Азбука верыПравославная библиотекапрофессор Алексей Афанасьевич ДмитриевскийГреческие нежинские храмы и их капитальный вклад в церковно-археологический музей при киевской духовной академии
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

Греческие нежинские храмы и их капитальный вклад в церковно-археологический музей при киевской духовной академии

   В апреле месяце минувшего года, мне пришлось в первый раз побывать в уездном городе Черниговской губернии Нежине. Город этот в XVII и XVIII столетиях играл благодаря своему расположению видную политическую роль в истории малороссийского края. «Учтивые греки», сербы, волохи, молдаване, турки и персы, поселившиеся здесь главным образом со времени издания в Чигирине знаменитым гетманом малороссийским Богданом Хмельницким универсала от 2 мая 1657 года; освободившего всех этих пришельцев от разного рода гражданских служб, повинностей и от зависимости от нежинских полковников, способствовали необыкновенному в нем оживлению торговли и промышленности. Город Нежин сделался известен даже за границей. Нежинские греки вели обширную торговлю с Турцией, Польшей, Гамбургом, Бржецлавом и другими заграничными торговыми городами1. Все это не могло не отразиться, как на увеличении населения этого города, так и на его внутреннем процветании, выразившись в построении храмов и домов, составлявших украшение этого города. Поэтому нельзя отказать в справедливости высказанному господином Шафонским в 1786 году мнению, что: «Нежин особливо торгом, греками производимым, знаменит, без которых он, может быть, и не был бы в этом состоянии, в каком он действительно есть» 2 . С присоединением Малороссии к Великороссии г. Нежин утрачивает свое политическое значение. С этим вместе и торговое его значение начинает постепенно падать. Заграничная торговля значительно сузилась, а потом была доведена до минимума, но все же еще держалась в руках греков, пользовавшихся значительными льготами для заграничной торговли. С уничтожением же в текущем столетии нежинского греческого магистрата3 и нежинского греческого братства, основанного греками с дозволения митрополита Киевского Варлаама Ясинского в 1696 г.4, которые брали греков под свое покровительство и оберегали права их вольности и имущества. Число греков, живущих в Нежине, весьма заметно сократилось, а вместе с этим и торговля из рук их перешла к евреям, составляющим в настоящее время едва ли не добрую треть нежинского населения. В их руках заграничная торговля, особенно хлебом, табаком и другими произведениями местного края, снова значительно оживилась, и город Нежин может считаться в настоящее время одним из богатых и торговых городов нашей счастливой Украины.
   В городе Нежине очень много церквей и весьма древних по своему построению, например, замковая церковь во имя Богоявления Господня. Но я обратил свое внимание исключительно на местные греческие храмы, так как отчасти из расспросов посторонних лиц, а более всего благодаря моему личному знакомству с почтенным и обязательно любезным, бывшим в то время эпитропом греческих церквей, Анастасием Юрьевичем Кунелакис, мне удалось узнать, что в этих храмах и доселе еще сохранилось очень много редких и интересных предметов в археологическом отношении. Пользуясь настоящим, весьма приятным в подобных случаях, знакомством с эпитропом, который даже предложил мне весьма любезную услугу показать все эти редкости, я решился осмотреть храмы и их достопримечательности.
   В Нежине собственно три греческих храма: два в самом городе — в честь Архангела Михаила и Всех Святых, и один на греческом кладбище в честь святого благоверного царя Константина. Последняя церковь основана недавно, а именно в 1820 году 6 июля, на средства известных когда-то в Нежине богачей греков, братьев Зосимов5, а поэтому я и оставил ее обозрение до более благоприятного времени, сосредоточив свое внимание на первых двух, как более древних и интересных. Основателем этих церквей был энергичный и предприимчивый выходец из македонской земли, нежинский греческий священник Христофор, весьма нередко в актах, грамотах и надписях на книгах и рукописях библиотеки этой церкви именуемый Христодулом Дмитриевым6. Его трудам, энергии, стараниям и даже личным материальным затратам7 почти исключительно обязаны греческие нежинские храмы своим существованием. За материальной помощью для постройки этих церквей он обращался не только «к посполитому народу всех душ греческой породы, в том городе найдущихся», но даже к престолу державных русских царей Петра и Иоанна Алексеевичей. Два раза лично отец Христофор путешествовал в Москву. Встречая всякий раз ласковый прием со стороны русских царей, он ни разу не возвратился оттуда с пустыми руками8. Труды его по достоинству оценили управлявший в то время Нежином архиепископ Черниговский, Новгородский и всего севера, Лазарь Баранович, который называет о. Христофора в своих грамотах «первым той церкви фундатором и ктитором» 9 . И патриарх Константинопольский Иаков, давший, по его ходатайству, грамоту в 1680 году, в которой объявлял, что: «вышереченная сия церковь всевеликих чиноначальников, яже во граде Иzне (Нежине) да будет и пребывает во вся веки всесвободна и не порабощена, и не попрана, и весьма безпреткновенна и нестужаема от всякого лица, никому же от всех имеющих власть превосходящих, докучать благоговейнешему сему иерею Христофору, но помогать ему и подавать иждивения и надлежащие церкви сей, присущей жизни его даже до последнего воздыхания» 10 . Но как ни усердно работал о. Христофор над выполнением данного перед самим собой обещания, как ни много он потратил труда и времени на собирание средств для постройки храмов, тем не менее, при возникших у него недоразумениях с самими же «учтивыми»11греками, для которых он трудился, задуманный им план не был доведен до желанного конца. При жизни отцу Христофору удалось сделать только один каменный храм, в честь Всех Святых, а другой в честь Архангела Михаила остался деревянным12. Это можно заключать и на основании другого прошения отца Христофора, поданного о прошении помощи на имя царей Иоанна и Петра Алексеевичей в 1691 году13, и на основании грамоты митрополита Киевского Варлаама Ясинского 1696 года14, и на основании наконец, существующей в храме Архангела Михаила надписи, которая гласит, что храм этот начал строится в 1714 году, а окончен в 1729 году. В это время уже был священником преемник о. Христофора о. Николай (ἐπιτροπεύοντος τοῦ κὐρ Νικολάου, Μηχαήλου Μπουσινάκου). Освящен этот храм был митрополитом Киевским Рафаилом Заборовским 28 сентября в 1731 году. Впоследствии, в конце XVIII столетия, благодаря стараниям киевских митрополитов15, храм Всех Святых снова был перестроен16, в каком виде он и остается и по настоящее время, требуя весьма капитальной ремонтировки.
   Осмотрев оба греческие храма, которые, по своему архитектурному стилю, ничем не отличаются от храмов греческих настоящего времени, я сосредоточил свое внимание главным образом на тех в собственном смысле драгоценностях, какие сверх всякого моего ожидания встретил в этом полузабытом почти в настоящее время храме «учтивых» когда-то богатых греков, рассеявшихся в настоящее время по разным городам Российской Империи.
   В храме очень много древних икон греческого и русского письма, например, икона св. Илии пророка, св. мученика Христофора (с бараньей головой), св. великомученика Георгия, мученицы Параскевы-Пятницы и др. Все эти иконы покрывают в холодном храме запрестольную стену, на горнем месте. В самом храме можно указать интересные иконы: св. Архистратига Михаила, написанную 26 марта 1808 года, икону св. Николая Чудотворца и Иоанна Предтечи. Надпись, существующая на иконе св. Николая Чудотворца, гласит следующее: «сей киот и икона святого Чудотворца Николая с сребровызолоченною ризою сооружены иждивением Ивана Афанасьевича Вафьи, уроженца Иоаннинского, да пребудет сие вечным памятником, 1813 года»; а на иконе Иоанна Предтечи надпись коротко говорит: «сей киот сделан, по духовному завещанию умершего нежинского грека Ивана Васильевича Раткова, 1813 года, октября 1 дня» 17 .
   Кроме икон в алтаре на престоле и жертвеннике я осмотрел два греческих Евангелия, обделанных в дорогие серебряные оклады с богатейшими эмалевыми в византийском стиле украшениями. Об этих Евангелиях г. Шафонский говорит: «одно в сребре с финифтью, в Венеции 1671 года печатанное 18 , а другое такое же все в серебре обронной работы с камнями, того же года в Венеции печатанное» 19 . Благодаря небрежности бывших при греческой церкви настоятелей и эпитропов, о каменьях, как на этих Евангелиях, так и на плащанице и других богослужебных священных предметах, не может быть и речи. Все они уже давно расхищены и в настоящее время остаются на Евангелиях только гнезда или оправа для существовавших на нем каменьев, а на плащанице драгоценные каменья заменены цветным стеклом... На одном из Евангелий находится на одной стороне такая надпись: «Лета 7164 (1686) 20 году, марта в 20 день построено сие святое Евангелие при державе великих государей, царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всей великой и малой и белой России самодержцев»; на другой же: «сие Евангелие строил поп Христофор к церкви арх. Михаила»; а на другом, вследствие поправок позднейшего времени и заливки в некоторых местах серебром, греческая надпись трудна для прочтения. Здесь же в алтаре можно видеть великолепнейшей работы большой серебряный крест, сделанный в Янине в 1636 году, кипарисный крест, оправленный в серебро, с изображениями святых, чудно выточенных из дерева21 и временно находившуюся, по случаю дней св. Пасхи, прекраснейшую вышитую золотом по белому атласу плащаницу22, которая, как гласит существующая на ней греческая надпись, сделана трудом и старанием священника Христодула (διὰ κόπου καἰ συνδρομῆς τοῦ εὐλαβέστάτου ίερέως κυρίου Χριστοδούλου κτήτορος τοῦ ναοῦ), при державе царей Иоанна и Петра Алексеевичей, в гетманство Ивана Мазепы, в 1602 году23. В самом храме в особом сундуке хранятся несколько панагий, крестов, сделанных из кипариса с вырезанными изображениями святых, и другие достопримечательности, но я не могу не отметить здесь одного священнического пояса, сделанного в 1776 году. Пояс этот соткан из серебра и разделен линиями на семь колонн или отделений. В крайних отделениях с правой и левой стороны надписи в таком виде: Ή ἀγίαπλις
   , Ίερου σαλημ , а в среднем отделении: Ic  Хc 1776
   . На свободных от надписей отделениях держится складная пряжка кажется из фарфора, обделанного в серебро с мелкими топазами. На одной половине пряжки по фарфору, покрытому стеклом, надпись: «L’amitie nous unie», а на другой — «Donne par l’amitie». Обе эти надписи обведены кругом металлическим цветным бордюром. О других священно-богослужебных предметах, достойных полного внимания, которые я видел в храме, скажу несколько ниже по другому поводу. Просмотрев наконец акты, относящиеся к истории нежинских греческих храмов и существовавшего при них братства24, я отправился, по предложению достопочтенного Анастасия Юрьевича Кунелакис, в ризницу (тоже библиотеку), которая помещается в колокольне.
   В ризнице, расписанной по штукатурке изображениями на слова Евангелия «В начале было Слово, и Слово было у Бога» (Иоан. 1:1), весьма значительно попортившимся от сырости, имеется достаточное количество священнических облачений и даже ценных в материальном отношении, но не представляющих никакого научного интереса. Поэтому я обратил все свое внимание здесь на библиотеку, так как настоятельно необходимая для меня справка в одной из греческих богослужебных книг и привела меня главным образом в это хранилище бесспорно неоцененных сокровищ...
   В библиотеке, состоящей из шкафа и комода, прежде всего я заметил полное отсутствие всякого порядка. Время и люди, мало понимающие этого рода капиталы, сделали то, что рукопись, которая бы могла служить в полном смысле этого слова украшением библиотеки (я разумею греческое пергаментное Евангелие X века) лежала здесь в полном беспорядке со множеством оторванных листов в начале ее и в конце. Только впоследствии мне удалось отыскать несколько листиков или вернее тетрадок из этого Евангелия, уже полусгнившими, между книжным мусором, не имеющим действительно никакой цены. В шкафу и комоде, старые книги смешаны были с новейшими, а эти последние чередовались с рукописями. Одним словом все было свалено в кучу, в которой возиться никому не было охоты. Только этим забвением и полнейшим равнодушием к этим важнейшим и интереснейшим памятникам письменности и печати самих владельцев и можно объяснить тот факт, что А. Шафонский, лично обозревавший греческую нежинскую церковь и всегда аккуратно отмечающий в своей книге даже древнейшие памятники печати, о библиотеке этой и рукописях ее не обмолвился ни единым словом, а преосвященный Филарет Черниговский, если и говорит о всем этом, то так глухо, что из его слов можно с достоверностью заключать, что сам лично он не видел ни библиотеки, ни рукописей в ней находящихся25.
   Пораженный совершенно неожиданным для меня открытием26 с одной стороны, а с другой тем жалким видом и положением рукописей и книг, с которыми мне пришлось встречаться при таких обстоятельствах в первый раз в моей жизни, я не мог сделать на этот раз тщательного обзора всей библиотеки, тем более, что и день начал быстро приближаться к концу. Захватив две первые попавшиеся мне под руки рукописи на дом — это были Ἀρχιερατικόν 1709 года и греческий сборник XVI-XVII века — предварительно испросив согласие А. Ю. на это, а также и на вторичный более обстоятельный осмотр библиотеки, я расстался с своим любезным провожатым.
   Внимательное знакомство с взятыми рукописями обнаружило их громадный научный интерес, а поэтому я решился в первое же после Пасхи заседание церковно-археологического Общества при Киевской духовной академии, бывшее 24 апреля настоящего года, прочесть о них реферат и просить Общество ходатайствовать пред причтом нежинской греческой церкви об уступке их, а равно и других рукописей и книг, вышедших из практического употребления, для церковно-археологического музея при Киевской академии. Предложение мое единогласно было принято обществом, которое постановило списаться но этому поводу с причтом названной церкви.
   В начале мая я вторично отправился в Нежин с целью уже прямою — внимательно осмотреть книги и рукописи греческой Михайловской церкви и на всякий случай сделать коротенькое, но обстоятельное описание их. В этот раз я вручил от Общества причту отношение от 30 апреля за № 240, в котором, указывая на мое сообщение, Общество просило «не найдет ли причт нежинской греческой церкви возможным уступить сему Обществу обозначенные две рукописи (т. е. Ἀρχιερατικόν 1709 и сборник с припискою 1658 года), равно как и другие книги и рукописи, могущие быть пригодными для церковно-археологического музея». Причт и церковный староста на это ответили Обществу своим отношением от 21 мая за № 13, что они «при всем своем желании без разрешения епархиального начальства не могут ничего сделать». Заручившись такими вескими данными, председатель Общества, ректор академии ныне архимандрит преосвященный Сильвестр, решился тогда снестись по этому делу непосредственно с преосвященным Черниговским Вениамином. В своем отношении от 26 мая текущего же года за № 251 о. ректор. академии, изложив ход дела по настоящему вопросу с самого его начала, писал: «представляя о сем по поручению церковно-археологического Общества на архипастырское ваше благоусмотрение долг имею почтительнейшее просить ваше преосвященство, не благоволено ли будет сделать архипастырское распоряжение о передачи причтом нежинской греческой Михайловской церкви вышедших из церковного употребления книг и рукописей означенной церкви, имеющих церковно-археологический интерес, в церковно-археологическое Общество при Киевской духовной академии». Преосвященный Вениамин благосклонно принял это ходатайство Общества и решился удовлетворить его просьбу, предварительно однако вытребовав рукописи и книги на свое личное усмотрение. На отношении председателя церковно-археологического Общества преосвященный Вениамин положил такую резолюцию, сданную в местную духовную консисторию: «истребовать просимые рукописи и книги на мое усмотрение, после чего последует с моей стороны дальнейшее распоряжение». Черниговская духовная консистория указом от 31 мая за № 4616 сообщила эту резолюцию преосвященного Вениамина благочинному нежинских церквей, священнику Иоанно-Богословской церкви, Феодору Иоакимовичу Васютинскому, с тем, чтобы он собрав все рукописи и книги, просимые церковно-археологическим Обществом при Киевской духовной академии, пересдал в духовную консисторию в Чернигов. С рапортом за № 292 от 11 июля, благочинный Васютинский отправил просимое по назначению. 29 июня, по рассмотрении присланных рукописей книг, преосвященный Вениамин на рапорт нежинского благочинного написал такую резолюцию: «возвратить присланные рукописи причту нежинской греческой церкви, объявить ему, что с моей стороны нет препятствий на уступку книг и рукописей церковно-археологическому Обществу при Киевской духовной академии». Указом от 11 июля сего года за № 6155, Черниговская духовная консистория дала знать о состоявшейся резолюции преосвященного Вениамина нежинскому благочинному и причту греческой Михайловской церкви, препроводив при этом указ и тюк с книгами и рукописями. На основании этого указа 12 сентября в присутствии нежинского благочинного, старосты греческой Михайловской церкви и одного из членов попечительства при этой церкви, не без некоторых словесных протестов со стороны двух последних лиц27, я отобрал в библиотеку все рукописи, некоторые важные в научном и редкие в библиографическом отношениях книги и даже вышедшие из употребления некоторые церковно-богослужебные вещи. Все это передано мною Обществу и составляет в настоящее время капитальный вклад в церковно-археологический музей при Киевской духовной академии. Чтобы читатели могли судить о важности в научном отношении сделанного Обществом приобретения, я постараюсь представить здесь внешнее описание28 всех рукописей, церковно-богослужебных вещей и некоторых интереснейших книг.
   I. Греческое Евангелие (ἄπρακτος), писанное красивою и четкою скорописью X века29, с киноварными надстрочными знаками для повышения, понижения и остановок голоса чтецов, на великолепнейшем пергаменте. Рукопись в том виде, как я ее рассматривал в первый раз, начиналась четвергом тринадцатой недели по Пасхе (τῆ έ τῆς ίγ ἐβδόμαδος), а оканчивалась Евангелием на Преображение Господне, но в настоящее время должна увеличиться некоторыми тетрадями в начале, так как несколько из них мне удалось отыскать, как я уже заметил выше, в разном книжном мусоре. Если судить по месяцеслову, в котором перечислены почти все того времени константинопольские праздники, то Евангелие это принадлежит константинопольской редакции. В рукописи имеется дважды одною и той же рукою сделанная надпись «Θεοδόσιος, βασιλεύς αὐτοκράτωρ Ρωμαίων» (лл, 92, 163 об. по прежнему счету). Что означает настоящая приписка и какой из византийских императоров, носящих имя Феодосия30, разумеется в ней решать не берусь. По отзыву преосвященного Порфирия, к которому я обращался за разрешением недоумения по поводу настоящей приписки, сделана она рукою XI-XII века, позже следовательно самого написания рукописи. За последнее говорят и палеографические признаки этих надписей.
   II. Греческое Евангелие (ἄπρακτος) на пергаменте, писанное скорописью XI-XII века, в переплете XVII века. В середине настоящей рукописи по-видимому есть определенная дата в арабской надписи, которая в переводе профессора И. Ф. Готвальда гласит следующее: «это Евангелие — утешение бедного раба по имени... Шемс Хани, сын Хурия Иакова, сына... покойного Хурия... в городе Антиохии, год 850 от Рождества Христова» 31 . Но, по мнению переводчика, она сделана рукой XIII-XIV века в видах коммерческих, чтобы сбыть эту рукопись на рынке по дорогой цене. Кроме приведенной сейчас приписки в рукописи есть не мало и других коротеньких надписей тоже на арабском языке. Как эти надписи, так равно и месяцеслов настоящего Евангелия, свидетельствуют, что настоящая рукопись принадлежит Антиохийской редакции. На последнем листе рукописи надпись на русском языке XVII в.: «продал я, Федор Максимов, зачисто и подписался своею рукою».
   III. Евангелие в порядке нынешних евангелистов на пергаменте, писанное красивейшим молдовлахийским уставом рукою Михаила дьякона в 1546, как говорит надпись на л. 209 об.: «7055 Михаил дьякон писал, октябрь 7 день». Рукопись в бархатном фиолетовом переплете с застежками XVII века. В начале каждого евангелиста находятся прекрасно исполненные в художественном отношении заставки, которые раскрашены красками и золотом. Заглавия везде написаны золотом, киноварь встречается только в статьях перед Евангелиями и после них. Заглавные буквы перед каждым евангелистом художественно расписаны красками и позолочены, а есть и совершенно золотые буквы. На полях при тексте находятся указания церковных зачал и обширных глав, но без разделения на нынешние главы. Месяцеслов не полный и содержит указания евангельских чтений только на дни праздников и великих святых.
   IV. Евангелие, в порядке расположения евангелистов сходное с предыдущим, на пергаменте, писанное отчетливым уставом молдовлахийского письма 1576 года, как можно видеть из следующей приписки писца: «благоизволением Отца 32 и поспешением Сына, и совершением Святого Духа сотвори сие тетроевангель I ω нгол и великий логофет и подружия его Анна в дни благочестивого господина Ι 33 Петра воеводы и благопроизволи светлым и чистым сердцем, и дай его в сию Божью церковь за душу и память нашу и родителей наших и богоданных чад наших. А кто покусится взять его и отдать, тот да имей ответ дать пред страшным и неумытным судище Христовым. В лето 7084 (1576) месяца октября 3» (л. 72). Ниже на л. 265 об. рассказывается и замечательная судьба этого Евангелия. «Благоволением Божьим тетроевангель сей, говорит надпись, сотвори и окова IѴ21;нгол и великий логофет, его же помучи Янкул воевода неповинна суща, конече и главу его отсече, и все имение его отъял и сей тетроевангель. И понегда отгнан бысть Янкул от власти и побеже в Львов град, тогда и аз Феофан, митрополит Сучавсвий, ту сущу бегу страха ради Янкула, восхитиша лехове все имение его и видех и сей тетроевангель от иноплеменник расхищен и поболех душою, како поносят его чужеземецы латины, и да не погибнет память оковавшего его, и окупих его от лях, и дадох ляхом сто их жолтых за тетроевангель, и не возмог добывать его от них, но и еще насилова книги к дщи Александра воеводи Роксанде, госпожи упокоенных, и с великим трудом едва изнес его от руки ляхов. И еще приложих и дадох сто талер, якож мало не вся моя отдах и искупих его. Тогда отверземися дверь и придох в своя земля и дадох его в созданную от мене церковь, храм честнаго пророка и предтечи и крестителя Иоанна, в монастырь Речкы. Тем же аще кто от сынов пана Голья (IѴ21;нгола) изберет или сожительница его и хотят платити памяти ради родитель своих, а они отдадят ти предреченных 100 их жолтых и 100 талер монастырю Речкы, и по плату да суть волни взяти его, а инак кто покусится преложити его от церковь, таковый да есть проклят и препроклят от Господа Бога и от крестителя Иоанна и от нашего смирения. Писано в лето 7200 (1692) септемврия 10». Внешность рукописи такова же, что и у предыдущего Евангелия, но гораздо богаче. Главным же отличием настоящей рукописи от предшествующей служат художественно исполненные в византийском стиле четыре миниатюрных изображения св. евангелистов: Матфея (л. 3 об.), Марка (л. 75 об.), Луки (л. 123 об.) и Иоанна (л. 206 об.). Краски и золото этих изображений, хотя и сохраняют еще свежесть, но не вполне, вследствие сырости помещения, где хранились рукописи доселе. Бордюрная краска под эмаль, например, в изображении св. евангелиста Луки, начала уже отставать и осыпаться. Во всех, особенно в первых трех миниатюрах, очень много похожего одна на другую миниатюру. Все три первые евангелиста изображены в сидячем положении, на креслах, совершенно похожих одно на другое. Разница только в положении ног св. евангелистов. Столы перед евангелистами отличаются по величине, красками и рисунками на них. Окружающие евангелистов здания разнятся величиною и раскраскою, а в изображении евангелиста Луки одна часть здания нечто совершенно отличное от остальных зданий на этих рисунках. Ангелы изображены в виде человека у всех евангелистов, но находятся в воздухе: у евангелистов Матфея и Луки с правой стороны, а у евангелиста Марка с левой. Лучшей из всех миниатюр можно считать изображение св. Иоанна Богослова, окруженного скалами. Глаза его устремлены на небо, с которого на него падают лучи Св. Духа. Одна рука покоится на колене, а другая, сложенная в двуперстное благословение и поддерживаемая хитоном, направлена к столу, возле которого сидит юноша с нимбом вокруг головы, со свитком и пером в руках. Юноша этот изображает, по всей вероятности, ученика Иоанна Богослова Прохора, что можно заключать и на основании приписки в конце Евангелия Иоанна Богослова следующего содержания: «издастся по летех 32 Христова вознесения в Патме острове» (л. 265 об.). По общераспространенному мнению св. Иоанн Богослов разделял свое заключение на этом острове и труды свои с любимым своим учеником Прохором. Составные части Евангелия те же, что и в предыдущем Евангелии, но в правописании есть небольшая разница. Евангелие это переплетено в синий бархатный переплет, но без украшений, о которых говорится в вышеприведенных приписках и от которых в настоящее время сохранились только следы их существования.
   V. Греческий рукописный сборник, по времени написания принадлежащий разным столетиям. Первая половина рукописи (лл. 1—61), содержащая в себе богослужебные чины, писана хотя и довольно крупною и четкою скорописью XVI века, но с весьма важными ошибками в грамматическом отношении. Вторая половина рукописи (лл. 62—137) наполнена разными поучениями, житиями святых отцов и догматико-нравственными трактатами. Писана эта часть рукописи разными почерками мелкою скорописью XVII века, в большинстве случаев новогреческим диалектом. Писцом первой половины настоящей рукописи был несомненно «грешный неуч иеромонах Дионисий», как это можно видеть из следующей приписки в конце чина освящения храма: «Μέμνησον, ώ ἀρχιερεύς τοῦ Χρίστοῦ, ἐλάχίστου καἰ ἀμαθῆ (οῦς?) Διονυσίου ἰερομονάχου» (л. 43). Кто был писец второй части рукописи, остается неизвестным. Свой настоящий вид этот сборник принял уже в ХVII веке, по воле переплетчика, что и доказывается существующим, хотя и в значительно испорченном виде, кожаным переплетом с оттиснутым на нем золотом изображением Деисуса, а по углам херувимов. В рукописи очень много в начале, в средине и в конце ее разного рода приписок, но из них интересны только две. А именно приписка, говорящая о принадлежности этой рукописи в 1652 году Софронию, митрополиту Филипписийскому и Драмы, который некоторое время проживал в город Нежине34 и другая, что рукопись эта перешла в последствии в руки известного строителя нежинских греческих церквей священника Христодула (Христофора) Дмитриева, прибывшего в Нежин во второй половин XVII столетия.
   VI. Архиератикон, рукопись 1670 года, писана довольно крупной четкой скорописью, хотя и не вполне тщательной. Писцом этой рукописи, как гласит приписка в конце ее, был священник (θύτης) Гавриил, разделявший свой труд с своим настоятелем (ἀρχηθύτης) священником Христофором, которым, как это видно из другой надписи, настоящая рукопись и была пожертвована в 1690 году в церковь Архангела Михаила города Нежина (л. 16 об.). Чины литургий состоят из молитв с краткими описаниями обрядовых действий, которые изложены с небольшими особенностями в тексте против чинов тех же литургий, изданных Гоаром. Чина проскомидии вовсе нет, а вместо него одна только молитва: εὐχὴ τῆς προθέσεως. В рукописи несколько заставок и множество заглавных букв, расписанных красками, весьма нередко с изображением птиц и драконов. Корешок рукописи пергаменный, старый.
   VII. Сборник, содержащий в себе чин литургии св. Иоанна Златоуста с чинами рукоположения во все иерархические степени, кроме епископской. Чины расположены в том месте чина литургии в порядке его последования, в каком они обыкновенно совершаются в настоящее время. Рукопись писана разными почерками XVII века одной и той же руки: молитвы писаны крупной но четкой скорописью, а изложение обрядовых действий мелкой скорописью. В рукописи несколько заставок и заглавных букв. Переплет рукописи кожаный, старый. На выходном листе есть приписка 1690 года, свидетельствующая о принадлежности этой рукописи когда-то Софронию, епископу Филипписийскому и Драмы35и несколько других неинтересных.
   VIII. Архиератикон, рукопись писанная крупной четкой скорописью, за исключением впрочем изложения обрядовых действий в чинах посвящения в иерархические степени, которые (т. е. изложения) хотя писаны той же рукою, но уже довольно небрежной скорописью, весьма нередко с пропусками в тексте. Написана эта рукопись, как говорится в приписке к ней, рукою всечасного в иереях Николая, священника города Мосхополеоса (ἐκ τῆς πολιτείας Μοσχοπόλεως), в 1709 году, 4 июня (л. 71 об. Сн. л. 38 об.) и не без участия, как гласит другая приписка, весьма состоятельного человека некоего Георгия Раллия, который не пощадил для ее украшения и материальных издержек (л. 72). Рукопись по замыслу Георгия Раллия, пожертвовавшего ее на помин души своих родственников в греческую нежинскую церковь, должна была отличаться богатством и роскошью в художественном отношении. Поэтому он поручил священнику Николаю сделать в рукописи изображения предполагаемых авторов чинов литургий: св. Иоанна Златоуста (л. 1 об.), св. Василия Великого (л. 22 об.) и св. Григория Двоеслова (л. 47 об.), и раскрасить до 80 заглавных букв и несколько заставок. Священник Николай принял на себя и этот труд, но выполнил уже далеко не с тем совершенством, как первое поручение. В его рисунках, отличающихся весьма нередко сложностью и занимающих иногда целые страницы (in fol.), можно видеть отсутствие художественного таланта и бедность творческой фантазии. Поэтому лица его похожи одно на другое, рисунки до крайности однообразны и монотонны, и состоят из фигур, легко изображаемых линиями, как например, змеи разных величин и видов, драконов, вьющихся по деревьям, птиц, болотных цветков, а чаще всего из головок херувимов и серафимов и т. п. Иногда все эти фигуры дают материал или содержание для одного рисунка (л. 41), который в этом случае представляет уже замечательную смесь фигур и неестественных положений (л. 41, 51 об. и т. д.). В рисунках очень много золота, серебра и преобладают краски цветов: зеленого, ярко-пунцового, грязновато-синего и др.
   Текст чинов литургий без чина проскомидии, вместо которого стоит только молитва «εὐχὴ τῆς προθέσεως», а равно тексты и других чинов и молитв, находящихся в этой рукописи, за исключением молитвы «εὐχὴ ἐτεέρα συγχωρητικὴ τοῦ άγίου Μαξίμου τοῦ λογίου», представляет почти буквальное сходство с текстом тех же чинов и молитв, изданных Гоаром в его Ευχολογιον.
   IX. Минея за месяц декабрь, рукопись, писанная отчасти на белой тонкой бумаге, а частью на серой, в 7137 (1619) году, 12 июня. Принадлежала эта рукопись известному священнику греческой церкви Христодулу, который и пожертвовал ее, как гласят разъясненные по рукописи приписки, в эту церковь (лл. 317 об., 338 и др.). Кроме этих подписей есть другие — 1686 и 1814 годов. Корешок современный происхождению самой рукописи.
   X. Ирмологий, рукопись, написанная мелкой не вполне разборчивой скорописью, в 1754 году, 9 января. Начала в рукописи нет, а начинается она 4 песнью канона на Рождество Христово.
   XI. Сборник утренних и вечерних светильничных молитв, рукопись, писанная скорописью XVIII века. Молитвы те же и расположены в том же порядке, как и у Гоара в его Ευχολογιον, edit. Venet. 1730 an. pag. 28, 29, 39—42.
   XII. Стихирарь, содержащий в себе стихиры на целый круглый год, собранные и изложенные на крюках Хрисафою, протопсалом великой Христовой церкви, написан на блестящей прозрачной бумаге красивой и разборчивой скорописью, как гласит подпись, в 1764 году, февраля 20 дня, Иоанном Пелопонисским. Каждая стихира начинается прописной буквой, написанной довольно витиеватой киноварью. Переплет рукописи старый с остатками серебряных застежек. На рукописи есть позднейшие надписи, из которых одна говорит, что эта книга принесена в дар (ἀφιερωθέν) Хрисафою великой патриаршей церкви, а другая, что она собственность греческой нежинской церкви и подарена Александром Константиновичем Иоанникою.
   XIII. Октоих на крюковых нотах, рукопись, писанная в 1671 году, 18 июля, с трудом разбираемой скорописью и испещрена множеством киноварных нотных знаков. Чтобы судить о важности этой рукописи в научном отношении, считаю положительно необходимым привести здесь очень обширную, но крайне любопытную приписку к ней с подлинником под строкой: «Окончена настоящая книга, содержащая в себе сладкозвучные песни, говорится в приписке, в лето от сотворения мира 7179, а от воплощения Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа 1671-е, июля 18. Совершена эта книга трудом, издержками и большим старанием священно-дьякона, поклонника святого животворящего гроба Господня, господина Христофора, архидьякона великой Христовой церкви, в величайшей власти всесвятейшего и перосвещеннейшего вселенского патриарха Константинопольского господина Дионисия, бывшего сыном и воспитанником славной страны Тринова, находящейся близ ларисской митрополии. Написана эта книга мною ничтожным, малейшим изо всех, невеждою и грешником Хрисафою, который изложил здесь стихиры не по общепринятым издавна правилам, а с некоторыми новыми прикрасами, сладкозвучиями и только что явившимися напевами, принятыми для мелодических песней в Константинополь. Все это обнародовано и изложено мною настолько, насколько мне было достижимо и лично зависело от меня самого, а также насколько это согласовалось с наставлением моего учителя, господина Георгия Редестина. Люди же более опытные, более знающие и много учившиеся пусть являются, как для восполнения недостающего, так и для исправления того, что идет неправильною дорогою. Те же из благочестивых христиан греческого рода и коренные жители Эллады, которым попадется на глаза этот мой слабый труд, пойте песни с удовольствием и пением в гимне и славословии хвалите Бога в вышних и его трисолнечное и трисостапное Божество. Упражняющиеся в пении сладкозвучных песней, вспомните ради Господа и меня грешника, совершившего написанное, чтобы мы вместе получили награду пред Богом за ходатайство пред Ним друг за друга, и чтобы мы удостоились во второе пришествие, в страшный день суда, правой части от нелицеприятного праведного судьи, сладчайшего Иисуса Христа и Бога нашего. Аминь. Всякий пожелавший похитить или отнять эту книгу воровством или по корыстолюбию, да будет проклят святыми отцами, и часть его с Иудою предателем и с теми, которые распяли Господа, и будет Бог и святые ангелы его врагами ему в день суда. Аминь». 36 Из следующей за этим послесловием приписки, написанной мною крайне неразборчивою, рукою можно видеть, что эта рукопись патриархом Дионисием была передана некоему митрополиту русскому Стефану37. Рукопись неполная, недостает несколько листов в начал и в конце. Корешок старый кожаный.
   XIV. Триодь постная и цветная, рукопись писанная рукою Иоанна Паподопулы Пелопоннийского в 1765 году, 8 февраля, на толстой блестящей бумаге с виньетками и начальными буквами, сделанными киноварью. Изложение стихир на крюковых нотах, с новыми украшениями (εἰς иои καλλωπισμόν) сделано уже известным протопсалтом греческой Константинопольской церкви Хрисафою. Переплет современен рукописи.
   XV. Октоих рукопись XVII столетия, писана мелкой скорописью. В состав рукописи входят положенные на крюковые ноты воскресные стихиры всех восьми гласов и вся воскресная служба. В конце рукописи изложение «аллилуия» на ноты, пасхальной службы и другие статьи. Рукопись без начала и конца и вообще разбита и перемешана. На выходном листе находится неоконченная статья, объясняющая значение нотных знаков. Переплет сохранился старый.
   XVI. Нотный Анфологий, рукопись XVIII века, писан весьма неразборчивою скорописью. Корешок новый с украшениями. На выходном листе приписка: «Ηικολάος Ίωάννου Κούμανδρος».
   XVII. Нотный Анфологий XVIII века, писан той же рукой, что и предыдущий экземпляр. На рукописи надпись: «Νικόλαος Ίωάννου Κούμανδρος 1811 15 Ουβρίου 15 (21) Νιζνα».
   XVIII. Нотный Анфологий XVII века, писан четкой скорописью. Корешок современный рукописи.
   XIX. Отрывок из рукописного Анфология XIX века, без переплета.
   XX. Синтагма Матфея Властаря, писана четкой скорописью XVII века, но только первая ее половина.
   Отбирая греческие богослужебные и другие печатные книги, которых в библиотеке имеется очень много, я старался, во первых, о том, чтобы в библиотеке музея составился полный круг богослужебных книг, а во вторых, чтобы отобранные книги или отличались древностью своего выхода в свет, или интересом в библиографическом отношении, или важностью своего содержания или, наконец, имели на себе какие-нибудь надписи, относящиеся к истории местных храмов или интересные в каком-нибудь ином отношении. Всего отобрано и поступило в музей до сорока названий, из них некоторые заслуживают особенного внимания со стороны библиографов.
   Божественное и святое Евангелие, вновь во второй раз перепечатанное иждивением и значительными издержками Николая Глики из Ионийцев и исправленное со всем тщаньем священником Митры Михаилом, посвященное же всесвятлейшему и мудрейшему митрополиту Филадельфийскому Мелетию Типальде, славнейшему экзарху патриаршего трона, в лето от воплощения Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа 1686. Евангелие расположено по неделям, начиная с Пасхи. Переплет зеленый пергаментный, но сильно попорчен.
   Божественное и святое Евангелие греко-влахийское, ныне в первый раз изложенное на обоих диалектах, разосланное, по церквам греческого образца (κατὰ τὸν τῆς ἐκκλησίας ἐλληνικόν τύπον έστριομμένον), изданное для общей пользы православных иждивением на средства благочестивейшего, святлейшего и славнейшаго правителя и вождя всей Угровлахии Иоанна Константина, воеводы Бессарабского в то время, когда кормило православия держал в своих руках всесвятлейший митрополит Феодосий, в лето 1693. Издано в святлейшей «угровлахийской митрополии». Как попало это Евангелее в Нежин, на этот вопрос можно найти ответ в приписке на современном нам молдовлахийском наречии на том же заглавном листе. Приписка эта говорит следующее: «сие святое и божественное Евангелие греческое и румынское посвящает и жертвует в дар святым Божиьим церквам города Нежина (Нижна) в честь недели Всех Святых и святых Архангела Михаила и Гавриила господин (пан) Константин Катакузино, великий стольник. Да послужит оно на потребу святым Божиим церквам и в добрую память о том, кто его посвящает. Дано (сие святое Евангелие) чрез его благородие господина Згура-Стильвич (нежинским) братским церквам — лето 1698». Евангелие расположено по порядку чтений от недели Пасхи. Переплет Евангелия старый, но хорошо еще сохранившийся, с оттиснутыми на нем изображениями.
   Арабское Евангелие, изданное в конце ХVII или в самом начале ХVIIИ века, с посвящением Гетману Мазепе, герб которого и изображен в конце Евангелия. Посвящение это следующее: ΤΤρός τὸν εὐσεβέστατον ὑψηλότατον και έκλαμπρότατον αύτέντην γετμάνον καβαλερον τοῦ ἐνδόξου τάγματος τοῦ ἀγίου ἀποστό λου Ἀνδρέου τοῦ προτοκλήτου, κύριον κύριον Ιάννην Μαζέπαν. Ἐπιγρἀμμα ήροελεγεῖον. Διὰ τὸ περ ἰδίαις δαπάναις έξέδωκε τῶ ἀραβικῷ δη τύπΘεῖον καὶ ἰερὸν Εὐαγγέλιον. Εὐσεβεέσσιν Ἰωάννη παρὰ πσιν ραψι Κοίρανε τῶν Ρώσων, Μαζέπα κῦδος ἔχεις. Пίστιος σπερ ἐπεί τελέθεις στύλος εὐαγεύς σύ
   Ίρά ἔπη Κυρίου, σαῖς δαπάνησι δίδως. “Ετερον πρὸς τὸν αὐτὸν
   Ἄρα τίς ἔστιν ό Θεσπεσίαν βίβλον ἄμμι πορίζων, Ἀγγελίης ἐσθλῆς δεσποτικῶν ἐπέων, Καίπερ ραψι πέλουσιν ἀτάργε σεβάσματι πιστοῖς Θώκω, ἀρχομένοις Ἀντιόχου πόλιος; Μαζέπυ οῦτος ωάννης γε ό Γετμάνος εῦχος Καί κράντωρ μικρς Ρωσίας εὐσεβέος. Пηθύος ς χαρίτων ψυχοσώστών οὑνεκα ἐῶν, Εἰς δόξαν Θεῖαν, ήμέτερον δἔλεος Τήν προθύμως σφετέροις ἀναλώμασιν ἔκθετο τύπΖήτω, εὐεργὸς ἐς λυκάβαντὸ ἄρα. Τῆς ὐμετέρας ὑψηλότητος ταπειναὶ προς Θεόν εὐχεται οί ἐν Ἀρα βία εὐσεβεῖς ἀμφοτέρων τῶν τάξεων. ἘλέΘεοῦ Ιωάννης Μαζέπας, Γέτμανος τῶν τῆς βασιλικῆς Γαληνοτάτης μεγαλειότης Ζαποραγικῶν στρατευμάτων, και τοῦ ἐνδοξου τάγματος τοῦ γίου αποστόλου Ἀνδρέου τοῦ πρωτοκλήτου καβαλέρος.
   По полям настоящего Евангелия множество приписок рукой ХVII века вроде следующих: «Ἐνταῦθα ἄρχεται τὸ Μηνολόγιον» (л. 10), «Αναγινώσκεται μετὰ τοῦ oᾶ κεφαλὴ τὴν ἡμέραν σῆς μεταστάσεως τοῦ Θεολόγου» (л. 17). «Κεφαλὴ νβ τδτῆς ιε ἔβδόμαδος κατὰ Λουκν, ἤτοι μετὰ τὴν ὔvψωσιν. και τδτῆς πρώτης ἔβδόμαδος τῶν νηστειῶν εῖς τὴν παννυχίδα. Και ἀπὸ τοῦ παρ&#9#972;ντος ἐρυθροῦ ση μείου λέγε ἀκολούθως εἰς τὴν παννυχίδα καἰ τὰ παρόντα. Ὅταν εἴπης. Ἄψες ἡμῶν τὰ παραπτώματα ἡμῶν (λέγε εὐθύς) αἰτεῖτε, καὶ δοθήσεται ὑμῖν, ζητεῖτε, καὶ εὐρήσεται, κρούετε, καὶ ἀνοιγήσεται ὑμῖν, πς γὰρ ὁ αἰτῶν λαμβάνει καὶ ό ζητῶν εὑρίσκει, καί τῶ κρούοντι ἀνοιγήετεται. Τέλος τῆς παννυχίδος» (л. 77) и др. На правой стороне с боку постоянно делаются такие замечания: «τέλος τοῦ σαββάτου», «τέλος τῆς παρασκευῆς», «τέλος τοῦ ίβ εὐαγγελίου τῶν παθῶν καὶ τοῦ μεγάλου σαββάτου εἰς τὸν όρθρον» и т. д.
   Книга в отличнейшем кожаном переплете с оттиснутыми на нем позолоченными изображениями.
   Учительное Евангелие на молдовлахийском современном наречии 1643 года. Послесловие при нем следующее: «Изволением Отца и с поспешением Сына и свершением Святого Духа, повелением Благочестивого господаря нашего Ιῶ (луй) Василия воеводы, Божию милостию господаря земли молдавской, напечатана бысть сия книга глаголемая Евангелие учительное в своей господарской типографии в Богоспасаемом настольном своем граде всех, в своем господарском монастыре Трех святителей, в лето от создания мира 7151, и от воплощения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа 1643 38 ». Печать этой книги четкая и красивая. В начале статей очень не дурно сделаны виньетки и заглавные буквы. Перед Евангелием герб молдавский с стихами на молдавском наречии и предисловие к читателям от митрополита Варлаама, «децáра молдо́веи». Переплет старый кожаный.
   Чинопоследование на обновление храма с благословения всесвятейшего и божественного владыки вселенского патриарха Гавриила, при державе высокого господаря Иоанна Константина Бассаравы, воеводы всей Угровлахии, ныне в первый раз изданное иждивением всесвятейшего недавно митрополита София Авксентия, для раздачи в дар архиереям, в Букареште Угровлахии, в лето спасения 1708, в декабре месяце, иеромонахом Анфимом из Иверии. Этот чин потом был принят в греческий евхологий и держится в нем до настоящего времени. Эта небольшая книжка (in quart.), 25 листиков, в простом бумажном переплете, составляет, как отчасти показывает и название ее, библиографическую редкость. На выходных листах есть несколько коротких рукописных изречений, например: «Стоит человек в воде по горло, пить просит, а напиться не может», «Не ищи, человече, мудрости, ищи кротости, аще обрящешь кротость, одолеешь и мудрость» и т. п. Εὐπταγμάτιον νομικὸν39 περὶ εὐταξίας καὶ τοῦ καθήκοντος ἑκάσ του των κριτηρίων καί τῶν οφφικίων τοῦ πριντζιπάτου τῆς βλαχίας τῶν ἀνηκντων εἰς τὸ πολιτίκόν. Ὀδηγία τῆς ἐις τό εξῆς ἀποφάσεως τῶν ς τύπον δη συλλεχθεισῶν &##8017;ποθέσεων, καὶ συμφωνία τῶν το πικῶν ἐθίμων, τῶν ς ἐπὶ τὸ πλεῖστον ἐν χρήσει γενομένων, μετὰ τῶν βασιλικῶν διαταγῶν. Πρὸς ἀκριβῆ τοῦ δικαίου συντήρησιν, καὶ πρὸς τὸ τῶν πτωχῶν ἐκ παντὸς τρόπου ἀνεπηρέαστον. Φιλοπονιθὲν παρὰ τοῦ εὐσεβεστάτου σοφωτάτου καὶ μεγαλοπρεπεστάτου ἡγέμονος πάσης Οὐγροβλαχιάς κυρίου κυρίου Ἰὠάννου Ἀλεξάνδρου Ιάννου Yψηλάντη βοεβόδα. Κατὰ τὸν ἔβδομον χρόνον τῆς Θεοστηρίκτου, αὐτοῦ Αὐθεντείας, ἱεραρχοῦντος τοῦ πανιερολογιώτατον μητροπολίτον, κυρίου κυρίου Γρηγορίον, νῦν τύποις πρῶτον ἐκδοθὲν εἰς ωμαϊκὴν καί πάτριον γλῶτταν, ἐν τῆ τυπογραφία τῆς γιωτάτης μητροπόλεως Οὐγρόβλαχίας. Ἐν ἔτη σωτηρίω 1780, κατὰ μῆνα Σεπτέμβριον. Книга в простом бумажном переплете.
   Кроме этих редких книг поступили в музей следующие: Типикон 1643 г.; Триодь 1748 г.; Триодь с надписью 1748 года; Евхологий 1777 года; Пендикостарий 1675 г.; Пендикостарий 1801 г.; Параклитик 1671 г.; Сборник литургий 1814; Орологион 1760 г.; Архиератикон 1778 г.; Ирмологий40 1832 г.; Анфологий 1784 г.; Минея, содержащая в себе месяцы с января по апрель включительно 1779 г.; Минея со службами в месяцы с мая по декабрь 1778 г.; Минея февраль 1784 г.; Минея март 1779 г.; Минея сентябрь 1775 г.; Минея ноябрь 1778 г.; Минея декабрь 1779 г.; Минея апрель 1780 г.; Минея август 1749 г.; Минея октябрь 1732 г.; Минея июнь 1732 г.; Минея июль 1672 г.; Минея август 1673 г.; Минея июнь 1689 г.; служба Чудотворцу Спиридону Тримифунскому 1743 г.; Сборник сочинений против латинян 1692 г.; Маргарит (Μαργαρίται) 1730 г.; 2 книги Новое Сокровище XVII столетия, Сборник избранных житий святых с сентября по июль XVII века, Священный Катихизис или толкование на литургии Николая Булгари и Леонтия Глики 1681 г. и περὶ τῶν ἀοράτων διὰ τῶν ὀράτων ἐννοούμενων πραγμάτων... Фомы Мандакаси Касториана.
   В музей помимо книг и рукописей поступили и некоторые церковно-богослужебные вещи, интересные в археологическом отношении.
   Воздух, художественно вышитый шелками. По середине воздуха вышита шелками Божья Матерь с Предвечным Младенцем на руках, окруженная сиянием и с короной на голове. По бокам вышиты евангелисты, между которыми находятся подобным образом исполненные фигуры четырех великомученицы: Варвары, Параскевы, Екатерины, Иулиты с Кириком. Все лицевые изображения сделаны замечательно отчетливо и с неподражаемым искусством. По мнению некоторых, воздух этот венецианской работы XVII века.
   Плащаница писанная красками на полотне, длиною около 2 аршин, а шириною аршин с четвертью. Иисус Христос изображен лежащим во гробе, который стоит при кресте, увенчанном терновым венком. Гроб Спасителя окружают плачущие жены в таком порядке: почти у головы Спасителя Мария Клеопова, рядом с нею Божья Матерь, далее у ног Спасителя Мария Магдалина и Мария Иаковлева41. Напротив головы Спасителя стоит Архангел Михаил, а напротив ног — Архангел Гавриил, оба со свечой в одной руке, с кадилом в другой. Кругом плащаницы тропарь: О’ εὐσχή μωνΙώσήφ
   Три иконы ХVII-XVIII в. русского письма: Божьей Матери, св. великомученика Прокопия и преподобного Александра Свирского и одна икона, складень, того же времени греческого письма, изображающая св. мученика Харлампия и святых Иоанна Златоуста и Василия Великого.
   Слюдковое зеркало, полуистлевшее, с украшениями из резьбы с позолотою.
   Ἑρμηνεία или календарная таблица на несколько лет для определения праздников всего года. По бокам изображены так называемые лунники. Таблица эта наклеена на складные доски в полтора аршина длины и три четверти аршина ширины. Время происхождения этой таблицы не раньше начала нынешнего столетия.
   Церковно-археологическое общество при Киевской духовной академии, сознавая важное значение в научном отношении столь богатого приращения к его музею и ценя услуги, оказанные ему в этом деле благочинным церквей города Нежина, священником Ф. И. Васютинским и бывшим эпитропом нежинских греческих церквей А. Ю. Кунелакис, в заседании 16 сентября сего года избрало их в свои члены-корреспонденты.
    Киев, 1 октября.
   

1   Архив минист. иностр. дел, греческ. дела, картон 117, дело № 4.
2   Шафонский о черниг. воеводстве ч. II стр. 477.
3   Греческий нежинский магистрат был учрежден после издания в 1785 году апреля 21 дня, так называемого городового положения, на основании особого указа Императрицы Екатерины II, данного Сенату 1 сентября 1785 года.
4   Подлинник грамоты хранится в неж. греч. церкви под № 38.
5   Дело о построении этой церкви Зосимами и о передаче ее братству хранится под № 15 в греч. Неж. церкви.
6   Греческ. дела арх. мин. иностр. дел, карт. 64, № 17; № 14; Малоросс. дела связк. 31, № 12 и др.; грам. Лазаря Барановича, хранящаяся в греческ. неж. храме за № 53·, архиерат. ркп. 1709 г.; минея декабрь м. ркп. 1629 г.; службу св. Спиридию, печатн. 1745 и др.
7   Чтобы яснее представить происхождение и деятельность строителя нежинских греческих церквей, считаю, не лишним привести здесь дословно его прошение, поданное в 1691 году на имя царей Иоанна и Петра Алексеевичей: «Великим государям, царям и великим князьям Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу, всей великой и малой и белой России самодержцам, бьет челом богомолец ваш македонской земли поп Христофор. Видя я, богомолец ваш, от бусурман великую наглость и слыша про ваше царское пресветлое величество неизреченную милость. Выехал на ваше великих государей имя, в малороссийский город Нежин, и помня заповедь Божью, по обещанию своему, в Нежине купил земли, построил две церкви каменные: одна во имя Всех Святых, а другая Архангела Михаила. А за скудостью своею и за нищетою в те церкви построить иконостасы и сосуды церковные не имею чем. Милосердые великие государи, цари и великие князи Иоанн Алексиевич, Петр Алексеевич, всей великой и малой и белой России самодержцы! Пожалуйте меня, богомольца своего, для всемилостивого Спаса и Пречистой Богородицы и для своего великих государей многолетнего здравия, и для поминовения блаженной памяти отца своего, государства великого государя, царя и великого князя, Алексея Михаиловича, всей великой и малой и белой России самодержца и брата вашего государева, царя и великого князя Федора Алексеевича всей великой и малой и белой России самодержца. Призрите, великие государи, на мое нищее убожество своим великих государей жалованьем в те помянутые церкви Божии на строение иконостасов и на сосуды церковные, чем вам, великим государем, Бог известит, а я убогий богомолец ваш за вас великих государей и за ваше царское пресветлое величество должен Бога молить. Великие государи, смилуйтесь!». Прошение это извлечено мною из арх. минист. иностр. дел, малоросс, дела св. 87, № 41 л. 6.
8   В первый раз отец Христофор путешествовал в Москву в 1686 году и получил «на церковное строение 30 рублей из нежинских доходов». Второй раз — в 1691 году и получил «великих государей жалование, на установление в выстроенные церкви иконостасов из сибирского приказа соболями на 50 рублей». Малор. дел арх. мин. иностр. дел св. 84, № 41, л. 12 и 10.
9   Грамота хранится в неж. греч. церкви под № 48.
10   Выдержка эта сделана мною из современного перевода грамоты патриарха Иакова, написанной в 1680 году на имя о. Христофора. Перевод этот, а равно и сам подлинник, писанный на пергаменте, с свинцовой патриаршей печатью 1679 года, хранятся в настоящее время в неж. греч, церкви. В подлиннике цитированное место читается так: ήδιαληφθεῖσα α αῦτη έκκλησία τῶν παμμεγίστων ταΣιαρχῶν ή κατά το κάστρον Ίζνα, εικαί διαμένη είς αἰῶνα τὰ ἄπαντα πανελεύτερος καί ἀδούλατος, καί ἀκαταπάτητος, καί λως άνεπήρταστος, καί ἀνενόχλητος παρὰ παντός προσώπου, μηδενὸς τῶν άπάντων ἔχοντος έξουσίαν καθυπερβένειν αὐτοῦ καί ένοχλεῖν τὸν εὐλαβέστατον αὐτὸν πάπὰ κὑρ Χριστόφορον, άλλὰ καρποῦσθαι αυτὸν καί νέμεσθαι τά είσοδήματα καί δικαιώματα τῆς έκκλησίας αὐτῆς έφόρου Ζωῆς αὐτοῦ χρις τελευταίας ὰναπνοῆς.
11   Вот что, по поводу возникших в то время разногласий, вынужден был писать в 1682 году знаменитый иерарх южно русской церкви Лазарь Баранович: «Честный отец Христофор, пресвитер церкви греческой нежинской, умасливши посполитым всех душ греческой породы, в том городе находившихся, к спасению соорудил церковь многими трудами, промыслами и разными способами за благословением нашим архиерейским к завершению привести старался дело: на що хотел многим особам в надежде хотячой быти церкви Божей, милостини тисячей сколько достати должен, которая церковь когда свою стала брать сдобу и любовное всех той породы за пресвитерским его отца Христофора неусыпным тщанием видеть к собе прихорнение, найшлися некоторые снати не так z’побожности, яко лакомства z’ктиторове, субметуючыеся при созданной промыслом священническим церкви, собранным тлением вперед долги кошту на оную ложеннаго отдати, потом к совершенному украшению оную приводити, а одержавшы тое, ни тилко за неотданием реченных долгов в турбацию мененнаго отца Христофора впроважают лечь и имение церковное в прехватном своем заведывинию имети и кроме его священнической воли распорядится оным умыслили. В том, яко церкви Божией, так и гоноров священническому дается кривда. Пре то мы пастырь властию нашею архиерейскою приказуем всем именующимся тоей церкви ктиторам, абы за прочитанием того нашего универсалу, все добро церковное которых бы долги мененные надлежало бы отдать честному отцу Христофору, как первому той церкви фундатору и ктитору вручили, которыми от того часу никто, кроме его самого, не заведовал, чтобы никто не важился ктитором называться». Универсал этот хранится под № 48 в греч. неж. церкви.
12   Об этой церкви епископ слуцкий и администратор митрополии Киевской в 1719 году писал, что она, «предолгое время стоячи, обветшала, требует себе полной реставрации». Подлинник хранится в неж. греч. церкви под № 51. В универсале архиепископа Кииевскаго Варлаама Ванатовича 1725 г. упоминается, что он конфирмовал патент, «на фундамент каменной церкви, святого Архистратига Михаила, между митрополию данный» и теперь позволяет «новозаложенную вышереченную церковь благополучно строить». Грам. хранится в местной церкви под № 58.
13   Строю я, богомолец ваш, писал отец Христофор в этом прошении, ваше царское богомолие церкви Архистратига Михаила да Всех Святых, одну каменную, а другую деревянную (какая из этих церквей деревянная, отсюда нельзя понять точно), собирая у православных христиан, а ныне, Государей, приволокся я богомолец ваш, к вам великим государям к Москве для вашего государскаго жалованья. Арх. мин. иностр. дел малор, дела, св. 87, № 41 л. 11.
14   См. подлинник в греч. неж. церкв. под № 38.
15   Митрополит Самуил, например, в 1784 году уговаривал нежинских греков, чтобы они «потребили бы все меры к совершению постройки каменной церкви, от давних лет оным братством начатой и поныне без окончания и всякого о том попечения оставленной, опасаясь за нерачение свое о семь столь важном деле суда Божия и истязания церковного, по святым правилам». Подлинник в неж. греч. церкви под № 47.
16   Она (т. е. церковь Архангела Михаила) не первая, которую поселившиеся в Нежине греки соорудили, говорит Шафонский, посетивший лично Нежин, но перед нею в 1692 году первая была «деревянная, а после каменная, во имя Всех Святых, которая на том месте стояла, где теперь новая тою же имени строится». (т. е. в 1783 году). Первая за ветхостью разобрана. Черниг. наместн. Аф. Шаф. изд. суд. Киев. 1851 г. ч. 11 стр. 467.
17   Приведенные нами надписи представляют довольно вольный перевод существующих на тех же иконах надписей, а поэтому мы считаем не лишним привести их в подлинниках, которые читаются так: α) Τὸ πα ρὸν εἰκονοστάσιον μετὰ τῆς εἰκόνος τοῦ ἀγίου καί θαυματούργου Νικολάου κεχρυσομένης ἔγινε διὰ δαπάνης καἰ εὐλαβείας ωάννου Α᾿θανασίου Βαφια τοῦ έξ Ίωαννίνων καἰ εις μνημόσυνον τὸν αἰώνιον. 1813 Ὀκτωμρίου 1. β) Τό παρὸν εἰκονοστάσιον μου μεν τὴν εἰκόνα τοῦ ἀγίου ωάννου τοῦ προδρόμου ἔγινε διέξόδων τοῦ μακαρίτου ωάννου Βασιλίου Ρατκόβου κατά τήν διαθήκην τοῦ 1813 Οκτωμβρίου 1.
18   Полное заглавие Евангелий: Θεῖον καί ἰερὸν εὐαγγέλιον. Τὸ πάλαι μἐν παρὰ Ἀντωνίου τοῦ Πινέλλου τυπωθέν, νῦν δἐ τοῖς ἴσοις τύποις παρὰ Νικολάου τοῦ Γλυκέος μετατυπωθἐν καί μετὰ πάσης ἐπιμελίας διορθωθἐν, ἀφιερωθἐν δέ τῶ πανιερωτάτω καἰ σοφωτάτω μητροπολίτη Φιλαδελφείας κυρίω Μιλετίω τῶ χορτακίψ ὐπερτίμψ έΕάρχψ τοῦ πατριαρχικοῦ. 1671. Con privilegio.
19   О черниговск. наместн. ч. II стр. 467.
20   А. Шафонский неверно называет год (1682), в который был сделан оклад на это Евангелие. Черниг. нам. ч. II, стр. 467.
21   По мнению Шафонского и преосвященного Филарета при этом кресте хранятся частицы Животворящего креста (Черниг. нам. ч. II, стр. 467); Истор. стат. Опис. черниг. епарх. Черниг. 1874, кн. VII, стр. 385.
22   Шафонский об этой плащанице говорит, что на ней «около главы Спасителя камнями вынизано» (Черниг. нам. ч. II, стр. 467), а преосвященный Филарет прибавляет, что «плащаница украшена жемчугом и камнями» (Ист. стат. Опис. черниг. епарх. кн. VII, стр. 467), но в настоящее время, как мы заметили выше, вместо драгоценных камней в гнездо вставлено разноцветное стекло.
23   На плащанице, кроме приведенной надписи, есть другая, короткая, которая гласит следующее: Θεοῦ τὸ δόρον καί Χριστοδούλου ἰερέως πόνος, νά. εὐρίσκεται αιῶνα αίῶνος. Кроме указанных надписей на плащанице вышиты слова тропаря: Ό εὐσχήμων Ιωσὴφ.
24   Недавно появилась брошюра, изданная профессором А. А. Федотовым-Чеховским, под заглавием: «Акты греческого нежинского братства», Киев 1884 г. Просматривая эту брошюру, к удивлению своему, мы не встретили в ней столь обычного в подобных случаях и необходимого в научном отношении предисловия, так что читатель может оставаться в полном неведении относительно того, откуда извлечены издателем-профессором эти акты. Заглавие брошюры нисколько не разъясняет этого весьма важного вопроса. В самом деле, если предположить, что издатель собирал эти акты по всем хранилищам русским, то мы можем указать на очень важное хранилище актов, московский архив министерства иностранных дел, куда без всякого сомнения издатель актов не заглядывал. Здесь он не мало бы нашел интересных актов, относящимся к истории братства и построения храмов. Если же думать, что издателем эти акты «списаны» в греческой нежинской церкви, где они и доселе хранятся, то непонятно, почему издатель опустил из внимания грамоту архиепископа Черниговского Виктора, 1796 г. декабря 22 дня или весьма важный указ 1786 года от 2 апреля, с подписями очень многих Черниговских епископов, а также и другие царские указы и жалованные грамоты, хранящиеся в церкви. Нельзя не поставить в вину г. профессору, что он в своем издании не упоминает о том, что универсалы Лазаря Барановича уже были изданы в свет раньше (см. письма преосв. Лазаря Барановича изд. 2, Чернигов, 1665 г., стр. 219—224), что кроме перевода па русский язык грамоты патриарха Иакова в 1680 г. его «издателя» есть перевод более ценный в научном отношении, перевод современников, который хранится в церкви между другими документами, что издатель, останавливаясь с такою подробностью на печатях русских митрополитов и гетманов, не обращает никакого внимания на свинцовую печать упомянутого уже патриарха Иакова, которая имеет на себе дату, отличную от времени издания в свете самой грамоты, т. е. «1679 год», наконец нельзя обойти молчанием и того важного факта, что греческий подлинник актов издан крайне небрежно. Вообще к «профессору-издателю» мы могли бы предъявить и другие не безызвестные ему, весьма важные в научном отношении требования, но оставляем это до более благоприятного времени...
25   В Михайловском храме, пишет преосв. Филарет в своем истор. стат. описании черниг. епархии, два греческих рукописных Евангелия на пергаменте, три греческих печатные, в Янине одно 1645 г., другое 1671 г... Два Евангелия рукописные на славянском; на одном написано: Михаил дьякон писал в лето 7055 окт. 7, следовательно 1546 года... Триодь постная на греческом языке печатная в Янине, 1748 года. (К. VII, стр. 384—385). Такое поверхностное описание библиотеки Михайловской церкви я и объясняю только тем обстоятельством, что ученый преосвященный не имел возможности осмотреть лично, а поверил клировой ведомости. Иначе становиться совершенно непонятным, почему преосвященный упоминает, например о славянском Евангелии 1546 года и ни слова не говорит о другом тоже славянском Евангелии, более ценном за свои художественные миниатюрные изображения и более интересном по своим подробным историческим надписям. Ниже я буду иметь случай привести вполне все эти надписи. Кроме надписей в этой рукописи есть и определенная дата времени написания рукописи. Наконец, непонятно, почему преосв. Филарет упоминает о постной триоди 1748 года, печатанной в Янине, а не говорит ничего о книгах более ценных и редких в библиографическом отношении, как например, о греко-молдавском Евангелии 1693 года, об арабском Евангелии конца ΧVII или начала XVIII века, о греческом Евангелии 1686 или даже о месячных минеях XVII столетия и т. д. Все эти книги, как показывают существующие на них надписи, хранятся в библиотеке Михайловской церкви уже очень давно.
26   О рукописях достопочтенный Анастасий Юрьевич, мой чичероне, ничего и не говорил раньше, да как потом оказалось, он и сам смотрел на них только в первый раз со мною. Следовательно, настоящим открытием я обязан совершенно случайным обстоятельствам, приведшим меня в это книгохранилище...
27   Протесты эти явились вследствие того, что в настоящем случае мне пришлось иметь дело с новыми людьми, лишь по понаслышке знавших ходатайство археологического Общества об уступке ему Михайловскою церковью книг и рукописей. Настоятель о. Илиодор, «яркий светильник греческой церкви», как его характеризовал преосвященный черниговский Вениамин в одном указе, скончался во время летних месяцев, а деятельный и ревностно заботившийся о приведении нежинских греческих храмов в благолепный вид эпитроп Анастсий Юрьевич Кунелакис, вследствие разного рода неприятностей у него с греческим обществом, оставил эту должность и заменен новым лицом, еще не привыкшим к своим новым обязанностям. Поэтому дело, начавшееся при одних лицах, а окончившееся при других, весьма естественно не могло пройти без некоторого рода недоумений и пререканий...
28   Подробное описание рукописей и книг, поступивших в музей церковно-археологического Общества при Киевской духовной академии, уже приготовлено мною к печати и в скором времени начнется печатаньем в «Трудах Киевской духовной академии».
29   Время написания греческих рукописей, не имеющих в себе точных дат, определяли по моей личной просьб преосвященный Порфирий Успенский, известный палеограф, и профессор казанского университета, ориенталист Иосиф Федорович Готвальд. За древность Евангелия X века говорит и то обстоятельство, что в нем находим евангельское чтение для литургии в великую пятницу: τῆ μεγάλη παρασκευῆ εἰς τὴν λειτουργίαν (л. 157), чего в позднейших рукописях нельзя уже встретить.
30   Святой Феодосий великий царствовал в Константинополе в 379—395, святой Феодосий II в 408—450, и наконец Феодосий III в 715—717 гг.
31   Точки в переводе надписи означают пропуск имен, неразобранных профессором Готвальдом.
32   Эти, а равно и другие надписи, я привожу без соблюдения знаков и правописания подлинников, чтобы облегчить читателей и редакцию. В подробном описании я привожу их подлинники.
33   Вот какое объяснение дается этому слову, весьма часто встречающемуся в молдавских рукописях и книгах: «царь тернопский и достопамятный Михаил или Иоанн (сокращенно Ιῶ)“, т. е. креститель Болгарии Борис-Михаил. Паисий между прочим пишет: «от него пошло племя и род царей болгарских до Шишмана Иоанна последнего; все тогда на то его имя и титло подписывали, кое ему было, потом Иоанн то есть Иоаннович» (Голубинский Кратк. очерк православ. церквей. М. 1871 года, стр. 658.
34   См. грам. Лазаря Барановича, хранящуюся в греч. нежин. церкви, под № 52.
35   Так как приписка о принадлежности некоторых рукописей и книг Софронию, митрополиту Филипписийскому и Драмы, встречаются на них очень часто, то я считаю нелишним одну из них привести здесь: «Ή πα ρούσα λειτουργία, говорит надпись, ὑπάρχει κἄμοῦ, τοῦ ταπεινοῦ μητροπολίτου Φιλίππων καί Δραμς κυρίου Σοφρονίου καί όποῖος τὴν ἀποξένοσει, νὰ ἐχη τάς άράς тши άγιων триакооиши όεκα καί όκτω θεοφιύρων ήμΰιν έν тш νύν αίώνι καί τψ έν μέλλοντι». Почти дословно повторяется эта надпись и на других рукописях.
36   Перевод сделан мною вольно, а потому считаю нелишним привести надпись подлинником: Εἴληφε τέλος ή παροῦσα ἀσματομεληῥῥυτόφθογγος βί βλος έν ἔτει ἀπὸ μἐν τῆς κοσμοποιίας 7179, ἀπό δἐ τῆς ένσάρκου οἰκονομίας τοῦ κυρίου καί Θεοῦ καί Σωτῆρος ήμῶν Ιησοῦ 1671, Ίουλίω ίή ίνθ· ἐτελειόθη οῦν διὰ συνδρομῆς καί ἐξόδου, καί μίζωνος ἐπιμελείας τοῦ ἐν ἰεροδιακόνοις προσκυνητοῦ τε τοῦ ἀγἰου κοί ζωοδόχου τάφου κυρίου κυρίου Χριστοφόρου, καί ἀρχιδιακόνου τῆς τοῦ Χριστοῦ μεγάλης έκκλησίας, ἐν τῆ μεγίστη έξουσία ιοῦ παναγωτάτου, λογιωτατου τε, καί οίκουμενικοῦ πατριάρχου κυρίου κυρίου Διο νυσίου τοῦ κωνσταντινοπολἰτου, ὑπάρχοντος γέννημα καί θρέμμα τῆς περίφήμου χώρας Τρινόβου, τῆς οῦσης πλησίον μητροπόλεως Λαρίσσης. Еγράφη δἐ καί παρἐμοῦ τοὐ εὐτελοῦς καί ελάχἰστου, καί ἀμαθοῦς ἀμαρτωλοῦ τε ὐπἐρ πάντας Χρυσάφου, δῆθεν καί πρωτοψάλτου τῆς τοῦ Χριστοῦ μεγάλης ἐκκλησἰας, οὐ μέντοι κατὰ τὸ κείμενον τῶν παλαιῶν ἐκτονισθεῖσα, ἀλλἐν καινῶ τινἰ καλλωπισμῶ καί μελληῥῥυτοφθόγγοις νεοφανέσι θέσεσι, καθάπερ τὰ νῦν ἀσματολογεῖται τοῖς μελωδοῦσιν ἐν Κωνσταντινουπόλει. Τοῦτο τοίνυν, ὅσον τὸ κατἐμἐ ἐφικτν παρἐμαυτοῦ γέγονε κατὰ τὴν ῆν παρέλαβον εἰσήγησιν παρὰ τοῦ ἐμοῦ διδασκάλου κυρίου κῦρ Γεωργίου τοῦ Ραιδεστίνου, καί πρωτοψάλτου τῆς τού Χριστοῦ με γάλης ἐκκλησίας έκτεθηκς κάί τονῆσας, τοῖς δἐ τελειοτέροις ἐμπειροτέροι τε καί πολυμαθεστέροις ἐκκεἰοθω τῶν μἐν ἀποδεομένων εἰς ἀ απλήρωσιν, τῶν δἐ οὐκ ὀρθῶς προβάντων εἰς ἐπανόρθωσιν. Οσοι δἐ τῶν εὐσεβῶν καί ὀρθοδόξων χριστιανῶν τοῦ γένους τῶν γραικῶν, καί τῆς Ἐλλαδος ιζουχίας, έντυγχάνοντες τῷ μικρῷ πονήματι τούτῳ, άσματομελοδεῖτε, καί ψάλλοντες, αἰνεῖτε Θεόν έν ὑψίστοις εἰς ῦμνον καί δοξολογίαν τῆς τρισηλίου καί τρισακτίνου αὐτοῦ θεότητος. ,Ασματοφωνίαις ἐπιμελουμένοι, μέμνησθε κἀμοῦ τοῦ εὐτελοῦς συγγραφέως καί άμαρτωλοῦ διὰ τὸν Κυριον, ὅπως ἔξωμεν ἄμα παρὰ Θεοῦ τὸν μισθόν ὐπἐρ ἀλλήλων πρὸς αὐτὸν ἐντεὐξεως, καί ἀξιωθείοιμεν έν τῆ δευτέρα παρουσία καί φρικτῆ ήμέρα τῆς κρίσεως τῆς δεξις μερίδος τοῦ ἀπροσωπολήπτου καί ἀδικάστου δι καίου κριτοῦ, τοῦ γλυκυτάτου Ἰησού Χριστοῦ, τοῦ Θεοῦ ήῶν. Ἀμήν. Ὁ δέ βουληθὴς πλεονέκτψ καί κλοπίμψ χειρί καθαρπσαι καί ἀποστερῆσαι, ἔχοι τὰς ἀρὰς ιῶν ἀγίων πατέρων καί μερίς αὐτοῦ μετὰ τοῦ προδότου Ἰοῦδα καί τῶν σταυρωσάντων τὸν Κύριον, καί ἔχοι τὸν Θεὸν καί τοὐς ἀγιους αὐτοῦ ἀγγέλους πολεμίους αὐτῷ έν ήμέρςα τῆς κρίσεως. Ἀμήν.
37   Это никто иной, как митрополит Стефан Яворский, который провел в Нежине детство, имел здесь брата протоиереем, построил монастырь «Богородичный Назарет» и в 1721 году передал сюда всю свою библиотеку. «Черниг. Епарх. Вед.», 1861 года, № 6, стр. 323—332· Кратк. опис. Бдаговещ. мон. изд. бр. Зосимов, М. 1815 г., стр. 11—17, 54—58.
38   Заглавие книги несколько полнее и обстоятельнее изложено, чем приведенное мною послесловие.
39   Оставляю заглавие этой любопытной книги без перевода, чтобы дать точное понятие о ней.
40   Книга Ирмологий чрезвычайно интересна и богата своим содержанием. Кроме обычных ирмосов на все гласы в ней находятся следующие любопытные статьи: «Τοπὸς καὶ ἐρμηνεία περί τοῦ πῶς δεῖ τὸν ὲβσεβῆ χριστιανὸν σφρατίζειν ἐν tῶ προσώπου αυτοῦ τὸ σημεῖον τοῦ τίμίου καί ζωο ποιοῦ οταυροῦ ἐ κ τοῦ λλυρικοῦ ωρολογὶου ὲπτιγραφεῖσα καί μεταφραοΟεῖσα». «Νικολάσυ ἱερεώς τοῦ Μαλάξου περί σημασίας τῶν δακτύλων τῆς χειρὸς τοῦ ἱερεώς ἐν τῶ εὐλογεῖν τὸν Χριστώνυμον λαόν». «Αἱ ἑπτὰ οἰκουμενικαὶ συνόδο συνοττπκώτατοι, αεῖ ἀκριβοῦς χρονολογίας». «Περὶ συγγενεὶας», «Μανουήλ τοῦ Ξάνθινοῦ περὶ συγγρενειάς περαγροφὴ» и др. статьи, носящие в заглавии книги общее название: «καὶ ἄλλα φέλιμα».
41   Все приведенные нами надписи имеются на плащанице и сделаны славянским алфавитом.

Помощь в распознавании текстов