Азбука веры Православная библиотека епископ Анастасий (Александров) Речь при пострижении в инокини Евдокии Забелиной, послушницы Иоанновского на Карповке, в г. Петрограде, женского монастыря, за божественной литургией в усыпальнице батюшки о. Иоанна Кронштадтского, 22 марта 1916 г.
Распечатать

епископ Анастасий (Александров)

Речь при пострижении в инокини Евдокии Забелиной, послушницы Иоанновского на Карповке, в г. Петрограде, женского монастыря, за божественной литургией в усыпальнице батюшки о. Иоанна Кронштадтского, 22 марта 1916 г.

Возлюбленная о Христе сестра Серафима!

Приветствую тебя вседушевно с теми великими милостями, которых сегодня сподобил тебя Господь. Все это совершилось здесь, у гробницы всеми высокоценимого, глубоко почитаемого и горячо любимого тобою с детства, батюшки о. Иоанна, приснопамятного молитвенника, благодетеля и учителя многих, искренне к нему притекавших, в том числе и твоего. Господь благоволил сейчас принять тебя в свои отчии объятия, Господь благословил тебя обручиться Христу, Господу нашему, твоему небесному жениху, восприять ангельский образ и облечься во вся оружия правды, дабы стать тебе верным и сильным воином Христовым.

Вот какие блага и милости Господь послал тебе сейчас, сестра Серафима! Но вместе с этим ты получила и великие послушания.

Слушая умилительные слова чина пострига, ты, конечно, ярко отметила их в твоем уме, чутком от юности ко всему святому, и в твоем сердце, добром, щедром, испытанном великими подвигами труда, поста и молитвы в таких обителях, как Саровская пустынь, Оптина, Шамардинская, и запечатлела все назидания, вытекающие отсюда и обязательные для всех иноков, в частности же теперь и для тебя. Ты сильно восприяла, наверное, и глубоко западающее в душу наставление: стяжи смиренномудрие.

Дивно! Почему это здесь говорится не просто стяжи смирение, кротость, или что-либо подобное, а ясно и определенно сказано: «стяжи смиренномудрие»?

Должно быть это – особая христианская добродетель, резко отличающаяся от простого, внешнего, видимого смирения, смиренного поведения и послушания, и внутренней, невидимой, кротости духа, – добродетель, безусловно необходимая и обязательная для воина Христова, деятельного ратоборца за Правду Божию на земле.

Проследим это в жизни и посмотрим.

Смирение есть отрешение от всего видимого, чувственного, и невидимого, мысленного, говорят святые отцы, оставление даже и помышлений о нем и всецелое удаление в мир духовного жития и совершенства, пребывание в небесном, у Владыки Христа, при непременном, конечно, исполнении Его святой воли, выраженной, как ты знаешь, первее всего в заповеди о любви к ближнему.

Смирение, кротость, скромное поведение и послушание в обычной жизни людей, ведь, есть высокая, отличительная особенность, обязательное достояние и качество всякого приличного нравственного человека.

Оно глубоко почитается и в ветхом завете. Вспомним хотя бы слова пророка Давида: кротции наследят землю и насладятся о множестве мира (Пс. 36:11), или еще: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50:19)...

Но это смирение все же не смирение воина Христова. Оно есть трепет и прежде всего трепет перед высоким, трепет ума и сердца в их деятельности, покорное замирание, пассивное состояние духа: на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих, сказано в книге прор. Исайи (Ис. 66:2).

Это смирение близко к тому спокойному, пассивному, скажем, смирению – непротивлению, которое сводит всю человеческую жизнь к страданию. Такое смирение есть приближение к равнодушию, безразличию, буддийскому обезличиванию человека и прекращению его жизни во всех ее проявлениях и поэтому равному смерти.

А Господь наш Иисус Христос, сам в себе проявляя всегда бесконечное смирение, смирение личное, смирив себя даже до смерти, смерти же крестной, во все и всюду приветствовал жизнь, жизнь во всех ее проявлениях ко благу ближнему, жизнь деятельную, активную, будем говорить, нес добро в мир и ко всем, находящимся в мире, ближним своим: он воскрешал мертвых, исцелял болящих, утешал скорбных, поддерживал падавших духом, благотворил нищим, сам воскрес, дав жизни жизнь, своей смертью умертвив смерть и тем показал, что жизнь – наивысшее, Богом данное нам на пользу ближнего, благо.

Вот Христово смирение. Оно есть смирение мудрое, смиренномудрие.

Оно, при смиренном отношении к самому себе, забвении себя, есть таким образом деятельное, христиански любовное участие к другим, деятельная помощь в жизни нуждающегося ближнего, направление ее ко всему доброму, хорошему, святому и к отвращению от всего злого, скверного, греховного, ненависть ко греху, как таковому и полная, исправляющая любовь к людям, подверженным греху и совершающим его, служение ближнему на пользу духовную его даже да душу свою положити за други своя (Ин. 15:13).

Это ясно и в самой жизни Господа нашего Иисуса Христа. Он лично воплощенное смирение, ревнуя о благе и господстве Правды Божией в людях, кнутом, например, изгнал торгующих из храма, превративших святое место в вертеп разбойников. Он совершил это, конечно, не для личного блага, имея в виду не какую-либо своекорыстную, самолюбивую цель, а торжество правды и победу справедливости над неправдою и насилием. Они требовали такого поступка.

Не можем мы не прибавить сюда и еще несколько примеров из жизни святых, Божьих угодников.

Святитель Христов Николай, пример веры, образ кротости и воздержания учитель, ревнуя о Правде Божьей, не зная и не щадя личного самолюбия, в порыве деятельного смирения, ударом по лицу воздействовал на еретика Ария, похулившего Христа.

А твой, сестра Серафима, новый небесный покровитель, преподобный Серафим (19 июля) разве не был образцом смиренномудрия?! В своих личных отношениях совершенно оставлял и забывал он себя, смиренный же совершенно сам собой, он был вечной радостью для других и всех, даже великих, по нашему земному разумению, грешников встречал он всегда с добрыми, полными ласки, святыми словами радости и любви Христовой, любовно приветствуя постоянно и вхождение их к себе, в келию молитвенную, бодрящим обращением: «радость ты моя»! И уже этим одним он влагал радость в душу каждого, нуждающегося, обременненого и скорбящего, не говоря о его дивных беседах и назиданиях, в которых бывало и резкое обличение греха.

По молитвам и предстательству святого, преподобного и Богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца, да благословит Господь и тебе, возлюбленная сестра Серафима, стяжать дивное смиренномудрие, смирение деятельное, в исполнении заповедей Господа нашего Иисуса Христа!

Этот святой образ преподобного угодника Божия прими, сестра, от меня, грешного, на молитвенную память тебе о сегодняшнем, великом и знаменательном для тебя дне, дне твоего вступления в лик инокующих, вступления здесь, в этой обители, явившейся трудами и молитвенными подвигами приснопамятного батюшки о. Иоанна, который был сам великим почитателем преподобного о. Серафима и сам являл дивное смиренномудрие в своей собственной, богоугодной жизни. Подражай его смиренномудрию, которое и тебе и всем хорошо известно, а особенно вам, возлюбленным сестрам святой обители сей, ведомо оно из дорогой жизни для ближних наших самого батюшки о. Иоанна, проходившей всецело на ваших глазах, здесь же в обители, в нашем богоспасаемом граде, для блага духовного всей России.

Да благословит Господь, сестра Серафима, твое вхождение в объятия отца!

Епископ Анастасий


Источник: Анастасий (Александров), епископ. Речь при пострижении в инокини Евдокии Забелиной, послушницы Иоанновского на Карповке, в г. Петрограде, женского монастыря, за божественной литургией в усыпальнице батюшки о. Иоанна Кронштадтского, 22 марта 1916 г. // Христианское чтение. 1916. № 4. С. 373–376.

Комментарии для сайта Cackle