Александр Алексеевич Алексеев

IV. Талмудическое сказание о Евангельском учении

После смерти Иисуса, говорит Талмуд, главные ученики Его (в числе 12) отправились во все концы земли с целью проповедовать веру в Него. Иудейские старейшины и Сангедрин, тревожимые успехом этой проповеди, особенно принимаемой простым народом (гамориц), чтобы воспрепятствовать делу распространения Евангелия, отправили из среды своей некоего Шимона Кифу (Петра), с тем, чтобы он вразумлял ноцримов – назареев не принимать проповеди учеников Христовых, и, для большего успеха возложенной на него обязанности, преподали ему тайну чудодейственного имени Божия. Но Шимон Кифа изменил возложенному на него поручению. Явившись в главное место пребывания ноцримов и сотворив пред ними несколько чудес8, он убедил их, что Иисус Христос есть чаемый Израилем Мессия. Затем, он стал уже требовать от них, чтобы они согласились выполнять то, что он им прикажет. Когда те изъявили свое согласие, то Шимон Кифа приказал им ненавидеть Иудеев, праздновать вместо пасхального дня – день смерти Иейши – Иисуса Христа и вместо пятидесятого после Пасхи дня – сороковой день (?). Ноцримы – назареи согласились исполнить приказания Шимона Кифы в таком только случае, если он обещается оставаться с ними навсегда.

Когда Кифа согласился на это, то для него поставили столб, в котором он заключил себя и, питаясь хлебом и водой, прожил там 6 лет, по прошествии которых он умер. Еще и теперь, говорят евреи, в Риме можно видеть этот столб, по крайней мере камень, на котором Кифа сидел (!). Когда не было уже в Риме Шимона Кифы, явился некто Илия и стал проповедовать, что Шимон не точно передал, ноцримам волю Иейши, что Иейшу поручал ему, Илии, передать ноцримам волю Его. Этот явившийся Илия стал разрешать ноцримов от необходимости обрезания, вместо субботы стал проповедовать празднование следующего за ней дня; но во время самого проповедования этого учения, камень, упавший будто бы с неба, поразил Илию в голову и умертвил его.

Толки иудеев, переданные нами сейчас, о распространении Евангелия, можно сказать, сами изобличают себя в своей лживости. Первая ложь та, что будто бы апостолы учили евреев ненавидеть и презирать своих бывших собратий. Можно ли думать так о тех, которые всецело были проникнуты любовью ко всем, даже к врагам? Если бы апостолы так учили, то, конечно, тогда же заметны были бы враждебность отношения крещенных евреев к некрещенным. Исторически же известно, что евреи, принявши христианство, жили с некрещенными собратами своими в мире, ходили вместе в храм иерусалимский, праздновали иудейские праздники, так что римляне долго не отличали крещеных евреев от некрещенных и только впоследствии начали отличать первых от последних. Затем, явная ложь и то, будто бы апостол, избранный Сангедрином для противодействия распространению Евангельского учения, изменил своему намерению. Ни Талмуд, ни евреи не представляют причины, побудившей Петра поступить так. Из вышеприведенного талмудического сказания видно одно, что Петр действовал не из земных расчётов, при распространении Евангелия; он решается питаться хлебом и водою, наконец умереть, чтобы только сохранить и распространить веру Христову. Что же, спрашиваем мы, побуждало Петра на такой подвиг? Что заставило ревнителя синагоги изменить ей? Талмуд умалчивает об этом, а заводит речь о гибели какого- то апостола Илии, который был будто бы убит в самую минуту Евангельского проповедования. Это сказание уже тем несправедливо, что между всеми 12-ю учениками, из­бранными Господом и посланными на проповедь Евангелия, нет такого имени. Для большего убеждения не лишним считаем здесь нарочно выписать еврейские имена всех 12 учеников, на которых главным образом указывает Талмуд: Петр – Шимон, Андрей – Андре, Иаков – Якойв, Иоанн – Иойхинан, Филипп – Пилапойс, Варфоломей – Бартелумо, Матфей – Матфеу, Фома – Тоймо, Иаков Алфеев – Якойв – Бен – Алпи, Симон Зилот – Шимойн – Акани, Иуда Иаковлев – Иегуда – ахи – Якойв, Иуда Искариотский – Иегуда – иш – Кирьейси. Далее, нельзя не сказать, в опровержение талмудического сказания, относительно небесного поражения Илии, вот что: уж если Илию небо поразило камнем за распространение Евангелия, то почему же Апостол Петр, как первый виновник в деле распространения Евангелия, не был наказан Богом? Как хотите, братия, думайте об этом талмудическом рассказе, а мы вполне убеждены, что он несправедлив. Мы из него видим одно: что раввины, из ненависти к распространению христианства и для противодействия успехам апостолов, придумывали разные нелепости. Нередко они передавали, или умышленно или за неимением должных сведений, о распространении христианства что – то подобное, но все в превратном и искаженном виде. Рассмотрим внимательно и беспристрастно хоть приведенный талмудический рассказ об Апостоле Петре. Кто не догадается, что в нем есть что – то подобное происходившему с Апостолом Павлом? Но Талмуд, как мы сейчас говорили, будучи чужд должных сведений о жизни святых Апостолов, а равно и о их действиях в деле распространения Евангелия, перепутал сказании о них: то, что отчасти случилось с Павлом, свел на Петра. Апостол Павел, как видно из Деяний Апостольских, действительно был уполномочен от Сангедрина противодействовать распространению христианства и немало успевал в этом. Он, как известно, шел даже в Дамаск с целью преследовать, гнать всех уверовавших во Иисуса Христа: но явившийся ему на пути Господь сказал, как передает сам святой Павел, что ему, Павлу, трудно будет идти против Него, Христа, т.е. гнать тех, которых Он призывает к Себе. И святой Павел, скоро убедившись в сказанном ему (он ослеп и прозрел чудным образом), должен был переменить образ своих противных христианству мыслей, и вместо гонителя Христова сделался ревностным апостолом Его. В Деяниях святых Апостолов есть прекрасная речь самого святого Павла, в которой он выражает, как чудно призвал его Господь Иисус Христос в Апостола языков; он свидетельствует торжественно об этом пред иудеями (Деян. 22:1–25). И нужно сказать, что та самая благодать Господа, которая призвала Павла к Иисусу Христу и к распространению Евангелия, та же благодать призвала Петра и других Апостолов к сему великому делу. Вот почему все они так ревностно проповедовали Евангелие! Иной причины и быть не может. В самом деле, ведь нельзя сказать, чтоб Апостолы так неутомимо, так решительно трудились ради житейских интересов. Нельзя этого сказать, потому что Тот, Кто посылал их на проповедь Евангелие, не обещал им земных благ а предсказывал, что они будут преследуемы, гонимы, что им придется испытывать голод, нищету и даже самую смерть. Однако все это их не ужасало и не останавливало; они проповедовали как пред язычниками, так и пред иудеями учение Христово, и оно так быстро проникло во всю вселенную и нашло такое сочувствие в сердцах людей, искавших спасения, что вскоре из верующих составилось многочисленное общество, – святая Церковь. Могло ли все это произойти без особенного действия промысла Божия? Неужели всемирный переворот, происшедший вследствие Евангельской проповеди, не может еще служить доказательством того, что святые Апостолы проповедовали святейшие истины, проповедовали по воле Господа – Бога Истинного? Но довольно об этом. Обратим теперь внимание на то, что говорят евреи и против святого Евангелия.

Так, нам говорили отцы наши, что Иисус Христос, по пришествии на землю, разрушил Ветхий Завет, что Он вообще учил будто бы противно учению Моисея и Пророков; поэтому то и следует, избегать учения Его, как Богопротивного. Считать Евангелие противным Божественному учению могут, только те, которые нисколько незнакомы с его содержанием. Иисус Христос, будучи на земле, вот что говорил иудеям: не мните, яко приидох разорите закон или пророки: не приидох разорити но исполнити (Мф. 5, 17). Эти слова как нельзя лучше оправдываются самим делом. Вникая в сущность христианского учения, видим, что оно совершенно согласно с законом, данными Израилю на Синае. Для примера приведем хотя то, что говорил Иисус Христос вопрошавшим Его – какая заповедь наибольшая в законе? Возлюби Господа Бога твоего, отвечал Спаситель, всем сердцем, твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей, возлюби ближнего твоего как самого себя. В сих двух заповедях состоит весь закон, и пророки (Мф. 22, 37 – 41). Незнакомый с Евангелием может подумать, что Спаситель только учил так, сам же поступал совсем иначе. Но Евангельская история показывает, что Иисус Христос, во время земной жизни, исполнял все поведенное законом. Он, как в детстве, так и в продолжение всего своего общественного служения, пламенно ревновал о святом Храме (Иоан. 2), ходил в Иерусалим на праздник, посылал исцеленных Им же Самим от проказы к иудейским священникам для законного свидетельства, заповедовал соблюдать и творить елика аще рекут седящие на Моисеевом седалище. Правда, что Спаситель, как великий устроитель Новозаветной церкви, отменил некоторые переходящие формы ветхозаветных обрядов и установлений. Вот против этого главным образом и кричит фанатик – еврей. Он, при разговоре с христианином, об этом непременно будет уверять, что Иисус Христос не должен был ни единой йоты изменить из древнего закона. Поэтому мы считаем весьма нужным рассмотреть здесь и обсудить с вами, братия, мог ли Спаситель переменять некоторые, так сказать, перегородки в ветхозаветном здании Моисеева закона, которой был нечто иное, как сень новой благодати? Вам должно быть хорошо известно, какие доводы существуют у евреев против этого. Они возражают всегда одно, – что Иисус Христос не мог этого сделать, так как Сам Бог говорит о неизменяемости древнего закона. И пребудет закон Мой – во веки (Исход 36, 37). Но подобные заключения евреев относительно вечного существования закона Моисеева весьма ошибочны: слово «во веки» не означает еще вечность; в этом убеждает нас само священное Писание. Так, например, в книге Царств Бог говорит Соломону, что Он пребудет с ним во вновь выстроенном храме во веки (3Цар. 9, 3). Однако мы видим, что храм Соломона давно разрушен. Есть много и других мест священного Писания, в которых говорится, что суббота, жертва мира и другие жертвоприношения будут во веки, в роды, вечно (Исх. 31, 17; Лев. 3, 17 и 7, 34) и Кивот Завета, сказано, носится левитами даже до века (1 Парал. 15, 2). Но приносятся ли теперь жертвы у евреев и существует ли теперь Кивот Завета? Правда, субботы у иудеев, по видимому, соблюдаются, но что пользы от наружного ее соблюдения, когда Сам Бог говорил устами пророка Исаии: субботы и праздники ваши ненавидит душа Моя. А пророк Иеремия говорит об обрезании: обрежьте жестокосердие ваше (Иерем. 4. 4). Итак, мы видим, что все то, что должно было, по мнению иудеев, существовать вечно, давно уже не существует. После этого спрашиваем: почему же ветхий закон, данный Израилю как бы до века, не мог быть, в известное время, заменен более высоким заветом новым, благодатным? Еврей на это будет упорно отвечать одно «никто не мог ничего не изменять в законе; нельзя было к нему ни прибавлять ни убавлять». На такое упорное возражение мы вот что еще спросим у неверующего иудея: мог ли знаменитый во Израили раввин Иегуда-Гакодаш (Иегуда, называемый – святой) дать евреям Мишну – дополнение закона? Далее: могли ли раввин Раша, раввин Ор-Гахаим и другие составлять для Израиля многочисленные законы, как положительные, так и запрещавшие? Несомненно могли, ответит на это еврей. Эти законы, скажет он, для нас более важны, чем самая «Тора» – закон Моисея. Если так, то почему же, спрашиваем, великий Божественный законодатель Иисус Христос не мог восполнить древний закон? Но мы не желаем останавливаться на одном этом, так как знаем, что евреи при рассуждении об этом стараются всячески уклониться от прямого ответа. Они говорят, что раввины вовсе не изменяли сущности закона Моисея, а своими учетами лишь восполнили его. Но вот факт, на лицо, показывающий, что они очень многое изменили. Так, в законе Моисея сказано: «если еврей умрет, и не оставит детей, то брат умершего должен взять себе в жену его вдовицу». Но раввины, боясь, чтобы от этого не произошло зла, так как другой может влюбиться в жену брата и причинить ему смерть, чтобы жениться на жене его, постановили: «развести и не принуждать брата к женитьбе». Но в книге Чисел, сказано: да не превратится наследие сынов израилевых от племени в племя ино: кийждо в наследии племени отечества своего женится имут сынове израилевы (Числа 36, 7). т. е. если умрет человек, из какого – либо колена и рода без детей мужеского пола, оставив одних дочерей, то невозможно им выходить в замужество иначе, как в их же колене. Раввины же, изменив этот коренной закон, сказали, что он, относится только ко времени владения евреями землею Ханаанской, и поэтому нашли возможным изменить его и изменили. Раввин Исаак вот что сказал по поводу этого отступления: «как племена Израиля переменились в земле Ханаанской, так может быть и то, что переменится еще очень многое, написанное в законе Моисея» (см. соч. рав. Исаака). В Талмуде Месихтэнидо, где идет речь об одежде, предписанной законом для Израиля, из какой, например, материи должны быть сшиты еврейские одежды и как поступать, если в них окажется примесь другой материи, положительно доказывается, что подобные законы отменятся в будущее время, т. е. в дни пришествия Мессии. В книге Макот, «отделении: илуген – галокен», раввин Шамлой толкует, что из 613 приказаний (тарьяг – мицвос) даны Моисею на Синае 365 приказаний отрицательных, по числу дней солнечных, а 248 приказаний утвердительных, по числу членов человеческих. Раввин Гуно спросил его: откуда взял ты это? Тот отвечал словами Второзакония 33 гл. ст. 4. Закон – Торе завещал нам Моисей: а в слове «Тора» действительно по счету заключается 613, если буквы переложить на цифры (?). Поэтому Израиль обязан исполнять (613 приказаний закона. Но раввин Соломон Иархий доказывал, что только прежние люди, будучи праведны, могли выполнить все предписания закона. Но время от времени, когда люди стали слабее и не в силах были уже выполнять многочисленные предписания Торы, то законоучители сокращали законы; так, например, Давид постановил только 11 пунктов, упоминаемых в Псалме (23, ст. 3 и 4.) Далее, когда люди сделались еще слабее, то пророк Исаия постановил только 6 пунктов (см. Исаии 33, 15). За ним Михей постановил 3 пункта (Михея 6, 8). Когда же явился Аввакум, то постановил 1 пункт: праведник от веры, говорит он, жив будет. Во многих трактатах Талмуда, как например, в книге Бовемецио, раввины, касаясь некоторых уложений Талмуда, бывших до них, постановляли так: «отложить решение этих вопросов до пришествия Мессии, который с явлением своим в мир все нам раскроет, и всему нас, научит. Судя даже по одному этому, Иисус Христос, как Мессия, имел право изменять и восполнять многое в законе. Но вот, еще большее доказательство тому, – доказательство самого священного Писания свидетельствующее, что Мессия, как Великий Законодатель Израиля, не только имел право изменить многое в законе, но имел власть дать верующим в него завет нов. Пророчество об этом находим у пророка Иеремии! се дние грядут, глаголет Господь, и завещаю дому Израилеву и дому Иудину завет. Нов; не по завету, его же завещах отцем их, в день, в он же емшу Ми за руку их извести я от земли Египетския; яко тии не пребыша в завете моем, и Аз небрегох их, глаголет Господь (Иер. 31, 31 – 32). А пророк Исаия сказал даже, где именно дан, будет этот, закон: яко будет в последняя дни, говорит он, явлена гора Господня и дом Божий на версе, гор и возвысится превыше холмов: и придут, к ней вси язы́цы. От Сиона бо изыдет закон и слово Господне из Иерусалима. (Исаии 2, 2 – 4).

Из приведенного пророчества Исаии: мы узнаем, что новый закон предназначается для всех народов (Исаии 2 – 11), узнаем и то, что все принявшии его от малого до великого будут проникнуты им: яко сей завет, говорит Бог устами пророка Иеремии, его же завещаю дому Израилеву, по днех оных, глаюлет Господь, дая законы Моя в мысли их и на сердцах их напишу я, и буду им в Бога и тии будут Ми в люди (Иеремии 31 – 33). Наконец мы узнаем, что люди, которым имеет быть дан Новый Закон и которых иудеи и теперь не иначе называют, как гоимамы – язычниками, и еще гоишокеперами, т. е. пустоголовыми и невеждами писания, будут более сведущи в Писании, чем Израиль; даже те из них, которые немудры в Писании, – уразумеют оное сердцем и душою: дая законы Моя, говорит Господь, в мысли их и на сердцах их напишу Я, и буду им в Бога и тии будут Ми в люди (Иерем. 31 – 34). Величайший переворот произвело в людях, принявших закон Христов, святое Евангелие. Самые грубые народы, коль скоро примут веру христианскую и познают учение Иисуса Христа, находят в нем громадные сокровища мудрости и ведения. Над ними ясно исполняются слова пророка Исаии: люди ходят во тьме живущие во стране и сени смертней, свет возсияет на вы. (Исаии 9, 2). Много бы хотелось об этом говорить, но задача, которую мы задали себе, должна заключаться не в том. Мы должны показать, чем именно Новый Завет, или Евангелие выше Древнего и почему чтение его так важно и спасительно. Так как это можно скорее всего доказать самим Евангелием, то мы прочтем что ни будь из него. Начнем с заповедей о блаженствах.

Блаженны нищие духом, говорит Спаситель; ибо их есть царствие небесное. Блаженны плачущие; ибо они утешатся. Блаженны кроткие; ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждщие правды; ибо они насытятся. Блаженны милостивые; ибо они будут помилованы. Блаженны чистые сердцем; ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы; ибо они нарекутся сынами Божьими. Блаженны гонимые за правду; ибо их есть царствие небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас, гнать, и всячески злословить вас неправедно, за Меня. Радуйтесь и веселитесь; ибо велика вам награда на небесах (Мф. 5,3 – 12).

В этих немногих словах заключается очень многое, о чем говорится, но не так ясно, в Ветхом Завете и о чем упоминает, но гораздо слабее, Талмуд. Для примера сравним, хотя некоторые из этих блаженств с учением, данным древнему Израилю. Спаситель сказал: блаженны чистые сердцем; ибо они Бога узрят. И псалмопевец Давид взывал ко Господу: сердце чисто созижди во мне, Боже; и в другом месте он же говорить: кто взыдет на гору Господню, или кто станет на месте святым Его? Неповинен руками и чист сердцем (Пс. 23). Нечто подобное находим и в Талмуде. Так, например, в трактате Перек-Овис раввины, рассуждая о том, что более важно для спасения души признали главным чистоту сердца, «Смотрите и внимайте себе, говорит один раввин, что добро для вашего спасения, – добро есть чистота ока. Если око чисто, то и все тело будет чисто». Раввин же Иешуа на это сказал: «нет, важнее всего для человека иметь доброго друга, – руководителя веры». Но раввин Элиэзер сказал: «по моему мнению, главное в человеке есть чистое сердце; если сердце чисто, то и все тело будет чисто: потому что от сердца все рождается» (Перек-Овис 22, 1). Все раввины признали единогласно слова раввина Элиэзера истинными и для усилении авторитета за его мнением вот что сказали: «если положить на одни весы мудрость всего Израиля, а на другие мудрость Элиэзера, то его мудрость перетянет, так как в словах его содержится все, что высказано всеми другими раввинами»9 Но все это гораздо раньше и лучше сказал Божественный наш учитель Иисус Христос в учении о блаженствах. Теперь посмотрим далее. Иисус Христос ублажает кротких: блаженны кроткие, говорить Он, ибо они наследуют землю. Пророк Исаия, говорит от лица Господня: на кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого и трепещущего словес моих (Исаии 66, 2). Почти тоже говорит о кротких, и знаменитый у иудеев раввин Мейер. Он начинает так: «кто всю жизнь свою посвящает закону, тот приобретает великое богатство, и хотя живет в бедности на земле, но богаче земных богачей, его богатство есть будущее небесное благо: поэтому человек должен стараться постоянно поучаться в законе Господнем и быть сильным в нем; но умножая свои силы в законе, продолжает раввин, не следует возвышаться, а нужно быть кротким и смиренным духом, ибо кроткие наследят землю и мзда им будет велика на небесах (Перек-Овис стр. 166). Опять повторение слов Спасителя!

Относительно милостивых, ублажаемых Господом в Евангелии, не знаем, какой из многочисленных текстов Ветхого Завета и приводить; везде об этом говорится очень много и раввины не мало трактуют о том же. Древние раввины считают эту добродетель одним из тех столпов, на которых зиждется и держится наш мир. Так, например, Шимон Цадик (Симон праведный) говорит: «мир стоит на следующих трех добродетелях: на законе, на служение Богу и на милости. Несомненно, что евреи собственно поэтому и считают, весьма важным правило – (гмилес–хесед), научающее – быть милостивым. Бедняк еврей являющийся за пособием к богатому своему собрату, молит его всегда словами: сотвори мне «гмилес-хейсед», т. е. милость, и нередко только ради этого слова бывает, удовлетворен. Наконец; и заповедь Спасителя о миротворцах не есть такое учение, которое могло бы считаться чуждым для Израиля. Ведь каждый из нас, братии, читала, непременно в книге Перек подобные же внушения раввинов Гиллела и Шамай (современники Христовы), которые говорят: будьте, сыны Израиля, подобны первосвященнику Аарону, который любил мир и старался умиротворять враждующих. Итак мы видим, что учение Иисуса Христа тождественно с древним законом. Разница только в том, что Ветхий Завет, особенно закон Моисеев, обещает во многих местах своим последователям за исполнение закона, более блага Мира землю, кипящую млеком и медом; а Новый Завет обещает, истинно верующим во Христа не земные блага, а небесные.

Посмотрим теперь и на другие места Евангелия, кажущиеся иудеям противными древнему закону, но которые на самом деле не только не противны ему, но еще раскрывают, и восполняют, его. Выпишем, для примера, хоть несколько стихов 5 главы Евангелия Матфея, имеющих отношение к нашему предмету.

Вы слышали, говорит, Спаситель, что сказано древним: не убей; кто же убьет, подлежит, суду. А Я говорю вам: всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит, суду; а кто скажет брату своему «рака» (пустой человек): подлежит верховному судилищу; кто же скажет «бессовестный», подлежит геенне огненной. Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам: всякий, кто взглянет на жену с похотствованием, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Сказано также: кто разводится с женою своею, тот, дай ей разводную. А Я говорю вам: кто разведется с женою своею, не за прелюбодеяние, тот заставляет, ее прелюбодействовать, и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует (Мф. 5, 21, 22, 27, 28, 31, 32). Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я вам говорю: не противьтесь обижающему; но если кто ударит тебя в правую щеку твою, подставь ему и другую. И кто захочет судиться с тобою, и взять у тебя рубашку, отдай ему и кафтан (5, 38 – 40). Вы слышали, что сказано: возлюби ближнего твоего и возненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте клянущих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Да будете сынами Отца вашего небесного, потому что Он велит восходить солнцу своему над злыми и добрыми, и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас: какой вам ожидать награды? И мытари не тоже ли делают? (ст. 43 – 46). Может ли древний закон Моисеев представить в себе что-нибудь подобное приведенным нами сейчас мудрым и высоконравственным словам Господа? И не составляет ли учение Спасителя дополнения, вполне законного, к Завету Ветхому? Посмотрим, Моисей говорит, что не должно убивать; следовательно, кто не убивает, тот соблюдает закон, хотя бы памятозлобствовал на ближнего и делал бы ему всякую обиду. Евреи, руководясь буквой закона Моисея, всегда так и поступают. Они страшатся убить человека, но делают ему зло; например, оклеветать, наябедничать на ближнего и т.д. у них нисколько не считается грехом. В сущности, исполняется ли ими закон? Разумеется, нет. Иисус Христос, желая раскрыть людям истинный смысл закона, говорит: вы слышали, что сказано древним: не убей; кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам: всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; Моисей говорит не прелюбы сотвори, но далее ничего не требует. А кто не знает, что если око наше не чисто, то и сердце легко заражается, и человек часто впадает от одного взора в преступление? Не грех ли это? И закон гражданский иногда судит человека за самое злое намерение. Но Господь наш Иисус Христос, желая удалить нас от греха, говорит: вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам: всякий кто взглянет на жену с похотствованием, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5 – 27).

Далее, Моисей, как известно, позволяет мужу дать жене развод: кто разводится с женою своею, тот дай ей разводную, говорит Моисей. А Иисус Христос учит: кто разведется с женою своего, не за прелюбодеяние, тот заставляет, ее прелюбодействовать, и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует. (Мф. 5, 31 – 32). Иудей, прочитав это, наверно скажет: «вот прямое изменение Ветхого Закона!» Но Моисей допустил развод единственно по жестокосердию Израиля, зная мятежный дух его, зная как он неоднократно восставал на Господа и на самого Моисея. Мудрено ли, при такой жестокости и строптивости, иному израильтянину, разгневавшемуся на жену свою, убить ее, если ему не дозволяют развестись с ней? Поэтому Моисей разрешил развод. Но Господь наш Иисус Христос, вступая в завет с новым народом, дополнил этот закон и открыл вековую истину: что Бог сочетал, человек да не разлучает. Сами раввины, писавшие прежде так много в пользу развода (например, известно, что они дозволяли дать развод даже и за то, если жена заставить мужа напоминать ей об одном и том же два или три раза в день), теперь уже не разглашают такое учение, а напротив стараются всегда отговаривать своих братии от развода. Возьмем в соображение еще и следующее: известно, что раввины некогда допускали учение о многоженстве и многие евреи, вследствие внушения своих учителей, имели по нескольку жен. Но впоследствии сами же раввины восстали против этого и многоженство ныне уже не существует у евреев. После всего этого, спрашиваем: почему же Иисус Христос не мог обновить обветшавший закон о браке? Кто видел и вникал в положение тех женщин, которые имели несчастье получить развод за какую – ни будь безделицу, и видел как они чрез это нравственно погибают, тот едва ли будет отстаивать еврейский закон о разводе. Не напрасно сказал Спаситель, что кто разводится, то подает жене повод прелюбодействовать, и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует. А кроме всего этого, сколько горя претерпевают как разведшиеся, так и дети их: и те и другие пожинают горькие плоды. Особенно приходится бедствовать несчастным детям. Разведшиеся, вскоре после развода, как водится, вступают в брак с другими; детей они разделяют между собою: одни идут к отцу, а другие к матери. Понятно, какова должна быть участь несчастных малюток, подпавших под кров чужого отца или чужой матери. Ребенку нередко приходится видеть свою родную мать или отца, вступивших уже в брак с другими; он, без сомнения, скорбит при встрече с ними и нередко указывает первому попавшемуся встречному, что вот это идет его мать или отец. Кто видел это, повторяем (а мы, братия, как бывшие иудеи, не могли сего не видеть), тот поймет положение несчастных детей и самих разведшихся родителей, что учение Спасителя – стараться избегать развода – достойно, чтобы последовать ему. Поистине, оно выше учения Моисея!

Далее, закон Моисеев учит воздавать злом за зло. Так, например, там сказано: око за око, зуб за зуб, язву за язву, вред за вред (Исх. 21, 24 – 25). Но Иисус Христос учит, напротив, воздавать добром за зло (Мф. 5, 39). Превосходство этого учения над учением Моисея не может, кажется, не признать даже и самый ревностный защитник Моисеева закона. И самые раввины, как например Раша в толковании своем на Пятикнижие Моисея, касаясь рассматриваемого нами места, учат не поступать буквально так, сказано как у Моисея «око за око», а советует удовлетворять обиженного деньгами. При этом раввин указывает, какова должна быть сделка между обидевшим и обиженным. «Если один другому, говорит он, нанесет удар и причинит этим рану, то ударивший должен заплатить столько, сколько пожелает обиженный. Но если обиженный потребует за обиду очень много, в таком случае раввин Раша, советует пригласить постороннее лицо и спросить его по совести, чтоб он сказал, какую плату потребовал бы он, если бы ему нанесли такую же рану, – и определенную им цену обидевший должен заплатить обиженному». Замечательно, что современные еврейские либералы, как бы стыдясь древних узаконений Моисея, носящих в себе печать мести (как например, око за око) говорят, что Моисей, поставляя этот закон, не имел в виду буквального исполнения его.

«И мог ли этот кроткий учитель, говорят либералы, желать применения к делу такого учение, которое вело бы к кулачному праву?» Но подобные либеральные мнения опровергаются словами самого же закона Моисеева. Для убеждения прочитаем несколько из вышеупомянутой нами главы закона Моисея. Аще же бьются два мужа, говорит Моисей, и поразят жену непраздну и изыдет младенец ее неизображен, тщетою да отщетится: яко же наложит муж жены тоя, подобающе отдаст; аще же изображен будет, да даст душу – за душу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, жжение за жжение, язву за язву, вред за вред. (Исход 21, 20 – 26). Не ясно ли, что этот закон научает иудея мстить за причиненную ему обиду? Иначе и Спасителю не было бы надобности исправлять его. Евреи говорят, что ближним, иудея может считаться только тот, кто исповедует веру Израиля; все же прочие народы, как то: гои, акимы, т. е. язычники и идолопоклонники, не соблюдающие эту веру, должны быть ими ненавидимы и презираемы (см. в Талмуде соч. Бове – Басра). Не лишним здесь будет обратить внимание читателя, особенно не из иудеев, на то, как извращены и превратно истолкованы раввинами заповеди Иеговы, которые должны служить основанием взаимной любви между людьми, как сынами одного Отца небесного. Талмуд Бове-камо внушает иудеям следующие: правила относительно иноверцев: «тебе праведному (иудею) дозволяется обманывать всех, кроме иудея, ибо сказано: с невинным, будь невинен, с нечестивыми, т. е. язычниками и христианами, будь нечестив». Иудею дозволяется присвоить себе всякую вещь, потерянную не иудеем и попавшую в руки первого, а возвращающий таковую да не ждет от Бога помилования, ибо, говорить раввин Раша, он тем соделывает язычника соучастником преимуществ закона, который дан одним иудеям. (См. Талмуд Бове-камо). Иудей может присвоить себе все, что принадлежит христианину, ибо сказано: не обидиши ближнего и не отъемиши (Лев. 19, 13). А гой, иноверный, не есть ближний; потому то говорить Талмуд, и можно так с ним поступить. (Талмуд, Бове-мициа). Талмуд запрещает иудеям освободить не иудея из какой бы то ни было опасности, которой подвергается жизнь его, ибо спасти акума или гоя значить увеличить число подобных им (Талмуд Авода-зара). Талмуд учит еврея ненавидеть и даже убивать гоимов: всякий не убивающий их, говорит Маймонид, нарушает отрицательно заповедь (см. соч. Маймонида). Хотя современные евреи, более, так сказать, хитрые, силятся уверять и убеждать христиан, что подобные места Талмуда ни как не должны быть принимаемы христианами на свой счет, что все это следует относить к язычникам, но подобное заверение есть ничто иное, как хитрая увертка иудейского либерала. Маймонид очень ясно говорить, что назареи – христиане подходят под одну категорию с акумами и гоимами, язычниками и идолопоклонниками (см. Маймомид Иод Хазака IV, 6 – 10).

Итак учение Моисея для неразумных толкователей его – раввинов, дало некоторым образом повод поставить иудея во враждебные отношения ко всем, неисповедающим иудейства. Да, таковы и есть иудеи в отношении ко всем иноверцам, и нисколько неудивительно, что они на практике, в обыденной жизни, точно исполняют, правила Талмуда. Поэтому не следует, также удивляться и тому, что евреев везде, где бы они ни жили, не терпят; им платят той же мерою, какою мерят и они. Господь наш Иисус Христос, желая соединить сердца людей братскою любовью, заповедал не только мстить врагам но велел благословлять их и сносить все с терпением. Если ты, говорить Господь, принесешь дар твой к жертвеннику и там, вспомнишь, что брат твой имеет, что-нибудь против тебя, оставь дар твой там пред жертвенником и поди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. (Мф. 5, 24). Итак мы видим, что Спаситель своим учением во многом восполнил закон Моисеев. Одно, что еще смущает евреев, это то, что Иисус Христос, говорят они, творил в субботу будто бы много непозволенного законом, в чем, как известно, обвиняли Его и древние евреи. Из Евангелия видно, например, что Иисус Христос в субботу исцелял больных, – и это вменено Ему в такую важную вину, что фарисеи составили совет, как удобнее погубить Его. Тут в (синагоге) говорит Ев. Матфей, был человек сухорукий; и спросили Иисуса: можно ли лечить в субботы? Он сказал им: кто из вас, имея одну овцу, ежели она в день субботний упадет в яму, не возымет и не вытащить ее? Во сколько же человек лучше овцы? Итак можно в субботу делать добро. Тогда говорит тому(сухорукому) человеку: протяни руку твою; и он протянул: и она стала здорова, как другая (Мф. 12. 10 – 13). Из прочитанного нами места Евангелия усматриваем, что Иисус Христос был далек от намерения нарушить субботу. Он дал понять и вопрошавшим Его, что творящий добро в этот священный день не нарушает этим закона Божия, но вполне соблюдает его. Ибо те же самые заповеди, которые учат любить и ближнего, не назначая для этого ни дня, ни часа. После всего сказанного нами, кажется, ясно, что Евангелие не разрушает Ветхого Завета, но восполняет его, разъясняет и раскрывает многие ветхозаветные сказания и пророчества.

* * *

8

В иерусалимском, Талмуде, в древнем его, издании, есть указания на чудеса, которые творил Апостол Иаков, силой имени Иисуса Христа. Когда ужален был змеем говорится там, раввин Элиэзер Бен Дама, то он призвал к себе, некоего Иакова из местечка Сама и тот изцелил его, чрез произнесение имени Иейшу – Бен – Пандира. Там же говорится, что какой – то человек, во имя Иейшу – Бень – Пандира, исцелил внука раввина Иегошуа – Бен – Лева, когда он, Лева, по неосторожности, чем то подавился (Авойде Зара 40, – 1).

9

Слова раввина, очевидно, заимствованы из Евангелия; это почти буквальное повторение слов Спасителя.


Источник: Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических, с присовокуплением статьи о Талмуде / соч. А. Алексеева. - 3-е изд., доп. и испр. - Новгород : тип. М. Сухова, 1878. - 320 с.

Комментарии для сайта Cackle