Азбука веры Православная библиотека протоиерей Александр Петровский Некоторые особенности древней крещальной практики и их следы в современном чине крещения
Распечатать

протоиерей Александр Петровский

Некоторые особенности древней крещальной практики и их следы в современном чине крещения

Чин крещения принадлежит, к числу тех немногих последований, которые определились в своем составе с самого раннего времени. Все важнейшие и даже второстепенные его подробности можно найти уже у отцов и учителей церкви IV–V вв. Но столь раннее сформирование не осудило однако его состав на полную неподвижность, не исключило возможности такого или иного развития, перехода от одних форм к другим. Наличность последнего подтверждается древними литургическими памятниками, а их сравнение с современным чином крещения помогает уяснить происхождение некоторых, на первый взгляд непонятных, действий.

Одною из особенностей древнего чина крещения является его связь с литургией, требовавшая приведения новокрещенного в храм для присутствия за этою службою. Первым по времени свидетельством о преемстве крещения и литургии являются слова Иустина Мученика: «после того, как омоется таким образом уверовавший (в истинность учения) и давший свое согласие (жить сообразно с ним), мы ведем его к так называемым братьям в общее собрание для того, чтобы со всем усердием совершить общие молитвы как о себе, так и о просвещенном и о всех других, повсюду находящихся»1. Двумя столетиями позже тот же самый обычай отмечает путешественница к. Святым местам Сильвия Аквитанская. «Пасхальное бдение, говорит она, описывая иерусалимское богослужение Великой Субботы, совершается так же, как у нас, только здесь прибавляется еще следующее: дети, воспринимающие крещение, одеты так, как они вышли из купели, ведутся вместе епископом прежде всего в Воскресение. Епископ идет за преграду Воскресения, поется одна песнь, затем епископ произносит молитву за них, и потом идет с ними в большую церковь, где по обычаю бодрствует весь народ»2. Описанная Сильвией практика иерусалимской церкви легла в основу практики церкви константинопольской, разрабатывающей в целом ряде списков акт введения новокрещенных в церковь для участия в литургии и превращающей простое действие времени Иустина Мученика в более или менее сложный литургический акт. Представителем списков этого рода можно считать Типикон Великой константинопольской церкви IX–X в.в., излагающий в одном случае чин патриаршего крещения оглашенных в Великую Субботу. «При начале второй паремии (на вечерне Великой Субботы), говорится в нем, патриарх берет из рук второго диакона евангелие, лежавшее на правой стороне, и, поцеловав его, полагает на кафедру вместо себя и удаляется с подсвечниками через скевофилакию в великую крещальню для совершения крещения. В отсутствии патриарха, его заменяет второй из священников, но идет он в крещальню без подсвечников... По выходе крещаемых из купели, патриарх отправляется с ними в храм св. Петра, куда несколько ранее второй священник или один из иeреев-огласителей относит св. миро». Совершив здесь миропомазание, патриарх тут же начинал чин обычной воскресной вечерни. «Если патриарх успевал окончить скоро чины крещения, миропомазания и воскресной вечерни, то клирики, находившиеся в Софийском храме, не вычитывали всех, положенных на этот день, пятнадцати паремий, но после восьмой прямо читалась последняя из пророка Даниила, и начинали петь песнь трех отроков до стиха: «Благословим Отца, Сына и Св. Духа». При окончании пения песни трех отроков, патриарх с новопросвещенными выходил из храма св. Петра, предшествуемый одним из певцов, который был одет в камисий и фелонь, с пением псалма: «Блаженни, их же оставишася беззакония». Певцу подпевали сопутствующие ему певцы. Когда же этот певец подойдет к царским вратам и станет на порог их, то произносить стих: «Рех: исповемь на мя». В это время певец, находившийся на амвоне, прекращает пение песни трех отроков и сходить вниз. Певец, сопровождавший новопросвещенных, снимает свою фелонь и в одном камиси восходит на амвон и поет названный псалом до конца. Доместик иподиаконов полагает на порог царских дверей ковер. Ставь на него, патриарх делает три поклона с коленопреклонением, благословляет свечою и, прочитав молитву входа, совершает вход через царские двери с евангелием и крещальными подсвечниками»3. С небольшими особенностями описывается акт введения новокрещенных в том же Типиконе по рукописи Патмосской библ. № 266 и Профитологи Синайской библ. XI–XII в. № 14. Главная из них заключается в отсутствии указания на совершение миропомазания в храме св. Петра или в каком-либо другом месте, кроме крещальни4.

Согласно свидетельству указанных памятников, введение новокрещенных на литургию Великой Субботы приурочивалось ко времени малого входа, сливалось с этой процессией. Подобный же порядок предписывается Типиконом Великой константинопольской церкви для дней Богоявления и Пятидесятницы5, а Крипто-Ферратский евхологий IX–X в., рукописи XIV в. – Московской Синодальной библ. № 279, Афоно-Кутлумушского монастыря №491 и ХV в. – Чаушской библ. в Солуни №29 замечают, что в остальные праздники крещение совершается не в великой, но малой крещальне, и введение новокрещенных в церковь – не патриархом, остающимся ждать императора, а певцом при пении «Блаженни, ими же оставишася беззакония»6. И так как встреча патриарха с императором происходила пред малым входом, с которым они вступали в храм7, то очевидно, что и по данным памятникам введение новокрещенных падало на то же самое время8.

Вылившись при патриаршем служении в указанные формы, рассматриваемый акт утратил при священническом совершении таинства свою торжественную обстановку, но сохранил главную, существенную черту и особенность, – совпадение по времени с малым входом на литургии. Такой именно смысл имеет замечание чина крещения по рукописи ХIII в. покойного настоятеля русской миссии в Иерусалиме архимандрита Антионина: «καὶ εὶσὲεχεται ξἱερεὺς ματὰ τῶν νεοφωτίστων ἔν τῃ εἰσόδῳ τῆς λαιτουργίας καἰ τελεῖται ἡθεία λειτουργία»9. Приведенное свидетельство дает полное право утверждать, что «εἴσοδος της λειτουρηίας», – малый вход на литургии разумеется, как время введения новокрещенных в церковь, и во всех тех списках чина крещения, которые говорят, что «священник входит с новопросвещенными во вход (εἰσέρχεται εἰς τὴν εἴσοδον10), и совершается по порядку вся божественная литургия». Замечания подобного рода встречаются в последовании крещения по Евхологиям Барберинову VIII–IX в., Крипто-Ферратскому IX–X в., преосвященного Порфирия и рукописям: Синайской библ. 1153 г. №973, XII–XIII в. №1036, XIV в. № 971, Ватопедской Афонской библ. XIV в. №133, Афоно-Кутлумушского монастыря № 491, лавры Афанасия Афонского XIV в. № 7, Московской Синодальной библ. XIV в. № 279, Синайской библ. ХV в. №972 и 984, лавры Афанасия Афонского ХV в. №103, Чаушской библ. в Солуни ХV в. № 29, патриаршей Александровой библ. XVI в. № 224–107011. Буквальное повторение предписания перечисленных памятников находим и в служебнике русской церкви по рукописи XIV в. Софийской библ. № 526. «И по сем, т. е. миропомазании, читаем в нем, входит иерей с новопросвещенными на выход, и поя с певцы: «блажени, им же отпущена суть». И тако по ряду совершается божественная служба». И так как великий вход называется в славяно-русских богослужебных памятниках «переносом»12, то очевидно, что под «выходом», на который вводятся новопросвещенные, может разуметься только малый вход.

Возможный под. условием соединения крещения с литургией обряд введения новокрещенных в церковь на малом входе естественно должен был исчезнуть с обособлением таинства, его отделением от евхаристии. Независимо от этого, его устранение из церковной практики было подготовлено и другими обстоятельствами. Самым главным из них являлась требуемая им наличность особого штата священно и церковно-служителей для отправления литургии и особого для – приуроченного к ее началу крещения и вытекающая отсюда невозможность его совершения в приходских церквах. Сообразно с этим, рассматриваемого акта не наблюдается как в тех случаях, когда крещение совершается отдельно от литургии13, так и в тех, когда предваряет ее14. В воспроизводящих практику последнего рода списках крещения изложение его состава заканчивается обычно замечанием: «и совершается божественная литургия».

Исключив из чина крещения акт введения новокрещенных на малом входе, церковь не могла однако всецело забыть древней практики. В качестве воспоминания о ней она удержала введение новопросвещенных в храм или для совершения миропомазания, или причащения. Практика первого рода, предписывается между прочим чином крещения по рукописи XIII в. Синайской библ. № 36015 и в существе дела представляет довольно наглядное воспроизведение первой половины древней процессии, начинавшейся, по свидетельству Типикона Великой константинопольской церкви, выходом из крещальни и заканчивавшейся входом в храм св. Петра, где совершалось миропомазание. Повторение же всей процессии от крещальни до царских врат, только без соответствующей малому входу обстановки, дает приведение новокрещенных к алтарю, пред дверями которого им преподавалось причащение16. Ни тот ни другой способ замены древней практики не получил, однако, широкого распространения, не утвердился в церковной практике. И это вполне понятно. Введете новокрещенных в церковь имело смысл под условием совершения здесь миропомазания или причащения. Но первое, как видно из Типикона Великой константинопольской церкви по рукописи Потмосской библ., совершалось не в храме, а в крещальне; представлялась также полная возможность здесь же и причастить новокрещенного17. Введение в церковь оказывалось таким образом совершенно излишним. В виду этого без сопровождающих действий, – миропомазания и причащения, – оно и встречается только в одном памятнике, – рукописи XIII в. лавры Афанасия Афонского № 18918.

Единственно, что нашла церковь возможным удержать из древнего акта введения новокрещенных в церковь, это – его начальный момент, движете от купели в храм. При круглом устройстве крещален он неизбежно должен был иметь форму полукруга, превратившегося впоследствии в полный круг, описываемый вокруг купели. Одним из указаний на подобное происхождение данного обряда, появляющегося в чине крещения XV в.19, служат его греческие названия. Для обозначения обхождения вокруг купели употребляются те же, что и для введения на малый вход, выражения: «ποιεῖν εἴσοδον», «εἰσοδεύειν». «Εῖ̔τα εἰσοδεύουν ὁ ἱερεὺς καὶ οἱ ἀνάδοχοι σὺν αὐτοῦς τὸ βρέφος βασταζόμανον κύκλω τῆς κολυμβήθρας», читаем в чине крещения по рукописи 1536 г. лавры Афанасия Афонского № 2120. «Καὶ λαβὼν θυμιατὸν, говорится в рукописи XVI в. Синайской библ. №996, ἱερεὺς ποιεῖ εἴσοδον γύρωθεν τῆς ἁγίας κολυμβήθρας»21. И насколько не случайны подобные названия, видно из того, что в большинстве памятников обхождение купели обозначается термином «περικυκλοῖν τὴν κολυμβήθραν»22.

Перенося на обхождение купели название древнего акта введения новокрещенных в храм, церковь смотрела на одно действие как на замену другого, а сообразно этим и более позднему отвела в чин крещения то самое место, которое занимало предшествующее ему раннее.

Выразившись во введении новокрещенных в храм во время малого входа, связь крещения с литургией привела к превращению литургийного акта в крещальный. То же самое и притом под влиянием той же связи произошло и с дальнейшим действием литургии, – чтением апостола. Как видно из Типикона Великой константинопольской церкви, апостол соединенной с крещением литургии Великой Субботы: «Бpaтиe, елицы во Христа Иисуса крестихомся»23, находится по своему содержанию в прямом, непосредственном отношении к только что совершенному таинству. С формальной стороны он –составная часть литургии, с идейной – крещение. И даже внешним образом он больше связан с этим последним, чем с действиями первой. «Когда патриарх войдет в алтарь, архидиакон, говорится в Типиконе Великой константинопольской церкви по рукописи Дрезденской королевской библ. № 140, подает знак певцам, и они на амвоне начинают петь: «Елицы во Христа». Апостол читается без прокимна»24. В том же Типиконе по рукописи Патмосской библ. и Профитологии Синайской библ. XI–XII в. № 14 это краткое замечание дополнено и разъяснено следующими указаниями. «После входа тотчас вместо Трисвятого «Елицы во Христа». Ектения и молитва не произносятся, но сразу седениe на горнем месте и апостол, прокимна не бывает»25. Благодаря пропуску указанных подробностей, последовательность актов крещения не прерывается тем, что относится к одной литургии: за несомненно крещальным актом, – введением новокрещенных в храм, сразу следует такое же крещальное действие, – чтение апостола. Входя в состав крещения еще в период его соединения с литургией, чтение апостола естественно осталось в данном чинопоследовании и после его обособления, отделения от евхаристии. Показателем этого являются греческие и славянские списки крещения, начиная с XVI ст.

* * *

1

1-ая Апология, 65 чл. Migne. Cnrsus completus. VI том, стр. 428. Ser. gr

2

Путешествие к св. местам. Православный Палестинский Сборник. VII т., II вып., стр. 161.

3

А.А. Дмитриевский. Древнейшие патриаршие Типиконы. Труды Киевской Духовной Акад. 1901, III, стр. 527 – 9.

4

А.А. Дмитриевский. Описание литургических рукописей. I т., стр. 134 и пр. 1.

5

Jbid., стр. 41, 147–8.

6

Goar. Εὐχολόγιον, стр. 292. А.А. Дмитриевский. Богослужение в русской церкви в XVI в. Приложения, стр. 15. А.А. Дмитриевский. Описание литургических рукоп. II т., стр. 357, 649.

7

Труды Киевской Дух. Акад. 1901 г. III, стр. 534–5.

8

Едва ли поэтому можно согласиться с Симеоном Солунским, говорящим, что «прежде церковь совершала крещение в то время, когда мы в праздники на божественной литургии поем «Елицы во Христа». Писания отцов и учителей церкви, II, 60.

9

А.А. Дмитриевский. Описание, III т., стр. 189.

10

«Εἰσοδος» в смысле названия малого входа см. Евергетидский Типикон по рукоп. XI–ХII в. Афинского университета. А.А.Дмитриевский. Описание, I т., стр. 258, 262, 263, 367 и т.п.

11

Goar. Εὐχολόγιον, р. 292, 296. Εὐχολόγιον Преосв. Порфирия, л. 88. См. А.Алмазов. История чинопоследования крещения и миропомазания. Приложения, стр. 26. А.А. Дмитриевский. Описание литургических рукоп. II т., стр. 94, 54, пр. 4, 253, 275, 357, 3, пр. 12, 503, 575, 599, 625, 649, 911. А.А.Дмитриевский. Богослужение в русской церкви в XVI в. Приложения, стр. 15

12

См. Чин литургии Иоанна Златоуста и Василия В. по рукописи Ватиканской библ., № 14 XV в. Красносельцев. Сведения о некоторых литургических рукоп. Ватиканской библ., стр. 165, 167. Ср. чин крещения по рук. Солов, библ. XV в. №1086. Ibid., стр. 100.

13

См. рукописи XIII в. – Патмосской библ. №104, Синайской библ. №966; XIV в. – Синайской библ. №991; XV в. – Афоно-Костамонидской библ. №19, Афоно-Пантелеймоновского монастыря №364, Московской Синод, библ. №280, Севастьяновского собрания №472; XVI в. – Святогробской Константинопольской библ. №68 и Афоно-Пантелеймоновского монастыря №305. А.А.Дмитриевский. Описания. II т. стр. 154, 209, 332, 492, 572, 812, 827. Его же. Богослужение в русской церкви в XVI в. Приложения, стр. 23, 17, прим. 1.

14

См. рукописи Синайской библ. IX–X в. № 957; X в. № 956, Пантелеймоновской на Афон X–XI в. № 162, Синайской XI–XII в. № 962 и XIV в. № 981, Святогробской библ. в Константинополе XV в. № 8, Афоно-Пандократорской библ. XV в. № 149, Святогробской константинопольской библ. XVI в. № 615 и библ. Афоно-Пантелеймоновского монастыря того же века № 305. А. А. Дмитриевский. Ibid., стр. 3, 17, 39, 70, 340, 458, 487, 739, 827

15

«После крещения священник берет его (новокрещенного) и входит в храм с пением: «Блаженни, им же»... Здесь он читает молитву: «Благословен еси, Господи Вседержителю, источниче благих»; помазует его святым миром, говоря: «Печать дара Духа Святого», а затем отходить, поя: «Елицы во Христа». А.А. Дмитриевский. Ibid., стр. 195.

16

Рукоп, Синайской библ. XIV в. № 981. А.А.Дмитриевский. Ibid., стр. 439. Симеон Солунский: «когда певчие поют псалом: «блаженни, их же оставимася», священник, предшествуя крещенному, приводить его пред жертвенник и там преподает ему страшное причастие». Писания отцов и учителей церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения. II т. стр. 73.

17

Этому могло способствовать устройство в крещальнях алтарей. См. А.Алмазов. История чинопоследования крещения и миропомазания. Стр. 506.

18

А. А. Дмитриевский. Описание литургических рукописей. II т. стр. 177.

19

См. рукописи: Синайской библ. 1426 г. № 968, библ. лавры пр. Афанасия на Афоне 1435 № 21, Синайской библ. 1475 г. № 980. А.А.Дмитриевский. Описание. II т. стр.400, 419, 432. Проф. А.И. Алмазов утверждает, согласно Gaar’ом, что обхождение вокруг купели практиковалось уже в IV ст., являясь символом и выражением духовной радости. История чинопоследования крещения и миропомазание, стр. 437. Но подобному мнению не благоприятствует отсутствие данного акта в списках крещения до XV ст. Как нельзя более гармонирует с поздним появлением обхождения вокруг купели и то обстоятельство, что только в XVI в., возникают попытки его объяснения. «Делают три круга, читаем в чин крещения по Евхологию Ватиканской библиотеки XVI в., во образ, думаю, трисиятельного луча Св. Троицы». Красносельцев. Сведения. Стр. 94.

20

А.А. Дмитриевский. Описание. II, стр. 757.

21

Ibid., стр. 797.

22

Ibid., стр. 400, 419, 432, 662.

23

А.А. Дмитриевский. Описание. I т., стр. 134.

24

Его же. Древнейшие патриаршие Типиконы. Труды Киевской Дух. Академии. 1901 г. III, стр. 529.

25

А.А. Дмитриевский. Описание. II, стр. 134 и пр. 1.


Источник: Петровский А.В. Некоторые особенности древней крещальной практики и их следы в современном чине крещения // Христианское чтение. 1908. № 1. С. 124–131.

Комментарии для сайта Cackle