Азбука верыПравославная библиотекапротоиерей Александр ГорскийО священнодействии венчания и помазания царей на царство


протоиерей Александр Горский

О священнодействии венчания и помазания царей на царство

Статья А.В. Горского. Писана в 1856 году

Царелюбивая Россия глубоко чувствует и с преимущественною торжественностию выражает радость о Царе своем в день его священного венчания на царство. И в высоком свете является царственное величие помазанника Божия в сей день венчания.

В святилище Божьем, среди избранных членов государства, священнодействием запечатлевается державная власть, основанная на законе престолонаследия, от Царя царствующих приемлет благословение Самодержец могущественной монархии, чтобы быть живым орудием промышления Божия, слугой Божиим. Священным помазанием обновляются духовные силы избранника Божия, чтоб он мог понести бремя великого служения, чтобы его направлением в царстве земном приготовлялись граждане царства небесного. Видимый причастник царственной власти Того, Емуже дадеся всяка власть на небеси и на земли, приближается к престолу Вседержителя и становится ближайшим общником Божественной трапезы.

Представляя себе такое значение священного венчания и помазания православных царей наших, невольно чувствуем желание объяснять себе начало и происхождение сего учреждения православной церкви и православной державы.

Для сего нам нужно обратиться к учреждениям греческой церкви и империи и к древним отечественным памятникам.

1.

Времена первых христианских императоров не представляют указаний на особенные церковные обряды, при вступлении их на престол. Это объясняется, между прочим, и тем соображением, что первые державные покровители церкви вступали на престол, еще до принятия св.крещения. сохранился только некоторый намек на церковные обряды в сказани об императоре Феодосии Великом. Историк церковный, бл. Феодорит, епископ кирский, повествует, что когда Феодосий, после знаменитых побед над Готфами, явился ко двору императора Грациана, то, в предзнаменовании царствования, видел во сне, что св. Мелетий, патриарх атиохийский, облек его царской порфирой и возложил на него венец. Это обстоятельство едва ли было бы замечено историей, если бы св. Мелетий не принимал действительного участия в венчании Феодосия на царство. Правда, сам же Феодорит замечает, что Феодосий получил знаки царского достоинства от Грациана1: но крестившись в Солуне и прибыв потом в Константинополь, он мог принять и церковное благословление на подвиг царствования от св. Мелетия, который тогда, во главе второго вселенского собора, занимался устроением дел православия в Константинополе.

Венчание царское тогда было не отдельно от вступления на престол, или от провозглашения императором. В этой поспешности коронования и в других обстоятельствах, его сопровождавших, можно усматривать следы обычая тех времен, когда вступление на престол связывалось с смутным движением преторианцев.

Вот некоторые черты из обрядов коронования восточных императоров, в пятом и шестом веках.

По смерти Маркиана, общим согласием сената избран на престол Лев (457). Провозглашение его избрания должно было совершиться на обширном поле Марсовом, в присутствии всех чинов военных и гражданских и патриарха Анатолия. Вместе с yими собрались сюда и бесчисленные толпы народа и войско. Хоругви и знамена, в знак скорби о лишении императора, лежали поверженные на землю. В собрании начали раздаваться голоса: «услыши Боже, молимся тебе, Лев да будет царем.» -Явился и Лев. Возвели его на возвышение. Хоругви и знамена немедленно воспрянули от земли. Отовсюду загремели приветствия: «Лев Август, Бог даровал тебя. Бог да сохранит тебя. Много лет да царствует Лев». Вслед затем, новоизбранный царь, окруженный сомкнутыми рядами воинов, облечен в царскую одежду, и тогда же возложили на него диадему. В таком украшении, со щитом и копьем в руках, снова явился он народу и говорил к нему речь, у которой обещал неутомимую деятельность в правлении и объявлял свои милости войскам. В древнем описании сих обрядов2 ничего не говориться о молитвословии церковном при возложении отличий царского достоинства: но присутствие при сем патриарха Анатолия заставляет предполагать, что он принимал в сем участие, соответственное его сану. По окончании сих обрядов император тожественно шествовал в город. На пути он приносил благодарение Господу Богу, сперва в походной церкви, потом в знаменитом храме св. Иоанна Предтечи, где хранилась честная его голова, наконец, в великой церкви константинопольской. Вступая в храм, император каждый раз обыкновенно снимал с себя венец; а в храме св. Иоанна Предтечи и в великой церкви, возлагая его на св. престол, вместе с тем приносил свои дары святилищу, состоявшие в утвари церковной. В великой церкви он слушал литургию, и по окончании моления возлагал ему на главу венец сам патриарх.

Подобным образом совершалось избрание и венчание на царство императора Анастасия (491? г.), только не на поле Марсовом, а в ипподроме, для большей видимости. Сначала, он был поднят на щит; потом в одной из дворцовых палат возложил на себя царские украшения: хламиду и венец. При этом, в описании замечено, патриарх Евфимий совершал молитву и пето было: Господи, помилуй. После коронования Анастасий также приносил Господу благодарение в великой церкви, вступив в нее без венца; вносил венец свой во святилище и почтил церковь своими дарами3. Особенностью коронования Анастасьева, которая удержалась и при венчании последующих императоров, было то, что, прежде венчания на царство, патриарх признал за нужное просить у новоизбранного Государя исповедания веры и обещания хранить православие на престоле, и Анастасий исполнил требуемое4.

Преемник Анастасия Иустин, также был провозглашен императором в ипподроме (518 г.). В присутствии патриарха Иоанна и всех чинов подняли его на щите; потом, в рядах воинов, облечен он в царскую одежду, а патриарх возложил на него венец5.

Юстиниан Великий, по болезни императора Иустина, провозглашен императором во дворце, в великий четверток, а коронование совершено в первый день св. Пасхи (527г.). В современном описании прямо сказано, что при этом присутствовал епископ, т.е. патриарх константинопольский; он совершил молитву и возложил венец на Юстиниана6.

В таких чертах определилось священнодействие венчания греческих императоров и для последующих времен, как показывают это летописи греческие. Только чаще венчание совершалось не на поле, или в ипподроме, или во дворце, но во храме. Предпочтительно государи короновались в созданной Юстинианов великолепной церкви св. Софии, но иногда и других храмах Константинополя. Император Фока короновался во храме св. Иоанна Предтечи7. Ираклий сам короновался8 и короновал своего сына Ираклия в придворном храме св. Стефана9.

Царствующий государь обыкновенно короновал и супругу свою, возлагая на нее венец сам. Так короновал император Иустин I-й супругу свою Люпицию, которая при коронации переименована в Евфимию10, Иустин 2-ой – Софию11, Тиверий – Анастасию12, Фока – Леонтию13.

Часто, еще при жизни императора, возлагаем был венец на наследника престола, несмотря на его молодые годы и даже младенчество. Иногда эту честь разделяли с отцом не один, а двое и трое его сыновей. Так император Василий Македонянин короновал своих детей Константина, Льва и Александра14. На своих детей государь возлагал венец сам, при содействии патриарха, который совершал молитву. Император Константин, восстановитель иконопочитания, венчан был еще пяти лет в ипподроме. Патриарх произнес молитву, а отец Константина Лев возложил на него венец15.

В Х веке, когда собраны чиноположения разных обрядов, совершавшихся при дворе константинопольском, священному венчанию царей дан такой вид: император вступает в церковь св. Софии вместе с патриархом. В златах вратах, ведущих из притвора в храм, он возжигает свечи; идет к солее; молится пред святыми вратами и, вместе с патриархом, восходит на амвон. Здесь уже уготованы на особом столе царская порфира и венец. Патриарх совершает молитву над порфирой и, по окончании молитвы, ближайшие чины двора возлагают ее на государя. Потом возглашает молитву и над венцем и возлагает его на голову государя. При этом народ восклицает Свят, Свят, Свят. Слава в вышних Богу и на земле мир. После троекратного возглашения сего славословия, следует возглашение многолетия нововенчанному царю. Потом государь в венце отходит на своей престол и приемлет поклонение от всех чинов. А прочее, – прибавлено в чиноположении, – что касается до вечери любви и приобщения, совершается по обычаю праздников16, т.е. как в великие праздники, так и в день коронования император приобщался св. тайн, и устраивалась при дворе трапеза для высших сановников и патриарха.

На том же основании утверждается и древнейшее, какое дошло до нас, церковное чиноположение царского венчания на греческом языке. Оно кратко; состоит только из двух молитв, произносимых патриархом. Обе эти молитвы вошли в состав чиноположения коронования российских государей. После первой молитвы возлагается на царя порфира, после второй – корона. Вслед за коронованием в чиноположении упоминается о приобщении преждеосвященных св. даров и о восклицаниях народа: слава в вышних Богу. В чиноположении указаны также некоторые особенности в короновании супруги императора или детей их. В них возлагается венец не самим патриархом, но императором, которому передает его патриарх по благословению17).

Но ни в летописях, ни в придворном чиноположение коронования императоров греческих, ни в чине церковного священнодействия не упоминается о помазании коронуемого лица св. миром от патриарха.

Впрочем, в 10-м же столетии находим и упоминание о миропомазании царей греческих, именно в соборном акте церкви константинопольской, при патриархе св. Полиевкте. Некоторые слова из сего постановления приводит толкователь церковных правил Феодор Валсамон, патриарх антиохийский здесь18. Здесь сравнивается, по своему действию, помазание царей в миропомазанием, которого сподобляется каждый по св. крещению. После сего летописцы греческие, говоря о восшествии государей на престол, вместе с коронованием упоминают о помазании, хотя не всегда. Так Никита Хониат говорит о помазании св. миром императора Мануила Комнина от патриарха Михаила19; Никифор Григора о помазании и венчании никейского государя Феодора Ласкаря20; Георгий Пахимер – о помазании сына Андроникова Михаила21


1

Theodoreti history. Eccles. L. V. 6

2

Constantini Porphyrogeniti de cerimoniis Aulae Byzantinae. L. I. c. 91. E. Niebuhr. Vol.. I. p. 410

3

De cerimon. Aul. Byzant. Cap. 92, p. 417

4

Euagr. Histor. Eccl. III, c.32.Требование возникло по поводу сомнений в православии Анастасия

5

De cerimon aul. Byzant. L. I, c. 93, p. 426

6

Ibid. Cap. 95 p. 432

7

Theophanis Chronographia. Ed. Paris 1855, p. 243

8

Ibid. p. 250

9

De cerimon. Aul. Byzant. I. II. c. 27, p. 627

10

Theophan Chronogr. P. 141

11

Ibid. p. 204

12

Ibid. p. 211

13

Ibid. p. 243

14

Constantin. Porhpyrogen, de vita Basilii Impreratoris, cap. 34. 35

15

Theophan. Chronagraph. p. 379

16

De cerimon. Aul. Byz. L. I., c. 35, p. 191. C сим чиноположением согласно коронование Никифора Фоки (963 г.), не конца недостает. (Ibid.p.433). В летописях о короновании во храме на амвоне упоминается в истории императора Михаила (811 г.) Theoph. Chronogr. p. 418

17

Goar. Euchalogium Graec. Venet. 1730, p.726

18

Именно в толковании на 12-е правило собора анкирского. Beveregii Pandectae canonum. T. 1 p. 385

19

Nicet. Choniat. History. Ed Paris 1647, p. 36 См также о короновании Алексия III Комнина р. 294

20

Nicephori Gregor. Histor. Ed. Paris 1702. T. I, p. 32.32

21

Georgii Pachymeris Histor. Andronici. L. 3. Ed. Paris 166, p. 134

Помощь в распознавании текстов