Азбука веры Православная библиотека протоиерей Андрей Беляев К истории Московской Славяно-Греко-Латинской Академии и Спасо-Вифанской семинарии
Распечатать

протоиерей Андрей Беляев

К истории Московской Славяно-Греко-Латинской Академии и Спасо-Вифанской семинарии

В текущем году исполнится сто лет со времени основания митрополитом Платоном Спасо-Вифанской семинарии. Гений Платона, приведший в цветущее состояние древние рассадники духовного образования – Московскую Славяно-Греко-Латинскую Академию и Троицкую Лаврскую Семинарию, в последний раз ярким пламенем вспыхнул при устройстве нового рассадника духовного образования в пустынной Вифании. Вифанская семинария во всех подробностях своего внешнего и внутреннего быта увилась вполне созданием мощного духа Платона. Утешался в последние годы престарелый святитель, видя благие плоды заботливо устроенных им вертоградов духовной науки и, скопив для них копейку на черный день, не беспокоился об их будущей судьбе. Смущало его только одно, что в Петербурге затеяли реформу духовно-учебных заведений и весьма желал, чтобы этого не было. 11 Ноября 1812 года великого святителя не стало и в жизни его школ последовали весьма важные перемены.

Кончина Платона совпала с бедственным для России Французским годом. Во время французского погрома первый рассадник научного образования в Московской Руси Славяно-Греко-Латинская Академия пришла почти в окончательное разорение. Академическое начальство, после изгнания французов, доносило Св. Синоду, что при вступлении неприятеля в Москву академической суммы полученной в жалованье за 1812 год и хранившейся в ризнице Заиконоспасского монастыря медною монетою, которую вывезти невозможно было, разграблено неприятелем 1950 рублей, годовой запас, заготовленный на содержание казенных учеников, как то мука, крупа, дрова и прочее расхищено; в Академии, как в классических покоях, так и в жилых оконницы выбиты и многие почти неспособны сделались для жилья, коих исправление требует великих издержек, сумма же, положенная по росписанию на ежегодные починки в Академии, в вакационное время вся употреблена. Правление просило Синод на необходимо нужные издержки употребить ту сумму, которая ежегодно отчислялась на постройку нового здания для Академии. Св. Синод разрешил для исправления повреждений употребить нужное количество денег. А как по случаю нашествия неприятельского в Москву многие частные дома, в которых жили Академические студенты и ученики разорены, то Синод поручил Правлению Академии, рассмотрев сколько можно будет, поместить их в академическом здании, сколько в Троицкой и Спасо-Вифанской семинариях и других духовных училищах Московской епархии с производством им положенного жалованья, представить управляющему епархией преосвященному Августину, а ему с своим мнением Св. Синоду и до получения предписания учения в Академии не открывать1. Академическое начальство поспешило исправить повреждения в здании и в него снова собрались воспитанники. Немногие из них в длинную вакацию поспешили устроиться в других семинариях, а большинство, очутившись вследствие неприятельского нашествия в крайней нищете, явились в Академию с просьбами к начальству помочь им бедственном положении2. Епархиальное начальство позаботилось об участи бедствующих питомцев. Еще до открытия учения в Академии преосвященный Августин запросил подведомые ему семинарии, сколько каждая из них может поместить себя воспитанников Академии. На этот запрос Вифанская семинария ответила, что при семинарии праздных покоев имеется для шестидесяти человек, а есть ли в силу данной 1810 года Декабря 23 резолюции покойного Высокопреосвященнейшего Платона митрополита Московского благоугодно будет преосвященному Августину, епископу Дмитровскому, приобщить к семинарии состоящий близ ее дом, занимаемый Нестеровой3, то сверх означенного числа можно поместить сорок человек и для пищи, для отопления, освещения и уборки кроватями потребно на всякого в год сорок восемь рублей пятьдесят копеек. Семинарских капиталов за расходами настоящего года хранится в кладовой монастырской 3300 р. и 20500 рублей в сохранной казне4. 3-го Марта 1813 года преосвященный Августин, испрашивая разрешения Св. Синода открыть учение в Академии представил и свое мнение, как разместить ее воспитанников, число которых в то время простиралось до 1610 человек. Преосвященный предполагал поместить в Академии на казенном содержании до 70-ти человек, самых бедных разместить по семинариям: 50 человек перевести в Троицкую семинарию и содержать на оставшуюся от жалования академическую сумму (3000), 60 человек поместить в Вифанской семинарии и содержать их в этом году на оставшуюся семинарскую сумму, 50 человек поместить в Перервинской семинарии содержать их на монастырском доходе, а прочих по прежнему поместить на квартирах с выдачей им положенного жалования. Те студенты Академии, которые не найдут себе квартир в Москве, могут обучаться в семинариях Троицкой и Вифанской на своем коште, а ученики Академии в училищах Московских Дмитровском, Коломенском и Звенигородском, где можно отыскать квартиры за недорогую плату5. Св. Синод согласился с предложениями преосвященного Августина и 31 Марта учение в Академии было открыто. Но самых бедных студентов оказалось более, чем предполагало начальство и в Вифанскую семинарию пришлось поместить не 60 человек, а 100. 29 Марта академическое правление уведомило Правление Вифанской семинарии, чтобы оно приготовило комнаты для студентов имеющих поступить из Академии числом 100. Семинарское начальство перебралось из Платонова корпуса в купленный за 1000 рублей дом Нестеровой и очистило свои покои для Московских гостей. 30 Мая Академия уведомила Вифанскую семинарию, что 100 студентов и учеников, потерпевших разорение от неприятеля, в скором времени имеют быть отправлены. По резолюции преосвященного Августина на содержание 50 человек семинария должна была употребить оставшуюся от прошлых годов сумму в количестве 3300 рублей, а на содержание других 50 человек Академия препроводила в семинарию 3000 рублей. Кроме этих 3000 рублей из Академии прислано было в Правление Вифанской семинарии жалованье академическим воспитанникам в количестве 530 р. 27 коп.6.

1-го июня 1813 года музы Московской Славяно-Греко-латинской Академии, выражаясь красноречивым языком официальных бумаг начала нынешнего столетия, обитавшие в градском шуме, переселились в приятнейшее уединение7.

В июне месяце Вифанское уединение действительно могло показаться приятным, особенно для мало привыкших к городской жизни сельских уроженцев, какими были большинство присланных в Вифанию питомцев Академии. А возможность получить в Вифанской семинарии необходимые средства для содержания и воспитания утешала академических в разлуке с привычной школой. Впрочем, некоторым из питомцев Академии не понравилось Вифанское уединение. Октября 22 Правление семинарии докладывало преосвященному Августину, что присланные в Спасо-Вифанскую семинарию из Академии ученик поэзии Иван Розанов и высшего грамматического класса Димитрий Каринский отлучились от семинарии без всякого к Правлению отношения и где теперь они находятся – неизвестно. При том оные ученики показывают мало охоты к учению и по успехам очень средственны8. Беглые ученики возвратились и были наказаны лишением жалованья за майскую треть.

Воспитанники Академии явились в Вифанию налегке, без багажа, потеряв свое небольшое имущество во время неприятельского разгрома.

Вифанская семинария, приютив в своих тесных, строенных только на сто человек и в то время значительно обветшавших стенах, московских пришельцев, не обидела их и наравне с своими питомцами снабдила классическими книгами и самонужнейшими вещами из платья, употребив на то 1000 р., назначенных по духовному завещанию митрополита Платона для раздачи Вифанским семинаристам. Для прибывших из Академии информаторов открыт был в Вифанской семинарии не существовавший в ней прежде класс информатории. Остаточная семинарская сумма в количестве 3,300 рублей обеспечивала содержание половины присланных из Академии воспитанников только в 1813 году. Начальство Академии было озабочено содержанием их в 1814 году, так как процентной академической суммы на содержание всех ста человек недоставало9.

Но недолго пришлось старой Академии заботиться о своих Вифанских воспитанниках. В 1814 году последовало введение в Московской епархии новой духовно-учебной реформы, слухи о которой встревожили Платона в последние годы жизни. Недаром тревожился старец. Замечательные рассадники Платонова образования, им заботливо устроенные, предназначены были к закрытию; в зданиях лаврской семинарии предположено было открыть новую Московскую духовную Академию, в Вифании вместо семинарии учредить уездное училище и такое же училище образовать в старой Заиконоспасской Академии.

Комиссия духовных училищ приступая в мае 1814 г. к преобразованию духовно-учебных заведений Московского округа, потребовала от архиепископа Августина сведения о том 1) не найдет ли он за полезнейшее поместить будущую Московскую духовную Академию в Троицкой лавре; 2) епархиальную семинарию поместить в Перервинском монастыре; 3) уездные училища открыть: а) в Заиконоспасском монастыре, б) в Коломне, в) в Дмитрове, г) Звенигороде и д) в Вифании. Преосвященный Августин, питомец и любимец митрополита Платона естественно желал сохранить благоустроенную Вифанскую семинарию, потребность в которой особенно явилась, когда приходилось дать приют и образование многочисленным ученикам, учившимся в дореформенных духовно-учебных заведениях Московской епархии. Вполне соглашаясь на помещение Академии в Лавре и на устройство епархиальной семинарии в Перервинском монастыре, Августин представлял комиссии Духовных училищ, что по огромному количеству учеников, долженствующих в Московской епархии получить семинарское образование ни поместить, ни обучать всех в одной Перервинской семинарии невозможно. Поэтому он просил для Московской епархии, кроме Перервинской семинарии, устроить опять семинарию в Вифании. Вместе с тем преосвященный предлагал Комиссии Духовных училищ для Вифанской семинарии прежнего ее ректора архимандрита Неофита10 и прежнего префекта Макария11, а на должность профессора словесности рекомендовал учителя риторики Михаила Воронцова. Комиссия духовных училищ согласилась в Московской епархии, кроме Перервинской семинарии, открыть по новому уставу и Вифанскую семинарию, но назначила для нее других начальников и наставников. Ректором Вифанской семинарии и профессором богословия назначен был префект Московской Славяно-греко-латинской Академии архимандрит Парфений, инспектором и профессором философии старший кандидат С.-Петербургской Академии П. Наумов, профессором по классу церковной и всеобщей истории кандидат той же Академии Н. Шуцкий, профессором словесности и немецкого языка студент Академии И. Лилеев, профессором математики, физики и французского языка кандидат Академии А. Кандорский, учителем еврейского и греческого языков учитель Троицкой семинарии И. Платонов12. Наставники прежней Вифанской семинарии, изъявившие желание продолжать в ней службу и по новому образованию и представившие, по требованию начальства, конспекты избранных ими предметов и другие опыты своих познаний, остались за штатом.

Кончилась вакация 1814 года и воспитанники старого образования направлялись в свои школы, на этот раз не с обычным только сожалением о прошедшей вакации, но и с томительным ожиданием перемены, какая должна была последовать в их судьбе с введением нового образования. Собрались и многочисленные воспитанники Московской Академии в свой полуразрушенный храм науки на Никольской улице, ожидая здесь решения своей будущности. 6 Октября новое Академическое Правление, открытое в Троицкой лавре 25 Сентября, разослало во все духовные школы Московской епархии такое предписание: «На основании указа из Святейшего Правительствующего Синода от 21 Сентября 1814 года о учении в Московской Академии и семинариях студентам и ученикам испытания и размещения по новому образованию учебной части. Правление Московской Духовной Академии положило мнением, которое и утверждено Его Высокопреосвященством Архиепископом Дмитровским и Кавалером, учинить следующее: 1) испытание всем студентам и ученикам, находящимся в прежней Московской Академии и Перервинской семинарии учинить Ректору Академии и кавалеру отцу Архимандриту Симеону, Ректору Московской семинарии отцу Архимандриту Евгению и Московского Знаменского монастыря Архимандриту Неофиту; 2) таковое же испытание студентам и ученикам Лаврской семинарии учинить членам Академического Правления Инспектору Архимандриту Филарету и церковной истории Бакалавру соборному иеромонаху Никанору; а ученикам Вифанской семинарии Ректору оной архимандриту Парфению, Бакалавру Академии соборному Иеромонаху Феоктисту и бывшему оной семинарии префекту соборному иеромонаху Макарию и по учинении испытания означенным лицам представить в Академическое Правление два списка студентов и учеников 1-х тех, которые окажутся способными поступить в богословское, философское и риторическое отделения, – 2-х тех, которые окажутся неспособными поступить в назначенные отделения препроводить по желанию их в Московскую и Спасо-Вифанскую семинарию; 4-е учеников низших классов бывшей Московской Академии оставить в оной на прежнем основании, жалованье учителям и содержание бедным ученикам производить из остаточной экономической принадлежавшей Академии суммы; 5-е учеников низших классов Перервинской семинарии по недостатку покоев для помещения их вместе с учениками вновь учреждаемой семинарии, перевести в прежде бывшую Московскую Академию, содержание же сиротам и бедным из числа их производить то самое, которое получали они в бывшей Перервинской семинарии, 6-е ученикам низших классов Лаврской и Спасо-Вифанской семинарий всем обучаться в Лавре и сиротам и бедным из них нанимать квартиры в состоящем при Лавре посаде из остаточных экономических сумм означенных семинарий; 7-е смотрителем низших классов определить в бывшей Московской Академии Знаменского монастыря Архимандрита Неофита, а в Лаврской семинарии бывшего префекта Вифанской семинарии соборного иеромонаха Макария, которому производить жалованье присвоенное Ректору уездного училища из остаточных экономических сумм, первому бывшей Московской Академии, а второму лаврской семинарии»13.

После учинения предписанного испытания началось великое переселение воспитанников старых школ московской епархии. 4 Ноября в Вифанию препровождены были 50 студентов и учеников бывшей Московской Академии оказавшиеся по испытании достойными поступить в отделения богословское, философское и риторическое и изъявившие желание обучаться в Вифанской семинарии. На этот раз академикам Вифания не могла показаться приятным уединением. Малопоместительный семинарский корпус не мог вместить всего ученого юношества, собравшегося в пустынную Вифанию вкушать плоды нового образования. Вместе с академиками прибыли в Вифанскую семинарию лаврские семинаристы, которые после вакации проживали на квартирах в домах посадских обывателей, бедные из них на средства, отпускаемые Академией14 и продолжали до 5 Ноября учиться по старому в незанятых новой Академией покоях15. В Вифанскую семинарию присланы были риторы закрытой Дмитровской семинарии свыше 20 человек. Вифанское семинарское начальство не знало где и как приютить многочисленных учеников дореформенных школ, а между тем прислано было распоряжение немедленно открыть учение в семинарии по новому уставу. 5 Ноября последовало торжественное открытие Вифанской семинарии. Новое семинарское Правление в порядке субординации, установленной реформою 1808 года, докладывало академическому, что Вифанская семинария открылась с приличной церемонией в присутствии членов и бакалавров. По открытии семинарии прежде всего семинарскому начальству предстояла трудная задача устроить быт многочисленных учеников, которые переполнили семинарский корпус, поместились в монастырской богадельне, в домах штатных монастырских служителей и даже крестьянских избах соседнего с семинарией села Глинкова. Вслед за открытием семинарии из нее удалены были ученики низших классов, предназначенные обучаться в новоучрежденных уездных училищах. Предположение об открытии училища в Лавре не осуществилось16. Грамматики и информаторы в холодное время длинною вереницей отправились из Лавры. Сострадательное семинарское начальство бедным из них выдало на дорогу по рублю, а некоторых одело в старые кафтаны серого сукна. За грамматиками и информаторами добровольно оставили семинарию некоторые из философов и риторов17. Пять иноепархиальных учеников перешли в семинарии своих епархий и до 20 учеников Московской епархии подали прошение об увольнении в епархиальное ведомство «по причине многих лет и бедности, как они объясняли в своих прошениях». В виду переполнения семинарии воспитанниками семинарское начальство охотно увольняло излишних и даже понуждало иноепархиальных к переходу в своих епархии, но иноепархиальные ученики не желали оставлять семинарию не смотря на то, что им приходилось проживать в крестьянских избах и нищенствовать на своем коште. Переполнение Вифанской семинарии учениками и совершенная необеспеченность многих из них побудила преосвященного Августина 7 Ноября дать такое предложение Правлению семинарии: «Чтобы удобнее разместить учащихся в комнатах семинарских Правление имеет учинить следующее: 1) Уволить всех тех, которые не принадлежать к епархии Московской, а к какой либо другой. 2) Всех тех, которые не могут нанять квартиры, хотя с некоторою теснотою поместить в покоях семинарских, а также и в бывшей богадельне и коли можно в домах служительских. Гостиные комнаты в монастыре отдать профессорам. 3) Дети отцов достаточных, коли пожелают, могут содержаться пищею, отоплением и освещением от семинарии, ежели будут вносить потребную сумму, а бедным не можно ли давать пособие из процентной суммы, какая положена на Вифанскую семинарию покойным преосвященным Платоном. 4) Вследствие сего Правление нимало не медля представит реестр учеников бедных и тех, которые желают содержаться в семинарии со внесением денег. 5) Что по сему учинено будет мне представить»18.

Правление нашло неудобным согласиться с этим предложением преосвященного. Семинарскому начальству жалко было удалять из семинарии иноепархиальных учеников, число которых простиралось свыше 50-ти и которые, проучившись немало время, умоляли начальство дозволить им окончить образование в Вифанской семинарии. Указанное в предложении преосвященного пособие для бедных учеников было слишком незначительно. 19 ноября Правление представило преосвященному свои соображения, как относительно размещения учеников, так и о пособии бедным из них. «Ваше Высокопреосвященство, писало Правление в своем представлении, предписали Правлению для удобнейшего размещения учащихся в комнатах семинарских уволить всех тех, которые не принадлежат к Московской епархии, но до получения еще о сем предписания Вашего Высокопреосвященства Правление Спасо-Вифанской семинарии объявило им, чтобы они просились в свои епархии для поступления в семинарию, но как после сего объявления поступила от них усиленная просьба, в которой прописывают, что им весьма неудобно поступить в свои епархии по причине отдаленности от своих домов и по крайнему неудобству к содержанию, и что они без всякого притеснения ученикам Московской епархии разместились уже по квартирам в селе Глинкове, что во Владимирской епархии, то Правление, не могши оставить без внимания их просьбы, почитает обязанностью представить о сем Вашему Высокопреосвященству на разрешение, своим же полагает мнением, что поелику оные ученики без малейшего притеснения ученикам Московской епархии действительно разместились по квартирам, и что даже самые сироты решились остаться на своем коште, только чтобы им позволили обучаться в Спасо-Вифанской семинарии, то не благоволите ли Ваше Высокопреосвященство приказать остаться им для продолжения учения в Спасо-Вифанской семинарии до тех пор, пока они не найдут какие либо меры к поступлению в свои епархии, тем паче, что те из них, которые без затруднения могли переместиться в свои епархии уже в оные отправились. Самые беднейшие и многосемейных отцов дети размещены с немалою теснотою в комнатах семинарских, в бывшей богадельне, даже имеют занять и три покоя служительских, предоставленных резолюцией Вашего Высокопреосвященства семинаристам для жительства. Гостиные же комнаты, что в монастыре, заняты профессорами, а профессор Лилеев, с согласия архимандрита лаврского о. наместника занял комнаты иеромонаха Аарона, да и новоопределенный эконом уже поместился с удобностию в комнатах прежнего Правления. Ваше Высокопреосвященство предписали заштатным бедным ученикам делать пособие из процентной суммы, определенной в Вифанскую семинарию покойным преосвященным митрополитом Платоном, но поелику оная сумма состоит только из 150 р., а сверх ста человек положенных по штату, сирот и беднейших отцов детей, долженствующих содержаться на казенном коште, имеет на лицо более 50 человек таких, которые не имеют никакого способа к содержанию себя по той причине, что по разорении Москвы сверх ста бедных учеников, содержавших в Спасо-Вифанской семинарии, поступило в оную из Московской Академии 100 человек, также не могущих содержаться на своем коште, да 50 человек таковых же из лаврской семинарии, кроме 150 человек, бывших на коште оной семинарии. Сообразив все сие число учеников, содержавших в Вифанской и Лаврской семинарии, также и то, что все почти, бывшие прежде на казенном коште в прежней Московской Академии и все бедные, переведенные из Дмитровской семинарии поступили в Вифанскую семинарию, всех же имеющих нужду в пособии простиралось до 500 человек, исключив же 300 человек, отправленных в уездные училища, имеющих нужду в содержании должно простираться до 200 человек; то не благоволите ли Ваше Высокопреосвященство по крайней мере на сей случай из имеющейся остаточной от прежних и нынешних годов суммы, 20600 рублей, находящейся в сохранной казне и за всем расчетом деньги, которые должны быть употреблены по сей последней трети до 1815 года, положить на содержание сверх ста человек, назначенных по штату, еще 36 человек, полагая на каждого по 60 рублей, что составит 2160 рублей»19.

Преосвященный Августин не утвердил этого представления семинарского Правления, положив на нем такую резолюцию: «Как на все цены возвышаются, то остальную сумму от содержания по семинарии должно хранить на непредвиденные случаи, а бедных ею содержать в уставе не сказано. Чтобы принадлежащим к Владимирской епархии ученикам обучаться в Вифанской семинарии решить не могу, а семинарское Правление и об том и о другом имеет представить комиссии духовных училищ». По этой резолюции семинарское Правление чрез академическое за разрешением вопроса об иноепархиальных учениках и вопроса о содержании бедных воспитанников семинарии обратилось к комиссии духовных училищ. До решения этих вопросов высшим начальством ученики с большим неудобством должны были проживать в занятых ими по приезде в Вифанию помещениях и многие без всяких средств к содержанию. В таком неблагоустроенном положении была Вифанская семинария, когда ей пришлось воспитывать на началах нового образования многочисленных учеников разных школ старого образования.

А. Беляев

* * *

1

Дела москов. Славяно-греко-латин. Акад. №1213, Ген. 13, 1813 г.

2

Явились учиться в Академию воспитанники, приискавшие в длинную вакацию места в епархиальном ведомстве. Так ученик поэзии Иван Комаров, определенный в дьячки к Евиловской церкви, оставил дьячество, чтобы снова учиться в Академии. Дела С.-Г.-Л. Акад. №2012.

3

Дом этот построен был м. Платоном для своей племянницы Нестеровой и по его резолюции должен быть куплен семинарией после его кончины за 1000 рублей.

4

Дела Виф. д. семинарии за 1813 г. №22.

5

Дела Москов. Сл.-Гр.-Лат. Акад. №419 1813 г. Мар. 3.

6

Дела Виф. д. сем. за 1813 г.

7

Представление Москов. Сем. Правления Академическому 7 ноября 1814 года. Дела Москов. Дух. Акад. №22.

8

Дела Виф. д. семинарии, за 1813 г.

9

В январе 1814 г. Правление Академии докладывало преосвящ. Августину, что на содержание в Вифанской семинарии на будущее время ста человек не будет доставать 2447 р. 65 к. Дела Москов. Слав.-грек.-лат. Акад., № 34, 1814 г.

10

Неофит (Никифор) Докучаев был воспитанником лаврской семинарии и в ней учителем с 1802 по 1804 г. В 1804 г. переведен в Вифанскую семинарию учителем риторики, 1810 г. пострижен в монашество и 1812 году назначен префектом Лаврской семинарии. 1814 г. 6 января определен ректором Вифанской семинарии.

11

Макарий (Михаил) Горяннов из воспитанников Вифанской семинарии. В 1812 г. определен в ней учителем риторики, в 1813 поступил в монашество с именем Мелетия, а при посвящении во иеродиакона переименован в Макария. С 19 января 1814 г. занимал должность префекта в семинарии.

12

Выписка из журнала ком. д. училищ, от 13 августа 1814 в делах Виф. д. сем. за 1814 г. № 7.

13

Дела Московск. Д. Акад. за 1814 г.

14

13 Октября Академическое Правление постановило для учеников низших классов лаврской семинарии, из которых одни по сиротству, другие по бедности отцов своих не имеют совершенно способа к своему содержанию нанять квартиры в Посаде, сумму же для уплаты за оные употребить ту, которую Правление долженствовало выдавать бывшему префекту иеромонаху Вениамину за принятые от него вещи и съестные припасы. Студентам и ученикам риторики и поэзии наняты также квартиры с тем, чтобы они довольствованы были и пищею в них. Сумму для уплаты употребить ту же, с тем однако же, чтобы по распределении студентов, истребовать оную из семинарий, в которые они поступят. Дела Прав. Москов. Дух. Академии 1814 г. № 62.

15

Учение в Лаврской семинарии было открыто в Сентябре под смотрением префекта Вениамина и велось кое-как. Семинаристы, занятые приисканием себе убежища, являлись в школу неаккуратно. Некоторые из них по приезде в лавру не могли скоро найти себе квартиры и проживали несколько дней под открытым небом. Так ученик поэзии В. Легонин, заподозренный в снятии в трех местах обоев в зале нового Правления Академии и краже сукна, которым была обита кафедра, на допросе показал, что он приехал в Лавру 22 Октября и на 23, 24 и 25 Октября ночевал в Пафнутьевом саду близ оранжереи. Дела Пр. М. Д. Акад. за 1814 г.

16

За учеников лаврского училища Академическое Правление запасло муку, оставшуюся от лаврской семинарии и от времени несколько попортившуюся. Дела Акад. Правления за 1814 г.

17

В числе их 5 человек, поступивших из Московской Академии.

18

Дела Вифанской сем. за 1814 г. № 27.

19

Дел. Виф. сем. № 27.


Источник: Беляев А.А. К истории Московской Славяно-Греко-Латинской Академии и Спасо-Вифанской семинарии // Богословский вестник 1897. Т. 1. №2. С. 306-319 (3-я пагин.).

Комментарии для сайта Cackle