Азбука веры Православная библиотека профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский Древнейший Хиландарский Синаксарь по уставу Иерусалимскому


профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

Древнейший Хиландарский Синаксарь по уставу Иерусалимскому

В книге своей под заглавием: «Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках православного Востока, т. I, Τυπικά, ч. 1. Памятники патриарших Уставов и ктиторские монастырские Типиконы», вышедшей в свет в Киеве в 1895 году, мы обнародовали полный и весьма любопытный по содержанию список ктиторского Евергетидского Типикона ХII в. Найден нами этот ктиторский Типик в превосходной пергаменной рукописи № 788 Афинской национальной библиотеки. Определяя время происхождения данного Типика1, его важное литургическое значение и отношение к однородным с ним памятникам древне-византийской литургической письменности и, в частности, к известному в науке сербскому афоно-хиландарскому Типикону св. Саввы сербского под названием Исписание и оуказание житиꙗ, соущее въ монастыри прѣст҃ые Бце наставнице. прѣданное мною грѣшнимь и смѣреным мнімь Савою вамь о Гд҃ѣ возлублена чеда и братіе, мы позволили себе высказать несколько предположений относительно характера этого последнего Типика, его происхождения и возможной в будущем находке в славянском переводе и второй части этого Типика или Синаксаря, как нам казалось тогда, сходного с Синаксарем Евергетидского Типикона. «Мы не только не находим в Хиландарском Типиконе пр. Саввы Сербского каких-либо «положительных известий об иерусалимских порядках (о сем категорически говорил покойный проф. И. Д. Мансветов2, но даже слабых признаков знакомства его составителя с уставом обители пр. Саввы Освященного. Напротив, писали мы в свое время, из приведенной главы о бдениях и из других мест Типика (гл. 35, 36 на стр. 44–47; слич. Еверг. Типик гл. 35 и 36 на стр. 646–648, 446–448 и др.) мы получаем крепкую уверенность, что об этих порядках, при издании своего Типикона (что было несомненно до его путешествия в Иерусалим) пр. Савва не слыхал, и что первоначальный богослужебный порядок в Хиландарской обители весьма вероятно был тот же, какой практиковался в других константинопольских монастырях того времени, или, еще ближе к истине, тот самый, который пр. Савва Сербский изучил и вынес из «своей» Евергетидской обители. Ссылки в Хиландарском Типике на Синаксарь в таких выражениях: «а о вечернѣмь пѣнии Синаксарь ѧвленно показꙋетъ, или ѧко Синаксарь ѧвлѧетъ, или «о еже о светыхъ постѣхь въ Синаксарѣ сь испытаниемь смотрѣти и ѧкоже показꙋеть, тако и хранити» и др., при полном почти сходстве их по изложению в обоих уставах, дают основания для подобного предположения. Ничего поэтому не будет удивительного, если кому-либо из последующих ученых удастся где-нибудь отыскать славянский, или, вернее, славяно-сербский перевод и Синаксаря или Типикона церковного богослужения Евергетидского монастыря, конечно, с соответствующими и необходимыми дополнениями. Мы знаем, что Типикон этот был принят, как регулятор богослужения в монастыре св. Маманта, еще более естественно, при указанных выше постоянных связях двух обителей, видеть его в той же роли и в сербской Хиландарской обители.

«Косвенное, но вместе с тем и достаточно веское основание для того положения, что Хиландарская обитель до XIV столетия была совершенно незнакома с порядками иерусалимского богослужения, и в своей богослужебной практике руководилась своим особенным Типиконом, можно находить в рукописном Никодимовском Типиконе Белградской библиотеки. Из обширного предисловия к нему, писанного в 1319 году, мы узнаем, что сербский архиепископ Никодим, бывший пред тем игуменом Хиландарской обители, в первый раз познакомился с иерусалимским уставом, в бытность свою в Константинополе, в патриаршество Нифонта I (1313–1315) чрез патриархов иерусалимского Афанасия и антиохийского, »дрьжащихъ Типикь по обычаю светаго града Ерусалима, по ꙋставꙋ светаго Сави пꙋстинежителѧ". По вступлении на архиепископский престол Сербской Церкви, архиепископ Никодим задумал сделать перевод этого устава на сербский язык и ввести его в богослужебную практику своей Церкви. «Послахь вь царьскыи градь вь монастирь светаго Прѣдтече и Крестителѧ Іоана, говорит архиепископ Никодим, и принесень ми бысть си Типикь Ерꙋсалимьскы и приложихь и вь нашь езыкь оть письмень грьчьскаго езыка».

Если бы в Хиландаре знали о порядках иерусалимских еще при жизни пр. Саввы, то не было бы надобности вновь переводить иерусалимский устав и притом лицу, которое хорошо было ознакомлено с порядками сербского афонского Хиландарского монастыря. В свою очередь, не было бы никакой нужды и после, в 1331 году, игумену Хиландарского монастыря Гервасию давать наказ некоему Роману переписать Никодимовскую рукопись для употребления в богослужебной практике этого монастыря»3.

В таком виде представлялась нам первоначальная судьба славяно-сербского Типикона, введенного в церковное употребление пр. Саввою Сербским в созданном им на Афоне Хиландарском монастыре. Наше это предположение основывалось, как это теперь оказывается, на ошибочном заключении от сходства пролога в Евергетидском Типиконе с известным в науке под именем Типика пр. Саввы4 Сербского «Исписаніемъ и указаниіемъ житіꙗ, сꙋщее въ монастырѣ пресвѧтые Богородице наставнице», разительные примеры коего мы отметили даже в главах исторического характера, к тожеству обоих памятников в полном их объеме, т. е. и Синаксаре или Типиконе, о котором упоминается в одних и тех же главах и почти дословно одинаковых выражениях и в Типиконе Евергетидском, и в Типиконе пр. Саввы Освященного. Односторонне понятное нами свидетельство Никодимова Типикона 1319 года о переводе на славянский язык с греческого иерусалимского Типикона пр. Саввы Освященного в это время и введении его в практику Сербской Церкви укрепило нас в этом неверном умозаключении.

Открытие нами Евергетидского Типикона и наши суждения об отношении его к Типикону пр. Саввы Сербского и о первоначальной судьбе юго-славянского иерусалимского Типика обратили в свое время на себя серьезное внимание историков Сербской Церкви и языка. В 1898 году, как нам думается, под влиянием нашего труда, предпринял новое издание Хиландарскаго Типика сербский ученый епископ Димитрий под заглавием: «Типик Хиландарский», напечатав его в XXXI т. «Споменика сриске кральевске академиjе», так как прежние издания этого важного исторического памятника, сделанные в 1866 г. Данигичем (Гласник кн. XX) и арх. Леонидом в 1868 г. (Гласник кн. XXIV) в научном отношении были не вполне безупречны. Известный славист академик В. И. Ягич затем посвятил даже целую монографию Хиландарскому Типикону под заглавием: «Типикъ Хиландарски и ѣегов грчки извор». (1899 г. Биогр.), почти исключительно написанную при помощи нашей книги.

Высокоавторитетный знаток языка и сербской истории академик В. И. Ягич по поводу наших суждений о Хиландарском Типиконе высказал следующие свои возражения. «Мне, пишет он, доказательство проф. Дмитриевского не кажется настолько верным (сигурним), как можно заключат из его слов. Все цитаты, в которых Хиландарский Типик ссылается на Синаксарь (а таких мест имеется достаточно), переведены с греческого текста, потому что так говорилось и в оригинале, но отсюда, я полагаю, нисколько не следует, что переводчик разделял мысль главы (да си je переводилац разбиjао главу), имеется ли в виду тот самый Синаксарь, какой там упоминается, или существует в славянском переводе другой похожий. Суточное богослужение совершалось в Хиландарском монастыре точно так, как и в других славянских (болгаро-славянских) и греческих святогорских монастырях5. Думаю, что еще до Хиландарскаго Типика был переведен на славянский язык один настоящий Синаксарь или Устав Церковной службы и быть может он не был настоящим Евергетидским Синаксарем, но тот, русская копия которого находится ныне в Московской Синодальной библиотеке. Палеографы время происхождения этой рукописи относят к XII в. Срезневский ставит его сейчас после 1193 года. Эта рукопись, насколько нам известно ее содержание из описания Горского и Невоструева III, I, стр. 239–270, отчасти похожа на Синаксарь Евергетидский, хотя обе и не представляются одинаковыми. Если переделка на русскую редакцию (а имеются доказательства и за южнорусское происхождение этой редакции) происходила в конце ХII столетия, тогда первый перевод на славянский язык мог быть сделан уже в XI или в начале ХII века. И это было сделано, нет сомнения, в одном из святогорских, монастырей. Св. Савва, вероятно, нашел этот Синаксарь (или какой-нибудь другой) в славянском переводе, а поэтому ему не было надобности в переводе. Он мог довольствоваться работою только над вводною и заглавною частью, в которой необходимо было говорить об истории, т. е. о возникновении Хиландарской «забужбине».

Возражение академика Ягича, не специалиста-литургиста, высказанное в названной монографии, хотя и не может быть принято во всем его объеме, но некоторые его положения заслуживают с нашей стороны к себе полного и серьезного внимания. Синаксарь, о котором неоднократно упоминается в Хиландарском Типиконе пр. Саввы Сербского, действительно никоим образом нельзя считать Синаксарем Евергетидского монастыря. Но этот Синаксарь также ни в каком случае нельзя признать и тожественным с уставом патриарха Константинопольского Алексия (1025–1043), данным им основанному монастырю во имя Богоматери в Константинополе и переведенным на славянский язык одним из киево-печерских иноков, по приказанию игумена Киево-Печерской обители Феодосия (около 1065 г.), который искал для своей обители «правила чернечьскіѧ», «како пѣти пѣньѧ монастырскіѧ, и поклонъ како держати и чтениѧ почитати, и стоѧнье въ церкви и весь рѧдъ церковный, на трапезѣ сѣданье и что ѧсти въ кыѧ дни все съ установленіемъ».6 Рукопись Моск. Синодальной Библиотеки № 330–380, ХII в., содержащая в себе, между прочим, и необходимый для Киево-Печерской обители «уставьникъ расматрѧѧй о брашьнѣ е и о питии мнихомъ и о вьсѧцумь иномь чинꙋ, и о прѣбывани ихъ и въ церкви и вьсьде, уставленъ убо не по писанию въ монастыри стꙋдинистѣмь преподобнымь отцемь нашимь исповѣдьникомь Ѳеодоъмь, бывъшимь въ немь игꙋменъмь, преданъе писаниемъ отъ Альксиѧ свѧтаго и вселеныѧ патриарха въ поставленѣмь имъ манастыри въ имѧ Божествьныѧ Матере»7, как показывает и приведенное сейчас надписание, по характеру своих особенностей стоит ближе к обычаям обители студийской и великой Константинопольской Церкви, чем к Синасаксарю Евергетидской обители, созданному не только под влиянием тех же уставов, но и под влиянием ктиторских Типиконов монастыря византийского вельможи Еммануила, Олимпийской горы и др.8 На их различие в изложении церковных порядков указывает и академик Ягич. Подробнее о происхождении и о характере устава М. Синодальной библиотеки мы говорили в рецензии на книгу проф. И. Д. Мансветова «Церковный Устав (Типик), его образование и судьба в Греческой и Русской Церкви», напечатанной нами в «Христианском Чтении» за 1888 № 9–10 и отдельною брошюрою стр. 23–30.

Итак, какой же Синаксарь имеет в виду в Хиландарском Типиконе пр. Савва Сербский, Синаксарь, которым несомненно регулировалась богослужебная практика этого знаменитого святогорского монастыря?

Более или менее категорический ответ на поставленный вопрос возможен ныне, благодаря находке нами в библиотеке Хиландарского монастыря цельной рукописи XIV века, с таким любопытным надписанием: «Синаѯар съ Бм҃ь по ти́пикоу іе́рлм҃ско́моу и҆́мѣ̀е трѡпаре ѐ и̑ кѡⷣќе с҃тїимь. ѿ мцⷭа сеⷩ҇тевⷨріа до мцⷭа а̑уⷢ҇с̾та".

Настоящая рукопись9 № 66 (70) в лист, 269 листов, нисана чётким почерком XIV века. Заглавный лист, первый, писан позднейшей рукой XVI века.

Состав рукописи такой:

Л. 1–79 Синаѯар Полный месяцеслов с сентября месяца по август с тропарями и кондаками святых и праздников, указываемых в Синаксаре. За месяцесловом следуют непосредственно тропари и кондаки для святой четыредесятницы и пятидесятницы, а затем замечание о посте св. апостолов, тропари по непорочных, воскресные тропари, ипакои и богородичны восьми гласов.

Л. 79 об. Бг҃оро́дичникь прѣст҃ые Бц҃е ѡ̑смыимь гла́совомь.

Л. 246. Ѳеѡⷣсїа и҆́нока. и̑ презви́тера мѡнасты́ра нари́цае̑ма̀ Хилан̾дара. съписашесе сіи канѡны. ст҃моу Си́меѡ̑нꙋ. новѡ́моу мѵроточцоу. и̑ ст҃лю Савѣ. оу̑чи́теліема срь́в̾скы̀ма. похвала препⷣбномоу Сѵмеѡ́ноу. и̑ бл҃года́рнаа пѣⷭнь ст҃лю Савѣ. ка́нѡⷩ҇, о́б̾щь ст҃мꙋ Сѝмеѡноу и̑ ст҃моу Са́вѣ.

Чтобы познакомиться с месяцесловом этого замечательного Синаксаря, мы выписываем из него памяти 22 дней месяца сентября, которые следуют в таком порядке: 1) преподобного отца Симеона столпника, святых 40 жен и память Иисуса Навина; 2) святого мученика Маманта, и преподобного Иоанна Постника; 3) святого священномученика Аноима пикомидийского и преподобного отца нашего Феоктиста спосника великого Евфимия; 4) святого священномученника Вавилы и святого пророка и боговидца Моисея; 5) святого пророка Захария отца Предтечева; 6) память бывшего чудесе в Колосаих, иже в Хонех Архистратигом Михаилом и святого мученика Евдоксима; 7) предпразднство Пресвятой Богородицы и святого мученика Созонта; 8) Рождество Пресвятой Богородицы; 9) святых и праведных Богоотец Иоакима и Анны и святого мученика Севериана; 10 святых мучениц Минодоры, Митродоры и Нимфодоры; 11) преподобной матери нашей Феодоры александрийской; 12) святого священномученика Автонома. Сьси д҃нь ѿдаваемь праздникь; 13) обновление Святого Воскресения Христа Бога нашего и святого священномученика Корнилия сотника, и предпразднство Честного и Животворящего Креста; 14) Всемирное Воздвижение Честного и Животворящего Креста; 15) святого великомученика Никиты; 16) святой великомученицы Евфимии; 17) святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии; 18) преподобного отца нашего Евфимия; 19) св. мученика Трофима, Савватия и Доримента (?) и 20) св. великомученика Евстафия и дружины его; 21) в си день отдавается празднику и 22) святого священномученика Фоки и святого пророка Ионы. В сей день поем апостолу Кондрату.

В Синаксаре этом, как следовало ожидать, нашли себе место памяти южнославянских святых: 19 октября память преподобного отца нашего Иоанна Рыльского, 14 января иже во святых отца нашего Саввы, первого архиепископа сербского, 13 февраля преподобного отца нашего Симеона сербского нового мироточца и 14 февраля Курила философа, учителя словенского.

Встречаются в Синаксаре и замечания уставного характера, касающиеся соблюдения постов. Любопытнейшим этого рода замечанием следует считать статью о посте Рождественском и о навечерии Рождества Христова10. Вот эта статья:

"Дльжно іеⷭ вѣⷣти ѡ семь. ꙗко ѿ сего́ дне (т. е. 14 ноября) Начинаіте поⷭ роьства Хⷭва. и̑ поⷣбае҆ть сьхранити въ всакоу неⷣлю дни г҃ вь постѣ. понеⷣелникь, срѣⷣ, пек ѿ в̀ина и̑ масла. развѣ а̑ще гдѣ слꙋчитсе велика ст҃ого паметь. тогⷣа во разрѣшаіемь и̑ тво́римь любовь ст҃ого ради.

Поⷣбаеть и се вѣⷣти. ꙗ̑ко а҆́ще слоучитсе. Бь҃ Гь҃.11 въ тиіѐ дн҃и постниіе прилагаіемь и҆́ вь разрѣшениіе дн҃и. чтиіє е дн҃и сьблюдаіємь вь постѣ. и̑ вь поклонієніи ꙗкое и вь ст҃оую, великоу м҃-цоу. слꙋж҆ба же сиꙗ̀, м҃-цоу веⷱ҇рню, павеⷱ҇рню, полоуно́щницоу, оу̑трьню, часове сь почасіемь. ищи неⷣліе по всѣⷯ ст҃хь. понеⷣлникь, а҃ днь поста. е̑дина бо̀ ієⷭ а̑колоуѳїа цр҃кве.

Ѡ̑ постѣⷯ Хвⷭа рожьⷣства. Вь поⷭ е̑е прѣⷣе Хвⷭа ро́жьⷣства четво́родесетныи. вь соуⷠ҇ и̑ вь неⷣлю, е̑ди́ною разрⷣѣшати риби хо́щемь. вь вток҇, и̑ чьк҇, сочива и̑ зелиꙗ сь масломь. е̑ще же и̑ чрѣпов̑наѧ имоущаа кожиꙗ (Хиланд.: хоботнице). на всакы же и̑ понеⷣлник҇, и̑ пек҇, того по́ста соухоꙗсти, ꙗкоже и̑ вь прѣдніихъ рєч҇ быⷭ.

А҆́ще ли же кто Бж҃іє раⷣ любве принесеть ри́бы12 вь ꙗ́стиє на́мь, вь вток҇ и̑ли вь чек҇ да не рассоуеⷣниіє ѿтіпоущаіесе нь бл҃годарнще Ба҃ ꙗсти.

Поⷣбаіетъ же по мно́го, вьздрьжвнїа и̑ на прострьто пощение творити по паметы ст҃ого николы. за ніє приближатисе Га҃ и Ба҃ м Спс҃а нашего Іс҃ Хаа по пльти рожєⷣнїе. и҆ по ноужⷣи вьсе ти прѣвьзетиꙗ раⷣ пра́зника и̑ бжⷭтвныⷯ ради и̑ прѣчⷭтыⷯ таи́нь причещєниꙗ. соухоꙗдоуще и̑ во́доу пию̑щє до ѳ҃ го чаⷭ. вь понеⷣ и̑ вь срѣⷣ и̑ вь пек҇. простираю̑ще поⷭ добрымь наимь течениіємь вьсхо́дити. Си́цє оубо̀ Бв҃ празноуіємь рауⷣієтсе и̑ молитвоу си́це празноую̑щиⷯ є̑моу ꙗко кадило вь воню бл҃гоꙋханіа приє̑ьлеть.

Вѣди же и̑ се̏. А҆́ще слꙋчит̾се вь начеткь сиіє м-҃це рожⷣьства Хⷭва. вь соуо и̑лѝ вь неⷣ, вь два сиꙗ дн҃и ст҃ы и̑сповѣдници. Поⷣбаієт и̑мь пѣти троп҇ и̑ кѡⷣ. А҆́ще ли слоу́чит̑се вь единь прочїихь дн҃и седмице. еже ієⷭ ѿ понеⷣлника, до пек, не поⷣбає̑ть пѣти и̑мь троп҇ и̑ коⷣ, нь́ поіє̑мь а́ллїлоуꙗ. за по́стныіе чь꙼сти и сего зачела.13

Сказание ѡ прѣдипраз роⷤ Хв҃а. Поⷭ оу̑бо̀ іеⷭ. поклони же вь цр҃кви не бываю̑ть, ѡ̑соб̾же бывають.

Тлькь и̑но́ говь. Знаменати поⷣбаіеть ѡ̑ прѣⷣпразнⷣствоⷯ Хв҃а рожⷣьства. ꙗ̑ко нѣкыⷯ оу̑бо̀ ѡ̑бычаи не вѣмь. како разрⷣѣшенїе имат постоу же и прочїимь, развѣ дневьи̾же начинаіє̑тсе послѣдованиє празⷣникоу. ѿчьска же прѣданїа не тако повелѣваю̑ть. нь паче продльити подвигь вь си́хь дн҃ехь повелѣваю̑ть. и̑бо бжⷭтвныи І҆́ѡа́нь Злаутсть вь ієдиномь словѣ своіємь, бь ієже кь бл҃женномоу Фїлогонїю. и̑же и̑ реⷱ҇но быⷭ. и чтетсе прѣжде петыⷯ дн҃и Хв҃а ро́жьства. гл҃ієтже тамо сице. ꙗ̑ко дов́ьлно ієⷭ петыⷯ дн҃и си́хь прⷣѣоуставліⷩ҇ніє, а̑ще трѣзвишисе и вьнимаієши и̑ бдиши мно́го ѿ сьгрѣшени ѿсѣ́щи. и̑ сиꙗ оу̑бѡ̀ и̑ про́чаа вь прѣдньꙗⷯ вь веⷱ҇рнѣмь словѣ про́чьть ѡ̑брѣщеши, не тькмо же нь и̑ великаⷯ монасти́реи вьо̑браженїа, паче же вь їерⷭлмскомь дрѣвнієм иже сь ст҃ыми ѡ̑ц҃и преданиѣмь, не повелѣваієтсе Бь҃ Гь҃ пѣти, нь аллїлоїа. тако̀ и̑ сь прѣⷣпра́зⷣьнстви. Сїа жее книнꙗа свѣⷣтелства. такожⷣе и̑ прѣданїе и̑ по ѡ̑бычаю ии҃ꙗ бываіємыіє, мы ꙗкоже ѡ̑брѣтохом, тако и̑ напи(са)хомь. прочитаієи же та да сьматраієть и̑ е̑же добро ієⷭ, и̑ бл҃го, до к҃д прⷣѣпраⷣзиьства пою̑тсе, и̑ готовисе Виѳлеіємь.14

Краткое замечание имеется и о посте Великом: Вѣди же ꙗко вь сию прикоу неⷣлю по́ѣієхѡм вⷳ҇ творити прѣжеⷣсіщєнноу вь срѣдоу, и вь пек, и́ тогⷣа вь трапезоу и̑ ꙗмы соухотно и піемъ с́окь смедомь. Возмо́жни же постеть до пек15.

О чтении четырех евангелистов на часах страстной седмицы говорится так: Чтем̾же и̑ тетроєѵⷢ҇ль вь сиⷯ треⷯ днехь на часѣхь и̑ сьврьшаієтсе до срѣⷣ на ѕ҃ чаⷭ.16

Таким образом, из надписания Синаксаря, месяцеслова и приведенных из него выдержек о посте Рождественском, и о навечерии Рождества Христова, о посте первой недели и других замечаний ясно видно что в описанной Хиландарской рукописи № 66 (70) мы имеем древнейший иерусалимский Синаксарь, который находился в практическом употреблении Хиландарского Афонского монастыря. Можно думать, что в таком кратком виде и появился первоначально иерусалимский Синаксарь в сербском переводе и введен был в Хиландарскую обитель создателем ее пр. Саввою сербским, который в ктиторском своем Типиконе, очевидно, и разумел этот самый Синаксарь или приблизительно похожий на него. Считать настоящий Синаксарь точной копией первоначального мы затрудняемся потому, что в нем нет никаких указаний на порядок агрипций в дни праздничные, воскресные и нарочитых святых. »Агрипнїіє же по законоу поⷣбающоу быти, говорится в Хиландарском Типике, вь неⷣле же и вь влⷣчне празⷣьники и вь прочихь ст҃ыхь паметехь имьже ѿ синаѯарѣ наоучимь се17. Не видим здесь также подробного чина вечерни и др.

(а на веⷱ҇рьноу же пѣт҃иіє снаѯарево оуказаниіє. како поⷣбаєть бывати. ꙗвлеиьно прⷣѣдставлѣеть и панихидоу по редоу купьно. ѣко же и павеⷱ҇рницоу по вечери)18 и утрени (по редоу всоу сьврьшаемь оутрьноу слоужьбоу ѣко снаѯарь оуказоуеть)19 и др. Но и смущаться отсутствием указанных чинов едва ли следует, потому что все эти ссылки на Синаксарь несомненно буквальный перевод с греческого оригинала и едва ли могут быть приняты в прямом смысле – указания на подробный Синаксарь, похожий на Синаксарь Евергетидского монастыря. Одним словом, в открытой нами рукописи мы желали бы видеть первоначальный Хиландарский Синаксарь или, по крайней мере, весьма близкий к первоначальному, так как несомненно некоторые сербские памяти и память самого пр. Саввы и могли иметь место в первоначальной его редакции. При допущении этого вполне вероятного предположения вся дальнейшая судьба иерусалимского Типикона в сербском переводе станет теперь для нас вполне понятна.

Сокращенный Синаксарь, каковым пользовались в Хиландарском монастыре и который мог быть регулятором и в других монастырях афонских и вне св. Горы с течением времени перестал удовлетворять запросам богослужебной практики в Хиландарской обители, и потребовался перевод на сербский язык полного Типикона иерусалимской редакции. Этому и мог помочь новый перевод Типикона, сделанный, по поручению архиепископа сербского Никодима в 1319 году, одним сербским иноком в константинопольском монастыре св. Предтечи, списанный потом грешным Романом, по заказу игумена монастыря Гервасия и для Хиландарской Афонской обители в 1331 году. Рукопись № 66 (70) Хиландарской обители и была, можно полагать, последним списком древнейшего иерусалимского Синаксария в обители, ближайшим предшественником списка полного Типика Никодимовской редакции, введенного в практику Хиландарской обители и всей Сербской Церкви уже в первой половине XIV века.

* * *

1

«Время редактирования Евергетидского Типикона в его настоящем составе падает на годы между 1143 и 1158, т. е. от начала царствования императора Мануила Комнена до написания Типикона монастыря св. Маманта». Так мы определяли время происхождения этого Типикона в своем «Описании литургических рукописей, хранящ., в библ. прав. Востока, т. 1, Τοπικά, стр. XL. Позднее мы сделали поправку, в том смысле, что под Мануилом, Типикон которого упоминается в Евергетидском Типике, следует разуметь не византийского императора Мануила Комнена, а византийского вельможу Мануила, опекуна императора Михаила III (855–867), основателя известного константинопольского монастыря близ цистерны Аспры, перестроенного знаменитым патриархом Фотием (Τοπικά. Addenda et corrigenda, 1886, стр. 19). Теперь с открытием Типикона Богородицы Космосотира 1152 г., данного монастырю императором Исааком Комненом и до буквы почти сходного с Евергетидским Типиконом (Ἐκκλησιαστίκὴ ἀλήθεια 1898, № 13, σελ. 115, № 17, σελ. 146–148. № 23, σελ. 188–191), с которого несомненно списывался Типикон Космосотира (Αὐτόθι № 13 σελ. 115), время составления Евергетидского Типикона можно приурочить к промежутку между 1143 и 1152 годами.

2

Церковн. Устав (Типик), его образование и судьба в Греческой и Русской Церкви. М. 1885, стр. 265.

3

А. Дмитриевский. Описание литургических рукописей, хранящихся в библ. православного Востока, т.. I, Τυπικά, стр. LI–LII.

4

Епископ Димитрий, на основании различий в слоге, частого употребления текстов Св. Писания и некоторых особенностей в правописании между Хиландарским Типиконом и Типиком карейской келии, писанном рукою пр. Саввы, утверждает, что Хиландарский Типик переводил с греческого языка не сам пр. Савва, а один из ею учеников, не владевший хорошо греческим языком, чем и объясняются неясности речи в тексте, пропуски некоторых слов, отступления от оригинала и т. п. (Типик. Хиландарски, Белград. 1898, стр. IV пред.). С большей решительностью и основательностью в доводах высказался по тому же вопросу академик В. И. Ягич. «Этот труд (т. е. перевод с греческого языка на славянский Хиландарскаго Типика), вероятно, совершил не сам Савва, но поручил кому-нибудь из своих монахов, знающих сколько-нибудь греческий язык, чтобы его сделать с «пролога» Евергетидского Типикона. И если мы примем, что перевод был сделан кем-либо другим, то все же в введении, т. е. в обширной первой главе Типикона и еще в некоторых главах, имеются вставки пр. Саввы» (Типик Хиландарски и еегов грчки извор. Биоград 1899 г., стр. 3). «Это особенно хорошо можно наблюдать, замечает по другому случаю ниже проф. Ягич, в тех главах, где говорится о выборе игумена, эконома и екклисиарха. Пр. Савву не удовлетворял текст, переведенный с греческого. Его организаторский талант желал каждому из этих трех высших монастырских должностных лиц посвятить отдельные главы. Он так и поступил, воспользовавшись частями переведенного текста по своему усмотрению. Думаю и, кажется, не ошибаюсь, если буду утверждать, что в тех местах, где можно предполагать, что работала рука пр. Саввы, повествование становится понятнее и в языке однообразнее, чем во многих других местах, которые переведены слово в слово с греческого. Но был ли Савва доволен всем переводом? Ужели он не мог заметить, что славянский текст едва, а во многих местах почти никак нельзя понять без греческого оригинала. Мне кажется, что Савва мог и чувствовать невразумительность славянского текста, но, как молодой человек, не обладавший еще уменьем лучше переводить с греческого языка, преклонялся пред темнотою византийской премудрости, думая, что это как раз и должно быть так» (там же, стр. 62). Академик Ягич выяснил нам, за что мы приносим ему нашу глубокую признательность, и существующую, но непонятную для нас доселе разницу в переводах Типиконов Хиландарского и Студенического. Считая последний копией Хиландарского Типикона, так как Студенический монастырь стоял в филиальной зависимости от Хиландаря, мы, нимало не желая «запутываться в противоречиях» (стр. 62), выражали недоумение, каким образом Студенический Типик «выдает свое происхождение более ясно и откровенно, чем его оригинал – Хиландарский Типик» (А. Дмитриевский. Описание литургич. ркп., хранящ., в библ. прав. Востока, ч. 1. Τυπικά, стр. XLVI1I, прим. 1). И теперь мы готовы с удовольствием признать положение В. И. Ягича, что «перевод Евергетидского греческого оригинала был один, и что он кое-где сохранился, хотя и в поздней переписке, в Студеническом Типиконе лучше, чемъ в Хиландарском, потому что в Студеническом не были сделаны изменения сообразно с иными обстоятельствами, приличествующими обители Студенической в такой степени, как это было сделано по нуждам Хиландарским», что «перевод был сделан точно с греческого оригинала, точно, говорю, насколько был в состоянии переводчик быть точным, хотя и до непонятности» и что, наконец, перевод сделан «одним и тем же лицом, под надзором самого пр. Саввы» (Там же, стр. 62). Но, соглашаясь с почтенным академиком по вопросу о переводе Хиландарского Типика, мы в настоящий раз не прочь, в видѣ предположения, высказать и новую мысль, навеянную нам превосходной во многих отношениях монографией этого ученого о Хиландарском Типике. Нельзя ли существующие особенности в переводе Хиландарского Типика, отступления и особенности сравнительно с греческим оригиналом относить и на долю оригинала Евергетидского Типикона, данного этому монастырю в XI столетии его вторым игуменом Тимофеем, учеником Павла Евергетидского? Подлинный Евгеретидский Типик, как известно, не дошел до нас, и в Афинской рукописи № 788 мы имеем теперь его лишь переработку и новую редакцию (А. Дмитриевскиий, ч, 1. Τυπικά, стр. ХХХVIII– XXXIX). Быть может, пр. Савва и его копиист были знакомы с первоначальной редакцией Евергетидского Типикона и, благодаря ей, сделали на наш теперь взгляд многие отступления и даже не сохранили в надписании слов: πρόλογος τοῦ Τυπικοῦ (В. И. Ягич Хиланд. Типик. стр. 4).

5

В настоящее время мы знаем о существовании особого «Великого Синаксаря», введенного в практику Иверского Афонского монастыря его настоятелем Св. Евфимием (998–1012), скончавшимся в 1028 году, но в сокращенном виде, или, так называемый, краткий годичный Синаксарь (Ркп. Тиф. церк.-арх. музея, № 529, стр. 56; № 170, л. 225). Перевод на грузинский язык «Великого Синаксаря» в цельном или полном виде был сделан уже (св. Георгием II Мтацминдели). По словам биографа последнего и его ближайшего ученика Григория, св. Георгий, «подобно мудрому архитектору, закладывающему прочный фундамент для будущего строения, перевел прежде всею Синаксарь, без которого немыслимо благоустройство Церкви, ибо Синаксарь есть фундамент и украшение Церкви, и, если какая-нибудь Церковь не имеет его, то она, хотя бы имела все другие книги, вкушает мед, но сладости не ощущает. Между тем, до св. Георгия Синаксарь хотя и был переведен св. отцом нашим Евфимием, но, за неимением времени, в очень сокращенном виде» (Ркп. Тифлисск. церк.-арх. музея, № 170, л. 224–225). Полный Синаксарь, переведенный св. Георгием († 1066) носит такое заглавие: «Синаксарь, т. е. собрание чинов и исследований, установленных святыми иерархами, содержит в себе церковный устав о кафизмах, канонах и чтениях на весь год; в какие дни бывает освобождение от работ и в памяти каких святых упраздняются часы и поклоны, а также жития и мучения каждодневных святых, изложенные кратко и нераспространенно во избежание удлинения письма». В приписке относительно перевода Синаксаря св. Георгием Мтацминдели говорится следующее: «Читатели и списатели, молитву сотворите об убогом Георгие, ибо один Бог ведает, сколько я трудов понес при переводе сей (книги), предпринятом мною в отпущение грехов моих в память духовного наставника моего Георгия (затворника антиохийского), который после Бога является единственной причиной всякого блага, так как эту священную книгу я перевел по повелению и молитвами его. Поминайте меня в святых молитвах ваших, родителей и братьев моих, и Бог воздаст вам милость в день Суда. Много я старался о верности (перевода) и о том, чтобы не изменять ни слова, ибо книга сия важна и душеполезна; она – вождь Церкви непогрешимый и умягчающий сердце. Такой книги до сих пор не слыхало не только наше ухо, но и большинство греков, ибо такой Синаксарь имеется только в патриаршей церкви во св. Софии и на святой горе». Ф. Э. Марданий, Описан. рки. Тифлисск. церк.-арх. музея, Тифл. 1903, кн. I, стр. 243; кн. II, 1902 г., стр. 117–118). Перевод этих весьма любопытных в научном отношении приписок к рукописям Тифлисского церк.-арх. музея ХII–ХIII в. № 222 и XI в. № 626 сделан, по пашей просьбе, о. протоиереем Ц. С. Кекелидзе, которому мы и приносим нашу глубокую благодарность за труд.

6

П. С. Р. JI. т. I, стр. 69.

7

Рки. М. Синод, библ. № 330, л. 196 (Опис. славян, рки. М. Синод, библ. М. 1867, отд. III, ч. I, стр. 256–257).

8

А. Дмитриевский Опис. литург. рки., хранят, в библ., правосл. Востока, т. I. Τυπικά, стр. XLII–ХІ.ІІІ.

9

Краткое описание этой рукописи с неточным надписанием имеется у Sava Chilandareg в его брошюре: «Rukopisy starotisky Chilandarskd v Praze 1896, p. 26.

10

В Типиконе Хиландарском о Рождественском посте читаем: А на Хк҃а рожⷣьства поⷭ такожⷣе боуди вамь ѣко и ст҃ыхъ апⷭль, вь ѣдени же и вь пити ѣко ѡ҆́намо оуказаемо. Постный режим в Филипповский пост изображается же так: по сконьчани всіе слоужбы. чаⷭ же. и бж҃ствьниіе литоуⷬ҇гиіе. ѣко снаѯарь оуказоуеть призываеіеть вась трапезы по горѣ сказаносоу ѡꙵбразоу. настающоу вь немь е. в. ѣдени сь масломь да ѣсте. развѣ. срѣⷣ. и пек. вь та бо дн҃и николие масла не вькоушамо. ни вина пиемь. а вь оуторк и вь чек и хоботьнице ѣми. и вь соуⷠ҇ и неⷣлоу рыбꙋ ѣмы. и питие сь великимь красоволемь да пиете (Еп. Димитрия Типик Хидандарски 18 а–18 б стр. 13). О понедельнике в приведенной выдержке хотя и не говорится, но, по Хиландарскому Типику, он относится к числу строго постных дней, чему доказательства можно находить в предписаниях о постном режиме в эти дни во время Великого поста: а вь ꙵ друге дн҃и ине. понеⷣлникь рекоу. и срⷣѣ и пек. николое вамь варена ꙗсти. ни вина пити. нь ткьмо сочиво квашѧно и нѣщо ѡ̀воща по малоу. и окуропь водьнь сь килишомь (Там же 17 б)

11

В Хиландарском Типике: Пость есть вѣдѣ. егда Бь҃ Гь҃ на утни не поетьсѧ нь когаⷣ ал҃лѣ поетьсе тьги есть поⷭ. (Там же 18б).

12

Подобное почти замечание о разрешении рыбы в постные дни, хотя и в более подробном изложении, находим в оригинале Хиландарского Типикона в Евергетидском Типике. Здесь по этому поводу говорится следующее: Καὶ ἰχθύων δέ, εῖπερ τις ἐκ φιλοχρἰστων πεμφθείῃ παράκλησις, ἀπογευστέον? οὐ μέντοι οἴκοθεν ὁψωνητὲον ἐξεπίτηδες· καὶ ἐν μιᾷ δὲ τῶν τῆς πρώτης ἑβδομάδος ἡμερῶν, μίαν τούτων τῶν μvημονευθεισῶν ἑορτῶν φθέισασαν τελεσθῆναι, τιμητέον καὶ παρακλητὲον ὁμᾶς οὐ κατὰ τὰς προλεχθείσας ἡμέρας, ἀλλ’ ἠ μὁνω οίνω τῶ διζ̀ χοῦ μείζονος ἐξαγίου καὶ γρούτῃ. τὰς δὲ ἄλλας τοίνυν πάσας ἡμέρας τῆς ἁγίας ταύτης τεσσαρακοστῆς οὐκ ἐξέσται ὁμῖν ἰχθυοφαγῆσαι τὸ χύνολον, οὐδ’ ἂν παράκλησις ἴσως πεμφείη παρά τινος ἂν τούνον αὐτὸς ἐκεῖνος ὁ παρακαλῶν ὑμᾶς μεθ’ ὑμῶν ἑστιαθησὀμενος ἳκοιτο, τότε δὴ καὶ τοῦτο κσταλυτὲον διὰ τὴν διάκρισιν, ἵνα μὴ φανῶμεν τοῦς ανθρώποις νηστεύοντες. (А. Дмитриевский. Описан. Литург. РКП., хранящ. В библ. Прав. Востока, т. I, Τυπικά, стр. 628).

13

Ркп. Афоно-Хиландар. М. № 66 (70) и 17 об. – 18.

14

Там же, л. 18.

15

Там же, л. 62 об.

16

Там же, 66.

17

Еп. Димитрий, Хиландарский Типик. Стр. 10, л. 13 б.

18

Там же, стр. 7.

19

Там же, стр. 8


Источник: Дмитриевский А.А. Древнейший Хиландарский Синаксарь по уставу Иерусалимскому: (Ответ академику В. И. Ягичу). - 1905.

Вам может быть интересно:

1. Фрески Георгиевского параклиса 1423 г. в Свято-Павловском монастыре на Афоне профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

2. Мировоззрение П. Овидия Назона профессор Александр Иванович Садов

3. К вопросу о старых академических тезисах и их значении для археологии: [Тезисы Киево-Могилянской Коллегии 1713 г.] профессор Александр Петрович Голубцов

4. О заслугах прот. А. В. Горского для славяно-русской историко-филологической науки профессор Григорий Александрович Воскресенский

5. Вопрос о подлинности правил Сардикийского собора (343 г.) в современной западной литературе профессор Анатолий Алексеевич Спасский

6. Предполагаемая реформа церковного суда архиепископ Алексий (Лавров-Платонов)

7. А. С. Пушкин в отношениях к западноевропейским поэтам классикам профессор Александр Иванович Пономарёв

8. К смерти патриарха Антиохийского и всего Востока блаженнейшего Григория IV митрополит Анастасий (Грибановский)

9. Слово в неделю о расслабленном, при совершении Литургии на греческом языке протоиерей Александр Горский

10. Рецензии на работы архим. Феодора (А. М. Бухарева) протоиерей Александр Иванцов-Платонов

Комментарии для сайта Cackle