Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский О стихире "Видехом свет истинный" в чинах литургий св. Иоанна Златоуста и св. Василия Великого
Распечатать

профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

О стихире «Видехом свет истинный» в чинах литургий св. Иоанна Златоуста и св. Василия Великого

В нашей современной церковно – богослужебной практике прочно установился обычай – в чинах литургии Василия Великого и Иоанна Златоуста на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» отвечать клиру пением стихиры Пятидесятницы: „Видехом свет истинный». Исключение допускается только для всей Пятидесятницы. В это время от первого дня Пасхи до отдания на вышеуказанный возглас клир поет, по Уставу, тропарь праздника: „Христос воскресе» (Типик, изд. Киев. 1824 г. л. 402), а с праздника Вознесения Господня до его отдания – тропарь: „Вознесся еси во славе, Христе Боже наш» (Никол. Пособ. к изуч. церк. Устав, стр. 470). Так как в Уставе о пении тропаря Вознесению вместо стихиры: „Видехом свет истинный “ ничего не говорится, то в некоторых местах и по преимуществу в юго-западной России заменяют тропарь Вознесению стихом, который положен в Служебнике на ряду и имеет, по своему содержанию, отношение к воспоминаемому событию, а именно: „Вознесыйся на небеса Боже» (Служебн. 1822 г. л. 106 об.). Такая замена в чине литургии св. Иoaннa Златоуста и Василия Великого одной стихиры другими стихами и отсутствие каких бы то ни было указаний в Типиконе относительно уместности стихиры: „Видехом свет истинный“ в названных чинах ясно говорят нам о появлении ее в Служебнике в данном месте совершенно случайно и притом сравнительно в недавнее время.

Стихира: „Видехом свет истинный» в нашем Служебнике появляется впервые в XVII веке 1, а до этого времени ответом на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» были слова: „Els πολλοί έτη δέσποτα» 2, которые клир пел безразлично, совершал ли литургию священник или епископ. Впрочем, и этот ответ явился в наш Служебник не раньше XVI века, потому что в памятниках даже XV века, когда впервые появился у нас возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» 3, в данном месте мы не находим никакого ответа на него. Отсутствие этой стихиры в данном месте в нашем Служебнике объясняется тем простым обстоятельством что ее не было и в служебниках Церкви греческой 4 и земель юго – славянских5. С появлением этой стихиры в служебниках московской печати XVII века, она существует сначала ,вмесге с возгласом: Σώσον δ Θεδς τον λαόν... (ркп. Румянц. муз. № 403 л. 56 об.; Красносел. свид. о некоторых литург. рукоп. Ватикан, библ. Казань. 1885 г. стр. 136), или же прямо замечают, что этот возглас произносится, велегласно: Καί ό ίερεΰς ευλογεί τον λαόν λ έ γ ω ν έ π φ ώ ν ω ς· Σώαον ό Θεός τόν λαόν (Εοχολογ. Goar. pag. 67, 77; Ευχολογ, edit. Venet. 1566 л. 24 об.; edit. 1767 pag. 58). В памятниках XVI в. в качестве) ответа на возглас священника: «Спаси, Боже, люди Твоя» появляются слова: «Είς πολλά έτη δέσποτα» (Ευχολογ, ркп. Румянц. муз. № 403 л. 56; Εοχολογ. Goar. pag. 67), по стихиры: «Видехом свет истинный» нет и в это время. В XVII столетии, очевидно, продолжает господствовать практика предшествующего времени, т. е. иногда поют на возглас священника: «Спаси, Боже» слова: «Είς πολλά ετη», явившаяся в предшествующем веке даже в печатном Евхологии (Ευχολογ. Goar. pag. 67), иногда ничего не поют (Ευχολογ, edit. 1647 pag. 58). а иногда, кажется не произносился даже и самый возглас: «Спаси, Боже, люди Твоя». Последнее мы видим из того факта, что Паисий I, константинопольский патриарх, в грамоте к нашему патриарху Никону, изъясняя подробно в порядке литургийного чинопоследования все его составные части, о данном моменте совершенно не упоминает, как бы его вовсе не существовало в греческих чинах. «Поелику Он (Иисус Христос) непостоянно обращался со Своими учениками, как это было прежде страдания, говорится в этой грамоте, но деньки четыредесятии (Деян. 1, 3) иногда являлся, иногда скрывался от глаз их (поелику после воскресения тело Его было прославлено): поэтому иepeй снова (т. е. после возгласа «Со страхом Божьим») вносит святыню в алтарь и тем показывает, что, воскресши из мертвых, Он не показывался уже больше миру. В последний раз, когда Он явился апостолам, это было на горе Елеонской, с которой Он и вознесся, поэтому и иepeй, обращаясь снова к народу с святыней, говорит громогласно: «всегда ныне и присно» и д. т. (Грам. Конст. патр. Паисия I к Москов. парт. Никону Сбп. 1881 г. стр. 44). Что касается нынешней современной нам практики греческой Церкви, то она уже, за немногими исключениями, вполне сходна с нашею. В современном греческом Типиконе мы находим ответом на возглас священника нынешнюю стихиру: «Ε’ίδωμεν το φως τό άληϋινον» (Τυπικόν edit. 1884 an. pag. 4, 16, 17 et, cet.), с тою, однако, разницею, что поется она только с понедельника Святого Духа (Ibid. pag. 312) до субботы праведного Лазаря (Ibid. pag. 275). В великую субботу на литургии и в субботу пред Пятидесятницею «Άντί τοΰ ε’ίοομεν τό Φως, λέγεται τό παρόν Μνήσδητι ευσπλαγχνε καί ήαών, χαθώ- έμνημόνεοσας τοϋ ληστοδ, έν τη βασιλεία των ουρανών«, т. е. вместо «Видехом свет истинный», говорится настоящий стих: « II о м я н и, благоутробне, и нас, якоже помянул еси разбойника во царствии небесном» (Ibid. pag. 288 et 309), затем во все двунадесятые Господские праздники и в дни отдания их вместо « Видехом свет истинный» положено,

по Уставу, петь тропарь праздника (pag. 24, 27, 72, 85, 91 et. cet.). От Вознесения Господня до дня отдания этого праздника вместо стихиры: « Видехом свет истинный» указано петь тропарь вознесению. «Σημείωσαι, читаем мы в современном греческом Типиконе, δτι μέχρι της άποδόσεως της άναλήψεώς εις τό· ’Εξαίρετο»:, νΑξιον έστιν, ψάλλεται έκτος της ήμέρας της άποδόσεως, μετά το κοινωνικόν, Ανελήφθης εν δόξη«, τ. е. заметь, что до отдания праздника Вознесения на Изрядно поется «Достойно есть», кроме дня отдания, после же причастна «Вознесся еси во славе, Христе Боже наш» (Τοπικ. pag. 306 not.)

 

«Eis πολλὰ ετη δέσποτα»6, а затем со времени собора 1666 – 67 годов 7, когда последний возглас сделался отличительною особенностью только одного архиерейского служения, стихира: «Видехом свет истинный» осталась в нашем священническом Служебнике одинокою и навсегда укрепилась в данном месте. Что же касается служебников южно-русской печати, то в них со времени издания Стрятинского Служебника в 1604 году

епископом Гедеоном Балабаном, ответом на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» печатаются чрез все XVII столетие слова: „Εις πολλά ετη δέσποτα»8, которые не исчезли из практики южно-русской Церкви даже и в начале XVIII столетия. Известный своею печальною участью поборник единства церковно-богослужебных обрядов во всей русской Церкви без исключения, иеродиакон Макарий, в своем донесении Св. Синоду в начале XVIII столетия относительно отступлений южно-русской Церкви от велико- русской в чине богослужения и церковных обычаях, пение: «Εις πολλά έτη δέσποτα» в священнической литургии выставлял, как разность и отступление южно-русской Церкви от северо-русской или велико-российской9. В настоящее время и в южно-русской Церкви эти слова исчезли из чина литургии для священников10 и печатаются, как и в служебниках московской печати, только в чине архиерейской литургии, где слова: „Εις πολλά ετη δέσποτα» предшествуют стихире: „Видехом свет истинный»11. Нужно, однако, заметить, что современные униатские служебники сохраняют в данном случае особенность древнейшего времени и в чине обычной литургии для священников на возглас их: „Спаси, Боже, люди Твоя» ответом служат слова: „Εις πολλά έτη δέσποτα» вместе со стихирою: „Видехом свет истинный»12.

Таким образом, если наши служебники под влиянием богослужебных памятников церквей христианского востока обходились почти до второй половины XVII столетия без стихиры: „Видехом свет истинный», а раньше даже и без возгласа священника: „Спаси, Боже, люди Твоя», то спрашивается теперь, откуда же явилась настоящая стихира в современном нам чине литургии в виде ответа на упомянутый сейчас возглас священника, и каково ее положение в нем?

Стихира: „Видехом свет истинный» существует в наших богослужебных книгах, а, следовательно, и в греческих богослужебных памятниках, уже вне всякого сомнения, в XII столетии. В Триоди цветной этого времени настоящая стихира занимает место в ряду стихир на стиховне на вечерне в Пятидесятницу13. Содержание этой стихиры вполне приличествует настоящему празднику. Отсюда – то эта стихира и была позаимствована в ΧVΙΙ столетии14 в чин литургии, когда понадобилось дать ответ на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя». „Эта песнь (т. е. „Видехом свет истинный»), говорит И. Дмитревский, взята из стихов Пятидесятницы на великой вечерни, и выражает благодарность новопросвещенных христиан, воспринимавших крещение и миропомазание в тот день. Они исповедуют и прославляют полученные ими тогда чрез таинства дары: 1) призвание их и вступление в веру благодатную, которая есть Божий дар (Ефес. гл. 2, ст. 8), 2) познание спасительных ее тайн, которые есть истинный и чудный свет (Петр. гл. 2 ст. 9), почему они называются чадами, сынами света и самым светом (Ефес. гл. 5, ст. 8 и 9; Солун. гл. 5, ст. 5): видехом свет истинный, от того они и получили название просвещенных (φωτισΟέντες Евр. гл. 6, ст. 4), 3) принятие Духа Святого чрез действие миропомазания, даров которого оно есть печать. Так как благодатными действиями Св. Духа тайны е в х ар и с т и и совершаются повседневно, а в сердцах благочестивых взгревается дар веры и подается им просвещенье, обновленье ж освященье, то Церковь поет сей стих на литургии почти целый год до наступления новой Пятидесятницы, т. е. до недели св. Пасхи»15. Прекрасный анализ настоящей стихиры, приведенный нами сейчас, вполне убеждает нас в том, что стихира эта вполне приличествует событию, совершившемуся в пятидесятый день по воскресении Господа нашего Иисуса Христа, и в чине литургии она занимает место, не вполне ей подобающее. Мало того, появленьем своим в данном месте она нарушает цельность и стройность чина литургии, в котором, как известно, в последовательном порядке должна изображаться по ученью отцов Церкви, вся история нашего домостроительства, вся земная жизнь Господа нашего Иисуса Христа от рожденья до вознесенья Его на небо, ниспосланья Им Св. Духа на апостолов и даже до второго Его пришествия на землю16. Между тем, если мы обратим внимание на то, как объясняют отцы и учителя христианской Церкви, последнее явление священника с св. дарами и произнесение им слов: „Всегда, ныне и присно», то мы увидим ясно, что настоящею стихирою выдвигается одно событие, раньше другого, которое случилось в истории христианской Церкви десятью днями прежде. „Отнесение последних божественных остатков, говорит патриарх константинопольский Герман, изображает вознесение Господа и Бога нашего» 17 «Потом apxиepeй, помолясь о Божием достоянии, пишет Симеон Солунский, отпускает св. дары с курением фимиама в предложение, произнося все то, что напоминает вознесение Спасителя»18 Следовательно, в нашем современном чине литургии воспоминание о сошествии Святого Духа на апостолов предваряет воспоминание о возне-сении Господа нашего Иисуса Христа на небо, что в историческом течении событий из земной жизни Христа Спасителя случилось наоборот. Эта – то непоследовательность исторических событий с особенною силою сказывается ныне во время Пятидесятницы, от Пасхи до Троицына дня, поэтому, чтобы избежать пения стихиры Пятидесятницы, Устав наш и приписываете от Пасхи до отдания петь тропарь: „Христос воскресе» (Типик, л. 402), а практика, конечно, не без влияния обычая нынешней константинопольской Церкви (Τόπιχου edit. Venet. 1884 an. pag. 306 not.), без всякого указания нашего Типикона, допустила в качестве ответа на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» пение тропаря: „Вознесся еси во славе, Христе Боже наш», или же: „Вознесыйся на небеса Боже». Но так как этот обычай практикуется только до отдания праздника Вознесения, поэтому естественно возникает недоумение относительно того, что нужно петь на литургии в субботу перед Пятидесятницею. Это недоумение и было в недавнее время высказано одним из священников на страницах нашего журнала, там же предложено и разъяснение сего недоумения («№ 42, стр. 201, 1885 г.).

Основываясь строго на почве исторических фактов, на литургии пред Пятидесятницею в субботу, вместо стихиры: „Видехом свет истинный» лучше всего ничего не петь. Практика, ныне действующая по отношению к тому же моменту в чине преждеосвященной литургии, должна подсказать, что возглас: „Спаси, Боже, люди Твоя» священники обязаны произносить непосредственно после возгласа: „Со страхом Божиим и верою приступите», при пении клиром стиха: „Благословен грядый во имя Господне». Возглас: „Спаси, Боже, люди Твоя» должен быть произносим священником, согласно с древнейшею практикою церквей христианского востока, или про себя (χα ϑ’ έαντὸν) тайно (μνστιχώς), или же обычными голосами (о» ίερεύς λέγει- Σώσον ό Θεός), каким он читает молитвы во время совершения литургии, без смешения своих слов со словами стиха: „Благословен грядый» и без перерывов его, как это делается некоторыми священниками в чине преждеосвященной литургии. Но если на дело посмотреть с точки зрения постоянной изменяемости церковно – богослужебных порядков, их непрерывного роста, то в настоящее время такого ответа уже нельзя дать, потому что с XVII столетия, под влиянием практики греческой Церкви, в наш Служебник были занесены патриархом Никоном в качестве ответа на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» слова: «Εις πολλά έτη δέαποτα» и стихира: „Видехом свети истинный». В последующее время эта практика удержалась только в чине литургии архиерейской, а в священническом чине литургии имеется одна стихира: „Видехом свет истинный» и по настоящее время, но без указаний в какое время можно петь ее и в какое время нельзя. Последнее уже выработала последующая богослужебная практика церквей греческой и русской. Так, прежде всего в Типиконы19 стали вносить указание относительно пения „Христос воскресе» вместо стихиры: „Видехом свет истинный» в дни от Пасхи до отдания ее, каковое указание можно видеть и в современном нам Типиконе. Далее в практике русской Церкви под влиянием, очевидно, практики греческой Церкви позднего времени20устанавливается обычай в дни от праздника Вознесения до его отдания петь тропарь праздника: „Вознесся еси во славе. Христе Боже наш», вместо которого в Малороссии поют стих: „Вознесыйся на небеса Боже», взятый из Служебника из чина самой литургии. Остается таким образом появиться в нашем богослужении практикуемому у греков стиху: „Помяни, благоутробне, и нас, якоже помянул еси разбойника, во царствии небесном» для литургий в Великую субботу и в субботу пред Пятидесятницею, чтобы практика нашей Церкви относительно настоящего момента была во всем согласна с практикою греческой Церкви. Но указанный сейчас стих не только не вошел в практику нашей Церкви, но и о существовании его в богослужебном употреблении на востоке знали доселе, по всей вероятности, весьма немногие из русских людей. Поэтому, указывая на данный стих, как на ответ священника на возглас: „Спаси, Боже, люди Твоя» в субботу пред Пятидесятницею, ответ вполне оправдываемый практикою церквей восточных, мы решаемся сказать, что не только не будет странно и несвоевременно, а напротив весьма естественно и вполне прилично моменту литургии, если клир на возглас священника пропоет стих: „Вознесыйся на небеса Боже и по всей земле слава Твоя» и за литургией в субботу пред Пятидесятницею. Это тем более не будет странным, где практикуется пение этого стиха от праздника Вознесения до его отдания. Стих: „Вознесыйся на небеса» можно назвать вполне приличным для целого года, как потому что он стоит на ряду в чине литургии и произносится священником тайно во время каждения св. даров перед возгласом: „Всегда ныне и присно», так и потому что пение его вместо: „Видехом свет истинный», устранило бы ту непоследовательность в чине литургии, какую можно видеть ныне и о которой мы уже говорили выше. Таким образом и соблюдалась бы стройность литургийного чина, и не оставался бы без ответа ни один священнический возглас и, наконец, стих взят был бы из самого чина литургии с тою только разницею, что вместо чтения священником он пелся бы клиром, что суть дела нисколько бы не изменило.

Подводя итоги всему сказанному, мы должны сделать следующие выводы:

Стихира: „Видехом свет истинный» в качестве ответа на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» явилась в наших Служебниках с 1655 года. Сначала она печаталась в нем, как и ныне в архиерейском чиновнике, вместе со словами: „Εις πολλά έτη δέσποτα», но потом особняком без этих последних слов.

До XVI века на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя» не было никакого ответа, что ныне удержалось только в литургии преждеосвященных даров.

Стихира: „Видехом свет истинный», по своему содержанию, вполне прилична событию, воспоминаемому в день Пятидесятницы и в первое время находилась только между стихирами на стиховне в службе этого дня. Явившись же в чине в качестве ответа на возглас священника: „Спаси, Боже, люди Твоя», стихира эта внесла в чин некоторую нестройность и непоследовательность, предупреждая событие, случившееся в истории десятью днями раньше, вследствие чего и стала заменяться то тропарями: „Христос воскресе», „Вознесся еси во славе, Христе Боже наш», „Глубиною мудрости», „Благообразный Иосиф“ (в Великороссии в субботу пред Пятидесятницею), то стихом: „Вознесыйся на небеса Боже».

Пение тропаря: „Вознесся еси во славе, Христе Боже наш» вместо „Видехом свет истинный» от дня праздника Вознесения до его отдания практикуется у нас под влиянием богослужебной практики церквей христианского востока, но без всякого указания на этот тропарь в данном месте в современном нашем Типиконе.

В субботу перед Пятидесятницею можно петь вместо данной стихиры или „Помяни, благоутробие, и нас, якоже помянул еси разбойника, во царствии небесном», стих, который указывает петь современный греческий Типикон великой Церкви, или же стих: „Вознесыйся на небеса Боже и по всей земле слава Твоя», стоящий в Служебнике перед возгласом: „Всегда ныне и присно» и читаемый священником тайно во время каждения Св. даров.

А. Дмитриевский

* * *

1

Служебн. изд. Москов. 1655 г., стр. 364; 1658 г., стр. 362. Слич. Филарет иepoм. «Чин литургии св. Иоанна Златоуста по излож. старопечатн., новоисправлен. и древнеписьмен, служебников.» М. 1876 г., стр. 94; игум. Варлаам (Чернявский) «Об изменении, в чине литургий св. Иоанна Златоуста, Василия Великого и Григория Двоеслова, указанных в поморских ответах и в Мече духовном». Кишинев 1860 г., стр. 380–382.

2

Ркп. Троиц. – Сергеев. Лавры № 218 л. 87 об.; ркп. Рум. муз. № 403 л. 56 об.; ркп. Троиц. – Сергеев. Лавры № 225 (Филарет иepoм. Чин литургии стр. 94).

3

См. нашу статью «Богослужение в русской Церкви за первые три века». Прав. Собесед. 1882 г., ч. III, стр. 389; Филарет иepoм. стр. 94; игум. Варлаам (Чернявский) «Об изменении в чине литургии» стр. 381.

4

В Ευχολογιον -VIII в. преосвященного Порфирия Успенского (ныне Импер. публ. библ.) настоящий момент литургии описывается так: "О διάκονος Μετά φόβου ’έλθετε. Ό λαός· Χριστφ βασιλεΐ xαί θεφ ήμών. Καί μετά τδ πάντας μεταλαβεΐν, ϑυμια δ διάκονος, xαί δ λαός. Пληρωθήτω τὸ στόμα (л. 4 об.). Следовательно, в этом древнейшем памятнике: греческой Церкви нет ни слова ни о возгласе священника: «Спаси, Боже, люди Твоя», ни об ответе на него. Подобное отсутствие этих особенностей в Служебнике греческой Церкви можно видеть и из других рукописных памятников (Ευχολογ. ркп. X в. Севаст. собр. № 472 л. 21 об., 22; Ταxτ. ркп. XIV в. М. Синод, библ. № 279 л. 141, 152; ркп. XII–XIIΙ в. Церк. – Археол. муз. при Киев. дух. Акад.) и из Ευχολογιον – а Гоара (pag. 84, 94, 156 et. cet.). В памятниках ХIII в., появляется уже и возглас «Спаси, Боже, люди Твоя», но без ответа на него клира и произносится священником тайно. У Гоара в списке литургии св. Иоанна Златоуста, открытом им в библиотеке христианнейшего императора, данный момент чина литургии изложен так: Καί δ διάκονος λέγει πραεία φωνή. Μετά φόβου хαί πιστεως, τδ δε προσέλϑετε γεγονοτέρα φωνή. «Ο δέ ίερεύς, ευλογών τον λαόν, λέγει μυστικώς· Σώσον δ θεός τον λαόν σου... Καί στραφέντες τίθησιν δ ίερεύς τδ ποτήριον хαί θυμιών έх τρίτου, λέγει »ϓψώϑητι επί τούς ουρανούς δ Θεός... хαί λαβών ό ίερεύς τδ άγιον δίσκον х. τ. α. (Ευχολογ. pag. 82). Тайно (μυστικώς) или про себя (хαϑ’ εαυτόν) рекомендуют произносить возглас «Спаси, Боже, люди Твоя» и богослужебные памятники ХIV и ХV веков. В рукописном Ευχολογιον ХV в. Моcк. Синод, библ. говорится об этом возгласе: Μετά δε τδ μεταλαβεΐν, σφραγίζει ό ίερεύς τφ λαφ, λέγων μυστικώς· Σώσον δ θεός τον λαόν... (№ 280 л. 38). В другом списке того же времени читаем: Καί μετά τό μεταλαβεΐν, хαλίπτει τδ ποτήριον τώ αλλίματι хαί σφραγίζων τον λαόν, λέγει хαϑ’ εαυτόν Σώσον δ θεός τόν λαόν... (Τυπικόν ркп. ХV в. Μ. Синод, библ. № 381 л. 31). Ответа на возглас священника в обоих этих случаях понятно и не могло быть. Но в ХV в. уже входит в богослужебную практику и произношение возгласа: «Спаси, Боже, люди Твоя» вслух всего народа. Памятники этого времени говорят о нем без всяких замечаний о способе произношения священником, а изложение этого момента обычным порядком на ряду с другими особенностями литургийного чина этого времени, весьма ясно свидетельствует нам за его употребление в церковно-богослужебной практике Καί λαβών (δ ίερεός) τό άγιον ποτήριον, читаем мы в одном списке литургии этого времени, στραφείς προς τόν λαόν λέγει Μετά φόβου θεοδ καί πίστεως... Καί Ευλογητός λέγει Σώσον δ θεός λαόν σου... (Ευχολογ, ρωι. Μ. Синод, библ. № 281 л. 52). Памятники XVI в. или говорят об этом моменте приблизительно также: Όδέίερευς ευλογεί τον λαόν λέγει

5

Сербск. Служебн. ркп. XIV в. собр. Григоровича № 1713 л. 29; ркп. Импер. публ. библ. XVI в. Молдо-влах. письма № 8 л. 59 об.; Венец, изд. Сербск. Служебн. 1519 г., 1554 г. и» 1570 г.; Угро-влахийск. № 25 (Все эти служебники хранятся в М. Румяцн. муз.); Гласн. срп. учен, друшт. 1869 г. кн. VΙΙΙ, стр. 303; Часослов. Сербск. ркп. XV–XVI в. № 10 (по описи Ватикан, ркп. Красносельц. № 24) л. 54 об., 55. В древнейших сербских богослужебных памятниках, как и в греческих, нет ни возгласа: «Спаси, Боже, люди Твоя», ни ответа на него (Красносельц.. сведен. о некот. литург. ркп. Ватик, библ. стр. 168), а в позднейших XV или XVI в. рукоп, находится этот возглас, но или без

на него в виде стихиры: »Видехом свет истинный« (Ibid. стр. 192; ркп. Импер. публ. библ. № 8 л. 59 об.), или с ответом словами: »Είς πολλά ’έτη δέσποτα« (Красносельц. стр. 161). Что касается современной нам практики церквей южно-славянских относительно пения стихиры: «Видехом свет истинный» то она во всем сходна с нынешнею практикою греческой церкви (см. предыдущее примечание), современный Типикон которой регулирует и богослужением в южно-славянских землях (Типик, церк. по чину великия Церкви Г. К. протопсалт. Констант. 1853 г. стр. 4, 25 и т. д.). Впрочем, в Болгарском Типиконе; есть небольшая особенность относительно настоящего вопроса. Так в субботу пред Пятидесятницею вместо « Помяни, благоутробне, и нас, якоже помянул еси разбойника во царствии небесном» поют, по всей вероятности, стихиру: «Видехом свет истинный», потому что, по Уставу, на литургии вся бывают непременно по чину изложенному в субботу мясопустную (Ibiil. стр. 318), а в этом чине после каноника положена стихира: «Видехом свет истинный» (Ibid. стр. 251).

6

Служебн. Моск. изд. 1655 г. стр. 364; 1658 г. стр. 362 и друrиe служебники Моск, печати до издания Служебника 1667 года.

7

Материалы для истор. раскола за первое время его существования, изд. редакц. «Брат. Слова» τ. II, Моск. 1876 г. стр. 332 – 333. Слич. Служебн. Моск. изд. 1667 г.

8

Такой ответ мы видим в служебниках митрополита Киевскога Петра Могилы 1620 и 1629 годов в Черниговском Служебнике 1697 г. л. 69, в котором слова « Εις πολλά ετη δέσποτα» переводятся на русский язык так: «сиречь на многа лета, владыко». Это многолетствование служит ответом хора на возглас священника «Спаси, Боже, люди Твоя»

9

и в служебниках Виленского издани я 1638 г. и друг. Киевских после 1629 г., Львовских 1637 и 1646 годов, в Дельском и друг. (Филарет, чин литург. св. Иоан. Злат, по изложению старопечатн., новоисправл. и древн. служебн. Моек. 1876 стр. 94; Варлаам игум. (Чернявский) Об изменен., в чине литургий, стр. 381)

Христ. Чтен. 1882 г. №№ 11 – 12, стр. 678.

10

Служебн. 1882 г. л. 106 об.

11

См. Архиерейск. Чиновник.

12

Литургика или изъясненье богослуж. церкви греч.-каеолич. Μ. Θ. Попеля (ныне епископа). Львов 1862 г., ч. I, стр. 219.

13

Триод. цветн, ркп. Моск. Типогр. библ. 254 л. 244 об., 245.

14

Такое перенесение стихиры: «Видехом свет истинный» с одного места на другое и было сделано сначала в греческой Церкви, от которой потом вскоре же эта стихира и была позаимствована в наши Служебники этого времени.

15

) Истор., догмат, и таинств, изъяснение на божеств, литургию. Спб. изд. И. Тузова, 1884 г. стр. 280, примеч. под буквою к. Нужно заметить, что преосвящ. Вениамин не без цели обошел молчанием стихиру: «Видехом свет истинный». Пользуясь Евхологионом Якова Гоара, который он во многих случаях буквально переводил в своей книге, преосв. Вениамин не нашел у Гоара никакого замечанья об этой стихире, а поэтому благоразумно и сам умолчал о пей.

16

Грам. Конст. патр. Паисия I к Моск. патр. Никону стр. 21; Обясн. литург. составл. Феодором, епископом Алкидским, Н. Красносельц. Каз. 1884 г. стр. 5.

17

Дмитревск. И. Истор. догмат, и таинств, изъясн. литург., стр. 282, прим, б)

18

Ibid, в прибавл., стр. 347.

19

Типиконы рукописные о пении «Христос воскресе» на возглас священника »Спаси, Боже, люди Твоя« совершенно не упоминают

20

Τυπικόν, edit. 1884. pag. 306 not.


Источник: Дмитриевский А.А. О стихире «Видехом свет истинный» в чинах литургий св. Иоанна Златоуста и св. Василия Великого // Руководство для сельских пастырей. 1886. № 10. С. 265-278.

Комментарии для сайта Cackle