Распечатать
Скачать как Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


Андрей Сергеевич Десницкий

Введение в библейскую экзегетику

Глава 1

   

Содержание

Предисловие

От автора

Глава 1. Предмет библейской экзегетики 1.1. Что означает этот текст? 1.1.1. Так что же написано в Библии? 1.1.2. Экзегеза и эйсегеза 1.1.3. Кто и как определяет значение? 1.2. Герменевтические предпосылки экзегетики 1.2.1. Как возникает понимание? 1.2.2. Значение — для кого и для чего? 1.2.3. Герменевтический круг или спираль? 1.3. Христианские предпосылки экзегетики 1.3.1. Что означает Богодухновенность? 1.3.2. Авторство и авторитет 1.3.3. Библия как священная история 1.3.4. Экзегетика и богословие: что раньше? Глава 2. История и методология экзегетики 2.1. Библия истолковывает Библию 2.1.1. Синхронический подход 2.1.2. Диахронический подход 2.2. Традиционная экзегеза 2.2.1. Библия и не-Библия 2.2.2. Основные черты традиционной иудейской экзегезы 2.2.3. Основные черты раннехристианской экзегезы 2.2.4. Множественность смыслов Писания 2.2.5. Символические толкования: аллегория и типология 2.3. «Библейская критика» и ее наследство 2.3.1. Возникновение «библейской критики» 2.3.1.1. Ренессанс и реформация 2.3.1.2. Наука нового времени 2.3.2. Наследство «библейской критики» 2.3.2.1. Текстология 2.3.2.2. Исторический анализ 2.3.2.3. Анализ источников 2.3.2.4. Анализ традиций 2.3.2.5. Анализ форм 2.3.2.6. Анализ редакций 2.4. Современная библеистика 2.4.1. Герменевтика после критики 2.4.1.1. Критика критики 2.4.1.1. Миф и демифологизация 2.4.1.3. Новая герменевтика 2.4.2. Библейская филология 2.4.2.1. Лингвистика, семантика, экзегетика 2.4.2.2. Литературный анализ 2.4.2.3. Нарративный анализ 2.4.2.5. Канонический анализ 2.4.3. Текст, читатель и общество 2.4.3.1. Анализ читательского восприятия 2.4.3.2. Психологический анализ 2.4.3.3. Социологический анализ 2.4.3. Текст и идеология Глава 3. 3.1. Перед началом работы 3.1.1. Цель и предел анализа 3.1.2. Рабочий стол экзегета 3.1.3. Как понять, что в тексте есть экзегетическая проблема? 3.1.4. Основные этапы анализа 3.2. Как не надо поступать 3.2.1. Обычные погрешности и манипуляции 3.2.1. «В оригинале употреблено слово...» 3.2.3. «В оригинале употреблена конструкция...» 3.2.4. «В Библии точно сказано...» 3.2.2. «Библейскому мировоззрению соответствует...» 3.2.3. «А на самом деле там происходило вот что...» 3.2.4. «Автор, безусловно, имеет в виду...» 3.2.8. «Вот и Библия выступает в поддержку...» 3.3. Как надо: определение контекста 3.3.1. Ближайший контекст 3.3.2. Сюжетно-ситуативный контекст 3.3.3. Интертекстуальный контекст 3.3.4. Культурно-исторический и идеологический контекст 3.4. Определение жанра 3.5. Текстологический анализ отрывка 3.5.1. Выбор основного текста 3.5.2. Решение текстологических проблем 3.6. Лингвистический анализ отрывка 3.6.1. Лексический анализ 3.6.2. Синтаксический анализ 3.6.3. Дискурсный анализ 3.6.4. Многосторонний лингвистический анализ 3.7. Литературно-риторический анализ отрывка 3.7.1. Литературный анализ 3.7.2. Риторический анализ 3.8. Определение гипотез, их оценка и выбор 3.9. Применение экзегетических выводов на практике 3.9.1. Прикладная экзегетика: общие принципы 3.9.2. Экзегетическая проверка перевода 3.9.2.1. Переводческая группа: структура и роли 3.9.2.2. Этапы работы над текстом 3.9.2.3. Проверка черновика 3.9.2.4. Характерные экзегетические ошибки 3.9.1. Экзегеза «своя и чужая» Глава 4. Примеры экзегетического анализа 4.1. Бытие 6— люди или духи названы «Сынами Божьими»? 4.1.1. Текст отрывка 4.1.2. Постановка вопросов 4.1.1. Существующие объяснения 4.1.4. Определение контекста и жанра 4.1.5. Текстологический анализ 4.1.6. Лингвистический и литературно-риторический анализ 4.1.7. Формулировка и оценка гипотез 4.1.8. Выбор стратегии перевода 4.2. Исход 4:24-26 — кто такой «жених крови» и причем тут обрезание? 4.2.1. Текст отрывка 4.2.2. Постановка вопросов 4.2.3. Существующие объяснения 4.2.4. Определение контекста и жанра 4.2.5. Текстологический анализ 4.2.6. Лингвистический и литературно-риторический анализ 4.2.7. Формулировка и оценка гипотез 4.2.8. Выбор стратегии перевода 4.3. Малахия 2:15а — есть ли вообще смысл у этой фразы? 4.3.1. Текст отрывка 4.3.2. Постановка вопросов 4.3.3. Существующие объяснения 4.3.4. Определение контекста и жанра 4.3.5. Текстологические проблемы 4.3.6. Вопросы, гипотезы, анализ 4.3.7. Выбор стратегии перевода 4.4. Мф 5:39а — чему и как не противиться? 4.4.1. Текст отрывка 4.4.2. Постановка вопросов 4.4.3. Существующие объяснения 4.4.4. Определение контекста и жанра 4.4.5. Лингвистический и литературно-риторический анализ 4.4.6. Формулировка и оценка гипотез 4.4.6. Выбор стратегии перевода 4.5. 1 Петра 3— где, кому и что возвещал христос? 4.5.1. Текст отрывка 4.5.2. Постановка вопросов и существующие объяснения 4.5.3. Определение контекста и жанра 4.5.4. Текстологический анализ 4.5.5. Лингвистический и литературно-риторический анализ 4.5.6. Оценка гипотез 4.5.7. Следующая проблема: «добрая совесть» в стихе 21 4.5.6. Выбор стратегии перевода 4.6. 1 Коринфянам 7— что павел советует рабам? 4.6.1. Текст отрывка 4.6.2. Постановка вопросов 4.6.4. Существующие объяснения 4.6.4. Определение контекста и жанра 4.6.5. Лингвистический анализ 4.6.6. Формулировка и оценка гипотез 4.6.6. Выбор стратегии перевода Заключение Библиография  
 
   Книга российского филолога и библеиста А. Десницкого посвящена науке и искусству истолкования Библии. Она охватывает историю экзегетики, ее методологию и содержит многочисленные примеры. Книга рассчитана на широкого читателя и может использоваться в качестве учебника.
   Организованный в рамках научной и издательской программы ПСТГУ издательский проект «Библейские и патрологические исследования», руководителем и главным редактором которого является А. Р. Фокин, доцент кафедры патрологии богословского факультета ПСТГУ, старший научный сотрудник Института философии РАН, призван способствовать возрождению и развитию традиции библейских и патрологических исследований в России, что является важнейшей задачей современного православного научного сообщества. Проект осуществляется в тесном взаимодействии с «Центром библейскопатрологических исследований» Отдела по делам молодежи Русской Православной Церкви.
ПРЕДИСЛОВИЕ
   Институт перевода Библии с радостью представляет читателю книгу «Введение в библейскую экзегетику», которая готовилась на протяжении нескольких лет.
   Эта книга предназначена прежде всего для тех, кто собирается заниматься библейским переводом. Автор книги уже более десяти лет работает в Институте перевода Библии в качестве консультанта; его задача состоит в том, чтобы направлять работу различных переводческих групп и помогать им советами, следя за качеством текста на различных этапах перевода, редактирования, апробации и, наконец, подготовки к публикации. Кроме того, в обязанности консультанта входит и подготовка новых богословских редакторов и других членов переводческих групп к их достаточно своеобразной работе. Каждый черновик, стих за стихом, должен быть тщательно проверен на соответствие оригиналу — эту работу в наших проектах исполняет богословский редактор. Это человек, получивший достаточное образование, чтобы, с одной стороны, читать и анализировать библейский текст в оригинале при помощи всех доступных пособий, а с другой — проверить, насколько точно и доступно выражено значение текста на языке перевода, насколько адекватно библейским реалиям и понятиям подобраны эквиваленты в культуре народа, на язык которого делается перевод.
   У нас не было подходящего пособия на русском языке, чтобы обучать будущих богословских редакторов анализу библейских текстов, поэтому наш Институт охотно принял предложение Андрея Десницкого создать такое пособие — и вот оно лежит перед нами. Издание разъяснит читателям основы экзегетики, искусства понимания библейских текстов, и, таким образом, поможет нам в подготовке согрудников для наших переводческих проектов.
   Но книга предназначена не только для богословских редакторов: с уверенностью можно сказать, что она будет интересна всем читателям, которые изучают Библию, а возможно и другие письменные памятники древности. Книга в своем роде уникальна, ведь это не просто еще одно русское издание по вопросам библеистики, а целостный и объемный труд, который может одновременно служить и учебным пособием. Отличается она и от современных западных изданий, посвященных экзегетике. Разумеется, в мире издано уже немало достойных книг на эту тему, но это издание ориентируется на русского читателя, оно учитывает русские культурные и религиозные традиции, а также современное состояние библеистики и других гуманитарных наук в России. При этом издание представляет отечественному читателю некоторые важнейшие достижения мировой науки в этой области, опираясь на сведения, которые уже должны быть ему известны.
   Помимо этого, книга является также введением, которое поможет заинтересованным читателям сориентироваться в более специальной литературе по библейской экзегетике и найти свой собственный путь среди множества существующих методик и подходов.
   Д-р Марианна Беерле-Моор, директор Института перевода Библии, Москва
   Март 2011 г.
ОТ АВТОРА
   Для кого написана эта книга, в чем ее цель и смысл, почему, наконец, потребовалось писать отдельную книгу на русском языке? Прежде всего, по-видимому, надо ответить на эти вопросы.
   Идея этой книги возникла, когда ее будущий автор, работавший с переводчиками Библии на разные языки, пришел к простому, но неожиданному для себя выводу. В настоящее время в России существует множество духовных училищ, семинарий, библейских кружков и колледжей разных направлений и разных христианских деноминаций, появляются теологические и религиоведческие факультеты в светских учебных заведениях. Во всех них изучают Библию как один из основных, если не самый основной предмет. Но когда вчерашние студенты берут в руки библейский текст, чтобы перевести его на другой язык или определить его точное значение, перед ними встает огромная проблема: их, оказывается, никогда не учили, как, собственно говоря, проводить экзегетический анализ, т. е., как толковать лежащий перед ними библейский текст, как объяснять его смысл. Им много рассказывали о разных методах и идеях, но едва ли учили применять их на практике.
   Книга изначально задумывалась как пособие для тех, кто занимается переводом Библии на другие языки, истолковывая точное значение оригинала (если язык перевода неродной, то такой человек будет называться богословским редактором, а если родной, то, скорее всего, он будет переводчиком). Но таких людей, к тому же читающих по-русски, на свете не слишком много, поэтому писать отдельную книгу для них и только для них было бы неразумно. Она — для всех, кто стремится определить точное значение библейского текста. Все мы, в конце концов, занимаемся переводом, когда объясняем тот или иной текст, пусть даже на том же самом языке. Мы пересказываем его другими словами, делаем понятным то, что было скрыто от читателей, и для этого мы сами должны сначала вынести суждение о том, что этот текст значит.
   На русском языке уже существует несколько кратких пособий1, которые дают лишь самое общее представление о том, что такое экзегетика. К тому же они, как правило, предлагают лишь некоторые приемы толкования текста, не объясняя, откуда эти приемы взялись, для чего они нужны и как сочетаются с другими приемами. Порой такие брошюры даже создают ложное ощущение готового алгоритма, который может быть легко применен к любому тексту и даст надежный и повторяемый результат. Но на деле все оказывается далеко не так просто, экзегетика не поддается «технологическим стандартам», а главное, читатель понимает, что предлагаемые методики базируются на определенном теоретическом основании, которое может быть вполне очевидно автору и совершенно не известно читателю. Особенно велика эта разница, когда такое пособие попадает в руки человека, выросшего в другой культуре, нежели автор пособия (я сужу об этом по собственному опыту). Интуитивно читатель чувствует, что здесь что-то работает не так, как привык он видеть, но что именно не так, насколько этот метод можно применять и как нужно его корректировать в иной среде, иной культуре, иной традиции — все это остается неясным.
   Речь ведь идет о понимании текста, а не об объективных химических или физических процессах в каком-то теле или веществе, которые могут быть описаны беспристрастными и объективными формулами. Поэтому, например, в очередном введении в экзегетику Нового Завета2 целая глава посвящена философским и герменевтическим предпосылкам анализа3, и начинается разговор от Платона и Аристотеля. При чем здесь они, может спросить читатель, они даже не знали о существовании Библии и уж конечно никогда ее не толковали! Нет, не толковали — но их идеи, их методы познания и описания окружающего мира стали основой европейского гуманитарного мышления на многие века вперед, вплоть до нынешнего времени. Говоря о Библии, мы до сих пор пользуемся аристотелевскими категориями, и это не просто слова, которые могут быть заменены любыми другими, но понятийный аппарат, который сам по себе уже задает многие параметры исследования. В этой книге мы не будем копать так глубоко, но некий общий, пусть и очень краткий очерк герменевтических предпосылок здесь будет не просто уместен, а необходим.
   Впрочем, можно найти западные издания, в которых как раз подробно обсуждаются эти основания — казалось бы, проще было бы перевести на русский язык одну-две подобные книги4 и не писать самостоятельной работы. Существуют и прекрасные пособия отдельно по Ветхому и Новому Заветам5. Однако они, как правило, слишком академичны и теоретичны: даже досконально изучив такой труд, читатель все же будет очень слабо себе представлять, как именно он может работать с текстом. К тому же русская аудитория существенно отличается от западной, и поэтому здесь в любом случае невозможно было бы ограничиться только переводом: пришлось бы обсуждать и проговаривать многое из того, что западному читателю либо и так уже известно, либо, напротив, вовсе неинтересно. Поэтому мне показалось разумным приступить к составлению русской книги, которая опиралась бы на исследования западных ученых, но все же была вполне самостоятельной.
   Абсолютная объективность в гуманитарных исследованиях недостижима, но есть такие области знания, которые не затрагивают сегодня ничьих интересов, кроме узкого круга исследователей, и работы на эти темы вызывают меньше упреков в субъективности. Например, шумерская поэзия или история Спарты всегда изучаются извне, людьми, которые ни в малейшей степени не ассоциируют себя с этими традициями. Но отношение к Библии делит сегодня людей на группировки: христиане разных направлений, атеисты, агностики, — и принадлежность автора к одной из них безусловно влияет на все, что он станет говорить о библейском тексте.
   Такая субъективность до определенной степени естественна и неизбежна, но любой автор должен стремиться к беспристрастности взгляда и полноте охвата, не подменяя фактов умозрительными построениями, не выдавая частную или групповую точку зрения за доказанную истину. Но и скрывать свои убеждения вряд ли имеет смысл, поэтому я сразу предупрежу читателя, что вижу в Библии (Ветхом и Новом Завете) Слово Божие и в то же время считаю возможным и желательным ее изучение с помощью научных методов. Это совершенно не означает, что книгу можно читать только единомышленникам автора, но кто придерживается иного взгляда, тот неизбежно увидит в книге нечто для него ненужное или даже неприемлемое.
   При этом книга не рассчитана на читателя какой-то определенной деноминации, или даже обязательно верующего читателя. Можно надеяться, что протестант, православный, католик — каждый найдет здесь что-то из собственной традиции, а что-то из традиций других христиан; есть надежда и на то, что атеист или агностик тоже обнаружат в книге нечто полезное и интересное для себя. Это не значит, что различия между всеми этими мировоззрениями несущественны, но это значит, что возможно пространство диалога, где каждый будет слушать не только сам себя, но и другого. Чужие мысли, даже если мы не вполне согласны с ними, могут помочь нам четче определить и выразить свое понимание библейского текста.
   Но стоит читателя сразу предупредить, что такой подход — сочетание научности с христианской верой — таит в себе определенные проблемы, как, впрочем, и любой другой подход. Говорить с позиций только науки или только веры проще; видимо, именно поэтому множество людей так и поступает. Читая современные книги и статьи по библеистике, порой совершенно невозможно понять, кто пишет их: верующий, агностик, атеист, — и если верующий, то какой церкви или какого направления. Для академической научной среды это естественно и правильно, только так и может создаваться пространство для научного сотрудничества людей разных убеждений. Но в России ситуация не совсем такая, как на Западе; работая в Институте перевода Библии, я не раз убеждался, что первый вопрос, который задают люди, видя наш перевод, именно таков: «А вы сами верующие? А из какой церкви?»
   Тут легко впасть в конфессиональный или, точнее, идеологический ажиотаж и начать доказывать, что именно наша церковь, наша точка зрения правильна (но, по счастью, в нашем Институте и в партнерских организациях работают люди разных деноминаций). Экзегетика нередко превращается, а точнее, вырождается в некую вспомогательную дисциплину, призванную поставлять аргументы для подобной полемики и лишенную всякого самостоятельного смысла. От такого дурного конфессионализма нам следует держаться подальше. Поэтому, поговорив немного о герменевтических и богословских предпосылках экзегетики, мы в дальнейшем будем рассуждать о самой экзегетике, не возвращаясь более к этим темам, но и не забывая тех основных положений, с которыми мы определимся в самом начале. Этим предпосылкам посвящена первая из четырех глав книги.
   Вторая глава предлагает краткий очерк истории экзегетики. Методы анализа текста не возникали в безвоздушном пространстве, они появлялись, среди прочих идей, в связи с конкретными вопросами, стоявшими перед толкователями. Следовательно, понять ценность и область применения каждого из этих методов можно только в том случае, если мы представляем себе его происхождение, его место в истории человеческой мысли.
   Более конкретным методологическим советам полностью посвящена третья глава. Невозможно вывести некий «алгоритм экзегезы», который можно было бы применить к любому тексту и получить предсказуемый результат. Зато существуют определенные приемы, приоритеты, модели, по которым строится современный экзегетический анализ.
   Первые три главы содержат задания для читателей. Они направлены не только на повторение и закрепление материала, но на его усвоение и практическое применение. Тем, кто хочет не просто пролистать эту книгу, но серьезно с ней ознакомиться, следует делать эти задания и по возможности обсуждать их с другими читателями, а если книга используется как учебник — то с другими студентами и преподавателем. Задания не похожи на тесты, они ориентированы скорее на творческую дискуссию, причем многие предполагают более одного правильного ответа. В ближайшем будущем, как надеется автор, будет выпущена отдельная брошюра с рекомендациями и даже примерными ответами на некоторые задания.
   Четвертая глава представляет шесть конкретных примеров экзегетического анализа и не содержит заданий. В ней показывается, как могут применяться на практике методы, изложенные в третьей главе.
   В приложении даются библиография и три указателя: библейский, именной и предметный.
   В книгу вошли материалы, опубликованные прежде автором в ряде статей6. Встречаются и небольшие заимствования из опубликованной прежде монографии7.
   Но прежде, чем перейти к изложению нашего материала, стоит сказать несколько слов о ситуации с экзегетикой в России. Г.П. Федотов в 1932 г. писал: «До сих пор православие не имело своей серьезной и строго вооруженной экзегетической традиции. Именно над этой отраслью богословской науки сильнее всего тяготела рука духовной цензуры»... Справедлива ли такая суровая оценка? До революции в России, прежде всего в православных духовных школах, действительно развивались библейские исследования8. Например, имена Н.Н. Глубоковского и П.А. Юнгерова пользовались в свое время мировой известностью, переиздаются их труды и теперь. Библейские исследования продолжались и в среде русской эмиграции — тут можно назвать некоторые работы А.В. Карташева и в особенности — епископа Кассиана Безобразова.
   Эти ученые занимались исключительно важным и полезным делом: творческим освоением достижений, с одной стороны, западной библеистики, а с другой — святоотеческого наследия. Однако нам все же придется признать, что самостоятельная научная школа так и не успела сложиться ни в дореволюционной России, ни в среде русской эмиграции. Что касается отношений с западной библеистикой, то позиция этих ученых зачастую была «охранительной»: они отрицали наиболее радикальные критические суждения западной науки своего времени9. Сегодня научная картина принципиально изменилась, аргументы столетней давности звучат неубедительно, и нам необходима не только каталогизация того, что было сказано некогда отцами, не только отрицание (пусть и вполне обоснованное) того, что говорилось в более позднее время критически настроенными учеными, но и некое самостоятельное развитие.
   И далее Федотов продолжает: «Разумеется, отношение массы мирян и иерархии в этом вопросе — консервативно, может быть, более консервативно, чем в католичестве, — по той простой причине, что большинство и не подозревает трудностей, заключающихся в библейской проблеме. Но отсутствие вопроса не есть ответ... Несомненно, в будущей России, в условиях свободной культуры, этот вопрос будет одним из самых волнующих и острых. Едва ли мы ошибемся, предположив, что у нас образуется не одна, а несколько критикоэкзегетических школ, подобно тому, что имеет место на Западе. В борьбе этих школ будет созревать церковное общественное мнение, чтобы когда-нибудь прийти к общей церковной формуле... Вне условий научной компетентности не может быть и материала для подлинно ортодоксальных определений. Окостенелый консерватизм в науке, т.е. наука, отставшая на несколько столетий в трудных поисках истины, не имеет никаких прав на ортодоксию»10.
   Можно сказать, что эта задача остается актуальной и по сей день, причем не только для православных христиан, но и для России в целом. В двадцатом веке, когда на Западе развивалась в спорах и сомнениях библеистика как наука, христиане в России были озабочены другими, более насущными проблемами. Это не значит, что библейским текстом никто не занимался, но действительно широкой площадки для научных дискуссий и практических выводов не было и не могло быть.
   Сегодня, по сути, перед российскими библеистами стоит задача создания собственной научной школы, а значит — творческого усвоения лучших достижений западной библеистики и осмысление собственного наследия. Это и будет подлинным продолжением линии дореволюционных библеистов, ведь как раз этим они и занимались на уровне своего времени. В том, что российская библеистика серьезно отстала от западной, есть и немалое преимущество: мы можем критически оценить путь, пройденный западными коллегами, избежать их ошибок и крайностей. Но для этого их прежде всего стоит постараться понять.
   Вера и знание, традиция и наука подходят к Библии с разных сторон, ставят разные вопросы, предлагают разные решения. Они могут спорить друг с другом, могут друг друга дополнять, и нет никакой необходимости противопоставлять их по принципу «или-или». При этом, однако, их надо уметь различать: ответ «так пожелал Бог» удовлетворяет самым строгим требованиям веры, но бессмыслен с точки зрения науки, а строгий научный анализ древнего текста или материального объекта, в свою очередь, ничего не скажет нам ни о бытии Бога, ни о спасении человека для вечной жизни.
   Эта книга говорит с позиций знания и науки, не забывая при этом о вере и традиции, но и не смешивая одно с другим. Безусловно, главное в духовной жизни верующего христианина вовсе не наука, а нечто другое — и об этом другом написано огромное множество книг, так что нет нужды повторять здесь сказанное в этих книгах о Боге, о спасении, о Церкви и о важнейших сторонах духовной жизни. Эта книга не отвечает на вопрос «что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную», ее цель гораздо скромнее — показать, как именно мы можем определить смысл неясного для нас библейского текста.
   Разумеется, в одной книге невозможно затронуть все существующие вопросы, дать рекомендации по всем областям экзегетики, как невозможно привести и полный список литературы. Данный труд на это и не претендует. Но он, можно надеяться, расставит некоторые ориентиры, задаст систему координат, с которой может свериться каждый, кто пожелает идти дальше.
   Я хотел бы выразить свою искреннюю благодарность всем, кто так или иначе способствовал появлению этой книги. Нет возможности назвать всех поименно, но прежде всего это редактор Тейя Грид, а также Галина Колганова, Марейке де Ланг, Михаил Селезнев, Алексей Сомов, Софья Ярошевич, другие мои коллеги по Институту перевода Библии (ИПБ) и Институту востоковедения Российской Академии наук (ИВ РАН), сотрудники Летнего института лингвистики (SIL) и все, кто знакомился с черновиком и высказывал свои соображения. Теоретическим основанием для этой работы послужили мои исследования, выполнявшиеся в ИВ РАН, а практическим — многолетняя работа в ИПБ, который, при содействии SIL и Объединенных библейских обществ (UBS), выделил средства для ее подготовки и издания. Отдельная благодарность сотрудникам Tyndale House в Кембридже, которые предоставили мне возможность поработать в их прекрасной библиотеке. А больше всех благодарен я своей семье: жене Асе, детям Ане, Даше и Сереже, без поддержки и понимания которых заниматься подобными исследованиями было бы решительно невозможно.
   Высказать свои суждения о книге можно по адресу: a.desnitsky@gmail.com


1    Антонини 1995, Стюарт 1997, Фи 1995.
2    Green 1995.
3    McKnight 1995.
4    Как минимум, одна уже переведена: Осборн 2009 (оригинал — Osborne 1991). К ней можно было бы добавить, прежде всего, Grant — Tracey 1988, Hayes — Holladay 1987 и Schokel 1988.
5    По ВЗ, прежде всего, LeMon — Richards 2009 и Stuart 2009; по НЗ — Boxall 2007, Conzelmann — Lindemann 1988, Ehrmann 2007, Lohse 1981.
6    Прежде всего, Десницкий 2004, 2007b, 2007с, 2008, 2009, 2010а, 2010b, 2010с.
7    Десницкий 2007а, прежде всего в разделе 4.2. этой книги.
8    См. прекрасную коллекцию дореволюционной русской библеистики на сайте библейской кафедры Московской духовной академии: http://www.bible-mda.rue-bookse-books.html.
9    См, напр., Глубоковский 1937, где автор, опираясь на мнение отцов Церкви, спорит с учеными, полагающими, что Послание к Евреям написал не апостол Павел.
10    Федотов 1932:16—17.

Глава 1


Источник: Десницкий А. Д-37 Введение в библейскую экзегетику Андрей Десницкий. - М.: Изд-во ПСТГУ, 2011. - 413 с. ISBN 978-5-7429-0660-5

Помощь в распознавании текстов