Азбука веры Православная библиотека протоиерей Андрей Хойнацкий Что по преимуществу необходимо для нас ввиду страшных событий последнего времени?
Распечатать

протоиерей Андрей Хойнацкий

Что по преимуществу необходимо для нас ввиду страшных событий последнего времени?

Содержание

Слово перед началом благодарственного Господу Богу молебствия о восшествии на Всероссийский престол благочестивейшего государя императора Александра Александровича Как относились к царской власти святые мученики первых времен христианства и какие уроки отсюда следуют для нас в настоящих обстоятельствах?  

 

Слово перед началом благодарственного Господу Богу молебствия о восшествии на Всероссийский престол благочестивейшего государя императора Александра Александровича1

Бывают в жизни минуты, когда все существо человека потрясается до основания, – сердце содрогается и холодеет, мысль цепенеет, слово замирает на устах и сам не знаешь, живешь ли в это время или нет, будешь ли жить еще, и можно ли и должно ли жить после этого?

Такие невыразимо страшные, потрясающие до глубины души минуты переживали мы с вами, братья и други возлюбленные о Господе, при роковой вести о жестокой, мученической кончине убиенного Государя Императора Александра Николаевича.

Да, убит среди белого дня, в своей собственной столице, на глазах своих подданных, рукой жестокосердного злодея Государь, какого еще не было в земле Русской, который всю свою жизнь, всю свою любовь и деятельность посвящал благу родной земли и счастью дорогого отечества нашего, который в своем русском сердце вмещал все родные нам славянские народы, чтобы и им даровать свободу, мир и благоденствие, и которого вся Европа, весь мир справедливо называли лучшим, добрейшим и благороднейшим из монархов.

Как же это случилось и от чего случилось? Что будет далее? Куда мы идем и к чему стремимся?

Вопросы эти требуют самого искреннего и строжайшего внимания с нашей стороны, особенно в настоящее время, когда мы собрались помолиться о новом, возлюбленном монархе нашем, Благочестивейшем, Самодержавнейшем, Великом Государе, Императоре Александре Александровиче, которому только что клялись в верности пред св. Крестом и Евангелием Христовым. Так двадцать шесть лет тому назад клялись мы и незабвенному родителю Его, убиенному Императору Александру Николаевичу… А между тем не сумели сохранить этого ангела земли Русской, несмотря на то, что в бывших пред сим, многократных покушениях на Его драгоценную жизнь Господь Всеведущий и Премудрый столь явственно и знаменательно поучал нас о необходимости самого строгого надзора, неусыпного бдения и беспредельной преданности для сохранения этой великой, священной жизни во славу Божию и для блага и спасения каждого из нас.

Что же, неужели и теперь мы будем хромать на обе плесне, как прежде и попрежнему дозволим, как в притче евангельской, врагам сеять крамолы и всякие безобразия посреди нас, нам спящим, благодаря нашему крайнему равнодушию, непростительной косности и нерадению? Неужели и теперь, когда эта святая кровь Царя-мученика вопиет об отмщении на небо из недр нашей же собственной родной земли, мы не позаботимся о средствах, чтобы все это зло, эту крамолу и безобразия, доходящие до цареубийства, на веки изгнать, искоренить от нас ради нового Царя, а с сим вместе и для собственного нашего счастья и преуспеяния о Господе?

Что же нам нужно? С чего должны мы начать и к чему стремиться?

Прежде всего и паче всего нам необходима святая вера наша православная; недостаточно того, что мы записаны православными в метрических книгах, в послужных списках. Нужно быть верующим и православным не по имени только, а на самом деле. Нужна вера живая и действенная, которая бы обнимала все существо, всю жизнь и деятельность нашу. Чтобы убедиться в этом, спросите у этих несчастных крамольников и цареубийц, какой они веры? – Недавно еще вопрошали таким же образом клевретов их на скамьях подсудимых и что же узнали? – Что один из них был какой-то социалистической веры, другой социально- демократической, третий коммунистической, а четвертый прямо так и никакой… Вот вам и разгадка, откуда это зло, это ужасное, чудовищное зло, эта страшная тайна беззакония, которая деется в нас. Все это от обаявшего их неверия, безбожного, непростительного неверия во все святое, честное и благородное. – Теперь положим руку на сердце и вопросим самих себя пред своей совестью, где же источник этого неверия, его причина, корень и основание? – Ведь эти мрачные, закоренелые злодеи не из преисподней же вырвались. Они наша плоть и кровь, наши собственные дети, братья и сёстры наши. Значит они вышли от нас. Что же мы делали доселе для спасения их от погибели, для укрепления их в правилах веры, долга и совести? – В особенности спрашиваем вас, отцы и матери семейств; ради всего святого, ради счастья ваших же собственных детей отвечайте нам…

Ах, не надобно иметь глаза многоочитого херувима, чтобы все видеть, не надобно крыльев шестокрылатого Серафима, чтобы облететь всю землю Русскую и убедиться раз навсегда, что воспитание детей в духе веры и закона христианского во многих наших семействах сделалось преданием старины глубокой, преданием давно отжившим, а потому никуда негодным. – Теперь наши дети скорее выучивают десятки басен, разных сказок и описаний, чем «Отче наш» и десять заповедей Божьих. Теперь скорее мы стараемся выучивать их танцевать на разные лады, чем преклонять колена пред святой иконой для молитвы к Господу. Теперь мы охотнее водим их на разные балы и в театры, чем в церковь на богослужение. Да и когда нам приводить детей сюда, когда и сами-то мы, по обычаю, весьма редко бываем в храме Божием? – He говорим уже о тех отцах и матерях, которые готовы еще поспорить о том, нужно ли учить детей с детства молиться? Нужно ли водить их в церковь, причащать святым тайнам и пр. и пр.?

Что же удивительного, если при такой постановке дела дети наши заражаются ядом греха и всякого отрицания от самой колыбели, и потом, не имея в душе никакой нравственной основы, сначала становятся равнодушными к вере и добродетели, а затем и совсем оставляют их, как вещи совершенно ненужные и ни на что негодные. С летами умножаются искушения, страсти начинают бушевать в душе, опасное товарищество и злые внушения и примеры начинают брать перевес над чувством долга и совести, и тогда человек как бы невольно начинает бороться против веры и закона Христова… Что же, если этой-то веры и этого закона и не было в нашей душе с самого детства, если они от колыбели были исторгнуты оттуда в самом корне нашим же собственным нерадением, a под час и нарочитым кощунством, злыми примерами и прочими безобразиями семейными?

Нет, братья и други, только одна вера в состоянии держать человека на высоте нравственной жизни и соединенных с ней обязанностей гражданских и общественных, потому что она одна дает нам твердые основы для нравственной жизни, одна воспитывает совесть в сознании долга, одна требует ответственности за все дела и помышления наши здесь на земле и там за пределами гроба. – Но для того, чтобы иметь и содержать такую веру, для того, чтобы под влиянием этой веры жить и действовать по-христиански, необходимо воспитывать эту веру в сердце совершенно не так, как воспитываем мы ум свой для науки и знания. Одно из заблуждений нашего грешного времени состоит в том, будто дети наши также могут выучиться вере и добродетели в школе, от учителей и законоучителей, как учатся они прочим наукам. Отсюда, к несчастью, столько самых ложных и неосновательных обвинений на школу и ее представителей… Напротив, если вообще школа и жизнь могут и должны утверждаться на первоначальном семейном воспитании, то в деле веры и нравственности это должно составлять коренное правило и основание. Если кого из вас Господь сподобил счастья иметь добрую, верующую мать, которая всегда с молитвой склоняла любящее лицо свое над вашей колыбелью и с первым проблеском вашей мысли складывала ваши персты, чтобы молиться Богу, и учила вас молиться Ему, – то скажите, когда вера в этого Бога и сознание Его действительного бытия и близости к вам были ближе и доступнее для вас, когда любовь и стремление ко всему доброму и святому была полнее и совершеннее в вашем сердце, как не в эти минуты первой, детской молитвы? Вы не имели еще ни малейшего понятия о том, что дважды два четыре или что целое больше своей части, а Богу верили и любили Его глубоко, искренне, без малейшей тени сомнения. И это от того, что в то время души ваши были еще чисты от заразы греха и как в чистом, незапятнанном зеркале всегда полнее и яснее отражается солнце, так и тогда в чистых умах и сердцах ваших яснее и полнее открывался образ Божий, по-коему мы и созданы Господом для ближайшего познания Его и уподобления Ему. – И кто не знает, что если бы эта святая невинность и чистота была поддерживаема и укрепляема в нас той же верующей, любящей рукой, если бы совокупными силами отца и матери она ограждаема была с первых же пор от всякого греховного приражения и соблазна, тогда без сомнения, не было бы и сотой доли тех злодеев, которые теперь оскверняют и губят землю Русскую? – Кто же, как не отцы и матери теперь берут на себя страшную ответственность, святотатственно уклоняясь от христианского, религиозно-нравственного воспитания своих детей в духе веры и закона Божия, как это большей частью водится у нас ради непростительной лености или пустых забав, и прочих, так называемых, веяний века сего? – Несчастные иудеи, некогда распявшие Господа, вопияли в безумии своем: кровь Его на нас и на чадах наших… He тоже ли страшное заклятие должно теперь отзываться в совести нашей по отношению к царственной крови и убиенного Государя, только с небольшой перестановкой слов: «кровь его на чадах наших и на нас», – и один Господь еще ведает, на ком более?

Вместе с этим, воспитывая себя и детей своих в духе веры и закона Христова, вы должны всеми зависящими от вас средствами, должны безусловно, безотлагательно и бесповоротно утверждать себя в уважении к правилам и обычаям церковным для неуклонного и совершеннейшего исполнения их. He дерзайте говорить, будто вы можете быть хорошими христианами и не ходя постоянно в церковь, не исполняя ежедневно домашней молитвы, не соблюдая праздников и постов, не имея икон в доме и пр. и пр., как это обыкновенно, к несчастью, почти на всяком шагу говорят и повторяют сыновья века сего. Это опаснейшие, дьявольские рассуждения и умозрения, придумываемые нашими извращенными, легкомысленными умами и подсказываемые нечистым духом для нашего же собственного развращения и погибели. – Скажите, что бы вы сказали о том человеке, который, принадлежа к так называемому порядочному обществу, вздумал бы отказываться самовольно от исполнения уставов и обычаев, принятых в этом обществе? Сколько шуму подняли бы вы, если бы нашелся смельчак, который по лености или небрежности не захотел бы отдавать визиты, принятые в известные дни или праздники, или не пришел бы в собрание в известном определенной одежде, или стал бы шутить и безобразничать в этом собрании вместо обычных скромных бесед и т. п? He исключают ли подобных людей совершенно из общества, а в крайних случаях, не причисляют ли их даже к отребьям человечества? – Одна церковь должна все терпеть, потому что она церковь, потому что в слепом неразумии своем мы осмеливаемся признавать ее уставы и обычаи для себя ненужными и необязательными! – В таком случае можем ли мы быть и состоять действительными членами этой церкви и даже носить на себе святое звание христианина? – Притом же, кому неизвестно, что уставы и обычаи церковные, и по происхождению, и по внутреннему значению несравненно преимуществуют пред светскими? Уставы и обычаи церковные введены Господом и св. церковью для нашего нравственного воспитания и жизни в Господе. Возьмите для примера хоть посещение храмов Божиих. Для чего оно установлено? Для того, во-первых, чтобы даровать утомленным нашим силам необходимый отдых для дальнейшей, здоровой деятельности; во-вторых, чтобы повременно, систематически отвлекать наш ум и сердце от мирской суеты и направлять их к святому и богоугодному, и наконец, чтобы низводить на нас благословение и милость Божию чрез участие в богослужении и молитву церковную. Явно, что все те, кои отказываются от посещения храмов Божьих, таким образом сами ведут себя к погибели, ослабляя свои нравственные и физические силы, погружаясь все глубже и глубже в суету мирскую и лишая себя благодати и милости Господней. А отсюда уже легко перейти и к другим более нечистым и беззаконным деяниям и поступкам. – Такое же значение имеют для нас и свят. посты, как богоучрежденное, самим Господом, Его собственным примером освященное, спасительное средство для укрощения страстей и возвышения духовных сил человека, – и домашняя молитва, как необходимое собеседование созданного по образу и по подобию Божию человека с своим Создателем, – и хранение и почитание св. икон, как лучших напоминателей о Боге и Его святых.

Нет, братья и други, не льститесь, Бог поругаем не бывает и что установил Он и Его свят. церковь, то должно быть обязательно для всех нас, как и весь закон и пророки. Даже и в том случае, если бы по вашему считать уставы и обычаи церковные неважными, вы не можете освободиться от тяжкой ответственности за их несоблюдение, потому что только верный в малом может быть верным и во многом, по учению Господа и все величайшее несчастье наше в том именно и состоит, что мы все хочем начинать с великого, забывая основной закон природы и здравого смысла человеческого, в силу которого только с малого начинается и слагается большее, и с отнятием малого от большого уничтожается и самое великое. – Доказательство этому опять те же наши несчастные либералы, не призванные родители и губители земли Русской, которые потому и заклеймены позорным именем нигилистов, что отрицают все святое, над всем смеются и таким образом, доводят себя до последних ступеней всякого зла, даже до цареубийства…

He говорим уже о том, что если мы искренно желаем служить своему новому Государю и плодотворно содействовать Ему в благоустроении земли Русской, то мы также должны переродиться в жизни гражданской, как и в жизни религиозной и религиозно-нравственной. Теперь весь мир свидетельствует, что не было еще такого государя в истории, который бы в столь короткое время столько сделал для своего государства, как покойный Государь сделал для России. Но, как мы пользовались его учреждениями? Он открыл нашим детям пути для серьезного образования; а мы чуть ли не на весь мир кричали, что оно будто бы губит этих детей, легкомысленно забывая, что погибель-то собственно и заключается для них в безделье и в этой столь излюбленной нами легкости, и нерадении во всем. Покойный Государь даровал нам суд скорый, правый и милостивый; а мы дошли до того, что оправдывали самых тяжких злодеев, покушавшихся на жизнь верных слуг его. Он по доверию к нам дал нам земские учреждения, городовое самоуправление; а теперь в любой газете, на каждой почти странице с ужасом читаешь, что там-то земцы ничего не делают, что в другом месте раскрадена земская сумма или лопнул банк вследствие воровства, произведенного в нем его представителями, и т. д.

Что же, неужели мы так будем продолжать жить и действовать, и при новом Государе врагам на потеху, себе на зло и погибель? О, не дай Господи! Умирая, покойный Государь сказал великое, заветное слово: помогите… Помогите же, добрые люди, вместо Его, Его воз- любленному сыну, помогите по-христиански и по-русски верой и правдой. Иначе, – страшно сказать, но кто поручится, что и над нами не исполнятся грозные слова Христовы: аще не покаетесь, все такожде погибнете. Аминь.

Прот. А. Хойнацкий

Как относились к царской власти святые мученики первых времен христианства и какие уроки отсюда следуют для нас в настоящих обстоятельствах?

Слово в день храмового праздника институтской свято-Александровской церкви в городе Нежине, сказанное 14 марта 1881 года2

Поминайте наставники ваша,

иже глаголаша вам Слово Божие, их же взирающе

на скончание жительства, подражайте вере их. Евр.13:7.

Когда в государстве или народе падает дух гражданского мужества, или семейных и общественных добродетелей, когда нравственная немощь частных лиц или отдельных обществ достигает крайних пределов своего развития и проявления, то в числе средств для устранения этих недостатков, падений и немощей обыкновенно издревле советуют обращаться к примерам древних мужей, хранителей нравственной чистоты и благочестия, дабы, одушевляясь их живым, внушающим поведением и деятельностью, желающие могли снова возвратиться на потерянный путь веры, долга и совести, с которого они имели несчастье сбиться по тем или другим причинам, внушениям или обстоятельствам.

Такой именно момент переживаем мы, братья в настоящее время, под впечатлением последних обстоятельств ужасной, мученической кончины усопшего Государя, нашего благодетеля и отца, убиенного Императора Александра Николаевича. Теперь между нами нет ни одного честного, благородного человека, ни одного более или менее благонамеренного, добросовестного повременного издания, которые бы не вопияли во всеуслышание о современных наших, так называемых общественных недугах, о нашем падении и развращении в жизни религиозно-нравственной, общественной и промышленной, призывая вкупе всех и каждого к исправлению, перевоспитанию и обновлению, под опасением неминуемой, страшной ответственности за наше будущее, за наших детей и за собственное благо, и преуспеяние наше.

Что же нам делать? С чего начать и куда идти?

Чтобы долго и напрасно не задумываться над решением этих вопросов, воспользуемся настоящим нашим праздником, и, воспоминая жизнь и подвиги ублажаемого ныне церквью, богодарованного хранителя и покровителя сего священного храма нашего, святого священномученика Александра пресвитера3, вопросим его и всех, подобно ему пострадавших за Христа, как они вели себя по отношению к власти предержащей, и что в этом отношении заповедали нам своей жизнью, словом и примером, – дабы, взирающе, по апостолу, на скончание жительства их, запечатленного их собственной честной кровью, мы могли беспреткновенно подражать им для нашего собственного блага и спасения о Господе.

Мы знаем, что как св. Александр, так и все подобные ему страстотерпцы первых времен христианства, жили и действовали под властью императоров и царей языческих, из коих большая часть почти всю свою жизнь проводили в том, что измышляли лютейшие и ужаснейшие казни для истребления исповедников Евангелия и веры Христовой. Что же делали эти исповедники? Как они вели себя по отношению к своим мучителям?

Вы можете прочесть все мученические акты первых веков, христианства, всю историю этих веков и не найдете в них ни одного примера, ни одного малейшего даже намека, чтобы тогдашние христиане производили какие-либо возмущения и беспокойства в государстве. «Сколько жестокостей оказывали вы христианам?» спрашивает язычников известный христианский учитель третьего века Тертуллиан; – «сколько раз народ, не выждав даже вашего приказания, бросал в нас камнями и зажигал наши дома? Во время неистовств, вакханалий не бывает пощады даже умершим христианам. Трупы их извлекают из могил, чтобы над ними поругаться, чтобы истерзать их в куски и раскидать в разные стороны. Но заметили ли вы когда, чтобы мы старались отомстить за такую жестокость, тогда как достаточно было бы одной ночи, чтоби воздать злом за зло, если бы то было дозволено нам? Но не дай Бог, чтобы божественная религия употребляла когда-нибудь человеческие средства или бы изнемогла от испытания"…4.

Напротив того, та же история несомненно свидетельствует, что все святые мученики были в тоже время самыми лучшими верноподданными своих государей, оставляя за собой только одно святое право – беречь свою христианскую веру вопреки всем усилиям и преследованиям мучителей. Но и в тех случаях, когда нужно было отстаивать драгоценное звание христианина, святые мученики показывали такую покорность и почтительность к врагам своим, что приводили в изумление самих мучителей, всегда готовые скорее быть замученными без сопротивления, чем обнаружить малейшее возмущение против власти.

Так кротко и безропотно преклонил под меч святую главу свою и наш священномученик Александр, приведши этим в скорбь самого своего мучителя, жестокого императора Максимилиана, по повелению и пред глазами которого он был усечен, – до того, что пораженный терпением святого, Максимилиан, вопреки тогдашнему обычаю, повелел христианам похоронить честное тело страдальца5. – Когда же этот Максимилиан велел умертвить в известном Фивском легионе, состоявшем из шести тысяч христианских воинов,

каждого десятого, за то, что они отказались убивать невинных своих братий христиан на западе, думая тем устрашить остальных, то оставшиеся в живых писали императору: «мы видели, как умерщвляли товарищей наших трудов и опасностей, обагряя нас кровью их. Но эта крайняя опасность нашей жизни не возмутила нас против тебя, император; это крайне отчаянное положение не вооружило нас против тебя. На что бы ты ни решился, чему ты ни подвергнешь нас, огню ли то, истязаниям, мечу, мы все готовы претерпеть; только мы христиане преследовать христиан не можем»6 .

Вместе с этим, повинуясь безропотно властям своим, святые мученики поставляли для себя священной обязанностью молиться о них к Господу, да укрепит Он и сохранит их в служении их. «Живя под римскими законами, ты должен любить наших императоров», говорил проконсул Марциан антиохийскому епископу Ахатию. «Кто же более и любит императора, как не мы – христиане? – отвечал Ахатий. Постоянно молимся мы о нем, о благоденствии его жизни, о правосудном управлении народами, особенно о мире его царствования, о здравии войска его и о состоянии всего мира». – «Мы днем и ночью молимся Богу о себе, о всех людях и о благоденствии самих императоров», говорил священномученик третьего века Киприан, епископ карфагенский проконсулу Патерну и это свое исповедование тут же запечатлел страдальческой смертью. «Ежедневно приношу я жертву за спасение кесаря и всей империи, ежедневно возношу пред Богом жертвы духовные за благоденствие государства», говорил св. мученик 3-го века Виктор в длинной речи своей за веру Христову и в доказательство истинности своих слов мирно предал себя в руки палачей, умертвивших его7. Подобно этому в Афинах говорил известный апологет третьего века Афинагор императору Марку Аврелию и сыну его Коммоду: «мы, христиане, молим Бога за твое государство, просим Его, дабы сын твой, как подобает, вступил на престол после тебя, дабы обоим вам счастье благоприятствовало во всем, чтобы расширились пределы царства вашего; просим Господа, дабы под Его водительством и заступлением тихо и мирно совершали мы все на пользу свою, и могли каждый исполнять повеления ваши»8.

Этого мало; соединяя вместе с повиновением предержащей власти молитву о ней, святые мученики в тоже время старались со всей строгостью исполнять все государственные постановления и нести все государственные повинности наравне с прочими поданными своего отечества. «Что касается до общественного спокойствия, писал св. Иустин философ и мученик второго века, то мы содействуем вам, т. е. язычникам и способствуем в том более всех людей; подати и повинности, постановленным от вас чиновникам, мы везде стараемся взносить прежде всех, потому что так научены Христом»9. «Мы одинаковы, как к нашим государям, так и к ближним нашим, говорит Тертуллиан… Мы с вами плаваем по морям, ходим на войну, обрабатываем землю, ведем торговлю, выпускаем в свет свои труды и рукоделия для вашего употребления»10. Стоит заметить, что по новейшим открытиям, самый даже знаменитый римский Колизей, в котором погибло столько святых мучеников под ударами палачей и клыками и когтями диких животных, построен рукой мученика11.

И таким образом, поступали, так жили и действовали св. мученики и все современные им первенствующие христиане, потому что всегда неизменно имели пред очами своими святую заповедь и образ своего Спасителя, всегда оставались верными завету святых апостолов и учителей церковных. Святой Ефрем, отец четвертого века, современник нашего священномученика Александра, пишет: «счастлив тот, кто дает доказательства искреннего и совершеннейшего послушания власти, потому что такой идет по стопам своего Господа,

который послушлив был даже до смерти, смерти же крестной. Кто же повиновением идет во след Иисуса Христа, тот пойдет по следам Его и в достижении воздаяния вечного. Послушливый никогда не сопротивляется тем, которые ему приказывают, не гневается, когда бывает наказан, всегда готов на всякое благое дело»12. Если сам Сын Божий платил подати, говорит учитель того же века святой Амвросий Медиоланский, как же осмеливаешься ты говорить, что не должен платить их? Он платил подати, не взирая на то, что не имел, где главы преклонить; почему же ты, гоняющийся за мирскими приобретениями, не должен с послушанием подчиняться светской власти? Когда император требует от вас дани, вы не должны ему отказывать, потому что, кто желает пользоваться покровительством власти, тот должен доставлять и средства для ее содержания»13.

Пусть же попробуют сравнить свое поведение с этими заветными примерами и наставлениями все те, кои не только производят разные крамолы и безурядицы в нашем отечестве, но и в припадке своего крайнего безумия и опьянения греховного дерзнули нападать, на самую священную особу, своего Государя, – и какого Государя? – Государя такого великого и доброго, какой был покойный Император Александр Николаевич, убиенный ими беспощадно в адской злобе их. – Что они сделали? Чего еще хотят и к чему стремятся?!! Замечательно, что святотатственные руки злодея поразили покойного Государя в первую неделю Великого поста, которая иначе называется издревле неделей Православия, потому что в эту неделю церковь анафематствует всех нераскаянных еретиков и врагов веры, и церкви Христовой, в том числе и «глаголющих, яко цари не поставляются Богом, но дерзающих против них на бунт и измену"… Да будет же эта страшная, православная анафема отныне и до века на всех злодеях и врагах Царя и царства нашего, на всех этих безбожных крамольниках, на всех этих разбойниках, не устыдившихся пролить царственную кровь среди белого дня; да пребывает она на них и на всех клевретах их вечным, несмываемым позором, чтобы всякий, как от Каина, отворачивался от них, бежал от них, как от заразы, и боялся даже помышлять о их, как об исчадиях ада и отребьях человечества.

Мы же, братья, оставаясь неизменно верными завету своего божественного Учителя и Господа, и Его святых апостолов, и мучеников, постараемся навсегда запечатлеть в умах и сердцах своих их живые трогательные примеры уважения к царю и его царской власти, и в особенности, отныне дадим твердый, незазорный обет пред Господом Богом и ублажаемым нами святым покровителем храма сего, взирая на икону угодника Божия или молясь ему, непрестанно вспоминать о его, и всех ему подобных св. мучеников, неизменной любви и преданности власти предержащей, чтобы эта любовь и преданность от постоянного, искреннего напоминания вошла, что называется, в плоть и кровь нашу, сделалась нашей второй природой, нашим вечным достоянием и путеводительницей во всей жизни, во всем поведении и делах наших.

В частности же, слово мое к вам, юные друзья мои и питомцы наши о Господе, у которых души еще чисты от губительной заразы, и сердца в святой простоте своей по преимуществу способны к восприятию добрых примеров и наставлений от жизни и деятельности святых Божиих для ближайшего уподобления им. Вы – цвет русского юношества; на вас почивают все лучшие чаяния дорогого нашего отечества и возлюбленного Благочестивейшего Государя Императора нашего. Покойный Государь для того так отечески и заботился о вашем образовании, столько сделал для этого образования, чтобы воспитать в лице вашем лучших слуг и верных помощников себе в управлении и благоустроении земли Русской.

Учитесь же, учитесь дети у святых Божиих и у всех, у кого можно и должно учиться, учитесь искренне, благочестно чтить Царя, помня при этом раз и навсегда, что в лице убиенного Государя и ныне царствующего возлюбленного сына его, Императора Александра Александровича, мы имели и имеем не врагов своей веры благоденствия, как это было во времена мучеников, а богодарованных, верховных представителей и хранителей этой святой веры, и державных покровителей и носителей всей нашей жизни, всякого благоденствия нашего в настоящем и преуспеяния в будущем. – Если же, св. мученики так повиновались во всем царям неверным и гонителям своим, то какой же страшной ответственности должны подлежать пред Богом и судом Его страшным, пред своей совестью и судом истории мы, если не будем, как должно благоговеть пред властью Царя своего православного, которому еще так недавно клялись мы в верности пред свят. Крестом и Евангелием, но будем любить всем сердцем, всей душой и всем помышлением того, кто неусыпно печется о чести и счастье России на страх ее врагам, внешним и домашним, кто относится к нам, как родной отец к детям.

Прот. А. Хойнацкий

(Из Майск. книжки Душепол. Чтения, 1881 года).

* * *

1

Сказано в соборной г. Нежина Свято-Николаевской церкви 8-го марта І881 года.

2

Состоящая ныне при институте князя Безбородко в г. Нежине церковь посвящена во имя священномученика Александра Пресвитера, иже во Пидне, в память основателя бывшей гимназии высших наук князя Безбородко (преобразованной сначала в лицей, а потом в институт), светлейшего князя Александра Андреевича Безбородко, который в этот день родился и был именинником.

3

В нынешних полных святцах, память этого святого полагается 15 марта; но в прежних киевских, она значится 14 марта; как и празднуется с 1824 г. в Нежине.

4

Тертуллиана Аполог., гл. 36, 47.

5

Полный месяцесл. А. Сергия, т. II, стр. 79–80.

6

Акты мучен. Маврикия у Руинарта. Духовная беседа, 1858 г., № 51.

7

Дух. Беседа, 1858, № 52, стр. 538.

8

Афинагора Аполог.

9

Иустина Аполог., I, гл. 12, 23.

10

Аполог. Тертул., гл. 32, 37 и др.

11

Мученики Колизея.

12

S. Ephrem. de virtute, t. 1.

13

S. Ambros. ad cap. 5 Luc.

Комментарии для сайта Cackle