Азбука верыПравославная библиотекапреподобный Амвросий Оптинский (Гренков) » Толкования на псалмы преподобного Амвросия Оптинского в свете творений архиепископа Иринея (Клименьтьевского) и епископа Палладия (Пьянкова)
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


Толкования на псалмы преподобного Амвросия Оптинского в свете творений архиепископа Иринея (Клименьтьевского) и епископа Палладия (Пьянкова)

   Старцы Оптиной пустыни предавали исключительное значение святоотеческой экзегезе Священного Писания.
   Преподобный Макарий Оптинский писал учёному монаху в 1852 году: «Да благословит Господь предлежащий вам труд — заниматься истолкованием св. книг Ветхаго Завета. Я полагаю, что вы верно будете иметь руководством в столь важном деле толкование св. отцев, потрудившихся в испытании сем и глубины Духа изыскавших, помощию Божиею и просвещением свыше»1.
   Преподобный Амвросий исполнил заповедь своего духовного наставника, о чём красноречиво свидетельствует изъяснение 126-го псалма, надиктованное им для общего назидания2. Поучение преподобного искусно составлено на основе толкований восточных отцов, даны необходимые ссылки3.
   Книга Псалмов не осталась без внимания русской богословской науки XIX века. Среди академических трудов, посвящённых полному толкованию Псалтири, наиболее известны книги архиепископа Иринея (Клементьевского)4 (1751 — 1818) и епископа Палладия (Пьянкова)5 (1816 — 1882).
   Следует напомнить, что преподобный Амвросий был в молодые годы знаком со школьным богословием. Обладая прекрасными способностями, он успешно закончил семинарию и перед уходом в монастырь преподавал в Липецком духовном училище6.
   Представляется важным взглянуть на поучения оптинского старца в свете творений авторитетных богословов, предшественников и современников преподобного.
   Плодотворная научная деятельность архиепископа Иринея и епископа Палладия была посвящена преимущественно экзегезе Священного Писания7. Епископы не были современниками и подходы к толкованию Писания имели различные, поэтому их комментарии на псалмы дополняют друг друга.
   Экзегетический метод, которого держался архиепископ Ириней, вполне укладывается в правила, предложенные митрополитом Платоном (Левшиным)8.
   Автор выделяет основной смысл псаломского текста, который носит иногда исторический, иногда аллегорический или нравственно-назидательный характер. Толкуя псаломские стихи, епископ обращается более всего к другим библейским книгам, реже приводит мнение святых отцов. Как пишет Н. Вишняков, преосвященный Ириней довольствовался «простейшей передачей мысли, какая заключается в букве текста, или какая указывается в нем Церковным Преданием»9.
   В основе толкований на псалмы, составленных епископом Палладием лежит русский Синодальный перевод Псалтири 1871 года. Автор отмечает темноту славянского перевода, которая произошла от неясностей в греческом переводе и еврейском тексте. Таким образом, основную задачу своего толкования епископ видел в том, чтобы преодолеть неясность славянского текста10.
   Епископ Палладий не предлагает пространных богословских рассуждений и нравственных поучений, но часто довольствовался лишь тем разъяснением, которое даёт русский перевод, выполненный с еврейского языка. Тем самым, автор достигает поставленной цели.
   Экзегет пишет о важности изучения еврейского текста, отмечая при этом, «что во многих псалмах он представляет почти непреодолимыя трудности при соглашении с греческим»11.
   Епископ не только провозглашает важность святоотеческой экзегезы, отдавая ей преимущество перед средствами современной науки12, но и на практике во многих случаях опирается на толкования отцов. Таким образом, его комментарии на псалмы представляют собой сборник отеческих толкований, дополненных русским Синодальным переводом.
   «Как вообще толкование Священного Писания, так в частности толкование псалмов, при одних пособиях науки, хотя бы и современной, есть дело весьма смелое и опасное; многие самые благонамеренные из ученейших толкователей при сих пособиях падали жалким образом. В деле столь важном необходимы руководители и руководители самые надёжные, самые верные. Мы совершенно убеждены, что такими руководителями на нелегком и опасном пути толкования Св. Писания, верными наставниками могут быть и на самом деле таковыми оказываются — святые отцы и блаженные, приснопамтные учители Святой Церкви православной. Вот почему мы решились сделать извлечение толкований на псалмы из сочинений сих отцев и учителей. … — для тех, которые желали бы иметь древлеотеческое объяснение псалмов, но не могут иметь, за не достатком нужных средств и пособий»13
   Среди экзегетов Золотого века епископ Палладий особо отмечает святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого, Афанасия Великого, блаженных Феодорита Киррского, Иеронима Стридонского и Августина14. Русский богослов указывает, что разномыслие среди толкователей обусловлено самой книгой псалмов, которая является одновременно исторической и пророческой. Толкования же святых, не смотря на различия, не теряют своей ценности15.
   «Понятно, что нам нельзя было избежать разномнений, они помещены, по самой сущности дела, справедливо, и потому еще, что мнениями отцев дорожат православные христиане, хотя бы и эти мнения и были различны; их нужно знать особенно тем, на которых лежит обязанность вразумлять заблудших. Разумеем наших глаголемых староверов»16.
   Тем самым, экзегетический труд епископа, уже не укладывается в правила митрополита Платона и свидетельствует о всё более возрастающем интересе к святоотеческому богословию.
   Преподобный Амвросий Оптинский был, скорее всего, знаком с «Толкованием на псалмы», составленным епископом Палладием, тем более, что обитель располагала изданием 1874 года17. Возможно, что ему было известно и «Толкование на Псалтирь архиепископа Иринея.
   Подход епископа Палладия, который уделял больше внимания отеческой экзегезе, был, несомненно, ближе старцу Амвросию.
   Архиепископ Ириней, в свою очередь, нередко отходит от древней традиции. Так, например, излагая общий смысл 22-го псалма согласно классикам, то есть как похвалу Божественному Промыслу о человеке, он в «трапезе» (Пс. 22:5) видит обычную человеческую пищу18. В то время как отцы древности19, а за ними и преподобный Амвросий20 в словах псалмопевца усматривали пророчество о Святой Евхаристии.
   Изъяснение 126-го псалма богослов даёт только в историческом контексте, упуская и мессианский и анагогический смысл. Даже буквальное, историческое понимание толкователем Пс. 126отлично от мнения отцов. Согласно архиепископу Иринею, беседа «во вратех» это указание не на переговоры с врагами, как объясняет святитель Иоанн Златоуст21, а собрание старейших. Блженный Феодорит и преподобный Амвросий, в свою очередь, следуют мнению святого Иоанна Златоуста22.
   Мы не случайно выбрали для рассмотрения толкования архиепископа на 22-й и 126-й псалмы. Они были позднее полностью изъяснены преподобным Амвросием. Тем самым, мы получили возможность выявить отношение владыки Иринея к экзегезе восточных отцов и оценить возможное его влияние на оптинского старца. Результат сравнения получен вполне ожидаемый. Если преподобный Амвросий и был знаком с творением архиепископа Иринея, то влияние его в духовном наследии старца было незначительным.
   Гораздо больший интерес представляет сравнение толкований на псалмы старца Амвросия с экзегезой его современника, епископа Палладия. Преподобный и епископ полагали в основу богословского творчество творения святых отцов23.
   Книга русского экзегета могла быть для старца дополнительным источником. Поскольку комментарии на псалмы епископа Палладия охватывают библейскую книгу практически полностью, есть возможность сравнить их со всеми толкованиями оптинского старца.
   В большинстве случаев подобное сравнение влечёт за собой вывод о независимости преподобного Амвросия от творения епископа.
   В самом деле, касательно отдельных стихов 118-го псалма - 66-го, 96-го, 165-го, на которые старец предлагает подробные поучения в отеческом духе, епископ Палладий ограничивается лишь краткими замечаниями, содержащим ссылки на святых отцов или сравнения с еврейским текстом24.
   69-й псалом, о важности которого писал преподобный25, оставлен учёным практически без внимания.
   В толковании на (Пс. 24:8, 10) преподобный Амвросий далёк от епископа. Оптинский старец составил прекрасное поучение на праздничный прокимен: «Бог наш на небеси и на земли, вся елика восхоте, сотвори» (Пс. 113:11)26. Владыка Палладий предлагает только русский перевод данного стиха27.
   Интересное наблюдение можно сделать, сопоставив толкования старца и учёного богослова на стихи псалмопевца:
   «Господи Боже мой на тя уповах, спаси мя от всех гонящих мя, и избави мя. Да не когда похитит яко лев душу мою, не сушу избавляющу, ниже спасающу» (Пс. 7:2-3).
   Епископ Палладий приводит слова святителя Иоанна Златоуста: «Некоторые, принимая эти слова в переносном смысле, говорят, что лев и гонящие означают диавола и злых духов»28.
   Преподобный Амвросий, в свою очередь, ссылается29 на святителя Василия Великого, который, ранее святителя Иоанна Златоуста указывал на подобный переносный смысл30. Возможно, святитель Иоанн имел ввиду толкование великого каппадокийца. Таким образом, оптинский старец ссылается на более ранний источник.
   Данные сопоставления показывают не только независимость поучений старца от сборника владыки Палладия, но лишний раз свидетельствуют о том, что монашеское богословие в Оптиной пустыни не отставало от академической богословской науки.
   По-иному обстоит дело с 22-м псалмом, где старец Амвросий по смыслу своего поучения близок к толкованию епископа Палладия.
   Особого внимание заслуживает третий стих псалма:
   «Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имене ради Своего» (Пс. 22:3).
   Мы обнаруживаем поразительное текстуальное совпадение толкователей.
   Епископ Палладий
   Преподобный Амвросий
   «То есть с пути неправды, лжи, порока и греха, обратил на путь правды, истины и добродетели. С Евр: «подкрепляет душу мою; направляет меня на стези правды ради имени Своего». То есть по единому благоволению, ради проявления и прославления имени Своего, а не ради заслуг и дел человеческих»31
   «С пути неправды, лжи, порока и греха обращает нас Господь Евангельсми заповедями на путь добродетели, правды и истины Имене ради Своего, то есть делает все это не ради человеческих заслуг и дел, но поединому Своему благоволению, чтобы мы прославляли всесвятое Имя Его»32
   «Толкование» владыки Палладия было опубликовано в 1872—74 годах, в то время как преподобный писал данные строки к празднику Рождества 1880 года. Столь явное совпадение убеждает в том, что оптинский старец всё же обращался к труду епископа33.
   В качестве итога, следует сделать общий вывод о том, что старец Амвросий в толкованиях на псалмы был практически независим от сочинений наиболее известных представителей русской академической экзегезы в лице архиепископа Иринея (Клименьтьевского) и епископа Палладия (Пьянкова). Основу духовного чтения в Оптиной составляли творения святых отцов, но преподобный Амвросий, совершая подвиг старчества, следил за движением русской богословской мысли и духовной литературой своего времени.
   

1    Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария. Отд-е 1-е. Письма к монахам. СПб., 1994 (репринт 1862 г.). С. 75. Письмо № 56.
2    Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. М., 1995. Ч. I-III. Ч. I. С. 2—4. Письмо № 2.
3   Подробнее об этом см.: Лука (Филатов), иеродиакон. Толкование преп. Амвросия Оптинского на «Песни восхождения» / иеродиакон Лука (Филатов) // Скрижали. 2013. Вып. № 5. С. 141—148.
4   В 1791 году вышла в свет «Толковая Псалтирь», составленная архимандритом Иринеем (Клементьевским) (1751—1818), впоследствии архиепископом Псковским. Согласно святителю Филарету (Гумилевскому), архиепископ Ириней за основу принял комментарии кардинала Белармина. См.: Филарет (Гумилевский), архиепископ. Обзор русской духовной литературы / архиепископ Филарет (Гумилевский). СПб, 1882. Кн. 2. С. 422.
5   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы / епископ Палладий (Пьянков). М., 1872.
6   Агапит (Беловидов), схиархимандрит. Жизнеописание в Бозе почившего оптинского старца иеросхимонаха Амвросия / схиархимандрит Агапит (Беловидов). Ч 1—2. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1900. Ч. 1. С. 6—8, 12
7   Владыка Ириней составил толкования на пророка Даниила, на малых пророков, на Послание к Евреям и Послание к Римлянам.
8   Михаил (Лузин), епископ. Столетие из истории толкования Библии у нас в России. Речь на годичном акте Московской духовной академии 1877 года / епископ Михаил (Лузин). М., 1878. С. 13—14.
9   Вишняков, Н. Толкования на Ветхий Завет: Толкование на Псалтирь. СПб., 1880—1894. С. 14.
10   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. Вятка, 1874. С. II. Вишняков достаточно критично оценивает труд еп. Палладия. См.: Вишняков, Н. Толкования на Ветхий Завет: Толкование на Псалтирь. С. 28—30. Мы, в свою очередь, полагаем, что творение епископа отражает главные интенции русской богословской мысли того времени.
11   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. С. III.
12   Там же. С. IV.
13   Там же.
14   Там же. С. V. Епископ Палладий пользовался не первоисточниками, а только русскими переводами святоотеческих творений, из данными в середине XIX века Московской и Киевской духовными академиями. Среди западных толковников епископ упоминает Калмета (Calmet, A. Commentarium literale in psaloms. 1734.) и других авторов из серии Cursus completes S. Scripturae.
15   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. С. V. «Толкование на псалмы» епископа Палладия выдержало только два издания, по-видимому, поскольку в 1875 году был опубликован русский перевод «Толковой Псалтири» Евфимия Зигабена, которая была существенна дополнена преподобным Никодимом Святогорцем и представляла собой значительно более полное собрание святоотеческих толкований. Греческий оригинал см.: Ερμηνεία εις τους εκατόν πεντήκοντα Ψαλμούς του Προφητάνακτος και Θεοπάτορος Δαβίδ: Τόμος Πρώτος, περιέχων εξήκοντα και εννέα Ψαλμούς συγγραφείσα μεν πάλαι Ελληνιστί παρά του οσιωτάτου εν μοναχοίς και υπερτίμου των φιλοσόφων κυρίου Ευθυμίου του Ζυγαδηνού, μεταφρασθείσα δε εις την απλουστέραν διάλεκτον παρά του εν μοναχοίς ελαχίστου κυρίου Νικοδήμου αγιωρείτου, και σειρά πλουσία εν είδει υποσημειώσεων καταπλουτισθείσα, ήτις συνηρανίσθη εκ το της ανεκδότου σειράς του σοφού Νικήτα και εκ της εκδεδομένης γραικολατινιστί και εκ τινών άλλων; Τύποις δε νυν πρώτον εκδοθείσα εις κοινήν απάντων των ομογενών ορθοδόξων ωφέλειαν. Κωνσταντινούπολη, 1819—1821.
16   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. С. V.
17   Поступило в Оптину уже в 1875 году. См.: Книга поступлений рукописей и печатных изданий в библиотеку Козельской Введенской Оптиной пустыни по главной описи. Отд. I -VI // НИОР РГБ. Ф. 213. К. 36. Ед. хр. 5. Л. 61. Особого внимания заслуживает то, что «Толкование» епископа Палладия находилось в келейной библиотеке преподобного Исаакия, который бы не стал держать его у себя без ведома старца Амвросия. См.: Рукописи и книги, поступившие в библиотеку Козельской Введенской Оптиной пустыни после смерти монахов, послушников и др. поступления // НИОР РГБ. Ф. 213. К. 36. Ед. хр. 9. Л. 91 об. Поэтому, мы имеем веские основания предполагать, что преподобный Амвросий был знаком с творением владыки Палладия.
18   Ириней (Климентьевский), архиепископ. Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому / архиепископ Ириней (Климентьевский). Изд-е. 9-е. Ч. 1—2. М., 1903. Ч. 1. С. 143—144. Богослов пишет, изъясняя Пс. 22:5: «Почему разум слов сих не тот, аки бы Бог избранным Своим уготовал трапезу, вино и елей вместо оружий, которыми бы могли они воевать противу врагов: но сила слов есть та, что Бог великим прискорбиям великие противополагает утешения. И как от врагов наносятся огорчения, так от Бога приносятся утехи, которые описывает здесь человеческим обычаем, чрез подобие пиршества, на котором представлена трапеза, исполненная наилучшими явствами». Автор не только обходит молчанием толкование древних отцов, но даёт понять, что держится иного мнения.
19   См., например: Athanasius Theol. PG. 27. Col. 140. Русский перевод см.: Святитель Афанасий Великий. Творения / святитель Афанасий Великий. М., 1994. Т. 4. С. 99.
20    Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. II. С. 26. Письмо № 20.
21   Ioannes Chrysostomus. Expositiones in Psalmos. PG. 55. Col. 364— 365. Русский перевод см.: Полное собрание творений святителя Иоанна Златоуста. СПб., 1898—1906. Т. 5. С. 395—396. Беседы на псалмы.
22   См.: Лука (Филатов), иеродиакон. Толкование преп. Амвросия Оптинского на «Песни восхождения». С. 141—148.
23   В «Толковании» епископа Палладия, как отмечалось, важную роль играет русский перевод псалмов. Преподобный Амвросий, в свою очередь, в переписке никогда не цитировал Священное Писание на русском языке. Это, конечно, не означает, что он был противником русского перевода Библии. В письме к епископу Поликарпу (Радкевичу), который прислал в Оптину русский перевод «Толковой Псалтири» Евфимия Зигабена, старец отмечает, что русский перевод псаломских стихов в тексте рукописи он полагает излишним, так как неясность, происходящая от особенностей славянского языка, устраняется самим толкованием. См.: Амвросий (Гренков), иеоросхимонах. Письмо к Поликарпу (Радкевичу), епископу / иеросхимонах Амвросий (Гренков) // НИОР РГБ. Ф. 213. К. 55. Ед. хр. 10. Л. 2.
24   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. С. 510, 512, 517.
25    Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. III. С. 6. Письмо № 240.
26    Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. II. С. 50. Письмо № 37.
27   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. С. 491.
28    Ioannes Chrysostomus. Expositiones in Psalmos. PG. 55. Col. 84. Русский перевод см.: Полное собрание творений святителя Иоанна Златоуста. СПб., 1898—1906. Т. 5. С. 64. Беседы на псалмы.
29    Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. III. С. 35. Письмо № 276.
30    Basilius Theol. Homiliae super Psalmos. PG. 29. Col. 232. Русский перевод см.: Святитель Василий Великий. Творения. СПб, 1911. Ч. I. С. 196.
31   Палладий (Пьянков), епископ. Толкование на псалмы. С. 103
32    Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. II. С. 26. Письмо № 20.
33   Трудно сказать, пользовался ли старец книгой епископа Палладия, составляя праздничное послание, или диктовал по памяти.