Азбука веры Православная библиотека протоиерей Александр Виноградов История Кафедрального Успенского собора в губернском городе Владимире


протоиерей Александр Виноградов

История Кафедрального Успенского собора в губернском городе Владимире

Содержание

Приложения к истории Владимирского Кафедрального Успенского собора А. О иконе Божией Матери, именуемой Владимирскою Б. Правила, составленные на Владимирском соборе 1274 года В. О принесении Святых икон Божией Матери, Владимирской и Иверской, в город Владимир Г. Надписи на гробницах св. Благоверных Князей Георгия, Андрея и Глеба Д. О посещении Владимирского Успенского собора Государем Императором Николаем I в Октябре месяце 1834 года Е. Прощальная беседа преосвященнейшего Епископа Феофана с Владимирскою паствою Ж. Надписи на стенах собора, произведенные при восстановлении в нем открытой древней стенописи в 1882–84 годах Священное торжество по окончании реставрации Успенского Кафедрального собора во Владимире Старый иконостас Владимирского Успенского собор Письмо художника Н. И. Подключникова к Андрею Николаевичу Муравьеву из села Васильевского близ Шуи Владимирский Успенский собор и его историческое значение Реставрация Владимирского Успенского кафедрального собора Благочестие и мудрость святого Благ. Вел. Князя Андрея Боголюбского Адрес от Владимирского Городского Общества Отчет о возобновлении Владимирского Успенского собора Слово, произнесенное Преосвященнейшим Феогностом, Архиепископом Новгородским и Старорусским, во Владимирском Кафедральном Успенском Соборе при прощании с Владимирскою паствою 6 декабря 1892 года Описание святой и великой соборной церкви пречистой Богородицы честного и славного ее Успения в преименитом и славном граде Владимире и о мощах благоверных великих князей и великих княгинь и чад их и преосвященного Максима митрополита и епископов Владимирских, кто где погребен и в котором монастыре и церкви святые их лежат мощи, о сем предъявим: Отрывок (начало) старого Русского Летописца конца XIV века (862–1174 год) Опись священным и достопримечательным предметам А) Святые Евангелия Б) Кресты напрестольные В) Антиминсы Г) Священнослужебные сосуды Д) Дарохранительницы Е) Древние панагии Ж) Древние наперсные кресты З) Кадило И) Посох К) Священные предметы из шелковых тканей и шитые золотом, серебром и шелками Воздухи и покровцы Священнические облачения Поручи К) Иконы, писанные на досках, и одна – на полотне, и одна вырезанная на камне Л) Разные достопримечательные предметы М) Рукописи Рукописи нотные Н) Печатные книги Перечисление статей, напечатанных в приложении к истории Владимирского кафедрального Успенского собора  

 

Владимирский Кафедральный Успенский собор принадлежит к числу замечательнейших Российских храмов. Особенную редкость представляет он собою и по своей глубокой древности и по находящейся в нем святыне.

С особенным вниманием нужно следить за его историческим значением и с глубочайшим благоговением подобает склониться пред его великою святынею.

Время существования его исчисляется многими веками, а под его сению открыто почивают святые мощи Великих Князей: Андрея Боголюбского, сына его Глеба и Георгия Всеволодовича, которые своим чудным нетлением приводят каждого в трепетное изумление.

Летописцы (в XII и XIII веках Сильвестр, епископ Переславский и Симон, епископ Суздальский1) повествуют, что Владимирский Успенский собор первоначальным своим построением восходит к концу X столетия. По их сказаниям, основание ему положил и в первоначальном виде его создал святый равноапостольный Великий князь Владимир22.

Место для построения сего храма избрано было равноапостольным князем на высоких горах, подобных горам Киевским, над рекою Клязьмою. Созданный святым Владимиром Успенский собор, по сказанию летописей, был устроен из дерева33.

Предание дополняет, что этот храм был построен из дубового леса44.

Долго ли существовал ceй деревянный, созданный святым равноапостольным Князем храм св. Успения, в летописях на это нет указаний, из преданий же известно, что сия деревянная церковь стояла 165 лет и истреблена пожаром55.

С последующего за сим временем мы уже совершенно ясно видим историю собора Успенского, в письмени начертанную. Летописи повествуют, что в 1158 году святой благоверный Великий Князь Андрей Боголюбский, сын Юрия Долгорукого, полагает в городе Владимире основание белокаменному храму в честь Успения Пресвятой Богородицы. Летописец так говорит об основании Князем Андреем в городе Владимире храма: «В лето 6666 Князь Андрей сам у Володимери заложи церковь камяну Святою Богородица, месяца Априлия в 8 день, на святаго апостола Родиона, во вторник»66.

Из сказаний сего летописца ясно видно и то, что построение сего храма совершено было в течение двух лет. «В лето 6668, передает летописное сказание, докончана бысть церкви святыя Богородица Володимири, камяная, Благоверным Боголюбивым Князем Андреем».77 В последующих затем словах у летописца объясняется и причина скороуспешности построения и каменного храма. «По вере Князя Андрея, дополняет летописец, и по достоянию к святей Богородица, приведе ему Бог из всех земель мастеры».88 Святой Князь Андрей Боголюбский создал весь храм Успения – из одного белого камня, который водою привозим был из Волжской Болгарии,99 и выгружался на берегу реки Нерли,1010 при впадение ее в Клязьму, где до сего времени стоит одновременно с собором построенная князем Андреем из остатков камня от постройки собора Покровская церковь1111. Болгарский камень, из которого князь Андрей построил соборную церковь, весьма прочный и вместе с тем, по своей мягкости, очень удобный для выделки из него различных yкрашений, остатки которых видны еще и теперь как внутри, так и снаружи храма.

Некоторые писатели говорят, что для построения собора во Владимире присланы были к князю Андрею художники от Германского Императора Фридерика 1-го, с которым он находился в дружеских отношениях1212.

Архитектура собора, построенного князем Андреем, настолько замечательна, что заслуживает более подробного описания. Храм сей в плане представляет продолговатый четырехугольник, в виде базилики, с пилонами по длине в два ряда, которые разделяли храм в ширину на три части: по средине большой пролет в 9 аршин, и по бокам два малых пролета по полторы сажени шириною. По длине пилоны делили храм на большой пролет в 9 аршин и на четыре малых пролета в полторы сажени шириною. Пилоны оканчиваются вверху капителями, состоящими из парных львов, обращенных, головами в разные стороны, и как бы прижатых тяжестью сводов. При западной стене между пилонами устроены хоры (на высоте пояса) во всю ширину собора. Весь храм перекрыт коробовыми сводами, а над большим пролетом устроен светлый с двенадцатью окнами трибун, толщиною в один аршин, с куполом, высотою внутри в шесть сажень и в диаметре десять аршин. Трибун над пролетом держится без всяких связей одним лишь равновесием. На восточной стороне собора устроены были три полукруглых выступа – абсиды, со сводами, для алтаря.

Все наружные стены собора состоят из ряда арок разной величины, выражая собою вполне внутреннюю конструкцию и расположение храма. Все арки имеют одинаковые обломы, состоящие из ряда полок и валиков, размером около четырех вершков, что в плане увеличивает толщину стены из двух аршин до двух аршин десяти вершков. Арки эти разделяются между собою полуколоннами, которые внизу оканчиваются базами, стоящими на цоколе, а вверху оканчиваются изящными капителями, которые служили поддержкою каменных желобов для стока дождевой воды с крыш собора. По углам собора оставлены гладкие стены с каждой его стороны, размером средне в один аршин до полуколонн.1313

Между полуколоннами, вокруг всего собора, кроме алтаря, почти по средине его высоты, идет пояс, состояний из полки, сухарей (белокаменной решетки) и колонок с арочками наверху, образуя ряд изящных киоток. Пояс этот делит собор на два этажа, в которых размещены окна. Окна эти над поясом в пять аршин высотою и в ширину один аршин 13,5 вер., а в просвете четыре вершка. Внизу окна устроены между малыми висячими колонками и имеют в высоту 2 арш. 14,5 вер и в ширину 14,5 вершков, а в просвете четыре вершка. Все окна с наружной стороны обведены мелкими обломами в виде уступов, состоящих из полок и валиков, размером по два и по три вершка.

Трибун в своем карнизе и между окнами имеет также украшения. Карниз трибуна состоит из зубцов, сухарей, простых обломов и кокошников, а по сторонам его окон уставлены полуколонки, кончающиеся вверху резными капителями. Купол трибуна, имеющий в диаметре 13 аршин, покрыт был дорогою Аравийскою красною медью, вызолоченною парным золотом. Над покрытием купола утвержден был железный, обложенный такою же, как и купол, медью, четырехконечный крест, с прорезным орнаментом, в котором вырезаны изображения птиц и растений. Такою же медью обложен был и самый трибун в углублениях арочек и между фистонами; высота всего собора с крестом простирается до двадцати сажень.

Таков храм по стилю устроения, созданный Благоверным Великим Князем Андреем.

Князь Андрей, переселясь, после смерти отца своего Юрия, на место родины своей в Суздальскую землю, и избрав Владимир для постоянного своего пребывания, вознамерился из Владимира создать второй Киев. Укрепив Владимир еще новыми земляными осыпями, он устроил город не только с золотыми, но и с серебряными вратами, а церковь намерен был устроить великолепнее Софии Киевской; и он действительно создал эту церковь на удивление не только Россиянам, но и иноземцам. По украшению своему, построенный Боголюбским собор, летописцами сравниваем был со святым святых Соломонова храма.

«В городе Bлaдимире, пишет историк, князь Андрей доспе церковь камену сборную святыя Богородица, пречудну вельми, и всеми различными виды украси ю от злата и сребра, и пять верхов ея позолоти;1414 двери же церковные трое золотом устрои, каменьем дорогим и жемчугом украси ю многоценным и всякими узорочьи удиви ю, и многими паниканделы золотыми и серебряными просвети церковь, а онбон от злата и серебра устрои, а служебных суд, и ринидьи и всего строения церковного златом и каменьем драгим и жемчугом всликим вельми много, a трое ерусалими1515, вельми велицыи, иже от злата чиста, от каменья многоценна устрои, и всеми виды и устроеньем подобна бысть удивлению Соломонове святая святых»1616. Украшения совне собора, по сказанию летописца, поистине были дивны. О внешнем виде собора летописец передает, что князь Андрей «верх собора златом устрои, каменьем усвети и столп позлати изовну церкви и по комаром же поткы золоты и кубки и ветрила золотом устроена постави по всей церкви и по комаром около». Таким образом Владимирский Успенский собор горел и блистал золотом, и многоразличным украшением своим внутри, и снаружи представлял такое зрелище, подобного которому нигде не было в то время.1717 Из летописца Переславля Суздальского известно, что Владимирский златоверхий собор в 1161 году расписан был греческими зографами. «В лето 6669, записано у летописца, почата писати церкви золотоверхая в Володимери, кончана Августа 30».1818

Святой князь Андрей, употребляя неисчислимые средства на благоустроение соборной церкви, вместе с тем озабочен был обеспечением ее благосостояния и на будущие времена и вот он, для поддержания драгоценного благолепия соборной церкви, снабдил ее богатыми имениями. Он подарил ей множество сел и слобод и кроме того отделил десятую часть из своих великокняжеских доходов, «и да ей много имения, слободы, и села лучшая, дани и десятины во всем, и в стадех, и торг десятый»1919. Записано о сем и в Никоновской летописи: «даде Господу Богу, сказано там, и Пречистой Богородице и Святей Церкви Успению соборней, ея же предивно украси, много стяжания и имения и власти, и слободы купленныя и зданьми, и в житех, и в стадех, и во всем десятое»2020.

Украшая блистательно соборный храм и обеспечивая его богатыми вкладами и доходами, св. князь Андрей приуготовлял из него, яко некий великий драгоценный кивот, в котором имел намерение поставить великую Святыню, привезенную им из Вышгорода – чудотворную икону Божией Матери, написанную Евангелистом Лукою, ту икону, чудным внушением от которой он был привлечен из южных пределов в северную страну Суздальскую, и во время молитвы пред которой он наставлен был Самою Богоматерью утвердить великокняжение в граде, основанном святым равноапостольным Владимиром2121. Сию бесценную святыню – чудотворный образ Божией Матери –и внес св. князь Андрей в храм златоверхий, когда в полноте окончено было его украшение. По сказанию Никоновской летописи, внесение чудотворной иконы в новоустроенный соборный храм было 21 Сентября 1164 года2222. В житии св. князя Андрея Боголюбского так сказано о поставлении в соборной церкви иконы Богоматери: «и в ней постави чудный образ Богоматери, его же Лука евангелист написа, и обложи златом и камением многоценным с драгим жемчугом великим, и возложи на ню злата вящше тридцати гривенок, и оттоле прозвася икона та Владимирская».2323

Вот для поставления и для сохранения какого великого благодатного сокровища устроял и благоукрашал святый князь Андрей соборный храм в городе Владимире. Поставление иконы Богоматери в новосозданном храме было венцом деяний и намерений князя Андрея. В день сего великого торжества Боголюбивый князь объявил себя единодержавным Великим Князем всей земли Русской, город Владимир провозгласил престольным городом, а во вновь построенной соборной церкви утвердил Великокняжеский престол. «Град сей Владимир, сказал тогда князь Андрей собранию князей и бояр, во имя свое созда святый и блаженный и Великий Князь Владимир, просветивый всю Русскую землю святым крещением, ныне же аз, Божиею благодатию и помощию Пречистыя Богородицы, расширих и вознесох его, но паче и церковь в нем создах во имя Пречистыя Богородицы святаго и славнаго ея Успения, и украсих ю, и удоволих имением и богатством, и властьми и селы, и в городех десятыя недели, и в житех, и в скотах, и во всем десятое дах Господу Богу и Пречистой Богородице. Хощу бо да будет град сей великое княжение и глава всем»2424.

После сего Владимирский Успенский Собор и стал главным храмом во всей Русской земле. В нем с сего времени все Великие Князья до Иоанна III восходили на престол Великого княжения.

Из сказания Никоновской летописи видно, что Великий Князь Андрей намерен был во Владимирской соборной церкви учредить и высшее Иерархическое управление, «хотя зде не точию великаго княжения, но и священныя и Божественныя Митрополии и оправдания2525 и пошлины святительства по греческим святым уставом и по блаженнаго святаго уставлению Великаго Князя Владимира»2626, о чем и писал к Константинопольскому Патриарху Луке, прося на то его благословения, но Патриарх отклонил его просьбу, опасаясь нарушить единство Российской церкви, и дозволил только епископам Ростовским иметь пребывание во Владимире2727. Патриарх в 1160 году2828, а по истории г. Татищева2929 в 1162 году, присылал от себя посла Андрея к Великому Князю Андрею просить князя позволить вступить в Ростовскую и Суздальскую епархию епископу Нестору.3030

Слава о благочестии и доблестных деяниях Великого Князя Андрея далеко гремела и за пределами земли Русской, особенно же радостно было слышать о сем единоверному России Царю-Граду. Вселенский Константинопольский Патриарх Лука Хризоверх, много слышав о примерном благочестии Боголюбивого Князя и узнав о построении им дивного храма, прислал ему от себя грамоту, в которой объявил князю благословение от всего освященного собора. «Возлюбленный о Христе духовный сыне, преблагородный княже Ростовский и Суздальский! Уразумехом, яко в твоей земле Божиею благодатию и милостию, Пречистыя Богородицы помощию, по вере твоей и по добродетели, велие благочестие распространяется, и яко по многим местом святыя церкви и честныя монастыри создал еси Христу Богу и Пречистой Богородице: и сице по велицей вере твоей ко Господу Богу и Пречистей Богородице, и о благих делех твоих зело благодарим. Множицею слышахом глаголанная пред нашим смирением и пред священным и божественным собором и при Державнейшем нашем сыне, благочестивом Царе Мануиле, яко град нарицаемый Владимир, его же святый и блаженный Великий Князь Владимир по имя свое созда, ты ныне из основания воздвигл еси его велий, разшири и возвыси со множеством человек, в нем же и церковь Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения создал еси, и многими дарами, и святыми иконами и книгами, и священными сосуды, и всякими вещми – златом и серебром и бисером украсил еси, и многим имением и стяжанием изобильствова, и села и слободы и власти и с даньми дал еси, и в торгех десятыя недели, и в житех, и в стадех и во всем десятое, и спуды, и весы, и мерила и вся по священным и божественным каноном и уставом возложил еси Господу Богу и Пречистей Богородице. Будет ти мзда от Господа Бога и Пречистыя Богородицы, и о сих всех насладишися радости неизреченныя на небесех у Христа Бога. Целует тя весь священный и божественный великий собор с нашим смирением, преблагородный духовный наш сыне. Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа да будет со благородием твоим. Аминь»3131.

Всею душею своею любил Благоверный Великий Князь Андрей новосозданный им соборный храм, красующийся на самой живописной местности, и к святыне его имел особенное ycеpдие. Когда приезжали гости из Царя-Града, или из иных земель, он всегда приглашал их сходить в соборную церковь, сам водил их здесь на восходные палаты, чтобы показать им с высоты благоукрашение церковное и умилить их души великолепием благодатного селения Божия3232. Все важные дела он не иначе начинал и оканчивал, как усердною молитвою пред образом Пресвятой и Пречистой Богородицы. За такое пламенное усердие и благочестие Господь вскоре обрадовал и наградил князя дивным успехом победы над Волжскими Болгарами. А так как в знамение сей дивной победы и на память о явленной помощи Божией установлен особый праздник в Православной церкви, и начало сему празднеству положено в Успенском соборе, то мы, описывая храм соборный, не можем пройти молчанием и о сем празднестве, совершенном в первый раз в соборном храм Боголюбивым Князем Андреем.

Вот дивный случай основания праздника Волжские Болгары – соседи тогда наши с юго-восточной стороны – делали частые набеги на наши земли. Жалея своих подданных, князь Андрей решился начать с Болгарами войну и усмирить их.

Это было в 1164 году. Пред походом, по своему благочестивому обыкновению, Великий Князь, усердно помолясь в своем соборном храм, приобщился Святых Таин, а потом взяв с собою чудотворную икону Богоматери и животворящий крест, выступил на врагов со своею ратью. Великую святыню – образ Пречистой Богородицы и Крест Господень, по повелению князя, впереди войска понесли пресвитеры в священных облачениях. Во время битвы, когда войска князя Боголюбского начали было ослабевать и уступать неприятелям, очевидное явление в сие время чудного знамения от Господа не попустило быть побежденной великокняжеской рати от одолевавших ее врагов. Тогда от несомого в рядах воинства Креста Господня истекли огненные лучи, и своею светозарностию покрыли все воинство Великого Князя. Это до того ободрило и укрепило великокняжеские войска, что они как бы облеклись новою силою. Быстро победили они своих врагов и взяли несколько их городов и самую Болгарскую столицу. «Князь же Андрей, сказано в летописи, воротился с победою, видев поганыя болгары избиты, а свою дружину всю здраву. Стояху же пеши с святою Богородицею на полчище, под стягы: и приехав до святое Богородицы князь Андрей, с Георгием и со Изяславом и с Ярославом и со всею дружиною, удариша челом пред Святою Богородицею».3333 Возвратясь в свой престольный город, Благоверный Князь вскоре получил известие из Греции, что и там сарацины были побеждены и рассеяны в одно и тоже время Императором Мануилом, что и там было подобное же исхождение огненных лучей от иконы Спасителя3434. Вследствие сего дивного события Великий Князь Андрей и Император Мануил, по взаимном сношении между собой и по благословению всего освященного собора, установили, в память такого чудного события, празднество, которое и поныне святою церковию совершается в первый день Августа3535. Из Суздальской летописи видно, что праздник в честь св. креста, установленный по случаю чудной победы над болгарами 1-го Августа 1164 года, был открыт Благоверным Князем Андреем при Несторе II, епископе Ростовском и Суздальском3636.

В златоверхом своем храме Благоверному Князю Андрею немало приходилось совершать и печальных молитвословий и церемоний. В сем храме в 1164 году похоронил он сына своего Изяслава. «В лето 6672, сказано в летописи, преставися благоверный князь Христолюбивый Изяслав, сын Великаго Князя Андрея, и плакася по нем князь Андрей отец и брат его Мстислав; и тако положиша и в церкви святыя Богородица Володимири с плачем великим месяца Октября в 28 день».

В 1166 году похоронил брата своего Ярослава Юрьевича. «В 6674 лете, сказано у летописца, преставися благоверный князь Христолюбивый Ярослав, великаго князя сын Дюрдев (Георгиев), и плакася по нем брат его Андрей, и положи в церкви святыя Богородица Володимири месяца Априля в 12»3737.

Чрез семь лет по кончине Ярослава Георгиевича погребен был сын князя Андрея Боголюбского Мстислав. «В лето 6681, повествуется, преставися благоверный князь Мстислав Андреевич месяца Марта в 28 день, во вторник, положиша и в святое Богородици Володимере, юже церковь учинил отец его Андрей, и плакашася по нем отец его и вся Суждальская земля». Над каменным гробом этого воинственного князя, по повелению отца его Андрея Георгиевича, поставлена была мраморная статуя.3838

В 1175 году июня в 20 день скончался еще сын Андрея Боголюбского Глеб, исключительно посвятивший себя на служение Господу. – Он каждодневно присутствовал за церковною службою в новоустроенном родителем его соборном храме. «Честное тело сего блаженнаго князя также было положено в соборном храме»3939.

Через девять дней после кончины сына своего Глеба и сам Благоверный Князь Андрей запечатлел свою святую жизнь мученическою кончиною. Он на 29 июня был убит в Боголюбовском дворце самым бесчеловечным образом. На шестой день – 5 июля, когда бунт и смятение, вследствие сего страшного события, несколько поутихли в Боголюбове, перенесено было тело страстотерпца князя во Владимир для погребения его в построенном им дивном соборном храме. В летописи записан и самый порядок, в каком было совершено перенесение тела. «В шестой день в пятницу, сказано там, Владимирцы сказали соборному игумену Феодулу4040 и Луке демественнику4141: нарядите носильщиков, или поедем, возьмем князя господина своего Андрея, а Микулице4242 сказали: сбери попы вси, оболкшеся в ризы, выйдете перед серебряная ворота4343, со святою Богородицею, и тут князя дожидайтесь».

Игумен Феодул с клироманами и с Владимирцами поехали по князя в Боголюбов и, взявши там тело его, несли во Владимир с честью и с великим плачем. Трогательны были те минуты, когда показалось на пути от Боголюбова печальное погребальное шествие, когда ожидавшие во Владимире увидели великокняжеский стяг (знамя), развевавшийся над гробницею своего любимого князя. «И бысть по мале времени, и поча выступати стяг от Боголюбова и людье ни могоша ся ни мало удержати, но вси вопьяхут, от слез же не можаху прозрити и вопль далече бе слышати. И поча весь народ плача молвити: в Киев ли ты идешь, господине, теми ли вороты златыми, в ту ли церковь, которую хотел поставить на великом дворе на Ярославовом?» Так привезено было тело князя Андрея в соборный храм Пречистой Богородицы, где и погребено было с великою честию, при трогательном пении благохвальных песней.

«И спрятавше тело его, сказано в летописи, с честью и с песньми благохвальными, положиша его у чудное хвалы достойное у святые Богородице златоверхой, юже бе сам созда»4444.

После кончины Великого Князя Андрея, место его занял Михаил Георгиевич, брат его, но князья Ярополк и Мстислав Ростиславичи, при помощи своего зятя, князя Рязанского Глеба, отстранили Михаила от Великокняжеского престола, и тогда, как князь Мстислав пожелал быть князем в Ростове, Ярополк взошел на престол великокняжеский. Таким образом в соборном храме, вскоре после печальной церемонии, исполненной при погребении Великого Князя Андрея, происходила торжественная церемония священного восшествия на великокняжение князя Ярополка. «И выидоша, сказано у летописца, со кресты противу Мстиславу и Ярополку из города, и Ярополка князя посадиша Володимерце с радостью в городе Володимере на столе в святей Богородице, весь поряд положивше»4545.

Сей Ярополк Ростиславич вскоре после священного восшествия на великокняжение, вступив в брак с дочерью Витебского князя, венчался с нею в соборной же церкви «месяца Февраля в 3 день, мясопустной недели во вторник»4646.

При Ярополке Ростиславиче соборный храм не только не пребыл в том благолепии, каким украсил его Благоверный Князь Андрей, но доведен был до разорения. Ярополк и Мстислав, будучи еще очень молоды, были князья слабые; они не имели собственной опытности, необходимой в важном деле управления народом, и, прибегая в этом случае к совету бояр, слушались их и исполняли их волю, часто пристрастную и корыстолюбивую. Так, с их согласия, Ярополк отобрал себе у Владимирского соборного храма все угодья и разные доходы, которые дарованы были собору князем Боголюбским. Еще в первый день своего княжения он взял себе ключи от сокровище-хранилища соборного, и все богатство: золото, серебро и другие драгоценности, приказал принести из него в свой дворец. «Сама князя, говорит летопись, молода бяста, слушая бояр, а бояре учахуть я на многое именье: и святое Богородицы Володимирское золото и серебро взяста, первый день ключе полатнии церковныя отъяста, и городы ея, и дани, что бяшет дал церкви той блаженный князь Андрей»4747. Не оставили в храме и той великой святыни – чудотворного образа Богоматери4848 пред которым благоговели тогда, по выражению летописца, все христиане4949. Бояре убедили тогда князей Ярополка и Мстислава отдать эту великую святыню в дополнение к казне, которую те обязались уплатить князю Рязанскому Глебу за его помощь им при занятии великокняжеского престола.

Этот поступок возбудил в народе сильное негодование. Граждане Владимира, лишенные чудотворного образа Богоматери, в котором они видели небесную защиту и покров их городу, не могли уже более сносить обид и решились призвать к себе опять Михаила Георгиевича. Они и призвали его в 1175 году. Михаилу Георгиевичу Бог помог выгнать обоих князей из областей брата – и из Ростова и из Владимира, и опять быть на великокняжеском престоле. «Поможе Бог Михаилу и брату его Всеволоду и победи сыновца своего месяца июня в 15 день, св. пророка Амоса в неделю, и прогнаша е, и бежа к Новгороду, а Ярополк бежа к зяти в Рязань5050.

В летописи записан и самый въезд во Владимир Михаила Георгиевича, после победы его над Ростиславичами, и торжественное вшествие его в соборный храм. «Михалко же победи полк, сказано там, и поеха в Володимер с честию и славою великою; выидоша же со кресты противу Михалку и брату его Всеволоду игумени и попове и вси людье, и веха в город к святей Богородице июня месяца в 15 день – в день недельный5151. И седе на столе деда своего и отца своего того же дни в неделю, бысть радость велика в городе Володимире»5252. Вступив на престол, Михаил Георгиевич первым долгом своим поставил возвратить все расхищенные церковные сокровища; святую же икону Богоматери князь Рязанский Глеб возвратил, без всякого спора, когда Михаил пригрозил ему войною. Заставил Михаил возвратить и все земли, принадлежащие соборному храму5353. И так, опять заблистал красотою Успенский собор.

Но один только год Михаил Георгиевич мог прилагать усердие свое к храму Пречистой Богородицы. В 1176 году он скончался. «В лето 6685, записано в летописи, преставися благоверный и Христолюбивый князь Михалко, сын Георгиев, внук Мономаха Володимера в субботу, заходящу солнцу, июня месяца в 20 день, на память святаго отца Мефодия; и положиша и у святое Богородицы золотоверхое, в Володимери, юже бе создал брат его Андрей»5454. Есть летописное сказание (впрочем не вполне определенное), что Михаил Георгиевич скончался в Городце на Волге, а по утверждению Татищева5555 в Юрьевце Повольском, куда отправился, вероятно, для каких-нибудь распоряжений. Но тело Михаила Георгиевича несомненно погребено было в соборном храме Богоматери.

В том благоукрашенном виде, в какой привел, после победы над Ростиславичами, соборный храм Михаил Георгиевич, узрел сей храм и Великий Князь Всеволод, вступив в самом скором времени после кончины Михаила Георгиевича на великокняжеский во Владимире престол. В летописи записано: «Володимерьцы (по погребении Великаго Князя Михаила), помянувше Бога и крестное целованье к Великому Князю Георгию, вышедши перед золотая ворота, целоваша крест ко Всеволоду князю, брату Михалкову, и на детех его, посадиша его на отечни и на дедни стол в Володимери»5656.

В первые же дни своего великокняжения Благоверный князь Всеволод удостоен был чудного видения, которое уверило его, что он не оставлен будет небесною помощию в трудном управлении неспокойною в то время Русскою землею. Сего видения сподобились тогда и все воинство, бывшее вместе с Великим князем. О сем видении записано в Лаврентьевской летописи под 6685 годом. В то время, сказано там, когда Всеволод восшел на отчий и дедний стол в Володимери, Мстислав Ростиславич, прибыв из Новгорода в Ростов, по призыву Ростовцев, хотевших иметь у себя отдельного князя, «совокупив Ростовцы и боляре, гридьбу и пась и всю дружину поеха к Володимерю; Всеволод же поеха противу ему с Володимерци и с дружиною своею. Бывшу же Всеволоду за Суждалем, узреша чюдную Матерь Божью Володимерьскую5757 и весь град и до основания, аки на воздусе стоящ, яви Бог и святая Богородица новое чудо, князю позорующу и всему полку; вси же зряще таковаго чуда глаголаху: княже, прав еси, поеди противу ему»5858. Следствием такого видения была победа Всеволода над Мстиславом. «И Бог поможе Всеволоду, сказано далее у летописца, месяца июня в 27 день, на память святаго Сампсона странноприимца, и побеже и Мстислав и дружина. Князь же Всеволод, победив полк возвратился Володимеру с честию великою, славяще Бога и святую Богородицу и крестную силу»5959.

Всеволод Георгиевич был 37 лет на великокняжеском престоле. В продолжение сего времени немало записано в летописях замечательных событий, касающихся Владимирского соборного храма. Так в 1178 году было совершено в соборе бракосочетание князя Владимира Святославича Черниговского с дочерью покойного Великого Князя Михаила Георгиевича.6060 В 1181 году было совершено погребение благоверной княгини Ольги, сестры Всеволода Георгиевича, бывшей в супружестве за Ярославом Владимировичем, князем Галицким. «В лето 6689, сказано в летописи, преставися благоверная княгиня Ольга, сестра Всеволода Великаго, нареченная чернечскы Офросинья, месяца июля в 4 день, и положена в святей Богородицы золотоверхой»6161. В 1184 году было погребение в соборном храме князя Изяслава Глебовича, скончавшегося от стрельной раны на острове Исадех при Великом городе земли Болгарской6262.

В 1185 году посвящен во епископа во Владимире, Ростов и Суздаль, Лука. Немало пришлось Великому Князю Всеволоду употребить усилий для поставления сего пастыря. Прежде поставления во епископа Луки, Митрополитом Никифором поставлен был в епископы во Владимир, Никола Гречин. Великий Князь, не желая сего Николая принять во Владимир, так как Митрополит посвятил Николая без народного избрания и без его согласия, вопреки соборных правил, отправлял нарочитое посольство в Киев к Святославу Всеволодовичу и к Митрополиту Никифору, прося поставить себе в епископа Луку, «смиреннаго духом, кроткаго, игумена святаго Спаса на Берестовем», и при содействии князя Святослава успел в своих намерениях. Митрополит Никифор, «повелев Николе Гречину отписаться от земли Ростовской, поставил Луку епископом Ростову и Володимерю и Суздалю и всей земли Ростовской месяца Марта в 11 день, на память святаго Софрония, Архиепископа Иерусалимскаго»6363.

Епископ Лука, как повествуется в летописи, «бысть муж смирен и кроток речью и делом, утешая печальныя и обычныя мольбы Богу воздая, в воню благоуханья, принося кадило молитвенное, фимиам благовонный»6464; но только один месяц прошел со дня рукоположения Луки смиренного, как соборный храм подвергся страшному несчастью. «В том же лете, повествует летопись, бысть пожар велик в граде Володимери месяца Апреля в 18 день, в среду, погоре бо мало не весь город, и княж двор великий сгоре, и церквий числом 32, и соборная церковь святая Богородица златоверхая, юже бе украсил Благоверныи Князь Андрей, загореся сверху, и что бяше вне и вну узорочий и паникадила серебряная и сосуд златых и серебряных без числа, порт, шитых золотом и жемчугом, яже вешали на праздник, в две верви, от Золотых ворот до Богородице, а от Богородице до Владычних сений во две же верви чудных6565, все огнь взя без утеча»6666, кроме Владимирской чудотворной иконы Богоматери, которая сохранена была невредимою Божиим покровением. Этот страшный пожар был в девятое лето Всеволодова великокняжения.

Со слезами и скорбию взирал Великий князь Всеволод на опустевший город, особенно же сожалел и скорбел он о погоревшем соборном храме. Великому князю хотелось соблюсти этот чудный храм и после повреждения его от огня в стиле его построения, но он не надеялся, чтобы устоял белокаменный собор после постигшего его пожара, так как дубовые, положенные для укрепления его, связи все сгорели, и вот он, для поддержания храма и в отвращение разрушительного действия на него наружного переменного воздуха, обложил весь собор новыми белокаменными стенами, воздвигнув оныя на расстоянии от прежних боковых стен в 6 аршин 12 вершков, а от западной в 7 аршин 4 вершка. При таком устройстве около обгоревшего собора новых стен, собор Боголюбского в постройках Всеволодовских стал как в футляре, и между ним и вновь возведенными стенами образовалась просторная галерея, которая предназначена Великим Князем Всеволодом быть усыпальницею почивших князей, княгинь и святителей, для чего во вновь возведенных стенах и выложены были комары, в которых предполагалось поставлять гробницы. Во вновь устроенную усыпальницу был выход из прежнего собора чрез трои, находившиеся на западной, северной и южной сторонах, двери6767. Для входа в пристройки снаружи устроены были новые пять входов – три двери в стене, находящейся на западной стороне, из которых одни по средине, а двое против боковых пристроек, и две двери в стенах, находящихся на южной и северной сторонах, против входных дверей прежнего собора. Окна во вновь воздвигнутых стенах устроены, как и в Андреевском соборе, в два яруса и расположены на прямой линии с прежними окнами, чтобы свет, входящий снаружи, мог проникать и в обстроенный собор. Воздвигнутые Всеволодом Георгиевичем стены украшены были по образцу и в стиле украшений, находившихся на наружности прежнего собора, а в некоторых местах и рельефными изображениями людей и животных. Замечательно на северной стороне собора, под изображением благословляющего Спасителя, изображение трех Вавилонских отроков. Чрез изображение сих отроков, которые вышли из пламени невредимыми, как бы напоминается каждому, что и чудный храм, построенный Великим Князем Андреем Боголюбским, сохранил Господь в таком страшном пламени, которое самые металлы обращал в слитки.

Размеры соборного храма, по обложении его новыми стенами, простираются от горнего места до западных врат на 17 сажень, в поперечнике 13 сажень 2,5 аршина, от цоколя до кровли высота 8 сажень и 1 аршин, в окружности 62 сажени, а толщина стен 2,5 аршина.

Высота воздвигнутых стен требовала прочной связи с тем зданием, около которого воздвигнуты были эти стены. Связь эта действительно и устроена в самом благообразном виде. Между новыми стенами и огражденным ими собором перекинуто несколько арок, которые, удерживая равновесие стен, вместе с тем, служат незаметными контрфорсами для поддержки прежнего собора6868. Так как от обложения новыми стенами Владимирский собор сделался много шире, то Великий Князь Всеволод к прежней массивной главе; прибавил еще четыре главы на особых, подобных имеющемуся на Андреевском соборе, трибунах. На новых главах и кресты водружены подобные находящемуся на средней главе – четырехконечные, обложенные по железному остову позлащенною красною медью, с прорезным орнаментом. Чрез окна трибунов много падает света на протяжении всей, устроенной Всеволодом Георгиевичем, галереи.

При расширении собора строителям, очевидно, нельзя было оставить алтарные абсиды собора Андрея Боголюбского, так как они по своему объему не могли уже соответствовать величине расширенного храма. При внимательном осмотре настоящего алтаря, ясно оказывается, что алтарная часть построена другая, вместо построенной князем Андреем. При исследовании алтарных частей, ясно видно, что Всеволодом Георгиевичем не только воздвигнуты три новые абсиды, но вставлены между ними и концами Андреевских стен еще новые стены по направлению от запада к востоку, оканчивающиеся вверху арками, а самые абсиды устроены шире существовавших, отчего пристройкою и захвачено несколько валиков и других украшений в примыкающих к алтарной части, построенных Всеволодом, стенах. При сем распространении алтаря, для предохранения от падения главного трибуна в нефах6969, у восточных столбов, которые поддерживают трибун, сложены новые из камня, сведенные вверху аркой, поддержки. Этою подкладкою закрыты и верхние капители, выдающиеся теперь только своими краями. Внутри абсиды, устроенной на правой стороне, сложено было из белого камня, с особым невысоким сводом, сокровище-хранилище; вход в это хранилище был устроен внутри же алтаря, в самой средине белокаменной стены.

Сколь благолепно Всеволод Георгиевич украсил храм внутри, о сем в летописях не находим повествований, но надобно полагать, что великий князь и супруга его, будучи весьма благочестивы, заботились и о внутреннем благоукрашении храма. Несомненно, что первым делом, по благоустроении и благоукрашении собора после пожара, было перенесение находившихся в соборе гробниц во вновь устроенную усыпальницу.

Здесь, до прикладки новой галереи, погребены были в княжение Великого Князя Андрея Боголюбского князья: Изяслав Андреевич, Ярослав Юрьевич, Мстислав Андреевич храбрый, Глеб Андреевич. Затем сам Великий Князь Андрей Боголюбский. После сего положены были в сем же храме Великий Князь Михаил II Юрьевич и в княжение Великого Князя Всеволода Георгиевича: сестра Всеволода Георгиевича, княгиня Галицкая Ольга Георгиевна, в инокинях Евфросиния, князь Изяслав Глебович и младенец князь Борис Всеволодович. Всех сих усопших и надлежало перенести в новую усыпальницу. И это весьма удобно было исполнить в то время, не повредив останков никого из почивших. Тогда усопшие князья и княгини полагаемы были, каждый, в гробницу, высеченную из одного целого белого камня, которая закрываема была цельною же белокаменною плитою, плотно притесанною к краям гроба и полагаемою на цементовом растворе. Такие гробницы с усопшими не зарывались в землю, а поставляемы были в храме поверх пола. В таких гробницах почивали усопшие и в соборе, построенном Великим Князем Андреем Боголюбским. Эти гробницы и надлежало переставить во вновь устроенную Великим Князем Всеволодом усыпальницу, что и исполнил великий князь.

Он из собора, построенного его братом, переставил в новую усыпальницу все девять гробниц. Гробница Великого Князя Андрея Боголюбского поставлена была в первой комаре на северной стороне, считая от северо-восточного угла прикладки7070; прочие гробницы, как известно из сохранившихся подписей над ними, частию же из сборника Троице-Сергиевой лавры XVII века и частию из местного предания, поставлены были в прикладке на этой же северной стороне – иные в комарах, иные же возле комар7171.

По совершенном возобновлении и благоустроении соборного храма в 1189 году, накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы, торжественно освящен был храм соборный. Освящение было совершенно епископом Лукою, в присутствии Великого Князя Всеволода, сына его Константина и зятя его Ростислава Ярославича.7272

В расширенном и благоукрашенном храме епископ Лука только два месяца возносил свои молитвы. Десятого числа месяца Ноября 1189 года он преставился, и «Великий Князь Всеволод Георгиевич, спрятавше тело его с игумены и с чернецы, с клирошаны, с попы, положиша и у святое Богородицы в граде Володимери в 11 Ноября, на память святых Мины и Виктора и Викентия»7373. Совершив погребение блаженного епископа Луки, Великий Князь Всеволод в 1190 году послал в Киев к Митрополиту Никифору, для посвящения в епископы, отца своего духовного Иоанна, который и «бысть поставлен месяца Генваря в 23 день, на память святого мученика Климента епископа, а в Ростов пришел на свой стол месяца Февраля в 25 день, на память святого отца Тарасья, тогда сущу великому князю Ростове в полюдьи, а в Суждаль вшел месяца Марта в 10 день, на память святого мученика Кондрата, а в Володимер вшел того же месяца в 16 день, в пяток, накануне святого Алексея человека Божья и друга Божья Лазаря»7474.

При епископе Иоанне в 1192 году соборная церковь обновлена была известью7575, но это обновление в следующем 1193 г. повреждено было по нижеследующему случаю: в 1193 году месяца Июля в 23 день, был во Владимире пожар, в канун святых мучеников Бориса и Глеба, в четверток, «вполночи зажжеся и горе мало не до вечера»7676, сгорело тогда до 14 церквей и целая половина города была жертвою пламени. Княжеский двор и соборная церковь хотя остались целы, но наружные стены собора были опалены и закоптели от дыма, так что опять надлежало исправлять повреждения, что и исполнено было, и в Августе месяце следующего 1194 года было еще совершено обновление соборной церкви. «Лета 6702 месяца Августа обновлена бысть, сказано в летописи, церкве святое Богородици Володимери, яже бе ополела в великий пожар, блаженным епископом Иваном и при Благоверном и Христолюбивом Князи Всеволоде Георгиевичи, и бысть, аки нова, и бысть радость велика в граде Володимери»7777.

В 1196 году в соборном храме, совершено было торжественное бракосочетание сына Великого Князя – Константина. Бракосочетание Константина Всеволодовича совершено было в присутствии многих князей. «Лета 1196, сказано у историка, жени Князь Великий Всеволод сына своего Константина у Мстислава Романовича и венчан бысть в Володимери блаженным епископом Иоанном, Октября в 15 день, ту сущу Рязанскому князю Роману и брату его Всеволоду и Володимеру с сыном своим Глебом и Муромскому Владимиру и Давыду и Юрью с мужи своими»7878.

В 1211 году торжественно повенчан был Георгий Всеволодович с Агафиею, дочерью могущественного тогда князя Всеволода Святославича Чермного. Бракосочетание Георгия Всеволодовича также совершено в соборном храме епископом Иоанном «сущу ту Великому князю Всеволоду и всем благородным детем и всем вельможем»7979. После сего радостного бракосочетания, вскоре последовала горестная кончина Великого Князя Всеволода, и погребение его. В 1212 году, Апреля 14 почил на веки Великий Князь и, оплаканный супругою, детьми, боярами и народом, погребен в соборном храме. «В лето 6720, говорит летописец, индикта месяца Апреля в 14 день, на память святого Мартина Папы Римского, преставися Великий Князь Всеволод, именованный в святом крещении Димитрий, сын Гюрьгев благочестиваго князя всея Руси, внук Володимера Мономаха, княжив в Суждальстей земли лет 30 и 7. И плакашеся по нем сынове его плачем великим и вси боляре и мужи и вся земля власти его, и певше над ним обычныя песни, епископ Иоанн и вси игумени и черноризцы и вси попове града Володимеря, и положиша и в церкви святыя Богородица златоверхия, юже созда и украси брать его Андрей»8080.

По кончине Великого Князя Всеволода, восшел на престол великокняжения, по воле родителя, второй сын Великого Князя – Георгий. От последнего пожара, бывшего в 1193 году, и до кончины Великого Князя Всеволода, до 1212 года, не усматриваем из летописей, чтобы соборный храм в сие время утратил свое благоукрашение. В благоукрашенном виде принял его под свое попечение Благоверный Великий Князь Георгий. И во время великокняжения Георгиева соборный храм пребывал в благолепном виде довольно продолжительное время. Много замечательных событий, касающихся соборного храма, было и в княжение Георгия. Вскоре, после вступления на великокняжение Георгия Всеволодовича, последовала перемена в иерархическом отношении. Летопись повествует, что: «в лето 6722 Иоанн епископ Суждальский отписася епископьи всея земли Ростовския и пострижеся в черньце в монастыри в Боголюбом, и что того же лета князь Гюрги, сын Всеволож, извед Симона, игумена блаженного, от Рождества святыя Богородица и посла и в Киев к Митрополиту, и постави и епископом Суждалю и Володимерю»8181.

Епископ Симон быль очень близок к Великому Князю Георгию. С сим епископом Благоверный Князь Георгий делил и радость и горе. Вместе они молились в соборном храме, вместе припадали пред чудотворными образом Пречистой.

Так известно, что Георгий, выступая навстречу своему брату Константину – тогда князю Ростовскому, идущему войною против него, пред выступлением в поход приходил в соборную церковь для моления. «В то время, повествуется в рукописном житии св. Георгия, Великий Князь Георгий Всеволодович с епископом Симоном вниде в соборную церковь Успения Пресвятыя Богородицы, и со слезами моление Господу Богу и Пречистой Богородице соверши о умирении и пал на землю и по молитве востав, пойде к граду Юрьеву». Замечательно также и то моление Великого Князя Георгия в соборном храме, которое совершал он, когда, побежденный Константином и лишенный великокняжеского престола, удалялся в данный ему во владение городок Радилов на Волге, куда отправлялся вместе с ним и епископ Симон. В подробности передает нам о сем грустном случае летописец: «И высла князь Юрьи с челобитьем к князем: не идите мене днесь, а заутра пойду из Владимиру, и да им дары многи, и даша ему мир. Князь же Мстислав и Володимер управиста их, князю Константину Володимер, а князю Юрью Радилов городец. И тако на борзе вспрятавшеся на ладьи в насады, владыка и княгини и людиe его вси поедоша внизь; сам же князь Юрьи, вшед в церковь в святую Богородицю, удари челом у отечня гроба и плакася»8282.

Как в природе бывает то ненастье, то ведро, так и за печальным удалением Великого Князя Георгия последовало во Владимире торжественное вшествие брата его Константина в город и восшествие его на великокняжеский престол в соборном храме. «И поеде, сказано в летописи, Константин к Володимерю, и сретоша за городом князя весь священный чин и людие вси, и седе в Володимере на столе отне; князь же великий Костянтин в тый день одари князи и боляре многими дары, а Володимерци води к кресту»8383.

В краткое великокняжение Константина Всеволодовича совершилось важное церковное событие, сопровождавшееся и чрезвычайным церковным торжеством. А так как торжество сие не чуждо было и соборному храму Пресвятой Богородицы, то мы передадим и о сем случае так, как записано о сем в самой летописи: «Лета 6726 приде епископ Полотьский из Царя-Града к Великому Князю Костянтину Володимер, ведый его любовь и желанье до всего Божественнаго церковнаго строенья, до святых икон и мощий святых, и до всего душеполезнаго пути, ведущаго в жизнь вечную; и принесе ему етеру (некоторую) часть от страстий от Господень, яже нас ради Владыка Исус Христос, от Иудей претерпев, пострада и мощи святаго Логина мученика сотника, святеи его руце обе и мощи святыя Марья Магдалыни. Христолюбивый же князь Костянтин с радостью великою сотвори празньство светло о приходе их, и постави и у Взнесенья в монастыри перед Золотыми вороты8484. И бывшю дни святаго Вскресенья Господня, и приспе от день память святаго мученика Логина, повеле князь Костянтин, по отпении заутрени, от святыя Богородица сборныя и от святаго Димитрия ити всему народу с кресты епископу со всем клиросом, и сам князь с своими благородными сынми и со всеми боляры идоша к святому Взнесенью; взять же епископ на главу свою святую ту раку, в ней же бе положено святое то сокровище, и тако взвратишася в град»8585.

Великий Князь Константин Всеволодович на великокняжеском престоле был не долго; он 1218 года мирно скончался, и погребение тела его совершено было в соборном Богородичном храме. «В лето 6726 в зиме, месяца Февраля во 2 день, в праздник у Сретенья Господа нашего Исус Христа, в пяток, в час 7 дне, преставися Христолюбивый Великий Князь Костянтин, сын Всеволож, внук Гюргев, правнук Володимера Мономаха. По преставлении же его слышавше вси людье града Володимеря, стекошася на двор его, и плакашася по нем плачем вельим, боляре, яко заступника земли их, слугы также, яко кормителя и господина, убозии и черноризцы, яко утешенье и оденье наготе их, и весь сбор убогих плакахуся, вскоре лишени такого милостивца. Слышав же Гюрги и Ярослав и вся братья его, вскоре сехашася в Володимер и плакаша по нем плачем вельим, акы по отци и по брате любимем, понеже вси имеяхуть и в отца место, и он имея их по достоянью, бе бо в них любы паче меры, и певше над ним обычныя песни епископ и игумени и черноризцы и вси прозвутери и весь град снидеся и положиша и в церкви святыя Богородица златоверхыя, идеже и отец его положен бе»8686.

По совершении погребения Великого Князя Константина, в присутствии князей, всех братьев его, в соборе совершен был трогательный церковный обряд над пораженною горестию супругою Великого Князя Константина. Она над самым гробом своего супруга пожелала принять пострижение в иноческую жизнь, что и исполнено было над нею. «Княгыни же Костянтинова ту и пострижеся над гробом мужа своего, и нарекоша имя ей Огафья»8787.

По кончине Константина Всеволодовича восшел опять на престол великокняжеский Георгий Всеволодович. С ним вместе возвратился на свою кафедру и епископ Симон. Из летописей видно, что святитель Симон был при Великом Князе Георгии до 1226 года. В этом году в 22 день Мая «преставися блаженный и милостивый учительный Симон, епископ Суждальский и Володимерьский, постригся в схыму; и положено бысть честное тело его в церкви святыя Богородица в Володимери»8888. Епископ Симон положен в каменном гробе, в комаре, следующей за комарою, в которой погребен епископ Лука8989. На место почившего блаженного епископа Симона поставлен был на Владимирскую кафедру Митрофан. Он также, как и Симон, был из игуменов Владимирского Рождественского монастыря. Сей епископ хиротонисан был во Владимирском Успенском соборе. Для посвящения его Великий Князь Георгий сам привез с собою Митрополита Кирилла, с которым он случайно встретился в то время, когда ходил с сыновцы своими с Константиновичема Васильком и Всеволодом в помощь Михаилу Всеволодовичу на Ольга Курского и когда устроил мир между ними. «По смотрению Божью, сказано в летописи, приключися ту быти прислану Володимером Рюриковичем Митрополиту Кириллу; и взвратися Великий Князь Гюрги, створь мир, поим с собою блаженнаго Кирилла, митрополита, в град Володимер»9090. К Митрополиту Кириллу, для поставления во епископа Митрофана, прибили во Владимир четыре епископа. Как о сем, так и о самом рукоположении игумена Митрофана во епископа, происходившем в Владимирском соборном храме, подробно передает летописец-очевидец: «В лето 6735 месяца Марта в 14 день, на память святаго преподобнаго отца Венедикта, в день Воскресения Господня, в преполовение святаго поста, егда творим поклонение честному Кресту, поставлен бысть епископом Митрофан, быв игумен святыя Богородица, Митрополитом Кириллом и четырми епископы, поставлен бысть в Богохранимом граде Володимери, в чудней святей Богородици, Суждалю и Володимерю и Переславлю, сущу ту благоверному князю Гюргю и с детьми своими и братома его Святославу, Иоану и всем боляром и множество народа; приключися и мне грешному ту быти и видети дивна и преславна, и прославиша всемилостиваго Бога и Великаго Князя Гюргя»9191.

В год поставления во епископа Митрофана совершено было погребение князя Владимира, брата Великого Князя Георгия Всеволодовича. «Тое же зимы, сказано в летописи, месяца Генваря в 6 день, в праздник честнаго Богоявления Господа нашего Исуса Христа, в четверток, преставися князь Володимер, нареченный в святом крещении Дмитрий, постригся в схиму, сын Всеволож великаго князя; и положен бысть в церкви святыя Богородица»9292.

Почти чрез три года от дня рукоположения своего епископ Митрофан делает торжественный выход из собора со всем клиросом за город, для сретения мощен мученика Авраамия, перенесенных во Владимир из земли Болгарской. Вот как о сем повествуется: «В лето 6738, месяца Марта в 9 день – 40 святых мучеников принесен бысть Христов мученик Аврамий новый, из Болгарское земли в славный град Володимер, его же Болгаре в минувшее лето, месяца Априля в 1 день, много мучивше, нудяще отрещися крещенья, он же не отвержеся, но все оставль имение свое, усечен бы. И взяты быша мощи святого страстотерпца Аврамья и принесен быв в Володимер, и великий князь благочестивый Георгий усрете и перед городом за версту, с великою честью, с свещами и епископ Митрофан, со всем клиросом и со игумены и княгыни с детьми, и вси людье»9393.

В год перенесения во Владимир нетленных мощей св. мученика Авраамия совершено было в соборной церкви епископом Митрофаном торжественное бракосочетание князя Всеволода – старшего сына Великого Князя Георгия. «Того же лета, записано в летописи, великий князь Гюрги ожени сына своего старейшаго Всеволода Володимерною Рюриковича, и венчан бысть в великой церкви сборней святыя Богородица священным епископом Митрофаном месяца Априля в 14 день, в неделю антипасхи»9494.

1230 год замечателен еще по посещению города Владимира, без всякого сомнения, и соборного храма Митрополитом всея России Кириллом и, вместе с ним, Черниговским епископом Порфирием и игуменом Киевского Спаса на Берестове монастыря Петром Акеровичем9595.

Достойно замечания также бывшее в 1230 году землетрясение, случившееся во Владимире во время совершения Божественной литургии в соборном храме. От сего землетрясения поколебался и самый храм. «Лета 6738, месяца Мая в 3 день, сказано в летописи, на память святаго Феодосья игумена Печерскаго, в пяток, во время святыя литургии, чтому святому Евангелью в церкви сборней святыя Богородица в Володимери, потрясеся земля, и церкы и тряпеза и иконы подвижшася по стенам и паникадило с свещами и светильна поколебашася и людье мнози изумешася и мняхутся тако, яко голова обишла коего их и яко друг к другу глаголаху, не вси бо разумеваху дивнаго того чудесе»9696.

Затем летопись до 1286 гола не имеет на страницах своих ничего, чтобы касалось Владимирского соборного храма; тысяча же двести тридцать шестой год заметен по бракосочетанию двух сыновей Великого Князя Георгия – Владимира и Мстислава9797.

Так до 1237 года, немало совершилось замечательных происшествий в соборном златоверхом храме.

Из записанных происшествий видно, что Владимирский соборный храм, как храм престольный, где восходили на великокняжеский престол князья земли Русской, привлекал к себе благоговейное усердие великих князей и всего народа. И как было не благоговеть пред сим храмом Пречистой Богородицы, когда в нем кроме священного венчания на царство, совершалось еще и поставление на высшие степени священства, когда в нем и погребаемы были великие князья и святители, когда из него, как от старейшего из храмов, начинались все чрезвычайные церковные церемонии. Хотя от возобновления соборного храма Великим Всеволодом до 1237 года и не видно по летописям, какого достоинства было внутреннее благолепие и благоукрашение храма, но нельзя сомневаться, что и тогда заботились о благоукрашении его. Подтверждение сему предположению мы отчасти и видим на страницах летописи, где под 1237 годом сказано, что «благоверный епископ Митрофан постави кивот в святей Богородице сборней, над трапезою, и украси его златом и серебром, при Благоверном Князи Велицем Георгии; того же лета исписа притвор святое Богородици»9898. Но в эту эпоху соборного храма, это благоукрашение его, кажется, было последнее.

Только до 1237 года сияли слава и благолепие соборного златоверхого храма. В 1237 году9999 пришлось храму Пречистой Богородицы испытать великое бедствие. Кровожадный Батый, завоевывая и разрушая Русские города, подступил тогда и к Владимиру. Благоверного Князя Георгия в то время не было в столице. Он, поручив защиту укрепленного Владимира сыновьям своим Всеволоду и Мстиславу, сам с тремя племянниками своими, детьми старшего брата своего Константина, и с дружиной своей отправился в Ярославскую область, расположился станом на берегах реки Сити, впадающей в Мологу, и начал собирать войско против Монголов. В это отсутствие Великого Князя и случилась тяжкая беда для всего Владимира. Батый взял его, и все в нем предал огню и мечу. Разорив и опустошив жилища граждан, он не пощадил и храмов Божиих. Уже видали варвары, что Русские храмы богаты сокровищами, и потому ни одного из них не проходили мимо, но Владимирский собор привлекал к себе их алчные взоры уже и внешним благолепием своим. Корыстолюбивые дикари с особенным рвением устремились на разорение его. Действительно, лишь только ворвались они в город, как во множестве окружили соборный храм, но во внутренность его не могли тотчас проникнуть, потому что двери его были крепко заперты. Варвары принялись разрушать запоры церковные, а между тем там – внутри храма совершалось в это время зрелище, полное умиления. Там на восходных полатях заключились великая княгиня Агафья с дочерью, снохами и внучатами, епископ Митрофан и многие боярские жены. Предпочитая мученическую смерть позорному плену, здесь готовились они принять ее, как подобало истинным христианам.

Архипастырь облек их в монашеский образ и схиму и напутствовал Св. Дарами. А там – внизу храма множество бояр и народа, коленопреклоненные, с воздетыми к небу руками, с воплем и слезами, взывали к чудотворному образу Богоматери, прося ее защиты и заступления. Но в это время, как совершались здесь эти подвиги веры и благочестия, неприятели выломали двери, ворвались в храм, и бросились на расхищение его сокровищ. Истребив мечем всех бывших в нем граждан, они расхитили все дорогие утвари церковные100100, «Чудную икону одраша, украшену златом и сребром и каменьем драгым и кресты честныя и ссуды священныя и книги одраша и порты блаженных первых князей, еже бяху повешали в церквах святых на память себе, тоже все положиша себе в полон»101101, словом – лишили храм всех дорогих принадлежностей его. Варвары заметили наконец и находившееся вверху великокняжеское семейство. Полагая, что главные сокровища церкви находятся при нем, и между тем не видя входа в убежище, ибо вход был потаенный102102, они то ласками, то угрозами старались выпытать от него тайну, и когда все усилия их к тому остались тщетными, они, в дикой злобе своей, решили истребить храм и бывших в нем огнем и мечем, и вот, обложили церковь бревнами, натаскали разного хвороста внутрь ее, и разлили повсюду пламя. От зноя и дыма погибло все великокняжеское семейство и Владимирский Архипастырь. От огня и пламени истребилось все внутреннее благолепие храма; остался невредим только чудотворный образ Богоматери, но и он лишен был всех драгоценных своих украшений103103.

Еще гробница святого князя Глеба, сына Андрея Боголюбского, бывшая поверх пола, к удивлению, не сгорела. Около нее, сказано в житии его, был какой-то чудный огнь, не допускавший к ней прикасаться огню вещественному104104.

Так снова лишился собор всего богатства своего и всей красоты своей; опять остались от него только голые стены, снаружи и внутри опаленные пламенем и почерневшие от дыма.

Такому великому бедствию подвергся златоверхий храм. Некому было, после сего, возобновить и украсить его. Хотя дикие Монголы, опустошив Владимир огнем и мечем, и пронеслись от него, как бурный ураган, оставив в столице только влияние своей власти, но в том бурном урагане погиб и Великий Князь Георгий. Унесясь от Владимира, варвары встретили Благоверного князя на берегах реки Сити, вызвали его на битву, и во время оной усечена была глава венчанная. Великая соборная церковь, покрытая глубоким трауром великого бедствия, в своем обгорелом остове оставалась не особенно долго до скоро последовавшего восшествия на великокняжение брата Георгиева Ярослава Всеволодовича.

"В лето 6746105105 по отшествии тоя рати, сказано в летописи, начашася людие собирати, идеже кто бе избегл, или сокрылся. Тогда прииде и Ярослав Всеволодович, внук Юрьев, с братиею своею во град Володимер, и повеле со плачем трупие христиан погребсти, и очисти град и церкви, оставшияса от пожару, и седе на плененной земли княжити»106106.

В тяжкие времена ига монгольского Ярослав Всеволодович не мог восстановить в таком великолепии храм соборный, каким сиял он при его предшественниках. Князь Ярослав только украсил чудотворную икону Богоматери и обновил стены храма, очистив прежде всего, по замечанию летописцев, собор от трупов; но в сем то последнем он и доставил соборному храму такое великое украшение, слава которого переходит из рода в род, из века в век. Какие трупы лежали тогда под сводами обгорелого храма? Не телеса ли то мучеников, отдавших души свои Господу пред образом Пречистой, в предсмертной усердной молитве? Не в числе ли сих мучеников был святитель Христов Митрофан с целым сонмом мучеников и из великокняжеского семейства и из семейств тогдашних бояр и многих, многих из граждан, напутствованные для жизни вечной святыми таинствами веры? Великий Князь Ярослав и уложил почивать под сводами храма телеса и святителя Митрофана107107 и великой княгини Агафии с ее семейством в усыпальнице, устроенной Великим Князем Всеволодом Георгиевичем108108. В сию же усыпальницу Великий Князь Ярослав внес для упокоения и телеса троих сыновей Великого Князя Георгия – Мстислава, Всеволода и Владимира, из которых последний принял мученическую кончину за Златыми вратами от державших его в плену ожесточившихся и разъяренных неприятелей109109, а Мстислав и Всеволод убиты были внутри города, когда варвары ворвались в его укрепления. Не великая ли то слава для соборного храма? Не лучшее ли сие для него украшение паче злата и сребра и камений многоценных110110. Упокоив скончавшихся от огня и меча, Ярослав Всеволодович к благодатным сокровищам храма присоединил еще великое сокровище. Он в 1239 году перенес из Ростова тело брата своего Великого Князя Георгия, и положил его в соборном храме, где уже погребены были супруга, дочь и все державное семейство его, так доблестно скончавшиеся за сохранение благочестия и веры.

Не безынтересно будет привести здесь и подлинный текст летописи о перенесении тела Благоверного Князя Георгия. «Посла Ярослав, князь великий, сказано у летописца, по брата своего Георгия в Ростов и привезоша и к Володимерю и, не дошедшие, ста: изыдоша из града противу ему епископ Кирилл и Дионисий Архимандрит, несоша и в град с епископом и игумени и попове и черноризци, и не бе слышати пенья в плачи и велици вопли; плакася бо весь град Володимер по нем, Ярослав же и Святослав и князи Рустии плакахуся по нем, с дружиною своею и множество бояр и слуг плакахуся лишенья своего князя, убозии кормителя; певше обычныя песни, и положиша и в гроб камень в святой Богородицы в гробници, идеже лежит Всеволод отец его»111111.

Много потрудился Великий Князь Ярослав Всеволодович для земли русской. Поистине это был великий труженик за землю Русскую. Он собирал людей из рассеяния, воздвигал города и селения из пепла, а для испрошения милостей русскому народу предпринимал путешествие в стан хана татарского к берегам Волги и второе наитруднейшее путешествие в отдаленнейшую Китайскую татарию, к берегам Амура, чрез степи и пустыни, до стана Октаева наследника. Не перенес великий князь сего многотрудного путешествия, на возвратном пути он почил сном смерти в Канове, 30 Сентября 1246 года112112. Из Канова тело многотрудившегося для земли Русской князя Ярослава привезено было для погребения во Владимир, и положено в каменном гробе, против гробниц сыновей Великого Князя Георгия – Мстислава, Всеволода и Владимира113113. В летописях записано, что на погребение Ярослава Всеволодовича приезжал во Владимир и сын его Александр Невский, который, вместе с дядею своим Святославом и с братьями своими, оросил слезами гроб почившего своего родителя.114114

В степенной книге о князе Ярославе, родителя святого Великого Князя Александра Невского сказано: «Причте его Бог к избранному своему стаду», а в рукописных святцах Ярослав Всеволодович включен в число угодивших Богу.115115

Так по неисповедимым судьбам Божиим соборный храм, прежде златоукрашенный, при нашествии монголов на Владимир, лишился всех особенно ценных своих благоукрашений. После сего ни золотые оклады, ни крупный жемчуг не блестели на святых иконах его. За то в самом храме, под его сводами, положены были великие сокровища – мощи пострадавших от диких монголов, да осталась невредимою чудотворная икона Богоматери, писанная Евангелистом Лукою. После разгрома татарского соборный храм, после исправления его Великим Князем Ярославом, был в покое 175 лет. Великие князья Владимирские, смиряя себя пред ханами, умели отклонять от города Владимира набеги татарские.

Хотя и не видно из летописей, чтобы в это время славился богатством соборный храм, но нельзя отрицать, чтобы в такой длинный период покоя не был благолепно украшен он, как главный храм в земле Русской, в котором восходили князья на престол великокняжеский.

После кончины Ярослава Всеволодовича на престол великокняжения восходил в соборном храме брат Ярослава – Святослав Всеволодович, но Святославу недолго пришлось занимать престол своих державных предков. В то время, когда Александр Ярославич с братом своим Андреем, для пользы своей злосчастной отчизны, путешествовали к великому хану в татарию, «Михаил Московский, прозванный Храбрым, изгнал, как сказано в некоторых летописях, дядю их Святослава из Владимира, но в ту же зиму, воюя с литвою, положил свою голову в битве. Тело его оставалось на берегу Протвы. Епископ Кирилл, ревностный блюститель княжеской чести, велел привезти оное во Владимир, и положил в стене храма соборного»116116.

В 1249 году, по распоряжению завоевателя Руси, «посажен был на столе в Володимери у святой Богородици Андрей Ярославич»117117, сын Ярослава Всеволодовича. Этот князь также не долго был великим князем. При нем во Владимире скончались два князя: Владимир Константинович и Василий Всеволодович, – оба скончались зимою, Владимир на память святого первомученика Стефана, а Василий на память святого Феодора. Сии князья только опеты были в соборном храме, но для погребения вывезены были из Владимира, чрез златые врата, в другие города, Владимир Константинович в Углече поле, а Василий Всеволодович в Ярославль118118. При отпевании Владимира Константиновича присутствовал Александр Невский со своими братьями; присутствовал он, по сказанию летописи, и при перенесении тела Василия Всеволодовича119119.

При Андрее Ярославиче в 1250 году прибыл из Киева во Владимир Митрополит Кирилл, который, в год своего прибытия, в соборной церкви, вместе с Епископом Кириллом, совершил бракосочетание Великого Князя Андрея Ярославича с дочерью князя Даниила Романовича120120.

С 1250 года, с прибытием во Владимир Митрополита Кирилла, соборный Владимирский храм еще более приобрел благолепия от частого совершаемого митрополитом служения. Из летописей усматривается, что с сего 1250 года Митрополит Кирилл имел пребывание во Владимире в 1252, 1255, 1261, 1262, 1263, 1264, 1274 годах, а в 1280 году исправлял даже соборный храм121121. Муравьев в своей церковной истории с Митрополита Кирилла поставляет даже особый отдел: «Митрополия во Владимире»122122. В истории Российской Иерархии с Митрополита Кирилла идут Киевские и всея России Митрополиты, жившие во Владимире на Клязьме123123. А преосвященный Платон, в своей Российской церковной истории, говорит о Кирилле, что «сей митрополит, видя, что Киев совершенно разорен и правления порядочнаго в нем нет, мало жил в Киеве, а более холил по разным Российским городам, исполняя должность свою; а более пребывал во Владимире, яко тогда знаменитейшем и столичном великих князей граде, а по сему может с 1250 года почтено быть перенесение митрополии Киевской из Киева во Владимир»124124.

1252 год замечателен для Владимирского соборного храма по восшествию в нем на престол великокняжения Александра Ярославича Невского. Андрей Ярославич, тяготясь быть данником Батыевым, в 1252 году бежал из Владимира с женою своею и с боярами, и на место его избран в Орде Александр Ярославич. Возвращаясь от хана, Александр с великою торжественностью въехал во Владимир и воссел на столе великокняжеском. Из летописи видно, что при вшествии Александра во Владимир Митрополит Кирилл вышел благоверному князю на встречу из Золотых ворот; с митрополитом, по сказанию летописи, вышли «вси игумени и граждане и посадиша и на столе отца его Ярослава, бысть радость велика в граде Владимери»125125.

Не долго спустя после восшествия на великокняжение Александра Ярославича, и именно в 1255 году, в соборном храме совершено было погребение брата Александра –Константина Ярославича, о смерти и погребении коего с подробностию записано на страницах летописи: «в лето 6763, сказано у летописца, по велице дни порожнее недели преставися Костянтин, сын великаго князя Ярослава, и бысть плачь велик, спрятавше понесоша и в Володимер и яко услыша Олександр князь брата своего смерть и усретоша и митрополит, игумени и попове, певше обычныя песни, положиша и у святое Богородици в Володимери»126126.

В 1263 году скончался и сам Благоверный Великий Князь Александр Невский. «В лето 6771, передает нам летопись, приде князь Александр от татар вельми не здравя, в осенине, и приде на Городец, и пострижеся в 14 месяца Ноября, на память святаго апостола Филиппа, той же ночи и преставися, и везоша и в Володимер»127127.

«Опустел престольный Владимир, пишет Муравьев, и весь устремился в сретение усопшаго. За десять поприщ от города, пред вратами обители Боголюбской, основанной славным его предком князем Андреем, Митрополит Кирилл встретил тело блаженнаго со свечами и фимиамом кадильным, при пении надгробных гимнов; не было слышно ликов от плача народнаго, и самые лики умолкали от слез; каждый искал прикоснуться к священной раке своего благодетеля, и стонала земля от плача народнаго множества. Внесен был Благоверный князь и поставлен в кафедральном соборе между гробами предков для торжественнаго отпевания, по окончании коего священноначальник со всем освященным собором, подняв на главы тело князя схимника с пением и плачем, понесли уже его, как инока, в обитель иноческую Рождества Богоматери, и там погребли в соборной церкви».

В великокняжение Благоверного Князя Александра достойна замечания народная перепись, которую производили «татарские численници» по всей земле Суздальской, Рязанской и Муромской, – достойна она замечания преимущественно потому, что обнаружила в татарах глубокое почтение ко всему православному духовенству. «Только не перечитывали, сказано в летописи, игуменов, попов, клироман, кто зрит на святую Богородицу и на Владыку»128128.

Из сего не можем не усматривать, что причиной такого исключительного почтения к духовенству была жизнь благочестивая в большинстве тогдашнего духовенства. Особенно такою жизнию сияли архипастыри того времени. Такою жизнию, истинно христианскою, отличался и митрополит Кирилл. Митрополит Кирилл был пастырь многопопечительный о церкви Божией, и добродетельная жизнь его, подобно животворному свету, озаряла всю Русскую землю. «Едва ли и кто-нибудь из древних Митрополитов Российских, пишет Карамзин в своей истории, превосходил Кирилла в истинно пастырских добродетелях»129129.

Печальную картину представляло из себя наше отечество во времена митрополита Кирилла. Скорбь и ужас невольно теснятся в душу даже и теперь, когда читаешь о каре Божией, разразившейся тогда над нашими предками после погрома татарского. Печально и тяжело было тогдашнее состояние святой Церкви православной. Благолепные храмы Божии со всем, что для их украшения и обогащения принесено было благочестивым усердием князей и именитых бояр, знаменитейшие монастыри со своею святынею, богатыми утварями, иконами и книжными сокровищами, все это обращено было алчностию дикого завоевателя в груды пепла и развалины. Порядок Богослужебный пришел в расстройство; народ впал в невежество и отупенение, забыл Христианское вероучение, и заразился пороками своих степных повелителей. «Умащенные сединою иереи и диаконы умерщвлены, а молодые отведены в плен. Монгол, хотя и позволил потом отправлять Христианское Богослужение, хотя Русские и оставались с прежнею теплою любовию к молитве и храмам Божиим, но много надобно было пройти времени прежде, чем внешнее Богослужение могло получить вид порядка и приличия. (Истор. Русск. церкв. Филар. ч. 1, стр. 55)». В это тяжкое время много понес трудов митрополит Кирилл. Он, по летописным сказаниям, во все тридцатилетнее свое правление не знал себе покоя, странствуя по опустевшим городам и врачуя язвы расточенной паствы своей. При непрерывных странствованиях своих по России он повсюду видел беспорядки церковные, грубые пороки народа, распущенность и невежество духовенства. Для прекращения сих беспорядков и для уврачевания нравственных недугов народа и духовенства святитель Кирилл сделал все, что только от него зависело; но самым знаменитым деянием Митрополита Кирилла был собор пастырей, созванный им в 1274 году в самом стольном Владимире, для рассуждения о мерах к прекращению церковных неустройств и нравственных беспорядков.

Так как этот собор есть явление, выдающееся из ряда действий Российских архипастырей, так как на соборе этом рассуждаемо было о немаловажных церковных делах, то мы не можем не сказать о таком важном событии, происходившем во Владимирском соборном храме.

По летописям видно, что посвящение Серапиона во епископа Владимирского было в 1274 году130130. Для посвящения Серапиона прибыли во Владимир с севера епископы – Далмат Новгородский и Игнатий Ростовский и с юга – Феогност Переяславский и Симеон Полоцкий. Митрополит Кирилл воспользовался случаем прибытия во Владимир сих святителей, совещался с ними об открытии соборных суждений на основании правил апостольских и соборных, о причине же соборных рассуждений изрек такое пастырское слово: «Преблагий Бог наш, всецело промышляющий о нашем спасении и все строящий по неведомым судьбам своим и премудростию своего Пресвятаго Духа, дарует нам достойных святителей, и облекает их высокою честию с тем, чтобы они со всякою ревностию блюли священным правила святых апостолов и святых отцов наших, которые своими пречистыми законоположениями, как бы некими чудными стенами, оградили Церковь Божию, основанную на твердом камени и неразрушимую, по обетованию Христа, от самаго ада. Поэтому я, Кирилл, смиренный митрополит всея Руси, (сильно скорбел), видя и слыша многия нестроения в наших церквах, многия разности, несогласия, беспорядки, происходящие или от нерадения пастырей, или от неразумных обычаев, или от непосещения епископами своих епархий, или от непонимания правил церковных, так как они доселе были затемнены для нас облаком невразумительнаго Еллинскаго языка, но ныне они просветлели, то есть, истолкованы и благодатию Божиею ясно сияют, разгоняя тьму неведения, освещая все светом разумным и избавляя нас от грехов неведения: да сохранить же нас Бог на будущее время, а прежние грехи – да простит, и да вразумит нас во всех святых правилах, чтобы чрез преступление отеческих заповедей не наследовать нам горя. Ибо какую выгоду наследовали мы, оставив Божественные правила? Не разсеял ли нас Бог по лицу земли? Не взяты ли города наши? Не пали ли наши сильные князья от острия меча? Не отведены ли в плен чада наши? Не запустели ли святыя Божии Церкви? Не томимся ли каждый день от безбожных и нечистых язычников? Все это нам за то, что мы не храним правил святых отец наших. Посему я разсудил ныне с святым собором и с преподобными епископами произвесть некоторое изследование о церковных делах»131131.

Такие причины были к учреждению собора в 1274 году. Из сего слова митрополита нельзя не видеть, что собор пастырей в то время был существенною необходимостью для Русской церкви. В то время и в церковной и в гражданской жизни много оказывалось беспорядков, которые требовали немедленного исправления.

Двенадцать правил составлено было на Владимирском соборе 1275 года: первое правило против симонии, второе – об испытании жизни поставляемых в священнослужительские должности, третье – о порядке и преемстве священных степеней, четвертое – против смешения мира с елеем, пятое – о новокрещаемых, шестое – против обливания при крещении, седьмое – против бесовских игрищ, восьмое – о диаконах, вынимающих на проскомидии агнец, и просфомисающих прежде священника, девятое – против невоздержания духовных лиц, десятое – о непосвященных, одиннадцатое – о не прикосновении церковнослужителей к сосудам и вещам и двенадцатое – о благочинном вхождении в алтарь. Сии соборные правила сохранились в старинных Кормчих, под названием: «Правило Кирилла Митрополита». Чрез восемь или десять лет правила сии были записаны в Новгородскую Кормчую, а затем и в другие Кормчии и сборники церковных правил132132.

Не выписывая здесь полного текста соборных правил и относя их к приложению при составляемой истории, в настоящем месте приведем в полноте замечательную заключительную речь, которую произнес митрополит Кирилл по окончании соборных суждений.

«Внимай собор иереев преподобный, говорится в заключительном поучении, к вам мое слово. Вы нареклись земными ангелами, небесными человеками. Вы с ангелами предстоите у Престола Господня, вы с серафимами носите Господа. Вы сводите с небеси Духа Святаго и претворяете хлеб в плоть и вино в кровь Божию: простым человекам это невидимо, но святые многие видели. Вы просвещаете людей святым крещением, вы связываете, вы разрешаете. Вами совершает Господь тайну спасения человеческаго рода; вас поставил стражами и пастырями словесных овец своих, за которых пролил кровь свою. Вам преподал Он талант свой, за который имеет истязать вас во второе Свое пришествие. Как вы умножили данный вам дар, как упасли словесное стадо Христово, как соблюли святыню вашу неоскверненною, как не соблазнили людей верных? Господь сказал: лучше навязать на шею жернов, которым мелеть осел, и погрузить (того, чрез кого приходят соблазны) в море, нежели соблазнить единаго от малых (Лк. 17:2). Души человеческой и одной не стоит весь мир; как же не погрузится в огне геенском соблазнивший многия души? Простец согрешит: он даст ответ пред Богом за одну свою душу, a иерей, согрешив, соблазнив многих, и за их души получит осуждение. Блюдитесь же отселе всякаго греха, не работайте плоти, отстаньте от пьянства и объядения, прекратите тяжбы, свары, вражды и скверное лихоимание; не поручайся, не гордись, не будь многоречив, чуждайся мерзости, гнева, лжи, скупости, немилосердия, ненависти, зависти. Храните себя от всех дел сатанинских. Блюдите и порученных вам людей, как научить их и представить непорочными пред Богом, чтобы каждый из вас мог сказать: Се аз и дети, яже ми есть даль Бог. Приумножайте талант, данный вам от Господа. Я грешный епископ все сказал вам и ничего от вас не скрыл. Вас истяжет Бог, если будете не радеть о порученном вам даре. Ложных книг не читайте, еретиков уклоняйтесь, чародеев бегайте, говорящим не от Божественных писаний заграждайте уста. Если кто из вас недоумеет о чем, спросите меня – я не ленюсь вам говорить. Если кто будет противиться вам, скажите мне, я обличу и от церкви отлучу. Разумейте, как учить детей духовных: не слабо, чтобы ленивы не были, не жестоко, чтобы не отчаялись, ради подарков не прощая и ради неполучения их не наказывая. Разумейте, кого отлучить от тела и крови Господней, или кого от Церкви и на какое время. Если сам недоумеваешь, спроси знающаго; не стыдись спрашивать, ибо вопрошая о пути Богоугодном, можешь и других наставить на сей путь, а не спрашивая, остаешься как слепой. Святую же и страшную службу совершайте со страхом: никогда не входи в алтарь, имея вражду с кем либо; и если имел с кем большой спор, в тот день не служи, но, утеснив мысли, вознеси молитвы ко Господу от чистаго сердца. Не озирайся назад, но весь ум имей горе, ибо со ангелами служишь, а не мысли в тот час о чем либо земном. Небеснаго Царя приемлешь в сердце свое, весь освящайся Им. И се чада говорю вам: если кому спакостит враг любодейством, или кто утопит душу свою в пьянстве, лихоимании, в клятвах, в зависимости, в гневе и в прочем, да не совершает святой службы таковый: ибо недостоинство иерейское сводить на людей гнев Божий. Многие невежды позволяют служить священнику, совершившему блуд от жены, говоря, что он эпитимиею очистится – они готовят сих в муку вечную, посылают во дно адово. Ибо падение бывает различно. Потому о важных вещах надобно извещать епископа, да разсудит по правилам апостольским и отеческим, ибо нельзя разрешать, что они связали и – связывать, чего они не повелели, но должно связывать и разрешать, что заповедали святые соборы. Блюдите и родимых своих детей, да не оскверняется блудом до женитьбы и девицы до замужества. Илий священник был без греха пред Богом, но за сыновние грехи послан был в муку, потому что не учил сынов своих добру и не наказывал их. И слуг своих наставляйте в учении Господнем, и доставляйте им пищу и одежду в довольстве. Сами пребывая Богобоязненными, не обижая, чуждаясь воровства, лжи, пьянства и всякой неправды, учите тому же и свою паству. Все это я написал по любви к вам. Если все это сохраните, то молитва ваша будет услышана от Бога; в земле нашей налоги от поганых уменьшатся, и Господь подаст нам обилие всего, если мы в воле Его будем, соблюдая Его заповеди. Молитесь и за меня грешнаго, да подаст мне Господь крепость для управления паствою и отпущение грехов по молитвам вашим. Я мало сказал вам, но вы сами знаете, что угодно Богу. Не обленитесь же исполнять заповеди Господни, да не погубите пасомых, за что приимете лютое осуждение. Богу же нашему слава»133133.

Как из созвания самого собора, так и из заключительного поучения митрополита к собору иереев ясно открывается, как многопопечителен о душевном спасении своем и всех был святитель Кирилл, осенявший своими молитвами соборный храм Владимирский.

И епископ Серапион, посвященный митрополитом Кириллом во Владимирском соборном храме, был поистине добрый пастырь. Святитель Серапион известен своими проповедническими трудами. Из оставшихся после него слов видно, как он болел о нравственных недугах своей паствы и как сочувствовал Архипастырю Кириллу в его заботах об искоренении этих недугов. Проповеди его дышат искренним одушевлением и любовию, и везде в них является ум просвещенный. Его речь проста, но вместе горяча и сильна. Слова святителя Серапиона представляют собою замечательные образцы древне-русского церковного красноречия и, при тогдашнем скудном образовании пастырей церкви, обращали на себя общее внимание. Летописец замечает, что святитель Серапион «бе зело учителен и силен в Божественном писании»134134.

Епископ Серапион скончался месяца Июня 12 дня 1275 года и погребен в соборном храме, рядом с Владимирским епископом Лукою135135.

После епископа Серапиона ко Владимирской пастве поставлен во епископа Феодор из игуменов Константино-Еленинского монастыря136136. Он рукоположен был во епископа в 1276 году137137, управлял паствою десять лет и скончался в 1287 году. Погребение его совершено во Владимирском соборном храме138138.

После Феодора был епископом во Владимире Иаков, рукоположенный митрополитом Максимом в Киево-Софийском соборе в 1288 году139139. Иаков был на Владимирской кафедре до 1295 года. В сем году, сказано в летописи, митрополит Максим, бывши во Владимире, «сведе Якова Владыку Володимерьскаго с епископьи»140140.

На место Иакова для Владимирской паствы рукоположен был в епископа митрополит Максимов в 1295 году Симеон. Сей архипастырь был во Владимире четыре года. В 1299 году Митрополит Максим оставил навсегда Киев и со всем клиросом переехал во Владимир – сам принял в свое заведывание Владимирскую епархию, а епископа Симеона перевел в Ростов141141.

Митрополит Максим перенес свою кафедру во Владимир при княжении сына Александра Невского – Андрея Ярославича. Имя митрополита Максима достопамятно в истории Российской церкви.

Митрополит Максим, подобно своему предшественнику, приснопамятному Кириллу, немало прилагал стараний о восстановлении церковного благочиния в Русской церкви и об исправлении разных уклонений от древле отеческих и церковно-богослужебных правил. Против этих злоупотреблений святитель Максим издал по всей своей пастве окружное послание, известное в истории Русского Канонического права под именем «правила Максима Митрополита Русскаго». Двадцать два года Митрополит Максим пас церковь Русскую и в конце 1305 года, в 6 день Декабря с миром отошел ко Господу. Погребен он во Владимирском соборном храме142142.

Благочестивое предание свято сохранило память о пастырских заслугах святителя Максима и считает его, по наименованию его в летописях, блаженным Митрополитом, в числе угодников Христовых143143.

Говоря о святителе Максиме, заметим и о том дивном явлении святителю Божией Матери, которое ознаменовано было видимым знаком от Царицы Небесной блаженному Максиму. Это было в самый год пришествия его во Владимир – в 1299 году. О сем событии повествуется в надписи, которая находится над гробом Митрополита Максима под тою иконою Божией Матери, которая написана по видению Митрополита в 1299 году. В сей надписи сказано: «Пришедшу Митрополиту Максиму от Киева во Владимир, егда он от путнаго шествия в келлии своей мало уснув, абие видит, яко на яве, свет велик и не обычен, и в том свете явися ему Пречистая Дева Богородица, держащи на руку Превечнаго младенца, и глагола; рабе мой Максиме! Добре сотвори, яко пришел еси семо посетити град Мой. И подаде ему омофор и рече: приими сей омофор, и паси во граде Моем словесныя овцы. Он же, прием, возбудися от сна и в келлии никого же виде, а омофор обретеся в руце его, и объять бысть страхом намног час, абие поведа о сем Великому Князю Андрею, и построиша ковчег злат, и положиша в него той омофор, и прославися чудо сие по всей Русской зсмле и в Палестине». В надписи год означен 6807.

После Митрополита Максима, украшавшего святительскую кафедру во Владимире своими высокими добродетелями, Кафедральный Владимирский собор сретил у себя достойного преемника святителю Максиму, – мужа дивного в добродетелях – это был святитель Петр, ныне Московский и всея России чудотворец. Какое сокровище был для паствы святитель Петр, для уразумения сего, достаточно вспомнить о дне его рукоположения Константинопольским Патриархом Афанасием в храме св. Софии в Царь-Граде. «Когда Петр взошел в церковь св. Софии, храм наполнился благоуханием, и Патриарх пророчески сказал тогда: повелением Божиим пришел к нам дивный муж, который благодатию Божиею упасет вверенное ему стадо»144144.

Из летописи усматривается, что Митрополит Петр в 1309 году 5 Июня во Владимирском coбopе рукоположил Давида в архиепископа Новгороду145145.

Во время святительского служения во Владимире Митрополита Петра, погребен во Владимирском соборном храме сын святого князя Московского Даниила Александровича и внук Александра Ярославича Невского Борис Даниилович. «Борис Даниилович скончался 1320 года в своем удельном княжении, откуда тело его перевезено во Владимир и положено здесь по его завещанию»146146.

Двадцать лет пребыл святитель Петр на древней кафедре Владимирской – до 1325 года, а в сем году, по убеждению Московского князя Иоанна Данииловича Калиты, он перешел жить в Москву, о будущей славе которой предсказал Иоанну Данииловичу.

Когда скончался митрополит Петр, то на Русскую митрополию пришел из Царя-Града Феогност грек. Он по прибытии своем в Россию, посетив Киев и другие города, прибыл и во Владимир. Сей митрополит, утвердив свое местопребывание в Москве, в 1352 году поставил епископом для Владимирской паствы Алексия, из рода бояр Плещеевых, который был наместником Феогноста во время частых его отлучек.

С возвышением Москвы Владимир постоянно утрачивал свое прежнее значение; с ним вместе постепенно утрачивал свое значение и соборный Владимирский храм. С перенесением митрополии в Москву, митрополит более имел пребывание в Москве, а это для Москвы имело большую важность. При тогдашнем раздробленном состоянии Руси, митрополит был представителем ее единства, и город, в котором он имел свое пребывание, получал как бы вид столицы и становился центром Руси в церковном отношении. Кроме того митрополит, живя в Москве, естественно должен был действовать в пользу ее князей. Следствием сего и было то, что, когда после Феогноста стал митрополитом Алексий, Владимирская епархия была закрыта, и город Владимир приписан был к области Московских митрополитов, а потом находился в ведении Святейшего Синода147147.

Так затенялась слава благознаменитого Владимирского собора. До 1328 года, пока Владимир быль еще столицею, великие князья, имея здесь пребывание, заботились о благолепии славного храма. По перенесении в Москву великокняжения, Владимирский собор был славен кафедрою пребывавших во Владимире, сиявших святостию жизни, Иерархов, но окончательное перемещение кафедры митрополитской в Москву и причисление Владимира к области Московской, лишило соборный храм Владимирский и этой славы.

Впрочем, и при такой перемене своего значения соборный храм Успения долго сохранял свое значение.

Хотя великие князья и митрополиты и имели пребывание свое в граде Москве, но сердца их были обращены к святыне древней. И не могли они иначе относиться к Владимирскому собору. Там был чудотворный образ Пресвятой Богородицы, там были погребены их приснопамятные предки, из которых многие мученически скончали жизнь свою, – самые стены соборного храма, пережившие много тяжких отечественных бед, самый вид храма не могли не привлекать к себе внимание князей и святителей Московских. «Князь Иоанн Даниилович, восходя на великокняжеский престол, не в Москве возведен был в великокняжеское достоинство, но пожелал сию церемонию исполнить, и благоговейно исполнил во Владимире, в знаменитом храме Боголюбского. И преемники его до конца XIV века несомненно здесь же принимали великокняжеское достоинство, с приличными тогдашнему времени обрядами»148148. Так о Василии Димитриевиче сказано, что он «в лето 6897, месяца Августа в 15 день, на Успение Святии Богородици седе на великом княжении в Володимери на столе отца своего и деда и прадеда»149149.

Святители России также долго имели у себя в преимущественном внимании Владимирскую соборную церковь. Из летописи видно, что митрополиты, по утверждении кафедры своей в Москве, не редко имели пребывание во Владимире.

Новгородская летопись передает, что 1334 года, индикта 2 приходил не в Москву, а «в Володимер к Митрополиту Новгородский владыка Василий150150 а в 1360 году в 12 день Июля Митрополит Алексий, в присутствии Великого Князя Димитрия Константиновича, постановил Новгороду Алексия Архиепископа «в преименитей церкви в святей Богородици Володимерской»151151.

Но вот наступил 1395 год. В этом году пришлось Владимирскому Успенскому собору лишиться своего великого сокровища – чудотворного образа Богоматери. С унесением сей святыни начинается уже новая эпоха для Владимирского собора. С этого времени собор постепенно оставлялся как бы в тени и забвении.

1395 год памятен для всей России. В сем году «Тамерлан вступил в пределы России и дошел до реки Дона. Московский князь Василий Димитриевич решился встретить его со своим войском на берегах Оки. Желая одушевить себя и подкрепить свое воинство в битве с многочисленным врагом, он послал отсюда в Москву к митрополиту Киприану, чтобы он распорядился о принесении из Владимира в Москву чудотворной Владимирской иконы Богоматери, для принесения пред нею усерднаго моления о ниспослании ему помощи от Царицы Небесной»152152.

По приказанию князя митрополит Киприан немедленно послал во Владимир духовенство Московского Успенского собора. Духовенство, посланное митрополитом, скоро прибыло во Владимир, взяли Владимирскую икону Богоматери и отправились обратно в Москву. Выносили святую икону из Владимира в самый праздник Успения Богородицы. «Весь народ, повествует летопись, малии и велицыи, юнии и старии, мужи и жены и отроковицы и младенцы, ссущие млеко, на руках матерей своих, со слезами многими, далече шествие творяще, не могуще отлучитися таковаго утешения и заступления и скорыя помощи и надежды» 153153.

С сего времени великая святыня Владимирского Успенского собора, для которой сооружен был и самый собор златоверхий Великим Князем Андреем, более не была уже возвращена во Владимир, и соборный храм навсегда лишился именуемой Владимирской чудотворной иконы Богоматери.

«По перенесении святыя иконы из Владимира великое чудо совершилось в то время, когда семейство великаго князя, бояре и народ, сретив святую икону на Кучковом поле, умоляли Царицу Небесную спасти землю Русскую. Древние летописцы повествуют, что в тот самый день и час, когда Русский народ встретил чудотворную Владимирскую икону и пред нею молился, Тамерлан дремал в своем шатре, и вот, точно наяву, видит, будто бы он находится при подошве высокой горы. С вершины этой горы шло к нему множество мужей в блестящих одеждах, с жезлами в руках, а над ними Дева в лучезарном сиянии, в полном небесном блеске, окруженная несчетными тьмами ангелов с пламенными мечами. Сия Дева, обратив к Тамерлану грозное свое лице, сказала: Тамерлан! оставь землю Русскую, выйди из нея вон, иначе Я накажу тебя, и в это время сделала знак, по которому, окружавшие ее молние-образные воины устремились к Тамерлану, напали на него, и начали поражать его своими пламенными мечами. Не было еще с Тамерланом такого случая, чтобы он перед кем когда-либо трусил, кого боялся, но теперь ужас объял его, когда он проснулся. Сам он не мог объяснить этого ужаснаго явления, и потому созвал старейшин и спросил их: что значит это странное видение? Ему отвечали, что виденная им во сне Дева должна быть Матерь Бога Христианскаго – Заступница Русских. Итак, сказал Тимур, мы не одолеем их, и отступил от пределов Русских. Радостно было русскому народу, когда услышал он о внезапном отступлении врага. В радости все взывали тогда к Богоматери: не наши войска прогнали его, не наши вожди победили его, но сила Твоя, Мати Божия»154154!

Великий Князь Василий Димитриевич, видев великое заступление, явленное Российскому царству за молитвы пред чудотворною Владимирскою иконою, повелел сию икону, как видимое знамение заступления и охраны всего Российского царства, оставить навсегда в Москве, в Успенском соборе, да и в сем престольном храме. приявшем славу свою от престольного Успенского во Владимире собора, приимут себе, пред сим чудотворным образом Богоматери, освящение и благодатное помазание будущие князи, цари и императоры России. С сего времени и святители не иначе уже избирались на Всероссийскую кафедру, как пред сею св. иконою155155.

Велика была скорбь Владимирцев о своем лишении. Чтобы облегчить эту скорбь и утешить сетующих, великий князь повелел Владимирский соборный храм украсить искусною живописью знаменитым тогда художникам Даниилу Иконникову и Андрею Рублеву. Сии художники, по сказанию летописи156156, начали росписывать храм 25 мая 1408 года и по прежним чертам восстановили и обновили стенопись внутри всего собора, как в постройках Андрея Боголюбского, так и в притворах, пристроенных Великим Князем Всеволодом. Утешенные распоряжением великого князя о росписании собора и несколько успокоенные восстановленным внутри его благолепием, жители Владимира еще более успокоились, когда на место унесенного в Москву образа Богоматери поставлен был другой образ, самый точный снимок с чудотворной иконы, писанный рукою Митрополита Петра, когда еще он был игуменом Ратским157157.

После искусного росписания собора Иконниковым и Рублевым и по поставлении в соборе иконы, писанной рукою св. Петра, соборный храм опять привлекал к себе усердие и благоговение. В великолепно украшенный художественным росписанием собор, на другой год, после своего прибытия на Московскую кафедру, прибыл и митрополит всея России Фотий. Когда Фотий прибыл в златоверхий храм, то нашел, что он славен богатством своих сокровищ. К охранению сих сокровищ определил к собору прибывшего с ним священника-грека Патрикия, в звании ключаря, и сам отправился в уединенную Святозерскую пустыню, любимое местопребывание митрополита Киприана, в его Владимирских владениях158158.

Но едва выехал Фотий из Владимира, как до него дошло известие, что на Владимир, по наущению Нижегородского князя Даниила Борисовича, напал ордынский царевич Талыч, с многочисленною ратью, проведенною тайно лесами Нижегородским боярином Симеоном Карамышевым. Это было 3 Июля 1412 года159159. Тогда, по замечанию Степенной книги, не было даже и наместника в городе, а посему неприятели свободно овладели городом, разграбили его посады, опустошили и сожгли его храмы и истребили многих жителей. К счастью собор в это время избавился от огня, но не спасся от разорения. Когда одни из неприятелей жгли и грабили дома граждан, другие устремились на опустошение соборного храма. В это время ключарь Патрикий явил в себе необыкновенную твердость за сохранение вверенных ему сокровищ. Затворившись в соборной церкви, он успел скрыть драгоценные сосуды церковные и всю священную утварь. Когда выломаны были двери, то нечестивые, ограбив святые иконы, устремились на предстоящего пред образом Пресвятой Богородицы хранителя сокровищ, требовали от него священных сосудов и казны церковной, мучили его, палили огнем на разжженной сковороде и забивали за ногти спицы, потом сдирали кожу и, пробив ноги, продели насквозь веревку и так влачили по городу, привязав к конскому хвосту. Все сие с терпением перенес страдалец и не открыл утаенных сокровищ, за что и приял мученический венец от Господа160160.

После разорения Талычем город Владимир совершенно был оставлен преемниками Фотия, а посему и соборный храм Владимирский оставался в забвении. Преемники Фотия хотя и посещали Владимирский Успенский собор, но преимущественное внимание их обращено уже было к Москве – к устроению и украшению в ней храмов. Так о митрополите Филиппе I известно, что он хотя и часто бывал во Владимирском соборе, но заботу имел не о благоукрашении сего древнего святилища, а об устроении и украшении Успенского Московского собора. Из повествований летописца видно, что митрополит Филипп «помногу прежде видел соборный во Владимире храм превелик зело и высок», но не видно, чтобы сей святитель сделал что-либо для разоренного собора; напротив усматривается, что он присылал во Владимир мастеров, каменосечцев осмотреть соборную церковь и снять с нее меру для того, чтобы перестроить построенный Митрополитом Петром Московский Успенский собор по образцу Владимирского собора161161.

Со времени разорения Талычем Владимирский Успенский собор не мог уже возвратить себе прежнего своего благолепия. С этого времени бедность и скудость становились его неразлучными спутницами – год от году умножалось его оскудение, так что в 1518 году Святейший Митрополит Варлаам, по совещанию с Великим Князем Василием IV Иоанновичем, нашел необходимым и иконы из Владимирского собора «многы леты состаревшася и обветшавша принести в славный град Москву построити и поновити»162162. Изветшавшие иконы действительно и унесены были в Москву для поновления. В обновлении икон митрополит Варлаам принимал самое деятельное участие. Он, по сказанию летописи, при исправлении икон много трудился своими руками. Чрез два года, и именно в сентябре 1520 года, обновленные иконы были возвращены во Владимирский собор163163.

После сего в летописных сказаниях долго уже не упоминается о Владимирском соборе. Под 1548 – 1553 годах, говорится только о неоднократном пребывании во Владимире царя Иоанна Васильевича Грозного. Так, в 1548 году царь Иоанн Васильевич, проезжая в Казань, пробыл во Владимире с 20-го Декабря по 8-е Января164164.

В 1550 году, по пути в тот же город имел пребывание во Владимире с 3 Декабря по 7 Января. Во время этого пребывания Государь нарочито посылал из Владимира в Москву окольничего Андрея Александровича Квашнина для призвания к себе Митрополита Макария, который, явившись к Иоанну с Крутицким епископом Саввою и с собором своим, благословлял его во Владимире идти против Казанцев165165.

В 1552 году Иоанн был во Владимире с 8-го Июня несколько дней и этого 8 числа совершал здесь подвиги набожности: «и приходит, по сказанию истории, в Пречистыя церковь Богоматери, и потом приходит в обитель Пречистыя Рождества и к цельбоносному гробу прародителя своего святаго и Великаго Князя Александра и моления прилежная простирает. И по всем святым местом и по монастырем ту бывшим обходит, и молит создателя Бога»166166.

По взятии Казани Иоанн Васильевич опять, на пути чрез Балахну, был во Владимире, где и получил в это время от Царицы, чрез боярина Юрия Васильевича Траханиота, известие о рождении у него сына Димитрия, почему, как сказано у историка, и пролил он радостные слезы167167. Нельзя сомневаться, что царь Иоанн, бывши в это время во Владимире, был и во Владимирском соборе. Молитвенные подвиги по покорении Казани Царь, как видно, совершал не только во Владимире, где покоится целый род его предков, но и в других примечательных святынями местах. Так он из Владимира путешествовал в Суздаль молиться Покрову Богоматери и чрез Юрьев в Троицко-Сергиеву обитель168168.

В каком состоянии находился собор во время царствования Иоанна Васильевича и в последующее время за сим, в летописях нет о сем никаких сказаний, но в начале XVII века, по сказанию соборной летописи, соборный храм был в страшном запустении. Летопись сия передает, что в это время не только все в нем крайне обветшало, но и птицы внутри его во множестве вили свои гнезда169169.

До такого плачевного состояния собор доведен был по действию промысла Божия как бы для того, чтобы очевиднее предстала пред всеми внутренняя – благодатная слава его. О сей сокровенной славе были уже явлены знамения, как выше было сказано, над гробом князя Глеба.

В последующее время Господь еще яснее указывал на угодника своего Глеба. Это было в 1608 году, в царствование Великого Князя Василия Иоанновича Шуйского, когда Литовцы, разорявшие и грабившие разные города России, приступили к бедному и неукрепленному городу Владимиру.

Накануне того дня, когда угрожала опасность от наступающих врагов, в полночь сторожа соборного храма заметили в соборе необыкновенный свет, и тотчас сказали об этом соборному пономарю Герасиму. Немедленно пришедший к соборной церкви пономарь поражен был чрезвычайным светом в храме, тотчас отпер двери и взошел в церковь. Здесь объял его страх и трепет. У гробницы князя Глеба он увидел сидящим юношу в княжеском одеянии. «Не ужасайся человече и не бойся, сказал сидящий княжич, трепещущему от страха, пономарю, Бог не предаст град сей в руки врагов, мы бо его соблюдаем и молим Всемилостиваго Спаса и Матерь Его Пресвятую Деву Марию; иди к протопресвитеру и всему причту и повеждь им вся сия реченная от меня: аз же есмь, лежащий в гробе сем».

Пономарь, опомнившись от страха, доложил протопресвитеру о показанном ему от Господа видении. Протопресвитер немедленно сообщил о сем Рождественского монастыря архимандриту Евфросину, Боголюбовскому, Спасозлатовратскому и Георгиевскому, игуменам Ефрему, Пахомию и Аврамию, и они все с протопресвитером Нестором и с духовенством притекли в соборный храм и совершили молебное пение. Заступление князя Глеба спасло град Владимир. Литовцы, будучи объяты внезапным страхом, отступили от города, и гонимые невидимою силою удалились.170170

Такое чудо явлено было еще от святого князя Глеба. Итак, Божие благопромышление открывало о великой славе, какая имела озарить Владимирский соборный храм в период его крайнего уничижения. Из описанного видения, бывшего у гроба князя Глеба, оказывалось ясно, что собор Владимирский имеет под своею сению не одного, а нескольких святых угодников Божиих. Действительно, прошло еще только 37 лет, и в соборе открыты нетленные чудоточащие святые мощи Великого Князя Георгия. Из надписи на его раке видно, что Патриарх Иосиф обрел святые мощи князя страстотерпца, и положил их открытыми в сребропозлащенной раке, устроенной им на собственный счет. В 1702 году, в царствование Государя Петра первого, обретены нетленные телеса и святых Великих Князей Андрея Георгиевича Боголюбского и сына его Глеба Андреевича и положены на вскрытии – первого 15 Октября, а последнего 30 Ноября171171.

После сего соборный храм опять начал привлекать к себе благоговейное внимание. После сего, то от частных лиц, то от самого правительства были даруемы средства на возобновление обветшавшего храма. Так в 1708 году на собственные средства стольника Григория Андреевича Племянникова возобновлен иконостас и прежние иконы; вместо обветшавшего Благовещенского придела устроен придел в честь Знамения Пресвятой Богородицы, где поставлена была чудотворная икона, писанная по видению, бывшему в 1646 году жителям пригородной слободки Быковки. На средства сего же Племянникова устроены вновь в главном алтаре большие нижние окна, а также расширены некоторые окна в самом храме, и для поддержки стен храма началось по углам строение из белого камня контрфорсов, но за смертию его окончил постройку контрфорсов на свой счет гостинной сотни Владимирский ямщик Павлыгин.172172

Стольник Григорий Андреевич Племянников употреблял свои средства главным образом на поддержание внутреннего благолепия в соборном храме, но по наружности собор в это время требовал многих капитальных исправлений. Из находящегося в архиве Св. Синода 1728 года 11 Мая дела о возобновлении Владимирского Успенского собора видно, что во Владимирском Успенском соборе в 1724 году, чрез 16 лет после обновления его Племянниковым, обнаружились великие повреждения, угрожавшие совершенным разрушением храму. Вследствие гнилости деревянной крыши, от течи воды так повреждены были соборные стены, что расселись в нескольких местах, от чего повредились и св. иконы. «Открылась превеликая течь над самыми святыми мощами святых Андрея Георгиевича и Глеба Андреевича», так что подмазка левкасом, во многих местах, со стене опала, а с нею погибло там и старинное стенное письмо. По сношению о сем Св. Синода с Правительствующим Сенатом определено было 31 Августа 1725 г. произвести обновление Успенского собора на деньги из раскольничьего сбора, имевшиеся в Московской Св. Синода конторе. На все поправки и особенно на устройство железных связей в сводах составлена была смета на сумму в 3151 р. 8 алтын и 2 деньги, которая и отпущена была соборному протопопу Иакову Головашкину. Смету составляли Владимирский воевода Феодор Климентович Чихачев, Камерир капитан князь Григорий Яковлевич Вяземский и рентмейстер капитан Максим Андреянович Извольский. Они производили осмотр собора в присутствии ратманов Владимирского Магистрата и первостатейных посадских городских людей. Для описи и сметы были приглашены каменщик, кирпичник, кузнецы и плотники. Крышу храма сначала предполагали устроить опять деревянную, но потом рассудили, что ассигнованной суммы достаточно будет на устройство и железной крыши. Подряд принял на себя крестьянин Новой Александровой слободы деревни Авксентьевой Яков Буев, с которым и сделано было договорное письмо и порядная запись. По сему обязательству Буев должен был построить над всею церковию крышу из дощатого Сибирского железа в загиб, на железных же стропилах, произвести каменную и кирпичную починку с лица и внутри храма – в алтарях, приделах, в шеях, столпах, перемычках и сводах; внутри обмазать алебастром, штукатурною гладкою мастеровою работою, снаружи вымазать известью щетью, где надлежит, закомары сломать, а где надлежит подвести кирпичом под крышу в равенстве173173. За всею постройкою наблюдал, по выбору Строительной Комиссии, отставной капитан Иван Крупенин по особой инструкции, согласно с которой, он должен был взвесить и освидетельствовать железо и все материалы и смотреть, чтобы вся работа была добрая. Воевода распорядился было, чтобы при Крупенине находилось лицо, доверенное от протопопа, но когда протопоп объявил о сем своим сослуживцам, то попы, не имея на это особого указа из Св. Синода, от участия в сем деле отказались. Из переписки, находящейся в означенном деле, видно, что все исправление собора кончено было до 1734 года.

После этой перестройки собор представлял собою другой уже вид. Находящиеся поверх стен его полукруглые закомары выровнены были, под шатровое покрытие, кирпичом, а поверх кирпича сделан был карниз из белого камня.174174 Вместо прежнего покрытия, бывшего над каждым сводом175175, устроена была крыша над всем собором, на железных стропилах на четыре ската, а так как квадрат соборного верха был весьма обширен, и тяжеловесные железные стропила могли провисать от чрезмерной длины своей, то, для поддержания сих стропил, сложена была на западной стене Андреевского собора целая стена из кирпича, и подставлено было под стропила множество толстых железных подстав, нижние концы которых упирались в самые своды. В алтарных абсидах верхние обветшавшие белокаменные части надложены были под покрытие кирпичом почти на три аршина. При покрытии собора на четыре ската крыша поднята была так высоко, что окна в главном трибуне закрыты были ею почти на три аршина, а в остальных четырех трибунах закрылись по мере наклона крыши. Оказавшиеся под крышею окна все заложены были кирпичом. Не оставлены были и самые трибуны в первоначальном виде. С выровнением под покрытие стен собора оказалась надобность для однообразия привести в такой же вид и верхи трибунов. Все трибуны, как и самый собор, оканчивались арочками с подъемом в верхней части в виде кокошников. Арочки эти во время этой перестройки также все заложены были кирпичом и выше их устроены были еще кирпичные карнизы высотою до полутора аршин, в которых купола трибунов как бы утонули. На среднем трибуне поверх сложенного из кирпича карниза завершено было в два ряда белым обтесанным по шаблону камнем176176. С сокрытием трибунных куполов явилась потребность в новой форме покрытия трибунов, почему над всеми пятью трибунами и устроены были главы в виде луковиц. Под покрытие на среднем трибуне журавцы и решетник устроены были из кованого железа, окружность которых простиралась в 16 сажен, а высота до 5 сажен. На остальных четырех трибунах журавцы и решетник устроены были из тесаного топором, соснового дерева. Четыре меньшие трибуны по дереву покрыты были тонким белым Английским железом, а средний трибун был покрыт прежнею золоченою медью. Так как при новом устройстве главы стали иметь больший объем, то на покрытие средней главы употреблена была в дополнение и та позлащенная медь, которою был обложен самый трибун177177.

После произведенного в 1724–1734 годах исправления и частью переустройства собора обновленный храм, при покрытии его прочным Сибирским железом, предохранен был от дальнейшего и конечного разрушения и, обеленный известью, принял опять, хотя не первоначальный, но грандиозный вид, с пятью огромными главами, и богослужение можно уже было отравлять в нем беспрепятственно. Следы бывшей его, до сего исправления, ветхости оставались только под кровлею. Это были оставленные без исправления полуразрушенные закомары на верху стен построенного Великим Князем Андреем Боголюбским собора.

Чрез десять лет по окончании описанного исправления и переустройства собора, и именно в 1744 г. 16 Июля, по указу Благочестивейшей Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, опять во Владимире открыта была Епископская кафедра, и на оную в 1748 году 20 Марта был хиротонисан Платон, из архимандритов Владимирского Ставропигиального Рождественского монастыря.

Преосвященный Платон был весьма замечателен по своей учености и деятельности. Он обучался в Киевской академии, а родом был из малороссийских дворян с фамилиею Петрункевич. Бывши еще иеромонахом путешествовал со Светлейшим князем Гессен-Гомбургским в иностранные Державы, где хорошо изучил немецкий язык. Он был членом Св. Синода, построил во Владимире при соборе хороший деревянный дом, а в Рождественском монастыре каменные палаты для жительства архиереев и, кроме сего, вблизи Владимира, два загородные дома, а в Москве подворье и также загородный дом; он учредил во Владимире семинарию. Проповеди Платона, говоренные им много раз в присутствии Императрицы, изданы были в свете. Предприимчивость Преосвященного Платона настолько была велика, что он решился на особенно отважное дело. Он испросил Высочайшее Ее Императорского Величества соизволение на переоблачение в новые одежды всех троих, в чудодейственном нетлении почивающих в соборе, Благоверных Великих Князей. В чем состояло это переоблачение, ясно видно из всеподданнейшего подробного донесения его Благочестивейшей Государыне Императрице от 7 Апреля 1753 года. Вот что писал тогда Преосвященный: «По высокомилостивейшему Вашего Императорского Величества мне дозволению отпущен был я во Владимир для переоблачения святых мощей Благоверных Государей Великих Князей, – Георгия Всеволодовича, Андрея Георгиевича Боголюбскаго и сына его Глеба Андреевича, и будучи тамо, чрез две недели, учинил следующее:

1) По снятии мною мер, сшиты три шелковые белые на самыя нетленныя мощи пристойные хитоны.

2) По примеру древних великокняжеских одежд сделаны три полукафтанья и на них три пояса с златосеребреными сеточными приборцами.

3) Тем же тогдашним наровясь обычаям, сшиты три великокняжеския порфиры парчевыя и, вместо горностаев, подобным бархатом, для дольшей крепости, обложены пристойныя места с накладкою повсюду приличнаго позумента.

4) По тем же древним обычаям три великокняжеския шапки сделаны с малиноваго бархата с приложением на нем крестообразно широкаго золотаго позумента, с опушкою подобнаго же горностаям бархата, с положением по краям позументов, с крестами на верху среброкованно-позлащенными.

5) Пол святыя же главы их сделаны три подушки из золотаго глазета, в круг серебренным позументом и серебренными же кистьми обложенныя.

6) Да на главы же и лица их святопочивающия сделаны из белаго шелковаго флиору три капи178178, на колорах выложено около креста Христова имя Его же Спасителево.

7) На нетленныя же руце с такого же флиору також и на нос сделаны пристойныя каптурки.

8) Всем трем новыя гробницы, в больших раках вставляемыя, обложенныя тафтою и золотым широким позументом, в которых на шелковых же мягких тюфяках, по совершенном облачении, мною соборне и переложены, с настоящею церемониальною процессиею и с благодарным молебствием о многолетнем здравии и спасении Вашего Императорского Величества. Больших же рак двух (кроме третьей серебряной позлащенной) подняться мне было переменить невозможно: а по всему ожидают более они святые и благоверные Вашего Императорского Величества присутствия и посещения, о котором и всеподданнейший раб, недостойный богомолец, всенижайше и всеусерднейше просит».

Время служения Епископа Платона продолжалось до 1757 г. В сем году 16 апреля он скончался в Москве от водяной болезни. Тело его, по определению Синодальной конторы, погребено было в Московском Крестовоздвиженском монастыре, но, по указу Святейшего Синода, в Декабре месяце того же года взято было из Москвы и положено во Владимирском Успенском соборе179179.

Преемником Платона был Антоний. Он был природный Грузин, Царевич Карталинский – сын царя Иессея Карталинского и царицы Елены, рожденной царевны Кахетинской; прибыл в Россию в 1757 году в звании Католикоса Грузии со свитою из Грузин, и в сем же году, по Высочайшему повелению, был произведен в Архиепископа Владимирского и Ярополчского. Преосвященный Антоний был мало знаком с Русским языком и с Русскими обычаями, посему при нем Высочайше повелено быть в звании администратора наместником Иеромонаху Александро-Невского монастыря Никону Красовскому, который и возведен был в Архимандрита Царе-Константиновского монастыря с правом первенства пред всеми архимандритами. В 1762 году 16 Декабря Преосвященный Антоний уволен по прошению обратно в Грузию, где в 1790 году и скончался. Сей Преосвященный был муж ученый и по нраву очень кроткий. Он написал исповедание веры, одобренное Св. Синодом, а для Грузии перевел много полезных русских книг180180.

В следующем 1763 году 6 Июля посвящен был во епископа на Владимирскую епархию Павел, обучавшийся в Московской Славяно Греко-Латинской духовной академии Он был в Санкт-Петербургском Петропавловском соборе священником и ключарем, потом протоиереем и духовником Императрицы Екатерины II, а в 1762 году пострижен в монахи и произведен в Тихвин монастырь в Архимандрита. При сем епископе 1767 года 13 Июня Императрица Екатерина II, на пути из Казани, прибыв во Владимир, посетила соборный храм и, заметив в нем ветхость и бедность украшений, по возвращении в Царское Село, повелела Коллегии Экономии отпустить 14000 рублей на возобновление собора, на утварь и облачение священнослужителям, при следующем рескрипте от 2 июня ни 1768 года:

«Преосвященный епископ Павел!

Мы повелели нашей Коллегии Экономии отпустить на возобновление Владимирскаго Успенскаго собора и на утварь, и на облачение священнослужителям того же храма, с излишеством против требуемаго Коллегиею, то есть четырнадцать тысяч рублей в три года, и чрез сие, имея к Вам доверенность, и препоручаем оное строение в особливое Ваше наблюдение, рекомендуя Вам древность сего здания сохранить и поддержать наилучшим образом.»

По получении повеления от Государыни Императрицы епископ Павел ревностно принялся за возобновление Успенского собора, но, не окончив начатого дела, скончался 9 августа 1769 г.181181

Кончить начатое возобновление и украшение соборного храма суждено было епископу Иерониму, преемнику Павла. Епископ Иероним был посвящен на Владимирскую кафедру в Москве, в день Рождества Христова 1770 года. Он был уроженец Симбирского уезда и обучался в Казанской семинарии, где после был наставником, а потом и ректором. В архимандрита произведен был в Спасский Казанский монастырь, откуда переведен в Свияжский Богородицкий монастырь182182. Епископ Иероним привел Успенский собор в тот вид, в каком он находился до нашего времени. Обновленный и украшенный епископом Иеронимом, храм был им же и освящен 25 Мая 1774 года. При освящении южный придел храма, бывший до того времени во имя святого великомученика Георгия переименован в честь святого князя Глеба, мощи которого находились здесь пред самым иконостасом. Северный придел, называвшийся прежде Благовещенским, а потом Знаменским, посвящен имени святого князя Андрея Боголюбского. Третий придел, зимний, святого великомученика Пантелеймона обращен в храм святого князя Георгия, а четвертый – священномученика Антипы, находившийся на хорах, – упразднен.

На отпущенные Благочестивейшею Монархинею деньги Преосвященный Павел и Иероним произвели капитальные благоукрашения внутри собора. Так древний иконостас весь заменен был новым, существующим и по настоящее время. Этот иконостас своею массивностию, архитектурным искусством и поставленными в нем иконами представляет замечательную оригинальность. Устроен он в три высоких яруса, украшен крупною золоченою резьбою и колоннами всех орденов; на карнизах его много резных Ангелов, а на высоте его, восходящей до самого верха главного трибуна, утверждено резное же массивное изображение Господа Саваофа с державою и скипетром в левой руке, окруженное множеством резных Херувимов, с предстоящими двумя Ангелами, держащими в руках пальмовые ветви. Из древних оставлена в иконостасе только одна чудотворная Владимирская икона Божией Матери в благолепно устроенном кивоте, а остальные иконы уставлены вновь написанные. Все новые иконы отличного живописного художества, и написаны они Владимирцем Строкиным, из бывших прежде Архиерейских штатных служителей. Особенно замечательна по художеству, находящаяся в нижнем ярусе иконостаса, икона святой великомученицы Екатерины. Она поставлена против того места, где Императрица Екатерина II предстояла во время совершаемого богослужения.

Одновременно с иконостасом, на месте предстояния Императрицы, устроен великолепный, резной, позлащенный балдахин, поддерживаемый колоннами Дорического ордена. На верху балдахина утвержден двуглавый орел, а по сторонам его укреплены приличествующие царскому достоинству орнаменты. Балдахин поставлен на двух львах и двух китах, внутри же его поставлено резное золоченое кресло, а над ним сделана позлащенными литерами следующая надпись:

«Россиян Мать, Казански страны посещая,

Екатерина имени сего вторая,

Пришла в сей древний град,

К отраде и утехе верных своих чад;

Бе жаром ревности к Царю Царей пылала,

Пришед в Его сей дом на этом месте стала,

Чем веры истинной составила довод,

И как здесь спящих свято предков Ея род,

Она молитвы теплы Богу приносила,

Потом сей храм великолепно украсила;

Затем на месте сем создан сей монумент,

Да ведают о том потомки поздних лет».

В параллель описанному балдахину на противоположной стороне, устроено особое место для предстояния Владыкам, занимающим Владимирскую кафедру. Это место обставлено в одном характере с иконостасом и с таким же великолепием, как и устроенный балдахин на месте предстояния Императрицы. Верх сени над святительским местом венчается Архиерейскою митрою, а вокруг сени утверждены резные знаки, приличествующие Архиерейскому сану.

В это же время устроены еще сени: над главным престолом, над тремя гробницами, в которых открыто почивают нетленные мощи святых Благоверных Великих Князей Георгия, Андрея и Глеба, а также над гробом Всероссийского Митрополита Максима Грека и над плащаницею. Все сии сени с позлащенною резьбою и с приличествующими каждой орнаментами и надписями183183 устроены висящими на железных цепях. Под сенями, устроенными над гробницами святых Благоверных князей Георгия и Андрея, поставлены были по четыре у каждой гробницы, большого размера, резных Ангела, из которых каждый держал в одной руке свечу, которая зажигаема была на время совершаемых Богослужений184184.

Вместе с сим устроена была резная, позлащенная сень и над гробом Митрополита Максима, подобная тем, какие были устроены над гробницами, в которых открыто почивают мощи святых Благоверных Великих Князей Георгия, Андрея и Глеба, с тем только отличием, что над сенями у великокняжеских гробниц были вырезаны атрибуты, принадлежащие княжескому достоинству, а над сению, повешенною над гробом Митрополита Максима, были вырезаны знаки, приличествующие священному сану. По средине сени утверждено было в резной золоченой раме клеймо, на котором по зеленому фону было написано золотыми литерами: «Максим грек священ бе в лето бытия 6791, Рожд. Христ. 1238 в Киев прииде, частаго же ради нахожения татарскаго преселися из Киева в великороссийский стольный град Владимир, пас церковь Христову Максим 23 года, преставися в лето бытия мира 6812». На самом гробе поверх белокаменной плиты возложено было, написанное на доске, окаймленной резною золоченою рамою, изображение святителя Максима, украшенное серебряным венцом, а на стене над гробом поставлена была, украшенная серебряною золоченою ризою, написанная в 1299 году, по видению, бывшему Митрополиту Максиму, икона Божией Матери, надпись же о сем видении укреплена была на лицевой стороне гроба185185.

При устройстве нового грандиозного иконостаса и других описанных благоукрашений обновителями собора обращено было внимание и на самые стены внутри собора. Древнее греческое письмо, каким был благоукрашен собор, и которое по прежним чертам обновлено было в 1408 году знаменитыми художниками Иконниковым и Рублевым, в течение трех с половиною столетий обветшало и притом по своему стилю оказывалось уже не согласующимся со стилем письма, в каком написаны были новые иконы; посему Преосвященным Иеронимом и решено было устранить эту несогласность, и он распорядился древнюю стенопись закрыть новою живописью в одинаковом стиле с иконами иконостаса186186. Написаны были тогда по всему алтарю лицевые изображения из Евангельской истории, а на горнем месте сидящий на троне Спаситель в царской на главе диадеме. В самом храме по древней стенописи записана была только главная средняя под хорами арка. На ее своде изображены были летающие и трубящие Ангелы, а на стенах под этой аркой, на правой стороне, написано было изгнание Спасителем из храма торжников и на левой – Моисей пред горящею купиною. Все прочее древнее стенное письмо забелено было известью. Таким образом, по окончательном исполнении описанного благоукрашения, Владимирский Успенский собор в 1774 году во внутренних своих частях явился с благоукрашениями восемнадцатого своеобразного века и вместе с тем как бы похоронил под новыми благоукрашениями остатки своего древнейшего благоукрашения. После сего очевидно, что обновители собора не исполнили рекомендации мудрой Повелительницы. Преосвященный Иероним для усиления способов к украшению храма распорядился даже оклады и венцы с ветхих образов и с царских дверей с сенью и с двух столбцов употребить в сплав; так же поступлено было и с сохранившимися в ризнице не употребляемыми золотыми и серебряными вещами. С ветхих образов снято тогда серебра 5 пудов 18 фунтов 30 золотников и 12 долей. Из этого серебра сделано восемь больших лампад к местным образам и праздничный потир с прибором, а оставшееся затем серебро и золото обменено на монету и получено за серебро 1508 рублей 78 копеек, а за золото 382 рубля 50 копеек. Так отнеслись тогда к священным предметам древности187187.

Тринадцать лет пребывал епископ Иероним на Владимирской кафедре. При нем учрежден был крестный ход в кафедральный собор из Боголюбова монастыря с чудотворною Боголюбовскою иконою Божией Матери по случаю избавления жителей города Владимира от свирепствовавшей в нем в 1771 году моровой язвы. При нем устроена в 1776 году, и теперь существующая, каменная соборная часовня. Епископ Иероним скончался 8 Августа 1783 года, и погребен во Владимирском Успенском соборе188188.

Преемником епископа Иеронима на Владимирской кафедре был епископ Виктор (Анисимов), родом из Новгорода. По обучении в тамошней Семинарии, он поступил в монашество и был архимандритом в Иверском и Юрьеве монастырях. Затем 8 Июля 1782 года хиротонисан в епископа, викария Новгородского; из Новгорода переведен был в Олонец и оттуда во Владимир. Во Владимир прибыл 22 Сентября 1783 года. В это время учился во Владимирской духовной семинарии и был певчим в Архиерейском хору 11 летний мальчик Михаил Сперанский. Преосвященный Виктор полюбил его, посвятил в стихарь и благословил его носить при служении свой посох. Этот мальчик был потом граф Михаил Михайлович Сперанский, славный в истории нашего законодательства. До 1778 года епископ Виктор имел пребывание во Владимире, а в этом году велено ему было жить в Суздале и именоваться Суздальским и Владимирским. В 1797 году Преосвященный Виктор вызываем был из Суздаля в Москву, для присутствования при коронации Императора Павла I-го189189. В 1798 году 3 Мая. Высочайше повелено Архиерею жить по прежнему во Владимире, куда и переселился из Суздаля епископ Виктор 1 Августа со всем штатом, и вскоре после сего перемещения встречал во Владимирском соборе следовавшего из Казани Императора Павла I-го с Великими Князьями Александром и Константином Павловичами. При настоящем Августейшем посещении собора назидательно было предстояние Государя пред гробницею св. князя Глеба. Свидетель, очевидец, кафедральный протоиерей Певницкий рассказывал, что Император, приложась с сыновьями своими к св. мощам князя Глеба, сказал: «дети! молитесь угоднику Божию, первыя в России вижу я столь нетленныя мощи»190190. В путевых письмах из древней Суздальской области графа М. В. Толстого помещен рассказ, что Император Павел Петрович, при посещении собора, ласково отнесся к епископу Виктору, и сказал ему: здравствуй, Архиепископ! Слова эти значили тогда пожалование в Архиепископское достоинство. Обрадованный царскою милостию престарелый Архиепископ стал просить у Государя позволения опять переселиться назад в свой Суздальский дом, но Государь прогневался и отвечал ему: прощай, епископ!191191 В конце 1799 гола последовал указ Св. Синода на имя епископа Виктора, которым повелено ему именоваться Владимирским и Суздальским. Следующий 1800 год был тяжел для епископа Виктора. Он в 24 день Февраля Высочайшим указом отставлен на смирение и помещен на покой в Новогородский Юрьевский монастырь, где, прежде был Архимандритом. После перемещен был он в Хутынский монастырь, где и скончался 29 Марта 1817 года. В бытность епископа Виктора во Владимире устроен был на главный престол Успенского собора на церковную сумму, драгоценный серебряный и местами золотой, изящной формы, ковчег для хранения Св. Даров192192.

В том же самом 1800 году и в тот же самый день, когда Преосвященный Виктор уволен был на покой; назначен был на Владимирскую кафедру Преосвященный Ксенофонт (Троепольский) из викариев Казанского Архиепископа.

Прибыл Преосвященный Ксенофонт во Владимир 18 Марта того же года. Сей Преосвященный был многосторонне образованный и пользовавшийся особенным уважением и любовию своей паствы, характеристическою чертою его многотрудной деятельности была постоянная, в полном смысле, неусыпная забота о духовном просвещении; предание говорит, что его так и называли многие: «радетель духовного просвещения». Правление Ксенофонта Владимирскою епархиею было началом счастливейшего периода жизни Владимирской Семинарии, где до него в довольно грубой форме поставлено было воспитание юношей, приготовляемых к священнослужительскому званию. Предание передает, что, по приезде епископа Ксенофонта во Владимир, во всех классах Семинарии, по его приказанию, сделана была надпись: «poena corporalis prohibetur» (наказание телесное воспрещается). В основании педагогической деятельности Преосвященного лежало следующее убеждение: «юноша редко может быть настолько поврежден, чтобы не оставалось надежды на его исправление; проступки молодости вовсе не характеризуют будущаго человека. Наука о воспитании должна употребить для исправления падающаго все возможныя не грубыя средства»193193.

Относительно соборного храма деятельность Преосвященного Ксенофонта не была также бесследною. При нем в 1810 году построена новая соборная колокольня, вместо старинной белокаменной, которая в 1806 году была повреждена громовым ударом. Сия белокаменная колокольня была шатровая и, как указывали некоторые старцы-очевидцы ее, находилась на северо-западной стороне от соборного храма на несколько сажен (7) северо-западнее от вновь построенной. «Старинная колокольня была разобрана, и годный материал употреблен весь на вновь построенную колокольню»194194.

При епископе Ксенофонте устроены были еще две, обложенные со всех сторон серебром, гробницы для святых мощей Великого Князя Андрея Боголюбского и сына его Глеба. В сих гробницах и ныне почивают св. мощи сих князей. Гробница для св. мощей Благоверного Князя Глеба устроена в 1818 году, а для св. мощей Благоверного Князя Андрея Боголюбского – в 1820 году. Гробницы сии устроены мастером серебряных дел, Переславским купцом, Василием Понизовкиным, который производил свою работу в Архиерейском доме, под непосредственным наблюдением Преосвященного Ксенофонта. 195195

При Преосвященном Ксенофонте, в годину тяжких бед для России – в 1812 году, в город Владимир приносима была из Москвы чудотворная Владимирская икона Божией Матери вместе с Иверскою св. иконою. Некогда глаголала Богоматерь князю Андрею Боголюбскому: «не хощу, да образ мой несеши в Ростов, но постави его во Владимире» и обещала благоверному князю охранять град и страну Владимирскую и вот, когда близка была грозная опасность для Владимира от врагов, бывших уже в соседней с Владимиром Москве, когда жители града и страны Владимирской, так сказать, истаивали в страхе от угрожающих ужасов кровопролития и разорения, Матерь Божия, как бы исполняя прежнее свое обещание, прибыла в чудном своем образе для охранения, утешения и успокоения града и страны ею возлюбленных. И действительно, достойно удивления возвращение св. иконы Владимирской в город Владимир в дни великой опасности. Все сокровища ризниц патриаршей и соборной из Москвы отправлены были в Вологду, а с чудотворными иконами Богоматери Владимирскою и Иверскою Преосвященный Августин направил шествие свое во Владимир. Замечательно и то, что епископ Августин с великою святынею прибыл во Владимир во время литургии, которую, по случаю Тезоименитства Государыни Императрицы Елизаветы Алексеевны 5 Сентября, совершал сам Преосвященный Ксенофонт в кафедральном соборе. Матерь Божия как бы нарочито устроила пришествие свое, в чудном своем образе, в свой соборный храм, когда Владимирский владыка и народ, в виду явной опасности, умоляли Господа и Пречистую Матерь его избавить Царство Российское, их град и страну от нашествия иноплеменных; Она в сей час явилась, как бы для очевидного удостоверения, что Владимир град приняла Она под защиту и покров свой. Не видны ли во всем этом пути Божественного промышления196196?

Преосвященный Ксенофонт продолжительное время пребывал на Владимирской кафедре. В 1821 году 3 Июля он перемещен в Каменец-Подольск, с возведением в сан Архиепископа. Горестна была разлука Архипастыря со своею, преданною ему, паствою. Наглядно о сей разлуке передается современником этого случая. Когда, при выезде из Владимира, двинулась карета Преосвященного, двинулось за нею множество экипажей всех сортов и названий на протяжении почти версты; народ шел массой по сторонам дороги. Стекла в карете были опущены; карета, затрудняемая народом, подвигалась шагом; Архипастырь на обе стороны обеими руками осенял идущих, сам плакал; плакал и народ. Поравнявшись с соборной часовней, Преосвященный вышел из кареты и, помолившись пред иконою Богоматери, наклонился, взял горсть земли у крыльца часовни и, завязывая в платок, сказал: эту землю попрошу бросить на гроб мой, когда положат меня в могилу, – заплакал, и с трудом подсажен был снова в карету. Шестнадцать верст за город, до деревни Колокши, провожали Владыку197197.

По отбытии Архиепископа Ксенофонта из Владимира кафедра Владимирская не долго оставалась праздною. Чрез месяц, и именно 21 Августа, хиротонисан в епископа Владимирского и Суздальского Парфений. Сей Преосвященный (в мире Павел Васильевич Чертков) был природный Москвич. Он был сын диакона церкви Св. Иоанна Предтечи на Лубянке, и получил образование в Московской Славяно-Греко-Латинской духовной Академии; пострижен был в монашество в 1810 году и после сего был Архимандритом Московского Крестовоздвиженского монастыря, затем ректором Вифанской и потом Московской Семинарии и настоятелем Ставропигиального Московского Донского

На Владимирской кафедре он удостоен был сана Архиепископа, и всемилостивейше сопричислен к ордену св. Благоверного Князя Александра Невского. По описанию современника, Архиепископ Парфений был примерный администратор. О жалобах на его распоряжения в Св. Синод не было и слуха. Богослужение совершал он с особенною торжественностию и неусыпно следил за проповеданием слова Божия в городских и сельских церквах. Для сиротствующих он был в полном смысле любвеобильнейший отец. Каждое осиротелое семейство было ему известно, и в судьбе несчастных принимал он самое деятельное участие. Во время пребывания его на Владимирской кафедре, во Владимирском попечительном комитете о бедных духовного звания, было скоплено им до 300 тысяч рублей, что можно видеть из актов, а при вступлении его на Владимирскую кафедру таких денег не было ни копейки198198.

В бытность Преосвященного Парфения во Владимире в 1834 г. посещал Владимирский Успенский собор Император Николай I-й. Посещение Его Величеством собора замечательно по подробностям, записанным о сем посещении, бывшим тогда ключарем собора, протоиереем Доброхотовым. Запись сия утверждена самим Владыкою, с некоторыми его руки поправками.199199 При Архиепископе Парфении посещали соборный храм в 1837 году Наследник Всероссийского Престола, впоследствии Великий Государь Император Александр Николаевич, а в 1845 году Его Императорское Высочество Герцог Максимилиан Лейхтенбергский.

Благочестивейший Государь Император Николай I-й, после посещения Успенского собора, обозревал и Димитриевский собор. Последствием сего обозрения было Высочайшее повеление Преосвященному Парфению произвести на казенный счет реставрацию Димитриевскому собору по приведению его в первоначальный вид. Преосвященный исполнил это Августейшее повеление, и Димитриевский собор, восстановленный в древнем своем виде, освящен был самим Владыкою 24 Августа 1847 года.

Для кафедрального Успенского собора Преосвященный Парфений по-видимому ничего не сделал, но такое отношение его к собору и составляет важную заслугу в его жизни. Так поступал он по вниманию к его благознаменитой древности. Не имея средств на реставрацию кафедрального собора, он всеми мерами старался сохранить его до более благоприятного времени в существующем виде, и не позволял в нем делать никаких изменений, не смотря на докучливые просьбы о сем бывших тогда соборных старост.

До 1850 года Архиепископ Парфений пребывал на Владимирской кафедре, а в сем году перемещен на Воронежскую кафедру, куда и отправился 9 Мая, в 9 часов утра, после молебствия в кафедральном соборе. Трогательно было прощание Архипастыря со своей паствой. Во все время совершения напутственного молебствия в кафедральном соборе, без преувеличения можно выразиться, как очевидцу, все рыдали, взирая в последний раз на маститого Владыку. При виде тронутых последним свиданием граждан и сам Преосвященный, с трудом, задушаемый слезами, едва мог произнести прощальное слово свое, призывая на оставляемую паству свою мир и благословение. Граждане, прикладываясь ко кресту и целуя руку святителя, буквально обливали ее слезами, и сам Архипастырь не мог удержаться от слез ни на одну минуту, стесненный чувством, что он в последний раз видит любимых им граждан и кафедру, которую занимал 28 лет200200.

После Архиепископа Парфения управлял Владимирскою епархиею епископ Иустин. В мире название его было Яков Евдокимович Михайлов. Он был сын дьячка села Алыман, Орловской губернии; обучался в Киевской академии, был в ней бакалавром и инспектором. Хиротонисан в епископа Винницкого, викария Подольского 20 Июля 1841 года, был викарием Старорусским, потом Ревельским и 11-го Августа 1845 года назначен епископом Костромским, а из Костромы 25 Февраля 1850 года перемещен на Владимирскую кафедру. Во Владимир новый Архипастырь прибыл 30 Марта, в бытность еще во Владимире Преосвященного Парфения, который, по нездоровью, пребывал во Владимире до теплого весеннего времени.

Преосвященный Иустин, по прибытии своем на Владимирскую кафедру, обратил заботу свою на устроение новой гробницы для св. мощей Великого Князя Георгия. Гробница сия и сооружена была из чистого серебра в 1852 году, на жертвованную от всех сословий сумму. Серебра для украшения гробницы употреблено 2 пуда 20 золотников, а всех материалов, со включением суммы, уплаченной мастеру серебряных дел Секерину, употреблено на сумму 2363 рубля 74 копейки.

Пред новоустроенною ракою в 1855 году Преосвященным повешена золотая лампада, пожалованная Великим Князем Константином Николаевичем и супругою Его Великою Княгинею Александрою Иосифовною, по случаю рождения у Их Императорских Высочеств дочери Великой Княгини Веры Константиновны.201201

Преосвященный Иустин не мало имел заботы и вообще о благоустроении и благоукрашении кафедрального собора. Так, по его распоряжению, устроена пред иконостасом чугунная балюстрада и такая же винтовая лестница на хоры взамен бывших деревянных. Сознав неудобство для совершения Богослужения в зимнее время в малой теплой, внутри собора, церкви, он устроил между колокольнею собора и самым соборным храмом на протяжении 13 сажен, теплую галерею и, приложив, к ней с восточной стороны алтарь, предназначил здесь совершать в зимнее время Богослужение. Этот новоустроенный храм и освящен был Владыкою в 1860 году 15 Октября, в честь св. Благоверного Великого Князя Георгия. В 1862 году, в этой же галерее, с прикладкой еще особого алтаря, устроен под самою колокольнею, и освящен, еще малый придел в честь св. Архистратига Михаила.

Время пребывания епископа Иустина на Владимирской кафедре, по истине, может быть почтено замечательным временем по важным случавшимся событиям.

При нем в 1850 году посещали соборный храм Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи; в 1856 году были Николай и Евгений Максимилиановичи, князья Романовские, Герцоги Лейхтенбергские; в 1858 году Преосвященный встречал в соборном храме самого Благочестивейшего Самодержца Всероссийского Императора Александра Николаевича. Благочестивейший Государь в сем году 24 Августа посещал древний семивековый собор Владимирский вместе с Благочестивейшею супругою своею Мариею Александровною, дочерию Великою Княжною Мариею Александровною и с наследным принцем Виртембергским. В 1861 году Владыка встречал у своей кафедры 8 Августа, блаженной памяти, Цесаревича Николая Александровича.

В 1852 году открыта была в городе Суздале гробница, в которой покоится прах князя Димитрия Михайловича Пожарского, и в сем же году в городе Переславле, на берегу озера Плещеева, где сохраняется ботик Петра Великого, открыт и освящен памятник Императору Петру Первому.

В 1857 году суждено было св. провидением епископу Иустину исполнить в славном соборе Владимирском торжество семисотлетия с начала Владимирского великокняжества и исполнения семивекового существования соборного храма. Это торжество было совершено 4 Июля, в день памяти св. Великого Князя Андрея Боголюбского – первого самодержца Всероссийского.

В 1859 году, в Ноябре месяце, с Высочайшего соизволения, епископом Иустином заложен был новый храм в Архиерейском доме, на месте разобранного древнего храма, в котором до 1723 года находились мощи св. Великого Князя Александра Невского202202, а в 1863 году храм этот был уже сооружен и обозрен самим Благочестивейшим Государем Императором Александром Николаевичем, посетившим город Владимир в этом году.

В 1861 голу объявлена была в соборе свобода крестьян от крепостной зависимости.

Епископ Иустин пребывал во Владимире в то время, когда Россия вела войну с тремя великими державами в 1853–1856 годах. В это время Преосвященному часто приходилось напутствовать своими молитвами и благословением в соборном храме воинства, ополчавшиеся на брань за веру, Царя и отечество. Владимирское ополчение от рук Владимирского Архипастыря принимало и освященное знамя свое; от него же принимало оно в благословение и благодатное сопутствие и Владимирскую икону Богоматери, которая в рядах ополчения была путеводительницею Владимирским ратникам до конца войны. По окончании брани, когда ополчение возвратилось в город Владимир, принесло оно обратно в собор и сопровождавшую его св. икону Богоматери, где и ныне пребывает она, под осенением воинских хоругвей203203 храня на себе на память в роды родов надпись следующего содержания: «Всемилостивая Владычица, Пресвятая Богородица! приими под державный покров твой православную рать, вооружившуюся крестом Сына и Бога твоего, для зашиты веры, Царя и отечества от нападения гордых и несправедливых врагов их. Сею святою иконою благословил Владимирскую дружину Государственного ополчения Иустин, Божиею милостию, епископ Владимирский и Суздальский во Владимире в лето от P. X. 1855 в 22 день месяца Маия».

До 1863 года пребывал епископ Иустин на Владимирской кафедре, а в сем году 22 Июля уволен был на покой. Скончался он во Владимире 16 Марта 1879 года на 81 году жизни и погребен в новосозданной им Рождество-Богородицкой церкви, в которой находились мощи св. Александра Невского до перенесения их в С.-Петербург.

Уволившегося на покой епископа Иустина заместил епископ Феофан (в мире Георгий Васильевич Говоров), уроженец Орловской губернии. Менее трех лет пребывал он на Владимирской кафедре, но и за это время он заставил навсегда помнить о себе паству Владимирскую. Замечательна была и предшествующая служба Преосвященного Феофана. Он, кроме прохождения им высоких должностей по духовно-учебному ведомству, был в 1847 г. членом миссии в Иерусалиме, в 1856 г. – настоятелем посольской церкви в Константинополе, в 1859 г. хиротонисан в епископа Тамбовского и оттуда в 1863 году 22 Июля переведен на древнюю Владимирскую кафедру. Во время пребывания своего во Владимире он показал в лице своем своей пастве строгого подвижника благочестия. По дару проповедания это был особый Божий светильник, возженный десницею самого Благопромыслителя Отца Небесного. Сам подавая собою пример к неустанному проповеданию слова Божия, он возвысил сие святое и великое дело пастырского служения не только в городах, но и во всех, даже отдаленных от центра епархиального города, селениях.

Весьма любил Преосвященный Феофан соборный храм древней святительской кафедры, и весьма часто совершал в нем священнослужение, где всегда великое множество богомольцев собиралось слушать Архипастырское слово его. К сохранению древности собора он относился строго, но усмотрев, что внутри соборного храма, на правой стороне во Всеволодовской пристройке, малый теплый Георгиевский храм, как устроенный из кирпича в белокаменном здании, не составляет первоначального построения, распорядился уничтожить этот стеснявший собор, храм. При устройстве же предшественником его Преосвященным Иустином более обширного теплого храма во вновь устроенной между колокольнею и собором галерее, в теплом приделе, находящемся внутри самого собора, не оказывалось и нужды. Таким образом, в 1804 году и уничтожен был малый, теплый Георгиевский храм. Все кирпичи, из которых он был построен, были выбраны, после чего вся пристройка Всеволодова опять явилась в своей первоначальной, прекрасной, архитектурной параллели.

1866 год был годом разлуки паствы Владимирской с епископом Феофаном. Склонный к строгой аскетической уединенной жизни, Преосвященный Феофан в сем году просил об увольнении его от управления епархией. Увольнение это последовало 17 Июня, и дозволено было Владимирскому Архипастырю жить в Вышенской пустыни Шацкого уезда204204.

Быв уволен от управления Владимирскою епархиею, святитель Феофан назначен был управляющим Вышенскою пустынею в качестве настоятеля ее, но его душа жаждала возможно полного уединения. По прошению в том же 1866 году Святейшим Синодом 19 Сентября Преосвященнейший Феофан и уволен был от управления пустынею, с предоставлением ему права служения, когда пожелает и с отдачею в его распоряжение занимаемого им флигеля. В этом флигеле обстановка была самая простая – стены деревянные, без обоев, несколько потемневшие от времени. Мебель и прочее все простое: шкаф с угольником из простого дерева, комод, стол простой, складной аналой, железная кровать складная, диван из березового дерева с жестяными сиденьями. Проживая в этом помещении, Преосвященный некоторое время с любовию принимал сродников своих и других, приходивших к нему, беседовал с приходившими и выходил из келии на прогулку. Так продолжалось до 1871 года. В этом году святитель Феофан задумал предаться полному затвору и даже ближайшему своему родственнику не велел более приезжать к нему. Для совершения Богослужения он устроил себе малую в своем помещении церквицу, и там совершал все службы церковные один, без сослужащих, при чем, самый алтарь, вместо иконостаса, отделен был простою занавескою из дешевой материи. По устройстве сего с после к пасхальных дней 1872 года и до последних дней жизни своей, то есть, целых 22 года преосвященный Феофан провел в полном затворе. Божественную Литургию в своей церквице он совершал обыкновенно порану, для чего келейник его Евлампий с вечера, накануне заготовлял все нужное для совершения ее. Облачался святитель в самое простое и легкое архиерейское облачение, митру употреблял вышитую, мягкую складную. На вопрос одного, как он служит Литургию? Святитель отвечал: «служу по служебнику молча, а иногда и запою». В церквице, близ жертвенника на стене, найден был по кончине святителя, привешенным мешочек, весь наполненный записочками разных лиц к преосвященному с просьбами помянуть в своих молитвах у престола Божия имена их и сродников их. Во все время затворничества святителя сношения его с людьми были только письменные. Если бы собрать все, часто очень пространные, письма его к разным лицам писанные только за время пребывания его в Вышенской пустыни, из них составилось бы несколько томов большого объема. Пред праздниками Рождества Христова и Пасхи, святитель-затворник посылал много и денежных писем. Получив пенсию, он почти всю рассылал ее разным бедным. Конвертов по 10 и более зараз денежных сдаваемо было от его имени на почту. А какой великий подвиг нес преосвященный затворник, трудясь в своих литературных произведениях. До 60 наименований перечислено его творений в биографическом очерке, составленном профессором Иваном Корсунским. И денно и нощно подвизался Вышенский святитель-затворник за своими душеспасительными творениями. Иноки Афонского Пантелеимоновского монастыря издавали и несколько раз переиздавали его творения. Реки премудрости и разнообразного ведения истекали от богопросвещенного разума святителя Феофана – и все на духовную пользу церкви и общества. «Во дни наши, говорит святитель, Россияне начинают уклоняться от веры: одна часть совсем и всесторонне падает в неверие, другая отпадает в протестантство, третья только сплетает свои верования, в которых думает совместить и спиритизм и геологические бредни с Божественным откровением. Зло растет; зловерие и неверие поднимает голову; вера и православие слабеют». (Корсунск. стр. 249). Вот для утверждения веры и благочестия и трудился и день, и ночь святитель. Кроме писания преосвященный Феофан в своем затворе занимался еще разного рода рукоделиями. «Нельзя все духовным заниматься, писал он, надо какое-либо не хлопотливое рукоделие иметь. Только браться за него надо, когда дума утомлена, и ни читать, ни думать, ни Богу молиться неспособна». В виду этого он занимался живописью, резьбою, токарным, столярным, переплетным и другими мастерствами. О Господе почил великий подвижник святитель 6-го Января 1894 г., достигнув глубокой старости – не дожив, несколько дней до 79 лет. До самого последнего времени не изменял святитель ежедневного порядка своей богоугодной жизни. В самый день кончины он совершил по обычаю Божественную Литургию порану. За обедом в этот день скушал, вместо целого, лишь половину яйца и, вместо целого стакана молока, только пол-стакана. В половине пятого часа келейник, заглянув в комнату владыки, увидел его лежащим на кровати. Подойдя к святителю, он увидал, что он уже почил на веки. Глаза его были закрыты, левая рука лежала на груди, а правая сложена была, как бы для благословения, на лице его просияла блаженная улыбка. Погребение его совершено 12-го Января Преосвященнейшим Иеронимом, епископом Тамбовским в сослужении 50 священнослужителей, количество же прибывшего на отпевание народа достигало до нескольких десятков тысяч. После отпевания гроб с останками святителя перенесен был в холодный Казанский собор и опущен в склеп в правом Владимирском приделе этого собора. (Преосв. Еп. Феоф. профессора Ив. Корсунского. Москва, 1895 г.)

Не долго, по отбытии епископа Феофана из города Владимира, Владимирская паства ожидала прибытия нового архипастыря. Шестого Сентября прибыл на Владимирскую кафедру Архиепископ Антоний. Он был сын священника Костромской губернии Варнавинского уезда. Название его было, до пострижения в монашество, Александр Иванович Павлинский. По степени образования он был магистр Санктпетербургской Академии. Начав епископское служение викарием в епархиях Воронежской и Новогородской, продолжал оное на кафедрах Архангельской, Нижегородской и Волынской.

Архиепископ Антоний, с первых лет своего здесь пребывания, озабочен был обновлением соборного храма. Весьма беспокоила его ветхость древнего Успенского собора. Видел он во дворе своего Архиерейского дома вновь перестроенный при епископе Иустине древний Богородице-рождественский храм, посему овладела им мысль перестроить заново и кафедральный Успенский собор, о чем и ходатайствовал Владыка в Декабре 1871 года, но ходатайство его о перестройке древнего семивекого собора оставлено было без удовлетворения. На представление Преосвященного в том же месяце уведомил его председатель Императорской Археологической комиссии Граф Строганов, что, по всеподданнейшему докладу его, Государь Император повелеть соизволил: отменить предположение о возобновлении и перестройке собора.

По получении такого сообщения от Графа Строганова о Высочайшей воле, Преосвященный имел намерение, по крайней мере, произвести росписание внутри собора, на что пожертвовал от себя более 2000 рублей, позлатить на нем главу и исправить полуразрушенные наружные полуколонны, но и это намерение его, за не изысканием других средств, не могло осуществиться. Таким образом, оставив древний собор в существующем виде, Преосвященный обратил свое попечение на благоустройство собора в других отношениях. Так при нем, пристроенный при Преосвященном Иустине к древнему собору, новый храм значительно расширен с восточной и западной сторон; вокруг собора устроена ограда с железными решетками, и вне ее построен достопримечательный соборный странноприимный дом. Странноприимный дом устроен в 1871 году и 23 Октября этого года было торжественное открытие и освящение его. Оба Владыки – и Высокопреосвященный Антоний и Преосвященный Иаков совершали освящение его, в присутствии Начальника губернии и других высоких особ. Построен этот дом на средства матери, бывшего тогда соборного старосты, Евдокии Мироновны Платоновой и, главным образом, на средства другой благотворительницы Феодосии Яковлевны Беляевой, обеспечившей и дальнейшее существование сего учреждения довольно значительным капиталом. Соборный странноприимный дом имеет свою особую характерность: учрежден он не только для принятия и успокоения странников богомольцев, но и под условием исполнения в молитвенном отделении его неусыпаемого-непрерываемого моления при чтении псалтири об упокоении блаженне почивающих во Владимирском Успенском соборе Великих Князей, Княгинь и Святителей и всех Державных нашей земли и православных христиан. Вышеозначенного 23 Октября и начато было это моление, никогда непрекращающееся. Особое благодатное веяние ощущается в молитвенном отделении странноприимного дома производящими неумолкаемое, ни днем, ни ночью чтение и присутствующими при сем богомольцами. Самый огнь, горящий в лампадах пред святыми иконами в сей молитвенной храмине разливает ощутительную животворную благодать. Огнь этот, приятый в страстную субботу с Господня Гроба в св. граде Иерусалиме, привезен был во Владимирский странноприимный дом благочестивою паломницею благородною боярынею Любовию Михайловною Соболевою, пожертвовавшею много и других священных предметов из Палестины, Египта, Рима, Барграда и других священных мест. Все эти предметы сохраняются в молитвенной храмине странноприимного дома в благоустроенных кивориях. Сохраняется здесь и самый фонарь, в котором привезен был святой огнь с Гроба Господня205205.

При Высокопреосвященнейшем Архиепископе Антонии в алтаре главного Успенского храма в абсиде, находящейся на правой стороне, для большего простора в сем отделении алтаря, уничтожена находившаяся здесь, устроенная под особым сводом, при Великом Князе Всеволоде Георгиевиче, белокаменная сокровище-хранительница. Вкладом в собор от сего архипастыря приложена, устроенная на его средства изящная по рисунку и по отделке сребропозлащенная дарохранительница со следующей на оной надписью: «Твое Тебе Господи и приношу раб Твой Архиепископ Антоний». Говоря об Архиепископе Антонии, сообщим о следующем весьма интересном обстоятельстве. Весьма тронут был Преосвященный соболезнованием одной Владимирской гражданки Прасковьи Онисимовны Муравкиной о гробнице, в которой погребена мученически скончавшаяся Великая княгиня Агафья Всеволодовна – супруга Великого Князя Георгия, сестра мученика князя Михаила Черниговского – с дочерью своею, снохами и внучатами. Эта достопамятная гробница находится на северной стороне собора в первой комаре, по левую сторону от выходных дверей. Комара эта, вместе с находящеюся в ней гробницею, была заложена в 1869 году, как и прочие в соборе комары, кирпичом и вместе с гробницею заштукатурена. Муравкиной желательно было восстановить и благоукрасить гробницу Державных мучениц, и она в 1874 году обратилась к Преосвященному Антонию с просьбою о разрешении очистить комару от кирпичей и привести в надлежащий вид гробницу, по представленному ею архитектурному чертежу. Владыка не только беспрекословно разрешил просительнице исполнить благое ее намерение, но и сам лично посещал собор для осмотра производившегося восстановления комары и благоукрашения гробницы, а для неотступного наблюдения за производством дела приставил младшего из соборных священников. Весьма памятно наблюдавшему, что, когда выбран был кирпич из комары, то белокаменная плита на гробе была разбита на две части, и по средние ее было довольно значительное отверстие, прикрытое осколком белого камня. Чрез это отверстие видно было в гробнице весьма много человеческих останков206206. В том виде, в каком оказалась гробница, и оставлена она на своем месте, но обложена двумя цельными плитами из белого итальянского мрамора с украшениями, подобными имеющимся на Ярославовой гробнице в Киеве. На боковой плите по средине между украшениями написано летописное сказание: «лета 6745 месяца Февраля в 7 лень татарове приступиша к Володимиру и взяша град. Епископ Митрофан и княгиня Юрьева Агафия с дщерью Феодорою, с снохами и со внучата затворишася в церкви святыя Богородицы в палатех и тако огнем без милости запалени быша, и тако скончашася. Господи, приими в мире души раб своих». В глубине комары, над самою гробницей установлена икона св. Парфения Лампсакийского, память которого празднуется 7 февраля, в день мученической кончины Великой княгини Агафии и ее семейства, а пред иконою повешена лампада с горящим в ней елеем. Все это благочестивая и патриотическая гражданка соорудила на свое иждивение.

При Архиепископе Антонии открыто в 1868 году викариатство при Владимирской кафедре. Скончался Архиепископ Антоний 29 Апреля 1878 года на 74 году жизни и на 47 году службы и, по желанию его, погребен в Рождество-Богородицкой церкви Архиерейского дома, близ могилы св. Александра Невского, его Ангела по мирскому имени.

Первым викарием Владимирским, епископом Муромским, был Андрей (Михаил Поспелов). Он был сын священника Тульской губернии Ефремовского уезда – магистр Московской Академии. Служение сего Преосвященного во Владимире было самое кратковременное. Прибыв во Владимир 3 Мая 1868 года, они только два раза, 8 и 9 числа, совершил Богослужение в кафедральном соборе, а 30 Мая скончался. Тело почившего пастыря погребено было 3 Июня в теплом Георгиевском соборе, в северо-западном углу, у самой стены большого Успенского собора.

На место епископа Андрея назначен был викарием Владимирским Иаков из настоятелей Московского Данилова монастыря. Епископ Иаков (Алексей Иванович Кротков) был сын Волоколамского соборного причетника, впоследствии диакона в селе Цареве. По окончании курса студентом в Московской духовной семинарии, в 1836 году был диаконом Пятницкой, что в Охотном ряду, церкви, но чрез 11 месяцев после брака, овдовев, постригся в 1838 году в монашество. 18 Января 1870 года хиротонисан был он в епископа Муромского, викария Владимирской Епархии. Тринадцать лет Преосвященный Иаков был викарием Владимирским, а по кончине Архиепископа Антония в течение 8 месяцев самостоятельно управлял Владимирской епархиею. В Январе 1884 гола, по преклонности лет и по слабости здоровья, уволен был на покой, с назначением управляющим Ставропигиальным Донским монастырем, где и скончался 1 Декабря 1885 года. Сей пастырь замечателен особенно тем, что, будучи еще архимандритом Данилова монастыря, был учредителем Общества любителей духовного просвещения и был первым его председателем, а, будучи викарием Владимирским, положил основание Владимирской Епархиальной библиотеке. Епископу Иакову суждено было сретить во Владимире 23 Декабря 1878 года прибывшего на Владимирскую кафедру епископа Феогноста. Преосвященный Феогност (Георгий Лебедев207207) по происхождению своему сын священника Тверской губернии, Бежецкого уезда, а по образованию магистр Санктпетербургской Академии. Хиротонисан он во епископа в великой церкви Киевопечерской лавры 22 Января 1867 года, и был первоначально викарием Подольской епархии, а потом епископом Астраханским и Каменец-Подольским, откуда в 1878 году 9 Декабря и перемещен на Владимирскую и Суздальскую кафедру. Здесь в 1883 году 15 Мая возведен в сан Архиепископа. После Преосвященного Иакова викарием Преосвященного Феогноста был епископ Аркадий (Филонов). Определен был он на Владимирское викариатство 16 Ноября 1885 года, а 7 Октября 1887 года назначен епископом Аккерманским, викарием Кишиневской Епархии. 12 Февраля 1889 года хиротонисан в епископа Муромского, викария Владимирского, Александр (Богданов) из ректоров Орловской семинарии, с предоставлением ему в управление древнего Боголюбова монастыря. В сей обители Преосвященный Александр, с разрешения Св. Синода, привел в благолепный вид построенную св. князем Андреем Боголюбским Богородице-Рождественскую церковь, украсив внутренность ее стенописью в стиле открытых во Владимирском Успенском соборе древних фресок, а также и сохранившуюся при сей церкви ложницу, в которой yбиен был Боголюбивый князь в 1175 году. Преосвященный Александр пребывал при Владимирском Архиепископе до 1892 года. В сем году 28 Марта назначен Епископом Енисейским и Красноярским, куда и отбыл из Владимира 28 Апреля.

Заслуги Архиепископа Феогноста, за время управления им Владимирскою епархиею, составят особую, обширную историю; пределы же нашей книги могут вместить в себя только заботы и попечения его о кафедральном Успенском соборе.

Когда Преосвященный Феогност прибыл в город Владимир, внутренность Владимирского Успенского собора представляла собою самый печальный вид: живопись, которою был украшен главный алтарь, во всех трех отделениях вся пришла в совершенную ветхость; в самом храме, под хорами, покрыто было масляною краскою, с изображением на своде нескольких трубящих ангелов; на своде, в юго-западной части храма, имелись открытые в 1859 году академиком Солнцевым лицевые изображения Авраама, Исаака и Иакова в райском саду и на своде – на северной стороне – открытые тем же академиком орнаменты, в виде крупных Византийских ластовиц; затем, во всех остальных своих частях, храм внутри везде покрыт был известью, которая от сырости, особенно в придельных алтарях, непрочно держалась и осыпалась.

Комары, находящиеся в стенах храма, в которых положены в каменных гробницах телеса великих князей, княгинь и святителей, кроме восстановленной и благоукрашенной комары, в которой блаженне покоится великая княгиня Агафия с ее семейством, заложены были кирпичом и заштукатурены. Наружный вид собора был тогда также в не лучшем состоянии. Колонны его и полуколонки были полуразрушены, и рельефные на стенах собора изображения – некоторые сбиты, а иные замазаны несколькими слоями извести. На место узких продольных окон во многих местах, как и прежде было сказано, устроены большие широкие окна, исказившие его Византийскую архитектурную красоту, а на белокаменных его стенах и даже на сводах его сделаны массивные кирпичные надкладки, гнетущие своею тяжестию семивековое здание; верхние арки собора, построенного Великим Князем Андреем, полуразрушены; пять соборных трибунов закрыты на целую половину кровлею собора, и окна в них под крышею заложены кирпичом; все украшения трибунов, высеченные из камня, частию сбиты и повсеместно повреждены; над средним главным трибуном массивная глава, имевшая в окружности 16 сажен и в высоту пять сажен, покрытая по железному решетнику красной, позлащенной медью, от семивекового времени в верхних своих частях проржавела и сделалась худою, и позолота на ней уцелела только в нижних частях. На остальных четырех трибунах главы покрыты были железом, выкрашенным зеленою краскою, а кресты, на всех пяти главах, едва держались от ветхости208208. Четыре огромные контрфорса, приложенные к углам соборного здания, были также изветшавшими и представляли самый неприглядный вид.

Необыкновенное величие храма, сохраненного Богом в течение семи столетий, поразило просвещеннейшего Архипастыря. С особенным вниманием отнесся он к своему кафедральному собору. Высоко оценив историческую его важность, а с другой стороны увидев бедное его благоукрашение, не соответствующее ни его глубокой древности, ни благознаменитости его, тотчас же решил в своем намерении привести Владимирский Успенский собор в подобающее ему благолепие, и не замедлил, решительный и твердо уповающий на Божию помощь, Владыка осуществить свое намерение. Снесясь с Московским Археологическим Обществом и с разрешения Св. Синода, он в 1880 году приступил к благоукрашению главного алтаря, который и окончен был росписанием в 1881 году. По благоуспешном исполнении украшения в алтаре, Владыка решился, на счет текущих соборных доходов и при помощи частных пожертвований, украсить письмом древнего характера внутри и весь соборный храм, какое было в нем в давно минувшие времена. По получении надлежащего разрешения, весною 1882 года приступлено было к подготовительным работам. Когда уставлены были леса внутри всего собора, предусмотрительным Архипастырем предписано было соборному духовенству со старостою, с особенною тщательностью, произвести испытание во всех частях храма, не окажется ли где еще древних фресок, кроме открытых академиком Солнцевым. Испытания, произведенные повсеместно внутри всего собора, оказались успешными. Во многих местах храма, частию под известью, частию под масляной краской, частию же за киотами и иконостасом открыто несколько лицевых изображений и орнаментов, по характеру своему восходящих к XII веку. О сем открытии немедленно сообщено было Московскому Археологическому Обществу. Общество, в виду важности открытия, командировало от себя двоих депутатов, для рассмотрения на месте открытых фресок. Ко времени прибытия депутатов открыты были изображения: Сошествия Св. Духа на Апостолов – большого размера, Богоявления Господня, Преображения, жертвоприношения Иоакима и Анны, Введения во храм Пресвятой Богородицы и, на двух сводах, арках и стенах в западной части Андреевского собора, почти полное изображение страшного второго Христова пришествия. Затем после еще открываемы были лицевые изображения святых и множество орнаментов. По мере открытия фресок, члены Московского Археологического Общества приезжали в собор для обозрения их, и наконец, все открытые лицевые изображения и орнаменты признали заслуживающими всевозможного охранения, а для руководства, при восстановлении их, Археологическое Общество избрало из среды себя комиссию под председательством Ивана Егоровича Забелина. В виду таких важных открытий, старейшее духовенство собора с соборным старостою, при непосредственных указаниях своего Высокопреосвященнейшего Владыки Феогноста, с большою осмотрительностию приступили к делу соборного благоукрашения. Со всего открытого в соборе сделаны были на прозрачное полотно точные снимки лицевых изображений и орнаментов, в натуральную их величину и, кроме сего, в уменьшенном размере, на брестольские картоны в том самом виде, в каком открыты фрески, с имеющимися на них повреждениями и в тех колерах, какие имели фрески. Так как с открытием фресок характер стенописи, которою в глубокой древности был украшен Владимирский Успенский собор, ясно обозначился, то и решено было внутри! всего собора восстановить древнюю стенопись и к поврежденным лицевым изображениям сделать дополнения. Более соответствующими открытым во Владимирском соборе фрескам признаны были Археологическою комиссиею сохранившиеся изображения XII века в церквах Староладожской, Георгиевской и Спасонередицкой. Большое затруднение было в приискании дополнений к изображениям: Сошествия Св. Духа на апостолов, Богоявления Господня, Преображения и Введения во храм Пресвятой Богородицы, так как в упомянутых церквах не было таких изображений, а открытые во Владимирском соборе эти изображения требовали значительных дополнений в нижних своих частях, особенно же изображения Богоявления Господня, Преображения и Введения во храм Пресвятой Богородицы. Так, например, на изображении Преображения Господня только положения Спасителя и предстоящих пред ним Св. Пророков Моисея и Илии сохранились в целости, а от изображения Святых Апостолов Петра, Иакова и Иоанна уцелели только одна глава, к верху поднятая одна стопа и часть одежды, остальное же внизу все было отпавшим и перештукатуренным. Много предпринято было исканий подобных открытым изображений на древних иконах и в разных Археологических изданиях, и нигде сии изображения не оказывались соответствующими открытым фрескам. Но что для человека не возможно, то у Бога все возможно. Сама Матерь Божия, поистине можно сказать, явилась указательницею в сем, затруднительном деле. Случайно в Москве приобретен был фотографический снимок с, находящейся в Московском Успенском соборе, Владимирской иконы Божией Матери, которую некогда принес во Владимир Великий Князь Андрей Боголюбский, и для постановления которой построил самый собор во Владимире. На этом снимке, в кайме вокруг иконы, изображены были все двунадесятые праздники, и изображения сии оказались совершению сходными с изображениями, открытыми на стенах Владимирского собора. Оставалось только благоговейно преклониться пред Небесною Наставницею и Руководительницею. Когда предявлен был приобретенный снимок Археологической комиссии, то комиссия в благоговейном душевном восторге решила не только делать дополнения к повреждениям с изображений, находящихся на снимке, но и вновь писать с них изображения праздников на сводах, там, где они вовсе не сохранились. Заручившись значительным подбором соответствующих открытой стенописи изображений, Высокопреосвященнейший Владыка решил приступить к делу. Восстановление и исполнение всей стенописи поручено было иконописцу села Палеха, Вязниковского уезда, Николаю Михайловичу Софонову, эскизы которого исключительно пред прочими одобрены были Археологическою комиссией.

По широкой и трудной задаче Преосвященный Феогност не мог не видеть, что на предпринимаемое им дело восстановления древнего благоукрашения в соборе потребуются огромные средства, которых в соборе было весьма мало, но упование на Господа Бога и на помощь небесных покровителей, почивающих в соборном храме, поддержали энергичную решимость Архипастыря, и он, отслуживши нарочитый в соборном храме 26 Февраля, в день рождения Благочестивейшего Государя Императора Александра Александровича, вместе с соборным духовенством, молебен, первый, в церкви же, подписал от себя на восстановление древнего соборного благоукрашения 1.000 рублей, и затем начал обращаться к известным благочестием и щедродательностию лицам, усерднейше прося их содействовать ему в святом деле посильными пожертвованиями на соборное благоукрашение. После молитвы Архипастыря, на другой же день 27 Февраля закипела в соборе работа. В тех местах, где совсем не оказалось фресок, отбивали старую, ветхую штукатурку, а при наступлении теплого весеннего времени начали накладывать новую из лучшего алебастра; из комар, в которых погребены великие князья и святители, кирпичи, которыми заложены были комары, выбирали, а поврежденные на белокаменных гробницах плиты исправляли. Приведение в первоначальный вид гробниц ведено было с величайшею осмотрительностию и благоговейною осторожностию, при неотлучном присутствии соборного ключаря. Весьма интересно сообщить подробнее о восстановлении погребальных комар в соборе. Когда отбирали кирпич из комар, находящихся на южной стороне собора, то оказалось, что комары, в которых погребены святители Симон и Митрофан (священномученик), заложены были в полкирпича, а комара, в которой погребен первый епископ Владимирский Лука, заложена была наглухо крупным старинным кирпичом. За кирпичом внутри комары на стене, над белокаменным гробом, сохранилась и старинная подпись: «мощи святаго Луки, епископа Владимирскаго, положены на сем месте лета.... месяца Ноемврия 10 д.» Вокруг полукруга комары на стене и на своде сохранилась и красная из мумии кайма, а над самою гробницею такая же кайма с орнаментом. Гробница епископа Луки, будучи наглухо заложена, должно быть, в очень давние времена, сохранилась вся целою, без повреждений, и плита, которою она покрыта, устроенная на два ската из целого белого камня, оказалась совершенно твердою. Не найдено сего на гробницах епископов Симона и Митрофана. Плиты на сих гробниц оказались поврежденными на самой средине к лицевой стороне гроба и грубо замазанными толстым слоем извести, отчего осколки камня, вставленные в пробитое место, едва держались. Для приведения гробниц в надлежащее положение необходимо было грубо наметанную штукатурку отнять, а слабо держащиеся осколки камня, вложенные в гробовые плиты, заменить благообразно и прочно притесанными камнями. При отнятии осколков, оказалось в гробах, под пробитыми в плитах отверстиями, много набросанных камней – булыжнику, известняку, осколков белого камня, разбиты лещедей и отбитой штукатурки. Нужно все это было выбрать, что и исполнил, с особенною осторожностью, сам ключарь собора, с возложением на себя эпитрахили, закончив дело совершением заупокойной литии о почивших святителях и покрыв телеса их пеленами. После сего поврежденные в надгробных плитах места тотчас заделаны были плотно и прочно на алебастре. На мощах святителя Митрофана видны были в некоторых местах признаки истлевшей одежды, а у стороны, в гробе, разбитый черный, глиняный горшочек. Такой же горшочек виден был и в гробнице святителя Симона и еще деревянный гребень с зубцами на обеих сторонах. Видно было в этой гробнице несколько истлевшей одежды и кожа, нарезанная узкими, в вершок длиною, полосками.

Комары, находящиеся на северной стороне собора, в которых погребены князья Изяслав, сын Великого Князя Андрея Боголюбского и Борис Даниилович, также заложены были в полкирпича. По расчистке сих комар и поставленных в них гробниц видно было, что обе белокаменные гробницы поставлены над другими, белокаменными же гробницами, так что дно гробниц князей Изяслава и Бориса заменило покрытие тем гробницам, которые ниже были уставлены в комарах. Надгробные плиты были повреждены и на сих гробницах. Так плита на гробе князя Изяслава к лицевой своей стороне имела большие трещины, замазанные известью, и едва держалась. Необходимо было отнять ветхое, и заменить прочным белым камнем. При отнятии поврежденных частей плиты в отверстие ясно были видны мощи князя; на ножках его сохранилась даже прочная одежда, сквозь ткань которой просвечивались золотые нити. Мусору в этой гробнице не было, а только много было высохшей известки, вероятно нападавшей туда при замазывании в плите трещин. В гробе видны были еще железный крючок, металлические тонкие полоски со слюдой, полагать надо, от слюдяной над телом князя решетки, распавшийся деревянный крест и несколько связанных небольших, коротеньких пучков красной вербы, на которой были целы и беленькие росточки. На гробе князя Бориса Давидовича плита оказалась разбитою, только средина ее была цела, а с обоих концов положены были, не подходящие к ней по размеру, и совершенно непритесанные, белые камни, грубо примазанные известкой. При подняли неправильно наложенных камней оказалось, что белокаменный гроб почти весь, до самого верха, наполнен человеческими костями, видно было несколько черепов, между которыми особенно замечатслен один небольшой череп, желтый, как воск: лицо на этом черепе очень приятное, как будто улыбающееся209209.

При расчистке гробницы, уставленной в комаре, находящейся в юго-восточной части собора, в которой погребены три сына Великого Князя Георгия – Мстислав, Всеволод и Владимир, убиенные монголами при взятии города Владимира, не только надгробная плита оказалась разбитою, но и у самого гроба правая сторона в возглавии отбита и заделана кирпичом. Чрез отверстие в плите, находящееся на самой средине ее, видно было в гробе много костей, сложенных в беспорядке, между которыми заметна была часть от младенческого черепа.

При оправлении гробницы, в которой почивает родоначальник наших Великих Государей Великий Князь Всеволод Георгиевич, бывший 37 лет на престоле великого княжения, усмотрено было, что и в этой гробнице много сложено человеческих костей, под которыми видны были левая ножка и правая рука Великого Князя, сохранившимися в нетлении, остальных же частей тела не видно было под наложенными на оное костями.

При устроении гробницы епископа Серапиона заметно было, что тело святителя покрыто полотном, а над челом его была узорчатая поблекшая голубая неширокая лента.

Приведены были затем в надлежащее устройство и гробницы Великих Князей Константина и Ярослава Всеволодовичей и князя Мстислава Храброго, сына Андрея Боголюбского.

Все вышеописанные гробницы очищены были от находившегося на них намета и восставлены в упомянутом прежде порядке, с покрытием внутри их, новыми парчевыми пеленами, а самые комары украшены орнаментацией по образцу открытой комары, в которой уцелела неповрежденною гробница епископа Луки. Над каждою гробницею укреплена икона, и пред нею повешена, для горения, во время каждого Богослужения, лампада с елеем, над гробницею же Великого Князя Всеволода Георгиевича повешено пять лампад.

По украшении погребальных комар орнаментацией, мастера Софонова усердно трудились над восстановлением и древней соборной стенописи. Нельзя было ожидать от стенописцев, спешности в деле, потому что в холодном соборном храме, на зимнее время, надобно было прекращать работы, но небесный покровитель сего храма Благоверный Князь Андрей Боголюбский, с прочими Владимирскими чудотворцами, устранили это препятствие. При их благодатной помощи устроено было нагревание собора, с проведением тепла извне. Устройство нагревания подспорило делу стенописи. Иконописцы после сего, в течение зимнего времени, непрерывно могли исполнять свое дело. Благодаря этому удобству, быстро исполняемая стенопись, во всех частях собора, окончена была к Октябрю месяцу 1884 года, так что 4 числа Ноября было уже совершено и торжественное освящение обновленного внутри храма, при перенесении в него из малого Георгиевского собора святых мощей Благоверных Великих Князей Георгия, Андрея и Глеба.

Скажем теперь о восстановленной стенописи внутри собора, объяснив, что восстановлено из открытого древнего письма, что написано вновь, и с каких рисунков написано новое письмо.

Под средней главою на своде в главном трибуне изображен, с открытого в соборе на своде под хорами, сидящий на радугах в круге Спаситель. Вокруг круга написаны во весь рост девять Ангелов, поддерживающих круг руками – все Ангелы точная копия с находящихся в куполе Староладожской Георгиевской церкви, письма XII века. Ниже Ангелов, над окнами, в кругах, орнаментованных по образцу открытых таких же кругов над окнами в северо-западном трибуне собора, написаны двенадцать Апостолов – все со своих изображений, открытых на картинах Сошествия Святого Духа на Апостолов и второго пришествия Христова. Между изображениями Ангелов и Апостолов проведена широкая из разноцветных квадратных шашек кайма. Между окнами в трибуне написаны, во весь рост, двенадцать пророков, из которых десять списаны со Староладожских, а два – Hayм и Иона – с открытых в соборе на северной стороне храма. На откосах двенадцати окон проведены орнаменты из лент, совершенно точные с открытыми остатками орнаментов на тех же откосах. Господствующею везде – около лицевых изображений, около окон, около широкой каймы из шашек – наложена красная из мумии полоса, с двумя узенькими по краям ее белыми обводками. Как расположение лицевых изображений, так и всех украшений, сделано подобно таким же изображениям и украшениям, сохранившимся в трибуне на северо-западной стороне. Ниже трибуна на люнетах написаны четыре евангелиста с изображений из евангелия XII века.

На сводах написано вновь: Рождество Пресвятой Богородицы, Благовещение Пресвятой Деве, Рождество Христово, Сретение Господне, Лазарево воскресение, Распятие с предстоящими, Воскресение Христово, Вознесение Господне и Успение Пресвятой Богородицы, и восстановлены изображения: жертвоприношения от Иоакима и Анны и Крещения Господня.

На стенах под сводами восстановлены открытые изображения: Введения во храм Пресвятой Богородицы, Преображения Господня и Сошествия Св. Духа на Апостолов, и вновь написаны: Вход Господень в Иерусалим, омовение ног Спасителем ученикам своим и Фомино уверение. Из упомянутых: изображения Рождества Богородицы, омовения ног и Фомина уверения написаны с особых эскизов, с древнейших изображений; к открытому изображению жертвоприношения от Иоакима и Анны сделано дополнение с подобного изображения из Спасонередицкой церкви, а остальные все писаны и дополнены с изображений, находящихся на полях иконы Божией Матери Владимирской, на которой все изображения оказались писанными по одному шаблону с открытыми в соборе.

На нижних сводах, под хорами, в отделении, находящемся на левой стороне, где ничего не сохранилось, написано с эскизов, одобренных Археологическою комиссиею: Ангел, парящ посреди неба, имущ вечно евангелие, глаголет: прииде час суда; далее, на восточной стороне, на стене под этим сводом: Бог Отец, благословляющий Сына своего сотворити суд; на противоположной стороне, на стене, написан храм и из него идущий Ангел к Сыну Божию, изображенному, на правой стороне свода, на облаке, и держащему в деснице своей серп. Под сими изображениями подписано: «Ангел изыде из алтаря, ни возопи кличем великим ко имущему серп острый, пусти серп твой и пожни».

В среднем отделении на большом своде и на спусках под сим сводом, где сохранились все древние изображения, восстановлено: – на арке два трубящих Ангела во весь рост и в кругах два пророка Исаия и Давид с обличительными к грешникам свитками; на самой средние свода Господь в ореоле, составленном, из Серафимов; ниже его подножия два Ангела, свивающие небо, а под ними в большом медальоне четыре зверя из пророчества Даниила с подписью над ними: «Римское, Вавилонское, Македонское и антихристово». На стене под сводом восстановлено: престол Праведного Судии, на котором изображены положенными книга и одежда и приставленными крест с тростию и копием: внизу под престолом написаны сосуд, гвозди и весы. У подножия престола изображены преклонившиеся праотцы Адам и Ева. По сторонам престола предстоят в глубокосмиренном положении Божия Матерь и Предтеча и два Ангела, державшие в руках круги с написанным в средине оных именем Христа – X; за ними следуют, сидящие на престолах, Апостолы, с разогнутыми книгами, в которых написано по две буквы, означающие имя держащего книгу Апостола, а за Апостолами несколько рядов Ангелов с длинными жезлами в руках – главы у Ангелов перевязаны лентиями. Все описанные изображения весьма крупные, и под всеми сими изображениями проведена широкая красная кайма. Под каймою восстановлено: – на правой стороне, как земля и море отдают своих мертвецов, а на левой, как Ангел поражает дракона, и как Ангелы гонят жезлами грешников в пылающий огнь. На этой же стороне изображены и самые мучения грешников, где в мучениях представлены только одни лица людей, разделенные цветом краски на особые группы, показывающие степени мучений, с подписью над группами: «тьма кромешная, скрежет зубом, червь неусыпаемый». На этой же левой стороне восстановлено, как Ангел показывает, упавшему пред ним, пророку Даниилу на сбытие его пророчества, указуя ему рукою на, носящегося на Серафимах, Судию Праведного. Связующим звеном состояния грешников с состоянием людей праведных в изображении суда Божия представлено образное изображение праведных душ в руке Божией. Это изображение находится в сохранившемся большом круге, в котором написана согнутая рука, держащая души праведников. Отселе и начинаются, при переходе в третье отделение, под хорами, находящиеся на правой стороне изображения разных ликов святых: святителей, мучеников, преподобных, царей и святых жен. На самом своде, в третьем отделении, изображено, как св. Апостол Петр ведет святых в рай; на западной стене под сводом изображены врата рая, с находящимся в оных Херувимом с пламенным мечем, и благоразумный разбойник, первый вошедший в рай. Затем на противоположной стене, под описываемым сводом, изображена, сидящею на престоле, Божия Матерь с предстоящими пред нею двумя Ангелами, и на остальной части свода, прежде открытые академиком Солнцевым, Авраам, Исаак и Иаков в райском саду. В арках, под сводами, восстановлены изображения святых: Петра, Онуфрия, Саввы, Антония великого, Артемия и Аврамия. Над изображениями последних трех святых восстановлены и открытые над ними греческие надписи.

На столпах собора, за несохранением на оных древней стенописи, везде написаны вновь лицевые изображения, совершенно точно расположенные и орнаментованные с открытыми на столпах за иконостасом. На одном только из столбов, у которого устроено святительское место, уцелело изображение св. равноапостольного князя Владимира, которое и восстановлено, с сохранением на оном древней, хорошо сохранившейся, раскраски.

Цоколь собора весь украшен рисунками развернутых полотенцев с кругами, разнообразно орнаментованными, из которых многие открыты в целом и неповрежденном виде.

Все письмо в соборе, по своей особой характерности, обращает на себя полное внимание, и вся внутренность храма в своем целом представляет собою образец благолепия церковного XII века.

На простенках Андреевского храма, образовавшихся от вынутия стен при возобновлении собора стольником Племянниковым, равно как на некоторых свободных местах в Всеволодовской пристройке, написана литерами, подобными открытым на свитках пророков Исаии и Давида, вся история Владимирского Успенского собора со времени самого основания его. Текст для надписей210210 избран из летописей и преимущественно по Лаврентьевскому списку, так что всякий, знающий грамоту, находясь во Владимирском соборном храме, может в настоящее время и без руководителя проследить обо всем, бывшем в сем древнем храме, и запомнить о разнообразной и переменчивой судьбе его. Все надписи, какие помещены внутри собора, просмотрены были и одобрены археологом, профессором Московской Духовной Академии Иваном Даниловичем Мансветовым. Тружениками, при восстановлении открытой древней стенописи, равно как и при написании летописных сказаний, были поставленные Софоновым мастера: Иван Васильевич Зубков, Михаил Иванович Нефедов, Михаил Яковлевич Вечерин, Иван Александрович Дыдыкин, Михаил Петрович Баканов, Григорий Васильевич Бабанов, Василий Васильевич Хохлов, Александр Ильич Колесов и Василий Алексеевич Блесткин. Последний исполнял и все подписи по стенам собора. Орнаменты писали Андрей Михайлович Денисов и Геннадий Иванович Соколов со своими сыновьями, а распорядителем всех работ в соборе был соборный староста Ефим Васильевич Васильев.

При окончании восстановления древней стенописи внутри собора возобновлен был и весь иконостас храма, причем нижний ярус иконостаса был перезолочен вновь, а иконы все освежены новыми красками. Перезолочены вновь и, устроенные одновременно с иконостасом, сени над престолом, над царским и святительским местами. Позлащение исполнено было Московским мастером Иваном Андреевичем Соколовым, а обновление икон в мастерской иконописца Софонова.

На все внутреннее благоукрашение соборного храма израсходовано было более 63 тысяч рублей.

К торжественному дню обновления собора усердием Нижегородского городского Головы Василия Алексеевича Соболева с некоторыми из Нижегородских граждан благолепно украшены гробницы, в которых открыто почивают нетленные мощи святых Благоверных Великих Князей Георгия, Андрея и Глеба. Серебряный оклад на гробнице Великого Князя Георгия имел только две продольные стенки и крышку; посему усердствующие устроили вновь, две серебряные поперечные стенки оклада; на одной из них вычеканен вид Нижнего Новгорода с реки Волги и под ним надпись: «изображения части города Нижнего-Новгорода, основаннаго св. Великим Князем Георгием Всеволодовичем в 1222 году», а на другой противоположной стенке вычеканено: «рака сия возобновлена и пополнена в 1884 году, с благословения Высокопреосвященнейшаго Феогноста, Архиепископа Владимирскаго и Суздальскаго, усердием и средствами граждан Нижняго-Новгорода». Весь оклад на сей гробнице, равно как и серебряные оклады на гробницах Великих Князей Андрея и Глеба позлащены. Все это благоукрашение гробниц произведено в Нижнем Новгороде в мастерской Ивана Ивановича Удалова.

Но Нижегородские граждане, кроме сего, выразили свое усердие к святыне собора и в присутствии своем при освящении обновленного храма. Нижегородская Дума присылала к торжеству освящения собора депутацию из городскою Головы и одиннадцати Гласных.

По освящении обновленного внутри собора Высокопреосвященнейшим Владыкою, совершилось перенесение в обновленный и освященный собор святых и нетленных мощей Благоверных Великих Князей Георгия, Андрея и Глеба из придельного Георгиевского собора, где пребывали они во время производства соборной реставрации. Не смотря на Ноябрьское время, погода была самая теплая, при ясном небе; как будто летнее время возвратилось для дней торжества. Было четыре часа пополудни, начало уже смеркаться, когда из Георгиевского собора износили на раменах священники святые мощи. Очевидец этого торжества передает, что в это время «массы народа с зажженными свечами покрывали обширное плац-парадное место, всю обширную площадь от собора до Владимирской часовни и ближайшее к собору пространство городского сада. Народ стоял и на ограде, и на крышах башенок ограды, и на террасах колокольни. Разливалось целое море огня от зажженных свеч. Свечи горели ярко, не было ни малейшего ветерка. В воздухе раздавался звон колоколов при всех городских церквах. Духовенство и певчие продолжали начатое в соборе молебное пение. Хоры военной музыки исполняли священный гимн. Нельзя передать, какими благочестивыми чувствами был преисполнен каждый, взирая на плавно и высоко на раменах священников несомые блистающие раки со святыми нетленными мощами Великих Князей земли Русской – небесных покровителей и молитвенников пред Господом за всю землю Русскую. Что сказать о впечатлении, какое производило внутреннее благолепие соборного храма, когда поставлены были на свои места св. мощи, и когда началась отправляться в нем Божественная служба? И прежде, до обновления храма, он, во время совершаемого в нем Богослужения, производил особое впечатление, но теперь все в нем напоминало и о его древней славе, которую он имел при своем строителе св. Андрее Боголюбском. Присутствовавший при торжестве обновления древнейшего собора и пораженный сильным впечатлением во время совершаемого в нем Богослужения, один из маститых и ученейших людей со слезами выражал в слух, «что здесь, то есть во Владимирском соборе, он видит торжество веры»211211.

Так, по благопромышлению Божию, суждено было Владимирскому Архиепископу Феогносту восстановить и обновить внутреннее древнее благоукрашение Владимирского Успенского собора. По восстановлении чудного благоукрашения внутри собора, Владимирский Архипастырь не мог уже более переносить запустения сего благознаменитейшего храма и по наружной его стороне. По обновлении внутри собора еще яснее стало видно, что настояний наружный вид собора, по своей поврежденности и по изменению многих его частей, не соответствует внутреннему благоукрашению. Страшно и подумать было о тех средствах, какие требовались на исправление соборных повреждений и на приведение собора, по его наружности, в первоначальный его вид, но Владыка Владимирский, памятуя, что на исполнение внутреннего обновления собора послал ему Господь нужные средства от благочестивых благотворителей, и в настоящее время, в уповании на помощь небесных покровителей, почивающих в соборе, непреклонно решился приступить к восстановлению древности собора и по наружному виду его. Весьма ободрило в сем благом начинании Владимирского Архипастыря последовавшее на обновление собора, вместе с разрешением Св. Синода, Высочайшее соизволение самого Благочестивейшего Государя Императора. Одушевленный милостивым Августейшим соизволением Архипастырь безотлагательно приступил к исполнению святого дела. Восьмого числа Мая 1887 года, отслужив в соборе с соборным духовенством пред нетленными мощами святых Благоверных Великих Князей молебен, Владыка здесь же в соборе первый принес от себя на предпринимаемое соборное обновление тысячу рублей, и затем начал посылать воззвания к разным лицам, известным ему своим благочестием и любовию к отечественной древности, усерднейше прося каждого оказать содействие посильными пожертвованиями на восстановление драгоценного памятника священной нашей старины, в благодарность же и во спасение приносящих учредил творить молитвенное поминовение о них и о их сродниках в соборе за Богослужением. Глас Архипастыря принят был к сердцу многими нашими соотечественниками. Все духовенство Владимирской епархии, многие из разных сословий и некоторые из отдаленных мест нашего отечества выразили теплое сочувствие к намерениям Владыки и присылали свои посильные приношения на исполнение важнейшего предприятия. По мере поступающих пожертвований устраиваемы были вокруг всего собора массивные леса и заготовляемы были разные, нужные для производства работ, материалы. Чрезвычайно трудно было найти белый камень, который был бы подобен тому, из какого построен собор. Для изыскания такого камня командировано было особое, со специальным знанием, лицо. Командированный, после многочисленных и отдаленных поездок, нашел наконец белый камень, совершенно одинакового качества с Болгарским камнем, в новых, недавно открытых, каменоломнях в селе Георгиевском, Меленковского уезда. Камень этот плотный, но настолько мягкий, что легко перепиливаем был, и к вырезке из него украшений с самыми разнообразными завитками как нельзя более удобен. Для наблюдения за реставрациею собора, согласно Высочайшей воле, Императорским Московским Археологическим Обществом назначены были два члена сего общества Иван Егорович Забелин и Николай Васильевич Никитин, а Владимирским Архипастырем назначен особый Комитет, в котором заведывающими техническою частию были имеющие постоянное пребывание во Владимире Губернский Инженер Иван Онисимович Карабутов и Епархиальный Архитектор, классный художник архитектуры, Николай Димитриевич Карицкий.

Зимою 1888 года начаты были только подготовительные работы. У верха главной стремянки выбрана была кирпичная между двумя белокаменными закомарами прокладка, и в это отверстие спускаем был снимаемый со сводов собора намет. Неисчислимое множество кулей этого намета спущено было с соборных сводов. По очищении сводов еще яснее обнаружились ветхости верхних частей храма. От всех, скрытых под кровлею собора, четырехугольных пьедесталов, на которых построены были пять трибунов, уцелели только их основания, самые же стены от этих квадратов разрушены были до самого верха. Возле большого среднего квадрата, на южной от него стороне, зияла большая трещина.

Белые камни, которыми облицованы были, выдающиеся из Всеволодовских построек, стены Андреевского храма, казавшиеся целыми, и обводы около сих стен, сохранившие во многих местах свой архитектурный вид, распадались при легком к ним прикосновении. В такой ветхости находились и самые трибуны в тех своих частях, которые были закрыты кровлею, а находящиеся на углах собора четыре трибуна, кроме сего, от несоразмерной тяжести устроенных над ними громадных размеров глав, имели в нескольких местах глубокие трещины, грозившие трибунам разрушением. Своды на храме, как в Андреевских, так и во Всеволодовских постройках, были избиты и повреждены во всех тех местах, где уставлены были в них, поддерживающие крышу, толстые железные подставы. По очищении верха собора от накопившегося на нем в течение многого времени мусора и по обозрении всех ветхостей, какие оказались на соборе, ужас объял производителей соборной реставрации, но ободрение от предпринимателя обновления храма – Архипастыря, неоднократно обозревавшего собор под кровлею, возбудило энергию исполнителей воли святителя, а преподанное им благословение склонило, с твердым упованием на помощь Божию, безбоязненно приступить к делу. Производителями работ решено было, для большего удобства при работе, во время дождей и непогоды, производить в верху собора работы, не снимая четырехскатной кровли, и прежде всего нужно было приступить к восстановлению квадратов под трибунами и закомар, как в Андреевском соборе, так и во Всеволодовских постройках, чтобы можно было потом, для соблюдения сводов от могущих быть повреждений во время проливных дождей, устроить новое покрытие собора под прежней кровлей.

К возведениям квадратов под трибунами можно было тотчас же приступить в виду сохранившихся их оснований, но при восстановлении закомар потребно было решение весьма важного вопроса о форме построения сих закомар. Над белокаменными закомарами везде были надложены из кирпича щипцы для фронтонного покрытия, над средней же большой закомарой, находящейся на северной стороне Андреевского собора, оказался след стески на самом верхнем белокаменном обводе под фронтонное покрытие. При исследовании закомар, Иван Егорович Забелин утверждал, что все кирпичные надкладки под фронтонное покрытие над каждою закомарою, и что оказавшаяся стеска камня на верхнем обводе закомары Андреевского храма произведены были в позднейшее время по построении собора, и что первоначально фронтонного покрытия над закомарами не было и не могло быть, так как этого нигде и никогда не замечено было в постройках храмов XII века в Суздальской области. С этим мнением г. Забелина не соглашались многие из членов Московского Археологического Общества, и утверждали, что собор при построении своем имел форму фронтонного покрытия над каждою закомарою. Так как на стороне фронтонного покрытия было большинство, то решение вопроса о форме покрытия собора потребовало более тщательного обсуждения. Пока вопрос этот обсуждаем был в Обществе, производителями работ сняты были со всех закомар фотографии, а Общество, в виду важности вопроса, после неоднократных, суждений и осмотров верха Владимирского Успенского собора, для окончательного и правильного решения вопроса, поручило особой комиссии, под председательством самой Графини Прасковьи Сергеевны Уваровой 212212 исследовать еще верхи других, одновременных с Владимирским собором, храмов Суздальской области, и там найти безошибочное основание к решению возникшего вопроса. По осмотру церквей Покровской на Нерли и в Кидекше, а также и еще других храмов, и не найдя нигде следов щипцового покрытия, Общество окончательно решило, что покрытие Владимирского Успенского собора должно быть кружальное.

По решении этого вопроса все закомары и восстановлены были в древнем своем виде кружалами, с некоторым подъемом верхнего ряда камней кверху в виде кокошника, что вполне соответствовало первоначальному их построению, по сохранившимся в таком виде многим уцелевшим последним рядам белого камня под наложенным над ними кирпичом. При концах эндов в тех местах, где не сохранились капители, были поставлены новые, изготовленные совершенно согласно с сохранившимися древними капителями, и на капители положены белокаменные водосточные желоба, сделанные по образцу открытых желобов; затем все своды собора были исправлены в поврежденных местах, гладко зацементованы и покрыты железом. Покрытие собора, благодаря искусству производившего кровельные работы мастера, выполнено не только прочно, но и художественно. Художественно сделаны мастером и узорочия на концах, спускающегося над закомарами, железного покрытия.

Вслед за покрытием собора надлежало позаботиться об укреплении соборных стен, на которых в нескольких местах были широкие трещины от давления сверху массивными трибунами и бывшими на стенах кирпичными надкладками. Археологическим Обществом рекомендовано было стянуть собор поперек несколькими железными связями. Весьма большую трудность представляло сверление соборных стен и находящихся внутри собора по прямой линии столбов. Надлежало в некоторых местах просверливать каменную кладку на протяжении более шести аршин, нужно было по местам просверливать и дикие булыжные камни, которые были положены в забутовку стен. Но Господь помог исполнить и это трудное дело. Устроенными в Москве на фабрике Канатчиковой длинными железными сверлами, с наконечниками из Английской стали, плавно и тихо просверлен был собор по указанным направлениям. В просверленные места без затруднения введены были толстые железные, изготовленные на той же фабрике Канатчиковой, связи, и закреплены снаружи длинными железными штырями.

После покрытия собора по его сводам и закомарам и по укреплении его железными связями снята была с собора прежняя четырехскатная кровля. По снятии этой кровли, верх собора представился взору всех совершенно в другом виде, при чем в полной своей мере открылись и все пять соборных трибунов. Открытые трибуны, с высокими на них кирпичными карнизами и с еще более высокими и массивными луковичными главами, оказались не имеющими благообразия, не пропорционально длинными и не соответствующими стилю восстановленного в первоначальном виде соборного верха, так что немедленно нужно было приступить и к восстановлению трибунов и построению на них глав, согласно утвержденным проектам. Великую опасность представляла разборка четырех угольных глав, журавцы которых, устроенные из соснового дерева, сгнили при своем основании. Главы эти, обитые белым железом, только массивностию своею могли держаться на трибунах213213. Только привычные и неустрашимые Владимирские кровельщики могли решиться приступить к снятию изветшавших глав. Рабочие, при разборке этих глав, без преувеличения можно выразиться, висели в воздухе, но, взывая о помощи к святым благоверным князьям, сделали свое дело, и все остались целы и невредимы.

Не менее опасности предстояло и при исправлении самых трибунов. Все четыре угловые трибуна были раздавлены наложенными на них кирпичными карнизами и тяжеловесными главами, и во многих местах имели трещины от верха до самого основания своего, отчего многие камни едва держались. При исправлении и восстановлении трибунов, по снятии с верха их наложенного кирпича, несколько целых простенков между окнами перелицованы были новым камнем, а открытые из-под кирпича купола трибунов зацементованы в первоначальном своем виде, по многим сохранившимся на них признакам прежнего их существования. Белокаменные арочки, которыми заканчивается каждый трибун, также приведены все в надлежащее положение, причем прочно сохранившиеся оставлены без изменения, а поврежденные исправлены в самом точном согласии с древними. Также поступлено было и с капителями на полуколонках, уставленных между окнами трибунов. Купола над трибунами покрыты железом самым прочным и художественным образом, а сооруженные в одинаковых размерах и в одинаковом рисунке с прежними кресты, поставленные над куполами, все вызолочены чрез огонь, ртутным способом.

По устройстве и по открытии четырех трибунов, находящихся на углах Всеволодовской пристройки, наступала очередь приступить и к исправлению главного среднего трибуна и к снятию с нее медной, позлащенной главы. Эта глава была гораздо массивнее четырех угольных глав и устроена была на толстых железных журавцах; покрыта была дорогой красной медью и позлащена. Медные листы были очень ветхи, разных размеров и разной формы, а древняя позолота уцелела на них только местами. Все листы оказались древними, что ясно видно было по выбитым на них, древнего начертания, славянским литерам, которые показывали счет листов. При снятии меди легко было убедиться, что покрытие главы, в форме с пучинами, было не первоначальное. Между листами было употреблено на покрытие значительное количество листов с фистонами214214. Эти листы, приложенные к фистонам, высеченным из камня на среднем трибуне, ясно показывали, что они были на фистонах трибуна, где по местам уцелели и остатки, под крепко вбитыми в стену гвоздями, оторвавшейся позлащенной меди. Очевидно, что когда изменили форму средней главы и от сего увеличили ее объем, употребили на покрытие ее и ту медь, которою был украшен средний трибун. Перекрытие главы без сомнения произведено было в 1724–1727 годах, когда подрядчик Буев покрывал собор железом на четыре ската, когда под это покрытие выравнивал кирпичом верх собора и когда надкладывал кирпичные карнизы на соборные трибуны. В этом убеждает нас особенно следующее обстоятельство. При снятии наложенного на средний трибун кирпичного карниза, завершенного двумя рядами белого камня, найдены были между наложенными камнями, два камня, высеченные из надгробных памятников, одинаковых с находившимися на стенах собора, в карнизах под кровлею, и по орнаментам и по надписям, а те, как мы видели, несомненно были наложены подрядчиком Буевым.

По снятии с главного трибуна главы и позднейших накладок, купол трибуна предстал взорам в первоначальной своей форме, с ясными признаками своего древнего покрытия. В виду сих признаков, с утверждения Археологического Общества, решено было устроить и на среднем трибуне главу не с пучиною, а покрыть трибун по самому своду, и под покрытие сковать основание из прежних железных журавцев. Устройство железного основания главы производилось при самом соборе, где в ограде устроена была особая мастерская. Железо на всю главу было употреблено бывшее под прежней главой. Не без внимания оставлена была и древняя медь, которою была покрыта глава. В виду особой ценности этой меди решено было употребить ее же на покрытие главы, для чего вся снятая медь и переплавлена была и перевальцована в новые листы на Кольчугинском заводе. Вновь приготовленных листов оказалось вполне достаточно на покрытие главы в полусферической форме. Все приспособления к изготовлению листов для покрытия производились в соборной же мастерской, так что вся глава, предварительно поднятия ее на купол трибуна, уставлена и собрана была в соборной ограде. Позлащение медных листов также производилось в соборной мастерской, где устроен был особый горн для расплавления золота и для испарения ртути, которою вместе с золотом покрываемы были медные листы. Меди употреблено было на покрытие главы 127 пудов, а золота на позлащение ее израсходовано 9 фунтов снятого с прежних листов, 10 фунтов купленного и один фунт пожертвованного. В числе пожертвования золотых вещей, первое принесение на позлащение главы было от Высокопреосвященнейшего Феогноста. Высокопреосвященнейшим Владыкою, вместе с тысячным процентным билетом, пожертвованы были 37 полуимпериалов, которые и употреблены были особо на позлащение находящегося под крестом шара и первого ряда под ним листов. Замечательно было еще пожертвование на позлащение главы. Кончившая курс в институте, и получившая там за отличные успехи большую золотую медаль, Юлия Димитриевна Быстрицкая, движимая особым теплым сочувствием к намерению Владимирского Архипастыря о восстановлении древнего святилища земли Русской, принесла для употребления в сплавь свою медаль. Высокое самоотвержение! Устройство всей главы и позлащение ее выполнял мастер, крестьянин Ярославской губернии Иван Сергеевич Кузнецов. Прежде поднятия главы на место, купол трибуна покрыт был запаянным свинцом, после чего поднята была и самая глава.

Когда совершенно было закончено обновление соборного верха, приступлено было и к исправлению ветхих соборных стен. Так как вокруг собора, особенно с восточной стороны, в течение продолжительного времени, образовалась большая насыпь земли, которою соборные стены закрыты были более, чем на два аршина, то нужно было снять эту насыпь. По отнятии земли оказались в некоторых местах цело сохранившимися под колоннами базы и цоколь, который на алтарных абсидах имел особые архитектурные карнизы. Очищенный от земляной насыпи собор стал еще выше и массивнее, и в это время видны были везде уже его повреждения и ветхости, кроме тех мест, которые оставались под контрфорсами, приложенными к углам соборного здания. Трещин в стенах, изветшавших камней, полуразрушенных колонн и других украшений видно было много на разных местах. Все трещины в стенах были пробраны и залицованы новым камнем. Таким же камнем заменены были и изветшавшие камни. Все полуколонны, колонки, киотки и другие разнообразные украшения восстановлены были в первоначальном своем виде, согласно с уцелевшими подобными украшениями. Восстановление украшений ведено было с самою тщательною осторожностию, так что в тех местах, где можно было оставить хотя некоторую часть из первоначальных украшений, часть сохранившегося украшения оставляема была на прежнем своем месте, и только делаемы были дополнения к ней из нового камня. При исправлении стен собора восстановлены в первоначальном своем виде и все расширенные в нем окна. Весьма легко было восстановить прежний вид окон, со всеми их украшениями, потому что верхние и нижние части окон были целы под кирпичною закладкою. В некоторых откосах окон уцелели и разноцветные орнаменты.

По исправлении всех ветхих мест в стенах и по восстановлении всех украшений, производители реставрации, убедившись, что собор стоит прочно и что, после укрепления его железными связями, не оказывает ни малейшего движения, с согласия Археологического Общества, отняли от углов собора и контрфорсы. Во время отнимания контрфорсов ясно было видно, что они не поддерживали соборного здания. Между ними и собором была некоторая пустота. Очевидно, что контрфорсы, при своей массивности, сделали осадку и стояли самостоятельно, как и самый собор. При разборке контрфорсов оказалось, что все нижние их ряды сложены были из камней, вынутых из нарушенных южной и северной стен Андреевского собора. Здесь были положены и оконные откосы с украшениями, здесь же в забутовке оказались и значительные части разукрашенных каменных желобов, разные изящные базы, какие были под мелкими колонками у наружных киоток собора и другие украшения. Все замечательное, вынутое из контрфорсов, хранится теперь в соборе. За контрфорсами, закрывавшими часть соборного здания, было открыто несколько, заложенных кирпичом, окон – и над поясом собора и ниже его, а в западной стене обнаружились две двери, которые прямо вели во Всеволодовские пристройки. Около сих дверей сохранились и все обводы с вырезанными на них украшениями. Хотя украшения на белокаменных обводах едва держались, но с них можно еще было снять слепки и фотографии для неизменного восстановления их первоначальной красоты. Как открытые за контрфорсами окна, так и открытые двери, восстановлены в прежнем своем виде. С восстановлением открытых дверей, теперь три входа отверсты во Владимирский Успенский собор с западной стороны.

Когда закладывали в соборе вновь пробитые в позднее время широкие окна, и когда существовавшие окна, но расширенные, приводили в первоначальный вид, то весьма многие опасались, что наружный свет недостаточно будет проникать внутрь собора, так как древние окна, по своему устроению, имеют хотя и длинный, но узкий просвет. Теперь, по приведении всех окон в первоначальный их вид, пришлось разубедиться в этом. Свету и чрез узкие окна проникает в собор весьма достаточно для освещения всех его частей. Теперь, входящие во Владимирский собор, видят такой свет внутри его, какого нельзя видеть ни в одном из наших Российских храмов. Особенно хорошо проникает снаружи свет в солнечный день. Тогда из окон, находящихся под солнечными лучами, входит в собор свет тонкими широкими полосами. От этих, проникающих от солнца, матовых сияний разливается по всему храму какой-то дивный свет, на подобие панорамного; для глаз этот свет мягок и приятен и в душе производит особое чувство, возбуждающее и самого равнодушного воздать славу Богу, показавшему нам свет.

В месяце Июле 1891 гола окончена была реставрация внешнего вида Владимирского Успенского собора. В этом же месяце отняты от него и леса, и открытый белокаменный собор, как бы, воскрес в прежнем своем величии и в первоначальной красоте своей.

Много потрудились в восстановлении древнего вида собора и в упрочении его все, на кого возложено было исполнение этого многотрудного дела предпринимателем его Высокопреосвященнейшим Архиепископом Феогностом. Все дело реставрации производимо было хозяйственным способом, неусыпно распоряжавшимся и более других потрудившимся, просвещенным ктитором собора, Валентином Александровичем Егоровым при неотступном наблюдении и руководстве Губернского Инженера Ивана Онисимовича Карабутова215215, с участием Архитектора Карицкого; главным же и одушевлявшим деятелем был всегда сам Высокопреосвященнейший Владыка. Он пред начинанием каждого дела в последовательном порядке, сам являлся на работы и благословлял на начинание. Весьма часто посещал собор и во время производства работ, без всякого затруднения, входил на самую высоту лесов, обозревал и ободрял производителей дела. Много труда понесено во время реставрации и маститым Археологом Иваном Егоровичем Забелиным. Он многократно приезжал из Москвы для обозрения дела и для направления его согласно с требованиями Археологической науки, и в своем деловом кабинете безотказно и с предупредительностию доступен был для каждого из членов строительного комитета, являвшегося к нему за разяснениями по встречавшимся недоумениям. По окончании реставрации Владимирского Успенского собора, и внутренней и внешней, имя этого ученого деятеля тесно связывается с историею собора.

На производство обновления внешнего вида собора израсходовано до 90000 рублей, а начато было это дело с одной тысячи, пожертвованной Высокопреосвященнейшим Владыкою Феогностом. Не достойно ли это великого удивления?

Поистине дивны пути благопромышления Божия в сохранении Владимирского Успенского собора в течение его семивекого существования. Какой великой славы исполнена была первоначальная история сего собора, и сколько сей, славный богатством и благоукрашением, святой храм перенес бедствий в тяжкую годину ига монгольского и в последующие времена. В каком пребывал он бедном и убогом положении, когда закрыта была в нем и самая святительская кафедра, и город Владимир приписан был к области Московских Митрополитов? Сколько потерпел Владимирский собор и в то время, когда, в виду его ветхостей, обновители, при его исправлении, без всякой пощады пробивали в благознаменитом храме новые окна, вынимали внутри его целые простенки, и на престарелом верхе его громоздили тяжелые кирпичные надкладки, а на сводах его наложили страшной тяжести кровлю. В последнее время, от опасности находившихся в стенах его трещин, решались даже ходатайствовать о перестройке соборного здания. Только Августейшая воля Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича положила преграду к приведению в исполнение сего намерения. Видимо, что Господь руководил волею Августейшего Монарха и соблюдал святой соборный во Владимире храм до прибытия на древнюю его кафедру такого Архипастыря, которому предопределено было обновить обветшавшее святилище земли Русской, снять тяжкое бремя с верха одряхлевшего собора, наложенное, как бы, на рамена его необдуманными прежними его обновителями, и залечить его раны. Этот избранник Божий явился в лице Архиепископа Феогноста. Он с необычайным одушевлением исполнил, возложенную на него Божиим предопределением, миссию. Он с трепетным благоговением отнесся к Владимирскому собору; он каждый камень, из которых сооружен был многострадальный собор, считал дороже самых многоценных камней. С сердечным соболезнованием предстоял и пред заложенными кирпичом гробницами, блаженне покоящихся в соборе Державных Русской земли и приснопамятных Святителей. За такое усердие Архипастыря Господь, очевидно для всех, помогал ему в предпринятом им обновлении и укреплении собора. Не чудно ли открыл ему Господь древнейшую стенопись на столпостенах храма! Как бы сама рука Божия сняла завесу, скрывавшую целые века греческое письмо под известию, покрывавшею внутренность собора. Не указал ли Господь, предавшему себя в Его волю, Архипастырю, как привести в первоначальное положение и гробы Державных и Святителей, соответственно их высокому званию и их доблестям. Не менее очевидна была небесная помощь и при обновлении наружной стороны собора. Весьма ветхие и опасные места так легко были исправляемы и восстановляемы, что заведовавшие реставрациею техники приходили в изумление от благоуспешности в деле. Самый белый камень, односвойственный с тем, из которого был построен собор, как бы для этого дела был затаен в недрах земли Владимирской губернии и как бы самим же Господом указан в нужное время в вновь открытых каменоломнях!

Древний летописец говорил о Великом Князе Андрее Боголюбском, что при построении им Владимирского собора, «по его вере и по достоянию к святей Богородице приведе ему Бог из всех земель мастеры». Без преувеличения, и при настоящем обновлении Владимирского Успенского собора, можно сказать, что Архиепископу Феогносту, очевидно для всех, помогал Господь и Святые Благоверные Великие Князи.

Теперь златоверхая соборная церковь Пресвятой Богородицы в том же самом виде, в каком она была и при Благоверных Великих Князьях Андрее Боголюбском и при Великом Всеволоде. Грядите и воззрите на красоту церковную и преклонитесь пред святынею семивекового храма. Владимирский Успенский собор заслуживает благоговейного чествования своею историею и своими многовековыми страданиями216216.

Недолго пришлось Высокопреосвященнейшему Архиепископу Феогносту совершать служение в обновленном древнейшем кафедральном соборе. В 1892 году учреждена была самостоятельная Новгородская архиерейская кафедра и 21 ноября того же года Высокопреосвященнейший Феогност назначен Архиепископом Новгородским и Старорусским. 6-го декабря совершена была им последняя в кафедральном соборе литургия, в сослужении двух архимандритов и соборного духовенства. Собор был наполнен народом; были представители разных ведомств и всех сословий. По окончании царского молебна, в совершении которого участвовало все градское духовенство, Архипастырь сказал прощальное слово217217 и в лице предстоящих простился с Владимирскою паствою.

По окончании церковной службы, когда Владыка в мантии вышел царскими вратами и остановился на амвоне, соборный протоиерей М. И. Жудро сказал ему речь и от кафедрального собора поднес Владимирскую икону Божией Матери. Вслед за тем соборный ключарь протоиерей А. Виноградов обратился к Владыке со следующею речью: «Владыко святый! Не только великое множество духовных чад твоих, собравшихся ныне в это древнее святилище, прощается с Тобою, оставляющим нас, но прощается с тобою и св. храм сей. Возведи, в последний раз, очи твои на высокие своды его, на столпостены его! Ты залечил глубокия раны их, и как бы из ничтожества воззвал покрывавшие их св. лики. Душа верующая прозирает, что благодарно и благоволительно взирают ныне на тебя все святые, образы которых Ты обновил и украсил благолепием. Воззри на древния погребальныя комары, и приведи себе на память, как очистил Ты гробницы Державных русской земли и приснопамятных святителей от сора и нечистоты, наметанных долгим, веками исчисляемым, временем. И Великий Всеволод, и Ярослав, родитель св. Александра Невскаго, и Великая Княгиня Агафия с своим семейством, и все, все, благоприличествующаго упокоения которых коснулась Твоя святительская десница, по чувству верующей души, теперь окрест Тебя, Святитель Божий, – все они навсегда молитвенники за тебя пред небесным престолом Вседержителя. Обрати еще взор твой к чудоточной гробнице небеснаго покровителя Твоего, Великаго Князя Георгия, к св. мощам создателя сего храма, Великаго Князя Андрея Боголюбскаго и сына его княжича Глеба, и вспомни, как ты в теплой своей молитве в сем храме испрашивал у них благословения и помощи на обновление разрушавшагося сего храма, как они помогали Тебе в этом деле, как Ты, при благодатной помощи их, к удивлению всей России, благоуспешно окончил это многотрудное дело, и не только прочно утвердил ветхий семивековый собор, но и как дивное чудо показал его сынам России в том самом виде и благолепии, в каком он был в первое свое время. И теперь, не святые ли благоверные великие князи гласом Благочестивейшаго нашего Государя, призывают Тебя в Великий Новгород, в св. Софию древнейшую? Душа верующаго чувствует даже, что Ты и эту обветшавшую соборную церковь Новгорода обновишь и упрочишь, как Владимирский соборный храм. Гряди, гряди, Владыко святый, благословляемый целым сонмом небожителей, и в знамение всегдашняго благодатнаго покровительства Тебе св. благоверных князей Георгия, Андрея и Глеба, приими и понеси с собою сии св. дары от мощей их218218. В твоем келейном храме они очевиднее будут напоминать Тебе о всегдашних Твоих небесных покровителях».

Нет надобности говорить здесь о чувствах, волновавших в то время весь город, особенно епархиальные в нем учреждения и духовенство: эти чувства со всею полнотою, наглядностию и теплотою выражены в прощальных речах и поднесенных Владыке адресах.219219

7 Декабря в 5 часов вечера Высокопреосвященнейший Феогност еще благоизволил прибыть в кафедральный собор, и служил здесь молебен Божией Матери и благоверным князьям, нетленно почивающим в соборе. По окончании молебна, в служении которого участвовало все соборное духовенство, Владыка приложился к Владимирской иконе Божией Матери и к мощам св. угодников.

9 числа, в первом часу дня, раздался звон одновременно во всех церквах города, возвестивший об отезде Высокопреосвященнейшего Феогноста из Владимира. На вокзал железной дороги собралась масса народа и много представительных лиц от разных сословий. До прибытия нижегородского поезда и до отбытия его в Москву многие принимали в последний раз благословение от Владыки Феогноста. Наконец поезд тронулся, в народе раздалось пение, многая лета, а в городе опять всеобщий звон, продолжавшиеся, пока поезд не скрылся из глаз.

В Новгороде деятельность Высокопреосвященнейшего Феогноста особенно ознаменовалась и больше всего обновлением и украшением Св. Софии Новгородской, после чего он назначен быль на Киевскую Митрополитскую кафедру. Служение здесь Митрополита Феогноста было непродолжительно, с 13 августа 1900 до 22 Января 1903 года – дня его блаженного успения. Не смотря на краткость времени и в Киеве служение его было плодотворно. Ему суждено было закончить начинания своего предшественника Митрополита Иоанникия – реставрацию в Киево-Печерской лавре великой церкви, в которой он в 22-й же день Января был хиротонисан в епископа. Погребен Митрополит Феогност в Крестовоздвиженской церкви ближних пещер. Могила ему уготована посреди храма, против самых царских врат, между могилами – с правой стороны митрополитов Филарета и Филофея, а с левой митрополитов Арсения и Иоанникия.

По благопромышлению Божию, на место Высокопреосвященнейшего Феогноста к древнейшей Владимирской кафедре 21-го же Ноября 1892 года, когда состоялось распоряжение о перемещении его на Новогородскую кафедру, назначен Высокопреосвященнейший Архиепископ Сергий, бывший архипастырем на Могилевской кафедре.

Высокопреосвященнейший Сергий родился 21-го Мая 1830 года в селе Карпове, Костромской губернии. В мире именовался он Иоанн Спасский. Первоначальное образование он получил в Макарьевском духовном училище, куда поступил в 1839 году. С 1844 года он учился в Костромской Духовной Семинарии, а в 1849 году был отправлен на казенный счет в Киевскую Духовную Академию, где и кончил в 1853 году курс со степенью магистра богословия. 9-го Декабря этого же года назначен был преподавателем в свою родную Костромскую семинарию. Овдовев в 1857 году и поручив воспитание своей дочери родителям покойной жены, в 1857 году принял монашество и был пострижен в день «обретения мощей преподобнаго Серия, игумена Радонежского» 5-го Июля в Ипатьевском монастыре с именем Сергия.

С этого времени он всецело предался своим любимым научным занятиям; вместе с тем исполнял и служебные свои обязанности, сначала в той же Костромской семинарии, потом в Вифанской и Московской. В сан архимандрита был возведен 25-го Сентября 1861 года самим Московским митрополитом Филаретом в Троице-Сергиевой Лавре. Около 8 лет проходил должность ректора Вифанской семинарии, настоятеля Московского Знаменского монастыря и цензора духовных книг, а в 1874 году, согласно прошению его, оставлен был настоятелем Московского Знаменского монастыря и цензором духовных книг, с увольнением от должности ректора. В 1873 и 1876 годах вышел в печати капитальный его труд в двух томах: «Полный месяцеслов Востока», за который он удостоен степени «доктора Богословия». За время пребывания в Московской епархии и в прочее время службы в других епархиях много было издано им и других сочинений. С 1880 года был настоятелем Московского же Спасо-Андрониева монастыря, а в 1882 году 24-го Апреля назначен епископом Ковенским, первым викарием Литовской епархии. 7-го Июня Преосвященнейший Сергий назначен на Могилевскую кафедру. В продолжение семи лет много потрудился здесь Владыка во славу Божию и на утверждение православной церкви, а в 21-е Ноября 1892 года, одновременно с перемещением Высокопреосвященнейшего Феогноста на Новгородскую кафедру, возведен был, в сан Архиепископа, на кафедру Владимирскую. И вот ныне, в 1903 году, когда заканчиваются сии летописные сказания о Владимирском Успенском соборе, исполнилось одиннадцать лет пребывания Высокопреосвященнейшего Архиепископа Сергия на древнейшей Владимирской кафедре и пятьдесят лет всей многотрудной его служебной деятельности. Весьма много полезного совершено было в эти одиннадцать лет Высокопреосвященнейшим Владыкою для Владимирской Епархии, а в соборе при нем украшены раки владимирских чудотворцев, обновлена украшением Владимирская икона Богоматери, увеличены средства собора сбережениями от увеличившихся доходов, позлащен верх колокольни, улучшено пение, усилено проповедование слова Божия, причту увеличено казенное жалованье и отпускались кроме сего пособия из средств Св. Синода; в соборном странноприимном доме сделаны разные приспособления для удобства останавливающимся в нем для отдохновения путникам богомольцам и, что особенно важно, устроен для сего дома особый водопровод из городского бассейна. Но один Господь в полноте может видеть все болезни и труды его, ими же трудился он во благовестии Христове и управлении паствами, и ту спасительную пользу, какая проистекала от его трудов для святой Божией церкви и для находящихся в ее недрах людей Божиих.

9-го Декабря 1903 года Владимирская паства торжественно чествовала Высокопреосвященнейшего Архиепископа Сергия по случаю исполнившегося в этот день пятидесятилетия его служения на пользу св. церкви и отечества. В этот день представители как духовных, так и светских учреждений, в поднесенных Юбиляру адресах, выразили самые теплые чувства любви, высокого уважения и сыновней преданности своему Архипастырю. Прочтено и поднесено было 42 адреса, прислано приветственных телеграмм и писем 237. В этом числе было весьма много приветствий от высших учебных заведений и учреждений и высоких особ. Этот день блистал славою Высокочтимого Юбиляра. Достойна особого внимания произнесенная Высокопреосвященнейшим Владыкою в ответ на выслушанные им приветствия речь220220.

Да позволено будет мне, говорил Высокопреосвященнейший Владыка, заключить приветствие достопочтенного настоящего собрания кратким словом.

Можно сказать, что мне дана многолетняя жизнь. Не многим из рожденных дается дожить до 73 с половиною лет.

Как же смотреть на долголетие: есть ли оно плод крепких сил, дарованных родителями, есть ли плод умеренной жизни, есть ли дело милосердия Божия, ведущего к покаянию, или к усовершенствованию в добре, во всяком случае оно есть великий дар Божий.

Итак, прежде всего благодарение Господу Богу, доведшему меня до настоящего знаменательного дня моей жизни. Да приимет Господь милостиво благодарение, принесенное Ему ныне мною с Владимирскою паствою. Благодарение Пречистой Матери Бога Слова, ходатайствовавшей за меня пред всесильным Сыном Ее. Благодарение святым Божиим, не отринувшим трудов моих по составлению писаний о них.

Затем благодарение родителям моим, даровавшим мне крепкие силы при рождении и воспитавшим меня. Да упокоит их Господь в царстве славы Своея. Благодарение начальникам и наставникам духовных заведений, чрез которые Промышлению Божественному угодно было провести меня во дни юности моей. Благодарение архипастырям, под управлением которых находился, особенно же святителям Московским: Филарету, Иннокентию и Макарию, поддержавшим меня при немощах моих и возводившим по степеням должностей и наград. Благодарение лицам высшего духовного управления, доселе здравствующим и благодеявшим мне. Благодарение помощникам и сотрудникам в местах служения моего указанных мне Богом. Благодарение православным христианам, снисходившим немощам моим, помогавшим мне молитвами и утешавшим меня преданностию св. вере и церкви.

Родители дали мне крепкие силы, но здоровье мое расстроено было в зрелых летах скорбями и неумеренными занятиями книжными. Однако постигшая меня нервная болезнь, не причиняя серьезного расстройства в организме телесном, при употреблении средств, ослаблявших ее, приносила и пользу тем, что заставляла вести жизнь более осторожную и умеренную. Занятия книгами хотя продолжались, но также были умерены и служили к поддержанию здоровья тем, что отвлекали душу от огорчений и ослабляли действие на нее беспокойств, причиняемых делами административными. Вообще книжные занятия были для меня великим благодеянием.

Но главную причину долголетия нахожу в особом промышлении Божием о моем недостоинстве. Немало было явно знаменательного в моей жизни, что поддерживало дух мой на трудном пути ее. Самые силы телесные, по временам упадавшие, обновлялись заметно, по милости Божией, в то самое время, когда я назначаем был на более трудные места, от которых готов был отказываться.

Путь жизни моей близится к концу. Настоящий юбилей показал итоги ее отчасти и далеко не в настоящем виде. Итоги ее подведутся точно и беспристрастно при переходе в будущую жизнь и тогда, без сомнения, откроются большие недочеты. Остается надежда на молитвы иереев и православных христиан, имевших, по Божию устроению, отношение ко мне, и вообще на молитвы Православной Церкви. Остается надежда на милость Божию по заслугам великого архиерея Господа нашего Иисуса Христа, на заступление Богоматери и ходатайство святых Божиих.

Еще приношу глубокую благодарность достопочтенному собранию за поздравления, а также за разные приношения, которые почти все пойдут в храмы Божии или на дела благотворения и будут служить памятниками настоящего дня.

Благословение Господне да пребудет на всех вас и на всех христианах Владимирской паствы и других мест моего служения.

После юбилейного торжества и года не прошло, как Высокопреосвященнейший Архиепископ Сергий почил о Господе. Предшествовавшая его кончине болезнь была непродолжительна. 16-го числа Ноября 1904 года почувствовал он слабость сил, а 20-го числа скончался. 24-го чиста было отпевание его в кафедральном соборе, совершенное Высокопреосвященнейшим Иаковом, Архиепископом Ярославским и Ростовским, со многими архимандритами, протоиереями, иереями и диаконами, при великом множестве народа. Погребен был почивший Архипастырь в самом кафедральном соборе, на правой стороне, в возглавии гробницы Серапиона, епископа Владимирского. Пред самым отнесением гроба святителя к месту его упокоения кафедральному протоиерею назначено было произнести следующую заключительную речь: «Доблестный, почивший Архипастырь наш! Двенадцать лет Господь благоизволил тебе пребывать на древнейшей Владимирской кафедре и совершать служение в этом благознаменитейшем храме. Теперь уже ты возлежащий, а не служащий. Еще несколько минут и священное тело твое будет покоиться безмятежно до гласа трубы ангельской, под сводами сего великоблагодатнаго храма, вместе с сонмом благоверных Великих Князей, Княгинь и святителей. Ты возляжешь в ряду приснопамятных иерархов: Луки – смиреннаго и кроткаго, Симона – учительнаго, Митрофана, принявшаго мученическую кончину в сем самом соборном храме в нашествие монголов, и Серапиона – известнаго проповедника. Здесь же и святитель Максим Митрополит, удостоившийся видеть Пресвятую Богородицу. В какое дивное сообщество вселяешься ты! Это Господь дарует тебе за то, что ты в житии твоем уподобился сим древним святителям своим благочестием, многими трудами своими и просиял Богоприятными писаниями твоими. И гробница для упокоения твоего сооружена из белого камни, как и у покоящихся здесь древних святителей. Каждый из нас будет ощущать, что тело твое, которое обитало с нами, близко к нам, а святая вера наша будет утверждать нас в сознании, что и праведная душа твоя, вместе с душами блаженне здесь почивающих, будет часто витать и сем святилище и будет споспешествовать нам грешным святыми твоими молитвами. Какая для всех нас отрада и какое великое утешение, что Господь благоизволил тебе почить в древнем храме кафедры Владимирской! Воздаем о сем славу и благодарение благопромыслителю Господу.

Возлюбленные собратия! Наступило время, приблизилась минута. Благоговейно приступим, подымем тело приснопамятнаго святителя, потрудившагося полных пятьдесят лет на пользу св. церкви и на утверждение святой веры православной, и отнесем его на место упокоения в возглавии святителя Серапиона – древняго церковнаго витии, а ум и сердце свое вознесем горе, памятуя, что дух почившаго Архипастыря благословляет нас во спасение душ наших».

После погребения Архиепископа Сергия Владимирская паства скоро утешена была назначением на древнюю Владимирскую кафедру Епископа Вятского и Слободского Никона. Назначение это Высочайше утверждено 27-го Ноября. Новый Архипастырь прибыл в град Владимир 18-го Декабря. Объявшая всех при сем радость неописуема. Встречен был Преосвященнейший Владыка торжественным звоном на всех многочисленных градских колокольнях, а в соборе всем городским духовенством. Преосвященный Епископ Никон, весьма известный по своей плодотворной деятельности и добросердечию граду Владимиру и Епархии Владимирской, как бывший семь лет ректором Владимирской Духовной Семинарии, почему и принят был, как желанный всей Владимирской пастве Архипастырь. По происхождению своему Преосвященный Никон – сын священника Костромской губ., Чухломского уезда; в мире, именовался Николай Андреевич Софийский. Родителя своего он лишился, когда было ему только три года, и возращен и воспитан попечением матери, которая не знала ни отдыха, ни покоя при заботах об оставшихся сиротах. Первоначальное образование свое получил в Солигаличском духовном училище и потом в Костромской Духовной Семинарии. По окончании семинарского курса предложено ему было, как одному из лучших студентов, отправиться на казенный счет в Духовную Академию, но он, отклонив это почетное предложение, и прослужив около года надзирателем в Макарьевском духовном училище, 20-го Февраля 1883 года принял сан священства, поступив на службу в село Мамонтово.

Не продолжительно было в сем приходе служение молодого пастыря. 9-го Мая 1884 года он овдовел и в этом же году поступил в С.-Петербургскую Духовную Академию, где на четвертом курсе принял монашество с именем Никона. По окончании академического курса третьим магистрантом, тогда же назначен был инспектором С.-Петербургской Духовной Семинарии, а 30-го Марта 1891 года определен был ректором Владимирской Духовной Семинарии, с возведением в сан Архимандрита. 26-го Января 1898 года назначен Епископом Вольским, викарием Саратовской Епархии и хиротонисан был 8-го Марта 1898 года в соборе Александроневской Лавры. 6-го Февраля 1899 года был назначен Епископом Нарвским, третьим викарием С.-Петербургской Епархии. В течение после сего трех лет был переименован во второго и потом первого викария С.-Петербургской Епархии. 10-го Декабря 1901 года получил назначение на кафедру Вятской Епархии. Во время служения в сей Епархии Преосвященнейший Никон сопричислен к ордену св. Анны первой степени.

Таково происхождение и воспитание и такова была предшествовавшая последнему назначению служба Преосвященного Никона. В сиротстве, с ранних лет его младенчества, Промысел Божий охранял жизнь его, потом руководил им на служебном его поприще и, наконец, привел его на преименитую Владимирскую кафедру.

При вступлении его в семивековой Успенский собор, кафедральный протоиерей, до глубины души тронутый пришествием Богоизбранного Архипастыря, приветствовал вступление его в древнейшее святилище следующею речью:

Ваше Преосвященство!

В надписи, соблюдаемой на стене сего соборнаго храма с древней русской летописи, начертано: «в лето 6668 создана бысть церквы святая Богородица в Володимери благоверным и боголюбивым князем Андреем; и украси ю дивно многоразличными иконами и драгим каменьем без числа и ссуды церковными, и верх ея позлати (Лавр. лет.)... и устроеньем подобна бысть удивлению Соломонове святая святых (Ипат. лет.)». Это сказано о самом этом соборном храме. Со времени построения сего храма протекло уже 745 лет. Много в нем за это время совершилось разнообразных исторических событий и происшествий; много святителей пред св. престолом сего храма молилось и тайнодействовало. Многие из сих святителей, по своей святости и за учительность свою, а один и за мученическую кончину свою в самом храме, блистают в сказаниях о них церковной и отечественной истории. Созданная св. Князем Боголюбивым Андреем соборная церковь, сохраняемая Господом, и поныне предстоит пред нами в целости и благолепии, на утешение всему русскому народу. Эта преименитая церковь известна тебе, святый Владыко. Ты многократно молился в ней, когда имел пребывание в граде Владимире. Теперь ты вступаешь в эту церковь, как Богодарованный Владимирской пастве Архипастырь, как преемник доблестных святителей древней кафедры. Радуются о твоем пришествии все служащие у кафедры, все духовенство нашего града и вся паства твоя. Ощущается душею, что и самый святый храм сей облекается в радость при твоем вшествии. Вниди Богоблагословенный в древнее святилище, приблизься к св. престолу его и ограждай отныне многая лета св. храм сей и всю паству твою святыми своими молитвами!

Преосвященные викарии при Владимирской кафедре с 1895 года по настоящее время:

Преосвященный Епископ Тихон. Он обучался в Смоленской Духовной Семинарии и в С.-Петербургской Духовной Академии. Пострижен в монашество 13-го Августа 1862 года. Был бакалавром Казанской Духовной Академии со степенью магистра и ректором Самарской Духовной Семинарии и затем настоятелем монастырей Елецкого и Домницкого Черниговской епархии и Новгород-Северского, а также и старшим цензором С.-Петербургского цензурного Комитета. 18 Апреля 1892 г. назначен Епископом Муромским, хиротонисан в Александро- Невской лавре 26 Апреля 1892 года. 30-го Ноября 1895 года назначен Епископом Прилукским Полтавской епархии, куда и отбыл из Владимира 14 Декабря 1895 года.

На место выбывшего в викарии Полтавской епархии Преосвященного Тихона назначен был епископом Муромским, Викарием Владимирским Платон (Грузов), хиротонисанный в С.-Петербурге 21 Января 1896 года. Он сын священника г. Дмитрова. По окончании курса в Вифанской семинарии студентом, с 1 Мая 1865 года по 5 Сентября 1882 года был диаконом в Москве, в церквах: Николаевской в Пыжах, Николаевской в Кошелях и Варваринской. В 18–2 году поступил в Московскую Духовную Академию и чрез год перешел в С.-Петербургскую, в которой 14 Января 1884 года пострижен в монашество и из которой с четвертого курса 11 Октября 1885 года назначен членом Пекинской Духовной миссии. В Китае продолжалась его служба до 27 Января 1893 г. В это время, по возведении в сан архимандрита, назначен он настоятелем Саратовского Преображенского монастыря. Скончался, после продолжительной болезни, во Владимире 27 Февраля 1904 года и погребен в Георгиевском приделе Кафедрального собора по левую сторону западных входных дверей.

По смерти Преосвященного Платона назначен викарием Владимирским Преосвященный Епископ Никон. Он сын причетника Верейского уезда, в мире Николай Рождественский. Пострижен в монашество 12 Марта 1880 года в Троице-Сергиевой лавре, где в 1891 году был назначен действительным членом учрежденного собора Сергиевой лавры, a в 25 день Сентября 1892 года посвящен в архимандриты. Он учредитель, писатель и издатель, известных всей России, Троицких Листков. За 25-летнюю деятельность по изданию сих листков и проповедание слова Божия 8 Февраля 1904 года награжден орденом св. Владимира 3 степени, а 6 марта сего же года назначен Епископом Муромским.

Кратковременно было пребывание во Владимире Преосвященного Епископа Никона. 8-го Ноября 1904 года Высочайше утвержден был доклад Св. Синода об учреждении в Московской Епархии кафедры четвертого викария Серпуховского и о перемещении на эту кафедру Преосвященного Муромского Никона.

В этом же Ноябре в 13-й день Высочайше утвержденным докладом Св. Синода определен Епископом Муромским, викарием Владимирской Епархии Александр, хиротония которого совершена была 12-го Декабря в Александро-Невской лавре.

Преосвященный Александр, уроженец Вятской губернии, в мире Александр Иванович Трапицын. Образование свое получил он в Вятской Духовной Семинарии, по окончании курса в которой в 1884 году, продолжал образование в Казанской Духовной Академии. 27-го Февраля 1900 года, будучи уже вдовым священником, пострижен в монашество с именем Александра. 28-го Июля 1901 года назначен был ректором Калужской Духовной Семинарии, с каковой должности и определен викарием Владимирской Епархии.

Преславен Владимирский Успенский собор до последнего своего времени и Архипастырями, которые по благопромышлению Божию возводимы были на его кафедру. Досточтимы и сотрудники их преосвященные Викарии.

Дополнения к повторительному изданию книги «История Владимирского Успенского собора заканчивается в тяжкое для России время – время продолжающегося страшного кровопролития на Дальнем Востоке с восставшим на нас Японским народом. О даровании победы над врагами нашему христолюбивому воинству и о прекращении брани ныне много стекается во Владимирский Успенский собор благочестивых обитателей города Владимира с усердною молитвою, а в праздничные дни весьма многие собираются в семивековой собор и из жителей окрестных селений.

К благоговейной молитве во Владимирском Успенском соборе особенно располагается каждый входящий в него. Одно сознание, что этот храм великий старец, что он вместе с народом русским сам страдал в страшное монгольское нашествие, что он весь обагрен кровию пострадавших в нем от меча врагов и что он хранит под своими сводами многие века телеса этих страдальцев, приводит в благоговейный трепет и содрогание наше сердце.

В сонме почивающих во Владимирском Успенском соборе много споборников нашему Благочестивейшему Государю Императору и защитников Державы Его. Здесь почивает и Великий Всеволод Георгиевич, родоначальник наших благочестивейших Государей, здесь и брат его св. Великий Князь Андрей Боголюбский с сыном своим князем Глебом; здесь и Великий Князь Георгий Всеволодович, обезглавленный монголами; здесь же погибшие от монголов и супруга Великого Князя Георгия с дочерью своею, снохами и внучатами и с сыновьями, Мстиславом, Всеволодом и Владимиром и епископ Митрофан, погибший с великокняжеским семейством в самом соборном храме; здесь и собиратель Русской земли после монгольского погрома Великий Князь Ярослав Всеволодович, родитель св. Великого Князя Александра Невского. Все это заступники за родную им землю Российскую. К сим заступникам и защитникам, в годину нашедшего на Россию бедствия, да будут обращены сердца и воздыхания и всего Русского народа: да восстанут они и подвигнутся на помощь нашему Великому Государю Императору Николаю Александровичу и всему воинству Его к одолению врагов, наступивших на нас!

Кафедральный протоиерей Александр Виноградов

* * *

1

Влад. Епарх. Вед. № 14, 1868 г. «Очерк города Владимира на Клязьме».

22

22 В книге г. Дмитриевского о начале Владимира на Клязьме сказано, что «образ Богоматери до 1160 г. стоял в Боголюбове и оттуда в вышепоказанном году был привезен с великою церемониею, 21-го сентября по Клязьме судном во Владимир. Сему доказательством служит то, что на городском берегу, где предназначено было встретить и принять икону, построена была церковь во имя сретения иконы Пресвятыя Богородицы Владимирския. В сию церковь каждогодно сентября в 21 числе было из Успенскаго собора крестное хождение; церковь та в 1784 году перенесена на другую города сторону, в солдатскую слободу». (О начале Владимира, что на Клязьме Дмитриевск. С. П. Б. 1802 г. стр. 74).

33

33 Собрание Р. Лет. Т. I, стр. 151.

44

44 Собр. Рус. лет. т. II, стр. 115.

55

55 III книг. Примеч. 521, стр. 495.

66

66 Лавр. лет. стр. 166.

77

77 Лаврент. лет стр. 173.

88

88 Лаврент. лет. стр. 190.

99

99 Собственно в 1238 году, ибо событие, о котором будет у нас речь, случилось в Феврале, а этот месяц по нашему счислению является уже в начале нового года, в летописях же год начинался с Марта.

Вам может быть интересно:

1. О митрополии русской в конце IX века протоиерей Александр Горский

2. История стенописи Успенского собора в Москве Александр Иванович Успенский

3. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя-освободителя (1855-1870) Александр Александрович Папков

4. Черты епархиального управления XVII по следственному делу о коломенском архиепископу Иосифе протоиерей Павел Николаевский

5. Летопись происходящих в расколе событий за 1894 год профессор Николай Иванович Субботин

6. Из английской церковной жизни XVI века профессор Василий Александрович Соколов

7. История Северо-африканской Церкви с 534 года до конца её существования епископ Арсений (Иващенко)

8. Понятие о церковном праве и его история архимандрит Гавриил (Воскресенский)

9. Иллюстрированная история Русской Церкви. Часть 2 протоиерей Андрей Беляев

10. Греческие историки IV, V и VI вв. профессор Алексей Петрович Лебедев

Комментарии для сайта Cackle