Азбука верыПравославная библиотекапреподобный Анастасий СинаитСлово на святое Преображение Христа Бога нашего, произнесённое на Святой Горе в день праздника
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


преподобный Анастасий Синаит

Слово на святое Преображение Христа Бога нашего, произнесённое на Святой Горе в день праздника

    «Как страшно место сие» (см. Быт 28:17), — воскликну и я, изумляясь с патриархом Иаковом, по случаю праздника на сей горе. Ибо вижу, как и он, лествицу, будто бы от земли до неба доходящую, и Самого Бога в храме, стоящего на самом верху лествицы на горе. Посему, охваченный ужасом от такого видения, говорю: «Как страшно место сие: это не иное что, как дом Божий и дверь небесная» (см. Быт 28:17). Сия «дверь,» из которой Отец свыше свидетельствовал, «дверь», из которой воссияло Солнце правды Христос; сия гора, в которой явился отсекшийся от горы Камень, гора, которую воспевают ангелы, гора, через которую глаголят пророки, гора, которую возвещает песнопевец, гора, просветившая рыбарей, гора, умудрившая неучёных, о ней взывает Давид, говоря: «введе их» Христос «в гору святыни <…> гору сию, юже стяжа десница Его» (Пс 77:54), — гора плодоносная,« гора тучная <…> гора, юже благоволи Бог »познаватися и «жити в ней» (Пс 67:16-17). Ради сей горы скачут горы, ради неё радуются холмы, из-за неё покрываются ущелья, для неё расцветают долины, её украшают потоки, ей рукоплещут реки, ей воздают почести моря, она оглашается тучами, ей щебечут птицы, сия гора — область таинства, сие место неизреченного, сия скала — скала сокровенного, сия вершина — вершина небес. Здесь Царствия символы предобразованы, здесь таинство Распятия предречено, здесь Царствия открылась красота, здесь Второго славнейшего пришествия Христова явилось снисхождение, сия гора осенилась сиянием праведных, на ней, словно настоящие, изображены будущие блага. Сия гора провозвестила через облако, явившееся на ней, будущее восхищение праведных на облацех. Сия гора показала ныне самый подлинный наш образ и наше сообразие Христу.
   Ныне образ перстного претворён во образ небесной доброты и перемещён на Фаворскую гору. Посему опять справедливо скажу: «Как страшно место сие: это не иное что, как дом Божий и дверь небесная. »Ибо днесь Фавор и Ермон согласно возопили и всю вселенную к веселию призвали. Земля Завулон и земля Неффалим согласно празднуют и для всей подсолнечной хоровод составили. Галилея и Назарет сегодня в хороводе кружатся и всем странам торжество воздвигли. Гора Фаворская празднику радуется и тварь воссозданную к Богу за собой увлекает: ибо ныне воистину Господь на горе зрится, ныне богоподобное некогда естество Адамово, омрачённое безобразным идольским образом, преобразилось и преобразило [всё] в древнюю доброту свою по образу и по подобию. Ныне по горам блуждающее и идолослужащее естество, не претерпев изменения, открылось на горе подобно драгоценному металлу и излучило сверкающие блистания Божества.
   Ныне на горе тот, кто был покрыт мрачными и студными кожаными одеждами, облекся в богоделанное одеяние, одеваясь «светом яко ризою» (Пс 103:2). Ныне на горе Фавор сокровенно явились радость и устроение будущего жительства и Царствия. Днесь на горе преславно сошлись древние провозвестники Ветхого и Нового Заветов, бывшие восприемниками преславных таинств. Днесь на Фаворской горе было начертано смертию животворящее таинство Креста: как на лобном месте Он был распят посреди двух человек, так боголепно Он стоит посреди Моисея и Илии, и показывает настоящий праздник, иной Синай, — гору, много честнейшую того Синая чудесами и деяниями, подражательными Богоявлениями возобладавшую над образными и сенными Богозрениями.
   Сколь там были предызображены образы, здесь же — истина: там мрак, здесь — Солнце; там тьма, здесь — облако света; там десятисловный закон, здесь — предвечное Слово, превысшее всяких слов; там плотские гадания, здесь — Божественные вещи; там на горе были начертаны скрижали по причине нечестия, здесь — сердца умудряются во спасение. Тогда проистекла вода из камня неверия, ныне же явился Источник жизни и бессмертия; там прозяб жезл, здесь процвёл Крест; там перепел был послан в наказание, здесь — голубь свыше во спасение; там Мариам по-еврейски воспевала и тимпанствовала, здесь Мария владычественно родила Бога; там Моисей развязал обувь на ногах, предуказывая прекращение законного служения, здесь Иоанн не развязывает нерасторжимую обувь Иисуса, ясно утверждая единение Бога Слова с нашим смертным и кожаным естеством; там Илия от лица Иезавели скрывается, здесь Илия Бога лицом к лицу созерцает. Гора Синай не открыла Моисею земли обетованной, а гора Фавор ввела Моисея в обетованную землю, поскольку примирение и прощение грехов благодаря Иисусу привлекли Бога к человеческому естеству. Восхотев явить оное естество очищенным от излитого на него змиева яда, собезначальное Слово Бога Отца показывает Своим ученикам таинство на горе Фавор. Ибо, доведя их до середины [Своего пути], Он предвозвестил им о Царствии и о славном Своём Втором пришествии, — и поскольку они, будучи несовершенными по отношению к прежде сказанному им о Царствии, несомненно были склонны к пустым разговорам в соответствии с их тог­дашним душевным состоянием, — желая, дабы они поверили будущему от настоящего, словно в некоем образе преславно соделал Богоявление на горе Фавор провозвестием Небесного Царствия, как бы говоря им: дабы временной разрыв не произвёл в вас неверия, «истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь» и внимающих, «которые не вкусят смерти, как уже увидят» «Сына Человеческого, грядущего» во славе Отца Своего (Мф 16:28, ср. Мк 9:1, Лк 9:27). И показывая совпадение хотения и действия, Евангелист говорит, что «по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна <…> и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие» (Мф 17:1-3).
   Таковы Божественные знамения настоящего праздника, таково совершаемое ныне для нас на горе спасение и таинство, — сие собравшее нас Христово праздненство и торжество. И дабы нам оказаться внутри этих неизреченных и неприступных таинств вместе с предызбранными богоприявшими богословами, послушаем некий Божественный и священнейший глас, как бы свыше от вершины горы увещевательно нас созывающий и глаголющий: «приидите, взойдем на гору Господню» в день Господень, в место Господне и «в дом Бога »нашего (Ис 2:3), дабы от Его видения и светолития озарившись и изменившись и перейдя на лучшее, светом восприняв свет, воскликнуть, говоря: «Как страшно место сие:» «это не иное что, как дом Божий и »сама «дверь небесная» (см. Быт 28:17). Сия Дверь, к Которой нам следует спешить, дерзну сказать, есть Иисус, Путеводитель (РdhgТj), предваряющий и возводящий нас к Себе и на небеса. Вместе с Ним да просияем мы умными очами, обновляя и восстанавливая в себе природные черты, воспринимая Его образ, всегда обоживаясь и на лучшее пременяясь. В борьбе достигая восхождений, побежим на гору и с чистотой голубицы вместе с Петром, Иаковом и Иоанном вознесёмся на вершину, с Моисеем и Илией на облацех перенесёмся по воздуху, дабы и о нас Владыка сказал: «есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего »к ним со славою Отца Своего (Мф 16:28, ср. Мк 9:1, Лк 9:27).
   Посему, дерзновенные и сияющие, побежим и внидем внутрь облака, сделавшись иной Моисеем, иной Илией, иной Иаковом, иной Иоанном. Перенесись, подобно Петру, к Божественному созерцанию и видению, изменись благим изменением, выйди из мира, отступи от земли, покинь плоть, оставь создание и перейди к Создателю, к Которому Пётр в восхищении взывал: «Господи! хорошо нам здесь быть» (Мф 17:4). Поистине, Пётр, хорошо нам здесь быть с Иисусом и оставаться, и во веки всегда пребывать. Что может быть блаженнее, выше или почётнее, как быть с Богом и по виду быть как Бог, и во свете пребывать? Итак, пусть каждый из нас, кто стяжал Бога в сердце и радуется, преобразив себя в Божественный сей зрак, скажет: «Хорошо нам здесь быть,» где всё сияет, где радость, веселие и наслаждение, где на сердце всё мирно, тихо и безмятежно, где является Бог. В таковом сердце Он творит обитель со Отцем, в таковое сердце придя, Он говорит: «ныне спасение дому сему» (см. Лк 19:9), в таковое сердце все сокровища вечных благ со Христом приходят и сохраняются; в нём начертываются, как в зеркале, начатки и образы будущих веков.
   Все это вкусив, Пётр взыгрался душой, возрадовался и совершенно оставил всё мирское, ибо он ощутил в себе некое Божественное блистание и необыкновенное действие, чувствовал неслыханную и непривычную радость и Божественное взыграние. Он увидел, насколько можно видеть, лучшие, чем обыкновенно, природы, образы и бестелесные виды; увидел красоту, сверкающую славой нетления, бесстрастия и бессмертия; увидел богосолнечные блистания будущего пакибытия. Неясно, будто в каком сновидении, он узрел все тамошние царства и жительства, невероятные красоты и наследия, славы, упокоения, слияния, ликования, объятия, сверкания, веселия, будущие и непреходящие дары, нескончаемые наслаждения, опьянения без вина, бессмертные жизни, мысленные звуки, таинственные празднования, богосовершенные торжества, хороводное радование в стране обитателей Царствия Небесного. Посему Пётр как имеющий ключи сего Царствия, отворив, вошёл в его Божественные врата и когда был просвещён и отверзлись его умные очи, увидел, насколько можно увидеть, горнии обители и скинии, увидел беспечальные чертоги, уневещенные Христу, Безневестному Жениху, узрел престолы невидимой славы, увидел венцы, сплетённые из нетления, увидел светолиянные источники, увидел нетекучие наслаждения. И, словно неким перстом коснувшись и вкусив, Первоверховный [апостол] всецело душой перешёл к находящемуся там, совершенно изменился сердцем, полностью оставил самого себя, полностью преселился к Богу, совершенно не был в себе самом, совершенно изнемог в опьянении, всецело был объят славой. В изумлении и исступлении, поражённый истиной, позабыв весь мир и всё, что в мире, он взывает ко Владыке тем блаженным и всехвальным гласом, говоря: «Господи, хорошо нам здесь быть, не зная», сказано,« что говорит» (ср. Лк 9:33).
   Пётр, камень веры, взывает ко Христу-Камню на горном камне. С сими возглавителями Нового Завета пребывал и Моисей, возглавитель Закона. Сей Божественный таинник таинств перенёсся вместе с Илией Фесвитянином с Синая на Фавор, словно от силы в силу. Ибо Моисей наконец вошёл в землю обетованную, как бы призванный от некоего рубежа. Получатель закона принёс к Своему и нашему Владыке на гору Фавор скрижали закона, и раб пребывал рядом с Владыкой в исступлении, поскольку видел в человеческом образе Божественную силу. Потому он и пришёл в исступление, что увидел в истинном виде сбывшимися образы издавна свыше прообразованного Христа. Пребывал как бы парящим в воздухе, уже вкушая издревле взыскуемого, пребывал стоящим одесную Вышнего, слегка касаясь края земли. Как будто древле в онемении и ужасе созерцал пришествие Владыки в купине, видя вновь охваченную огнём купину — одушевлённую плоть. Посему, находясь на Фаворе, уже не говорит: «Пройдя, увижу видение великое сие» (Исх 3:3, по LXX), — пройдя жизнь во плоти, пройдя время закона, пройдя образы, пройдя тени, пройдя букву, выйдя из Египта, пройдя Чёрмное море, перейдя мрак, оставив Хорив, пройдя скалу, пройдя пустыню, пройдя Амалика, пройдя кивот, оставив скинию, оставив обрезание, перейдя Иордан, пройдя Гевал, перейдя Иерихон, оставив храм, оставив жертвы, оставив кровь, пройдя всё, что относится к сей жизни, пройдя херувимов, миновав первое покрывало, пройдя второе покрывало закона и пророков, и завесу. Ныне я увидел Тебя, истинно Сущего и Присносущего, сущего со Отцем, изрекшего на горе: «Я есмь Сущий» (Исх 3:14), «увидел видение великое сие» — Тебя, древле мне таинственно и боголепно явльшегося Бога. Я уже не покрываю лице, но лицом к лицу [вижу Тебя] и спасена душа моя; я увидел Тебя, Которого древле желал увидеть, говоря: «да разумно увижу Тебя» (Исх 33:13, по LXX), ибо явление Твоё есть жизнь вечная. Я увидел уже не задняя Твоя, как на Синайской скале, но явно являющегося мне на Фаворской скале, не в расселине скалы скрывающегося как человека, но в моём образе скрывающего Себя, Человеколюбца Бога. Уже не покрывает меня мраком десница Твоя, ибо Ты есть десница Вышнего, открывшаяся миру. Ты — Ходатай ветхого и нового, Ветхий Бог и Новый Человек. Ты, Который древле на горе Синай явился прикровенно, ныне на горе Фавор преобразился явно. Ибо Ты, как Небесный и Вышний, любишь «просвещать» нас «от гор вечных» (Пс 75:5, по LXX) — как от святых и небесных сил, так и от гор пророческих и апостольских и от Божиих церквей, «основания» которых «на горах святых» Твоих (Пс 86:2), от каковых поучившись и пройдя службы закона, ныне я узрел Тебя, «видение великое сие.»
   Ибо Ты — Тот, Который на Синае был предобразуем и ныне на Фаворе как Сын приемлешь от Бога [Отца] свидетельство и проповедь. Ты — Тот, Который древле восшёл в купину и погрузил в бездну силу фараонову. Ты — Тот, Который словом усмирил чермнующееся текущими водами море и море мирское кровию идольской укротил. Ты претворил естество бездушного жезла в ползущего змия и истребил им магические лжедеяния, а потом во время безводного пешешествования народа даровал этим жезлом прохладу. Ты обратил и сухой камень в водное естество, будто воду в сухую местность. Ты образуешь и преобразуешь Своим неизменным преображением к лучшему наши неблаговидные безобразия. Посему и свыше Ты пришёл в здешнюю жизнь, дабы очеловечить обесчеловечившееся от греха человеческое естество и воздвигнуть тело падшего Адама. Ты — для всех людей нетлением и бессмертием обновлённое истинное построение скинии. Ты — истинный Храм, Сын и Бог Давида, [отца] Соломона, — построил и воздвиг Храм в вышнем и Небесном Иерусалиме. Ты — неложное умилостивление Отца за мирские прегрешения; Ты — истинный Омывальник, Умывальник и Спаситель, прообразом Которого был законный умывальник (см. Исх 30:18; 38:8); Ты — негниющий кивот Завета мира нашего с Отцем; Ты — бесквасный и несеяный Хлеб, не имеющий кваса греховного; Ты — истинный пасхальный Агнец, избавивший [Свой] народ от египтян, от супротивных сил, от египетского фараона и от язычников. Посему, Тебя ожидая на горе, Моисей говорит: «Покажи мне славу Твою, да разумно увижу Тебя, яви мне Тебя Самого, если я обрел благодать пред Тобою» (ср. Исх 33:13,18, по LXX), потому что для меня нет ничего любезнее в мире, как увидеть Тебя и наполниться Твоей славой, Твоей добротой, Твоим образом, Твоим светом, Твоим глаголанием, Твоим явным, неприкровенным пришествием к людям, о котором Ты древле мне гадательно предуказал.
   Посему поклоняюсь, хвалю, воспеваю, ибо прошёл законный мрак, ныне я увидел «видение великое сие,» поистине великое. Ибо как Тот, Который говорил мне на Синае, что «не может человек увидеть лица Моего и остаться в живых» (см. Исх 33:20), ныне лицом к лицу на земле во плоти зрится и живёт с людьми? Как Ты, Который по естеству — Жизнь и Животворящий, поспешаешь к смерти? Как Ты, Который превыше горних и далее самых отдалённых, грядёшь к умершим? Что это, о Владыка, в самом деле за великое таинство Твоей смерти? Ты идёшь явиться и от века усопшим; Ты желаешь посетить и праотцев во аде; Ты нисходишь освободить Адама от лютых [скорбей]. Всё это, Владыко, Ты мне гадательно предуказал во время закона. Потому я и разрешаю с готовностью сапоги и мудрование от ног закона, ибо место, на котором я стою, есть земля святая и земля обетованная, о которой Ты, Владыко, предсказал мне древле в купине: «сними обувь с ног твоих,» то есть закон, и перестань бежать и приближаться, «ибо место, на котором ты стоишь» и где был остановлен бег, «есть земля святая» (см. Исх 3:5), — Моё пришествие с неба на землю и сошествие во ад через смерть на Кресте. Об этом, — говорит Лука, — Моисей и Илия беседовали на горе, а именно «об исходе Его» души из тела, «который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк 9:31) в крестном страдании. Илия и Моисей повиновались, Владыка учил, ученики слушали, Отец свыше вещал, облако осеняло, гора блистала, вершина её дымилась и сотрясалась, камни воспламенялись, кругом носились ангелы, всё это было изображением и прообразом Второго пришествия.
   И подобно тому, как кто-нибудь, взглянув с неба, во мгновение ока разом увидел бы всё земное: земли, горы, холмы, моря, реки, источники, людей, города, веси, растения, животных, пресмыкающихся и, попросту говоря, всю земную тварь, — так и тогда на горе ученики разом увидели отверзшимися умными очами, насколько возможно было увидеть, и даже более, чем возможно, будущее Царство Небесное. Когда же ученики увидели небо свиваемым и солнце угасаемым, луну затмеваемой и звёзды падающими, землю колеблющейся и гробницы отверзающимися, ангелов носящимися и архангелов трубящими, престолы предпоставленными и реку огненную, влекущую к себе, книги раскрываемыми и всех в трепете предстоящими и исповедующимися, тогда они испугались сего видения и, быв не в силах терпеть, пали на лица, как говорит Лука, потому что были отягчены исступлением и сном, и тленное естество их тела не стерпело зреть нетление, мертвенное их тело — вынести созерцание бессмертия. Потому и представляется мне, что Моисей и Илия должны были придти тогда в лучших телах. Ибо они, как говорит Слово Божие, явились во славе (Лк 9:31), без боязни и смущения стояли на горе, ученики же, объятые неким оцепенением, или исступлением, пали, ибо Лука вновь говорит, что «Петр и ученики были отягчены сном» (см. Лк 9:32). И Матфей говорит: «Когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: не рассказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (см. Мф 17:9). «О видении», говорит Господь, «никому не рассказывайте.» Также и Моисей подобным образом говорил на горе, [прообразовавшей гору] Фавор: «пройдя, увижу видение сие великое» (Исх 3:3, по LXX).
   Ибо что может быть значительнее или страшнее, нежели видеть Бога в образе человеческом, сияющего лицом, блистающего подобно солнцу и более, чем солнце, непрестанно испускающего лучи, указующего пречистым перстом на Своё лице и говорящего к бывшим с Ним на том месте: “Так просияют праведники в воскресение, так они прославятся, преобразятся в этот Мой зрак, переменятся в сию славу, изобразятся в таком виде, в этом образе, в таковых чертах, в таком свете, в таком блаженстве, сделавшись сообразными и сопрестольными Мне, Сыну Божию”. Внимая сказанному тогда Христом на горе, ангелы трепетали, пророки дивились, ученики изумлялись; тварь, слыша об изменении её из тления в нетление, веселилась; гора радовалась, страны ликовали, веси прославляли, народы прибегали, люди возвысились, моря воспели, реки восплескали, Назарет возопил, Вавилон воспел, Неффалим празднствовал, холмы взыграли, пустыни процвели, пути послужили, всё сбежалось, все возвеселились.
   И я ныне радостно и любопразднственно стою на сей Божественной высоте и вершине и, простирая руку с этой горы, созываю все горы для поклонения Богу и вопию: горы Араратские, горы Гелвуйские, горы Синайские, горы Фаранские, горы северные, горы западные, горы Ливанские, горы южные, горы островов, все горы — преклоните главы и поклонитесь на горе Фаворской Христу Богу нашему. И когда множество гор совзыграют, призовём: горы Иорданские, горы Ермонские, горы Элладские, горы Олимпийские, горы Гевальские, горы Арнонские, горы Эпирские, гора Галаадская, гора Сионова, гора Голгофская, гора Елеонская — совоспойте и возвеселитесь, единым гласом восхваляя Христа на Фаворской горе, воспевая Его вместе и говоря:
   “Радуйся, Зиждитель всяческих, Христе Царю, Светоносный, Богорождённый, всю тварь сообразовавший и на лучшее пересоздавший. Радуйся, Мария, Пресвятая одушевлённая Божия гора святых, плотию Христа образующая, но не преобразующая, Мария, живущая в Назарете Богородительница, Мати-Дево. Радуйся, образ Небесного Царствия — сия всесвятая гора Фаворская, краснеющая добротою паче всех гор. Радуйся и ты, соседний и божественнейший из всех рек, честнейший Иордан, подобно Иоанну Предтече показавший своим взыгранием возрождение Бога в растекшихся водах. Радуйся и ты вместе со мною, малое и великославное из всех морей море Тивериадское, немокренными Божественными ногами исхождённое и освящённое. Радуйся, земля Завулонова и земля Неффалимова, путь приморский, Галилея языческая, первая первый восприявшая от Отца светов Свет великий. Радуйся, собравшийся на горе собор иереев и архиереев, носящий образ Христа-иерея и премудро священнодействующий вместо Мелхиседека. Радуйся, девственников и подвижников равноангельское состояние, подражающее Илии Фесвитянину в жительстве и созерцании. Радуйтесь, всех верных людей церковная похвала, ибо радости и веселия полно настоящее празднество и торжество”. И ныне, народ Божий, сошедшийся на светлый праздник Божественной горы, единой душой и единым гласом с ангелами ликовствуй, со звёздами кружись, с Апостолами проповедуй, с Моисеем предвари, с Илией возгласи, с вершины объяви, с облака возгреми, с неба свидетельствуй, с горы возопи, с камня воструби, Назарет созови, Галилею собери, праздник твой освети, похвальными песнями укрась, светильниками осияй, с горами взыграй, с девами воспой, с морем восшуми, с Иорданом послужи, на гору взойди, на Фаворской горе празднуй Всецарю, истинному Богу и Господу нашему Иисусу Христу, ибо Ему слава во веки веков. Аминь.


Источник: Альманах "Альфа и Омега". Перевод с греческого М. Никифорова