Азбука веры Православная библиотека профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский Землетрясение на Синае и его последствия для Синайской обители



профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

Землетрясение на Синае и его последствия для Синайской обители

Вести с православного востока

В конце Страстной седмицы мы получили от архиепископа Синайской горы кир Порфирия следующее письмо. «Слухи, дошедшие до вас о катастрофе в Синайской обители, пишет высокопреосвященный Порфирий, не только верны и правдивы, но и едва ли, кажется, могли нарисовать вам верно сию печальную картину. Сильное – не из тех, которые обыкновенно тревожат старцев – монахов Синайской обители – землетрясение, случившееся в ночь 18 декабря 1889 года, произвело на поддающееся описанию смятение между старцами: от сильных толчков стали рушиться их келлии и спустя превратились в груды развалин большие здания, равно как ξέων (т.е. келлии странноприимные) новая церковь κοιητήριον (усыпальница) сильно потерпели и стены их потрескались. Таким образом внезапно, по мановению Божиему, монахи очутились чуть ли не под открытым небом».

«Но Божья кара и здесь не прекратилась. Случившийся сильный ливень, казалось, явился, чтоб пощаженное землетрясением окончательно разрушить. Тотчас по получении известия обо всём случившемся посланы были мною на скорую руку мастера для оказания первой помощи»1.

Итак, не может быть и тени сомнения в том, что древнейшая и находящаяся на самом отдаленном востоке Синайская обитель, хранительница христианских древностей лучше поры христианского искусства и просвещения, подверглась страшному бедствию, весь ужас которого может понять лишь тот, кто хотя бы несколько знаком с историей этого монастыря, с его топографическим положением и современным состоянием. Вот поэтому не лишнем будет для наших читателей сделать хотя бы и самый беглый очерк истории и топографии святой Синайской обители, чтобы их воображению можно было нарисовать тяжелую картину страшного разрушения.

Синайская обитель построена императором византийским Юстинианом I между 527 и 557 годами, который по просьбе синайских отцов, для этой цели отправил особого уполномоченного. Сему последнему было приказано построить на Синае обитель «крепче прочих обителей», а египетскому преферкту – отпускать уполномоченному «столько денег, сколько он потребует для предложенных построек, доставлять ему рабочих людей и подвозить им из Египта пшеницу». Уполномоченный, явившись на Синай, нашел там небольшой храм над святою Купиною, в долине между высокими горами, с правой стороны – Хоривом, с левой – Галактином и Епистимиею и с восточной – невысоким, но сильно покатым по направлению к монастырю холмом Иофора. Сначала он думал устроить обитель на вершине Синая, но затем, когда обдумал все невыгоды такого положения монастыря, по причине высоты места и отсутствия воды, и упрошенный старцами синаитами, согласился на место прежней небольшой церкви устроить нынешнюю прекрасную базилику с кельями для монахов и обнести все это высокими каменными стенами на подобие крепости, а на вершине Синая устроил небольшую церковь в честь Преображения. Когда, однако, постройки были окончены и уполномоченный представил планы обители императору, то последний остался им крайне недоволен, так как, поднявшись на склон окружающих гор, всякий мог стрелять с средину обители и убивать монахов, и для защиты монастыря от подобных несчастий повелел отправить сто христианских румынских семейств, которые к прискорбию превратились в диких бедуинов мусульманского вероисповедания и по временам нередко становились сами грозою для монастыря.

Таким образом ясно, что стремление иноков и строителя обители предоставить монастырю некоторые удобства жизни поставили эту отдалённейшую , окруженную пятидневною пустыней обитель во многом весьма тяжелые, трудные обстоятельства, нередко служившие источником великих ее бедствий. Монастырь синайский, как и предполагал основатель его, подвергался неоднократным нападениям со стороны врагов и местных синайских арабов, начиная с жестокого погрома в XI столетии при халифе Эль-Гакема, почти вплоть до наших дней. Во время последнего восстания Араби-паши в Египте, в 1882 году, взволновались и синайские бедуины, державшие монастырь в осаде в течении 40 дней и грозившие Раифе полным уничтожением. Трудно представить что сталось бы с этой славной обителью, если бы не находчивость и мужество о. Галактиона, нынешнего эконома обители, не спасли её. О.Галактион, когда между братию началось волнение умов и многие пытались тайно покинуть монастырскую стену, так как ворота были заложены кирпичом, и вступил в переговоры с шейхами, предводителями повстанцев, а в это время через доверенных арабов успел дать знать жителям Раифы об угрожающей им опасности и в Суец-английскому консулу о критическому положении монастыря. Жители Раифы спаслись тем, что сели на лодки и отплыли в Красное море, а монастырь вышел из тяжелого затруднительного положения, благодаря тому обстоятельству, что явился под Раифою английский броненосец, снабдивший монастырь продовольствием и своим видом устрашивший бедуинов, рассеявшихся по пустыне2. Но и в мирное время бедуины, как хищные вороны, налетали на монастырь во все невзгоды его, когда им казалось возможным поживиться чем-нибудь из монастырского добра, так как, по понятиям этих сынов дикой пустыни», все развалины им принадлежат3. Случаев же к предъявлению подобных прав бедуины имели немало чрез длинную историю Синайской обители, довольно часто подвергавшейся разрушениям от страшных землетрясений и проливных дождей. Из этих страшных событий в летописях обители отметим два-три, для примера, с дополнениями по новым данным.

Самым страшным землетрясением в Синайской обители было землетрясение, случившееся 30 апреля 1201 года. В памятниках мы находим обстоятельные сведения не только о том, какому страшному разрушению подвергся монастырь, но даже и о том, что это событие долго хранилось в памяти отцов и вспоминалось постом накануне и торжественной службой 1 мая. Вот как описывают это печальное торжество синайские Типиконы. «В сей самый день мы должны праздновать воспоминание страшного землетрясения, по человеколюбию случившегося и в сей самый день начавшегося, т.е. в первый день настоящего месяца, и продолжавшегося целый год. Это землетрясение немало повредило нашей обители, разрушивши келлии, башню и стену. Случилось оно в лето 6713,индиктиона 9. Мы должны 30 апреля месяца поститься. Литургия апостола (Иакова) совершается в свое время, братия берут антидор, уходят в свои келлии, пребывая в них до вечера, вечером же приобщаются антидора и едят сухоядение. В келлиях все должны, каждый по своему изволению, совершать канон, благодарящей человеколюбивого, всесвятого и благоутробного Бога о том, чтобы Он избавил нас от такого гнева. По захождении солнца, кандишант звонит и мы все без исключения собираемся в церковь. Священник делает начало, мы говорим Трисвятой и т.д. и потом начинаем «Блажен муж», читаем три кафизмы и поем канон, сначала землетрясению, а если нет канона землетрясению, то поем канон Христу, пророку Боговидцу Моисею и Богородице. После третьей песни седальны из канонов, тотчас полагается чтение и снова начинается Псалтирь. Читаем три кафизмы, снова поем три следующие песни канона и читаем кондак Богоматери «Взбранной воеводе» и икос и чтение. Затем снова следующие четыре кафизмы Псалтири, остальные три песни канона, священник произносит ектению и совершается лития. На пути во святу Купину поем стихиры святой купины, по исполнению которых произносим: «Владычице, моли спасти нас, всем нам непокровенно стоящим». Затем священник произносит следующую молитву: «О еже сохранитися обители сей, всякому граду и стране, от глада, губительства, труса» и т.д. Мы поем «Господи помилуй» 100 раз. Священник поминает имена. При пении на «слава» стихиры пророка и «и ныне» Богородице, мы идем в храм, где священник произносит ектению и совершает отпуст. Кандиловозжигатель поднимается на звонницу и звонит, а мы, немного отдохнувши, встаем. Священник делает обычное начало и читает по обычаю шестопсалмие, поем «Бог Господь» и все прочее последование утрени по обычаю.

На литургии последование дня и землетрясения. По совершению литургии отходим в трапезу для совершения агапы. Этот устав непреложно должен совершаться один раз каждый год без нарушения со стороны кого бы то ни было»4.

Преосвященный Порфирий, со слов патриарха иерусалимского Нектария, передает об этом событии так: «30 апреля в 1312 году5, среди белого дня произошло небольшое землетрясение на Синайском полуострове; второе колебание земли последовало в полночь, с рассветом – третье, а с 1-го мая земля начала сотрясаться так сильно и так страшно, что при грохоте камней, отрывавшихся от гор и катившихся в долины, казалось, весь полуостров провалится. Тогда пали северо-восточные стены с двумя башнями, так что через них могло свободно пройти навьюченное животное; некоторые келлии совсем разрушились, а с некоторыми упали их кровли. Устрашенные старцы убежали на кладбище и в слезах ожидали совершенного разрушения своей обители. К ним собрались аравитяне и хотели поселиться на развалинах, но старцы не допустили их, внушив им, что это бедствие послано от Бога, что доколе монахи еще не ушли в отдаленные места, дотоль и монастырь еще не пусть, и что если они не обновят его и разойдутся, тогда уже не грешно будет жить в нем аравитянам»6. Аравитяне согласились с доводами старцев, но через шесть дней прибыли мастера, посланные на Синай Петро-аравийским митрополитом Гавриилом для возобновления церкви на вершине Синая, и старцы умолили их помочь им в их беде и восстановить разрушенный монастырь, а затем уже делать ту работу, ради которой они посланы. Монастырь таким образом был возобновлен.

Из многих других случаев землетрясений на Синае7 мы отметим еще землетрясение 8, бывшее в 1799 году 7 мая в четыре часа дня. В это время рабы монастырские разрушили монастырский сад9.

Но все эти бедствия для Синайской обители можно признать случайными, изредка лишь повторяющимися, более же опасным врагом Синайской обители нужно считать ежегодно бывающие ливни дождевые, по причине которых, с окружающих гор стекают к обители громадные потоки воды, соединяющиеся под монастырем все вместе и образующие одну бурную реку, с шумом грохочущую по камням, плещущуюся со стены монастыря и на своем пути уносящую и уничтожающую все, что ни попадется ей. Такие ливни размывают ветхие келлии монахов, подмывают стены монастыря и особенно большой вред причиняют небольшому, но старательно обработанному монашескими руками садику. «Все бы ничего, замечает по поводу этого садика наш путешественник проф. Н. Кондаков, если бы не было постоянного и страшного врага – полой воды с гор весною, которая уносит издалека навоженную землю, роет ямы и канавы, разрушает иногда треть и половину сада. Против врага трудолюбие калогоров и сердалы (б. крепостных арабов) монастыря выставило целые циклопические сооружения, стены, террасы, рвы и канавы. Здесь, как и на почве Зеландии, малейшее неосмотрение и небрежность готовят гибель культур: прорвалась стена, хлынул страшными массами поток, и в два, три часа на месте плодородного сада воцаряется пустыня, и многолетнего труда будет стоить убрать горы наваленных камней и песку и создать вновь производительную почву10 ». И действительно, много беды выпадало на долю Синайской обители и её сада от этих ливней, которые уничтожая сад иногда до основания, причиняли большой вред и бедным обитателям Синайской пустыни. В двадцатых годах истекающего столетия ночью был такой страшный ливень, что воды разлились далеко по линии Рахе, затопили целый бедуинский стан, спавший мирным сном, и даже своим течением увлекли несколько человеческих жертв, погибших в водной стихии. Это печальное событие и доселе живет среди бедуинов в памяти, а после него долго они считали время от этого ливня.

Итак, вот под какими постоянными страхами прожила тысячу с лишним лет славная Синайская обитель. Всякий раз, при помощи Божией, она восставала из- под груды камней и мусора, возобновлялась своими силами и материальной помощью благотворителей и продолжала по-прежнему быть яркой звездой и оплотом православия на самом крайнем востоке, разливая вокруг себя свет своих благодеяний, делясь и последним куском насущного хлеба не только со своими единоверцами, но даже с полудики сынами Синайской пустыни. Настоящее последнее несчастье едва ли не самое тяжелое для обители, так как почти все упомянутые бедствия разродились над нею одновременно и к ним еще присоединились и некоторые другие невзгоды меньших размеров, но едва ли не более чувствительные в нравственном отношении, как напр., зимнее время, которое на Синае бывает двольно суровое, канун величайшего христианского праздника Рождества Христова и время наступления паломнического сезона в Синайскую обитель. Сколько нам известно, одно землетрясение всегда бывало тяжелым бедствием, от которого с трудом поправлялась обитель, -ныне «недоконченная» землетрясением, по выражению преосвященного Порфирия, было размыто и разрушено ливнем, так что отцы синаиты канун праздника должны были встречать под открытым небом на холоде. Но отцы обители привыкли уже к невзгодам и лишениям, живя многие годы в своем монастыре, а посему в данном случае мало заботились о себе: все помышления их направлены были к тому, чтобы как-нибудь найти приют тем русским поклонникам, которые иногда в количестве ста человек прямо с Иордана отправляются на Синай. Обитель Синайская издавна славилась среди наших паломников своим гостеприимством и хлебосольством, и вот ей, в виду обрушившихся на нее бедствий, предстояло или отказать в гостеприимстве паломникам, или же себя самих стеснить до последней крайности. Отцы предпочли последнее и тем глубже и сильнее произвели впечатление своею сердечностью и ласковым приемом на тех немногих из русских паломников, какие посетили в этом году Синай. Благодарные паломники, лично убедившиеся в крайней нужде обители, уже внесли свои посильные лепты на возобновление монастыря, но этих жертв недостаточно даже на предметы первой необходимости. Для того же, чтобы монастырь был приведен в то состояние, в каком он находился до последнего разрушения, нужны были большие средства, а ими то бедная Синайская обитель и не располагалась. По личным наблюдениям, нам известно, каких усилий стоило обители собрать необходимые средства на сооружение усыпальной церкви во имя святого Трифона, ныне сильно пострадавшей от землетрясения. И если бы не маленький капитал, оставленный на сей предмет скончавшимся на Синае в 1884 году епископом Ритиминским и Авлопотамским Матвеем, пострижеником Синайского монастыря, а так же замечательно единодушные пожертвования самых немногочисленных братчиков, отдававших те свои малые сбережения, которые ими сделаны из 2 золотых, обыкновенно ежегодно им выдаваемых монастырем на одежду, то едва ли бы это дело, всеми желаемое и давно ожидаемое, пришлось к осуществлению. Но теперь разрушена усыпальница и многие здания в монастыре; откуда же, спрашивается, обитель найдет средства, чтобы это все возобновить , восстановить, исправить? Надежду свою братия и архиепископ – игумен возлагают на помощь Божью, неоднократно и чудным образом подаваемую Синайской обители в прежнее время, а так же на поддержку и материальные пожертвования русского благочестивого народа, который искони, начиная от царя до простолюдина, слал щедрые подаяния на нужды обители и который (т.е. народ) и доселе составляет главный контингент паломников на Синай. Посему мы не прочь думать, что наши пастыри своим словом к пастве о постигшем Синайскую обитель несчастье сослужить великую службу, как обители, так и русскому народу, из которого очень многие лично были на Синае и видели гостеприимство и радушие к русским в этой обители. Теперь более, чем когда-нибудь, время нам отплатить этой обители за её гостеприимство.

* * *

1

Землетрясения и нередко довольно чувствительные, хотя и непродолжительные, бывают на Синае почти каждый год, особенно во время летней жары, от мая до августа.

2

Прав. Палест. Сборн. вып.10, С.П.Б. 1888 г. стр. 21.

3

Преосвященный Порфирий. Первое путешествие на Синай. С.П.Б. 1856 г.стр. 137,153.

4

Tʋπιχ. РКП. синайск. Библ. № 1097 л.122,123.

5

Очевидно, здесь ошибка в годе, допущенная пр. Некатрием.

6

Первое путешествие в Синайский монастырь, стр. 136–138.

7

Περιϒραϕή ίερά του õρουϛ Σινᾰ. ᾽Еν Bενзτ. 1817, σελ. 125.

8

Нужно отметить то замечательное физическое явление, что, при всех случаях землетрясений на Синае, находившиеся в базилике никогда не слышали и не слышат подземных ударов и базилика синайская ни однажды не была повреждена землетрясением.

9

Ркп. Синайск. Библ. 1464 г. № 1109. Запись на выходном листе.

10

Путеш. на Синай в 1881 г. Од. 1882, стр. 44–45.


Источник: Дмитриевский А.А. Землетрясение на Синае и его последствия для Синайской обители // Церковные ведомости. 1890. Т. 1. №25. С. 836–841.

Вам может быть интересно:

1. Памяти в Бозе почившего митрополита Санкт-Петербургского Антония профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

2. Народная и обыденная латынь на древнем западе, в частности у христиан профессор Александр Иванович Садов

3. Неделя в Константинополе профессор Алексей Петрович Лебедев

4. Заметки преосвященного Иоанна, епископа Аксайского, по поводу статьи об англиканской иерархии профессор Василий Александрович Соколов

5. Памяти П. А. Мухановой профессор Иван Николаевич Корсунский

6. Рецензия на книгу А.А. Дмитриевского «Патмосские очерки. Из поездки на о. Патмос летом 1891 года.» профессор Николай Фомич Красносельцев

7. О путешествиях древних христиан и наших старинных паломников в Святую Землю, Рим и Царьград профессор Александр Петрович Голубцов

8. Речь перед защитой магистерской диссертации "Собеседования св. Григория Великого о загробной жизни профессор Александр Иванович Пономарёв

9. Памяти профессора Ивана Николаевича Корсунского профессор Анатолий Алексеевич Спасский

10. О самодревнейшем Октоихе XI века югославянского юсового письма, найденном в 1868 году А. Ф. Гильфердингом в Струмнице архимандрит Амфилохий (Сергиевский-Казанцев)

Комментарии для сайта Cackle