Азбука веры Православная библиотека Александр Александрович Бронзов Попов Иван. Естественный нравственный закон. Психологические основы нравственности


Александр Александрович Бронзов

Попов Иван. Естественный нравственный закон. Психологические основы нравственности

И.В. Попов взял на себя труд исследовать в высшей степени интересный и важный вопрос ο психологических основах нравственности: «в каких свойствах человеческой природы коренится естественный нравственный закон, понимаемый в смысле внутреннего побуждения к добру, в чем состоят его психологические основы?»

Вопрос решается автором в пяти главах. Имея ввиду, что «можно сделать четыре попытки выяснения психологических основ нравственности: можно попытаться объяснить ее 1) из эгоистического чувства удовольствия, 2) из чувств бескорыстных, 3) при помощи формальный нравственных понятий, 4) при помощи анализа содержания нравственных требований»; затем приняв в соображение, что «первая попытка сделана утилитаризмом, вторая – нравственными системами бескорыстных чувств, третья – Кантом, а четвертая Гербартом, критической оценки этих попыток, «выделению из них ценного элемента и устранению ошибочных утверждений» г. Попов и уделяет две трети своей книги. В частности, в первой главе (стр. 1–169) речь идет о утилитаризме: указывается «метод утилитаризма» и предлагается «критическая его оценка», излагаются и оцениваются: «нравственное учение Бэнтама, нравственное учение Милля и эволюционная теория морали», после чего, наконец, оттеняется «отношение христианства к утилитаризму» и перечисляются «итоги критики утилитаризма». Вторая глава посвящена «морали бескорыстных чувств» (стр. 170–301). Здесь дается «анализ понятия совести», выясняются: «мораль склонностей (учение Кирхмана и Шопенгауэра) и этика нравственных чувствований (учение Шафтсбюри и Гутчерона)», при чем изложение этих учений      сопровождается критическою их оценкой, затем раскрывается «, затем раскрывается учение св. Церкви ο главном начале нравственности» и,      наконец, приводятся «итоги критики морали бескорыстных чувств». Третья глава (стр. 302–401) содержит в себе изложение и критический разбор учений Канта и Гебгарта, в заключение к чему в ней предлагаются по обычаю «итоги критики» рассмотренных воззрений того и другого мыслителя. В четвертой и пятой главах «изложено собственное» г. Попова «решение вопроса, опирающееся на предыдущее критическое исследование». В частности, в четвертой главе (стр. 402–458) выясняется «основной идеал нравственности», а в пятой (стр. 459–595) – „происхождение нравственных чувствований и нравственных понятий». Остальные страницы (595–597) содержат заключение к исследованию. Последнее слово автора – то, что „нравственность не есть случайная черта в человеческой природе, которая может и не принадлежать ей; она не есть простой продукт борьбы за существование и столкновения эгоизмов (!?); она имеет свою основу в самом коренном законе духовной жизни и служит выражением творческих способностей человека и его власти над природой».

Имея виду при случае подробно поговорить ο некоторых оригинальных взглядах и соображениях автора, в настоящей краткой библиографической заметке скажем только следующее.

Почтенный автор отнесся к своему делу с большим вниманием, с огромною заботливостью. Им потрачено весьма много труда на изучение всех подробностей взятой на себя задачи.      Автор не устрашился ожидавших его затруднений. При своем трудолюбии, обладая несомненно талантливым умом, он с успехом преодолевает все препятствия, лежавшие на его пути. Задачу, подобную взятой на себя г. Поповым, мог выполнить только человек с богатыми философскими и богословскими знаниями. Обладая философским умом, г. Попов быстро схватывает „суть» изучаемых им воззрений того или другого философа-моралиста, легко выделяет в них достоинства и недостатки и проч. Сразу становится ясным, что он – господин своего дела, что он – „мастер», которого последнее „боится». Будучи богословом, г. Попов в каждом необходимом случае успешно пускает в ход и свои богословские снаряды. Это тем более для него легко, что он, как то можно усмотреть из его книги, прекрасно знаком, прежде всего, со Священным Писанием. Из последнего им извлечено все, что так или иначе могло-бы ему пригодиться. Прекрасно знакомый со Словом Божьим, г. Попов (преподающий в моск. ак. патристику) не в меньшей (если не в большей) степени сведущ и в области свято-отеческой письменности, которою он пользуется в весьма значительных      размерах и, разумеется,       с полным успехом. В необходимых случаях автор с успехом обнаруживает и свои филологические дарования и проч. Знание новых языков позволяет ему без труда пользоваться иностранными произведениями, как-либо касающимися решаемого им вопроса. Отсюда им не оставлен без внимания ни один сколько-нибудь выдающийся в каком-либо отношении взгляд, кем-либо высказываемый и имеющий ту или иную связь с его задачей. Пользуясь, при решении последней, известными способами, автор, однако, безусловно далек от сколько-нибудь рабского к ним отношения. Напротив, всюду на первом месте выступает его стремление к самостоятельному обсуждению данных частностей дела. Весьма располагают читателя в пользу автора также: его умение всюду избегать многословия, писать кратко и, однако, достаточно содержательно, его всюду ясная, чуждая всяких недомолвок, всякой темноты и неопределенности речь... Несмотря на то, что данная книга – ученая диссертация, она совсем чужда какой-либо сухости – этого обычного свойства такого рода сочинений, отталкивающего от последних значительную часть читающей публики, не редко приходящей в страх при одном взгляде на них. Диссертация г. Попова – вся от начала до конца – проникнута жизненностью, бьющею «ключом» почти на каждой ее странице и «вовсе» не покидающую ни одной из последних. Эта диссертация – отрадное явление в нашей богословско-философской литературе. Искренно желаем, чтобы охотников ознакомиться с нею было «множество», чтобы она встретила горячее себе сочувствие и быстро распространилась среди читающей публики. Автор же, надеемся, и впредь не перестанет трудиться в столь удачно избранном им направлении.


Источник: Сергиев Посад. 1897 г. I–X I X–1–595.

Вам может быть интересно:

1. Размышления об иезуитской морали - древней и новой Александр Александрович Бронзов

2. К материалам для истории Московских соборов 1666-1667 гг. Сергей Алексеевич Белокуров

3. Печаль и радость по слову Божию Александр Матвеевич Бухарев

4. О современных задачах воспитанников духовных академий в области философии Алексей Иванович Введенский

5. Место устной традиции в истории развития древнецерковной мысли профессор Александр Иванович Сагарда

6. Посещение Московской Духовной Академии примасом Англии архиепископом Йоркским (15 апреля 1897 г.) профессор Василий Александрович Соколов

7. Критика нравственного учения Бэнтама мученик Иоанн Васильевич Попов

8. Рецензия на: А.И. Алмазов. Проклятие преступника псалмами (Ψαλμοκατάρα) Михаил Егорович Красножен

9. О говении протоиерей Григорий Дебольский

10. Всегда ли русский перевод с еврейского текста точно передает содержание ветхозаветных книг? профессор Александр Александрович Некрасов

Комментарии для сайта Cackle