Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека протоиерей Александр Сулоцкий Челобитная митрополита Сибирского и Тобольского, Филофея Лещинского, Петру Великому, и ответ сего государя на нее
Распечатать

протоиерей Александр Сулоцкий

Челобитная митрополита Сибирского и Тобольского, Филофея Лещинского, Петру Великому, и ответ сего государя на нее

Митрополит Тобольский, Филофей Лещинский, Челобитная которого представляется теперь любопытству читателей, родился в 1650 году, в Малороссии; образование получил в знаменитой в свое время, Киевской Академии, был несколько времени Священником, но, по вдовстве, вступил в Киевопечерскую Лавру и довольно долгое время был Экономом, а следовательно, и главным управителем обширных имений этой обители, и в то же время Наместником, зависевшего от Лавры, Брянского Свенского монастыря, в сане Архимандрита, а по другим сведениям, в звании Строителя.

Избрание Филофея в Митрополита Сибирского не из числа обыкновенных избраний. Петр I возымел мысль просветить светом Евангельского учения Сибирских инородцев и соседственных с Сибирью Китайцев. Для осуществления этой высокой и святой мысли, Указом от 18 Июня 1700 года, повелено было, для занятия кафедры Сибирской Митрополии, в то время праздной,1 «назначить пастыря, не только доброго и благого непорочного жития, но и ученого, который бы при том, в помощь себе, взял в Сибирь несколько образованных, способных изучить языки Китайский2 и Сибирских инородцев». Избрать человека, с соответственными такому требованию качествами, поручено было Киевскому Митрополиту, Варлааму Ясинскому, «между Архимандритами, Игуменами, или иными знаменитыми иноками Малороссийских монастырей3 и городов». Избрание Варлаама Ясинского на первый раз пало на Архимандрита Новгород-Северского Спасского монастыря, Димитрия Туптала (Св. Димитрия Ростовского), который 23 Марта 1701 года, и был рукоположен в Тобольского Митрополита. Но Св. Димитрий отказался от поездки в Сибирь, потому вскоре и был назначен в Ростов, а Митрополит Киевский, Варлаам, после того указал, как на способного к занятию Сибирской Митрополии, на Эконома Киевопечерской Лавры.

Филофей посвящен был в Митрополита Сибирского в Москве 4 Генваря 1702 года, а в Тобольск прибыл того же 1702 года, 4 Апреля. С ним, или в след за ним, приехали в Тобольск и несколько будущих сотрудников его, ученых монахов.4

Новый пастырь в Сибирской пастве, «в церквах Божиих разсмотрел великое нестроение, а какое нестроение, не леть и писанию предати», рассмотрел, между прочим: 1-е, Архиерейский дом, после недавнего пожара, в развалинах, и, в следствие не задолго перед тем вышедших Царских Указов, лишенным многих против прежнего выгод; усмотрел, 2-е, храмов Божиих очень мало, да и из этих немногих некоторые, также, в следствие недавних Царских Указов, оставшимися без средств к содержанию их причтов, а некоторые уже и остающимися без богослужения, в следствие доставления казною материалов, нужных для совершения богослужения (напр., красного вина)5 совершенно испортившимися; 3-е, духовенство нашел без всякого образования, по местам без средств к содержанию и нередко обидимых от Воевод и других Сибирских чинов; 4, мирян без слушания Слова Божия, во многих местах в крайней отдаленности от церквей, и след., без удовлетворения духовным нуждам, и многих преданными порокам, особенно противным заповеди о целомудрии; 5) раскол нашел в самом, так сказать, разгаре, не только отторгающим от Православной Церкви, но и предающим сожжению целые сотни и тысячи людей; 6) Исламизм, не только не ослабевающим, но и усиливающимся чрез привлечение к себе Сибирских идолопоклонников, даже чинившим дерзости против Христианства, и 7) идолослужение остающимся без оглашения проповедью Евангельскою.6

Некоторые из этих недостатков, даже язв Сибирской паствы, обращали на себя внимание и прежних (до Филофея живших) Тобольских Архипастырей, напр., против растления нравов жителей Сибири восставал первый Тобольский Архиерей, Архиепископ Киприян (1621–24 г.);7 усмирить Магометан старался Митр. Павел I;8 а против раскола действовали три Митрополита Тобольские: Корнилий, сейчас упомянутый Павел и Игнатий.9 Но другие недостатки Сибирской паствы (напр., необразованность духовенства), или вовсе не были замечаемы предместниками М. Филофея, или, по крайней мере, они не столько поражали их, сколько поражали Филофея; а не поражали по тому, что те, т. е., предместники Митрополита Филофея, все были из Великороссиян, а он был Малоросс; те школьного систематического образования не имели (хотя большая часть их и были люди, по своему времени, образованные,10 и в низшем духовенстве своей родины часто и ни какого, т. е., и посредством одного чтения книг приобретенного, образования не видели); раскол в Великороссийских Епархиях был во всех; Магометане и Идолопоклонники оставались еще во многих местах и проч. Напротив он, Филофей, как и видели мы, получил образование систематическое, в Академии; что ж касается до духовенства Малороссийского, то оно, не только в начале XVIII-го, но и в продолжение всего XVII-го столетия, стояло уже на значительной степени образования; кроме того, в Малороссии, на родине Филофея, не было раскола; там Магометане и Идолопоклонники известны были только по имени, нравы у народа были чище, чем в других местностях, и проч.

Пастырская ревность побудила нового Сибирского Архипастыря описать плевелы на вверенной его попечению ниве, а особенные обстоятельства его посвящения, мудрость и преобразования в России Петра І-го, дали ему смелость доложить Государю о тех плевелах, а также и о разных нуждах Сибирской Церкви, и возбудили в нем надежду получить от Государя средства к истреблению первых и восполнению последних, и к произращению в Сибири плодов истинной веры и чистой нравственности.

Беспорядки, существовавшие в Сибири по духовной части, равно как и её церковные нужды, М. Филофеем описаны в 25 статьях, которые и были отправлены к Петру I-му, при особой Челобитной к сему Государю от 31 Декабря 1703 года. 20 и 27 Генваря следующего 1703 года Петр Великий слушал Челобитную своего Сибирского Богомольца; Думный Царский Дьяк, Андрей Андреевич Виниус,11 навел справки против просительных статей Челобитной и, кроме того, со слов Государя, написал к ним пометы (резолюции), и все это прислано было в Тобольск к самому челобитчику, при Указе от 1 Марта, а к Воеводам Тобольским, Князьям Михаилу Яковлевичу и Алексею Михайловичу Черкасским, в грамоте от 28 Февраля 1703 года.

Из справок Андрея Виниуса и из помет Государя увидим, что челобитья Филофеевы не все одинаково были приняты Государем: по одним велено было удовлетворить его вполне, по другим велено было удовлетворить, но с ограничением, а на некоторые последовал чистый отказ.

Нужно сказать, что подлинной, описываемой Челобитной М. Филофея, не найдено, и она и с просительными статьями представляется здесь в том виде, как была внесена в ответный Указ Петра Великого к челобитчику. Но ущерба достоинству челобитной от этого нет: по обычаю старинных дельцов, впрочем, и доселе у весьма многих свято сохраняющемуся, челобитная, без сомнения, прописана в Указе словами Филофея; только Царский титул, бывший в начале её, оставлен, да просительные статьи размещены в другом порядке, не по цифрам, а по сходству их содержания.

Челобитная М. Филофея, или что тоже, Указ Петра І-го Митр. Тоб. Филофею, посланный в ответ на его Челобитную, и грамота к Воеводам Тобольским, Князьям Черкасским, писанная по поводу той же челобитной и от того же Государя, были найдены случайно, при просмотре довольно страшного по надписи дела: «О 200 ведрах вина и о 1000 пудах соли», находящегося между делами Консисторского Архива за 1745 год, по старой описи под № 34.

Челобитная М. Филофея весьма важный материал для пишущих о Сибири прежнего времени и для всех, интересующихся её историей. В ней те и другие найдут данные для Статистики Сибири, для Истории нравов её жителей, и особенно для Истории Церкви Сибирской и Сибирской Иерархии. Что ж касается до справок, подведенных Дьяком Виниусом, и помет или резолюций Петра Великого на просительные статьи той Челобитной, то они, будучи в равной степени с Челобитной интересны для занимающихся Историей Сибири, кроме того представляют новый, в первый раз являющийся в печати документ для полной Истории Петра Великого, документ, доказывающий, хотя и в тысячный раз, мудрость преобразователя России.

* * *

Указ Петра Великого митрополиту Тобольскому, Филофею Лещинскому, вместе с челобитной сего митрополита к царю, и с царскими на неё пометами

От Великаго Государя и Великаго Князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, в Сибирь, в Тобольск, Богомольцу нашему, Преосвященному Филофею, Митрополиту Сибирскому и Тобольскому. В прошлом 1702 году, Декабря 31 дня, бил челом Нам, Великому Государю, Ты, Богомолец Наш, что пришел Ты в Сибирския страны, и в церквах Божиих разсмотрел великое нестроение; а какое нестроение, не леть и писанию предати; а чинится то за великою простотою и нищетою, а в Софейском домовом поведении12 нечего и воспоминати, потому что после пожару малое число осталося, и до церкви Божия и до твоего, Богомольца Нашего, дому надлежат церковные и домовые нужды не малые; а какие нужды, тому Ты прислал под челобитною своею статьи; и Нам, Великому Государю, пожаловать бы Тебя Богомольца Нашего, велеть, по статьям о подлежащих церковных и домовых нуждах, Наш, Великаго Государя, Указ учинить. И в нынешнем 1703 году, Генваря в 27-й день, Мы, Великий Государь, слушав твоего челобитья и просительных статей, указали о Церковных и домовых делах, как под которою статьею Думной наш Дьяк,13 Андрей Андреевич Виниюс, пометил, Наш, Великаго Государя, Указ чинить Тебе, Богомольцу Нашему, а о мирских правах и о надлежащих же делах к Софейскому дому, ближним Нашим, Боярину и Воеводам, Князю Михайлу Яковлевичу, да Стольнику Князю Алексею Михайловичу, Черкасским, и Дьяком,14 и о том к ним, ближним Нашим, Боярину и Воеводам, Великаго Государя грамота послана; а прочет ту Нашу, Великаго Государя, Грамоту, и списав список за рукою, впредь для ведома иным Боярам Нашим и Воеводам, велено оставить в Тобольску, в Приказной Палате,15 а подлинную отдать в Софейской дом с роспискою. И как к Тебе ся Наша, Великаго Государя, Грамота придет, и Ты б, Богомолец Наш, Преосвященный Филофей, Митрополит Сибирский и Тобольский, о подлежащих своего суда делех Наш, Великаго Государя, Указ чинил, и о чем к ближним Нашим, Боярину и Воеводам, ко Князю Михайлу Яковлевичу, да к Стольнику ко Князю Алексею Михайловичу к Черкасским, и к Дьяком, послана Наша, Великаго Государя, Грамота, и той Грамоты из Приказной Палаты в Софейской дом об отдаче ведал. Писан на Москве, лета 1703 года, Марта в 1-й день.

А в вышеписанных доносительных статьях Преосвященнаго Филофея, Митрополита Сибирскаго и Тобольскаго, и что по которой статье, по помете Думнаго Дьяка, Андрея Андреевича Виниюса, велено быти и Указ чинить, и то писано ниже сего.

1-я.

В Сибирской Епархии к церквам Божиим, на пропитания Священником, Великаго Государя жалованья данных земель нет; чтоб к церквам Божиим, чем Священником питатися, где возможно, дать под пашню земли и сенных покосов против Московских и Всероссийских церквей, а у которых есть прихожане, чтоб те прихожане, Священником с причетники церковными давали ругу, а где места безпахатные и прихожан у церквей нет, к тем церквам Священником с причетники давать бы годовое жалованье, денежную и хлебную ругу.

14-я и 16-я.

Чтоб Софейскаго Собора Протопопу и Ключарем, и Попом, и Протодиакону, и Дьяконам, и звонцам, и сторожам, годовая руга, деньги и хлеб по окладам их, и по сту по десяти пуд меду16 в Софейской дом, для Софейской домовой скудости и пожарнаго раззоренья, давать по прежнему, Великаго Государя, из казны, в Тобольску из Приказной Палаты, ружником для того, что за ними земель и ни каких угодей и приходских дворов к той Соборной церкви нет же,17 а без меду, без особой Великаго Государя милости, жить ему, Митрополиту, не возможно.

Помета.

О соборянах и о меду18 быть по именному Великаго Государя Указу 207 (1699) году безпеременно, и о том бы и впредь не бить челом, мочно своими доходами доволиться, а Великаго Государя ратным людям, которые для охранения от иноземцев собраны в Тобольску и в слободах, великой расход, также и на разныя дела надобна казна многая; а Священником же приходским учинить руга денежная и хлебная с прихожан по разсмотрению, чтоб не в тягость и чем мочно сыту быть Попу с причетники.19 А в именном Великаго Государя Указе 207 года написано: за Митрополитом, за Софейским домом крестьянских и бобыльских дворов, и пахотных и сенокосных земель, и всяких угодей число не малое; да к тому ж и с монастырей и церквей оброчные, и с Попов и с Дьяконов и со всего духовнаго чина людей поголовные, и с десятин20 и с венчальных памятей собираются на Митрополита денежныя погодныя подати21 толикое число, что теми доходами и хлебом, и что за расходом того хлеба продают, удовольствоватись ему, Митрополиту, и Софейскаго дому Соборян и детей Боярских и всех чинов людей деньгами и хлебом и солью давать возможно без всякия скудости; а прежних Архиереев Сибирских великие доходы свидетельствуют Павла Митрополита оставшая многая денежная казна, да он же весь Софейский дом каменной, и колокол великой, и ризницу построил одними своими домовыми доходы.22

Для вспоможения Церкви святой и разширения Православной Христианской веры, школам быть в Тобольску, и учить граматики Словенской и Латинской, а учителями промышлять одному, и учеников понудить,23 которые до того понадобятся от всякаго чина дети, а для скудных детей на покупку к тем наукам потребных книг чтоб учинить вспоможение из Государевы казны, и чтоб кроме Митрополита судом и расправами школьными никому не заведывать и не учить, да не разногласие кое в учении школьном возрастет оттуду.

Да к вышеписанной же статье приличны 10, 15, 17, 20 и 21 статьи.

Монахом Киевляном и челяди, чтобы был проезд в Сибирь, и из Сибири отъезд вольной; и буде прилучится с домовыми нужными делами послать домовых людей к Москве, и тем бы людям давать ямския подводы; а без проповедников Слова Божия и учителей школьных и без слуг24 быть невозможно.

В Киевопечерской обители Диакон черный Пахомий Арамашенко зело угоден до проповеди Слова Божия; чтобы того Диакона прислать в Тобольск, а буде в той обители его нет, послать и в Чернигов.

А для детскаго учения завесть друкарню (типографию) в Тобольску, в Софейском дому25 Великаго Государя казною, а друковать (печатать) Буквари, Часословы малые и Псалтыри, и до школ на шестнадцать окошек дать слюды из Приказной Палаты.

А по справке в Сибирском Приказе, в прошлом 1701 году, Генваря в 9 день, по именному Великаго Государя Указу, велено в Сибири из Дворян Андрею Городецкому, которому велено быть в Софейском доме у Архиерея приказным человеком, для утверждения и разширения словес Божиих, на Софейском дворе, или где прилично, построить училище поповских, диаконских и церковников детей, робяток учить грамоте, а потом Словенской Граматике и прочим на Словенском языке книгам, и Катихизис Православной веры, печатанный на Москве в прошлом 204 (1696 г.), могли совершенно знать и, удостояся в чин Священства, народ учить и многочисленных в Сибири иноземцев, не ведущих Создателя Господа Бога, приводить в познание истинныя веры могли, и по тому ко святому крещению искать разширения до самаго Государства Китайскаго; а тем детям скудным давать на одежду по две деньги человеку на день, да пищу из домовых доходов, а у которых отцы у приходских церквей люди нескудные, и тем питаться и одежды на себя класть свои, а опричь церковнаго чину не имать.

Помета.

Монахом вольной в Сибирь проезд, по прошению Архиерея, дать, а когда их отпустит, и о том ему в Приказной Палате просить и написать отпускать их вины; а Преосвященному Митрополиту паче простираться в учение Славяно-Российской Граматике, и чтоб вся, яже попу, или диакону надобно знать, изучились и Православной веры Катихизис достаточно знали, и по согласию содержащей в ней артикул умели, и людей мирских учили;26 а подводы к Москве двум, или трем, человекам давать за их же прогоны, а тяжелыя покупки возить в судах Волгою и Камою до Соли Камской, а от того в Сибирь, и разсудить, что в тех подводах людям будут великия тягости, а покупать по нужде, чего в Тобольску и в Сибири нет;27 к прежним монахам ныне еще иные монахи отпущены, удоволиться бы теми, разве тот диакон Пахомий сам, приехав к Москве, учнет о том Великому Госядарю бить челом;28 а друкарне (типографии) в Тобольску, по имянному Великаго Государя Указу, не быть, и какие книги понадобятся, и ему велеть покупать на Москве.

3-я.

Чтоб Великий Государь указал, по правилом Святых Отец, единою в лето в Тобольску быть собору, Декемврия 6-го дня, на память Святаго Отца Николая Чудотворца, и съезжаться к тому числу всем духовным людям, для исправления церковнаго, а во второе лето в Енисейску, на память Равноапостольнаго Великаго Князя Владимира; и когда в Енисей случится ему, Архиерею, или посланным, коей особы, ехать, для того пути давать бы струги (суда, дощеники) со всякими припасы и с работными людьми; а егда лучится ехать из Тобольска, Тобольскаго Разряду в верховые города и в слободы и остроги, для досмотру святых церквей, а в них Святых Таин,29 то б давать ямския подводы.

Помета.

Об езде Митрополита из Тобольска в верховые города и слободы, для досмотру святых церквей и в них Святых Таин, Указ к нему будет прислан впредь, и по вся годы. Собором, за дальностию и скудостию попов, в Тобольску быть не для чего и трудно, а паче ж из дальних городов и слобод;30 а буде когда случится самая какая нужда, и ему о том описываться к Москве, к Великому Государю. А чтоб Православная вера без всякаго препятия и споны31 управлялась благочинно, то выбирать ему по городам и слободам надзирателей и старость добрых и искусных людей, которые б были жития безпорочнаго, и Святаго Писания божественнаго сведущих, и имя на себе носили трезвое и без всякаго порока;32 и в подводах иметь разсуждение к иноземцам, за тем, что им, кроме того, великие от подвод тягости, разгоны б не учинить и раззорения.

4-я.

В Сибирской Епархии к церквам Божиим ко святым службам дается Великаго Государя жалованья: вино церковное, воск, ладон; и чтоб вино церковное для отдачи по церквам присылати ему, Митрополиту, для того, кто те церковные требы из Государевы казны раздает, теряет, и в служении бывают негодны.

А по справке в Сибирском Приказе, в прошлом 1701 году, по Указу Великаго Государя велено в Сибирские городы на церковные требы покупать у города Архангельскаго в год вина церковнаго по три бочки, ладону по 10 пудов, и те требы по первому зимнему пути отсылать с ездоками в Сибирь в Тобольск, а в Тобольску те требы принять в Приказную Палату, а на какие расходы те церковныя требы и кому держать,33 и в которые городы посылать, о том учинить ближним Боярину и Воеводам, Князю Михайлу Яковлевичу Черкасскому и Дьяком по своему разсмотрению.

Помета.

Церковному ладону и воску держать расход на дворе Митрополье, и давать по прежним Указам по вся годы, или как прежде сего давали.

5-я.

Чтобы в Сибири по городам, и по слободам, и по острогам, и по селам, прикащики в Митропольи дела не вступали, и подлежащих людей церковному духовному правильному суду не судили, и в них воли в том не имели.

Помета.

В духовных делех быть всем в присуде у Десятильников Митропольих духовнаго, а не мирскаго, чина, и в мирских делех быть в присуде у Воевод.

6-я.

Чтоб освященный и духовный чин и Софейских домовых всяких чинов людей и крестьян ни в каких делех никто, кроме его, Митрополита, не судил; а буде которые доведутся быти под Градским судом, и тех, за его, Митропольим, повелением, к Градскому суду отсылать будут.

К вышеписанной же статье прилична 24-я.

Чтоб блудныя дела взять от суда Митрополья в Приказную Палату и судить по Градскому Уставу, потому что за духовным наказанием грех возрастает больше; а что приходило от тех дел в год, овогда полтораста и двести рублев, и те б деньги в Софейскую домовую казну давать из Государевой казны по вся годы в Тобольску из Приказной Палаты.34

Помета.

Всяких духовнаго чина людей и Митропольих крестьян в мирских делех, а не в духовных, судить и принадлежит Бояром и Воеводом, для того что судить в тех делах по Уложению и по Новоуказным Статьям, чего у Митрополита нет, однако ж с розыскных делах монашескаго и священническаго чина людей, без согласия Митрополичья, не имать на испытания, а наипаче мучительные; а блудные дела Великий Государь указал ведать в Тобольску в Приказной Палате; а буде кто явится мужеска свободное или не свободное пола с свободным или не с свободным женска, или девичьим лицом, в блуде, о том розыск учинить отцами духовными и прочими свидетельствы, и чинить Указ по Градским законам, а за насилие по Статьям же Новоизложенным и Уложенью; а буде в чем Указов, или решение не обрящется, о том писать к Великому Государю; а денег пенных не править, для того, чтоб той ради причины матери детей своих, в блуде прижитых, не умерщвляли, а велеть отцам духовным и приходским попам обученми чистыми от таких дел унимать, а паче приводящие к тому причины, пьянство, своевольство и прочие пресекать; а ворам и воровкам,35 кои в том обличатся, наказание учиня, смирять, смотря по вине, с жесточью и работою без пощады, и женския лица отдавать в работу в подначал в женские монастыри, на сколько лет пристойно, чтобы те злодейства истреблять.

7-я.

Чтоб в Тобольску мечетем Татарским между церквами Божиими и житию их Татарскому с Христианы не быть, потому что от мечетев церквам Божиим бывает перешкода,36 а Христианам, живущим в соседстве с Татары, не без того, чтобы с ними не пили и не ели и праздников Татарских не праздновали, и во блуды не впадали с поганы, а погане с Христианы, и те их места отдать на двор гостинной, на церковь и людем посадским; да тые ж Татары, живучи в Тобольску со Христианы смесно, в Великой Пост веселье свое поганое отправляют на соблазн Христианом.37

Помета.

Послать Великаго Государя грамоту к ближним Боярину и Воеводам, ко Князю Михайлу Яковлевичу, да к Стольнику, ко Князю Алексею Михайловичу Черкасским, и к Дьяком, велеть по сей статье в том учинить им по разсмотрению своему, буде возможно, чтоб их особо поселить за Знаменским монастырем и мечеть сделать им там же, и с ними о том поговорить, и что учнут говорить, велеть о том писать к Великому Государю к Москве.

8-я.

Буде иноземцы похотят креститься в Православную Христианскую веру своею волею, и чтоб тем иноземцам ко крещению приходить свободно, без ясачных убытков, а ни кому не возбраняти.

А по справке в Сибирском Приказе во сто девяносто третьем году (1685), Апреля в 5 день, по докладной выписке, послана Великаго Государя грамота к Преосвященному Игнатию,38 Митрополиту Сибирскому и Тобольскому, а по той грамоте ни каких иноземцев не велено крестить неволею, а до крещения и по крещении таких иноземцев распрашивать, вольные ль, или купленые, и у кого похотят жить, или службы служить, и буде которые крестятся в Православную Христианскую веру, а они чьи крепостные, и буде которые и купчих не положат, а по розыску явится, что они не есть купленные, и за тех иноземцов, которые будут написаны в службу, тем людем, чьи они были, давать из Государевы казны, а у кого жить будут, и тем людем деньги против купчих, и без купчих, почему доведется, освидетельствовать; а буде такие иноземские дворовые люди похотят быть в Православной Христианской вере, и придут ко крещению, пограбя хозяев своих, и о тех иноземцах против челобитья розыскивать накрепко, и по розыску у которых иноземцов хозяйския животы объявятся, и те животы у них имать и отдавать челобитчиком; и которые крестятся, и к тем держать ласку и привет, чтобы на то смотря иные иноземцы, Православные Христианские веры пожелали.

Помета.

Которые иноземцы похотят волею своею креститься в Православную Христианскую веру, и их крестить, а не волею ни каких иноземцов не крестить, и ясак с них нескладывать, только их спрашивать, какой ради причины приходят ко Святому крещению и вере Православной, велеть им учинить исповедь; которые Татара, или иные иноземцы, поиманы в смертных винах, и похотят креститься на том, чтоб быть им живым, и таких, буде с верою совершенною приступают, окрестя и дав им время довольное на покаяние, потом учинить по Уложению и по Градским Законам, да всякия беззакония истребятся; а которые языка, ниже веры сведомы, и тех скоро не крестить, да не будет вере Православной от них наруганий, делать в том со многим опасьством и разсмотрением, испытуя вины, чего ради которой иноземец крещения пожелает, внимали б словесы Спасителевы, реченные: «сице кто верует и крестится, спасен будет».39

9-я.

Церковных раскольщиков, отступивших от Святыя Церкви и в упрямстве необратно стоявших, истребляти, а прочих церковных же раскольщиков, где явятся, всякими наставленьями приводить до соединения Святыя Церкви, а не покоряющихся, домы их разграбляти на Великаго Государя, а их смерти предавати.40

А по справке в Сибирском Приказе, в прошлых годах по Указу Великаго Государя и по грамотам, которые церковные раскольщики явятся, и тех раскольщиков Митрополиту разговаривать всякими мерами накрепко, чтоб они от такого дела престали, и буде те раскольщики придут в повиновение Соборной Церкви, и их, для исправления, посылать в монастыри под начал; а которые раскольщики на покаяние не придут, и тех с Митрополья двора отсылать к розыску в Приказную Палату, и чинить им Указ по прежним Государевым Указом, а иных казнить смертию, жечь.

Помета.

Учинить непокаянным раскольщикам по прежним Великаго Государя Указом, только того смотреть, чтоб ложными и своими лесными покаяньями, избыв смерти, не учали (не начали) тайно которых простых и не утвержденных людей в свои прелести привлекать, или ушед и в пустынные места, собираясь, по прежнему, людей льстить и зажигать; а которые раскольщики, собрав людей, сожигали, а сами уходили, и таким ворам,41 по истинному свидетельству, хотя и покаются, самих, без всякой пощады, во страх иным, таким же ворам, сжечь.

10-я писана выше сего под 2-ю статьею.

11-я.

Буде в Сибири, где сыщутся сосланные Черкасы, и угодны до пения церковнаго, или до службы домовыя, и тех людей брать ему, Митрополиту, в Софийский дом невозбранно.42

Помета.

Ссылают таких людей по причинам злодейства их, и таким людем в Архиерейском дому быть неприлично, потому что в Указе Великаго Государя жить им в дальних городах, из которых отнюдь имать не велено, а на потребу мочно Преосвященному удоволиться и Русскими, разве таким, которые обретаются в Тобольску, и тех отдавать с роспискою, а того остерегать, и на нем Митрополите будет спрашивано, буде те люди от него уйдут и к какому возмущению явятся на Украйне, слово истяжется от него, и для того опасаться бы ссыльных к себе в дом, чего прежде не было, и для присловия43 имать.

12-я.

В прошлых годах посыланы из Софейскаго дому к Ямышу озеру по соль, про Софейской домовой обиход, по дощанику и по два; а в прошлом 1701-м г., отпущать не велено, а велено та соль промышлять на Великаго Государя; и чтоб про Софейской домовой и про монастырские обиходы ему Митрополиту, к Ямышу озеру, по соль посылать против прежняго.

Помета.

Великий Государь указал, по имянному своему Великаго Государя Указу, Митрополиту по дощанику в тысящу, или полторы тысящи, пуд, под соль посылать, для своих домовых и Тобольских монастырей на потребу, а что за тою потребою явится в остатке, и ту останавливать в иной год, а на сторону отнюдь не продавать, и в свои села и в слободы не посылать, и цены тем Государевой соли не портить; а буде в том люди его Архиерейские явятся винны, будет доправлено пени за всякой из Тобольска посланной пуд по полтине, дабы тою солию Государевой соли не учинить остановки, а удоволиться бы ему, Митрополиту, сею Государевою милостию, что взята его соль будет за обороною и защитою Государевых ратных людей; а протчими товарами людем его у Ямыша озера не торговать, а соли, сколько в привозе на том дощанике будет, чинить по Торговому Уставу без разрушения.44

13-я.

Чтоб в Сибири Троецкому Кодскому монастырю и крестьянам быть под Митрополитом во всяком повиновении по прежнему, как и прежде тот монастырь ведали Архиереи.

Помета.

Троицкому Кодскому монастырю по прежнему быть особо, а к новым монастырям не приписывать, и Софейскаго дому детей Боярских и ни кого в Кодской монастырь и в их вотчину на Исеть не посылать, и в Софейской дом с крестьян ни каких денежных поборов и ни чего не имать, для того что те доходы на пропитанье братии даны, а в дом Митрополичей вотчины и доходы протчие особые и по два разом с тех монастырей поборов могут в крайную скудость, или раззорение, те монастыри притти; а ведати Митрополиту того монастыря Игумена и старцов только в духовных делах.45

14, 15, 16 и 17-я статьи писаны выше сего под 1-ю и под 2-ю статьями.

18-я.

Софейскаго дому, для расходу и скудости, ежегод посылается дощаник в низ по Иртышу на р. Обь в Остяцкие юрты по рыбу с деньгами, чтобы прикащикам на ямах по пути пропущать свободно и не держать бы ни где ни для каковых с дощаника Архиерейскаго взяток.

Помета.

Учинить о том Боярину и Воеводам по своему разсмотрению и по прежним примерам, точию вновь, чего и прежде не бывало, не вчинить, но смотреть, чтобы в сем прошении, или в иных, ущербу Государевой казне не было.

19-я.

С дальних городов, Якутска, Нерчинска, Иркутска и протчих, церковники ездят к Митрополиту к освящению, чтобы прикащикам по всюду тех церковников пропущать свободно, чтобы они не обираны и не держаны, как прикащик Димитрий Горохов, на Самаровском яму Диакона Иоанна, идуща из Иркутска, обобрал всего, и четыре дни держал за караулом, а буде впредь где так явится, чтобы, за доношением Митропольим, ныне и впредь будущим Бояром, Нашим и Воеводам таковым прикащиком чинить жестокое наказание.

Помета.

Пропускать ставлеников повсюду без задержания, осмотря товары, и буде явятся, чинить по Уставу Торговому и прочим Указом, а про Горохова сыскать, буде что отнял, доправя, отдать на Митрополей двор, и за отъем учинить наказание, и впредь буде кто учнет дерзать и так задерживать, по сыску, чинить указ, бить нещадно кнутьем, и на Воеводех низовых городов имать пени,46 по разсмотрению Боярина и Воевод, чтобы тем проезжим людем ни какой обиды ни от кого отнюдь не было.

20 и 21-я статьи писаны выше сего под 2-ю статьею.

22-я.

Аще Бог благоволит, перенести мощи Св. Василия с Туруханскаго отдаленнаго монастыря и пустаго места во град Тобольск, для большаго почествования ко Святому, и о том бы дать Великаго Государя грамоту.

Помета.

Святых мощей из Туруханскаго монастыря не переносить,47 а впредь о всем чинить ему, Митрополиту, по согласию с Преосвященным Стефаном, Митрополитом Рязанским.

23-я

Чтобы Великий Государь пожаловал его, Митрополита, не велел за прошлыя и на 1702, впредь, идущия годы милостинных денег, за пожарным раззорением, с Софейскаго дому править.

Помета.

Великий Государь, о сем слушав от Преосвященнаго Стефана, Митрополита Рязанскаго, доношения, своим, Великаго Государя Указом, тех денег прежних, и ныне, и впредь, с него имать не велел, а Указом те деньги ему, Митрополиту, иждивать в свои потребы, детям поповским в школы, на их потребы, и о том в Монастырской Приказ послать память.48

И по сему, Великаго Государя, Указу, его, Великаго Государя Указ в Монастырский Приказ послать.

24-я статья писана выше сего под 6-ю статьею.

25-я.

Как Великаго Государя милостивое призрение, по статьям Указы будут, повелел дать ему, Митрополиту, свою, Великаго Государя, жалованную грамоту, с прочетом для иных Бояр и Воевод

Помета.

Великаго Государя грамоту с прочетом ему, Преосвященному Филофею Митрополиту Сибирскому п Тобольскому, дать в тетратех.

На подлинном подписались:

Диак Иван Чепелев.

Справил Никифор Зыков.

* * *

Грамота Петра Великого Воеводам Тобольским, Князьям Черкасским, писанная по поводу Челобитной Митрополита Филофея.49

От Великаго Государя Царя и Великаго Князя, Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, в Сибирь, в Тобольск, ближним Нашим Боярину и Воеводам, Князю Михайлу Яковлевичу, да Стольнику Князю Алексею Михайловичу Черкасским, да Дьяком Нашим, Ивану Обрютину, Матфею Маскину. В прошлом 207 (1699) году Апреля в 30-й день, по Нашему, Великаго Государя, имянному Указу, послана к вам Наша, Великаго Государя, грамота, велено в Тобольску и в иных Сибирских городах, для сбору Нашего, Великаго Государя, денежной казны и хлеба, чем Нашим, Великаго Госусударя, прежних и прибылых служилых людей полным жалованьем удоволить, дачи, которыя Митрополиту и Софейскаго дому соборянам, Протопопу с братьею и прочим церковным и в монастыри и приходских церквей ружником и в монастыри ж, которые в Тобольску и в Тобольском уезде и во всех Сибирских городех и уездах, и слободах и селах, имеют за собою крестьянские и бобыльские, пашенные и оброчные дворы, и многие ж пашенные земли и сенные покосы, и угожие леса и рытные ловли, и бобровые гоны и хмелевые щипанья, и мельнишные и всякия угодья, и промыслы соляные, и с иноземцы торги, и к иным или к тем монастырям и церквам многи приходские дворы, в приходе по двести и по сту по пятидесяти, и по сту по шестидесяти, и пятидесяти и по сорок и по двадцати50 отставить,51 для того что в прошлых давних летах те дачи и руги учинены Преосвященным Архиепископом Сибирским, а также в монастыри и к церквам для того, что тогда Епархия Сибирская была скудна везде и была пустота великая, и таких великих и многолюдных и хлебных слобод в Тобольску и в иных городех, и промыслов и приходских дворов к церквам не было, а ныне за Митрополитом за Софейском домом крестьянских и бобыльских дворов и пашенных и сенокосных земель и всяких угодий число не малое, да к тому ж с монастырей и с церквей оброчные и с попов и дьяконов и со всего духовнаго чина людей поголовное, и с десятин, и с венчальных памятей сбираются на Митрополита денежные погодные подати толикое число, что теми доходами и хлебом, и что за расходом того хлеба продают, удовольствоватись ему, Митрополиту, и Софейского дому соборян и детей боярских и всех чинов людей, деньгами и хлебом и солью давать возможно без всякия скудости, и прежних Архиереев Сибирских великие доходы свидетельствуют Павла Митрополита оставшая многая денежная казна и разныя дела, которыя в той Нашей, Великаго Государя, грамоте имянно написаны. А буде которых церквей ружники станут бити челом Нам, Великому Государю, скудостию своею, что, де, им без руги пропитатца никоторыми мерами не мочно, и им, по разсмотрению, в прибавку велено давать, вместо отнятой руги, для пропитания, их пашенные и сенные покосы и рыбные ловли из порожних земель, где кто приищет, по правому разсмотрению, десятин по десяти, по пятнадцати и по двадцати, и по тритцати, и по сороку на монастырь, или на церковь приходскую, смотря по их нужде и недостатку, а больших дачь поверстных не давать; и для поселения и работы дать из пашенных ссыльных крестьян,52 которые будут впредь в Сибирь в присылке, человека по три и по четыре, или сколько пристойно. А за которыми церквами ни каких данных вотчин и угодей и пашен и приходских дворов нет, и пропитатца, кроме жалованья, не чем, и чтоб церквам не запустеть, тем ружникам Наше, Великаго Государя, жалованье деньги и хлеб и соль давать по прежнему, кто чем пожалованы, а для ведома о том же Преосвященному Игнатию, Митрополиту Сибирскому и Тобольскому, Наша, Великаго Государя, грамота ж послана ж.

Да в прошлом 1702 году Декабря в 31-й день бил челом Нам, Великому Государю, Богомолец Наш, Преосвященный Филофей, Митрополит Сибирский и Тобольский, в Софейском, де, домовом поведении, после пожару, осталось малое число, и до церкви Божией, и до его, Богомольца Нашего, дому надлежат церковные и домовые нужды не малые, а какие нужды, к тому он прислал к Нам под челобитною своею просительныя статьи; и Нам, Великому Государю, пожаловать бы ево, Богомольца Нашего, велеть по тем статьям, о подлежащих церквах и домовых нуждах Наш, Великаго Государя, Указ учинить, а в статьях написано: в Сибирской Епархии к церквам Божиим на пропитание Священником Нашего, Великаго Государя, жалованья данных земеле нет, чтоб к тем церквам, чем Священникам питаться, где возможно, дать под пашню земли и сенных покосов против Московских и Всероссийских церквей; а у которых есть прихожане, чтоб те прихожане Священником с причетники церковными давали ругу; а где места беспашенные и прихожан у церквей нет, и к тем церквам Священником с причетники, также и Софейскому Собору Протопопу с братьею и звонцами и сторожам, давать бы годовая руга, деньги и хлеб и соль по окладам их, для Софейской домовой скудости и пожарнаго раззорения, а за соборянами, де, земель и ни каких угодий и приходских дворов к той Соборной церкви нет; а церковные требы, вино церковное, воск, ладан, для отдачи по церквам присылать бы к нему, Богомольцу Нашему, для того: кто те церквы требы из Тобольску, из Приказныя Палаты раздает, теряют, и в служении бывают негодны. Да в прошлых же годех бывали, де, в посылке из Софейскаго дому к Ямышу озеру по соль про Софейской домовой обиход по дощанику и по два, а в прошлом, де, 1701-м году тот соляной промысел велено промышлять на Нас, Великаго Государя, чтоб про Софейской домовой и монастырские обиходы ему, Богомольцу Нашему, к Ямышеву озеру по соль посылать по прежнему; для Софейскаго ж дому, для расходов и скудости, ежегод посылать дощаник вниз по Иртышу на р. Обь во Остяцкие юрты, по рыбу с деньгами; да из дальних городов, Якуцка, Нерчинска, Иркутска и прочих церковники ездят к нему, богомольцу Нашему, к освящению, чтоб приказщиком на ямех и повсюду тех дощаников и рыбной дощаник пропущать свободно, чтоб церковнаго чина люди были не обираны и не держаны, как прикащик Дмитрий Горохов на Самарском яму диакона Иоанна, идуща из Иркутцка ко освящению, обобрал всего и четыре дни держал за караулом, и рыбнаго дощаника не держать нигде ни для каковых с того дощаника взяток; а буде где впредь так явится, чтоб за доношением его Архиерейским таковым прикащиком Наш, Великаго Государя, Указ чинить; и чтобы те ж прикащики по городам и по слободам и по острогам и по селам в его Богомольца Нашего, дела не вступались, и подлежащих людей церковному духовному правильному суду не судили, и в них волю в том не имели; тако ж и освященный и духовный чин и Софейских домовых всяких чинов людей и крестьян ни в каких делах никто, кроме его, Богомольца Нашего, не судил, а буде которые доведутся быть под Градским судом, и тех за его, Богомольца Нашего, повелением, к Градскому суду отсылать будут; а блудныя дела от суда его, Архиерейскаго, взять в Приказную Палату и судить по Градскому Уставу, потому что духовным наказанием грех возрастается больший. А которые мечети Татарские в Тобольску между церквами Божиими, и житью их татарскому с Христианы не быти, потому что в мечетев церквам Божиим бывается перешкода, а живущим Христианом в соседстве с Татары не без того, чтобы с ними не пили и не ели и праздников Татарских не праздновали и в блуд не впадали с погаными, а поганые с Христианы, и для того то место их отдать на двор гостинной, на церковь и людем посацким; да тыя ж Татары, живучи в Тобольску с Христианы смесно, в Великой Пост веселье свое поганое отправляют на соблазн Христианом.

И в нынешнем 1703 году Генваря в 2053 и 27-й день Мы, Великой Государь, слушав богомольца Нашего, Преосвященнаго Филофея, Митрополита Сибирскаго и Тобольскаго, челобитных и просительных статей, Указами, по имянному Нашему, Великаго Государя Указу, Софейскаго Собора Протопопу с братьею, также и о ружниках, за которыми ружными церквами и за монастырями есть приходские дворы и пашенные земли со крестьяны и иное подобное к пропитанию ружникам, и о даче к церквам земель, которых церквей Священником с причетники пропитатца нечем, чинить по прежнему и по сему Нашего, Великаго Государя Указу; а у которых церквей есть приходские дворы, и тех церквей Священником учинить руга денежная и хлебная с прихожан по разсмотрению, чтоб не в тягость и чем можно сытым быть Попу с причетники; а для домовых и Тобольских монастырей на потребу, к Ямышу озеру ему, Богомольцу Нашему, по соль посылать по дощанику в тысячу, или полторы тысячи, пуд, а что за тою потребою явится в остатке, и ту оставлять бы в иной год, и на сторону отнюдь не продавать, и в свои села и слободы не посылать и цены тем Нашей, Великаго Государя, соли не портить и остановки не учинить; а буде в том люди ево, Архиерейские, явятся винны, и на них доправлено будет пени за всякой пуд, из Тобольска посланной, по полтине; а товарами у Ямыша озера людям его не торговать, а с соли, сколько в привозе на том дощанике будет, чинить по Торговому Уставу без нарушения. А об отпуске дощаника на р. Обь во Остяцкия юрты по рыбу, по прежним примерам, точию вновь чего прежде не было, не вчинать, и смотреть, чтоб в сем прошении, или в иных, ущербу Нашей, Великаго Государя, казне не было. Также и о мечете Татарском и о житьи их Наш, Великаго Государя, Указ учинить вам, ближним Боярину и Воеводам, по своему разсмотрению, буде возможно, чтобы особо поселить за Знаменским монастырем, и мечеть им сделать там же, и с ними о том говорить; а что станут говорить, о том писать к Нам, Великому Государю, к Москве. А церковные требы, воск, ладан, церковное вино для расходу держать в Софейском доме. А в духовных делех духовнаго ж, а не мирскаго, чина всем в присуде быть у Десятинников, а в мирских делех и духовнаго ж всякаго чина людей и Митропольих крестьян быть в присуде у Воевод в мирских же делах, а не в духовных. А блудныя дела ведать в Тобольску в Приказной Палате; а буде кто явится мужеска свободное или несвободное (лицо) пола с свободным или не свободным женским, или девичьим, лицом в блуде, в том розыск чинить отцами духовными и прочими свидетельствы и чинить Указ по Градским законам, а за насилие по Статьям же Новоизложенным и Уложенью; а буде в чем Указов, или решения, не обрящется, о том писать Нам, Великому Государю, а денег пенных не править для того, чтобы той ради причины, матери детей своих, в блуде прижитых, не умерщвляли, и велеть отцам духовным и приходским Попам обученми чистыми от таких дел унимать, а паче же приводящия к тому причины пьянство, своевольство и протчие пресекать, а ворам же и воровкам, кои в том обличатся, наказанье учиня, смирять, смотря по вине, с жесточью и работою без пощады, а женския лица отдавать в работы под начал54 в женския монастыри, на сколько лет пристойно, чтобы те злодейства истреблять; и в мирских делех духовнаго чина и Митропольим крестьяном в Тобольской Приказной Палате быть для того, что судят в тех делах по Уложению и по Новоуказным Статьям, чего у Архиерея нет; однако ж в розыскных делах монашескаго и священническаго чина людей на испытания, без согласия Архиерейскаго, не имать, а наипаче мучительные.55 А приежжих ко освящению ставленников повсюду пропускать без задержания, осмотря товары, и буде явятся, чинить по Торговому Уставу и прочим Указом; а про Дмитрия Горохова сыскать, буде что отнял, допрося, отдать в Софейской дом, а за тем учинить наказание; а впредь буде кто учнет дерзать и так задерживать, по сыску, чинить Указ, быть нещадно кнутьем, а на Воеводах низовых городов56 имать пени по разсмотрению, чтоб тем проежжим людем ни какой обиды ни от кого отнюдь не было. И как к вам ся Наша, Великаго Государя, грамота придет, и вы б, ближние Наши, Боярин и Воеводы, Князь Михайло Яковлевич, да Стольник Князь Алексей Михайлович, и Дьяки против челобитья Преосвященнаго Филофея, Митрополита Сибирскаго и Тобольскаго, о всех делах чинили по вышеписанному Указу, а прочет сию Нашу, Великаго Государя, грамоту и списав список, велели оставить в Приказной Палате впредь для ведома иным Бояром Нашим и Воеводам, а подлинную Вашу грамоту отдать велели в Софейской дом с роспискою.

Писан на Москве лета 1703, Февраля в 28-й день.

Подлинная Великого Государя грамота за пометою Дьяка Афанасья Герасимова.

* * *

Митрополит Филофей, в схиме и тогда, когда уже (в конце 1720, или начале 1721 г ) во второй раз отходил57 на покой, преемнику своему, новоназначенному Митрополиту, Антонию І-му, еще в бытность сего в Петербурге, отправил пункты, о чем ему надобно было там хлопотать перед Правительством: первое, о жалование на церкви, устроенные между новокрещенными,58 и соборные, воске, ладане, вине церковном, «тако ж попом Соборным и попом Остяцким»;59 второе, о соли, чтоб Архиерейскому дому посылать дощаник свой до Ямышева про домовой обиход, или бы из казны давано было по пятисот пудов по прежнему; третье, о вине горячем, чтобы для Ангелов Государевых давано было из казны по прежнему по 200 ведер, или дабы повелено было сидеть в доме Архиерейском, также и про расход домовой;60 четвертое, на новокрещенных, чтоб, кроме Государева ясаку, более ни чего не спрашивано, также буде возможно и от подвод их уволить; пятое, судов чтоб давано им (Архиереям, или лицам духовным, от Архиереев командированным), как случитца ехать до новокрещенных, и чтоб о том Указ учинить. Митрополит Антоний о всем этом хлопотал перед Правительством, и вот, по Его, Великого Государя, Указу, Правительствующий Сенат, слушав ведения и оных пунктов, приказали... «Сибирской Губернии соборных церквей Попом и служителем жалованья по окладом и против их и Остяцким Попом и протчим таким же, и на церковные потребы воск, ладан, вино, и про домовой Архиерейской обиход соль и вино горячее, буде то все напредь давано, и ныне давать из доходов Сибирской Губернии; с новокрещенных, которые приняли и впредь примут Православную Христианскую веру, сверх ясака61 ни какой подати и подвод не имать, а оныя подати разложить на прочих ясашников, которые останутся не в Христианской вере, почему надлежит, или чрез иной какой ни будь способ, что с них имеется, чтоб не устрашить, и оное все учинить вам, Губернатору,62 по своему разсмотрению, и что учинено будет, или чего учинить не возможно, о том писать, и с тех оставших в неверии, хотя и в одних домех с новокрещенными живут, всякие подати имать с другими вряд, а в Камор-Коллегии справиться, сколько оных новокрещенных и какой оклад с них, для поездов ему, Митрополиту, к тем новокрещенным подводы, или суды, давать, по разсмотрению твоему, Губернаторскому».63 Марта 13-го дня, 1721 года

Сообщ. Протоиерей Александр Сулоцкий.

Июнь 1863 г. Омск.

* * *

1

Тобольский Митрополит Игнатий (а не Павел, как ошибочно сказано в Дух. Бесед. 1858 г., ч. 3, стр. 403) в то время находился в Москве, и давно уже был отчаянно болен.

2

Русские купцы, езжавшие в Китай с караванами для торговли, распустили слух (дошедший и до Петра В.), будто тогдашний Китайский Император расположен к принятию Христианства.

3

П. Собр. Зак. т. IV, № 1800.

4

О некоторых из сих монашествующих см. ниже в примеч. 13.

5

Все это будет видно, как из челобитной М. Филофея, а также и из помет на неё.

6

Доказательства на все это – ниже, в самой челобитной М. Филофея и в моих примечаниях к ней.

7

См. Киприан, первый Арх. Тоб., в Губ. Вед. 1858 года, № 4.

8

См. ниже, в примечании 23.

9

При Корнилии Священник Юрий Крижанич, Серб, написал Обличение Соловецкой Челобитной (Тоб. Губ. Вед. 1858 г. № 40, стр. 618); Павел посылал увещателей к самосожигавшимся раскольникам, иногда без успеха, а иногда и с успехом; Игнатий написал три послания против раскольников вообще, и в особенности против раскольников Сибирских. Сими посланиями много пользовались Св. Димитрий Ростовский, при составлении своего Розыска о Брынской вере, и другие, писавшие против раскола, но вполне они напечатаны только в 1855 году, в Православном Собеседнике.

10

Киприян составил первую летопись Сибири и будто бы службу в честь Ризы Господней. Митр. Игнатий написал три послания против раскольников, о чем и сказано уже в предыдущем примечании, Житие праведного Симеона, Верхотурского чудотворца, и еще другие две книги (Слов. Пис. Дух. чина, ч. I, стр. 195–197). О просвещении Архиеписк. Герасима говорит хранящаяся при Тоб. соборе его книга, Алфавит (Тоб. Губ. Вед. 1858 г. № 26, стр. 457), а за образованность Архиеп. Симеона ручается возложенная на него, по его отходе на покой, должность справщика, т. е., корректора, и вместе издателя книг при Моск. Типографии. От третьего Тоб. Архиепископа, Нектария, до сих пор сохраняется в Ниловой пустыне собственноручное, мудрое его послание к духовенству (Губ. Вед. 1859 г., № 1, стр. 6).

11

Виниус в 1697–1703 г., по словам Пекарского, управлял Спб. Приказом, управлял хорошо, однако ж с большими выгодами и для себя. См. Наука и Литерат. в России при Петре В., т. 1. стр. 202–224.

12

Т. е., в обзаведении, в хозяйстве Тобольского Архиерейского дома.

13

Думный Дьяк при Царе был тоже, что в настоящее время Государственный Секретарь или Статс-Секретарь при особе Государя.

14

Дьяки при Воеводах были тоже, что теперь Секретари в Присутственных Местах, Правители дел и Правители Канцелярий при Генерал-Губернаторах и других высших чинах.

15

Приказная Изба, потом Приказная Палата, в последствии Губернская Канцелярия в Тобольске, соединяли в себе все Губернские Присутственные Места настоящего времени, и Губернское Правление, и Губ. Суд, и Казен. Палату, и даже оба Главные Управления в Сибири.

16

Первые Тобольские Архиереи со свитою своей и с некоторыми из монастырей, ради безлюдства в Сибири и неимения при Арх. доме вотчин, или, по крайней мере, весьма малого количества оных, получали все содержание от казны – жалование денежное, жалование хлебное (по 944 четверти пятипудовой ржи, ячменя и овса и столовые припасы (пшеничную муку, масло скоромное и постное), хлебное вино, соль, даже мед. Но поелику, с течением времени, у Тоб. Архиереев образовались довольно значительные вотчины (села: Преображенское и Покровское с окрестными деревнями, слободы: Тавдинская, Устьницынская и пр.), явились разные угодья (рыбные ловли, сенные покосы, бобровые гоны и другие), открылись и другие источники доходов (венечные памяти, ставленые грамоты, дани с монастырей и церквей и пр.), то Правительство и начало мало-помалу уменьшать им содержание от казны, н наконец Петр I указами 1696, 1699 и 1701 гг. и совсем запретил им отпускать его. Впрочем, по челобитной Митр. Филофея 1702 г., и по его же представлению 1707 г., как увидим ниже, иное было снова разрешено или, что то же, оставлено по старому. А что именно оставлено по-старому, это видно будет из следующих за сим помет Государевых.

17

Тоб. Кафедральный Собор, с самого своего основания, был бесприходный, не имел земли и ни каких угодий, а также ни каких почти доходов: даже при нем не было (да и доселе нет) помещений для Священно- и Церковнослужителей, что почти беспримерно в России, между тем штаты Соборян всегда были самые скудные, а бывали и такие случаи (как, напр. в 1699–1703 г.), что казна им ничего не отпускала, и они оставались на содержании Архиерейского дома. Почему Соборяне Тобольские всегда бедствовали, так что иные из них (и это не очень в давнее время) принуждены бывали, для пропитания себя с семействами, заниматься портняжеством и другими мастерствами.

18

Кому случилось читать приходо-расходные книги и другие акты Архиерейских домов и монастырей старинного времени, напр., в известиях Археол. Общ., Истор. Акт. и пр., тот знает, в каком большом употреблении был в то время мед, и для того понятна настойчивость Митр. Филофея об меде. Что ж касается до пчеловодства местного, на юге Сибири, то оно разведено только в конце прошедшего и начале настоящего столетия; до тех пор мед в Сибирь привозился все из России.

19

Это постановление Петра в Сибири приведено было в исполнение тотчас: руга хлебом в Сибири со времен Филофея получалась духовенством (в особенности до назначения в недавнее время сельским причтам от казны жалования) всюду, где только производится хлебопашество; ружный хлеб и сборы осенний, Рождественский и Петровский, чего в России почти вовсе нет, составляли, и от части доселе составляют, почти главный источник доходов Сибирского духовенства, которое, надо сказать, и вообще, в сравнении с Великороссийским, гораздо зажиточнее. Напротив, другое постановление Петра I, а именно: отмежевать к церквам земли, о котором будет упоминаться ниже, и которое сделано было несколько ранее (в 1699), и было неоднократно повторяемо, как им самим, так и последующими Государями, осталось вовсе без исполнения: земля в Сибири и по настоящей время только к немногим церквам отмежевана. Впрочем, если где и отмежевана она, духовенство (не как в России) не обрабатывает её, не пользуется ею, частью по тому, что у него хлеба ружного и сборного много, частью по тому, что земля в Сибири, по избытку в ней везде, почти вовсе не имеет цены, а более по тому что Священники здесь совсем не имеют времени для полевых работ; они, по многолюдству и отдаленности приходов (особенно до недавнего умножения церквей в Сибири), непрестанно в разъездах, а прочий причт церковный, хотя и свободен, не хочет марать рук в земле.

20

Здесь под десятиной разумеется округ, состоящий из известного числа церквей, а иногда и монастырей, округ заведываемый Десятильником, по нынешнему Благочинным.

21

Тобольские Архиереи, как и Архиереи всех Российских Епархий, имели доходы: 1) от вотчинных крестьян, которых чрез 62 года после вступления Филофея в управление Тобольскою Епархиею, при Архиерейском доме было до 4000; 2) от венечных или венчальных памятей (около семисотых годов с первобрачных по 12 коп., с полувторобрачных по 18 коп., с второбрачных по 25 коп., а с третьебрачных по 30 к.); 3) с грамот на основание и освящение храмов; 4) с грамот ставленых (со Священников по 2 руб., а с Дьяконов по 1 руб.); 5) с грамот епитрахильных и постихарных (разрешавших вдовым Священникам и Дьяконам служить, по 30 коп); 6) от пошлин при решении дел исковых и засвидетельствовании духовных завещаний (по гривне с рубля); 7) от пени с незаконно рождавших (по 2 руб. 25 коп.); 8) от ежегодных даней или оброков с монастырей (с небогатых по 5 р. 86 к.), с церквей (по 1 руб. 96 коп., и по 2 р. 96 коп., смотря по богатству прихода) и часовен (по 30 к.), и 9) от полоняничных или поголовных с Священно- и церковнослужителей (по 4 коп. с дому), и от других мелких статей. При всем том доходы эти не были какие-нибудь чрезвычайные: а) поелику на вотчинах Архиерейских и монастырских, как всегда, так особенно в царствование Петра I-го, много лежало казенных повинностей, то они властям своим могли доставлять весьма не много выгод; б) деньги от венечных памятей с 1714 года поступали на содержание военных лазаретов, а полоняничные или поголовные с духовенства и всегда отправлялись в Москву и употреблялись Правительством на искупление пленных; в) судные пошлины от решения дел исковых и о наследствах почти все Архиереями представлялись в пользу Дьяков и других чиновников, служивших в их Архиерейских Приказах; г) деньги пенные употреблялись Архиереями на милостыню; д) а получавшиеся с вновь освящаемых церквей и со ставленников за грамоты, частью отсылались в Московскую Типографию за напечатание их и за антиминсы, а больше шли в раздел между свитой Архиерейской и приказными Кроме того Архиереи прежнего времени должны были каждогодно: е) посылать в Москву из своих доходов, так называемые, милостынные деньги на содержание Московских богаделен; должны были: ж) содержать свой Архиерейский дом, свою свиту (певчих, иных Дьяконов и Подьяконов, Казначея и монахов, служащих при крестовой церкви, келейников, Боярских детей, слуг), школу Архиерейскую (с 1704 г.), и з) посылать иконы и дары к Царю, и каждогодно в большие праздники, и временно по случаю важных событий из Царской фамилии (наприм., по случаю вступления на престол и коронования Государя, бракосочетаний и рождений лиц Царской фамилии, а равным образом они обязаны были делать вместе со своими монастырями довольно богатые презенты курьерам, приезжавшим с известиями о сейчас помянутых важных событиях в Царской фамилии и государстве, а в высокоторжественные дни собирать для городской знати обеды. Не забудем, наконец, и того, что у Сибирского Архиерея, не только в XVII, но и в первой половине XVIII столетия паства была не слишком многочисленная: по ведомостям 1753 года, значит, полвека спустя по прибытии Филофея в Сибирь, в Тобольской Епархии, обнимавшей тогда теперешние Губернии Тобольскую, Томскую, Енисейскую и по половине Пермской и Оренбургской, значится всего 456,403 души обоего пода (с раскольниками), а церквей и при них духовенства и того менее (в семисотых годах в целой Сибири, начиная с Урала и до Камчатки, церквей было только 160).

22

Митрополит Павел I (1678–91 г.) точно много сделал для Тобольска: выстроил каменный Софийский собор, две каменные же церкви (Троицкую и Сергиевскую), весь Архиерейский, также каменный, дом, с крестовою церковью во имя 40 мучеников, с оградою вкруг его и башнями, слил два большие (в 500 и 300 п.) колокола к Собору и приобрел для Собора некоторые дорогие вещи из утвари церковной (см. мое описание Тобольского Собора, стр. 10, 15, 22, 52, 54, 55 и 72), и при всем том он, будто бы, еще оставил после себя «многую денежную казну». Но может ли это служить верным свидетельством великих доходов (от Епархии) прежних Сибирских Архиереев, как сказано в приведенном здесь Указе Петра I, от 30-го Апреля, 1699 года? И во 1-х, Митрополит Павел постройки производил не все своими домовыми доходами, напр., мы знаем, что на Софийский Собор ему отпущено было от казны 700 р. денег (Опис. Соб. стр. 31); знаем также, что дорогие сосуды, Евангелие и крест напрестольный в Собор пожертвованы не Митрополитом Павлом, а только чрез него, Царем Федором Алексеевичем (там же стр. 52–55). Во 2-х, постройки Митрополита Павла, которые произведены были на его келейные деньги и доходы Тобольского Архиерейского дома, были крайне непрочны, и все давно уже развалились; а непрочны они были от того, что строились с крайней экономией в кирпиче для фундаментов, в извести для заливки, и железе для связей (см. Тоб. Губ. Вед. 1858 г. № 36, ст. Троицкий Собор Г. Варлакова); значит, они Митрополиту стоили не дорого. В 3-х, Митрополит Павел I мог производить много построек на сборы в Тобольске и вообще по Епархии, а также и на жалование, какое, сверх доходов от Епархии, он получал от казны: Митрополиты Тобольские со своими дворовыми людьми по 1696, или 1699 года, получали по 517 р. 2 алт. жалованья (П. Собр. Зак. т. III. № 1541, 1655, п. 7). В то время это были большие деньги, и человеку строгой жизни можно было немало и скопить, да немало и построек произвести, если только у него была к тому охота. В 4-х, и главное, Митрополит Павел только ли в Тобольске нажил большие деньги? Он до производства в Тобольского Митрополита был Настоятелем богатого Московского Чудова монастыря, Духовником Царевны Софии и членом Патриаршего Разряда.

23

Понудить? Значит, в то время в Сибири, как и во всей России, не видно было в родителях расположения отдавать детей своих в училища.

24

Значат, в Сибири и всегда, а не только в настоящее время, был крайний недостаток в прислуге, особенно в хорошей, не из ссыльных.

25

Тобольский Архиерейский дом назывался Софийским по тому, что он был устроен, подобно тому, как в Новгороде, при кафедральном Соборе, во имя Софии – Премудрости Слова Божия.

26

Все, писавшие доселе о начале духовного просвещения в России, указывали на 1708, 1710, 1714 и 1716 годы, как на такие, с которых Петр Великий начал предписывать Архиереям заводить при Архиерейских домах духовные школы, и в них обучать Священно-и церковнослужительских детей (Ист. Иер. Ц., изд. I, часть 1, стр. 422; Ист. Петерб. Д. Ак. стр. 4; Правосл. Собес. 1858 г., ч. 2, стр. 565). Но челобитная Митрополита Филофея представляет другое. Из неё открывается, что Петр Великий еще в Генваре 1701 года предписывал приказному Тобольскому Архиерейского дома Дворянину, Андрею Городецкому, устроить при доме Тобольского Митрополита «училище поповских, дьяконских и церковнических детей.... дабы они могли... удостояся в чине священства, народ учить и многочисленных в Сибири туземцев, не ведущих Создателя Бога, приводить в познание истинныя веры.» За тем он, в Марте 1703 года, на вызов Тобольского Митрополита Филофея, устроить у себя училище (Городецким, за небытностью тогда в Тобольске, Архиерея, не устроенное), отвечал полным своим Царским согласием. Училище это Митрополитом Филофеем и было открыто в том же 1703 г., или ни как не позже след. 1704 года. Лет чрез 10 или 15 после сего в нем учились уже, кроме детей духовного звания, и дети новокрещенных инородцев, Остяков, Вогулов и пр. Впрочем, об этом было уже писано кратко в статьях: «Библиотеки Тобольской Семинарии и Архиереи из Сибиряков (Тоб. Губ. Вед 1858 г. №№ 26 и 40, стр. 454 и 621), и подробнее в моем «Жизнеописании Митрополита Филофея» (стр. 13, 14, 54 и сл.). Здесь следует заметить только то, что Архиерейская школа, в Тобольске, открытая Митрополитом Филофеем, ни разу не закрывалась до самого преобразования в 1774 г. в Семинарию, тогда как в других Епархиях это явление повторялось нередко.

27

По крайней ограниченности торговли в Тобольске в XVII и в первой половине XVIII столетия, Тобольские Архиереи, для себя, своего дома и церквей своей Епархии, многое принуждены были покупать чрез нарочно посланных людей в Москве, и их покупки, иногда доходившие до весьма значительных размеров, равно как и людей, ездивших за покупками, возили на ямских подводах без прогонов, что для ямщиков и обывателей было слишком обременительно. Петр Великий этот беспорядок прекращает.

28

Из монашествующих, прибывших в Сибирь с Митрополитом Филофеем, или в след за ним, известны: Игумен Варлаам Косовский, с 1707 г. Епископ Иркутский, Архим. Мартиниан, первый веропроповедник в Камчатке (Ист. Иер. Р. Ц. ч. I, стр. 236; Ист. Обоз. Сиб. кн. I. стр. 364), Архим. Туруханского монастыря Лаврентий Белецкий, и два первые начальника Русской в Китае Миссии, Архимандриты Иларион Лежайский и Антоний Плитковский.

29

Это в настоящее время называется «обозрением Архиереями Епархий».

30

Правила Святых Апостолов и Святых Отцов о том, чтобы в каждой Епархии быть Собору в год раз, и даже два, действительно есть. В Греции и других местах эти Епархиальные Соборы в древности и были. Изредка они бывали и в России. Но что было бы с Сибирской Епархией, при её чрезвычайной обширности, если б Петр Великий, по желанию Митрополита Филофея, разрешил их? Не проводило ли бы Сибирское духовенство целую жизнь в одних разъездах? Не оставались ли бы семейства духовных без пропитания, храмы без богослужения, новорожденные без крещения, умершие без отпевания и пр. и пр.? Что делать! И умные люди иногда ошибаются.

31

Спона – препятствие, препона, помеха.

32

Еще на Стоглавом Соборе, и потом па Соборе 1675 года (Акт. Арх. Эксп. т. IV, № 204), было постановлено, для надзора за нравственностью духовенства и состоянием веры в народе, а также для суда церковного и для сбора Архиерейских доходов, выбирать по городам и селам Десятильников и Поповских Старост из лиц духовных. Однако ж в Сибири до самого конца XVII столетия эти обязанности исполняли Десятильники или Десятники из лиц светских, и преимущественно из Архиерейских детей Боярских. Но Десятильники из лиц светских были страшные грабители и бесчинники. За них, за злоупотребление ими своих обязанностей, Петр I сделал в 1697 г., строгое замечание Тобольскому Митрополиту Игнатию Римскому-Корсакову (Ист. Акт. т. V, стр. 496; П. Собр. Зак. т. III, № 1601), а теперь он, Петр, Митрополиту Филофею только припоминает старинное постановление, назначить в Надзиратели и Старосты, т. е., в Закащики, или, по теперешнему, Уездные Протоиереи и в Благочинные, из лучших, благонадежнейших лиц духовных.

33

По безлюдству и несуществованию торговли во многих местах Сибири в первое время владычества над ней Русских, а также по тогдашней бедности многих Сибирских церквей и некоторых монастырей, Правительство на свой счет покупало для них и рассылало им церковное вино, ладан и воск. Но в каком состоянии эти припасы, особенно красное вино, были получаемы отдаленными церквами и монастырями после трех, или четырех летних, путешествий и в следствие злоупотреблений чиновников и вощиков, это может каждый сообразить сам. Для отвращения порчи и растраты воску, ладану, а особенно церковного вина, Митрополит Филофей и просил предоставить рассылку их, по назначению его, духовному ведомству.

34

Растление нравов в Сибири, о которых упоминает Митрополит Филофей, есть наследство от первых её поселенцев из Русских, своевольно ушедших с Дона и Волги Казаков и бездомных промышленников. Против него сильно восставали в 1622–24 г. Патриарх Филарет и первый Тобольский Архиепископ Киприян. Однако ж оно оставалось и поддерживалось, частью в следствие крайней отдаленности многих прихожан от их приходских церквей (по этому иные невенчанные открыто жили, как муж и жена, по одному взаимному согласию и с дозволения родителей), частью в следствие наплыва новых пришельцев из беглых и ссыльных за преступления, преимущественно бессемейных. Впрочем, дел о незаконном рождении детей и нарушении супружеской верности поступало на суд Тобольских Архиереев еще не очень много: от 66 до 89 в год. Вывожу это из того, что с девиц и вдов, родивших детей, или и с замужних женщин, изобличенных в распутстве (а в случае известности их соблазнителей, с сих последних), брали в Архиерейскую казну по 2 р. 25 коп., и что таких денег в Софийскую домовую казну, по словам самого Преосвященного Филофея, поступало в год, «овогда полтораста и двести рублев». Доходы, из такого нечистого источника истекавшие, Архиереи, как и сказано (см. примеч. 8) употребляли на милостыню. Но их отменили в Московской Епархии и соседних в 1698 г. Патриарх Адриан, а в Сибири Петр І-й, в 1703 году. По какой именно причине отменили, это видно из следующей за сим пометы.

35

Ворами и воровками здесь называются не похитители и похитительницы чужой собственности, а нарушители и нарушительницы заповеди о целомудрии. В старинном деловом языке слова эти в таком значении часто употребляются.

36

Шкода, перешкода – вред, убыток, волнение, смятение.

37

Представление Митрополита Филофея и одного из предместников его, а именно, Митрополита Павла I-го (1686 года), выселить Татар из центра Тобольска (они жили там, где теперь гостиный двор и Захарьевская церковь, с приходскими к ней домами) за Знаменский монастырь, или на Панин бугор, и разрушить их мечети, да не почтут фанатизмом. Тобольские Татары того времени очень дурно вели себя по отношению к господствующей религии. Кроме прописанного в челобитной, Тобольские Татары вот что еще делали: во время крестных ходов стояли на улицах в шапках и смеялись; их абызы (муэдзины) криком своим с минаретов, близких к церквам, нарушали чин богослужения, в них совершаемого, их муллы соблазнами чувственности, дозволяемой Исламизмом, предвосхищали у Православных миссионеров язычников, инородцев, Вогулов, Остяков и пр., новокрещенных из Татар снова совращали в Магометанство, или, по крайней мере, в постные дни оскверняли их своею пищей и питием; наконец, против Митрополита Филофея, когда он занимался обращением инородцев в Христианство, вооружали обращаемых им, так что он неоднократно, по их злому умыслу, находился в опасности жизни (П. Соб. Зак. т. III. № 1594, п. 32; т. IV, № 1946; мое Жизнеопис. Филофея, стр. 34, 38). Впрочем, представления Митрополитов Павла I и Филофея Правительством не были приведены в исполнение, а только предписано было Татарам соблюдать благочиние во время крестных ходов. Татары из Тобольска были выселены уже в 1757 г., когда пожар истребил их (92) юрты.

38

Здесь имя Митрополита Игнатия поставлено, по всей вероятности, по ошибке писца, или уже переписчика; потому что в 1685 г. и до 1892 года Митрополитом был Павел. Впрочем, ошибка может быть сделана и в годе: вместо 203, наводившим справку поставлен 193 год.

39

Правила осторожные, мудрые и истинно Христианские! Наша Церковь никогда, при обращении иностранцев к вере Христианской, не прибегала к насилию, а также не употребляла и обольщений. Так поступал и сам Митрополит Филофей при обращении, в 1712–27 годах, сорока тысяч Остяков, Вогулов и др. Сибирских инородцев (см. мое Жизнеописание Митрополита Филофея, стр. 16–56, и статью Абросимова: О введении Христ. у Берез. Остяк. и проповедь Евангелия Сиб. Вогулам, напечатанные в Журн. М. Нар. Пр. 1851 и 1854 г., и в Тоб. Губ. Ведом.).

40

И здесь ревность Митрополита Филофея об очищении от плевел вверенной его возделыванию нивы, по-видимому, выходит из границ. Но чтобы судить об этом правильно, во 1-х, нужно припомнить, что в конце XVII-го и начале XVIII-го стол. и Государственные законы против раскольников были очень строги (см., между прочим, следующие за сим справку и помету); а во 2-х, нужно перенестись в Сибирь Филофеева времени, или несколько ранее, и посмотреть, что в ней делали тогда раскольники. В 1679 г., в первый день Пасхи, три старика раскольника публично обругали Митрополита Тоб. Павла, при выходе его из церкви после литургии, за то, что он совершал литургию по новоисправленным книгам, и что певчие его пели, между прочим, «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ» и пр., вместо: «Христот воскресе из мертвых, смерть на смерть наступи и гробным живот даровав» (Сиб. Лет. л. 136; Ист. Обозр. Сиб. Сл. кн. 1, стр. 308). В том же 1679 г., Тюменский раскольнический поп, Дометиан, а в чернечестве Данило, при впадении реки Березовки в Тобол, сожег обольщенных им простолюдинов и с их семействами, более 1700 человек. Через три года после сего (1682 г.) в Утяцкой слободе сожглись 400 человек, да в Верхотурском уезде 100, а еще чрез 5 лет (1687 г.) в деревнях (Тюменского уезда) Куяровской, Боровиковской и на Примыче, сгорело раскольников более 450 душ (Розыск ч. 3, гл. 13; Ист. Об. Сиб. стр. 262). Около того же времени в Томской Губернии некто Вас. Шапошников в 3-х нарочно выстроенных сараях сжег, вместе и с собою, множество обольщенных им мужчин и женщин всех возрастов (Роз. ч. 3. гл. 13). К первой четверти XVIII стол. весьма значительное количество раскольников погибло от самосожжения подле Ишима, около слободы Абацкой и за Пышмой рекой (здесь 145; Словцова кн. 1, стр. 370). Пример женщины, которая в конце XVII-го столет. в Тоб. Покровской церкви, приняв Святые Тайны, выплюнула и публично топтала их ногами, в Сибири не единственный. Но вот еще что: в 1682-м году раскольники почти всю Тюмень превратили в пепел, и в 1687 г., в первый день Пасхи, в самую заутреню, подожгли церковь села Каменки, что близ Тюмени, и тут погубили до 400 человек Православных (Древн. Вивл. ч. 3, стр. 264–68). Возможно ли было оставаться пастырю хладнокровным, когда раскольники столько губили из его паствы и совращением в заблуждения и сожжением, притом такому пастырю, который, до рукоположения во Архиерея, почти и не слыхал о раскольниках.

41

А здесь слово «вор» употреблено в значении: бездельник, негодяй.

42

Коренные жители Сибири, по замечанию всех приезжих, и по сознанию самих Сибиряков (Ист. Об. Сиб. кн. I, стр. 269), не имеют хороших голосов, да и петь не любят. Потому Митрополит Филофей и просил у Государя позволения составить для своего Архиерейского служения хор певчих из ссыльных Черкас, т. е., Малороссов, и когда получил только полуотказ (а не чистый отказ) на это, составил из них прекрасный хор. Этого мало: некоторых из ученых Малороссиян, напр., Григория Новицкого и Ивана Перевицкого, сосланных не за пороки, а в следствие тогдашних политических на Украине волнений, Митрополит Филофей и его преемник, Митрополит Антоний Стефановский, употребляли сначала в услужение себе, а после для надзора за исполнением новокрещенными Сибирскими Христианами обязанностей (мое Жизнеописание Митрополита Филофея стр. 3–54) Митрополит Антоний II-й, для составления певческого хора, голосистых Малороссиян вызывал в Тобольск на свой счет (из дел Консист. Архива).

43

Для отвращения пересудов, для избежания переговоров, толков в народе.

44

Соляное Ямышевское озеро Русские узнали вскоре (всего лет чрез 20) по прибытии Ермака в Сибирь. Не смотря на то, что до 1715–20 г. оно находилось во владениях Джунгаров, Начальство Тобольское и частные люди добывали из него соли столько, что ею продовольствовалась вся нынешняя Тобольская Губерния. Принять участие в выгодах, получаемых от Ямышевского озера, не замедлил и Тобольский Архиерейский дом, и он посылал, по словам Митрополита Филофея, к Ямышу озеру по соль «про Софейской домовой и про монастырские обиходы по дощанику и по два». Но обо всем этом и подробно говорено было в статье: «Исторические заметки о добыче соли с Ямышского озера», помещенной в № Губ. Вед. 1858 года. Здесь скажу то только, что Петр I-й, в 1701-м году, воспретил было, вместе с частными лицами, Тобольскому Архиерейскому дому добывать соль с Ямыша озера; но по челобитной Филофея снова разрешил посылать туда за солью по дощанику в 1000 и даже в 1500 пудов; что Тобольский Архиерейский дом уделял из этого необходимого для жизни продукта монастырям, между прочим Тюменскому монастырю давал по 100 пудов каждогодно (Тоб. Губ. Вед. 1858 г. № 50, стр. 718); что в последствии времени, в замен отправки дощаника за солью на Ямышское озеро, казна отпускала Архиерейскому дому даром по 500 пудов соли, вероятно, из Тобольских соляных магазинов, что и продолжалось до 1756 года (Дело Консист. Архива о 200 в. вина и 1000 пудах соли, по старой описи под № 34-м).

45

Кондинский или Кодской монастырь, ныне беднейший, прежде был богат. Не говоря о другом, скажу только, что в 1764 г., при отобрании церковных имуществ, за Кондинским монастырем состояло 775 душ муж. пола крестьян (живших на р. Исети, в Кодском селе и окрестных деревнях), и что еще в 1673-м году, когда монастырь был почти только в начале, и когда крестьян за ним было несравненно менее, Кондинский монастырь имел, кроме множества хлеба и значительного числа скота, весьма много разного рода товаров (напр., сукон, холста, посуды) для торговли с Остяками, множество звериных (напр., собольих и лисьих) шкур, рыбы соленой и рыбьего жиру, большие невода и около 10-ти судов больших и средних, да более того лодок (из Описи Кондинского монастыря 1673 г.). Этот-то достаток Кондинского монастыря и большие, при том неизбежные, расходы Архиереев в старые годы (см. выше примеч. 8-е) и были причиною челобитья Митрополита Филофея о том, чтобы сему монастырю и с его крестьянами состоять в непосредственной зависимости от Митрополита, быть в роде приписного к Тобольскому Архиерейскому дому. Но на это, как видно из пометы, от Петра І-го согласия изъявлено не было.

46

Впрочем, прикащики и Воеводы, обижавшие духовных при их проездах в Тобольск и из Тобольска, почти всегда находили возможность избегать одни наказания, другие пени: при суде они почти постоянно представляли в свое оправдание то, будто те духовные лица были задержаны ими за провоз кой-каких, считавшихся в числе заповедных, т. е., запрещенных, товаров (напр., шкур дорогих зверей), с целью торговли ими во время пути, тогда как вещи те, если они при них иногда и были, они возили единственно для продажи на пропитание во время долгого пути и пребывания в Тобольске.

47

Подробное жизнеописание Василия Мангазейского, останки которого Митрополит Филофей хотел было перенести в Тобольск, напечатано в «Записках о Енисейской Губернии, Пестова», и в Житиях Святых Русских, Муравьева, за Август месяц; но первая из поименованных книг в настоящее время уже библиографическая редкость, а последняя написана чрезвычайно витиеватым слогом, да и не у многих, особенно лиц светских, они и есть. Потому для читателей «Чтений в Обществе Истории и Древностей Российских», сделаю о нем (Василии) извлечение из Статьи Князя Кострова: «Туруханский монастырь», напечатанной в № 8 «Москвитянина» на 1852 г. Василий Мангазейский, не новокрещенный Монгол, Василий Борисов, поступивший в Туруханский монастырь в 1692-м году, как несправедливо предлагал автор «Истории Русской Церкви» (ч. III, стр. 62), а Ярославский уроженец, сын тамошнего мещанина. Отец, по недостаточному своему состоянию, отдал его в прикащики к одному богатому, Ярославскому же купцу, который, производя торговлю с Сибирью, привез его в город Мангазею (находившийся на р. Тазе и называвшийся так от бывших там хлебных магазинов) и поручил ему лавку... С ранней молодости Василий отличался кротостью, благонравием и набожностью. Один раз, и именно в самую заутреню Светлого Христова Воскресения, когда он находился в церкви, воры обокрали его лавку. Хозяин, подозревая Василия в участии с ворами, подал на него жалобу Мангазейскому Воеводе, Пушкину, который взял его в съезжую избу и при хозяине подверг пыткам. Василий, как невинный, не сознавался и молчал, хотя муки его так были жестоки, что он несколько раз падал замертво. Считая молчание страдальца упорством, озлобленный хозяин ударил его связкой тяжелых ключей (от обокраденной лавки) в висок, и Василий испустил дух. Это случилось в 1602 г., когда Василию было только 19-ть лет от роду. Воевода и купец, для предотвращения молвы в городе, велели поскорее положить замученного ими прикащика в гроб и, как бы нераскаянного грешника, закопать, без отпевания, в болоте, близ самой съезжей избы. Но в 1652-м, при Воеводе Игн. Корсакове, гроб Василия сам собою поднялся из грязи и тины. Молва напомнила народу, как благочестиво жил и какою мученическою кончиною помер Василий. Почему гроб перенесен был на другое, более удобное, место, и над новою могилою была устроена часовня. Но в 1670-м году, в следствие явления Василия во сне Настоятелю лишь устроенного перед тем Туруханского монастыря, Тихону, останки его перенесены были этим благочестивым иноком в Туруханский монастырь (Мангазеи тогда уже не существовало, а вместо её был выстроен Туруханск) и погребены в церкви... В память сего события, в день его, в монастыре и теперь отправляется каждогодно торжественное всенощное бдение. Митрополит Филофей был в Туруханском монастыре в 1719 году, и написал, в честь Василия Мангазейского, тропарь и кондак, и будто бы даже канон, ныне, впрочем, не существующий.

48

Милостынные деньги посылались Архиереями в Москву с 1678 года на содержание тамошних богаделен. Архиереи должны были посылать по гривне с каждой церкви в Епархии, но не собирая этих гривен с церквей, а из общих своих от Епархии доходов (Акт. Арх. Эксп. т. IV, стр. 314 и сл.). Так как в начале XVII-го стол. церквей в Сибири было только 160, то на содержание Тобольских Архиерейских школ Петр Великий уступал только 16 руб. Впрочем, в то время и это немалые были деньги.

49

Что иному из читателей показалось в челобитной Филофея и пометах на неё А. Виниуса неясным, то объяснится для него при чтении этой грамоты; в ней все изложено в порядке и немногословно.

50

Вот какие были времена, что 50, 40, даже 20 дворов приходских, не только городских, но и сельских, считались достаточными для содержания при церкви причта!

51

Т. е., не выдавать, отказать.

52

Вот было бы зло то, если бы это повеление было приведено во исполнение, т. е., если б Сибирским монастырям, соборам и церквам давали служителей из ссыльных!

53

Челобитная Митрополитом Филофеем была из Тобольска послана 31-го Декабря, а Петр І-й 20-го Генваря уже слушал её. Значит, сношения между Сибирью и Россией производились быстро и в прежнее время, особенно зимой. А какова деятельность Государя Петра Великого, и как велико его внимание ко всем делам!

54

Старинное слово: под начал, не употребительное в Сибири, в России до сих пор употребительно, особенно между духовенством. Послать кого-нибудь (напр., лице духовного чина за проступок) в монастырь под начал, значит: предать того человека особенному в монастыре надзору для испытания, для исправления

55

Значит, в начале XVIII-го стол. и лица духовного чина подвергались телесному наказанию, а при допросах и пыткам.

56

Низовыми в старину в Сибири назывались те города, которые на восток от Тобольска, напр., Томск, Енисейск, Иркутск, Якутск, Нерчинск и пр. Почему некоторые из Сибирских Архиереев старого времени, как Митрополит Иоанн Максимович, любили титуловаться так: «Божиею милостию Митрополит Тобольский и всея Сибири и низовых городов».

57

Митрополит Филофей два раза управлял Тобольской Епархией, в первый с 1702 по 1712-й год, а второй с 1716 по 1721-й г., и после обоих раз отходил на покой в Тюменский монастырь.

58

Филофеем окрещено было Сибирских инородцев до 40 тысяч, а церквей между ними было построено 37.

59

Т. е., причтам церквей, построенных в жилищах Остяков и других новокрещенных инородцев.

60

Горячее вино прошено и давано было: 1, для Ангелов Государевых, т. е. для Царских, высокоторжественных дней, в которые Архиереи того времени, для лиц правительственных и почетнейших из граждан и духовенства, собирали обеды, и 2, про расход домовой, напр., для разного рода мастеровых, которых при Архиерейских домах того времени всегда бывало множество, для слуг Архиерейского дома и для крестьян, как во время работ, напр., на помочах, так равно и при приездах их из вотчин в Архиерейский дом с хлебом и др. припасами. Первоначально, по Указу Царя Михаила Феодоровича (Ист. Акт. т. I, стр. 131), Тобольский Архиерейский дом получал из казны вина по 100 ведер в год. За тем, в следствие ли отказа казны, или в следствие неисправности отпуска от неё, курили вино для Архиерейского дома в Архиерейских вотчинах, и даже в самом Архиерейском доме. Но в 1694 году Петром Великим это последнее решительно было воспрещено (П. Соб. Зак. т. III, № 1486); почему Митрополит Филофей и начал хлопотать о безденежном отпуске хлебного вина по прежнему из казны, и вот Тобольский Архиерейский дом, с 1707 года, начал получать его по 200 ведер в год, и получал до 1756 года, когда Граф Шувалов взял за себя винный откуп во всей России и Сибири (Дело 1745 года в Консист. Архиве, по старой описи под № 34-м). // Прибавку в выдаче горячего вина и учреждение викариатства Сибирской Митрополии в Иркутске Митрополит Филофей выхлопотал, по всей вероятности, в бытность свою в Москве, в 1706 г. (П. Соб. Зак. т. IV, № 2118).

61

Филофей хлопотал о невзимании с новокрещенных ни чего, кроме ясаку, потому что некоторые Воеводы (напр., Верхотурский, Воейков) взыскивали с новокрещенных и подушные, наравне с крестьянами, и ясак, наравне с инородцами.

62

Губернатором Сибирским в то время был Князь Алексей Михайлович Черкасский.

63

Здесь надо присовокупить, что Митрополит Антоний I, по внушению Филофея же выпросил себе прогонные деньги от Петербурга до Москвы на 25-ть лошадей, а от Москвы до Тобольска на 35. Объяснение, почему такое большее количество лошадей требовалось под Митрополита Сибирского, см. выше, в примечании 13-м.


Источник: Челобитная митрополита сибирского и тобольского, Филофея Лещинского, Петру Великому и ответ сего государя на нее / Сообщ. протоиерей Александр Сулоцкий. (Июнь, 1863 г., Омск.) - [Москва, 1863]. - 40 с.

Комментарии для сайта Cackle