Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

архиепископ Анатолий (Мартыновский)

Слово в Крестопоклонную неделю

Иже аще хощет душу свою спасти, погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю. (Мк. 8:35).

Что значит «погубить душу свою»? Значит возненавидеть ее до совершенного от нее отречения, как и выражается в другом месте сам Спаситель: ненавидяй души своея в мире сем, в живот вечный сохранит ю (Ин. 12:25). Но как возненавидеть душу свою, когда любить и ненавидеть – есть свойство самой души? Под именем души Иисус Христос убеждает возненавидеть греховный образ жизни нашей, отвергнуть преступные мысли, желания, чувствования, которые овладевают душой нашей до того, что увлекают нас на дела Богопротивные, – возненавидеть греховные наклонности, которые, господствуя в душе, погашают в нас пламень любви Божией и устремляют нашу любовь единственно к тому, что приятно нашей чувственности, что для ней одной вожделенно и сладостно, словом, – возненавидеть превратную любовь к нам самим, сросшуюся с нашей душой, и тем спасти, сохранить самую душу для жизни вечной. Каким же образом совершается в человеке эта спасительная ненависть к самому себе? Как изгнать из сердца своего услаждение греховными мыслями, желаниями и делами? Постоянным преследованием самолюбия и беспрерывным усилием любить одного Господа Иисуса Христа. В этом состоит и главный подвиг решимости впредь жить сообразно с волей Божией, требуемой от нас в таинстве покаяния.

Преследование превратного самолюбия мы можем совершать постоянным усилием изгонять из сердца своего греховные мысли, желания, ощущения, при первом их зародыше, не допуская им усилиться в нас и овладеть нашей волей. Чем же и как изгонять их? Размышлением о смерти, о страшном суде Божием, о крестных страданиях Спасителя, до которых довели Его грехи наши, о бесконечном блаженстве, уготованном в царствии небесном любящим Бога, и вечных мучениях, уготованных нераскаянным грешникам в геенне огненной. Постоянное противоположение в нашем уме таких истин греховным искушениям и мыслям составляет ту тягостную борьбу, за которую в вечности ожидают победителей неувядаемые венцы. К прискорбию, в сердце нашем наследственный грех рождением нашим открывает неиссякаемый источник греховных желаний; от сердца нашего (Мф. 15:19), по слову Спасителя, исходят все греховные, злые помышления; и внутренняя борьба наша с греховными вожделениями оканчивается только с нашей жизнью: потому что мы до гроба не расстаемся с нашим грехолюбивым сердцем. При всем том, для приобретения вечного спасения необходимо, чего бы то ни стоило, стараться приобрести в этой борьбе перевес душеспасительных желаний над чувственными наклонностями, не допускать себя до того, чтобы грех, поработив нас в настоящей жизни мучительству страстей, низверг нас сверх того в муки вечные!

Вступивший в борьбу с греховными своими вожделениями испытывает, что эта борьба тем тягостнее, что к пагубе нашей воюют против нас дух злобы и мир со своими соблазнами и обычаями. Ho по опытам известно, что искушение и наветы сих внешних врагов не столь опасны, как господствующая в нас самих какая-либо страсть, которой человек естественно искушается (Ин. 1:14), по испорченности своей природы, обольщаясь ее стремлением на зло и сам собой, и наветами вечного нашего губителя и мира, во зла лежащего. Преобладающая в каждом из нас какая-либо страсть есть коренной наш грех, который, не быв обессилен в юности, с возрастом обращается в навык и, поработив нас своему мучительному игу, становится для нас до такой степени увлекательным, вожделенным, преобладающим в нас, что преодолеть его, кажется, будто все равно, что расстаться с жизнью. Посему, если человек не прилагает всевозможных усилий к преодолению преобладающего в нем греха: то рано или поздно вынужден бывает принести ему в жертву свои способности, свои силы, свое здоровье, все, что имеет. Даже в тех, которые неутомимо противоборствуют пагубной, усилившейся в них страсти, она, как господствующий грех, отравляет самые благочестивые желания, самые спасительные намерения и действия, не допускает человека совершить ни одного доброго дела, не осквернив его своими ядотворным дыханием. He смотря на все это, надобно непременно расстаться с сим природным врагом нашим, надобно преодолеть, ослабить его, сколько бы сие для нас ни было тягосно: потому что сберегающий в этом смысле душу свою, по слову Спасителя, погубит ю (Мк. 8:35).

Итак, Боголюбивая душа, если желаешь вечного спасения, поражай господствующий в себе грех всеми силами твоими и всеми средствами, приобретенными для сей цели крестными страданиями Спасителя и сообщаемыми нам Его благодатью! Но не забывай ни на одно мгновение, что как ехидна под цветами, так господствующий в нас грех часто кроется под личиной мнимых добродетелей, украшается самыми благовидными намерениями, усыпляет нас своим обаянием, надмевает суетным достоинством мнимых наших добродетелей. He верь льстивым внушениям самолюбия; сорви личину, под которой кроется это чудовище, и ты ужаснешься страшного безобразия души твоей! Ужаснешься, увидев, что все, что занимает твое воображение, что составляет предмет твоих желаний, все твои действия, твоя походка, твои движения, самые взгляды управляются грехом, гнездящимся в твоем сердце. Посему, если желаешь душевного спасения, ни на одно мгновение не предавайся беспечности, но постоянно поражай внутреннего врага твоего словом Божиим, возненавидь его всей крепостью твоей, не допускай возникать ему ни на одно мгновение, не верь ему и тогда, когда он кажется тебе мертвым! Если этот враг – сластолюбие, борись с ним постом и воздержанием; если он – сладострастие, возносись мыслью к Спасителю, прибегай к животворной силе креста Господня; если тот враг – корыстолюбие, размышляй ежечасно о нищете Христовой; если то гордость, имей в виду уничижение Спасителя; но особенно во всех искушениях старайся возбуждать в себе любовь к Иисусу Христу, – и ты обуздаешь внутреннего твоего врага, погасишь разожженные стрелы лукавого (Еф. 6:16).

2. Без любви к Спасителю невозможно победить никакого греха, а тем более господствующего в нас: потому что сердце наше не может быть без любви , а всякое пристрастие к греховному есть беззаконная любовь, которой пламень тогда только потухает в нас, когда мы возбудим в себе любовь к Спасителю и, усиленным стремлением к соединению с Ним, привлечем Его к себе, так что Он вселится верой в нашем сердце (Еф. 3:17). И так, в том только самолюбие не может ни под каким видом господствовать, кто возлюбил Господа Иисуса всем сердцем своими, всем помышлением и всей крепостью своей (Мф. 22:37).

А есть ли в целом мире, на земле и на небе, предмет, стоящий такой любви, как сладчайший Иисус? Может ли быть для души нашей состояние естественнее, блаженнее, как стремление ее всеми силами любви к Спасителю? Единородный Сын Божий, в котором почивает все благоволение Отца небесного, удивление Ангелов, радованное Праотцов и Патриархов, чаяние Пророков, ожидание народов, веселие и отрада Мучеников, надежда Подвижников, краснейший паче всех сынов человеческих , Иисус Христос – весь желание и сладость, весь любовь и блаженство! Будучи посему достоин всей любви нашего сердца, Спаситель тем более должен привлекать к Себе любовь нашу, что единственно из любви к нам оставил недра Отца небесного и соединился с нами союзом вочеловечения; низошел на землю, чтобы даровать нам небо; восприял худшее, чтобы доставить нам лучшее; облекся в бренную плоть нашу, чтобы пересоздать телеса наши в тела духовные; принял зрак раба, чтобы доставить нам духовную свободу; смирил Себя до смерти крестной, чтобы нас одушевить вечной жизнью; подвергся уничижению , чтобы нас возвысить к наследию вечной славы; положить душу свою за спасение душ наших; до конца возлюбил нас, чтобы соделать нас достойными любви Отца своего; вознесся на небо, чтобы привлечь к Себе нас, пристрастных к суете земной.

Размышляя о сем, можем ли не любить, не стремиться всем желанием сердца нашего к Спасителю? Имевшие в виду неизреченную любовь к нам Иисуса Христа все, чем ни обладает мир сей, почитали тщетой ради преизбыточествующей в них любви к Спасителю (Флп. 3:8), и, пылая к Нему всей любовью, чувствуя, что только в соединении с Ним возможно истинное блаженство, взывали к Нему: прильпе душа наша no Тебе (Пс. 62:9)! Сладка гортани нашей словеса Твоя, Иисусе, паче меда устом нашим (Пс. 118:103), вожделенны для сердца паче злата и камене честна многа (Пс. 18, 11)! Ничто не разлучить нас от любви ко Христу Спасителю: ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни опасность, ни смерть, ни жизнь (Рим. 8, 35)! Одушевленные такими чувствами, Святые не только не помышляли о каких-либо земных выгодах, а даже чуждались всего вожделенного, всего приятного для чувственности; – чуждались всех благ настоящего мира, проливали из любви к Спасителю кровь свою, обрекали себя на заклание, переносили все виды мучений, или, укрываясь в горах и ущельях земных, с радостью переносили и всякого рода лишения, и изнурения, и свирепость стихий, и немощи телесные, предпочитая самую горестную жизнь пристрастью к земным наслаждениям и самооугождению.

Имея в виду такие примеры, станем воздыхать, братья, из глубины души к Спасителю: да потребит в нас своей благодатью всякий вид самолюбия, да подаст нам силы к одержанию решительной победы над господствующими в нас греховными влечениями; да попалит в нас огнем любви Божественной всякое плотское мудрование, и озарит наш ум светом своего учения; да утвердит нас на камне истинной веры, восжжет в сердце нашем пламень любви Божественной и ниспошлет нам благодать и мыслить, и желать, и поступать сообразно с Его святой волей. Аминь.


Источник: Источник: Типография Я.Ионсона. СПб, 1854г.

Комментарии для сайта Cackle