Азбука веры Православная библиотека Андрей Николаевич Муравьёв Описание монастырей и скитов, находящихся на святой горе Афонской


Андрей Николаевич Муравьёв

Описание монастырей и скитов, находящихся на святой горе Афонской

Содержание

1. Лавра св. Афанасия Скит св. праведной Анны Скит Кавсокаливы 2. Каракалл 3. Филофей 4. Ивер 5. Котломуш 6.Ставроникита 7. Пантократор Русский скит св. пророка Илии 8. Ватопед Скит св. великомученика Димитрия (Солунского) Русский скит св. Андрея Первозванного и св. Антония Великого, называемый Серай 9. Есфигмен 10. Хиландарь 11. Монастырь св. Павла 12. Дионисиат 13. Григориат 14. Симоно-Петра 15. Ксиропотам 16. Русский монастырь св. великомученика Пантелеймона Скит Богородица – Ксилургу 17. Ксеноф Ксенофский скит 18. Дохиар 19. Кастамонит 20. Зограф Скит Черный Вир Приложения  

 

Предлагаемое сочинение заключает в себе подробное описание монастырей и скитов, находящихся на св. горе Афонской, в историческом, археологическом и, частью, современном отношениях. План этого сочинения – самый естественный, какой представляет географическое положение Афонских монастырей и скитов. Именно, прежде описываются в нем монастыри с своими скитами, находящиеся на восточной стороне св. горы, по порядку их географического положения, один за другим; начиная от Лавры св. Афанасия и оканчивая Хиландарем; потом, точно таким же образом, описываются монастыри на Западной стороне от монастыря св. Павла до Зографа. План этот хорош в том отношении, что и без географической карты он может познакомить читателя с положением и местностью Афонских обителей; само это сочинение послужит вместо географической карты.

Источники, которыми пользовался автор при написании этого сочинения, были следующие:

1) Zustand der Griechischen und Armenischen Kirche, von Ricaut (Paulo), capit. XI.

2) Рай мысленный, соч. инока Стефана Святогорца и Патриарха Никона, где заключаются: Повесть о св. горе Афонской; историческое описание знамений и чудес древней иконы Иверской Богородицы; сказание о строении Иверского Валдайского монастыря. 1659 г.

3) Пешеходца Василия Григоровича-Барского Путешествие к святым местам, в Европе, Азии и Африке находящимся, предпринятое в 1723 и оконченное в 1747 году, им самим писанное. С.-П.-Б. 1800 г.

4) Записки, веденные во время плавания по Средиземному морю и Ионическим островам Вл. Давыдовым. Ч. 2. 1840 г.

5) Письма Святогорца к друзьям своим о св. горе Афонской, печатные 1-я и 2-я Ч. 1849 и 1850 г.) и рукописные.

6) Письма с Востока в 1849 – 1850 г. Ч. 1-я.

На Св. горе Афонской ныне существуют 20-ть монастырей ( в числе их с 1850 года 11-ть собственно так называемых монастырей и 9-ть киновий или монастырей общежительных), 11-ть скитов и до 800 пустынных келлий. На северо-восточной стороне Афона, начиная от южной оконечности его до перешейка, соединяющего Св. гору с Македонией, находятся следующие монастыри с их скитами: 1) Лавра Св. Афанасия; 2) Каракалл (киновия); 3) Филофей; 4) Котломуш; 5) Ивер; 6) Ставроникита; 7) Пантократор; 8) Ватопед; 9) Есфигмен; 10) Хиландарь Славяно-сербский. На юго-западной стороне св. горы, начиная от перешейка, монастыри: 1) Зограф Славяно-болгарский (киновия); 2) Костамонит; 3) Дохиар; 4) Ксеноф (киновия); 5) Руссик (киновия) ; 6) Ксиропотам; 7) Симон-Петр (киновия); 8) Григориат (киновия); 9) Дионисиат (киновия) ; 10) Св. Павел (киновия).

1. Лавра св. Афанасия

Местоположение Лавры.

Лавра Св. Афанасия находится на самой южной оконечности св. горы и занимает пустынное, но прекрасное местоположение. Она стоит при подошве Афона, с восточной его стороны, на склоне горы среди рощей благовонных деревьев, и с трех сторон: с северной, восточной и южной омывается водами залива Архипелажского, называемого Контессо. В виду Лавры красуются на море острова: Лемнос, Тассо, Самофрани и Имбро, и вдали едва заметной полосой обрисовываются берега Дарданельского пролива.

Основание её.

Начало Лавры св. Афанасия относится к половине Х-го века по Р. Х. Место Лавры было освящено духовными подвигами Греческого военачальника Петра еще за сто лет до основания обители. В начале ΙΧ века по Р. Х. Прославившийся воинскими подвигами военачальник Петр попался в плен в войне с Персами и был заключен в темницу в городе Самаре. Освобожденный из плена чудесным предстательством великого Угодника Божия св. Николая Чудотворца, он принял в Риме иноческий образ и желал найти уединенное место, где бы мог провести остаток дней своих в посте и молитве. В дивном видении Пресвятая Богородица указала ему Афонскую гору, как место, находящееся под особенным её покровительством и заступлением. Там поселился он в тесной пещере на южной оконечности св. горы, претерпел много скорбей и лишений и, после 53-х летнего пустынножительства, перешел в небесную обитель к сонму ангелов, которым уподоблялся в земной своей жизни.1 Спустя немного лет по кончине Петра пришел ( около 956 г. по Р. Х.) на Афонскую гору св. Афанасий, который и построил Лавру, известную под его именем.

Св. Афанасий родился2 в городе Трапезунт (в Малой Азии недалеко от Армении) и происходил от благородных и благочестивых родителей. Он через несколько дней после рождения остался сиротой и воспитан был в обители одной благочестивой вдовой, которая и научила его посту и молитве. Царский сановник, случившийся в Трапезунте, взял сироту в Царьград, где он научился всей премудрости книжной. Искреннее желание угождать Господу святой подвижнической жизнью привлекло Авраамия (таково было мирское имя Св. Афанасия) в обитель Кименскую, построенную Михаилом Малеином недалеко от Афонской горы. Там высокими подвигами святой жизни Афанасий обратил на себя внимание Игумена обители, аввы Михаила, и познакомился с племянником его воеводой Никифором Фокой, посетившим обитель вместе с братом своим Львом Патрикием. Узнав, что состарившийся Игумен хочет поставить его вместо себя Игуменом, св. Афанасий бежал на Афонскую гору и уединился там в расселинах горы; потом перешел в пещеру близ Кареи, где пропитывался трудами рук своих, переписывая в шесть дней целый псалтирь. Слава о его подвигах распространилась быстро по всей св. горе; со всех сторон начали приходить к нему посетители, ища его духовных советов и молитв. Убегая молвы людской, подвижник перешел на южную оконечность Афона и построил себе келью в самом уединенном месте дикой горы, на лесистой поляне, называвшейся Мелани или Герною. Только Богу, да ему самому были известны высокие подвиги, которые нес здесь строгий подвижник.

Между тем, воевода Греческий Никифор, ища спасения душевного и желая посвятить себя на служение Богу, сильно упрашивал друга своего Афанасия построить для него на св. горе, именно в Мелани, обитель. Афанасий отказывался. Наконец, только новые усильнейшие мольбы со стороны Никифора и богатые сокровища, присланные им, подвигли сердце св. отшельника исполнить искреннее желание воеводы. Сперва построена была для будущего царя небольшая келлия с церковью во имя св. Иоанна Предтечи, потом сооружен обширный храм Благовещения Пресвятой Богородицы; устроены в то же время и трапеза, больница, странноприимница, и все, что нужно для общежительного монастыря; устав для иноков заимствован из Палестинской Лавры Саввы Освященного. Но св. Афанасию не привелось увидеть в стенах новой обители своего царственного друга: Никифор избран был в Императоры по смерти Романа.

Вторыи Ктитором и благодетелем Лавры явился преемник Никифора, Император Иоанн Цимисхий, знаменитый воинскими подвигами, воевавший с нашим великим Князем Святославом. Он отпустил туда богатые сокровища, оградил и укрепил Лавру высокими стенами и крепкими бойницами (башнями), и она еще более украсилась и процветала. Между тем, по попущению Божию, на св. Афанасия возникло недовольство со стороны всей Афонской горы: Афонское братство негодовало на него за то, что он разорил древние уставы пустынной жизни, нарушил безмолвие иночествующих, соорудив великолепный монастырь со всеми удобствами к общественной жизни. Дело перенесено было на суд Императора в Константинополь, куда послан был Прот3 св. горы и Игумен Ксиропотамский св. Павел. Император вызвал св. Афанасия в столицу и, убедившись в личных его достоинствах, послал на св. гору Игумена Студийского монастыря для того, чтобы примирить её братство с обвиняемым. Это примирение последовало в чрезвычайном собрании всех настоятелей Афонских в Каре4. Здесь же положено было собираться всем им однажды в год для разсуждения о церковных делах, и написаны, с общего согласия всех настоятелей, новые правила для руководства на будущее время св. горы, её киновей и отшельников5. В следствии всего этого Лавра св. Афанасия возвысилась в глазах всего Афонского иночества, и когда по примеру и образцу её стали возникать другие большие монастыри, она сделалась между ними первою.

Очерк истории Лавры в последующие времена.

По смерти великого основателя своего св. Афанасия, Лавра, пользуясь покровительством и благодеяниями Царей Греческих, все более и более процветала: слава о её знаменитости и подвижниках достигла отдаленных стран востока и запада. Великие Святители оставляли свои кафедры, строгие подвижники удалялись из своих уединенных пещер, чтобы окончить дни свои под сенью Лавры Афанасиевой. В крестовые походы Лавра много пострадала от дружин крестоносцев, особенно от страшных скопищь Кофталанцев, грабивших берега Средиземного и Аржипелажского морей. В царствование Императора Греческого Михаила Палеолога гнев небесный поразил её за то, что она, вместе с Ксиропотамом, приняла унию, которую этот Император вводил между своими подданными: Лавра была разрушена и потому, хотя не совсем запустела, но пришла в бедственное состояние, особенно после взятия Турками Царьграда (1452 г.) и падения Греческой империи. Бедственное состояние её продолжалось до XVI или даже до XVII столетия, в котором она, пользуясь щедротами и благодеяниями Господарей Валахских, возстала из своего унижения и бедственного состояния и пришла опять в цветущее положение. Особенными благодетелями её были в XVII веке Воевода Унгровлахийский Дионисий и бывший Патриарх Цареградский Дионисий, живший и скончавшийся в её стенах. В последний раз Лавра была возобновлена в исходе минувшего столетия.

Внешний вид Лавры и здания.

Лавра св. Афанасия представляется в виде гранитного замка, увенчанного башнями. Со стороны моря сторожит её высокая зубчатая башня, стоящая на самом берегу морском и охраняющая малую пристань, окруженную утесами. Глубокий ров с подъемным мостом отделяет башню от утесов; в ней два придела: Преображения Господня и Просветителя Армении, св. Григория. От этой башни ведет к монастырю крутая тропинка, извивающаяся между виноградниками и масличными деревьями. Монастырь окружен высокими каменными стенами в десять и более саженей; из массивных стен, увенчанных деревянными келлиями, выдается около десяти башен, наподобие бойниц, и величественно возвышается так называемая башня Цимисхиева, построенная Греческим Царем Иоанном Цимисхием и находящаяся над главными вратами; она сторожит монастырь со стороны земли. В него ведут двое ворот – врата малые и главные. Малые врата ведут из сада с южной стороны; а главные тройные находятся в углу северной.

Лавра имеет форму четвероугольника, стены которого впрочем не равны между собой, и больше простираются в длину, чем в ширину. Она занимает пространства около 3,015 сажень, и разделяется на две части – на внутренний и внешний двор.

Во внутреннем дворе находятся замечательные здания:

Соборный храм, посвященный вначале Благовещению Пресвятой Богородицы, а ныне в честь и память основателя Лавры св. Афанасия. Он находится ближе к восточной стене монастыря; построен весь из дикого камня, и увенчивается тремя главами: средняя возвышается над куполом, лежащим на четырех массивных столбах и покрывает главный храм; две меньшие возвышаются над двумя приделами, находящимися по обеим сторонам его. Форма храма крестообразна; в него ведет внешний притвор, украшенный мраморными колоннами, в котором прежде на хорах находилась келейная церковь св. Афанасия, его библиотека и сама келлия, где еще видны были на мраморе глубокие следы его коленопреклонений. Потом следует внутренний притвор между двумя приделами, украшенный также мраморными столбами: по правую сторону во имя святителя и Чудотворца Николая, по левую в память св. Сорока Мучеников. В последнем приделе, около стены, находится мраморная гробница св. Афанасия, над которой лежит покров с вышитым его ликом и стоят два железных посоха, один пастырский, другой, которым он подпирался во время путешествий. Настоящая церковь, увенчанная огромными куполами о 16-ти окон, утверждается на четырех столбах, и украшается великолепным хоросом (люстрой) трех-ярусным, спускающимся из-под купола, и несколькими бронзовыми крестами, висящими, в виде кандил, на сводах храма. Алтарь разделяется на три части, по древнему чину; престол в нем осеняется резной сенью. Стены храма обложены до половины блестящими плитами голубого фаянса; помост испещрен драгоценными разноцветными мраморами, соединенными между собой так искусно, что едва можно заметить их соединение; кругом всей церкви устроены стоялища изящной резьбы; двери двух-ярусного иконостаса и кафедра игумена украшены перламутром. Во всем храме мраморных столбов тридцать семь, врат двенадцать, окон больше семидесяти. В длину он имеет около 26 сажень, в ширину около 30-ти. Стены его расписаны священными изображениями Господа и Святых Его греческого письма, и украшены древними иконами, из которых многие пожертвованы Греческими Царями.

Древности.

Из икон достойны замечания: по левую сторону алтаря местный образ Богородицы – дар Царя Андроника и Царицы Феодоры; на правом столбе клироса над кафедрой игумена образ св. Афанасия, на котором он изображен во весь рост, – этот образ пожертвован великим Воеводой Унгро-влахийским Влантиолавом; в алтаре, поверх сопрестола, кругом стены, вкладные иконы ктиторов, и между ними икона Иоанна Богослова из воскоматики – дар Императора Иоанна Цимисхия, с семью тезоименитыми ему Иоаннами, написанными на эмали вокруг лика Богослова.

Святыня Лавры.

Лавра, как и все монастыри Афонские, отличается святыней древности христианской: в её соборном храме есть три креста из животворящего Древа: первый, больший всех, пожертвован Господарем Молдавским; второй, украшенный серебром и золотом, дарован Св. Афанасию Императором Никифором и хранится в золотом кивоте, украшенном крупными перлами; этот крест погружается в воду на день Крещения Господня и в первое число каждого месяца. В храме есть драгоценное собрание св. мощей, частиц почти всех именитых Угодников Божьих первых веков христианства; истина св. мощей засвидетельствована царскими грамотами и печатями жертвователей. Так в этом собрании есть: 1) целая глава св. Василия Великого; 2) глава св. Михаила, Епископа Сунадского; 3) глава св. мученика Евстратия; 4) большая часть мощей св. Иоанна Златоустого; 5) часть мощей св. Феодора Стратилата; 6) глава мученицы Минодоры; 7) часть мощей св. Андрея Первозванного; 8) частицы мощей Евангелиста Луки, св. мученика Кирика и других.

Против дверей соборного храма к западу находится обширная трапеза, имеющая около 10-ти сажень длины и 7-ми ширины. Она имеет крестообразную форму. Во всю длину её расположены по стенам двадцать четыре треугольных, четыреугольных и круглых стола, изсеченных из самого лучшего мрамора, в самом конце трапезы двадцать пятый стол – игуменский; в правом углу кухня, в левом хлебная и винохранилище, и в обоих кладези с водой для омовения посуды. Стены трапезы росписаны живописью: на них изображены все преподобные Афонские.

Между трапезой и соборным храмом на небольшой площадке возвышается на восьми мраморных столбах крещальня, увенчивающаяся куполом, который внутри росписан священными изображениями. Среди этой крещальни стоит колоссальная чаша, называемая фиал; она изсечена из одного куска драгоценного мрамора, и назначена для того, чтобы в ней совершалось освящений воды в праздник Богоявления и, по обычаю святой горы, в первое число каждого месяца. Лаврский фиал великолепнее и древнее, чем фиалы в других обителях. Крещальня осеняется двумя девятисотлетними кипарисами, посаженными еще основателем Лавры св. Афанасием.

За алтарем соборным находится небольшая церковь во имя св. Михаила, Епископа Синадского. Она сооружена усердием Валахского Воеводы Матфея по причине чудес, совершавшихся от главы св. Епископа.

С правой стороны трапезы находится обширная гробница с малой церковью, и подле неё три гробницы Цареградских Патриархов, много благодетельствовавших Афону и Лавре: Анфима, Дионисия и Иеремии.

На втором внешнем дворе построены Архондарики или гостинные келлии, в которых находят приют и успокоение путешественники и богомольцы. На том же дворе находятся и две чудотворные иконы Божией Матери – Экономисса и Кукузелева. Первая стоит в оконечности двора в скромном кивоте под навесом; вторая находится местною в небольшой церкви Введения во храм Пресвятой Девы, построенной недалеко от главных ворот, ведущих в Лавру. История этих икон весьма назидательна и трогательна. Она показывает материнскую заботливость Божьей Матери о подвижниках св. горы6!

Когда во время голода, случившегося в Лавре св. Афанасия, попущением Божиим, братия св. обители разошлись в разные стороны; и сам строитель её, поколебавшись в духе, решился оставить свою Лавру и избрать для своих подвигов какое нибудь другое место. Утром, опираясь на свой железный посох, он выходит из монастыря, и, через два часа пути, садится в одном месте для отдохновения. В это время встречает его женщина под голубым воздушным покрывалом, упрекает его в недостатке веры в Промысел Божий, приказывает воротиться назад в обитель и обещает помочь его настоящему горю и впредь заботиться о его Лавре. Св. Афанасий спрашивает незнакомую жену, кто она, и, получивши ответ, что Она Матерь Господа, просит Её подтвердить справедливость слов Её каким нибудь знамением. «Видишь этот камень, – говорит св. подвижнику Благая Матерь, – ударь в него твоим жезлом, и тогда узнаешь, кто с тобою говорит. Только знай, что с этой поры Я навсегда остаюсь домостроительницею (Экономиссою) твоей Лавры.» Лишь только св. Афанасий ударил в камень, из его трещины тотчас выбежал ключ воды и понесся по скату горы до самого моря. Афанасий обернувшись, хотел было пасть к ногам Пресвятой Девы Богородицы, но Лна уже стала невидима. С той поры ключ и теперь струится в расстоянии двух часов от Лавры; в монастыре никогда не поставляется эконом, а только подъэконом, который и заведывает хозяйственной частью его под управлением Божественной Экономиссы.

Что касается до Кукузелевой иконы Божией Матери, то сведения о ней мы заимствуем из «Писем с востока (ч. 1 стр. 318): юноша Кукузель, из певчих царских, особенно любимый при дворе по красоте своего голоса, бежал ради смирения на Афон, и там вызвался пасти стада, чтобы только укрыться от молвы житейской; но его подслушали в поле, сладко поющего гимны, и настоятель Лавры взял его для клиросного послушания. Когда дошла о том весть до Императора, он хотел возвратить в столицу любимого певчего, однако умолен был игуменом не лишать Матерь Божию столь сладостных гимнов, потому что особенное усердие имел к Ней сладкозвучный юноша, и постоянно пел перед пред Её иконою. Однажды случилось ему вздремнуть на клиросе, во время всенощного бдения, и вот ему предстала светлая Жена, полагающая в руку его златницу, как бы в залог благодарности за сладкое пение: он проснулся с златницей в руке.» Златница была привешена к Богоматерней иконе, и доселе при ней находится. От этой иконы и от самой златницы совершались и совершаются дивные чудеса.

На том же внешнем дворе находится еще одна отдельная церковь, св. Иоанна Предтечи. Подле этой церкви находится высокая башня Цимисхиева, крепчайшая из всех пиргов и башен на св. горе. В башню Цимисхиеву турецкое и святогорское правительство обыкновенно заключают виновных духовного звания – из монашествующей братии.

Замечательности вне монастыря.

Вне монастыря во все стороны простираются владения его. На земле, принадлежащей ему, разсеяно там и сям, по горам, лесистым ущельям и берегам моря, безчисленное множество пустыннических келлий с малыми церквами при них и уединенных калив; на монастырской же земле и в зависимости от Лавры находятся два скита 7: скит св. Анны и Кавсокаливы. Во владениях этого монастыря находится и сама гора Афон. Укажем кратко на замечательнейшие места и келлии, священные по древности своей.

К востоку от монастыря, через два часа ходу от него по дороге в Иверский монастырь, находится живоносный источник, чудесно изведенный из скалы св. Афанасием, когда ему здесь предстала Небесная Царица и повелела возвратиться назад в свою обитель. При источнике находится небольшая церковь в честь Богородицы Живоносного источника, воздвигнутая в память явления Божией Матери св. Афанасию; в церкви горит неугасимая лампада пред иконою, изображающей совершившееся здесь чудо. В получасе разстояния от источника Афанасиева есть древнейший столп с церковью св. Великомученика Георгия, называемый Морфина и созданный, как говорят святогорские иноки, еще в то время, когда на св. горе не было и следов иночества. На этом столпе вела подвижническую жизнь дочь одного Греческого Царя, по имени Морфина, от которой осталось название месту её подвигов. Часом далее от того же источника находятся на приморской скале, над обширной пристанью, развалины обители Амальфитанской, процветавшей во время крестовых походов. Эта обитель основана была православными жителями республики Итальянской Амальфи в начале крестовых походов ( т. е. в конце ΧΙ или в начале ΧΙΙ века), когда Амальфитанцы вели торговые сношения с Востоком; она существовала во все продолжение крестовых походов и после них до взятия Царьграда Турками. После того ни в одних актах уже не упоминается о монастыре Амальфитанском. На стенах его доселе уцелело много латинских надписей. На границе монастырей Филофея и Ивера принадлежит Лавре одно приморское место, довольно обширное, с лесом, виноградниками и келлиями, называемое Милопотам. На этом месте, на самом берегу моря, находится древнейшая церковь в честь св. Евстафия, окруженная несколькими келлиями. Церковь эта осталась от древнейшей обители св. Евстафия, существовавшей здесь еще прежде великих монастырей св. горы. Чрез Милопотам идет скорейший и удобнейший путь от Лавры в Карею, отстоящую от него на час ходу; а до Милопотама от Лавры отправляются морем.

К северу от монастыря идет дорога в Карею через горы, и здесь, в разстоянии четырех часов ходу, на границе Лавры есть место, называемое Провата (овчее). Это место составляет род дачи, где находятся различные хозяйственные заведения Лавры и подворье с церковью св. Спиридона и с келлиями.

К северозападу и западу находятся: близ самой Лавры киметир, т. е. общая усыпальница или гробницы братии, с церковью во имя св. Апостолов Петра и Павла: здесь погребаются иноки сначала в ограде этой церкви; потом, через три года, по обычаю святогорскому, кости их складываются в общую усыпальницу, находящуюся под церковью. Несколько далее от общей усыпальницы замечательны кельи с малыми церквами св. Иоанна Златоустого и св. Пророка Илии, среди цветущих виноградников и садов, устроенные святейшим Патриархом Цареградским Дионисием, который сам нашел себе покой в Лавре св. Афанасия. Прямо к западу от монастыря идет главная лаврская дорога, ведущая в скит св. Анны, на саму гору Афон и в монастыри, находящиеся на западной стороне св. горы.

К югу близ монастыря замечательны две кельи: одна с церковью св. Архангела; другая с церковью во имя св. Безсребренников Космы и Дамиана. При первой кельи безмолствовал юноша Иоанн Кукузел; там, где другая келья, находилась первая калива, в которой подвизался св. Афанасий Афонский, когда прибыл на св. гору. В двух часах ходу от Лавры находится, на самом берегу морском, и пещера, в которой спасался этот великий подвижник. Далее, по южному берегу моря, находятся еще две замечательные пещеры: преподобного Петра Афонского, первого молчальника св. горы и преподобного Нила Мироточивого, Афонского чудотворца. Первая пещера изсечена в каменных горах, немного выше берега морского, среди дикого уединения: в этой пещере совершал высокие подвиги св. жизни св. Петр Афонский, когда еще св. гора была необитаема. Он был обретен ловчими в этой дикой пустыне и погребен в своей пещере, при которой теперь есть церковь в честь св. Петра и вокруг нее несколько келлий, где уединяются отшельники. – Пещера преподобного Нила находится далее пещеры преподобного Петра на самом берегу моря и изсечена в отвесной, неприступной скале, над небольшим заливом, где высажен был, по преданию, первый Афонский подвижник. Преподобный Нил жил в ΧVI веке; жизнь его была столь свята и совершенна, его духовные подвиги были так высоки, что, еще при жизни его, молва о нем распространилась в далекие страны, а по смерти, Бог прославил останки его течением целительного мира. К могиле св. Угодника притекали страдальцы из отдаленных стран востока. Могила пр. Нила находится близ берега морского; к церкви, воздвигнутой над ней, сводят 114 ступеней; а от могилы, близ северной стены, начинается подъем по 27 ступеням в саму пещеру. При этой пещере и теперь хранится часть головы преподобного Нила, а остальные мощи его в Лавре св. Афанасия. В разстоянии четверти часа ходу от пещеры есть келья во имя Всех Святых, где безмолвствуют иноки.

Далее, по берегу же морскому, расположен скит Кавсокаливы, за которым находится пещера преподобного Нифонта, Кавсокаливского подвижника и замечательное место – Каруля. Каруля – это безмолвнейшая пустыня из всех пустынь св. горы; это самая дикая келлия на всем Афоне. Она расположена на отвесной прибрежной скале, высотой около 150 саж. от уровня моря, господствующей над бездной Архипелага, с южной стороны св. горы. На ней устроена церковь в честь св. великомученика Георгия, при которой несколько келлий. Путь к этой дикой пустыне не только труден, но и опасен. Не смотря на то, на Каруле постоянно живут и подвизаются строгие отшельники. Продовольствие получают эти отшельники иногда из монастырей, но всего более от проезжающих мимо св. горы кораблей и каиков христианских, для чего, по древнему обычаю, ежедневно спускается со скалы корзина. – Часом далее Карули, на высоких прибрежных скалах, находится скит праведной Анны. Через полчаса ходу от этого скита находится и граница Лавры и соседнего ей с запада монастыря св. Павла. Граница обозначена памятником, который аркой переброшен через дорогу и который воздвигнут в честь великих Афонских подвижников – современников Афанасия и Павла.

Недалеко от скита св. Анны, по главной дороге, ведущей в Лавру, на уступной скале Афона, находится место, называемое Кесария (черешня): это собрание нескольких келлий, из коих главная келья св. Димитрия. От этого места идут две пешеходные дороги: одна в скит Кавсокаливы, другая – на самый верх горы Афона. По левую сторону пути, ведущего на Афон, есть несколько калив, называемых Карамания, с главной келлией в честь св. Василия Великого; выше этих калив находится несколько келлий на месте так называемом Кесария и под самым Афоном храм св. Пророка Илии, где всенощное бдение и божественная служба совершаются однажды в год, именно, в день св. Пророка. По правую сторону того же пути, ближе к Лавре, на высоких дебрях Афона есть келья с церковью во имя св. Григория Паламы, Архиепископа Солунского. Близ этой кельи подвизался св. Григорий Палама прежде, чем призван был на святительскую кафедру в Солуне. От кельи св. Димитрия до вершины Афона три часа ходу. Выписываем из прекрасных «писем Святогорца о св. горе Афонской» место о путешествии его на самый верх Афона 8.

“ Часа три поднимались мы ( от кельи св. Димитрия), пишет святогорец, – вверх под тенью вековых сосен и других дерев северной природы: тропа была чрезвычайно трудной, и от наносимых на нее древесных листьев безпрестанно скользила по ней усталая нога, так что в крайнем изнеможении мы добрались наконец до небольшой церкви во имя Божией Матери. Общее Афонское предание говорит, что эта церковь воздвигнута в память странствования по Афону Пресвятой Богородицы, поднимавшейся до этой высоты, при обозрении здешних пустынь. Не известно, всходила ли Она на самый верх горы, где было главное языческое чтилище и где стоял огромный золотой идол Аполлона, прорицавший будущее. Говорят только, что, при появлении здесь Богоматери, идол не вынес Её божественного присутствия и, застонавши, с грохотом пролетел вниз и потонул в морской глуби.

Церковь Богоматери небольшая. Местность здесь чрезвычайно живописна и виды чудесные. До самой вершины Афона ходу остается отсюда на три четверти часа; лес слева начинает уже постепенно редеть, а справа ни кустика: камень и – только! Если смотреть отсюда вниз, – картина очаровательная! При самом море, в разстоянии верст, может быть, около двадцати, видны разсыпанные по скалам кельи Кавсокаливского скита; а гораздо левее от него, на пустынных равнинах под тенью дерев, живописно рисуется келья и сама пещера преподобного Нила.

Как ни хорошо, ка ни благодатно место отдохновения Божией Матери, но никто из самых подвижников Афона не безмолствует на нем, по причине необыкновенного холода в зимнее время, а осенью – бурных вихрей и постоянной сырости воздуха...

… Около полдня, после тяжелых усилий и крайнего изнеможения, наконец ступили мы на самое темя Афона, отделились от обыкновенных возвышенностей, и стали выше всего видимого нами в поднебесной... В полном смысле мы взошли на ту священную гору, о которой св. Исаия так возвышенно, так торжественно говорил своим современникам и светлыми очами пророческого духа видел здесь даже этот храм, под тенью которого, разведши огонь принесенными нами с низу дровами, мы так долго, так сладко отдыхали!

Высоту Афона трудно определить с геометрической точностью. Знаменитый Гумбольдт полагает отвесной в нем высоты 2065 метров; Русские Афонцы, по глазомеру вероятно, тоже возводят её до трех верст. С своей стороны я не могу ничего сказать про Афон в этом отношении; присовокуплю только. Что единственная в своем роде гора, и гора ктомуж святая, замечательна еще тем, что из неё в древности, по совету Динократа, предлагаемо было Александру великому изсечь статую, держащую в своих руках город.

Вершина Афона, в значительном объеме по скату, сложена из чистого мрамора; темя её чрезвычайно сжато и в длиннике и в поперечнике, так что небольшая церковь заняла почти все его пространство. Церковь воздвигнута в честь Преображения Господня, но когда, – этого не мог я узнать. Длина её и с притвором, не более трех сажень. При ней, с запада, устроен небольшой водоем, который от снегов и дождей, в наше время, был с значительным запасом холодной воды.

… Икон в иконостасе (церкви) нет; три только картинки составляют всю красоту церкви, из которых одна прибита в углу северной части иконостаса, а последняя в алтаре, над престолом. Стены церкви исчерчены углем с означением имен приходивших сюда поклонников, точно так, как и в церкви Богородичной, под горой. По обычном поклонении св. Престолу, я озаботился высушением его покрывал, покровцев и св. антиминса. Все эти принадлежности священнослужения вынес на открытый воздух, и представьте моё удивление при взгляде на св. антиминс – он русский. Какими судьбами, воскликнул я, эта драгоценность перенеслась с низменностей православного севера на заоблачную высь священного Афона! С благоговением раскинул я под солнышком, ярко и светло игравшим, эту напрестольную святыню и прочел на верху её следующую надпись:

« Антиминс, сие есть трапеза священная на приношение безкровныя жертвы в божественной литургии освятися благодатию Пресвятого и Животворящего Духа; сего ради имеет власть священнодействовати во храме, верху Афона, Преображения Господня».

На нижней части св. антиминса напечатано:

« Повелением Благочестивейшия, Самодержавнейшия, Великия Государыни нашея Императрицы Елисаветы Петровны, всея России, благословением Святейшего Правительствуюшего Синода, лета мироздания 7250, от Рождества Христова 1742, индикта месяца июлия в день»

На нижней кайме св. антиминса подпись греческая:

Καθιερωθη παρ εμ ουγου πρωην χαλεπιου Γερασιμου. Стр. 25

Потир, дискос и звездица из олова; утварь ветха и очень проста; да лучшей и ненужно там, где служба бывает только в храмовой праздник, 6-го августа, когда стекаются сюда со всей горы усердные иноки...»

Царские грамоты.

Знаменитый наш путешественник прошлого столетия, Григорович-Барский, видел в Лавре св. Афанасия следующие замечательные хрисовуллы (грамоты) Греческих Императоров, Сербских и Влахийских Господарей: 9 1. хрисовулл первого ктитора Лавры Никифора Фоки, писан на столбце, мерою больше сажени, оловянной печатью; 2. хрисовулл, длинной в три сажени с половиной, писан на хартии длиннейшими буквами, в три пальца длиной, с различными крюками; на этом хрисовулле подпись такая: Константин во Христе Бозе, Царь и Самодержец Греческий Дука, лета 6568 (1060); 3. хрисовулль, писанный на пергаменте, Андроника Палеолога; 4. хрисовулль, писанный также на пергаменте с златой печатью, дан Императором Иоанном Палеологом; 5. грамота Унгровлахийского Господаря Иоанна, на пергаменте, с восковой печатью, и с подписью славянской; 6. такая же грамота Стефана, Господаря Сербского; 7. грамоты Господаря Унгровлахийского, Владислава, благодетеля Лавры.

Значение Лавры в Иерархии Афонской горы.

Лавра св. Афанасия – первенствующий монастырь на св. горе. Он стоит во главе первой пятерицы Афонских монастырей, которую составляют: Лавра, Ивер, Ватопед, Хиландар и Дионисиат. В соборном заседании Протата, верховного судилища Афонской горы, в котором заседают все представители или Антипросоны 20-ти монастырей, председательствует Антипросон Лаврский; и между Епистатами или Назирами, которые представляют высших и главнейших членов Протата и которым предоставлено право носить посох и иметь почетную стражу, первым бывает Епистат Лавры. Теперь Антипросон или депутат Лавры, постоянно живущий на Кареи, по дальнему разстоянию от ней своего монастыря, уже в течении нескольких лет председательствует в Протате и, можно сказать, управляет всеми.

Внутренне управление Лавры и братство её.

Лавра – монастырь штатный. Управление ей, как и всех штатных монастырей, вверено двум, ежегодно сменяемым, Епитропам, которые суть самые почетные члены, приобревшие общее уважение по обилию собранной ими милостыни или по другим заслугам. Эти Епитропы избираются для управления монастырскими делами; сверх того из братства назначается, также на один год, так называемый Дикей, для исполнительной власти. – Братство состоит большей частью из Греков. Иноков, живущих в самом монастыре, более 100; но подчиненных или приписных к нему, живущих в разных частях горы, в принадлежащих Лавре кельях, дачах и хуторах, около 300.

Владения её и имущество.

Лавра св. Афанасия была прежде одним из богатейших монастырей св. горы. Кроме того, что ей принадлежала почти половина Афонской горы, она имела богатые владения на островах Архипелага, в княжествах Молдавии и Валахии и в других местах. Греческая революция лишила Лавру всех этих владений, и последние имущества взяты были у нее в казну, когда на Греческий престол взошел Оттон 1-й. Теперь владения её ограничиваются одной св. горой, т. е. ей принадлежит вся южная оконечность горы на пространстве четырех часов ходу к востоку, четырех же часов к северу, пяти к западу, шести или семи часов к югу, и еще небольшой участок в Каламарии10, вне св. горы, близ Солуня. Не смотря на такие обширные владения на самой горе Афонской, Лавра находится ныне в скудном положении, потому что не владеет никаким имуществом в Княжествах, откуда истекают главные доходы для прочих Афонских монастырей.

Скит св. праведной Анны

Этот скит находится к западу от Лавры св. Афанасия и отстоит от нее больше, чем на три часа ходу. Он расположен на значительной горной высоте, среди крутых нависших утесов, недалеко от берега морского.

Скит св. праведной Анны – самый древний из всех Афонских скитов. Он возник в одно время с Лаврой и устроен был несколько ниже теперешнего места; набеги морских разбойников привели его в запустение. Он возобновлен уже в XVII веке знаменитым Патриархом Цареградским Дионисием, который соорудил и пространную церковь.

Храм, называемый Кириакон, т. е. Господский или Воскресный, посвящен памяти св. Праведной Анны, Матери Пречистой Девы-Богородицы. В храме хранится безценное сокровище, часть стопы св. Праведной Анны. В храме же находится и гробница бывшего Митрополита Тырновского Иосифа, ученнейшего мужа своего времени. По обе стороны храма разсеяны по горам и ущельям каливы уединенные и кельи, с малыми при них церквями.

Скит почитается единственным и первостепенным на Афоне в аскетическом отношении. Иноки – строгой подвижнической жизни. В этот скит удалялись и удаляются на безмолвие знаменитые пастыри; многие отшельники выходили из него настоятелями в разные обители.

Скит Кавсокаливы

Скит, называемый Кавсокаливы, находится на южной оконечности св. горы и расположен, также как и свято-Аннинский скит, на высоком и крутом берегу моря, по лесистому ущелью. От скита св. Анны он отстоит на час ходу, к востоку.

Скит возник в XIII веке по Р. Х. Название «Кавсокаливы» он получил от основателя своего, знаменитого подвижника XIII века, преподобного Максима Кавсокалива, а преподобный Максим прозван Кавсокаливом, т. е. сжигателем калив, оттого, что он переходя с места на место, сжигал за собой свои каливы, чтобы не привязываться ни к чему земному. После преподобного Максима в его скиту жил преподобный Нифонт, подвизавшийся в пещере. Но скит процветал в начале минувшего века при преподобном Акакие, с которым беседовал наш Барский в первое свое путешествие в 1726 году.

Келлий в Кавсокаливах считается до 35, а подвижников до 80 человек. Кириакон или соборная церковь посвящена во имя св. Троицы; при ней устроен придел в память трех преподобных: Максима, Нифонта и Акакия, которые почитаются ктиторами скита.

В аскетическом отношении скит поставляется наравне с свято- Аннинским. В нем оставлен инокам преподобным Максимом завет – как можно более отрешаться от земных предметов. Этот завет так ограничивает подвижников Кавсокаливских в отношении житейских попечений, что даже не позволяется никому иметь здесь ни сети, ни каика (лодки) для рыболовства.

2. Каракалл

Местоположение монастыря.

Монастырь Каракалл лежит к востоку от Лавры св. Афанасия на высоком, прекрасном месте восточной части горы Афона. Среди густых садов и цветущей зелени, в разстоянии четырех часов от Лавры и четверти часа от морского берега.

Название и основание его.

Он основан благочестивым пришельцем Римским и строгим подвижником Афонским, по имени Антонием Каракаллом, от которого получил свое название. Построенный первоначально на самом берегу морском, где теперь возвышается одинокая башня, после многих лет запустения в следствии нашествий неприятельских, Каракалл был обновлен Молдавским воеводой Петром при помощи Протоспафария своего, именем также Петра, и для большего удобства перенесен на настоящее место. Оба Петра приняли в нем иноческий сан и именами Пахомиев.

Расположение и здания.

Монастырь окружен четырехугольной стеной; в него ведут двое железных ворот, находящихся в углу стены западной, посреди которой возвышается четыреугольная башня, крепостью и высотой превосходящая башни всех прочих монастырей. Пространство занимаемое монастырем не велико. Главный храм во имя св. Первоверховных Апостолов Петра и Павла, поддерживается четырьмя столбами, на которых возвышается огромная глава, с папертью и притвором; помост храма мраморный; форма его крестообразная.

Святыня.

В монастыре находятся частицы св. мощей: верхняя часть главы св. Апостола Варфоломея; кость от руки св. Поликарпа, Епископа Смирнского; глава и кость от плеча св. Меркурия; глава св. Пелагеи; кость св. Иоанна Милостивого; левая рука св. Марина и др.

Владения его.

Земли, принадлежащей монастырю, очень не много. На ней, в уединенных местах, находится довольно келлий с малыми церквами, при них и калив. Монастырю принадлежат владения и имущество близ Солуня, в Македонии и в Княжествах.

Каракалл – монастырь общежительный. Общежитие в нем устроено в конце прошлого столетия. Иноки большей частью Греки.

3. Филофей

Местоположение монастыря.

В получасе разстояния от Каракала и двумя часами от знаменитой Иверской обители находится монастырь Филофей. Он лежит на высоком месте в далеком разстоянии от морского берега и пристани; со всех сторон закрывают его густые рощи.

Название и основание его.

Название свое монастырь получил от ктитора своего Преподобного Филофея, который считается в числе Афонских святых. На месте, занимаемом обителью, издревле стоял храм, построенный христианами, жившими на св. горе прежде, чем поселились на ней иноки. Храм долго стоял в запустении; близ него подвизался и безмолствовал в пещере Преподобный Филофей, который и возобновил храм древний и построил монастырь. Помощниками ему в этом деле были Арсений и Дионисий, создавший впоследствии обитель на горе Олимп, которые почитаются также ктиторами монастыря Филофея.

В конце XV-го столетия Кахетинский Царь Леонтий и сын его Александр украсили монастырь, и построили в нем большую трапезу.

Расположение его и здания.

Монастырь окружается со всех сторон четыреугольными стенами, над которыми надстроены деревянные келлии в два и три этажа; он имеет только одну башню над воротами. Главный храм его древнее всех храмов на Афоне. Это доказывается ветхостью его и самой архитектурой. Храм имеет не крестообразную форму, а круговидную; крыша его не из оловянных листов, а каменная, состоящая из каменных черепиц; он не имеет ни одной главы, но среди крыши возвышается деревянный шпиль с крестом.

Святыня, древности и хрисовуллы.

Из драгоценностей монастыря замечательны: крест из животворящего древа; правая рука св. Иоанна Златоустого; нога св. мученицы Марины. Между царскими Хрисовуллами и грамотами находятся две грамоты Русских Царей: Михаила Федоровича и Алексея Михайловича.

Владения.

Монастырь очень не богат. Владения его на св. горе и в других местах не обширны.

Братство.

Братство не многочисленно. Иноки – строгой жизни и прекрасной настроенности духа; потому что монастырь – общежительный.

4. Ивер

Местоположение монастыря.

Монастырь Иверский лежит на северо-восточном склоне св. горы, на низменном прибрежии залива Иверского и с северо-запада окружается горами, покрытыми лесом, и ущельями. От Лавры св. Афанасия он отстоит в шести часах ходу, от Филофея – в двух, от Котломуша – в одном часу.

Название.

Название «Иверского» он получил от своих ктиторов, которые были родом Иверцы, т. е. Грузины, происходившие из нашей Грузии.

Основание.

Он основан в Х веке по Р. Х. Немного спустя после основания Лавры. В дни великого подвижника и Угодника Афонского, св. Афанасия, жили и подвизались на поприще иноческой жизни в его Лавре два знаменитых Иверца, отец и сын, происходившие из царственного рода Багратионов: имена им – Иоанн и Евфимий. Они вели строгую жизнь, и удивляли всех высокими подвигами духовной жизни. Ревнуя о больших совершенствах в добродетелях, воспламененные желанием безмолвного уединения, они с благословения аввы Афанасия, вышли из его монастыря и поселились за шесть часов от него на берегу моря, близ небольшой церкви, которая давно уже была основана здесь одним подвижником Климентом. Скоро и быстро распространилась повсюду молва о их святости и достигла отдаленной Грузии: начали во множестве стекаться любители уединения; построен небольшой храм во имя Предтечи Господня, – и образовалась малая обитель. В числе подвижников пришел в новую обитель родственник Иоанна и Евфимия, знаменитый воевода Иверский, прославивший себя победами и в Греческой империи, Георгий Торникий. Вызванный из уединения вдовой Императора Романа Младшего, Феофанией, для отражения Сарацин, угрожавших империи, и совершивши с полным успехом возложенное на него дело, Торникий возвратился в обитель с великим богатством, которым наградила его Царица. На это богатство обитель была расширена, укреплена стенами и башнями, – и сооружен великолепный храм Успения Пресвятой Богородицы. По новому храму обитель стала называться обителью Успения Пресвятой Богородицы. Когда же к стенам её приплыла Чудотворная икона Божией Матери, брошенная в море для спасения от поругания иконоборцев, и избрала себе место при монастырских вратах; с тех пор монастырь начали называть монастырем Вратарницы (Портаитиссы); впрочем, вообще, по имени ктиторов его и большей части насельников, называли Иверским.

Очерк истории его.

В 1260 году Иверский монастырь был разорен страшными дружинами Каталанцев – морских разбойников, которые три года слишком грабили Афонскую гору. Разорение его довершено в царствование Михаила Палеолога, когда братия Ивеские не хотели признать Папу главой Церкви Христовой, к чему Палеолог принуждал их и всех Православных. Лишь только начали было собираться в монастырь иноки разсеянные, нашествие Турков на Греческую империю, взятие Царьграда (1453 г.) повергло Ивер в окончательное запустение, продолжавшееся до 1500 года. В этом году он был возобновлен Грузинским Царем Георгием и сыном его Кай-Хозроем и пришел было в цветущее состояние; но в исход XVI века нестерпимые притеснения Турецкого Правительства повергли его в неоплатные долги, которые были очищены Кахетинским Царем, Александром. При помощи Александра и воеводы Унгровлахийского, Радула, Иверская обитель была приведена в цветущее состояние. Окончательно она устроена в 1674 году; небольшие перемены произведены в ней в исходе прошедшего столетия.

Расположение монастыря и здания.

Иверский монастырь есть не что иное, как крепкий четыреугольный замок, обнесенный высокими стенами в 12 саженей высоты, с крепкими бойницами и охраняемый со стороны моря высоким пиргом, стоящим на берегу пристани. Он занимает меньше пространства, чем Лавра св. Афанасия. При тройных железных вратах, ведущих в него, находится небольшая привратная церковь с Чудотворной Иверской иконой Божьей Матери; внутри находятся главный соборный храм, трапеза, малый храм св. Иоанна Предтечи и другие здания.

Главный соборный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы построен по образцу собора Лаврского, так как по этому же образцу строились и строятся и прочие храмы св. горы. Форма собора крестообразна; два клироса выдаются полукружием с обеих сторон его; четыре мраморных столба поддерживают арки сводов настоящей церкви и главный купол, венчающий её; притворов два: внешний и внутренний, своды их поддерживаются двумя столбами; по обе стороны притворов приделаны небольшие церкви (параклисы) увенчиваемые двумя главами: вправо св. Христова Николая, влево – св. Архангел. В притворы ведет пространное преддверие, поддерживаемое тринадцатью мраморными столбами. Собор весь испещрен мраморными разноцветными плитами; расписан новой живописью; впрочем уцелели на стенах немногие остатки прежней живописи. Храм украшен драгоценными крестами, иконами древними, греческими и русскими.

В преддверии собора или в наружной галерее, уцелели символические, библейские и исторические изображения прежней живописи. На потолке олицетворена псалтирь Давида в хороводах играющих юношей и дев, между которыми ликует и царственный пророк Давид. Там же изображены деяния Вселенских Соборов и картины Апокалипсиса. На стенах внешнего притвора изображены царственные ктиторы, Император Роман, супруга его, Феофания, воевода Торникий и Грузинские Владетели. При вратах, ведущих в этот притвор, изображен Деисус или Триморфом во весь рост, т. е. Спаситель с Богоматерью и Предтечею. Об этом образе повествуют иноки, что одному благочестивому живописцу хотелось видеть лик Господа таким, каким Он жил во плоти. Ему было откровение свыше: пусть он идет на Афонскую гору в Иверский монастырь, и здесь созерцает образ спасителя, изображенный на стене при северных вратах, ведущих в внешний притвор: сей священный лик во всем подобен самому живому Христу 11 – В западной стене внутреннего притвора находится мраморная гробница, в которой под спудом почивают мощи трех святых ктиторов монастыря: Иоанна, Евфимия и Георгия.

Святыня.

В алтаре соборного храма в богатом ковчеге находятся части св. мощей: нога и плечо св. Мученицы Фотинии Самарянской, с которой беседовал Господь при кладезе, главы св. Василия великого, мучеников Тирона и Стратилата, левая рука св. Священномученика Василия Амасийского, левая нога св. Михаила, Епископа Синадского, рука св. Мученика Пантелеймона, части мощей св. Великомученика Георгия, св. Иоанна Златоустого, св. Безсребренников Косьмы и Дамиана, св. Первомученика Архидиакона Стефана, св. Апостола Петра, св. Евангелиста Луки, св. Апостола Варфоломея, св. Афанасия великого, св. Праведного Лазаря, друга Христова и многих других Святых.

Замечательна колокольня соборного храма: она построена еще во времена основания монастыря при св. Евфимии. В придельной церкви её достойна замечания икона Божьей Матери: Ангел подает Божественному младенцу орудия будущих Его страданий. На колокольне изображен герб Греческой империи.

В трапезе на одной стене уцелели замечательные фрески древней живописи.

Внутри монастыря, не далеко от главных ворот, находится первозданный храм св. Иоанна Предтечи. Он очень украшен внутри. Под ним в земле часто находят языческих кумиров. При св. вратах находится церковь Вратарницы с Чудотворной Иверской иконой Божьей Матери.

Привратная церковь построена в Византийском вкусе, по общему образцу святогорских храмов. Над внешним притвором возвышается башня, в которой была келлия св. Евфимия, а подле этой кельи – кельи Цареградского Патриарха Григория, замученного в 1821 году во время всеобщего восстания Греков. В преддверии или наружной галлерее изображены древние греческие мудрецы, прорицавшие о воплощении Иисуса Христа за несколько столетий до Рождества Его. Каждый из них держит в руках своих хартию, на которой написано его прорицание о Господе нашем. На хартии мудреца Хилона написано: сый, аки отъ небесь великих пришедый, огнь превосходящий; на хартии Платона: Отъ Матери невесты непорочной имать всеятися Божий Сынъ; на хартии Плутарха: Безначальный, неприступный, единъ Богъ – Слово, Его же небеса трепещутъ, Человецы и Ангели; на хартии Фукидида: Единъ убо Богъ светъ, и сей умный, хвала же и слава разумети Его. Во внешнем притворе находится большая икона Богоматери с Младенцем на доске; икона почитается Чудотворной. В иконостасе местной иконой стоит чудотворная Иверская икона Божьей Матери, известная на св. горе более под именем Портаитиссы или Вратарницы. Размер и очертание лика Богородицы величественны; черты лица Её чрезвычайно выразительны, и ему придан строгий вид, приводящий поклонников в невольный трепет и благоговение. Икона темна и от множества лет почернела. На правой ланите Богоматери и теперь заметна рана, нанесенная ей одним варваром, который, при виде истекшей из ней крови, покаялся и был строгим подвижником здешнего монастыря. Икона в великолепной ризе, усыпанной драгоценными камнями; пред ней горит богатый многолиственный серебряный подсвечник, пожертвованный, вместе с ризой, Московскими гражданами12. Иверская икона Божьей Матери, нам – Русским, так сказать, родная; потому что и у нас в России имеются два списка с неё в Москве и в Валдайском монастыре. Потому история этой чудотворной иконы для нас занимательна и любопытна13.

В IX веке по Р. Х., в царствование Императора Греческого Феофила, зараженного иконоборной ересью, свирепствовало жестокое гонение на св. иконы. Православные чтители святыни были предаваемы истязаниям и мучениям, а сами иконы извергались из храмов и сжигались. По всем городам и селениям были посланы тайные соглядатаи отыскивать скрытые иконы с строгим повелением истреблять их.

В то время, недалеко от Никеи, жила одна богатая, благочестивая и добродетельная вдова с сыном. У неё была чудотворная икона Божьей Матери, к которой она имела особую веру и благоговение. Устроивши близ дома своего церковь, она поставила в ней сию св. икону, и часто изливала пред ней теплые молитвы. Царские соглядатаи, пришед к ней в дом, и смотря в окно на храм, ею устроенный, увидели в нем сию святыню и грозно сказали вдове: давай денег, или мы сейчас исполним царскую волю: замучим тебя. Вдова уверила их, что к завтрашнему дню приготовит требуемую сумму. Корыстолюбивые истязатели согласились подождать, но один из них, как сказывают, ударил мечем по образу, и в то же мгновение из лица Богоматери, как бы из живого, истекла кровь. Вдова, по уходу воинов, вместе с сыном ночью пошла в церковь, долго там молилась пред св. иконой, преклонив колена, воздевая руки к небу и омачивая землю слезами, и потом с трепетом и благоговением отнесла образ на морской берег. Там снова пала она пред иконой и умиленно взывала к Царице Небесной: «Владычица мира! Ты яко Матерь Божия, имеешь власть над всеми тварями. Ты можешь избавить нас от гнева нечестивого царя и образ свой от потопления». С сими словами она ввергнула икону в море и увидела чудную вещь. Св. икона не упала ниц на воду, но стала прямо, и в таком положении понеслась по волнам к западу. Утешенная сим видением, вдова возблагодарила Господа и Пречистую Матерь Его, и обратясь к сыну своему, сказала ему: теперь исполнится наше желание и надежда; не тщетно будет наше благочестие к Богу и благоговение к Пресвятой Богородице; теперь готова я, за любовь к Ней, умереть от рук мучителей: но не желаю твоей смерти. Я не могу удалиться отсюда, а тебя прошу и умоляю бежать в страны греческие. – Сын послушался убеждений матери, простился с ней и немедленно отправился в Солунь; впоследствии же перешел оттуда в те пределы Афонской горы, где после была устроена Иверская обитель, сделался иноком, и, проведши жизнь в подвигах благочестия, мирно преставился ко Господу. Это переселение его устроилось по особенному Божию промышлению; потому что от него – то и узнали Афонские пустынножители об иконе, пущенной на воду его матерью.

Един Бог ведает, где скрывался долгое время чудотворный образ Приснодевы!... Протекло уже почти два века после кончины Никейского пришельца, водворившегося на св. горе, как в один вечер иноки Иверской обители увидели на море пламенный столб, касавшийся вершиной своей неба. Объятые изумлением и ужасом, они не могли двинуться с места и только восклицали: «Господи помилуй!». Несколько дней и ночей сряду повторялось это видение; из всех окрестных монастырей собирались пустынножители, и сошедши на берег, увидели, что огненный столб стоял над иконой Божьей Матери; но чем ближе они подходили к морю, тем более икона удалялась. Иноки Иверского монастыря, по приглашению своего настоятеля, собрались в храме и со слезами молили Господа, чтобы Он даровал их обители сие неоцененное сокровище – св. икону Пречистой Его Матери; и Господь милостиво услышан их смиренную молитву.

В то время в Иверской обители был старец, по имени Гавриил, родом Иверец. Он отличался строгостью жизни и простотой нрава: летом удалялся безмолствовать на вершину скал неприступных, зимой сходил с гор в обитель; всегда носил власяницу, питался быльем, пил одну воду, и жил как земной Ангел и небесный Человек. Сему благочестивому старцу явилась во сне Пресвятая Богородица, сияющая светом небесным, и сказала: «Возвести настоятелю и братии, что Я хочу даровать им икону Мою в покров и помощь; и потом войди в море, ступай с верой по волнам, и тогда все узнают Мою любовь и благоволение к вашей обители». Старец объявил настоятелю о сем видении, и на утро все монахи Иверской обители с молебным пением, с кадилами и лампадами выступили на морской берег; Гавриил вошел в море, чудодейственно прошел по водам, как по суше, и сподобился принять в свои объятья св. икону. Иноки с благоговейной радостью встретили её на берегу, устроили там молитвенную храмину, и в ней три дня и три ночи совершали молебствие пред иконой; потом внесли её в соборную церковь и поставили в алтарь.

В следующий день перед заутренней, монах, зажигающий лампады, вошедши в храм не нашел в нем новоявленной иконы. После долговременного искания, иноки обрели её на стене над вратами монастырскими и отнесли на прежнее место; но в следующее утро снова нашли её над вратами. Подобное перенесение образа в церковь и чудесное возвращение его на ограду обители повторялось многократно. Наконец, Пречистая Дева опять явилась во сне тому же Гавриилу и сказала ему: «объяви братии, чтобы они более не искушали Меня. Я не желаю быть охраняема вами, а желаю быть вашей Хранительницей не только в настоящей жизни, но и в будущей. Да уповают на милосердие Сына Моего и Владыки все иноки, которые в горе сей будут жить добродетельно, с благоговением и страхом Божьим. Я испросила у Него сей дар; и се вам знамение: доколь будете видеть икону Мою в обители сей, дотоль благодать и милость Сына Моего к вам не оскудеет». Братия, услышавши от Гавриила о сем видении, исполнились несказанной радостью, построили во славу Пресвятой Богородицы храм над вратами обители и в нем поставили чудотворный Её образ. С того времени и до ныне пребывает она на сем месте, избранном самой Богородицей; почему и называется иконой Пресв. Богородицы Портаитиссы, т. е. Вратарницы или Привратницы, а от имени обители иконой Иверской.

Чудеса и исцеления от сей св. иконы неисчислимы. Самая обитель Иверская ей обязана спасением от нашествия нечестивых врагов. Спустя несколько времени после явления сего чудотворного образа, Персияне, под предводительством Амиры, на 15-ти кораблях пристали к берегу св. горы и обступили обитель Иверскую. Устрашенные иноки, взявши из храмов священные сосуды и св. икону Иверскую, укрылись в одной крепкой башне; а враги ворвались в монастырь, опустошили его, опутали канатами столбы соборной церкви и усиливались обрушить их и вместе с ними весь храм, хотя и не могли того сделать. Монахи, видя это, из глубины сердца со слезами, вопияли к Пречистой Деве: и Всесильная Владычица не отвергнула моление их. Её велением вдруг возстала сильная буря, от которой все корабли Персидские и все враги, на них бывшие, потонули в пучине морской. Один остался жив военачальник Амира, находившийся в то время в монастыре; видя погибель своих воинов и судов, он раскаялся в своей дерзости и, осыпав пылью свою голову, просил иноков умолить истинного Бога о избавлении его от погибели, и вручил им множество золота и серебра на построение новых стен вокруг монастыря, которые и были воздвигнуты гораздо выше прежних. Такова история знаменитой чудотворной Иверской иконы Божьей Матери!

По особенному распоряжению Промысла и покровительству Царицы небесной, в нашем благословенном отечестве, в России находятся два точных списка св. Иверской иконы пресвятой Богородицы, из коих один, первый список в Иверском монастыре на озере Валдае, другой в Москве.

В царствование мудрого и благочестивого Государя, Царя Алексея Михайловича, когда в 1647 году находился для сборов в пользу Афонских обителей, Архимандрит Иверского Афонского монастыря Пахомий, Игумен Новоспасский Никон, с дозволения царского, просил Пахомия снять и доставить в Москву самый верный список с чудотворной Иверской иконы Божьей Матери. Возвратясь на Афон, Пахомий поспешил исполнить его желание и в следующем 1648 году (7156 от сотворения мира) прислал в Москву новописанную икону при письме своем от 15-го июня к Царю Алексею Михайловичу, с экклесиархом Пахомием, Иеродиаконом Дамаскиным и Келарем Игнатием. Начертание этой иконы благочестивые старцы св. горы сопровождали молитвословом, всенощными бдениями и разными богослужебными обрядами, а сама икона писана была красками, смешанными с св. водой и мощами Святых, – что подробно описано в современном переводе письма Пахомиева14.

Посланные с святой иконой иноки прибыли в Москву 13-го Октября 1648 года, и у Воскресенских ворот Китай-города Царь со всем своим семейством, Патриарх Иосиф, Духовенство, Бояре и несчетное множество народа всякого звания и возраста с особенным благоговением встретили священное изображение Богоматери, принесенное из столь отдаленной страны. Святая икона была поставлена в монастыре, называвшемся тогда Никола Большая глава, и отданном от Царя Алексия Михайловича Афонским инокам Иверского монастыря:монастырь с тех пор стал называться Никольским-Греческим.

Когда Святейшим Патриархом Никоном основан был на Валдайском озере Иверский монастырь по плану Иверской Лавры на св. горе, то в новую обитель перенесена была из Москвы и св. икона. Она торжественно поставлена в Соборном храме обители в день освящения его 15-го августа 1656 года15.

В 1651 году Архимандритом Пахомием привезен из Иверского монастыря другой список чудотворной Иверской иконы Божьей Матери. Этот список также поставлен был сначала в Никольском Греческом монастыре, после того как первый список перенесен был в Иверскую обитель на Валдайском озере. Потом, в 19-й день Мая 1669 года, другой список был перенесен в особую часовню, устроенную для новой иконы у Воскресенских ворот16.Вероятно Благочестивый Государь, вспоминая, что в Афонской обители св. икона избрала себе место на вратах монастырских, хотел иметь сию небесную Вратарницу ограждением главных врат первопрестольного града, которые, кроме названия Воскресенских, назывались еще, по важности своей, Триумфальными 17, по местности – Неглинными, по сравнению с главными воротами Царьграда – Львиными (Portae Leonumcsev Leonicae 18).

Св. Икона Божьей Матери Иверская прославлена в Москве многими благодатными знамениями.

Хрисовуллы Иверского монастыря.

В ризнице Иверского монастыря довольно царских грамот и хрисовулл. Путешест-венник наш Барский видел следующие хрисовуллы: хрисовулл, писанный на пергаменте по гречески с златой печатью, данный Михаилом Палеологом (1310 г.); таковые же хрисовуллы Императоров Греческих: Иоанна Кантакузина (1311 г.), Андроника (1200 г. ), Иоанна Палеолога (1357 г.), Сербского Царя Стефана; грамоту Русских Царей с заглавными золотыми буквами и с восковой печатью: этой грамотой дарован Иверскому монастырю и утвержден за ним монастырь Святителя Христова Николая в Москве, на Никольской улице.

Замечательные места монастыря.

Вне монастыря по лесистому ущелью земли, принадлежащей ему, разсеяно множество пустыннических келлий, с малыми церквами при них, и калив. К северу и западу от него находятся общая погребальница для братии с церковью во имя св. Патриарха Александрийского Афанасия, пространная больница для иноков и больница для прокаженных – единственное прибежище их на всей Афонской горе. К востоку от монастыря на берегу залива возвышается башня и Арсенал – кораблехранилище, назначенное для охранения в пристани небольших кораблей. Недалеко отсюда находится Климентово пристанище, где, как говорит предание, Божья Матерь ступила на Афонскую землю. В разстоянии четверти часа ходу от монастыря на берегу же стоит скромная часовня, воздвигнутая в память явления здесь Иверской иконы Божьей Матери и принятия её благочестивым иноком Гавриилом.

Значение Ивера в Иерархии Афонских монастырей; братство его.

Иверский монастырь, один из древнейших и знаменитейших монастырей св. горы, в порядке Афонских обителей занимает второе место. Как монастырь штатный, он управляется Эпитропами. Братство его многочисленно.

Владения и богатство его.

Ивер – один из богатейших Афонских монастырей. Владения его на св. горе простираются на час ходу в длину и ширину. Но, зато ему принадлежат хорошие участки на Каламарии, близ Солуня, богатое имущество в Княжествах – Молдавии и Валахии, в Бессарабии и подворье в Москве, на Никольской улице, с монастырем св. Николая Чудотворца.

5. Котломуш

Местоположение Котломуша.

Сей монастырь находится за Иверской обителью, к северо-западу от неё на северо-восточном склоне Афона, окружаемый с северной и западной стороны горами и густым лесом, с восточной и южной прекрасной долиной, усеянной садами, виноградниками и уединенными келлиями и простирающеюся до самой границы Иверского монастыря. От Ивера и от берега морского он отстоит на час пути.

Название его.

Настоящее название монастыря: Куртурмуш. Это слово турецкое, по русски значит: освободился, освобожденный. Вот как объясняют иноки обители это название: В то время, когда враги распространились по всей св. горе и опустошили почти все св. обители, подошли они и к обители Преображения Господня ( так именовался прежде монастырь), готовя и ей такую же участь. Вдруг заступлением и покровом Божьей Матери вокруг обители распространился густой мрак, так что враги, не смотря на все усилия, не смогли найти монастырских стен, и должны были оставить обитель. Иноки, спасенные столь чудесным образом, в память этого события переименовали монастырь и назвали его: Куртурмуш, т. е. освободившийся от нашествия врагов. В устах простого народа из слова Куртурмуш образовалось Котломуш, как более легкое для произношения.

Основание монастыря.

На месте нынешнего монастыря издревле стояла небольшая обитель во имя Преображения Господня. Настоящий монастырь основан в XII-м веке иждивенцем Греческого Царя Алексия Комнина. Во время вторжений варварских он был разорен и опустошен до основания, и возобновлен Господарями и воеводами Валахии Неагулом, Радулом и Ведиласом, которые и считаются вторыми ктиторами обители. Во время Греческого восстания Котломуш потерпел много на равне с другими монастырями.

Расположение и здания его.

Монастырь имеет вид правильного четыреугольника, обнесенного стеной, из которой с южной стороны возвышается высокий пирг (башня). Кельи каменные, в два и три этажа, идут вдоль стены вокруг монастыря; в стене западной на третьем этаже находится обширная, разписанная священными изображениями, трапеза, , а в северной двое железных ворот. Соборная Церковь в честь и славу Преображения Господня утверждается на четырех каменных столбах, над которыми возвышается глава; Церковь – с мраморным помостом, с притвором, увенчиваемым двумя главами. Внутреннее расположение её крестообразно с полукруглыми оконечностями клиросов. В притворе, по правую сторону, стоит большая мраморная чаша для совершения водосвятий.

Святыня.

В Котломуше находятся следующие части св. мощей: рука св. муч. Евстратия, перст св. муч. Марины, левая стопа и левая рука св. муч. Кирика, большая кость от колена св. Евстафия Планиды, глава св. Алипия Столпника, рука Преподобно-мученика Харлампия, правая нога св. Праведной Анны. Кроме мощей есть значительная часть Животворящего древа.

Библиотека.

Библиотека в монастыре не значительна, и находится в большом пренебрежении. Много в ней царских грамот; грамот Валахских Воевод, писанных на пергаменте по славянски, и Цареградских Патриархов: Патриарха Дионисия, Парфения ( данная 1640 г.), Каллиста, Кирилла (1624 г.), Антония (1397 г.). Патриаршие грамоты писаны на пергаменте с оловянными печатями.

Владения.

Земли, находящейся во владении монастыря, довольно. Ему принадлежит и первая пристань на Афонской горе, самая безопасная для кораблей, называемая Калягра. Она находится к востоку от пристани Иверского монастыря в получасовом разстоянии от него и укреплена высокой башней с келлиями, небольшой церковью и с огромными вратами, куда подводятся корабли. К Калягре пристают большей частью, все корабли, плывущие к Афону.

Котломуш – принадлежит к числу штатных монастырей. Иноков в нем немного.

Карея.

Так как от монастыря Котломуша находится в самом близком разстоянии замечательное место – Карея и древний храм – Протат; то мы здесь и скажем об этом месте.

Местоположение Кареи.

Карея находится почти в самой средине св. Афонской горы, на северо-восточном склоне её, на вершине живописного лесистого ущелья, подымающегося от моря к хребту горы. К югу от нее лежит сама гора – Афон; к западу – уступы гранитных скал её и утесов; к востоку и северо-востоку – холмы и низменное прибрежье моря, окутанные роскошной зеленью, море с островами. В окрестностях Кареи, со всех сторон, разсеяны в безчисленном множестве по горам и ущельям лесистым, по холмам и низменностям, кельи, каливы и монастыри.

История Кареи.

В древности Карея была весьма знаменита и славна. На ней были знаменитая Лавра Карейская, господствовавшая над всеми обителями св. горы; был скит Протат, управлявший всей Афонской горой.

Надобно полагать, что на месте, названном впоследствии Карея, около церкви сооруженной Равноапостольным Константином, основалась, утвердилась и процветала иноческая обитель скорее и прежде, чем все другие обители св. горы; потому что Карея, находясь в центре Афонского полуострова, была безопасна и свободна от непрестанных вторжений Славянских племен и прибрежных грабежей Сарацин, которым постоянно подвергались приморские обители в течении целых почти трех столетий. Это-то вероятно, т. е. безопасное от неприятелей местоположение Карейской обители, преимущественное пред другими обителями, процветание её и было причиной того, что общим советом иноков всей св. горы, согласием Цареградского Патриарха и грамотами Греческих Царей, Карейской обители предоставлено было первенство пред всеми Афонскими обителями. Игумен её сделался главным Начальником всей св. горы и стал именоваться и подписываться Протом (Πρωνος), т. е. первенствующим, а сама обитель сделалась и стала называться Протатом, и от неё зависели все прочие Афонские обители. Это очевидно из Хрисовулла Греческого царя Мануила, хранящегося в Карейской библиотеке, и из древней Синодальной грамоты, называемой Трагос, там же находящейся, в которой изображены все уставы, чины и обыкновения горы Афонской. Когда именно Карейский скит сделался первенствующим, неизвестно; но достоверно что, во времена великого подвижника Афонского, св. Афанасия, Прот Карейской лавры стоял во главе прочих игуменов св. горы, которая в Х в. красовалась 180-ю обителями. Возникли киновии и обширные монастыри; явилась и знаменитая лавра Афанасиева: но первенство над всей горой сохранилось в Карее, и утверждено было хрисовуллами Императоров, Иоанна Цимисхия и Константина Мономаха, находящимися в Трагосе.

Первенство над Афонской горой сохранялось в Карейской лавре и продолжалось во все время существования Греческой Империи и во все время существования Карейской обители, т. е. до XVI-XVII века. В этом столетии, когда от чрезмерных налогов, которыми обременяли Турки обители св. горы, особенно в продолжении войн Турции с Россией и Австрией, упразднились многие обители, упразднена была и Карейская лавра, потому что она от неимоверных долгов не могла долее существовать самостоятельно. Не в силах будучи уплатить долги и проценты с них, Прот начал продавать по частям отдельные келлии и участки земли различным монастырям, которые таким образом сделались независимыми. Впрочем, тогда же советом всей св. горы положено было образовать из Кареи род городка, где могло бы сосредоточиваться соборное управление св. горы. Так и сделано.

Теперь в Протате заседают двадцать старцев по числу двадцати Афонских монастырей. В особенно важных случаях собираются сами Игумены для присутствия в Синоде, а в обыкновенные заседания являются их Антипросопы или поверенные, представляющие собой лицо своего Игумена. Над двадцатью Антипросопами, которые меняются каждый год, есть еще четыре так называемые Назиры или Епистаты, избираемые ежегодно по одному из каждых пяти монастырей, потому что они разделены на четыре пятерицы; по уважению к их старейшинству, первым Епистатом, носящим посох и имеющим почетную стражу, бывают только иноки пяти главных обителей: Лавры, Ватопеда, Ивера, Хиландаря и Дионисиата, которые чередуются между собой каждый год. Они собираются в известные времена в Протате, для нужнейших совещаний или для поверки дел или отчетов, около праздника Успения, и прикладывают свою четверную печать к каждому акту. – Каждый из Антипросопов имеет печать своего монастыря и прилагает ее при делах в знак согласия. Главный Назир только получает жалованье.

Здание Кареи.

На Кареи находятся соборный храм бывшей лавры Карейской, Протат – Синодальная зала, в которой заключается верховное судилище св. горы, кунаки или подворья 20-ти монастырей, училище, дом Аги – Турецкого полицмейтера.

Соборный храм Успения Пресв. Богородицы ( если восходить к первоначальному основанию его, не останавливаясь на неоднократных возстановлениях его сызнова), древнее всех храмов на св. горе. Он воздвигнут Константином великим в 335 году по Р.Х., когда еще на ней не было и следа иночества; в 362 году богоотступным Иулианом сожжен, и возобновлен усердием Императора Никифора Фоки, друга св. Афанасия Афонского. Впоследствии он снова был разрушен Латинами, когда Римская Церковь совершенно отпала от православной Восточной Церкви, и снова возстановлен благочестием христиан. Архитектура его отлична от архитектуры прочих храмов Афонской горы. Он имеет продолговатую форму древних церквей первых веков христианства (базилик); купол заменяется остроконечной крышей с деревянным потолком. В храме находится неоцененное сокровище – фрески знаменитого живописца Греческого Панселина. Панселин этот жил в половине XI века по Р. Х.; был учителем школы живописи в Византии, и впоследствии принял иночество в монастыре Ватопедском. Он росписал Ватопедскую обитель, Лавру св. Афанасия, и соборную церковь Кареи. Произведения его кисти запечатлены гениальным творчеством. Они станут наравне с произведениями Рафаэлей и Микельанджелов, и еще превзойдут их той осанкой фигур, которая вполне соответствует живописи нашей Православной Церкви. Кисть Панселинова, во всех частях своего гениального творчества, проникнута глубокой мыслью и одухотворена удивительным образом. По истечении восьми веков колорит красок еще необыкновенно чист и свеж. В настоящей церкви Карейского собора живопись Панселина сохранилась вполне на двух западных столбах, у входа на арках и кругом на всех стенах. Особенно поразительны здесь и замечательны лики: Великомучеников Георгия и Димитрия, двух Феодоров Тирона и Стратилата, и других Святых. С западной стороны, во всю стену написана величественная картина Успения Пресвятой Богородицы; над ней спящий Младенец Христос; по сторонам стоят два Архангела. В северо-восточном углу лики пустынножителей свю горы: Петра, Афанасия, Павла и других.

В алтаре храма, над горним местом, находится чудотворная икона Божьей Матери, известная под названием «Αξιον εςιν” ( Достойно есть). Выписываем рассказ об этой иконе из « писем святогорца о св. горе Афонской» (Ч. 1-я, изд. 2. стр. 95–98.) « Один старец жил отшельнически с учеником своим в келье, в разстоянии полуверсты от Кареи; редко они оставляли уединение свое, и разве только по крайней нужде. Случилось так, что старец однажды, пожелавши выслушать бдение под Воскресенье в Карейском соборе, отлучился туда, а ученик его остался дома. Не совсем книжный, но благоговейный юноша совершенно не мог, а может быть и не хотел в разнообразии песней духовных изливать пред Богом чувства души своей; а потому, поручая себя особенному предстательству Богоматери, он более всего к ней прибегал и Её величал в простоте непорочного своего сердца. И в настоящий раз, оставшись в келье один, он, по наступлении вечера и ночи, немолчно пел пред иконой небесной Царицы вытверженную им песнь церкви: «Честнейшую Херувим и проч.» не прилагая более никаких славословий, кроме вздохов умиляющейся души. Тогда как распевал таким образом свои сердечные чувства благоговейное чадо святогорской пустыни, внезапно является пред ним прекрасный юноша. Что ты делаешь? – спрашивает инока явившийся. -Да вот, пою Честнейшую!– простодушно отвечал тот. – Спой: и я послушаю, как ты поешь, -прибавил явившийся. – Смиренный инок, не изменивши ни чувств, ни голоса, запел с трогательным умилением изученную им песнь – «Честнейшую Херувим.» – Ты не так, братец, поешь и не по нашему, -заметил явившийся, выслушав до конца пение. – У нас не так величают Божью Матерь. – Как же? – спросил удивленный инок. – А вот так, – проговорил тот и запел: «Достойно есть, яко во истину, блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего»; а после этой песни мы уже припеваем и «Честнейшую» – прибавил прекрасный гость. -»Прости, Бога ради, начал тогда инок, я так научился от своего старца петь, и до сей поры еще не слыхал такой песни – достойно. Хорошо бы было, если бы ты мне написал: я бы вытвердил; а то я такой безпамятный, что, наизусть, без записки, что ни выучу, через час все и забуду.» – Изволь, братец, дай бумаги и чернил: я тебе запишу для памяти песнь нашу. Инок кинулся искать, и не нашел ни лоскута бумаги, и ни капли чернил. С прискорбием возвестил он своему гостю, что занимаясь молитвой и рукоделием, редко нуждаются они в бумаге и в чернилах, потому и не имеют их в настоящее время. – Что ж я теперь буду делать? – возразил инок явившемуся: – выучить-то крайне бы хотелось, а не записать, я верно забуду. Когда так, то не безпокойся, брат, – отвечал тот, – я тебе напишу для памяти эту песнь вот на этом камне, и ты, заучивши её, сам пой так, и скажи всем христианам, чтобы так славословили Прекрасную Богородицу. Тут явившийся юноша подошел к близ лежащей каменной плите, и перстом начал писать на ней всю Богородичную песнь. Как воск умягчился камень под рукой таинственного незнакомца; пишущий перст его глубоко врезывался, и слова четко и ясно обозначались на камне. – Не забудь же сказать, чтобы отсель все так славословили Божью Матерь, – повторил еще явившийся иноку, и стал невидим. Радостный трепет объял простодушного инока при виде исписанной каменной доски; он недоверчиво ощупывал её несколько раз и , перечитывая, вытверживал чудесно начертанные слова. К рассвету песнь божественная торжественно звучала уже в устах бдительного отшельника; он всю ночь провел без сна в признательности к Господу и Его Пречистой Матери, и старец, возвратясь с Кареи, застал его поющим чудную песнь. Новизна ученической песни поразила старца.

-Где ты выучился петь так? – спросил старец ученика своего; и тот рассказал ему случившееся, и указывал на чудный камень, исписанный рукой необыкновенного посетителя. Долго стоял над камнем изумленный старец; несколько раз перечитывал он Божественную песнь, и, рассматривая письмена не земного перста, не понимал совершившегося чуда. – Чтож ты не спросил явившегося тебе юношу: кто он и как его имя? – сказал наконец, по долгом раздумии старец ученику своему. – Прости, отче, – отвечал он, – я и забыл про то; помнится только, что он называл себя Гавриилом. – Так ты и не понял, какой Гавриил был у тебя в келье?– прибавил старец с улыбкой, и ставши пред иконой Богоматери на том самом месте, где пел «достойно есть» явившийся юноша, в слезах сердечного умиления и благодарности, он запел славословие Богоневестной Матери. Ученик его присоединился к нему; и кто может выразить вполне их отшельнические чувства? Того же дня старец явился к Проту, рассказал обстоятельно про все случившееся в его отсутствие с его учеником; представил даже и сам камень пред собором святогорских старцев, которые едиными устами и единым сердцем прославили Господа, и воспели новую песнь «достойно» рождшей Его Преблагословенной Деве Марии. В след за тем было донесено Святейшему Патриарху и Царю о чудесном явлении св. Архангела Гавриила святогорскому иноку, и, в подтверждение истины, представлен был, при донесении к ним, и сам камень, чудесной рукой исписанный. С той поры начала звучать в устах Церкви Христовой радостная песнь «достойно» – достойной славы и Божественного величия, Приснодевственной Марии, Матери Бога нашего.

Протат, Синодальная зала, в которой собираются на совещания представители св. горы, есть не что иное, как простая присутственная комната чисто в азиатском вкусе, с турецкими диванами по сторонам. Она находится под защитой пирга или древней башни, в которой заключают виновных, среди базара.

Училище в хорошем положении. В нем преподается Богословие и языки иностранные. В него поступает из каждого монастыря по два молодых любознательных инока.

Окрестности Кареи.

Обширно было пространство земли, принадлежавшей некогда Лавре Карейской. Теперь на этом пространстве, в окрестностях Кареи, по северо-восточному и юго-западному склону св. горы, рассеяно безчисленное множество пустынных келлий и калив, лежащих на участках различных монастырей. Там находятся скиты, зависящие от различных монастырей: Русский скит св. Пророка Илии, зависящий от Пантократора, новый Русский скит св. Ап. Андрея Первозванного – от Ватопеда, и другие. А келлий, в роде небольших иноческих общин, с малыми церквами и приделами при них, с участками земли, насчитывается на Кареи больше двухсот. Между такими келлиями весьма много замечательных в историческом отношении, имеющих свое предание. Укажем на некоторые из них.

Замечательные кельи.

Недалеко от нового Русского скита св. Ап. Андрея Первозванного, близ скитской мельницы, в самой глубине оврага, называемого Капсола или погорелым, есть келлия, известная под именем «Αξιον εςιν”, “достойно есть». В этой келлии Архангел Гавриил, явившись смиренному иноку, заповедал ему прилагать к пению в честь Пресв. Богородицы: «Честнейшую Херувим» новую песнь: «Достойно есть». Икона Богоматери, пред которой пед инок и сам Безплотный, также известна под именем «достойно есть» и находится в алтаре Карейского собора.

За оврагом Капсола, несколько выше находится келлия, которая прозвана Патерицею. В ней, в церкви Преображения Господня, хранится пастырский жезл или патерица св. Саввы Освященного, Палестинского. Этот жезл принесен на св. гору св. Саввой царевичем, Архиепископом Сербским из Палестинской Лавры св. Саввы Освященного, который, умирая, завещал братии отдать его жезл соименному ему царственному пришельцу, имеющему некогда посетить его лавру и Палестину. Царевич Сербский подвизался в Карейской келлии и, отходя на святительскую кафедру Сербии, оставил в церкви этой келлии жезл или патерицу св. Саввы Освященного; отчего и сама келлия прозвалась патерицей.

На холме, принадлежащем монастырю Ставроникит, близ нового Русского скита, есть келлия с церковью, построенная Патриархом цареградским Иеремием I. В этой келлии он жил на покое, в схиме, под именем Иоанна.

В башне Карейской есть келлия, также с небольшой церковью, называемая Типикарница. Так она называется потому, что обитавший в ней св. Савва Сербский оставил в ней строгий устав или типик, который и сам исполнял в точности и заповедал исполнять всем будущим жильцам келлии. С той поры и доныне исполняется устав великого подвижника св. горы двумя старцами Хиландарского монастыря, постоянно живущими в Типикарнице.

Есть еще на Кареи уединенная келлия, принадлежащая Хиландарскому монастырю. В этой келье находится чудотворная икона Божьей Матери, так называемая Млекопитательница. Об этой иконе святогорец сообщает в своих письмах следующие сведения (Письма Святогорца, Ч. 2-я): « первоначально она находилась в лавре св. Саввы Освященного в 18-ти верстах от Иерусалима. Великий основатель единственной лавры на востоке, св. Савва Освященный, при своем исходе из жизни временной ко Господу, пророчески говорил братии, окружавшей его смертный одр, что со временем посетит его лавру некто соименный ему, царственный Паломник из Сербии, Савва; а посему икона Богородицы Млекопитательницы да будет ему дарована от лавры в благословение. Св. Савва Освященный мирно отошел ко Господу в 4-е лето царствования Юстиниана великого, в VI веке; более шести веков с той поры пронеслось над его дивной лаврой; икона Божественной Млекопитательницы неподвижно стояла на своем месте, в чаянии исполнить пророческих, предсмертных о ней завещаний св. Саввы, которые переходили в его лавре устным преданием из века в век. Наконец в XII веке является в Палестину св. Савва, ему передано было пророческое завещание св. Саввы Освященного, и, вместе с чудотворной иконой Божьей Матери, так называемой Троеручницей, лавра благословила его иконой Млекопитательницы. Таким образом, икона сия перенесена на св. гору Афонскую, где св. Савва имел свой собственный монастырь, Хиландарский, которому и оставил в неотъемлемое наследство и лучшим украшением икону Пресвятой Богородицы-Троеручницы; а между тем Млекопитательница поставлена при Карейской кельи, в церкви... Очертание лика Богоматерняго и Её Божественного Младенца выразительно, прекрасно и в собственной церковном стиле.»

В этой же келлии хранится грамота св. Саввы Сербского, в которой начертан, между прочим, строгий типик его или устав, соблюдаемый в другой Карейской кельи – типикарнице. Грамота дана 6707 г. (1199 г.) за подписью самого св. Саввы и именной его печатью 19.

6.Ставроникита

Местоположение монастыря.

Монастырь Ставроникита стоит от Иверской обители и Кареи на час пути и лежит на высоком крутом берегу моря, в 20-ти саженях от воды; с восточной и северной стороны омывается водою.

Название его.

Название монастыря в переводе с греческого языка на Русский означает: крест ( ςαβρος ) Никиты. Название это объясняют или тем, что здесь прежде поставлен был крест подвижником Никитой, так как на св. горе существует древний обычай – ставить кресты на распутьях и перекрестных дорогах; или тем, что тут в пещере жил и спасался кресторез Никита.

Основание его.

На том месте, где теперь Ставроникита, с давних пор существовала небольшая обитель, посвященная св. Предтече Господню Иоанну. Разграбленная и опустошенная варварами она долго находилась в запустении. Обновителем её и основателем настоящего монастыря был Патриарх Цареградский Иеремия 1-й в 1653 г. (1536 г.-поправка на полях). Он хотел-было посвятить обновленную обитель снова Предтече Господню; но явление чудотворной иконы св. Христова Николая побудило его посвятить её Мирликийскому чудотворцу. Эта икона была брошена в море иконоборцами. Когда, в присутствии Патриарха Иеремии, рыбаки закинули в море сети, то извлекли её из глубины морской; к ней приросла большая раковина. Когда стали отдирать раковину, на лике Святителя показалась как бы кровь. Икона с торжеством была перенесена в соборный храм, который и был посвящен памяти Святителя Христова Николая Чудотворца.

Здания монастыря.

Монастырь теснее и меньше всех обителей Афонских. На четвероугольных стенах его расположены тесные келлии в три этажа, трапеза; в южной стене находятся ворота, ведущие в монастырь, и при них высокая сторожевая башня, в которой находится ризница или Скевофилакон. Соборная церковь отличается от прочих церквей на св. горе тем, что не крестообразная, а четвероугольна. Она довольно высока, но тесна. Чудотворный образ Святителя Николая чудотворца находится на правом столбе пред иконостасом.

Замечательные предметы вне его.

Вне монастыря находятся – общая усыпальница с небольшой церковью, высокая башня на самом берегу морском, охраняющая пристань; и на небольшом холме келлия, замечательная тем, что она устроена обновителем монастыря Ставроникиты, Патриархом Иеремией II. В этой келье Патриарх жил на покое и в схиме, под именем Иоанна. Теперь в ней проводит остаток дней своих благочестивый Каллинник, бывший Епископ Москонисийских островов.

Святыня.

В монастыре хранится довольно частиц св. мощей. Так в нем есть: рука св. Праведной Анны; целая рука, начиная от локтя, св. Священномученика Елевферия; кость от локтя св. Зосима Златоуста; кость от локтя св. Первомученика Стефана; кость св. Амвросия Медиоланского и др. Хранится также небольшая часть Животворящего Древа.

Владения.

Владения монастыря не обширны; он простирается только на полчаса пути в длину и ширину. Способы содержания его происходят из общих источников св. горы.

Братство.

Ставроникита – монастырь штатный, и управляется Епитропами. Этот монастырь – Греческий; есть в нем часть малороссиян, которым предоставлен для Русской службы небольшой параклис (церковь).

7. Пантократор

Местоположение монастыря.

Монастырь Пантократор лежит на отдельном утесистом холме, омываемом с двух сторон водами Архипелага и окружаемом долиной, по которой струится в него вода через каменные арки. Разстояние его от Ставроникиты один час пути, а от Кареи – два часа.

Название его.

Название свое монастырь получил от того, что он посвящен во имя Господа Вседержителя; ибо Пантократор по Русски значит: Вседержитель.

Основание его.

Из уцелевших исторических фактов видно, что основание Пантократора относится к второй половине 14-го столетия. Он основан в 1361 году двумя братьями, Алексием Стратопедархос (Военачальником), бывшим впоследствии Греческим Императором, и Иоанном великим Примакирием (первым сановником дворца Цареградского), бывшим Валахским Господарем, которые оба нашли себе покой в стенах своей обители. Через несколько времени, после первых ктиторов своих он обновлен и украшен Валахскими Господарями и одним Цареградским Патриархом.

Монастырь обнесен четвероугольной стеной с высокими бойницами (башнями); на стене расположены кельи иноческие в несколько этажей, отчего монастырь представляется снаружи чрезвычайно высоким, тем более, что холм, на котором он возвышается, в 22 сажени высотой от поверхности воды. Монастырь разделяется на два двора: на первом дворе меньшем – гостинные келлии, комнаты для рабочих людей, высокий пирг с параклисом (небольшой церковью) на верху и с ризницей внизу; на втором дворе – соборная церковь, трапеза, колокольня.

Соборный храм во имя Преображения Господня построен из белого мрамора. От прочих соборных храмов св. горы от отличается тем, что алтарь его круговидно расширяется в обе стороны, в которых находятся два притвора и преддверие с частыми арками и параклисами. Он был разписан знаменитым живописцем Панселином, жившим в 14-м веке. Когда поновляли собор и трапезу, разписанную также кистью того же живописца, – памятники его творчества летели со стены. К счастью в это время прибыл на св. гору и в Пантократор А. Н. Муравьев. Он поспел сюда тогда, как восточная стена притвора и некоторые части самого храма еще не были обнажены совершенно от старой штукатурки. Пораженный чудесной живописью Панселина, он убедил Пантократорцев – не сглаживать со стен собора не многих, но резких следов древнего живописного творчества, – и теперь можно восхищаться произведениями кисти Панселиновой: он лучший образец живописи Византийской. В трапезе сохранились лики Спасителя, сидящего на престоле с Евангелием в руках, Пречистой Девы Богородицы и Предтечи Господня, уцелевшие от колоссальной картины, находившейся над тройными дверьми входа. Вид Господа Иисуса, сидящего на престоле своей божественной славы, чрезвычайно трогателен: Бог всякой утехи и щедрот в этом изображении так близок взору, так понятен кающемуся сердцу, что невольно, кажется, слышишь от Его кротких уст слово любви и прощения; в очах Его выражено во всей полноте свое милосердие, и в всех чертах лица разлито истинно-невозмутимое спокойствие безстрастного любящего сердца и божественное достоинство Искупителя и Спасителя. По сторонам Господа – Богоматерь и Предтеча, оба в молитвенном виде; на их лицах выполнен во всей своей силе внутренний характер с глубочайшим благоговением пред Господом всяческих!..... Внутри храма весьма замечательны: Успение Пресв. Богородицы над западными вратами и лики Предтечи, Богослова, двух великомучеников Феодоров и отшельников Саввы и Антония.

На левом столпе соборного храма находится чудотворная икона Божьей Матери, называемая Геронтиссой. Она обложена богатой серебряной ризой новой чеканки; Божья Матерь написана на ней в рост. От этой иконы, силой Царицы небесной не раз совершались чудесные события. Когда Сарацины грабили Пантократорский монастырь; то прельщенные богатством, сняли с Богородничной иконы серебряные ризы, бросили её в колодезь и ушли. На дороге они были наказаны слепотой, и сами явно признали карающую силу Божьей правды за святотатственный поступок с иконой Божьей Матери. Прошло много лет; иноки опять собрались в монастырь; Богородничную икону они нашли в колодезе невредимой. Двукратно в монастыре оскудевал в сосуде елей; двукратно и наполнялся им сосуд сам собой. Что касается до названия иконы Богородничной Геронтиссою, это название усвоено ей потому, что Богоматерь несколько раз сама изъявляла свою особенную попечительность о умирающих старцах. Так было однажды во время литургии: Богоматерь предстала служащему Иеромонаху и приказала ускорить службу для того, чтобы тотчас напутствовать старца, готового уже испустить дух.

Святыня.

В числе частиц св. мощей находится: глава св. Иоанна великого, часть колена св. Игнатия Богоносца, кость от перста св. великомученика Меркурия, персты св. мученика Трифона и св. Анастасии, перст ноги Предтечи Господня и других святых. Но особенно замечательная святыня, находящаяся только в Пантократоре и в зависящем от него ските св. Пророка Илии, это части мощей св. Апостола Андрея Первозванного: часть главы святого Апостола и большая кость от ноги его. Есть и часть Животворящего Древа.

Пантократор – принадлежит ныне к числу штатных монастырей. Братство его исключительно почти состоит из Греков.

На св. Горе Афонской принадлежит Пантократору земля на пространстве двух часов ходу в длину и столько же в ширину. Ему принадлежат дачи близ Солуня, рыбная ловля на Дунае, и имущества в Княжествах.

Русский скит св. пророка Илии

Местоположение.

Русский скит св. Пророка Илии находится на северо-восточном склоне св. горы и расположен на одном из возвышенных пустынных холмов, между оврагов и среди белых кипарисов и роскошной растительности Афонской. Он отстоит от Пантократора на час ходу; на запад от него в лесу одиноко красуется Русский же скит Богородицы – Ксилургу, принадлежащий Руссику.

Основание его.

Этот скит основан в 1754 году блаженным старцем, Архимандритом Нямецкого монастыря, Паисием Величковским.

О. Паисий, родом из Полтавы, начатки иноческой жизни полагал в Любечском монастыре. Потом в 1746 году, он прибыл на св. гору Афонскую и поселился в каливе Капарис, принадлежащей монастырю Пантакратору. Когда здесь умножилось общество иноков, Паисий выпросил у монастыря Пантократор старую, разрушающуюся и никем не занятую келлию св. Пр. Илии и, приняв благословение от Святейшего Патриарха Серафима, жившего в Пантократоре на покое, начал строить скит во имя Пророка Илии. Когда работы были кончены и Паисий с братией переселились в новый скит, здесь он устроил общежитие, и написал для своего скита устав, сообразуясь с чиноположениями св. горы. Здесь, упражняясь в телесных трудах, Паисий занимался переводом на славянский язык книг: Добротолюбие и Исаака Сирина. В скором времени скит процветал: слава о святой жизни его иноков, особенно самого настоятеля О. Паисия, быстро распространилась по всей св. горе и вне её. Отовсюду стали стекаться иноки в новый скит, так что братии возросло до 100 человек. Вынужденный обстоятельствами, Паисий с 64-мя иноками удалился из своего скита в Валахию, где управлял монастырями: Драгомирном, Секулом и наконец Нямецем.

После О. Паисия Величковского, своего основателя, скит св. Пророка Илии постепенно все упадал и наконец, не более десяти лет тому, он представлял горькую картину совершенного упадка. Теперешний настоятель, также О. Паисий, выходец Молдавский, возстановил эту обитель и привел её в цветущее состояние.

Здания.

Русский скит св. Пророка Илии во всех частях своего внешнего расположения и устройства выказывает строгий характер Афонских киновий. Все здания этого скита, как нельзя лучше, приспособлены к общежительной жизни. В нем три церкви, из коих главная – во имя св. Пр. Илии, а одна – в честь и память св. Митрофана Воронежского. Со всех сторон скит обнесен братскими келлиями.. В церквах особенных украшений нет, кроме частиц св. мощей, из которых замечательна часть мощей св. Ап. Андрея Первозванного (часть левой стопы).

Братство.

Скит принадлежит Малороссиянам, потому что большая часть иноков его Малороссияне, и все настоятели до нынешнего, избирались из Малороссиян же. Иноков в нем около 30 человек.

Источники доходов.

Главный и существенный источник продовольствия скита состоит в богатых рыбных ловлях на Дунае. Он имеет, кроме того, дачи близ Солуня и в Бессарабии.

8. Ватопед

Сей монастырь – один из древнейших, богатейших и обширнейших монастырей на св. горе Афонской.

Местоположение Ватопеда.

Он лежит на северо-восточном склоне св. горы, на восточном побережье, на берегу залива Контессо, омывающего его с северной стороны, на ровном месте, среди цветущих нив, фруктовых садов и виноградников; с трех сторон окружен горами, покрытыми густым и прекрасным лесом. От Пантократора он отстоит в двух часах пути, от Кареи – в трех.

Название его.

Ватопед в Русском переводе имеет двойное значение: дитя в кустарнике, или колючие кустарники. Святогорцы усвояют ему первое значение и объясняют это значение следующей повестью ( Письма Святогорца, Ч. 11-я. Стр. 205–206.):

«Феодосий великий имел двух сынов от царицы Плакиллы: Аркадия и Гонория и дочь Плакидию. Раз Аркадий возвращался в Константинополь из Рима, где тогда оставались соцарственниками Феодосию зять его Константин и Гонорий. После благополучного плавания нескольких дней, когда корабль, на котором плыл Аркадий, поравнялся с островом Имвро, соседственным св. горе, вдруг поднялась сильная буря, так что Аркадий опасался за жизнь свою. В грустном предчувствии и страхе, он взад и вперед ходил по кораблю, непрестанно взывая: «Пресвятая Богородица, помози мне!» Тогда как он был близ борта, налетевший вихрь тряхнул мачтой, корабль перекачнуло с необыкновенной силой в наклонность той самой стороны, где был Аркадий... Чтобы предупредить опасность, Аркадий хотел прыгнуть на противоположный, возвышенный край корабля, но запнулся за лежавшие веревки, упал и бурная волна унесла его с собой в бездну. Спутники Аркадия, которым он был поручен для охранения, вне себя от страха боязни царского гнева и в сетовании о погибшем царевиче, вскоре пристали к Ватопедской обители. По выходе на сушу, некоторые из них случайно вернулись в прибрежные кустарники, и что же? Под тенью одного терновника они видят измокшего царевича в глубоком и тихом сне; удивленные такой нечаянностью, вельможи удалились от спящего Аркадия, и в невыразимой радости и благодарности прославили Бога и Царицу небесную. Царевич, когда проснулся, сам разсказал всем о своем избавлении Божьей Матерью от погибели. Место, где найден был спящий и чудом спасенный от потопления царевич, ныне занято алтарем главной соборной церкви. Феодосий великий, благодарный Пресвятой Богородице за спасение сына его Аркадия, воздвиг обитель в новом и прекрасном виде.» Обитель, с тех пор, стала именоваться Ватопедом.

Первоначальное основание Ватопеда относят еще ко времени Константина Великого: Равноапостольным действительно воздвигнут здесь первый храм в память благодатного пришествия на св. гору Владычицы и посвящен благовещенью Преблагословенной Девы. Храм этот был разрушен богоотступником Иулианом. Феодосий великий, обрадованный чудесным спасением сына своего Аркадия и признательный к заступлению Царицы небесной, возобновил прежний Благовещенский храм и построил великолепную обитель в 390 году по Р. Х., сделав богатые вклады в нее и даровав ей богатые дачи в Македонии и в Серасе близ Солуня.

Впрочем, Ватопедская обитель, воздвигнутая Феодосием старшим, и облагодетельствованная его сыном, не достигла своим существованием до наших дней. В 862 году, когда Арабы делали нападения на св. гору и грабили её обители, и Ватопед был разорен и опустошен; иноки его или были умерщвлены или от страха разбежались. С тех пор он оставался в запустении и развалинах до самого Афанасия Афонского, когда и был возобновлен.

В настоящем своем виде Ватопед основан в Х веке, в одно почти время с Лаврой св. Афанасия и Ивером. Когда к св. Афанасию Афонскому пришли из Адриаполя трое знаменитых и богатых граждан и изъявили ему свое желание построить на свое иждивение где нибудь новый монастырь, он указал им на развалины Ватопедской обители, сказав, что за её возобновление они многократную мзду примут от Бога. Адрианопольцы послушались его, – и Ватопед возник в прежнем или, лучше сказать, в новом виде и благолепии. Строители остались в своей обители, приняв иноческий образ.

Цари Греческие, Сербские и Господари Валахские особенно благодетельствовали Ватопеду. В XIII веке излились на него щедроты державных Сербских, – царя Стефана (в иночестве Симеона) и сына его св. Саввы, Архиепископа Сербского потому, что последний начал свои иноческие подвиги в Ватопедской обители. Семь параклисов (придельных церквей) соорудили они в стенах обители: во имя Господа, Предтечи Господня, Великомученика Георгия и двух Феодоров, Безсребренников, Святителя Николая и церковь во имя Богоматери, в саду монастырском, погребальная. Страшное опустошение и разорение потерпел Ватопед в царствование Императора Михаила Палеолога, когда сей Государь, устроив из видов политических мнимый союз Восточной Церкви с Западной во вред Православию, принуждал православных принять общение с Римом: монастырь твердо стоял за православие, и за то был разграблен и опустошен: двенадцать Иеромонахов, составлявших духовный собор, были замучены; игумен Евфимий, связанный, был увезен на скалу, среди моря, и там утоплен; прочие иноки разбежались. Ватопед был обновлен преемником и сыном Михаила Палеолога, благочестивым Императором Андроником старшим, который и сам скончался здесь иноком. Впоследствии облагодетельствовали его Императоры Греческие, сын Андроника, Палеолог Мануил и зять его Иоанн Кантакузин, даровавшие ему богатые владения и метохи (дачи), с утверждением сего дара царскими грамотами, и нашедшие себе приют в стенах обители, – и особенно Воевода Валахии, Неанг в 1526 г. – Неанг обновил обитель и соорудил новую церковь в честь Священного пояса Богоматери. В последний раз Ватопедская обитель обновлена в исходе прошедшего столетия.

Ватопедский монастырь имеет форму треугольника и обнесен стеной, увенчанной бойницами и келлиями. Он занимает под собой пространство более, чем прочие монастыри Афонские, кроме лавры св. Афанасия. Сквозь тройные врата, находящиеся в стене западной, открывается обширный, осенённый кипарисами, двор, на котором находятся соборный храм, колокольня, водосвятительница, трапеза, ризница, библиотека.

Соборная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы обширнее всех церквей на св горе. Она находится ближе к углу восточному и северной стене. Наружный вид, внутреннее расположение её таковы же, как и в соборах Лавры и Ивера. В неё ведет величественное преддверие , украшенное мраморными колоннами и арками, на которых утверждаются хоры. Из преддверия вход в два пространные притвора, внешний и внутренний, которые испещрены мраморным помостом; по обеим сторонам притвора два придела: по правую сторону – Святилище Николая Чудотворца, по левую – св. Великомученика Димитрия; над последним приделом находится еще больший придел на хорах во имя Богородицы, называемый отрады или утешения. Из внутреннего притвора так называемые главные врата ведут в настоящую церковь, которая держится на четырех, крестообразно стоящих, порфировых колоннах, доставленных из Рима ещё Гонорием. Иконостас, отделяющий алтарь от настоящей церкви, двоякий: внешний двух-ярусный, раззолоченный в новейшем вкусе; внутренний состоит из ряда мраморных столбов, составлявший древний, открытый иконостас. Семь глав или куполов венчают крестообразный храм, вымощенный мраморными плитами. Он весь разписан по очеркам знаменитого Панселина и новейшей живописью Византийской школы.

Ватопедский Благовещенский собор есть как бы кивот святынь, драгоценных сердцу каждого христианина. При южной стенке придела св. Великомученика Димитрия, с наружной стороны, в нише, находится чудотворная икона Божьей Матери, называемая Живоприятная. От этой иконы совершилось следующее чудо: «Дочь Феодосия великого, Плакидия, супруга Константина, царствовавшего в Риме, захотела побывать в Константинополе для свидания с братом своим Аркадием ( в 382 году); между тем, она испросила соизволения у супруга своего видеть и св. гору Афонскую и в особенности Ватопедский монастырь. Вероятно, в тогдашнюю пору или ещё не был запрещен вход сюда женщинам, или он имел своего рода ограничение. Когда Плакидия прибыла к Ватопеду, её торжественно встретили и повели в монастырь. Из смирения ли, или по чувству своего недостоинства, она вступила в Благовещенский собор не главными, а боковыми дверьми, и в умилительном благоговении хотела уже из притвора войти в самый храм, как вдруг с высоты раздался грозный голос: «Остановись! Ни шагу далее, если хочешь себе добра.» Испуганная Плакидия, вне себя от ужаса, пала на помост, и молилась о помиловании. В память этого события она воздвигла здесь придельный храм в честь св. Димитрия Солунского, а на том месте, где ей слышался таинственный голос, она приказала изобразить живописно лик Богоматери, относя к ней это чудо и заповедала теплить пред иконой неугасимую лампаду 20.” Святогорские Отцы законоположили с тех пор не впускать на св. гору женщин, что и поныне строго соблюдается.

Во внутреннем притворе, пред входом в тот же придел, св. Великомученика Димитрия, есть икона Божьей Матери, называемая Закланная. Об этой иконе святогорец пишет следующее (2-я ч. стр. 210–213): «Один здешний экклисиарх-диакон, по долгу занимаясь в церкви приведением всего в надлежащий порядок и чистоту, приходил кушать в трапезу иногда не в обычное время, но после всех. Раз, промедливши таким образом в церкви, он приходит к трапезарию и просит у него обедать. Недовольный безвременностью прихода экклисиархова, трапезарь с сердцем заметил, что надобно ходить в трапезу в свое время, а не так, как вздумается. Экклисиарх оскорбился таким замечанием и настойчивее прежнего начал требовать себе обеда, между тем как трапезарь решительно сказал, что у него нет для него ни куска хлеба. Голодный и разгневанный экклисиарх вышел из трапезы: помыслы один другого мрачнее начали волновать его пылкое сердце сильным негодованием на трапезаря. В этом расположении духа он возвратился в церковь, где помыслы не только не унялись, но сильнее прежнего мучили его; он весь был не свой... В разстройстве духа и в совершенном изступлении он подходит к иконе Божьей Матери, и, ставши пред нею, начал укоризненно говорить: «до которого времени я буду служить тебе Богородица?... Трудись, трудись, а за все то не только нет ничего у меня, но даже и куска хлеба в подкрепление усталых сил моих». При этих словах он схватил нож, которым очищал пред тем воск от лампад, замахнулся им, и сильно ударил в ланиту Её, и пронзил насквозь (икона эта изображена на холсте). Кровь брызнула, заструилась от раны, и сам лик Божественный покрылся бледностью, как лик умирающего от смертельной раны и от изсякающей крови. Тут иконоубийца затрепетал, упал на помост пред иконой, и, пораженный неизъяснимым ужасом, стал как помешанный; члены его ослабли; он трясся, как Каин, как преступник и убийца. . Скоро все узнали в монастыре о случившемся. Когда игумен и братия пришли в церковь, с изумлением заметили, что кровь, струившаяся из ланиты Богоматерней, ещё не засохла на ней. Убийца тогда же ослеп и помешался совершенно. В чувстве искренней жалости набожный игумен на следующий день совершил всенощное бдение о спасении и помиловании его; однакож чрез целые три года несчастный оставался помешанным, в трепетании всех членов и в слепоте глаз. Наконец, когда кончилось это время, Утешительница кающихся, Пресвятая Богородица, явилась в сонном видении игумену и объявила ему, что ради их молитв и ходатайства, Она прощает преступника и дарует ему исцеление; впрочем, прибавила, рука его, за дерзость и святотатственный поступок против Неё, будет осуждена на втором пришествии Христовом. На утро, действительно, помешанный образумился, и, пришедши в себя, прозрел глазами и оправился совершенно от трепетания членов.» Остальное время жизни он провел в покаянии и пред смертью утешен был явлением ему во сне Богоматери, обрадовавшей его прощением. Кающийся умер; когда по прошествии трех лет, открыли его кости, оказалось, что рука, дерзнувшая на страшный поступок, была черна как уголь: такова она и ныне.

В приделе Божьей Матери Утешения или отрады на хорах находится, при правом клиросе, в стенной нише, чудотворная Богородичная икона отрады. Лицо Богоматери выражает сострадательную любовь и чувство удовольствия: взор Её дышит кротостью и милосердием. Лицо младенчествующего Бога не таково: оно грозно, движение гнева заметно во всех чертах; взор полон строгости и неумолимого суда. От этой иконы был глас игумену, совершавшему пред ней утреннее правило, когда к монастырю подошли разбойники и скрылись в кустарниках: «не отверзайте сегодня врат обители, но взойдите на стены монастыря и разжените врагов». Игумен устремил глаза свои на икону Богоматери, и ему открылось ужасное чудо. Он видит, что лик Богоматери оживился, равно как и держимого Ею Младенца. Предвечный Младенец, простерши свою десницу и закрывая ею уста своей Божественной Матери, обратил на Неё лицо своё и сказал: – Нет, Мать мая, не говори им этого: пусть они накажутся! – Но, Богоматерь, стараясь удержать своей рукой руку Своего Сына и Господа и уклоняясь лицом от Него направо, снова произнесла двукратно те же самые слова: «не отверзайте сегодня врат обители и пр.» Пораженный ужасом от этого страшного чуда, игумен тогда же собрал всю братию, пересказал им все случившееся и слова Божьей Матери к нему, и самые слова Господа Иисуса, произнесенные к Ней; и все заметили с крайним изумлением, что лицо Богоматери и Господа Иисуса, и вообще очертание той иконы сделалось в другом положении против прежнего своего вида. Тогда же они взошли на монастырские стены и имеющимися в монастыре орудиями отразили нападение разбойнической шайки. С той поры и по сие время, эта чудотворная икона Божьей Матери известна там под именем отрады или утешения, и положение лиц Богоматери и Иисуса Христа осталось в том самом виде, в каком оно соделалось при троекратном голосе, игуменом слышанном.

В обоих притворах есть иконы мозаической работы: во внешнем притворе, в котором изображены на стенах все ктиторы и Святые Ватопедской обители, находится мозаичная икона св. Николая Чудотворца над внешними дверями его придела; во внутреннем, над главными вратами собора, икона, называемая Деисус или Триморфон, на которой изображены Иисус Христос, Божья Матерь и Предтеча, по обеим сторонам врат изображены Ангел и Благовещение: последняя икона – храмовая.

В настоящей церкви сохранились остатки стенной живописи Панселина, именно: изображения двух Велико-Мучеников Георгия и Димитрия.

Алтарь знаменитый наш путешественник Барский называет небеси подобный – и он действительно, как бы небесный. Сень над престолом его мраморная, поддерживаемая четырьмя мраморными столбами, он весь разписан священными изображениями, украшен древними крестами, мозаическими иконами, драгоценными кадилами, свещниками, шелковыми занавесами; в нем находится чудотворная икона Божьей Матери, так называемая Ктиторская, пояс Богоматери, Животворящий крест – сокровище св. мощей, складная икона Императрицы Фоедоры и другие драгоценности.

Ктиторская икона Божьей Матери дарована Ватопеду Феодосием великим. Она стоит за престолом на сопрестолии или горнем месте. Эта икона семьдесят лет находилась вместе с животворящим крестом Царя Константина в колодезе, ископанном под помостом св. алтаря: сюда скрыл её пономарь, которому поручен был надзор за святыней алтаря, когда на св. гору сделали нападение Арабы (в862 году) и расхищали богатства Афонских обителей. Через семьдесят лет икона Божьей Матери и св. Крест были обретены под алтарем при колодезе нимало неповредившимися; сама свеча, поставленная пред ними благочестивым пономарем, еще горела. Эта свеча и до сих пор стоит пред иконой, пред которой и свет теплится неугасимо, потому что иноки постоянно подливают в лампаду масла. В память счастливого события – обретения Ктиторской иконы Богоматери, совершившегося в понедельник, каждую неделю бывает в Ватопедском соборе торжественный молебен Божьей Матери, а на следующий день литургия также в соборе, с коливом, для поминовения усопших, или в честь Богоматери и за трапезой возносится честь Божьей Матери. – В XII веке, в царствование Императора Михаила Палеолога, когда была тяжкая для православного Востока и Афонской горы година, Ктиторская икона Богоматери похищена была из Ватопедского монастыря, и найдена уже в XVI веке в городе Каллиполи при Дарданельском проливе: она прислана в обитель Молдавским воеводой Стефаном, и поставлена на своем прежнем месте.

Безценная святыня, священный пояс Божьей Матери, хранящийся в особом ковчеге, чрезвычайно ветх, черновиден, и густо-плетен, по мнению иноков Ватопедских, из волос, каковы Иерусалимские пояса, привозимые поклонниками, а по мнению путешественников, лобызавших его, из золота и шелка; он запечатан двумя царскими печатями Императоров Аркадия и Льва премудрого. Часть пояса посылается с сборщиками милостыни в мир.

В том же ковчеге хранятся части мощей: глава св. Григория Богослова, глава св. Андрея Критского, нога св. Апостола Ворфоломея, часть мощей св. Великомученика Феодора Стратилата, стопа от ноги св. Параскевы Римлянины, часть мощей св. Мученика Кирика, правая нога св. Ермолая, правая также нога св. Пантелеймона, большая кость от руки св. Мученика Трифона, кость плеча св. Первомученика Стефана, кость от руки св. Иоанна Милостивого и чудотворная рука св. Мученицы Марины (и ныне чудодействующая и исцеляющая недуги) и других святых – частицы мощей.

Над игуменской кафедрой в алтаре же на стене висят складные иконы царицы Феодоры, супруги Императора Феофила иконоборца, известные под именем игрушек царицы Феодоры. Эти иконы называются игрушками потому, что, когда Феофил взошел к супруге своей в спальню, и увидел иконы, пред которыми она тихонько молилась, спросил: что это такое? Феодора отвечала ему: «это употребляют повсюду женщины и девы вместо игрушек.» Складные иконы писаны на холсте, натянутом поверх дерева. На правой складни изображен Божественный Младенец, объемлющий Пресвятую Богородицу; на левой – Спаситель благословляющий.

В алтаре еще находятся иконы мозаической работы небольшие: Распятие Христово, св. Праматерь Анна и св. Иоанн Златоуст, и три иконы, называемые Софийскими – св. Троицы, Богоматери, Благовещения, украшавшие собой величественный Софийский храм в Царьграде. Там же есть иконы, присланные из России царственными особами.

Достойна замечания так называемая Мануилова чаша, принесенная в дар монастырю Греческими Императором Мануилом. Она, как говорят, состоит из всевозможных химических составов; освященной воде из неё приписывается целительная сила.

Близ преддверия соборного храма возвышается величественная колокольня, высота её пятьдесят сажень: она выше всех святогорских колоколен.

Прямо против преддверия храма находится трапеза; внешним видом и внутренним устройством она подобна лаврской трапезе, только меньше её. От храма она отделяется небольшой площадкой.

На этой площадке стоит фиал или водосвятница. Она больше лаврской водосвятницы, утверждается на 16-ти мраморных столбах, из которых восемь окружают каменную чашу, стоящую среди Водосвятницы, а прочие расположены снаружи попарно; на карнизах столбов мраморных находятся надписи с именами Ктиторов монастыря: Мануила, Комнина, Иоанна Кантакузина. Вода льется из медного орла, стоящего среди чаши.

Хрисовуллы.

В ризнице есть много драгоценных вещей и хрисовулл или царских грамот, напр. Хрисовулл Императора Мануила, писанный на пергаменте, данный 1236 года, с золотой царской печатью и подписью его руки: Мануил во Христе Боз верный царь и Самодержец Греческий Палеолог; два хрисовулла Императора Иоанна Палеолога (1320 и 1344 г.), хрисовулл Андроника (1392 г.) и др. Есть много Патриарших грамот, писанных на пергаменте, с оловянными печатями: Патриархов Тимофея (1613 г.), Симеона (1512 г.), Пахомия (1508 г.), Кирилла (1722 г.). Кроме того, находится еще и грамота Русских Царей.

Библиотека.

Библиотека Ватопедская богаче, чем в других монастырях. В ней находится весьма много книг и рукописей древних и редких, напр. Марка, Митрополита Ефесского толкование на Евангелие Матфея, , некоторые сочинения против Латинян, сочинения Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова; все эти сочинения в рукописях.

Владения монастыря.

Владения монастыря Ватопедского простираются на два часа ходу в долготу и на час в широту. На земле монастырской там и сям, по лесам и ущельям разсеяно множество пустыннических келлий и калив. В зависимости от монастыря находятся два скита: один – скит св. Великомученика Димитрия, другой – Русский скит св. Апостола Андрея Первозванного. Вне св. горы монастырь имеет богатые метохи (дачи) близ Солуня в Македонии, и великие имущества в Княжествах и Бессарабии.

Ватопед – монастырь штатный. Многочисленное братство его состоит большей частью из Греков.

Скит св. великомученика Димитрия (Солунского)

Скит св. Великомученика Димитрия находится к югу от монастыря Ватопеда в разстоянии от него на полчаса ходу, и лежит на склоне горы, в самом уединенном и безмолвном месте. Название свое скит получил от храма, посвященного св. Великомученику Димитрию. Этот храм, по преданию, построил сам св. Великомученик в честь Пресвятой Богородицы. Когда же он пролил кровь свою за Христа и св. мощи его прославились нетлением и чудесами, Солунские родственники его поддерживали его храм на св. горе, и из благоговения к нему переименовали храм и посвятили его самому Великомученику.

Вокруг храма разсеяны над глубоким оврагом, среди роскошной растительности Афона, келлии отшельников с малыми при них церквами.

Скит св. Великомученика Димитрия – один из замечательных на Афонской горе, и замечателен именно тем, что устройство его, сообразно с основными правилами такого рода пустынножительства, самое древнее.

Русский скит св. Андрея Первозванного и св. Антония Великого, называемый Серай

Местоположение скита.

Русский скит Серай состоящий в зависимости от Ватопедского монастыря, находится на восточном склоне св. горы Афонской, в разстоянии от Кареи не более четверти часа, а от моря – одного часа. Он расположен на самом лучшем и удобном месте близ самой, так сказать столицы Афона ( Кареи), среди роскошной растительности природы и самого благорастворенного воздуха.

Название его.

Слово «Серай» на турецком языке значит красивый дворец. Так названа первоначально келья, послужившая основанием скиту, и самый скит, потому, что стоит на открытом, самом прекрасном и веселом местоположении, с которого открывается живописная окрестность и даль с самыми поэтическими видами, волнами зелени, соседственными высотами и неподвижной, зеркальной равниной эгейских вод.

Скит св. Ап. Андрея Первозванного и св. Антония великого преобразовался и возник из бывшей Серайской кельи. Осноавание этому скиту положено двумя вселенскими Патриархами.

Вселенский Патриарх Афанасий (Пателарий), прибыв на Афон на покой в половине XVII века, избрал место для селения своего, где находится теперь Серай; устроенная им келлия была основанием нынешнего скита. Афанасий поехал в Россию и на возвратном пути скончался в Лубнах, где почивают нетленно сидящие мощи его.

По истечении более нежели ста лет, другой вселенский Патриарх, Серафим, прибыв на Афон тоже для успокоения, первоначально остановился в Пантократоре. По осмотрении св. горы, он не мог не признать запустелого участка, избранного Патриархом Афанасием, едва ли не превосходнейшим по удобству и красоте места, благорастворению воздуха, плодородию почвы и растительности... Он приобрел этот участок в собственность, а общество Афонское во свидетельство уважения к высокому гостю, вступавшему в братство св. горы, снабдило его всеми необходимейшими строительными материалами. Патриарх не был лишен средств; он прибыл с довольно многочисленной свитой, помещение требовалось не малое. Выписав из Царьграда мастеров, новый хозяин заложил храм в виде ограненной башни Византийского вкуса, и дом в одной с ним связи. Три церкви вмещались в храме: нижняя (ныне гробовая еще не совершенно устроенная) неизвестно кому была посвящена, средняя в честь покрова Пресвятой Богородицы, и верхняя во имя св. Ап. Андрея Первозванного, впоследствии была переименована Греками во имя св. Антония Великого, а ныне получила первобытное свое название. Она всех величественнее по размерам, и была самой богатой по отделке Византийских украшений. Легким шатром подымается её светлый купол, пол, выложенный мрамором, украшен доселе Патриаршим орлом, а стены были разписаны кистью трех избранных на востоке художников того времени; с одной стороны у правого клироса Святейший хозяин изображен сам, как строитель, по древнему обычаю, держащим в руках сооруженную им церковь. Фрески эти сохранялись долго в первобытной свежести; но, многолетнее небрежение, а после повреждение и самого здания привело все части его мало помалу в жалкое состояние. В последнее время часть живописи, как в церкви, так и в алтаре, была исправлена усердием отца Нифонта.

Установив все на месте, уже щедро одаренном от природы, не только удобно, но и так изящно, что новый монашеский скит получил от Афонцев сохраненное им поныне наименование Серая (красивого дворца), Патриарх прожил здесь только два года в монашеских трудах, заботясь о украшении сооруженного им скита и возделывании участка земли его, и в тесном братском общении с находившимся тогда на св. горе старцем Паисием Величковским (впоследствии Архимандритом Нямецкого Молдовлахийского монастыря). Политические причины побудили Патриарха, по случаю войны Турции с Россией, выехать из своего любимого приюта в наше отечество, где окончил дни свои в Лубнах и погребен у нетленных мощей предшественника своего Патриарха Афанасия Пателария 21.

Оставленный Патриархом Серафимом временный правитель его скита, старший Иеродиакон, не мог поддерживать Серая, перешел в Ватопедскую обитель и, за дарование ему там приюта и содержания, передал келлию Серайскую Ватопеду, собственностью которого она сделалась в самые неблагоприятные времена для всего Афона. Смуты греческого восстания уничтожали благосостояние обителей св. горы. Ватопед тоже не имел способов поддержать келлию Серайскую, широкой рукой заложенную; она начала переходить в наем из рук в руки. Мало помалу эта прекрасная собственность клонилась к разрушению 22.

В 1841 году Серайскую келлию приобрели два выходца Русские, из Брянской пустыни Белых берегов, отцы Виссарион и Варсануфий, и начали ревностно и заботливо стараться о возстановлении этой келлии. Скоро Серай процвел. В нем собралась община монашеская, состоявшая из двадцати и более иноков чисто русских. Но эта община не была ограждена более прочными правами самостоятельного скита. И вот в 1849 году усердием отцов Виссариона и Варсонуфия, трудами и хлопотами в святогорском Протате нашего, ревнующего по благочестию путешественника по Востоку, А. Н. Муравьева, келлия Серайская возведена на степень скита, с собственной печатью и с правом избирать своего игумена: Серай преобразован в Русский скит св. Ап. Андрея Первозванного и св. Антония великого. Торжественное открытие скита совершилось 27 Октября 1849 года в присутствии Митрополита Адрианопольского Григория (живущего на покое в Ватопеде), двух Архимандритов, трех проигуменов, нескольких епистатов, при весьма значительном стечении монашествующих из разных обителей. А. Н. Муравьев наименован ктитором нового скита.

Церквей в скиту – три: нижняя (где погребальница для иноков); средняя – в честь св. Антония В., и верхняя, в честь св. Ап. Андрея Первозванного.

Серайский скит – обитель собственно русская, где иноки все до одного русские, без всякой примеси славянских племен. Святейший Синод наш поминается в этой обители наравне с Патриархом Цареградским, который есть ставропигальный Архиепископ св. горы.

При Серае есть незначительный участок земли, которую обрабатывают сами иноки.

Серайский скит теперь только устраивается.

9. Есфигмен

Местоположение монастыря, и название его.

Монастырь Есфигмен находится также на северо-восточном склоне св. горы Афонской и отстоит от Ватопедского монастыря в трех часах пути, а от Кареи – в шести. Он расположен при самом береге морском и со всех сторон, исключая восточной, сжат и стеснен соседственными высотами, отчего дано ему и название Есфигмен, то есть, по русски, утесненный.

Основание его.

Время основания его относится к V веку по Р. Х. Ктиторы его были Император Греческий Феодосий младший и сестра его благочестивая Царевна Пульхерия. Во время набегов на св. гору Сарацин – он много пострадал, подобно прочим обителям, от разорений жестоких варваров, и находился довольно продолжительное время в бедственном положении.

Впоследствии монастырь возобновлен усердием Господарей Сербских. Благодетелем его сделался и Архиепископ Солунский, св. Григорий Палама, потому что этот святитель был несколько лет Игуменом Есфигменской обители. В последних годах прошлого столетия эта обитель пришла в совершенный упадок; её возстановил, при помощи Архиепископа Кассандрского Игнатия, Преосвященный Солунский Даниил, удалившийся на св. гору на покой.

Внешний вид.

Монастырь Есфигмен представляется в виде обыкновенного приморского замка, окруженного черыреугольными стенами, увенчанными келлиями в четыре этажа и высокими башнями; посреди двора – главный соборный храм, посвященный Вознесению Господню. Храм – совершенно новый и сооружен в святогорском вкусе. Уцелела и прежняя, довольно древняя церковь, также Вознесения Господня.

Святыня.

В нем находится несколько частиц св. мощей, между которыми есть части мощей св. Равноапостольной Марии Магдалины (стопа от левой ноги) и св. священномученика Харалампия. Есть также два креста из Животворящего Древа.

Хрисовуллы.

Между хрисовуллами, виденными Барским, находились следующие: хрисовуллы Греческих Императоров: два Иоанна Палеолога (1060 г.) с подписью: Иоанн благочестивый владыка Комнин Палеолог; один – Иоанна Палеолога (1357 г.); все эти хрисовуллы писаны на пергаменте греческим языком; далее грамоты Сербских господарей, писанные также на пергаменте, но славянским языком; также грамоты Патриархов Цареградских, называемые Сиггиллиоды. Кроме того есть грамота и Российского Царя, Алексея Михайловича, с восковой печатью.

Замечательный предметы вне монастыря.

Вне монастыря, при западной стене расположен фруктовый сад, и к этой же стороне направлены водопроводы из отдаленных горных ключей. С северной и южной стороны омывает монастырь поток, стремящийся в море, под арками; на этом потоке устроена крещальня. Близ монастыря на горе находятся развалины бывшей обители Есфигменской – древней, существовавшей некогда в одно время с настоящей. Прежняя обитель основана была в половине Х-го века св. Архиепископом Солунским Василием в память его блаженного учителя Евфимия нового, который спасался в скиту близ обители первой. Как долго существовала древняя обитель Есфигменская, неизвестно. От неё уцелел только обломок алтарной стены. – На северной стороне монастыря, находится замечательнейшее и драгоценное для нас – русских место: это – пустыня и пещера нашего основателя Киево-печерской лавры, Преподобного Антония. В этом отношении драгоценен и важен для нас и монастырь Есфигмен: в нем и под сенью его полагал начатки иноческих трудов наш великий Авва. Преподобный Антоний пришел на св. гору, в обитель Есфигменскую в 973 году; с благословения Игумена её Феоктиста он поселился в пещере, на разстоянии одного поприща от обители, и два раза был посылаем отцем своим духовным в Россию, по случаю возникших смут. Пещера преподобного Антония – двойная; она изсечена в скале близ морского берега, и перед ней гладкая площадка, обнесенная загородкой. Главная пещера столь тесна, что один человек с трудом может в ней помещаться. Другая пещера, рядом с главной, с малым отверстием для окна, недавно обновлена одним русским пустынником Саввой, прожившим в ней 15 лет. Над двойной пещерой, на самом обрыве скалы, воздвигнута недавно небольшая церковь в память св. Антония Киево-печерского 23. Скала эта называется Самарской.

Значение обители в отношении к иноческой жизни и братство её.

В отношении к иноческой жизни Есфигмен принадлежит к первому классу Афонских монастырей: он общежительный. Общежитие в нем установлено в исходе минувшего столетия Преосвященным Солунским Даниилом, жившим здесь на покое. Немногочисленное братство его состоит большей частью из Греков; есть в нем Болгары, Сербы и Русские.

Способы содержания.

Владения монастыря на св. горе не обширны. Способы содержания его и доходы проистекают из общих источников Афонской горы, т. е., из Каламарии близ Солуня, из княжеств...

10. Хиландарь

Местоположение монастыря.

Монастырь Хиландарь лежит на восточной стороне Афонской горы, на граничной черте её, не далеко от перешейка, отделяющего св. гору от материка, в разстоянии от Есфигмена одного часа ходу, от Кареи – семь, а от морского берега в получасовом. Местоположение его превосходно. Он расположен на равнине в густой чаще леса, нависшего над ним по крутому скату оврагов, окружающих монастырь с трех сторон, так что и на самом близком разстоянии он не заметен.

Название его.

Хиландарь на греческом языке имеет двоякое значение: львиные уста и тысячная мгла. Усвояя ему первое значение, некоторые говорят, что он построен на древнем называвшемся издревле Хиландарем; а это урочище так прозвано оттого, что древний город, на нем стоявший, имел на своих воротах герб – льва с отверстыми устами, или оттого, что местность монастыря, окруженного горами с простирающимися от него до моря равнинами, представляет как бы львиные уста. Но иноки Хиландарские усвояют своей обители второе значение по следующей причине: Во время варварских набегов на св. гору, монастыри Афонские по два и по три раза каждый были разоряемы; но Хиландарская обитель, покрываемая благодатью и заступлением Небесной Царицы, ни разу не страдала от неприятелей. Увидавши с окрестных гор обитель, много раз они неслись к ней, но внезапно покрывала их дружины непроницаемая мгла, и они возвращались назад, поражая друг друга. Особенная защита Божьей Матери проявилась здесь во время похода на св. гору дружин Императора Михаила Палеолога, и в прошедшую Турецкую войну: Хиландарь остался неприкосновенным для врагов.

Очерк истории монастыря.

Хиландарь основан в исходе XII столетия по Р. Х. Ктиторы его – Сербские цари – иноки Симеон и сын его Савва, Архиепископ Сербский. Услыхав от двух иноков об Афонской горе, юный Савва тайно бежал с ними туда, и там, сперва в монастыре Руссике, потом в обители Ватопедской, изумляя самых старцев строгими подвигами иноческой жизни. Влекомый отеческой любовью к любимому детищу, и родитель Саввы, царь-инок Симеон явился в Ватопед, дабы разделять с ним иноческие подвиги. Оттуда потекли их благодеяния на всю св. гору; процвела и Ватопедская обитель, в которой сооружено ими семь церквей. По предложению Прота и прочих настоятелей Афонских, Симеон и Савва решились основать собственную свою обитель на месте какого либо упраздненного монастыря. Получив от родственника своего, Греческого Императора, Алексия Комнина, хрисовуллу на владение местом, они соорудили обитель на лесистом удолии Хиландаря, где прежде стояла небольшая церковь. Быстро возросла и процвела новая обитель, пользуясь особенным покровительством царей Сербских и Императоров Греческих, и сделалась Лаврой. В нее стекались все сокровища Сербской земли; из неё же истекали лучи просвещения для последней. В силу грамот Сербских царей и хрисовулл Императоров, она возобладала почти всей Афонской горой, так что и доселе одна только лавра св. Афанасия равняется с ней обширностью владений. Будучи Славянской обителью и назначенная первоначально исключительно для Славянского племени, Хиландарская обитель внесла славянский дух и характер и во многие обители св. горы, так что в них, даже чисто греческих, богослужение начали совершать на славянском языке.

Вторым ктитором лавры Хиландарской был Краль Сербский, Стефан Урош Милутен, зять Императора Греческого Андроника Палеолога, в 1300 году. Он соорудил новую церковь, величественную, на месте первой, построенной первыми ктиторами обители; укрепил Хиландарь крепкими башнями и бойницами, и распространил его владения, даровав ему многие земли в Македонии. Но самым цветущим временем для него был 1348 год, когда в его стенах более четырех месяцев жил Царь Стефан Душан, именовавшийся Самодержцем Греков, Сербов и Болгар. Он укрепил все достояние лавры хрисовуллами, коих сохранилось в ней до двадцати, и дал, хотя на время, перевес славянскому племени пред греками на св. горе. Но скоро славное царство Стефаново пало; Сербская земля была конечно разорена после несчастного сражения сербских дружин против Султана Амурата на Коссове: упала и лавра Хиландарская, лишившись всех почти достояний в Македонии, расхищенных Турками.

Тогда она обратилась на севере к Царю Иоанну Васильевичу Грозному, умоляя его о защите и помощи, – и Царь наш принял её, как единоплеменную, под высокую свою руку. Он даровал Хиландарю в вечный поминок подворье в Москве, в Китай-городе, по правую сторону Устюжского двора, на прокормление и вспоможение во всяких скорбях, по словам царской грамоты. Грамота царя Иоанна Грозного была подтверждена в свое время царями Феодором Иоанновичем, Борисом Годуновым и благословенным домом Романовых. Но, в малолетствие царей Иоанна и Петра, подворье было отобрано для Патриарших певчих, и в замен положено отпускать по сто рублей милостыни, что и доныне производится.

В конце XVII века Хиландарь пришел было в совершенное запустение; но возобновлен был благочестивым купцом Венецианским, впоследствии иноком Никанором, и милостыней Болгарской. Во время всеобщего восстания греческого в двадцатых годах настоящего столетия он был, заступлением Божьей Матери, спасен от разорения и разграбления Турков, опустошивших другие обители св. горы.

Расположение и внешний вид монастыря.

Монастырь Хиландарь, как и все святогорские монастыри, представляется замком, имеющим вид треугольника, с расходящимися в две стороны стенами и зданиями, с высокими пиргами и бойницами. Сквозь святые врата, находящиеся в самом углу монастыря, открывается обширное подворье, на котором, среди белых кипарисов, красуются монастырские здания.

Здания его.

В стене западной находится трапеза, довольно просторная. Она поддерживается 14-ю мраморными цельными столбами; наружная её галлерея – на низких столбах с мозаическим помостом. Она прежде была разписана кистью Панселина; от него уцелел на стенах только собор Архангелов; прочее все обновлено в 1748 году, и тогда же по прежним очеркам написаны были кругом всей стены лики святых Афонских и царственных благодетелей Хиландаря. Трапеза примыкает к преддверию собора с западной стороны. С северной стороны соборного храма находится небольшая церковь во имя св. Апостолов; за алтарем его – высокая колокольня, имеющая вид башни; пред собором – величественная крещальня; с восточной стороны, подле кладезя, кладовые обители и над ними в башне придельная церковь и Библиотека, а на месте келлий Царя-инока Симеона – высокий пирг, построенный Кралем Сербским Милутином, с обширной церковью в честь Архангелов. На дворе монастырском, на пиргах и в стенах, находится еще несколько малых церквей.

Соборный храм в честь Введения в храм Пресвятой Богородицы, величественностью, красотой и богатством материала, из которого построен, превосходит почти все храмы св. горы. Он стоит среди самого монастыря отдельно от всех зданий, на прочном и высоком основании; построен из больших тесаных камней, обложенных во многих местах снаружи и изнутри мраморными плитами; расположением крестообразен, по обычаю святогорскому. Все столбы, на которых он утверждается, числом 26, из цельного белого мрамора; мрамором обложены двери и окна; между окнами извне и внутри находятся мраморные же, четыреугольные и круглые, столбы. Помост во всем храме мозаический, состоит из различного вида и цвета мраморных плит, соединенных между собой весьма искусно. В настоящей, против купола, венчающего храм, на помосте вымощен мраморный крест темно-зеленого цвета, занимающий столько пространства, сколько глава церкви; на клиросах и в других местах выделаны из мрамора различных цветов узоры, на подобие звезд. Ко всем внешним дверям ведет по восемь и более ступеней; на несколько ступеней возвышается помост храма во внутреннем притворе против внешнего; еще несколькими ступенями против помоста внутреннего притвора он выше в настоящей церкви и в алтаре. Во всем храме врат, внешних и внутренних, одиннадцать; окон – сто четыре. Иконостас, налой Евангельский, два налоя по клиросам обложены кожей морской черепахи и украшены перламутром. Храм весь украшен иконами, паникадилами, богатым хоросом, крестами драгоценными, висящими по стенам; утварь церковная – весьма богата. Собор увенчивается четырьмя главами, расположенными крестообразно; кровля его – не из простого олова, которым покрыты все святогорские храмы, но с примесью золота и других металлов.

Во внешнем притворе собора на стенах изображены Цари и Святители благочестивого рода Стефана и Саввы. По правую сторону клироса находится мраморная гробница, в которой почивало нетленное тело св. Симеона, перенесенной впоследствии сыном его, св. Саввою, на родину, с Студеницкий монастырь. Из гроба выросла, с наружной стороны храма, виноградная лоза, плоды которой имеют целебную силу. На клиросе находится великолепная кафедра Игуменская с позлащенною сенью, с эмалевыми изображениями, поверх сени, страстей Господних и двенадцати праздников. Кафедра вся испещрена перламутром. На ней, на месте Игуменском, стоит чудотворная икона Божьей Матери, так называемая Троеручица: этой иконой своей Небесная Царица занимает в монастыре место игумена и Сама непосредственно управляет Хиландарсой обителью. Троеручицей эта икона называется потому, что к ней в свое время была приложена вычеканенная из серебра кисть руки; и на ней изображается снизу третья рука в память того чудесного события, что перед ней, по молитве св. Иоанна Дамаскина, чудесно исцелилась рука его, отсеченная Халифом Дамасским. Икона – Троеручица находилась в Палестинской Лавре св. Саввы освященного, в келлии св. Иоанна Дамаскина, где он подвизался, с половины VIII-го века и до XIII-го, т. е. до тех пор, когда прибыл туда св. Савва, Архиепископ Сербский. По особенному соизволению Божьему, икона была дарована от Лавры, вместе с иконой, называемой Млекопитательницей, и пастырским жезлом св. Саввы освященного, в благословение, царственному иноку Паломнику, которым была принесена в Сербию. Как долго здесь она находилась, неизвестно; но, когда возникли в Сербской земле смуты, она была возложена на осла, – и осел, без всякого водительства со стороны людей, руководимый и управляемый странствующею на нем божественной иконой Царицы Небесной, прошел до св. горы Афонской и остановился пред Хиландарским монастырем. Икона Богоматери была принята с радостью иноками обители и поставлена в алтаре соборного храма.

Неизвестно также, сколько лет Троеручица стояла в алтаре: затем она, силой Богоматери, перенеслась на игуменскую кафедру, где и доселе пребывает. Выпишем из Писем святогорца место об этом событии (Ч. 1, п. 17): «Раз в Хиландаре умер настоятель; избрание нового стоило многих и сильных потрясений в братстве: одни хотели одного, а другие иного; так что монастырь разделился на две партии, возникли неудовольствия и распри. Смуты братства потревожили и Богоматерь, имени которой посвящен монастырь; Она Сама вступилась в спорное дело братии и дала ему мирное направление. В один день братия, по обыкновению, собрались к утрени и видят, что икона Троеручицы не на своем месте, в алтаре, а на игуменском. Отнеся это к тайным действиям экклисиархов, братия отнесли икону в алтарь; но на следующий день опять она появилась над игуменским местом; её снова поставили в алтарь, а между тем были приняты все меры предосторожности: двери церкви освидетельствованы; наложены на них печати; но на третий день икона опять была над игуменским местом. Пока еще братья дивились этой странности, является известный всем затворник, единственный между ними по святости жизни, и рассказывает видение, в котором Богоматерь изволила сказать, чтобы братья не трогали икону Её с игуменского места, потому что в устранение несогласий и в настоящее и на будущее время, Она сама хочет занять это место свое Божественной иконой и непосредственно управлять монастырем. С той поры не выбирают, и нет там действительного игумена из братии, а есть только проигумен, т. е. наместник, заведывающий монастырем, и место игуменское всегда остается праздно в церкви, над которым стоит икона Троеручица.».

Святыня и драгоценности.

Святыня и драгоценности, хранящиеся в монастыре, приобретены великим ктитором его, св. Саввой, во время путешествия своего на восток. Патриарх Иерусалимский Афанасий благословил его драгоценной святыней св. мощей; а Император греческий Иоанн Ватацес, родственник его, даровал ему большую часть животворящего древа, орудия страстей Господних и Евангелие от Иоанна, писанное золотыми буквами по багряному пергаменту. Особенно между св. мощами замечательны три священные главы: Пророка Исаии, Великомученика Прокопия и Евтихия, Цареградского Патриарха. – В ризнице находятся иконы русские и особенная замечательность: ветхая завеса, пожертвованная царем Иоанном Грозным; на ней изображен Господь и написаны лики святых Русских; сохранились еще на ней имена Царя и Супруги его Анастасии и Царевича Иоанна, лета 1556.

Хрисовуллы.

Ни в одном монастыре нет такого обилия хрисовуллов и царских грамот, как в Хиландаре. Укажем некоторые из них: хрисовулл Греческого Царя Андроника, писаный на пергаменте 1320 года; грамота св. Саввы, Архиепископа Сербского, на пергаменте, без печати, с такой подписью: всех правоверных Христиан молебник Савва грешный; писана лета 6701 (1192); хрисовулл на пергаменте, с большой позлащенной печатью, с такой подписью: Стефан у Христа Бога благоверный Царь и Самодержец Серблем, Греком, поморию и западным странам, дан лета 6826 (1318); другой хрисовулл того же Царя, с большой и толстой позлащенной печатью, на которой с одной стороны изображена Пресвятая Богородица, с другой – лицо царя, с такой же подписью: Стефан у Христа Бога благоверный Царь и Самодержец Серблем, Греком, Болгаром и Албанцом, – дан года 6856 (1348); хрисовулл другого царя Сербского Стефана Уроша, писаный на пергаменте столбцом, в две сажени с лишком длиной; на нем подпись: Стефан Урош, по милости Божьей краль (король) и Самодержец всех Сербских земель и поморских; грамота дочери Георгия Бранкована, на пергаменте с золотой печатью и подписью: Госпожа Маарась с сыновьями Георгием и Гургурем; хрисовуль Господаря Волосского, с восковой печатью и с привешенной славянской подписью: Иоанн Дука Воевода, Божьей милостью Господин всей земли Унгровлахийской, года же 7604 (1556) написася. В Хиландаре находятся еще грамоты Царей Российских, писаные на пергаменте и хартиях с привешенной на шнуре золотой государственной печатью: Царя Иоанна Васильевича Грозного 24, данная лета 7079 (1571); Царя Алексея Михайловича 25, данная 7166 (1658).

Чин церковный.

Чин церковный, соблюдаемый в Хиландаре, есть общий святогорский, с некоторыми, впрочем особенностями и отличиями. Эти особенности следующие: 1) Проигумен стоит на втором месте, близ кафедры игуменской; экклисиархи и служащие Иеромонахи берут благословение у иконы Троеручицы пред каждой службой церковной, прежде делая три крестных поклона и лобызая икону Богородицы, а потом совершая два земных поклона пред Неё, как пред Настоятельницей. 2) Каждую неделю варится коливо в честь Богоматери, по заповеди и уставу св. Саввы, и снедается в общей трапезе. 3) На храмовый праздник, т. е., на Введение Пресвятой Богородицы, призывается Игумен Ватопедского монастыря, и ему уступается в службе первенство; то же делается и в Ватопеде во время его главного праздника – Благовещения; Проигумен Хиландарский принимает участие в торжестве сей обители и имеет также первенство во время службы.

Братство.

Хиландарская обитель была прежде чисто Сербской; она и назначена первоначально для этого славянского племени. Но теперь она сделалась Болгарской, потому что иноки её – большей частью Болгарского племени; есть в ней Греки, Валахи, Русские. Между этими разными племенами Сербы господствуют только по имени и старой памяти.

Содержание.

Хиландарь владеет, на северном конце св. горы, почти половиной её. Владения его простираются к северо-востоку до перешейка Афонского, к западу, через горный хребет, до монастыря Зографа, к югу – до Есфигмена и почти Кареи. Не смотря на такие значительные владения на самой горе Афонской, монастырь беден; потому что он не владеет никакими участками и имуществом в княжествах.

Хиландарь относится ныне к числу штатных монастырей св. горы, и управляется Епитропами.

11. Монастырь св. Павла

Местоположение монастыря.

Монастырь св. Павла находится на юго-западной стороне Афонской горы, при подошве Афона, имеющего отвесную к нему сторону, на одной из отшатнувшихся от горы скал, между двумя протоками, из коих один, самый большой на св. горе, течет с самой вершины горы Афона. Он лежит к западу от лавры Св. Афанасия и отстоит от нее на пять часов ходу, от Кареи – на десять, а от моря – не более полчаса.

Основание.

Монастырь основан почти в одно время с Афанасьевой лаврой св. Павлом, бывшим игуменом Ксиропотамским, от которого получил и название свое. Основатель его, – царственного рода, сын Императора Греческого, Михаила Рангаве и супруги его Прокопии, дочери Императора Никифора Фоки. Возжелавши посвятить жизнь свою на служение Богу, юный царевич Павел удалился на Афонскую гору и стал подвизаться в пещере, на берегу моря, не далеко от настоящего монастыря. Набеги морских разбойников заставили его удалиться на место, где теперь монастырь. Здесь скоро образовался скит, около церкви Сретения Господня, построенной св. Павлом, который однако же не остался в этом скиту, а удалился несколько выше на поток Ксиропотам, где основал новую обитель сорока Мучеников. Между тем, прежний скит его, покровительствуемый царями Греческими, сделался скоро монастырем. Остаток дней своих св. Павел провел в прежней пещере прибрежной, в пустынном безмолвии.

Монастырь был распространен и украшен последним из Деспотов Сербских, Георгием Бранкованом, который соорудил в нем новый, просторный собор в честь Сретения Господня. Дочь его Мария, супруга Султана Турецкого Амурата и мать завоевателя Царьграда, Магомета, излила благодеяния на всю св. гору, и особенно, на монастырь св. Павла, в который пожертвовала золота из дара волхвов Вифлеемскому Младенцу. В начале и половине прошлого столетия он пришел было в совершенное запустение; но в нынешнем столетии был возобновлен и теперь приходит в цветущее состояние.

Здания в монастыре.

Монастырь тесен, келлии находятся к западной стене, в четыре и пять этажей; за восточной стеной на высокой скале стоит крепкий пирг для охранения обители от врагов; здания в ней – новейшей постройки. Главный соборный храм в честь Сретения Господня еще не совсем кончен; он довольно просторен; в нем хорос и свящники превосходнее хоросов и свящников во всех прочих обителях св. горы; утварь и украшение его – очень богаты. От древних времен уцелели две церкви: Сретения Господня, созданная еще св. Павлом, и малая церковь во имя св. Великомученика Георгия, находящаяся в башне.

Вне монастыря.

Вне монастыря находится усыпальница с церковью, пристань, охраняемая арсеналом, иноческие келлии, разсеянные в разных местах, среди лесистых ущелий и на берегах потоков горных. Пещера, в которой подвизался великий подвижник Афонский св. Павел, находится недалеко от пристани. Она изсечена в крутом каменном утесе, нависшем над морем: в ней келлия и церковь в честь Пресвятой Богородицы.

Святыня.

В числе драгоценностей монастырских есть значительная часть Животворящего древа; большой крест Константина великого, обложенный золотом и серебром: на нем изображены на эмали двенадцать Господских праздников. Там же находятся дары, принесенные волхвами Персидскими родившемуся в Вифлееме Господу; замечательны: небольшая икона, которая была брошена в огонь Императором Феофилом иконоборцем, и не сгорела, и икона Покрова Пресвятой Богородицы, принадлежавшая Царю Алексею Михайловичу; не ней изображены по сторонам Ангелы царского семейства его. Между частями св. мощей есть честная глава Исповедника Максима: св. Григория Богослова левая нога от стопы до колена; глава св. Феодоры, часть мощей св. Великомученика Пантелеймона.

Хрисовуллы.

В монастыре св. Павла хранятся следующие царские хрисовуллы и грамоты: три хрисовулла Иоанна Палеолога, один Михаила, несколько хрисовулл Кралей Сербских; царская грамота Российского Царя Алексея Михайловича, благодетельствовавшего монастырю.

Владения и содержание.

Владения монастыря на св. горе не обширны. Он простирается на час ходу вдоль моря, и на столько же или несколько более в широту. Вне св. горы принадлежат монастырю богатые участки, и плодоносные дачи близ Солуня и в Княжествах. Кроме того, он имеет важный источник продовольствия от мрамора, который сбрасывается ударами ежегодного землетрясения, или иногда, подмываясь бурными потоками, отторгается от скал.

Братство.

В первое путешествие по св. горе Барского, обитель св. Павла населяли Сербы и Болгары; но во второе он нашел в ней одних только Греков. Греки и теперь большей частью населяют её.

Новый скит св. Павла.

Монастырю святопавловскому принадлежит скит, называемый: новый скит св. Павла. Скит находится в близком от него разстоянии, на берегу моря; он укреплен башней. В нем подвизался прежде знаменитейший из пустынножителей св. горы, живо напоминающий собой древние века иночества, О. Илларион Имеретинский, живущий теперь в келлии Дионисиатского монастыря. В настоящую пору в скиту св. Павла проводит в безмолвии остаток дней Феодосий, бывший Архиепископ Самосский.

12. Дионисиат

Местоположение.

Монастырь Дионисиат лежит к северо-западу от монастыря св. Павла, на дикой крепкой скале, с южной стороны имеющей берег морской высотой в двадцать саженей, а с прочих сторон окруженной горным хребтом, от которого отделяется она глубоким оврагом с потоком – Ахропотамос. От монастыря св. Павла он отстоит меньше, чем на час ходу, от Кареи – на восемь часов.

Название и основание.

Название свое монастырь получил от св. Дионисия, подвизавшегося, в недальнем от него расстоянии, в пещере. По просьбе этого подвижника Дионисиат был основан в 1375 г. Императором Трапезундским Алексием ΙΙΙ Комнином, который и называется первым ктитором обители. После Алексия Комнина особенным благодетелем и вторым ктитором её был Воевода Валахский Петр, в XV столетии, обновивший её и укрепивший стены высоким пиргом. Благодетельствовали также Дионисиату зять Петра, Воевода Александр, скончавшийся в нем иноком, и супруга его Роксандра Домна; Макарий, Митрополит Ираклийский, живший в сем монастыре на покое, и другие.

Расположение и здания.

Расположенный весь на одной скале, обнесенный высокими стенами с крепкими бойницами, Дионисиат представляется как бы замком средних веков. Со всех сторон из стен, в которых большая часть зданий монастырских, выдаются деревянные галереи в три и четыре ряда, придающих монастырю особый вид. Монастырь внутри тесен. Здания носят отпечаток последних времен Греческой империи, Главный соборный храм, в честь Крестителя Господня Иоанна, величествен; он имеет вид высокого четыреугольного столпа, с четырьмя мраморными колоннами, на коих лежат арки его купола, с пятью главами, мраморным помостом, с прилегающими к нему двумя низкими притворами и обширной трапезой. Стены храма разписаны живописцами Критскими, которые славились в XV веке. Замечательны две иконы Предтечи Господня, находящиеся в этом храме. Храмовая икона св. Иоанна Предтечи находится в иконостасе, в богатом позлащенном кивоте; она – лучшей Византийской живописи. За правым клиросом, на столбе, находится другая икона Предтечи, небольшая, – дар Господаря Валахского Александра и супруги его Роксандры Домны; на ней – великолепный оклад.

Святыня.

В монастыре хранится много частиц св. мощей: часть главы св. Иоанна Предтечи, часть руки св. Иоанна Златоустого, части мощей св. Кирика и Иулиты, св. Первомученика Архидиакона Стефана; гдава целомудренной Фомаиды, рука до локтя св. Иоанна Милостивого; правая рука св. Иоанна, иже от Колонии, и др. Там же обретаются мощи святейшего Патриарха Цареградского Нифонта, который добровольно оставил святительскую кафедру и проводил остаток жизни в Дионисиевой обители в великом посте, молитвах, бдениях и прочих добродетелях.

Библиотека.

Библиотека довольно обширная; в ней, между разного рода рукописями и книгами, есть псалтирь, писанная на пергаменте мелким греческим письмом, которую несправедливо приписывают преподобной Мелании Римлянине; на этой псалтири находится только подпись: Алексей во Христе Бозе верный Царь и Самодержец Греческий Комнин.

Хрисовуллы.

Между царскими хрисовуллами особенно замечателен хрисовулл ктитора монастыря, Трапезундского Императора Алексия III Комнина, которым он укрепил основное его достояние. Этот хрисовулл писан не на пергаменте, а на толстой бумаге, древними греческими буквами; к нему привешены, пред царским титулом две золотые большие печати с лицом царским и подписью внизу; между печатями изображены Царь и Царица. Хрисовулл свидетельствует о состоянии империи греческой, о благочестии рода Комниных. Мы сочли поэтому нужным представить этот хрисовулл, переведенный Барским на славянский язык, в приложениях. – В монастыре находятся еще хрисовуллы Царей Иоанна Кантакузина, Иоанна Палеолога; Петра, Господаря молдавского, Матфея Бассараба Воеводы Валахского и других; грамоты Цареградских Патриархов: Кирилла (дан. 1620), и Тимофея (1617). Есть и из Российского царственного Дома грамота, именно, Царя Алексия Михайловича.

Братство.

Дионисиат – монастырь общежительный. Братство его – малочисленно; оно состоит большей частью из Греков.

Содержание.

Содержание его проистекает из общих источников продовольствия для всех Афонских обителей.

13. Григориат

Местоположение.

Монастырь называемый Григориат, лежит на западной стороне Афонской горы и к северу от Дионисиевой обители в разстоянии от неё на час ходу, от Кареи – на шесть часов. Он расположен при малом заливе, на невысокой скале, мысом выдающейся в море, – среди самого теплого и благорастворенного воздуха.

Основание.

Сей монастырь основан в ΧΙV веке во имя святителя Христова Николая Чудотворца преподобным Григорием, уединявшимся в пещере близ настоящего монастыря; от этого ктитора своего он получил и удержал название свое. Благодетелями Григориатской обители явились Господари Молдавские и Валахские. Особенным благодетелем был для нее Молдавский Господарь Александр, обновивший и украсивший её великолепно в 1497 году.

Здания.

Григориат весь расположен на небольшой скале; оттого он меньше всех святогорских обителей. Только с северной стороны есть в него приход от горы сквозь врата, в северной стене; а с прочих сторон кругловидные стены его, увенчанные келлиями с галереями, омываются водами моря. Внутри он тесен и темен, потому среди его нет никакого подворья. Главный храм в честь св. Николая Чудотворца на восточной стене; построен из простого камня; четвероуголен. Главы над настоящей церковью и притвором скрыты под общей кровлей. В храме, на одном из столбов, находится древняя икона Пресвятой Богородицы с венцом и руками позолоченными, с такой подписью: сия молитва благочестивейшей Марии Палеологини, Господарыни Молдавской.

Святыня.

В числе св. мощей, хранящихся в монастыре, находятся две ноги до колена св. Анастасии Римлянины, часть мощей св. Григория Богослова, св. Великомученика Пантелеймона; целая глава св. Мученика Кирика, и других Святых частицы.

Владения и содержание.

Земли, находящейся под властью монастыря, довольно. Она простирается вдоль берега по обе стороны его на полтора часа ходу, и на столько же в гору. Монастырь имеет дачи на Каламарии и в Княжествах.

Григориат – монастырь общежительный. Иноки – Греки.

14. Симоно-Петра

Местоположение.

Монастырь, называемый Симоно-Петра находится на юго-западной стороне Афонской горы, к северо-западу от Григориата, и лежит на высокой острой береговой скале, которая от окрестных горных высот отделяется великим и глубоким рвом, окружающим её с трех сторон. От Григориата расстояние его – один час ходу, а от Кареи – пять часов.

Название.

Симоно-Петра значит камень или каменный утес Симона. Так назван монастырь от каменной скалы, на которой расположен, и от основателя своего благочестивого подвижника Симона, который уединялся в противолежащей пещере.

Время основания.

Монастырь основан в XIII веке по Р. Х. Благочестивым отшельником Симоном при помощи Деспота Сербского, Иоанна Углеша. Причина основания его была следующая: благочестивый Симон много раз видел светлую звезду, которая, во время ночи, нисходила с неба и стояла над каменной скалой, находившейся против его пещеры. Св. Подвижник помолился Богу, чтобы Он открыл ему, что значит эта звезда. Господь открыл ему, что звезда знаменует особенное благоволение Господне к этому месту и будущее прославление места. В память этого, Симон соорудил на каменной скале церковь в честь Рождества Христова и назвал её новым Вифлеемом, потому что как там, так и здесь являлась чудесная звезда. Около новосозданной церкви возникла скоро обитель, на иждивение Деспота Сербского, Иоанна Углеша, дочь которого, молитвами св. отшельника, исцелилась от неизлечимой болезни. Деспот сам принял иночество в новоустроенном монастыре, который назван был Симоно-Петрой и сделался знаменитым. Ему благодетельствовали Господари Сербские и Валахские.

Внешний вид и здания.

Симоно-Петра есть не что иное, как неприступный, высокий и крепкий замок средних веков, с моря защищенный крепкой башней, стоящей на берегу, в пристани, и обнесенный трех-угольной стеной с башнями и бойницами. К монастырю ведет от пристани, до крайности трудная дорога, изсеченная в камнях с южной стороны, а с северной – соединяет его с материком Афона тесная галерея, перекинутая через пропасть, в виде подъемного моста; с этой же, северной, стороны открываются внешние врата под аркой водопровода, через который течет горная струя в обитель; над бездной висят со всех сторон четырех-ярусные келлии, с воздушными балконами.

Внутри монастырь чрезвычайно тесен. На небольшой площадке утеса, около собора, и в стенах расположены все необходимые здания монастырские. Соборный храм в честь Рождества Христова, чрезвычайно высокий, построен по общему обычаю построения святогорских храмов: крестообразен, с тремя главами, двумя притворами; весь расписан Византийской живописью; иконостас и аналои украшены кожей черепахи; 12-ть великороссийских икон, содержащих в себе празднуемых Святых каждого месяца, высокой цены. Общая трапеза хороша и довольно обширна; на одном из окон её изображен благодетель обители Иоанн Углеш.

Святыня.

В числе св. мощей, обретающихся в монастыре, находятся: длань от левой руки св. Марии Магдалины, левая длань св. Феодоры Александрийской; кость локотная св. Великомученицы Варвары, обложенная серебром и драгоценными камнями; часть мощей св. Мирона; глава Павла Исповедника; стопа св. Мученика Кирика, и много частей других святых.

Братство.

Симоно-Петра – монастырь общежительный. Прежде его населяли одни Сербы; а теперь братство его малочисленное составляют большей частью Греки.

Владения.

Владения его на св. горе довольно обширны. Они простираются в длину, вдоль берега, на четыре часа ходу, а в ширину, в горы, на два часа. Источники продовольствия и содержание монастыря – общие для всех Афонских обителей.

15. Ксиропотам

Местоположение монастыря.

Сей знаменитый и древнейший монастырь находится на западном склоне св. горы Афонской, в самой середине длины её на западном берегу, как Карея – на восточном, в разстоянии от последней – в полтора часах ходу, от Симоно-Петры – в четырех. Он лежит на крутой горе, омываемой зимним потоком, над пристанью Дафне, – одной из лучших пристаней на св. горе.

Название его.

Ксиропотам значит сухоречный. Так называется монастырь от глубокого оврага и потока, при котором он расположен, называющегося ксиропотамос ( ζηροποταμος ), т. е. сухим потоком: этот поток зимой бывает чрезвычайно широк и глубок, а летом почти совсем пересыхает.

Очерк истории его.

Ксиропотам основан еще в V-м веке по Р. Х. Девственной царицей греческой Пульхерией в честь сорока Мучеников, пострадавших в Севастийском озере, в следствие явления ей этих св. Мучеников. Во время набегов на св. гору Славянских племен и приморских грабежей Сарацинов, эта обитель была разорена, и находилась в запустении до Х-го века, т. е., до времен св. Афанасия Афонского. В это время близ разрушенной обители, на сухом потоке, подвизался св. Царевич Павел, основавший и устроивший уже обитель, известную под его именем, на южной оконечности св. горы: Ревнуя о спасении душ христианских и скорбя о запустении обители Пульхериевой, он обратился с просьбой о возобновлении её к Императору Роману старшему, – и благочестивый царь подвигся на мольбы великого подвижника: на щедрое иждивение царское обитель была возобновлена в большем, против прежнего, виде и великолепии; сам благочестивый Царь присутствовал при освящении обновленной обители вместе с Патриархом Царьградским Феофилактом. Но, не прошло и трех столетий после этого, как Ксиропотам был весь разрушен страшным землетрясением: гнев Божий постиг эту обитель за то, что она по примеру Лавры Афанасиевой, признала и приняла Римскую унию, которую старался ввести между своими подданными, православными христианами, Император Михаил Палеолог. Сын этого латинствующего Палеолога, благочестивый Император Андроник старший возобновил, или лучше, вновь соорудил, на том же месте, и в честь тех же сорока Мучеников, Ксиропотамскую обитель, которая и теперь существует, как создание уже Андроника, XIII века. Впоследствии она пострадала много от пожара, – и в третий раз возобновлена в XVI веке Султаном Турецким Селимом, после покорения им Египта, на его собственное Султанское иждивение; при этом дарованы им обители особенные привилегии и многие земли, утраченные впоследствии. К этому побудило Селима чудное явление во сне ему и его Начальникам сорока Севастийских мучеников, повелевших обновить обитель Ксиропотамскую, в благодарность за помощь, оказанную ими Туркам особенно при завоевании Египта. Так свидетельствуется хадишерифом – грамотой, данной Ксиропотаму Селимом и досель здесь хранящеюся 26. В последующее время монастырь украшен был Господарями Валахскими. В исходе минувшего столетия и в настоящем он был снова возобновлен.

Здания.

Монастырь Ксиропотам, по обычаю святогорскому, окружен четыреугольной стеной с башнями и бойницами. В западной стене находится древний пирг, уцелевший от древнего монастыря, построенного Императором Романом; над вратами, на мраморе, есть надпись: Столпы Романа и Константина Багрянородного во Христе безсмертном Царе, верных Царей и самодержец Греческих; лета спасительного 950, индиктиона 9. На пространном дворе и в стенах расположены монастырские здания. Собор в честь сорока Мучеников богат и великолепен: он украшен уже в новейшие времена. Построен он по образцу прочих святогорских храмов: крестообразен, с четырьмя мраморными столбами, поддерживающими главный купол, с пятью главами, мраморным помостом, преддверием, притвором и двумя приделами, по правую сторону – Успения Пресв. Богородицы, по левую – св. Безсребренников Космы и Дамиана.

Святыня.

Ксиропотам богат сокровищем святыни и священных древностей христианских. В нем находится безценное сокровище – самая большая часть Животворящего Древа, какая только есть на св. горе: это – крест, сделанный из подножия Животворящего Древа, на котором был распят Господь, т. е., из той части, к которой пригвождены были пречистые Его ноги, на нем сохранилось даже одно из отверстий, пробитых гвоздями. Крест этот дарован Ксиропотаму Императором Романом при царском хрисовулле 27. Память царевны Пульхерии сохранилась крестом, в драгоценном окладе и драгоценной чашей. Крест царевны также из Животворящего Древа, и обложен частицами св. мощей сорока Мучеников; чаша – из неизвестного камня в роде яшмы: на ней изваяны лики св. Ангелов, с орудиями страстей Господних и утварью для Божественной литургии. Замечательна древняя икона св. Великомученика Димитрия, находящаяся снаружи во внешнем притворе собора. Она украшала собой храм св. Софии в Царьграде, а на св. гору принесена уже во время ига Турецкого сингеллом Патриаршим Григорием, который ценой золота достал её из храма, обращенного в Софийскую мечеть. Эта икона изсечена искусным резцом на зеленом мраморе; внизу на ней такая надпись: В благолепие верных царей (Романа и Андроника) великим иждивением сию св. икону принесе от храма св. Софии, увещав её служителей, вселенского Патриарха сингелл Григорий; вверху такая: Великий Роман и Андроник во Христе верные цари и самодержцы.

Много в монастыре св. мощей; между ними особенно замечательны: часть кости св. Ап. Варфоломея; часть руки св. Игнатия Богоносца; часть кости от руки св. Григория Богослова; кость от колена св. Василия Великого; кость от ноги св. Григория, Просветителя Армении; часть кости св. Андрея Критского.

Хрисовуллы.

В числе грамот царских находятся хрисовуллы: св. Пульхерии царицы – самый древний; два Императора Романа старшего: один, свидетельствующий о Животворящем Кресте, им дарованном монастырю, другой – о владениях и стяжаниях, также пожертвованных им; Константина Багрянородного, Андроника, Иоанна Палеолога. Замечательна особенно грамота Турецкого Султана Селима, называемая хадишериф, дарованная монастырю, после явления во сне султану св. сорока Мучеников: она имеет важный исторический интерес, и потому представлена в приложениях в конце книги (прилож. №8). Есть грамоты Господарей и Патриархов Константинопольских.

Братство.

Ксиропотам – монастырь штатный. Управление его вверено двум Епитропам. Братство в нем довольно многочисленно; оно состоит большей частью из Греков; есть иноки других племен – Болгары, Сербы, Русские.

Содержание.

Земля, принадлежащая монастырю на св. горе, находится на пространстве двух часов ходу в длину и столько же в ширину. Он владеет богатыми участками на Каламарии, в Княжествах и на некоторых островах Архипелажского моря.

16. Русский монастырь св. великомученика Пантелеймона

Местоположение.

Русский монастырь св. Великомученика и Целебника Пантелеймона находится на северо-западной стороне св. горы и расположен на низменной скале прибрежья залива святогорского (монтесанто) среди прекрасной местности. Он отстоит от Кареи на три часа ходу.

Случай основания его.

Случай и причины появления на св. горе Афонской Русского монастыря можно объяснить желанием доставлять приходящим на Афон Русским странникам и богомольцам временный приют и успокоение. Так и действительно это объясняется в рукописном памятнике Архимандрита Варлаама, писанном в 1705 году: «понеже все святогорские отцы советовавше с собою, за высоким благословением Святейшего отца Кир Гавриила, Патриарха Царьградского, избраша единому быти между всеми Греческими и Болгарскими монастырями, Русским, дабы отвсюду приходящии странники, при нем, хотяшии тами быти, спребывачие имели».

Время основания и очерк истории его.

Когда именно возник на св. горе Русский монастырь, и как возник, т. е. , основан ли первоначально или дарован Русскому братству из прежде существовавших монастырей, исторически неизвестно. Время появления Русского монастыря на Афоне некоторые относят к временам Ярослава Владимировича, которого считают, хотя без достаточного основания, и ктитором его; другие ставят в современность просвещения России светом Христианской веры. Что действительно рано появились на Афоне Русские иноки, в этом удостоверяет уже то обстоятельство, что туда около 973 года пришел инок Антоний, первоначальник иночества в нашем отечестве. – Что касается того, как возник на св. горе Русский монастырь, то, на основании одного акта исторического (хрисовулла Императора Алексия Комнина) можно с вероятностью полагать, что Русским инокам, жившим в разных обителях св. горы, дарован был какой-либо незначительный монастырь, о котором не сохранились сведения, – дарован именно в следствие просьб и ходатайств наших Великих Князей, начиная с св. Владимира, которые находились в родственной связи между собой и в постоянных сношениях. Потом Русскому братству дарован был монастырь Греческий Ксилурги (что теперь Болгарский скит Пресвятой Богородицы). О монастыре Руссов Ксилурги исторически уже известно, именно: Хрисовуллом Царя Алексия Комнина велено было св. горе отдать этот монастырь собственно во владение инокам Русским в 1080 году.

Впрочем Ксилурги не остался на всегда монастырем Русским: на своем месте, т. е. , в густой дубраве Ксилурги, за час разстояния от Пантократора, он существовал только до конца XII века. В 1172 году, когда игумен его Лаврентий, по тесноте места, просил себе более просторной обители, дарован был общим приговором Прота св. горы и всех настоятелей Афонских Русскому братству Ксилурги Солунский монастырь св. Великомученика Пантелеймона, находившийся в чаще леса на вершине горной, за час от Кареи к западу; а прежняя обитель сделалась скитом Пресвятой Богородицы, который и теперь существует в зависимости от Русского монастыря.

На новом месте Русский монастырь св. Великомученика Пантелеймона существовал до конца минувшего столетия. – Тут он постепенно возвышался и временем достигал возможной степени величия: в течении нескольких веков он стоял наравне, если не выше, с прочими святогорскими монастырями. Особенными периодами его величия были XIII и XIV столетия: он значится в грамотах тех столетий так: знаменитая обитель ( σεβαςμιχ μεονμ ), знаменитая лавра ( σεβαςμιχ λαβρα ) и даже царская лавра ( Βασιλιη λαβρα ). Причиной процветания монастыря было покровительство ему царственных особ – Сербских и Валахских. В след за тем, как в обитель Русскую пришел царевич Сербский, св. Савва, на нее полились щедроты от всей династии Стефанов- Неманичей. Воеводы Сербские, после падения царства Сербского и за ним Господари Валахские благодетельствовали обители. Пала Валахия, – Русскую обитель приняли под особенное свое покровительство Государи Русские в XVI веке. Царь Иоанн Васильевич Грозный первый прославил свое имя на св. горе щедрыми даяниями её монастырям, особенно же Русскому монастырю св. Великомученика Пантелеймона, Хиландарю и Пантократору. Преемники Грозного также покровительствовали Руссику: до Петра Великого постоянно подтверждались для него милостынные дачи в России. Но с Петра Великого монастырь начал клониться к упадку, и в семидесятых годах минувшего столетия он пришел в такое крайнее положение, что иноки должны были оставить его, и навсегда закрылись врата прежнего Пантелеймонова Русского монастыря. Навсегда: потому что небольшая обитель с храмом Вознесения Господня, которая под именем Руссика существовала еще на берегу моря, была не что иное вначале, как пристань бывшего нагорного монастыря.

В 1803 году монастырь Русский, по предложению святогорского Патриарха Константинопольского Каллиника, возобновлен и перенесен на настоящее место, близ прежней приморской обители Вознесения Господня. Тут он воздвигнут вновь усердием и трудами Ксенофского старца, Иеромонаха Саввы, нарочно вызванного для этого дела из Ксенофского скита, и иждивением Господаря Молдавии Каллимахи. Тогда же устроено в нем и общежитие. Бранные смуты 1821-х годов, войны России с Турцией в 1828 и29 годах, имели самое тяжелое и гибельное влияние на монастырь: жизненное продовольствие и имущество были расхищены; земли отобраны; он пришел в крайнюю бедность и тяжкие долги. В таком положении он оставался в течении почти 12 лет. Только славный Адрианопольский мир доставил разсыпавшейся братии возможность собраться в своем священном приюте, – и Русский монастырь, под управлением игумена старца Герасима, ученика Саввы, начал мало помалу поправляться и возникать из бедственного положения.

Здания.

Внешнее расположение и внутреннее устройство монастыря таково же, каково и в прочих обителях св. горы. Все здания в нем новые. Соборный храм, во имя св. Великомученика и Целебника Пантелеймона, сооружен по образцу прочих соборных церквей св. горы. – Впрочем, многие здания, необходимые для многочисленного братства Руссика, еще строятся.

Святыня.

Из св. мощей, хранимых в монастыре, замечательны: глава св. Великомученика Пантелеймона, задняя часть главы св. мученика Ермолая; частицы св. мощей: св. Праведного Иосифа Обручника Пресв. Девы, св. Харлампия, св. Великомученика Димитрия.

Хрисовуллы.

В архиве монастырском хранится около 50-ти хрисовулл и грамот Греческич Императоров, напр. Андроника Палеолога, Сербских Господарей, Иоанна Углеша, Стефана и других. Для нас замечательны грамоты наших Царей: Царя Иоанна Васильевича Грозного, данная 7060 г. (1552); Михаила Федоровича; Алексия Михайловича. Грамота Алексия Михайловича дана Архимандриту Русского монастыря Дионисию в 29 день февраля 7168 (1660); в ней полный титул царский; содержание слов и на конце подпись соответствует во всем грамоте сего Государя, данной Хиландарю, кроме того, что Архимандриту Русского монастыря и братии дозволено приезжать в Москву за милостыней в четвертый и пятый год, а Хиландарскому – в седьмой год. На грамоте сделано и подтверждение от Царей Иоанна и Петра Алексеевичей Архимандриту Даниилу в лето 7198 (1690) за подписью Государственного Посольского приказа Дьяка Бориса Михайлова.

Русский монастырь св. Великомученика Пантелеймона принадлежит к первому классу Афонских обителей в аскетическом отношении: он – общежительный. Строгость иноческой жизни и мир братства разноплеменного славится по всей св. горе.

Братство.

Монастырь принадлежит ныне Грекам, из коих состоит большая часть иноков; есть в нем Болгары, Сербы, Молдоване, Русские и один из окрестившихся Евреев. Русских иноков – около 50-ти человек. Число всего братства восходит до 200 человек.

Содержание.

Владения Русского монастыря на св. горе не обширны. Но ему принадлежат богатые дачи на Каламарии, на островах Кассандр и Сики; он имеет рыбные ловли на Дунае.

Скит Богородица – Ксилургу

Этот скит находится к востоку от Русского монастыря и к юго-востоку от скита св. Пр. Илии и расположен среди строгих красот пустынной природы.

По началу своему он относится к глубокой Афонской древности. В XI и XII веках он был Русским монастырем Ксилургу.

В нем две церкви, довольно хорошие, в византийском вкусе. Главная в честь Успения Пресв. Богородицы; низкие своды и тесные размеры её свидетельствуют о глубокой древности. Между иконами, украшающими эту церковь, замечательны – древняя икона Успения Божьей Матери, икона св. Димитрия, Митрополита Ростовского, которого почитают иноки – Болгары и творения его читают в трапезе, и особенно чудотворная икона Божьей Матери, так называемая Гликофилуса, т. е. , сладкое лобзание. На ней Младенец Иисус Христос изображен приклонившимся к своей Пречистой Матери, Которая печатлеет нежное Материнское лобзание на ланите Божественного Своего Сына. Улыбка ангельской любви покоится на устах Её. Икона значительного размера и греческой работы. – Вторая церковь посвящена св. Иоанну Рыльскому. В Успенской церкви есть несколько частиц св. мощей разных Угодников Божьих.

Скит Пресвятой Богородицы Ксилургу принадлежит ныне Болгарам. Иноки сами обрабатывают землю, принадлежащую скиту, под виноградники и огороды.

17. Ксеноф

Местоположение монастыря.

Монастырь Ксеноф лежит на самом берегу моря к северу от Русского монастыря св. Пантелеймона, в разстоянии от него трех часов ходу, а от Кареи – четырех.

Время основания его.

Он основан в XV веке благочестивым вельможей Греческим, по имени Ксенофонтом, от которого получил и свое название. Впоследствии он возобновлен ( ок. 1545 г.) Боярами Влахийскими, Дукой и Радулом – братьями, и особенно Господарем Матфеем Бассараб. Внешний вид и здания.

Подобно прочим монастырям св. горы, и Ксеноф обнесен высокой стеной, главные врата которой обращены к морю. Внутреннее расположение этого монастыря, самые храмы и братские корпусы ничем не отличаются от других монастырей. Главный соборный храм св. Великомученика Георгия, в честь которого построен монастырь, уже новейшей постройки; он великолепен, сооружен весь из мрамора, и в восточном вкусе. В нем весьма замечателен иконостас мраморный, отличной работы и полировки; этот иконостас много превосходнее иконостаса Балаклийской церкви ( в Константинополе) в отношении в роскоши, красоте и особенно разнообразию цветов. Замечательна древняя церковь св. Георгия, бывшая соборным храмом, собственно по её старине. Она не большая; один из приделов её создан еще преподобным Ксенофонтом; помост и западные врата – из драгоценного порфира; за новым иконостасом уцелели восемь мраморных столбов древнего иконостаса. В этой церкви замечательны три иконы: одна, св. Великомученика Георгия, находится в позлащенном кивоте пред правым клиросом на столбе: она самой лучшей Византийской живописи; св. Великомученик изображен на ней сидящим на престоле с копьем; другие две иконы, на которых изображены в рост св. Великомученики Георгий и Димитрий, высокой мозаической работы.

Святыня.

Из св. мощей находятся в Ксенофском монастыре: правая рука св. Марины; части мощей св. Великомученика Георгия, св. Иакова Персеянина; св. Пантелеймона, св. Харалампия, св. Безсребренников Космы и Дамиана и др.

Братство.

Ксеноф с самого начала, именно с XV века, занимаем был Сербами и Болгарами, которые владели им очень долго. Теперь братство его состоит из Греков, которым он принадлежит. В конце прошлого столетия в нем учредилось общежитие, – и теперь Ксеноф – одна из самых строгих киновий на св. горе по образу жизни его иноков.

Ксеноф – из первых богатых монастырей Афонских. Владения его на св. горе простираются на два часа ходу вдоль берега морского, и на полтора часа в ширину – от моря к горным высотам. Ему принадлежат богатые дачи вне Афонской горы, в Македонии и в Княжествах. Кроме того, не малый источник продовольствия доставляли ему мельница, находящаяся внутри его самого при быстром ключе.

Ксенофский скит

На земле принадлежащей Ксенофскому монастырю и в зависимости от него находится скит Ксенофский. Он лежит на уединенном месте близ глубокого потока, служащего граничной чертой земель Русского и Ксенофского монастырей, и расположен по южному скату одного из прибрежных холмов залива Монтесанто (святогорского). Вокруг древней, небольшой церкви, разбросаны на значительном пространстве различный кельи скитской братии, с малыми при них церквями, и каливы. Скит принадлежит Болгарам. В скитской церкви, между частицами св. мощей, драгоценна святыня: глава величайшего из святителей западных, св. Амвросия Медиоланского.

Ксенофский скит прежде принадлежал Русскому монастырю св. Пантелеймона; но в половине минувшего столетия, когда Руссик дошел до крайнего запустения, этот скит был присвоен Ксенофским монастырем с значительным пространством земли.

18. Дохиар

Местоположение монастыря.

Монастырь, называемый Дохиар, лежит на западном берегу Афонской горы, на низменной прибрежной скале, среди садов и цветущих рощей, в разстоянии от Ксенофского монастыря, к северу, четверти часа ходу, от Кареи – четырех часов.

Название его.

Дохиар по Русски значит: вместилище или складочная комната, и келарь. Название это усвоено монастырю во втором значении, и произошло от того, что первый ктитор его игумен Евфимий, был келарем в лавре св. Афанасия Афонского.

Основание.

Монастырь Дохиар, посвященный св. Архангелам и Ангелам, основан в Х веке по Р. Х., в царствование Императора Греческого Никифора Фоки, в одно почти время с лаврой св. Афанасия. Ктиторы этого монастыря были: игумен Евфимий, друг великого Афанасия, и Николай, родственник Евфимия, великий Патрикий двора царского. Евфимий был келарем в лавре св. Афанасия; потом, ревнуя о уединенной жизни, безмолвствовал на месте, называемом Дафне, где воздвигнута была церковь и устроился скит. Набеги Сарацинские принудили его оставить это мирное уединение и переселиться далее на север. Там строгому подвижнику указано было промыслом Божьим для безмолвия одно место, где теперь Дохиар, и он построил здесь церковь во имя Николая Чудотворца и несколько келлий. Скоро к Евфимию прибыл для иноческой жизни родственник его, великий Патрикий царского двора ( в Константинополе), Николая со всем своим богатством и великими сокровищами. На иждивение этого Николая, в иночестве Неофита, начала сооружаться новая пространная обитель, посвященная св. Николаю Чудотворцу, с обширной церковью, и со всеми зданиями монастырскими. Между тем, дивный подвижник Евфимий, бывший Игуменом в новой обители, мирно отошел к Господу; место его занял Неофит. Построение обители не было еще довершено; но средств для этого не доставало; – и вот, Царица Небесная, с материнской заботливостью, пекущаяся о своем земном жребии и его насельниках, благоволила доставить новой обители эти средства, открыв одному мальчику, бывшему послушником в обители, чрезвычайное сокровище, скрытое на одном острове близ берега Афонского. Над этим мальчиком совершилось в это время чудо св. Архистратига Михаила. Посланные с мальчиком из Дохиара два инока для принесения в обитель сокровища навязали ему на шею тяжелый камень и бросили в море, чтобы завладеть этим сокровищем. Когда мальчик уже начинал тонуть, пред ним предстали св. Архистратиг Михаил и его Ангел-Хранитель. Ангел-Хранитель, обращаясь к Воеводе Небесных Сил, говорил: «Если угодно тебе, Архистратиг, избавь от потопления этого отрока». И вдруг отрок очутился в алтаре Дохаирской церкви. Преступные иноки были обличены и сокровище ими представлено, когда отрок рассказал игумену Неофиту и братии, как св. Небесные Силы избавили его от потопления. В вследствие этого чуда, монастырь был посвящен Безплотным Силам; отрок принял в нем иночество с именем Варнавы и был после Неофита игуменом. На найденное сокровище Дохиарская обитель св. Архангелов была довершена в своих постройках и скоро украсилась и процвела.

Впоследствии Дохиар много пострадал от прибрежных набегов пиратов ( морских разбойников) и пришел в запустение. В половине XVI столетия обновил его Господарь Молдавлахийский Александр. С тех пор покровительствовали этому монастырю Господари обоих Княжеств.

Расположение и здания.

Во всех частях своего внешнего и внутреннего расположения монастырь Дохиар соответствует прочим монастырям св. горы. Четыреугольные стены, окружающие его, с башнями и пиргами, церкви и все здания его величественны и довольно обширны. Соборный храм св. Архангелов и Ангелов – Византийских форм и стиля. Высотой он превосходит все святогорские храмы. Подобно соборному храму Хиландарского монастыря, и Дохиарский храм воздвигнут на высоком основании, и все части его возвышаются одна над другой на несколько ступеней. Основные столбы, поддерживающие всю тяжесть его, мраморные; окна и двери обложены мрамором; помост также мраморный, и на нем, среди настоящей церкви, изваян огромный двуглавый орел; утварь и налои перламутровые; стоялища кругом церкви особенно изящны. Стены храма разписаны живописью Византийской школы; в обширном преддверии собора, которое соединяет с ним трапезу, на стене начертаны лики ктиторов: Евфимия, Неофита и Варнавы На правом столбе, пред клиросом, стоит ктиторская икона – собор св. Архангелов; на левом – прежняя ктиторская, Чудотворная икона св. Николая Чудотворца.

Между малыми церквами, находящимися внутри монастыря, доселе уцелела древняя церковь Святителя Христова Николая, сооруженная первым ктитором монастыря, Евфимием. Она находится с боку соборного храма и составляет его придел.

В монастыре находится в отдаленном небольшом храме, устроенном в трапезе, чудотворная икона Божьей Матери, так называемая скоропослушница. Эта икона прежде находилась при братской трапезе; о ней следующее написано в истории Дохиарского монастыря, напечатанной в 1843 году в Букаресте, на греческом языке 28:

« Пред сею чудотворною иконою были двери, которыми отцы обыкновенно входили в трапезу; а между тем трапезарь по своей должности не только днем, но и ночью иногда хаживал мимо этой иконы с зажженною лучиной. Так однажды, в 1664 году от Рождества Христова, трапезарь, по имени Нил, проходя, по обыкновению, мимо этой иконы с пылающим факелом, услышал от неё следующие слова: «На будущее время не приближайся сюда с зажженною лучиною и не копти моего образа». Нил по началу испугался человеческого голоса в необыкновенное время, и притом тогда, как никого в трапезе не было, кроме только его одного; впрочем, относя это к кому нибудь из своей братии, не обратил внимания на слова, а спокойно удалился в свою келью, и по-прежнему ходил мимо иконы, имея часто в руках зажженную лучину. По прошествии немалого времени от того дня, когда в первый раз послышался голос от иконы, Нил услышал снова следующие слова: « монах, не достойный этого имени! Долго ли тебе так безпечно и так безстыдно коптить мой образ?» и при этих словах несчастный трапезарь ослеп. Тогда только он припомнил в первый раз слышанный им голос и искренно исповедал свой грех, признавая себя достойным такого наказания за невнимательность свою к словам пресвятой Девы Богородицы. Таким образом, страдая глазной болью, при совершенной утрате зрения, Нил остался пред иконой до следующего дня; братия нашли его лежащим навзничь. Тогда же он разсказал случившееся с ним, и устрашенные иноки благоговейно и с трепетом пали пред чудотворною иконой, и затеплили пред нею неугасимую лампаду. Между тем положили за правило вновь избранному трапезарю, чтобы он каждый вечер возжигал фимиам пред св. иконою и кадил пред нею. А Нил с своей стороны решился не прежде уйти оттуда в свою келью, как получить прощение в своем согрешении и исцеление от постигшей его слепоты. День и ночь он молился и плакал пред ликом Божественной Марии, Матери Господа нашего; со слезами искреннего раскаяния испрашивал себе прощения в невнимательности к её гласу, и исцеления; и она, как благая предстательница кающихся, не презрела молившегося слепца. В один из дней, когда он молился и плакал пред св. иконою, вдруг услышал следующий голос: « Нил! Услышана твоя молитва; ты прощен, и зрение снова дается очам твоим. Когда получишь ты эту милость от Меня, возвести братии, что Я их покров, промышление и защита их обители, посвященной архангелам. Пусть каждый обращается ко не оставлю никого; всем буду предстательство, и молитвы всех будут исполняемы Сыном и Богом Моим ради Моего ходатайства пред Ним, так что с этой поры будет именоваться сия моя икона Скоропослушницею ( Τορροηι μχοος ), потому что скорую всем, притекающим к ней, буду являть милость и исполнение прошений». В след за этими словами Нил прозрел. Слух о таком чудесном событии быстро разнесся по св. горе, и монашествующие начали с тех пор стекаться. И стекаются поныне, в эту обитель для поклонения чудотворному образу Божьей Матери и для испрошения от неё всякого блага.... Всех неугасимых пред нею (иконой) лампад есть до двадцати, и все они приложены некоторыми из христиан в память чудотворений, которые были или прежде удостоены или ныне удостаиваются получить благодатью Божьей, и ходатайством Царицы Небесной, скоропослушной молитвенницы о нас.»

Внутри монастыря в югозападном углу соборного храма есть колодезь, называемый священным. Этот колодезь изведен чудесно из земли св. архангелами в царствование Императора Андроника старшего (1299 г.), и с тех пор течет неиссякаемо.

Святыня.

Частиц св. мощей в Дохиаре много. Барский перечисляет следующие части св. мощей: св. священномученика Харалампия, св. мученика Мины, св. мученика Кирика, св. мученика Пантелеймона, св. Нила, св. Петра Афонского, св. Давида Солунского, св. Иоанна Златоуста, св. Павла Фивейского, св. мученика Меркурия; глава св. Филофея; часть от главы св. Иоанна Предтечи; член перста св. мученика Иакова Персянина; часть кости св. Ап. Андрея Первозванного; глава Преподобного Дионисия, создавшего обитель на Олимпе; часть кости св. Феофана нового и других Святых.

Хрисовуллы.

Из хрисовулл в монастыре находятся – хрисовулл греческого Императора Иоанна Палеолога, подтверждающий границы монастыря; хрисовуллы господарей Молдавских – Александра (1568 г.), Радула, Влада и других.

Значение в иерархии Афонской и братство.

Дохиар – монастырь штатный, управляется епитропами. Он стоит во главе второй пятерицы монастырей Афонских, и уважается, как один из древнейших. Братство его состоит большей частью из Греков.

Содержание.

Владения монастыря на св. горе не обширны: земли, принадлежащей ему здесь, меньше всех монастырей Афонских. Впрочем он довольно богат: у него есть плодоносные метохи (дачи) в Каламарии близ Солуня и богатое имущество в Княжествах.

19. Кастамонит

Местоположение монастыря.

Монастырь Кастамонит или Констамони лежит на северо-западном склоне св. горы, в горах, среди каштановых рощ, над источником чистых вод. От Дохиара и берега морского он отстоит, к востоку, на час ходу, а от Кареи – на пять часов.

Название его и основание.

Различным образом объясняют название монастыря. Одни производят это название от того, что монастырь лежит среди каштановых рощ, основываясь на буквальном переводе слова: Кастамонит (обитель среди каштанов, καςανα и μυνη);другие – от того, что на месте нынешнего монастыря был прежде скит, называвшийся, от имени своего великого подвижника Конста, Констамони – обителью Консты; прочие, наконец, от сына Константина великого, Константа, соорудившего первую церковь монастыря в честь Архидиакона Стефана Последнее мнение справедливее всех прочих: оно подтверждается частью преданием и письменными памятниками, хранящимися в обители, особенно же тем, что в ней есть кость от плеча равноапостольного царя Константина. Вероятно, Константин воздвигнул на св. горе церковь по особенному какому нибудь случаю в жизни св. Константина, в память своего великого отца, почему в последствии и пожертвована была в эту церковь часть мощей равноапостольного царя. Около церкви возник скит и , впоследствии, монастырь. После разорений Сарацинских и прибрежных грабежей пиратов, Кастамонит был возобновлен Греческим Императором Мануилом Палеологом. Он пользовался особенным покровительством и щедрыми благодеяниями Господарей Влахийских и Сербских.

Здания его.

Внешний вид и внутреннее расположение монастыря таковы же, как и в других монастырях. Он очень немного занимает под собою места. Соборный храм в честь первомученика св. Архидиакона Стефана, не большой, в Византийском вкусе; во внутреннем украшении он не уступает многим храмам св. горы.

Св. мощи.

Из св. мощей находящихся в монастыре, в особенности замечательны: кость от локтя руки св. Архидиакона Стефана; кость от плеча св. Царя Константина; часть кости св. священномученика Василия.

Хрисовуллы.

Хрисовуллы и грамоты, виденные в Кастамоните Барским, суть следующие: хрисовуллы Греческих Императоров: Мануила Палеолога и Иоанна Палеолога; Молдавского Господаря Петра (1593 г.); Господарей Сербских: Стефана, Югра, Радига и др.

Значение в отношении к иноческой жизни.

Кастамонит – монастырь общежительный. Это – высокая киновия в отношении строгого образа жизни и глубокого отшельничества братии: здесь иноки чисто аскетического духа. Братство состоит почти из одних Греков; оно не многочисленно.

Содержание.

Монастырь беден в отношении средств к содержанию и обеспечению своему жизненными продовольствиями. Владения его на св. горе простираются на полтора часа ходу в высоту горную, и на два в широту – вдоль берега морского.

20. Зограф

Местоположение монастыря.

Последний монастырь на западной стороне Афонской горы есть Зограф. Сей монастырь находится на северо-западном склоне св. горы, недалеко от перешейка, соединяющего Афон с Македонией, и параллельно монастырю Хиландарскому (на северо-восточном склоне горы), в разстоянии от Хиландаря двух часов ходу, от Кастамонита – также двух часов, от Кареи – семи, а от берега морского, не больше получаса. Он расположен на уступной высоте одной из соседственных гор, окружающих его со всех сторон, над глубокой пропастью оврага, в густой чаще леса, который совершенно скрывает монастырь со всех сторон от взора путешественника.

Время основания его.

Монастырь Зограф основан в начале 11-го века по Р. Х., в царствование Императора Греческого Льва премудрого (философа). Основатели этого монастыря были трое родне братья, родом из Ахриды Болгарской, происходившие от Царя Греческого Иустиниана. Для иноческих подвигов они сначала поселились в кельях на отдельных столпах, не в далеком друг от друга разстоянии, в глубоком уединении. Потом они соорудили небольшую церковь, только не знали, кому и в чье имя посвятить её. В предупреждение несогласия, благочестивые подвижники обратились с молитвой к Богу, чтобы Он сам открыл, кому из святых Его Угодников посвятить их небольшую церковь, и чью икону написать на приготовленной доске. Господь исполнил их молитву. Когда, после одной ночи, проведенной св. братьями в молитвенном подвиге, они взошли в церковь, то, к крайнему изумлению своему, увидели на приготовленной доске лик св. Великомученика Георгия Победоносца. Утешенные и обрадованные столь чудесным событием, они устроили обитель и посвятили её св. Великомученику Георгию Победоносцу, обитель прозвалась от чудотворной иконы св. Великомученика Зограф (ξωιραρος) т. е., живописец или живописная. В то же самое время, как совершилось здесь это дивное событие, вот что случилось в Фануилевом монастыре, находившемся в Сирии близ города Лидды – отечества св. Великомученика Георгия: По словам и рассказам самого игумена Фануилевой обители (он скончался на св. горе в Зографе), пред тем временем, когда Бог положил, в праведном своем гневе, предать всю Сирию, а вместе с ней и Фануилеву обитель разхищению варваров, в виду всего братства писание от иконы св. Георгия само собой отделилось от доски, поднялось с места – и скрылось неизвестно куда. Огорченные и испуганные таким чудом, иноки со слезами пали пред Богом и молились Ему, призывая и св. Победоносца и Великомученика Георгия, чтобы Господь явил, куда скрылся от них чудотворный лик этого страстотерпца. Бог услышал их молитвы, и св. Георгий утешил игумена обители явлением своим. «Не печальтесь обо мне, сказал ему явившийся Победоносец, – я нашел себе храм в жребии Божьей Матери на Афоне. Если угодно, спешите и вы туда же, потому что гнев Божий готов разразиться над Палестиною». В следствие сего иноки обители той вместе и с игуменом своим, немедленно отправились на св. гору и поселились в Зографе, где действительно нашли оставивший их лик св. Георгия, уже на новой доске.

Весть о новой чудотворной иконе на св. горе достигла скоро Константинополя и соседственных стран, и благочестивый Император Греческий Лев премудрый и Царь Болгарский Иоанн пришли поклониться св. иконе. Царскими хрисовуллами они утвердили основное владение нового монастыря и пожертвовали в него богатые вклады и приношения: скоро возник в приличном великолепии и процвел обширный Зографский монастырь – но не на долго. Набеги и грабежи морских разбойников, особенно нападения Каталанских выходцев и походы Латинян в царствование Михаила Палеолога – все это было причиной того, что Зограф, разрушенный и разграбленный, долго находился в развалинах и запустении. Наконец, в начале XVI века (1502 г.) эту обитель обновил и почти вновь выстроил Воевода Молдовлахийский, Стефан, с следствии явления ему св. Великомученика Георгия.

Наружный вид Зографа, внутреннее расположение и устройство, формы зданий, наружные мезонины – все это таково же, каково и в других монастырях св. горы. В этом монастыре нет древних зданий; самая старшая, по времени основания, церковь Успения Пресвятой Богородицы, сооружена не позже 1764 года. Соборный храм построен в 1801 году на месте прежнего древнего его по обыкновенной форме всех Афонских храмов; и посвящен имени св. Великомученика и Победоносца Георгия. Собор имеет безценные украшения при трех колоннах, поддерживающих его пространный купол: это три чудотворные иконы св. Победоносца Георгия.

Пред иконостасом, при колонне правого клироса, находится в позлащенном и в серебряной ризе древнейшая икона св. Великомученика Георгия, называемая Зограф – та самая, которая по воле Божьей, написалась непосредственно сама собой, и была причиной наименования монастыря Зографом. Живопись на иконе темна от древности её; она византийского стиля. На этой иконе, как и на двух других, св. Великомученик изображен не на коне, а просто с копьем в руках, в броне воинской, в совершенно спокойном положении. Риза на иконе делана в С. Петербурге, по благословению Митрополита Серафима ( как видно из надписи на нижней кайме ризы).

При колонне левого клироса висит другая чудотворная икона св. Великомученика. Эта икона, сама собой, чудодейственной силой Божьей, приплыла по волнам морским из Аравии и остановилась у пристани Ватопедского монастыря. Так как все обители желали иметь чудно явившуюся икону у себя, то, по общему совету, возложили её на дикого и юного мула, дабы видеть, в каком именно из Афонских монастырей изволит оставить свою икону св. Победоносец. Незнакомый с путями святогорских пустынь, мул пришел с священной ношей по непроходимым дебрям и поразительным высотам прямо к Зографу, и против него на живописном соседственном холме остановился. Иноки этой обители с сердечной радостью приняли к себе св. икону; а на холме, где остановился мул, построили келью с небольшой церковью св. Георгия Победоносца.

Третья чудотворная икона св. Великомученика находится при колонне, на которую опирается северозападной своей частью огромный купол собора. Разсказ об этой иконе заимствуем из 2-й части « Писем Святогорца» (2 часть, стр. 152–155): Когда Турки грозою налетели и громили трепетавшую пред ними Грецию, в Сербии царствовал тогда Стефан Душан, прозванный сильным. В порывах своей пламенной ревности о святых местах, расхищенных и опозоренных Турками, на востоке, и в чувстве сострадательной любви к Грекам, долго томился этот, так поименованный, сильный царь желанием отмстить диким выходцам Аравийских степей, за пролитие ими христианской крови и за позор храмов Божьих, но силы его были слабы и рать немногочисленна. Бывало иногда, что он со слезами молился к Господу Богу, и часто падал пред иконой св. Победоносца Георгия, которая находилась у молитвенной его матери, и просил Его помощи против врагов креста Христова. Раз, после усердной молитвы об этом, он погрузился в легкий сон, и ему является прекрасный, в богатырских доспехах юноша; дивный свет сиял в его очах и райская слава окружала его. Тайный трепет пробежал по членам удивленного видением Стефана.

– Что ты так грустен? – с участием спросил явившийся Стефана; – чего ты хочешь, о чем ты докучаешь величествию Божию?

– Позволь спросить тебя: кто ты? – боязненно произнес Стефан, скрестивши на груди свои руки.

– Я победоносец Георгий, – отвечал кротко явившийся, – чего ты желаешь от Меня и о чем ты ходатайствуешь чрез меня у Бога?»

– Укрепи меня на врагов веры и креста Христова! – умоляющим голосом произнес Стефан, – Ты знаешь, как безчинствуют Турки: они не щадят даже храмов Божьих и упиваются кровью христианской. Я не могу без грусти смотреть на это; но у меня нет силы противостоять им. Я хочу отомстить им, поразить, и развеять их полчища, как прах. Но у меня нет на то силы! – смиренно проговорил Стефан и, потупившись, замолчал.

– Если у тебя нет на то силы, – сказал Победоносец, – так её много у Бога; Он вооружает тебя на Турков: рази, бей их и разсыпай, уничтожай их несметные полчища. Я буду с тобой и за тебя. Довольно ли этого? Чтобы воодушевить тебя и твои малочисленные дружины моим видимым присутствием, – продолжал св. Георгий, – возьми мою икону у твоей матери. Эта икона будет залогом твоих побед над врагами. Только, по окончании твоих ратных подвигов, не забудь отнести и оставить её навсегда в Зографском монастыре, на св. горе Афонской, где я имею постоянное пребывание и обнови мой храм. Не забудь же! – при этих словах видение кончилось.

Стефан, оживленный явлением св. Георгия Победоносца, и обещанием его небесной помощи, собрал свои дружины, и имея с собою икону св. Георгия, вихрем понесся он на полчища Турков. Сорок лет громил он их самым изумительным, торжественным образом, и остался непобедимым. Захваченные в плен Турки с ужасом иногда разсказывали, что им не так грозны все дружины Сербского героя и сам он, как один из всех, молнией носившийся в рядах Турков и никогда и никем не уловимый. Этот только ратник был страшен, потому что где он ни появлялся, прорезывал целые наши ряды, устилал трупами землю и разил всех; но сам был, как тень, неуловим и оставался в крайности непобедимым. – Кто ж это? – в недоумении спрашивал Стефан дружин своих, – не узнаете ли его в рядах моих? – говорил он Туркам. Но обозревая Сербских воинов, каждого порознь, Турки не находили и не видели между ними грозного ратника. – Каков он с виду? – спрашивали Турков Стефан и дружины его. – Он очень молод, отвечали те, прекрасный собою, с копьем в руках, вооружен с ног до головы и всюду носился на белом коне. – По этим признакам Стефан и его Сербы угадывали, кто был их таинственный соратник и славили Бога и Его дивного Победоносца. Впоследствии, Стефан, во исполнение воли св. Страстотерпца, отправил Его икону в Зографский монастырь, которому и благотворил много. Вид св. Победоносца на этой иконе выразительнее, чем на прочих; в Его грозных очах гнев и проявление оживленного мужества; сама живопись на иконе светлее; значит, и ближе к нашему времени».

В отдельном храме Божьей Матери есть икона Её чудотворная, так называемая акафистная. От этой иконы один старец, читавший в своей келье близ монастыря перед ней по несколько раз в день акафист Божьей Матери, когда Латиняне приблизились к Зографу с своей унией, услышал голос Пресвятой Девы Богоматери, повелевавший объявить игумену и братии: «враги православной веры близко; кто слаб в духе терпения, пусть скрывается, пока пройдет искушение, но желающие страдальческих венцов пусть остаются». Старец побежал к монастырю; но лишь только он вступил в ворота, видит, что его келейная икона, пред которой он только что читал акафист, и которая осталась в келье, уже при дверях монастыря. Вместе с ней он явился к Игумену. – Икона очень темна; она прежде была мозаической работы. Перед этой иконой в настоящее время читается, вместо причастна, акафист Богоматери.

Замечательные предметы вне монастыря.

Вне монастыря на отдельном холме, где остановилась икона св. Георгия Победоносца, приплывшая из Аравии, теперь воздвигнута небольшая церковь в честь св. Великомученика. От монастыря ведет к морю прекрасная дорога, изсеченная в скалах; по обрыву глубокого оврага, изрытого быстрым потоком; на этом потоке устроена монастырская мельница. При море – хорошая пристань, ограждаемая арсеналом с церковью и кельями. – В виду монастыря возвышается над глубокой лощиной одна пустынная скала, в которой изсечена пещера Преподобного Космы Зографского. В этой пещере подвизался преподобный Косма в исходе XIII и в начале XIV века.

Святыня.

Из св. мощей, находящихся в монастыре, есть и здесь часть мощей св. Первомученика Архидиакона Стефана. Достойно замечания Евангелие Российское многоценное, пожертвованное малороссийским Германом Иоанном Самойловичем 1673 года.

Хрисовуллы.

Из хрисовуллов и грамот царских, хранящихся в Зографе, замечателен хрисовулл 1340 года, писанный на пергаменте, Болгарским наречием, с такой подписью: благочестивый царь Лев премудрый у Христа Бога верен Константина града. Иоанн благочестивый царь у Христа Бога, Сербом и Болгаром, Торновский. Стефан у Христа Бога верный благочестивый Сербский царь, держай восток и запад. В этом хрисовулле подробно описывается земля, принадлежащая монастырю.

Значение между Афонскими обителями.

Зограф принадлежит к числу знатных монастырей св. горы, и по значению между ними, и по богатству и по аскетической жизни иноков своих. Он стоит в главе второй пятерицы Афонских обителей. В аскетическом отношении он имеет преимущество пред всеми штатными монастырями. Зограф монастырь общежительный: общежитие устроилось в нем только в 1849 году в августе месяце.

Содержание.

Владения монастыря на св. горе не обширны: он простирается только на час ходу во все стороны от него. Зато, вне Афонской горы он имеет богатые владения в Княжествах, и, особенно, в Бессарабии и на некоторых островах Архипелага. По этим владениям и имуществам своим Зограф принадлежит к числу первостепенных обителей св. горы.

Братство.

Зограф – монастырь Болгарский. Братство его многочисленно; иноки почти все Болгары; между ними находится только один Грек и два Русских. Богослужение совершается на нашем церковном, то есть, славянском языке, впрочем по Греческому напеву.

Скит Черный Вир

Этот скит находится в получасовом разстоянии от Зографа. Он расположен при потоке, на скале одного из соседственных холмов Зографской пустыни, среди дикой местности.

Соборная церковь скита расположена на небольшой площадке и заключает в себе три придела, из которых один посвящен Киево-Печерским угодникам. В ней иконы – Русской живописи, и в иконостасе большей частью лики Русских Святых.

Скит прежде принадлежа Малороссиянам, которые владели им до 1830 года. Начавшаяся перед этим годом война России с Турцией заставила их оставить свой скит и возвратиться в Россию. Теперь он находится в ведении и власти Болгар.

Отшельников и келлий в этом скиту не много.

Приложения.

№1-й.

Правила, начертанные в Карейском собрании во время св. Афанасия Афонского, сохранились в древней грамоте, называемой Трагос (козья кожа); их – 28-мь. Мы приводим эти правила из «Писем с Востока» (ч. 1-я стр. 332–335).

Первым каноном определено было строжайшее подчинение Проту или верховному настоятелю всей горы, дабы ничто не делалось без его согласия; но и ему внушалось, в своих решениях, испрашивать предварительно мнения всех игуменов св. горы. Приходящим из иных обителей, дабы на ней поселиться, запрещалось приобретать келлию или поле, без разрешения Прота. Приходящим же из мира, с желанием постричься в какой-либо из обителей Афонских, надлежало выдержать полный год искуса иноческого, и только по случаю приближающейся кончины, или по какому-либо особому усмотрению, разрешалось игуменам постригать их до сего срока. Новоначальным предоставлялось однако, для пользы душевной, после полугодичного искуса, переходить в другую обитель, если первая их не удовлетворяла духовно. То же дозволялось даже и постриженным, если они могли обрести себе игумена более по сердцу, нежели тот, кто их постригал, но не без его ведома. Игуменам разрешено было располагать властно, при жизни или по смерти, своим имуществом, в пользу учеников, или кому пожелают из внешних. Строго воспрещалось инокам, отступившим от послушания собственного игумена, обходить самовольно гору для свободного жительства: таковые подвергались всей строгости канона, при троекратном обличении, равно и всякий, кто бы дерзнул пренебрегать древние уставы св. Отцов; но желающим, с дозволения своих игуменов, восходить на высший подвиг безмолвия дозволялось уединение. Священники принимались извне только с грамотами Епископов. Запрещалось во дни великого поста, докучать взаимными посещениями друг друга, кроме нужного исповедания помыслов. Воспрещалась всякая продажа и купля, кроме субботы, ради необходимости, и употребление рыбы во весь пост, исключая праздника Благовещения. Изгонялись из горы те, которые из видов корыстолюбия, продав однажды, паки перепродавали другим свои поля, и никому не дозволялось, ради свидания с родственниками в мире, оставлять св. гору; употребление вина умеренное разрешалось для приходящих мирян и трудящихся по нуждам монастырским; но запрещено продавать его извне, для избежания купли житейской. Строго положено наблюдать, дабы слишком юные не постригались в обителях, без извещения Прота; именующихся игумнами и не имеющих достаточной опытности для восприятия братии, положено самих поручать назиданию отцов духовных, ради их пользы душевной. Созидавший себе келлию где либо в обители и потом оставлявший её по собственному произволу, долженствовал получить за неё только половину цены; если же оставлял по огорчению от игумена, то полную, то же должно было наблюдать и в расчете за службу, если кто нанимался работать игумену. Для разбора взаимных состязаний по такого рода сделкам, поставлялся общий эконом на св. горе, а в помощь ему назначались три игумена, в случае каких либо приключившихся соблазнов. В последующих правилах явствует исключительное снисхождение к лавре великого Афанасия. По причине нападений внешних, некоторые стада, по примеру великой обители, загоняемы были на св. гору: сие воспрещалось впредь, кроме подобных же случаев; но никому не дозволялось, исключая великой лавры, ради её многолюдства, содержать рабочих волов для земледелия; запрещалось также продавать сосновый лес вне св. горы, но только в её пределах для нужд монастырских; строго запрещалось приходящим для различных строений работникам иметь при себе детей. Ежегодно положено, при собрании монашествующих на праздник Успения, испытывать действия эконома св. горы и общим голосом утверждать или отставлять его; в избрании же Прота следовать прежде установленным канонам».

№ 2-й.

Надпись на нижней иконной ризе Иверской иконы Божьей Матери: « о Владычице, Матерь человеколюбивого Бога, всенепорочная невесто Мария! Спаси душу господина моего Кварквара, сына Кай-Хозроя. Я же раб твой, верный опекун... Благодарю Тебя, что удостоила меня недостойного позлатить и украсить святую икону Твою вратарницу. Се приношу Тебе малый дар, прими оный от меня грешного и в жизни сей сохрани меня непорочным, и в день исхода души моей заступи, и невидимым сотвори рукописание грех моих, поставляя и меня грешного одесную Сына твоего и Бога, яко Ему подобает слава со безначальным Его отцем и всесвятым, благим и животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь».

№ 3-й.

Наш знаменитый путешественник XVIII столетия так описывает Иверскую икону Божьей Матери: «В сем прекрасном, при внутренних вратах монастырских созданном, храме, в иконостасе, вместо наместной обычной Богородицы, стоит некая святая и чудотворная икона, проименованная от древних иноков Вратарница, зело ужасно-зрачна, с великими очесами, держащая на левой руце Христа Спасителя, очернелая же на лице множества ради лет, обаче совершенно всю являющая тварь, покровенна же вся, кроме лица, позлащенною среброкованною одеждою, и кроме того, упещрена многоценными каменьями и монетами златыми от различных царей, князей и благородных бояр дарованными за многие Её чудотворения, иде же и Российских Царей и Цариц, Императоров же и Императриц, князей и княгинь монеты же златые и инные дары повешены видех моими очесы. Имать же еще св. оная икона знамение или шрам язвы на ланите, юже восприят древле от единого, иже прежде бысть неверный и именовашася Варвар, и удари ножом от злобы и ненависти; последи же, егда узре, яко абие истече много крови, яже и доныне познавается, покаявся и веровав и бысть монах скитник и спасеся и ныне именуется святый Варвар (стр. 582–590)».

№ 4-й.

В письме от Иверского братства к Алексию Михайловичу, между прочим, писано ( в переводе): « Как есми приехал Пахомий в наш монастырь, собрав всю братию 365 братов, и сотворили весьма великое молебное пение, с вечера и до света, и святили есьма воду со св. мощами и св. водою обливали чудотворную икону Пресв. Богородицы старую Портаицкую и в великую лохань ту св. воду собрали, и, собрав, паки обливали новую цку (доску), что сделали всю от кипарисного дерева, и опять собрали ту св. воду в лохань, и потом служили св. и божественную литургию с великим дерзновением. И после литургии дали ту св. воду и св. мощи иконописцу отцу, господину Иамвлиху Романову, чтобы ему, смешав св. воду и св. мощи с красками, написати св. икону». Далее: «иконописец токмо в субботу и воскресенье употреблял пищу, а братия по дважды в неделю, совершали всенощные и литургии. И та икона новонаписанная не разнится ничем от первой иконы, ни длиною, ни шириною, ни ликом, только слово в слово новая, аки старая». (Истор. Росс. Иерарх. Г. IV, М. 1815. стр. 1003).

№ 5-й.

Грамота Царя Иоанна Вас. Грозного.

«Царя небесного, Бога богом и Господа господем, всеми владычествующего, и Господа Иисуса Христа, Единочадого Слова Божия, на спасение наше воплотившагося, Всетворителя, Мздовоздаятеля исправляющим слово св. Его заповедей, и, Господа Утешителя Духа св. истинного, вездесущаго, вся исполняющаго, во всех вся действующаго, Животрорящаго, всем благим Подателя, Единого Бога нашего в трех лицах славим, поем и превозносим и покланяемся сотворшему всяческая, утвердившему нас скипетр держати православия и пастырствовати словесным Его овцам устроивша, Ему же возсылаем славу во веки веков. Аминь.

«Мы Великий Государь Иван Васильевич, Божьей милостью Царь всея России и Великий Князь Владимирский, Московский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский и проч.

Пожаловали есмы во святой горе Афон обители Введения Пресвятой Богородицы Хиландара монастыря, или Лавры, начальства государства Сербского св. Саввы и Симеона во многа леты бывша во благоденствии; ныне за преумножение грехов всего христианства, конечне смиренных и озлобленных, приятием богоотступных Турок, не токмо Лавры сей, но и всего государства Сербского премененных и отлученных, не токмо смирению их оскорбитеся, но и все начальники Сербские изведошася, и не бе им ни отколь никоея же помощи, в престании всего Государства Сербского, и сего ради возложихом упование на всемогущаго Бога, молю, и на ходатаицу в помощах преславную Богородицу и на всех святых, яко их молитв ради не оставит Бог достоянию своему вконец оскорбитися. И сего ради упования надеждою обложихомся, падшим востати и на первобытное обратитися. Ныне же о них сжалимхося, уповая упованию, аще ныне и не в нашем начальствии, видя их скорбь и утеснения, и смиренное метание и прикладныя молитвы по Государству нашему, прияхом их во имя Государства нашего на вспоможение и препитание во всяких скорбех, Архимандриту и всему братству их. Во государства нашего дворе, града Москвы на покой приездный Архимандриту и всей братии Хиландаря монастыря дахом на вечный поминок двор, со всеми потребными хороны в новом городе Китае, в правую сторону Богоявленского монастыря, возле Устюжского Двора. Сиюже нашу жалованную грамоту дахом в руки Архимандриту Прохору; он же везет ю в лавру Преславныя Богородицы ко священником и всей братии; Архимандрит же и священники и вся братия да молят Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь и всех святых о нас и о нашей Царице и великой Княгине и о наших детех, и о всем православном Христианстве; отшедших же во блаженной памяти отца нашего Великого Государя Василия, во иноцех Варлаама и Матерь нашу Великую Княгиню Елену и Деда нашего и весь род наш поминают во всядневном помяннике, который дахом к ним в монастырь.

Дана сия грамота в Государства нашего града Москвы лета 7079 (1571), Марта месяца и золотую есьмя печать к сей грамоте велели привести.»

На подлинной грамоте подписано:

«Дьак Андрей Яковлев сын Шинкалов.»

№ 6-й Список с другой Российской Грамоты Царя Алексея Михайловича.

Грамата.

«Божьей милостью Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский, и Великий Князь Литовский, Смоленский, Тверский, Волынский, Подольский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский, и Иных Государь, и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белоезерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, Вытепский, Мстиславский, и всея Северныя страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли, Черкасских и Горских Князей, и иным Государствам и Землям Восточным и Западным и Северным Отчичь и Дедичь и Наследник и Государь и Обладатель.»

«Пожаловали есмы, Афонския горы, Введения Пречистыя Богородицы, Хиландара монастыря Архимандрита Виктора с братиею, что они били челом Нам Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, чтоб Нам, пожаловати их велети прежнюю жалованную Грамоту Отца Нашего, блаженныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Руссии Самодержца переписати на наше Царское Имя, и Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Афонския горы Введения Пречистыя Богородицы Хиландарского монастыря Архимандрита Виктора с братиею, или кто по нем в том монастыре иный Архимандрит и братия будут, пожаловали велели дати им сию Нашу Царскую жалованную Грамоту против прежней жалованной Грамоты Отца Нашего блаженныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Руссии Самодержца, и как того Хиландара монастыря Архимандрит Виктор, или по нем иный Архимандрит и Старцы того монастыря к Нам Великому Государю к Москве, для монастырского строения поедут, и к Нашим Царского Величества Боярам и Воеводам и всяким Приказным людем велети их пропущати без всякого задержания и зацепки, и подводы под них и под рухлядь их давати им как мочно подняться, а корм им в дороге от Путивля до Москвы давати Архимандриту по алтыну, Старцам по четыре деньги, служкам их по две деньги человеку, а конского корму давати им зимою две деньги на день на лошадь сколько с ними лошадей будет; а таможенным головам и целовальником и по мытам мытчиком, и по рекам перевозчиком и мостовщиком, всяким пошлинником с него Архимандрита и Старцов и слуг, которые с ними будут, и с рухляди их никаких пошлин не имати; а приезжати им, по сей Нашей Государской жалованной Грамоте, в Наше Московское Государство в седмый год трем или четырем Старцем да служке, а кто им где учинит какой налог, или чем изобидит, или что с них возмет напрасно, для своей корысти, и тем людям быти от Нас Великого Государя в опале на наказанье, а взятое велим отдать в двое. А ему Архимандриту и того монастыря Старцам и служкам в Наше Царского Величества Российское Государство и из Нашего Государства иных монастырей Старцов и слуг и лошадей и товаров, чужих и заповедных за свое и за своих людей не провозити, и тем на себя Нашея Государския опалы не наводити; а что дана была в тот же монастырь Архимандриту Михаилу с братиею Наша Государская жалованная Грамота в прошлом 7154 (1646) годе, что приезжати им было указано в десятый год, и то выскребено в который год велено им приезжать, а ничего в том месте не написано, и ту Грамоту указали Мы Великий Государь взять в Посольский приказ, потому что Архимандрит Виктор сказал: что то учинено до него, а он про то не ведает; а кто такое воровство учинил, тому сыскав, велено учинить наказание в монастыре».

«Дана сия Нашего Царского Величества Жалованная Грамата в Нашем Царствующем граде Москве, лета 7166 (1658), месяца Июня 3 дня.»

На подлинной Грамоте на обороте подписано тако:

Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец».

« И паки на той же Грамоте подтверждение принимается сице»:

7162 (1684) года, Ноября в 7 день Великие Государи Цари и Великие Князи, Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцы, и многих Государств и Земель Восточных и Западных и Северных Отчичи, и Дедичи, и Наследники, и Государи, и Обладатели, сея Жалованныя Грамоты Отца Своего Великих Государей, блаженныя и вечно достойныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца слушав, пожаловали Афонския горы Введения Пресвятыя Богородицы Хиландара монастыря, Архимандрита Гавриила с братиею, и указали впредь быти во всем тому, как в той Отца Их Великих Государей, блаженныя и вечно достойныя памяти, Великого Государя, Его Царского Величества Жалованной Грамоте писано»:

На подлинной подписал:

«Думный Дьяк Емельян Иванов сын Украинцов».

«При подлинной Грамоте приложена на шнуре Государственная печать»

На оной же Грамоте в низу написано:

«Святыя горы Афонския Царския и Патриаршия Святыя и Священныя обители Хиландара Введения во Храм Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и присно Девы Марии».

№ 7-й.

Список Хрисовулла Царя Греческого Романа, Ктитора Святыя обители.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа

Роман верный Царь и Самодержец Греческий.

«Иже всех благ податель, видимой же и невидимой твари Создатель, первее созда человека, аки безсмертна, сие бо бяше ему намерение, да сей сочинен сый в подобии безплотых Ангел, пребывает и прославляет благодетеля, не яко славы Создатель, требоваше от создания, ничтоже бо ни от кого требует, но да создание славу должную воздая Создателю, достойной и праведной исполнится славы и Ангелом подобно будет; но понеже от небеснаго круга низпаде, иже перьвее от сего созданный, и прежде простотою радуяся, не стерпе зряти в тойже простоте величаема быти человека, и вымысливши противообратныя вины подшептата его быти Богом, чрез древо знания поползну, низверже на землю, падый же в толь велием падении лежаше, и сожаления достойном не малого, яко уже никакова когда ему сила бысть к востанию и исправлению, триех бо требоваше средствий к возвращению на первое достоинство, смирения вместо прежней гордости, послушания вместо прежнего преслушания, и конец быти готову умрети за род, противу его же прельщен сый, согреши; он же не точию сия сотворити, но ниже удалитися греха можаше, сего ради, иже первее его создавый Триипостасный Бог, паки о нем последи помяну и снишед Сам Единородный Сын Божий от Отческих недр, ради человеков, человек бывает, Ему же всяк благочестивый долг имать неотреченный благочестивое воздати поклонение, и различные, яже по силе, дары, устами, душею же и сердцем; устами убо на всяк день обще и на един хвалити, благословити, славити, еже к человеческому роду Его милосердие же и смотрение; душею же Ему непрестанно, яко Богу сердцем же, что есть лучшее и чистейшее от стяжаний своих, Ему самопроизвольно приносити аки всяческих благ едину сущу виновну и Подателю, сего ради и мудрый древняго Израиля законодержавец рече: В устах твоих и в сердце твоем, в руках твоих; и паки: Аки от лица Божия не обрящешися предо мною празден; являя, яко сими всячески долженствуют Бога прославляти, понеже сый Сам он един Всевидящий Испытатель; сего убо ради, понеже сия есть должность неотреченная всех благочестивых, много более чрез него воцарившихся, наипаче двух ради; частью убо, яко многократная долженствуют благодарения всех Владыц, понеже паче иных широко от Него суть почитаемы; частью же, яко и прочим имуть быти добродетели правила и благочестия примеры; подобне же и Его Пречистую Матерь и Деву Богородицу Марию должно есть почитати, аки всем виновную спасения. Еще же по сей и Животворящего Креста Всечестное Древо почитати и поклонятися подобает, о сем бо рече Царь Давид: Возносите Бога нашего и поклоняйтеся подножию ног Его яко свято есть; сего убо ради и Благочестивое Царство мое тщащися о подданных своих и о всех яже о них творящи предусмотрение, понеже закон есть всякому Еллину и Варвару даже до крови за своеродных подвизати; закон же паки Божий паче онаго Боговиднейший и светлейший, повелеваяй всякому дати себе за друга, благоволи Царство мое в защищение Преподобнейших Отцев честныя Афонския горы, обители присно славной, Царицы Пульхерии девицы обновити стены, ибо обретох ю сице до основания соравненну и вовся разрушенну, аки стены в водах являемы, такова бысть и Богом венчанных подвижных Святых Четыредесяти Мученик честная обитель иногда убо Поточная ныне же Сухоручная проименованная, яко ниже подобию стены познаватися, по кровоточивой реце Исмаильской, наставника же и пособителя на сие употребивши мое Царство высочайшего Философа Павла Преподобнейшаго, проименованного Сухоручника, Богу поспешествующу, создах храм превелик и прекрасен, и многи одежды златотканны и священны покровы, и от злата Святыя дискосы и потиры в он даровав, и окрест его домы благопространны, си есть странноприемницы, и одры с постелями, ради входящих, к тому же и стены высокия и пирги с возбранницами, не подобны первым, но много лучшие и удивительнейшие, яко да будут монахом и благочестивым мужем тверда крепость, великолепы убо зраком, слух их воистину сладчайшая, ради в них предуспевающей добродетели, стадохранительница бо Христова есть еяже овцы чувственны и смысленны, волки не могут поразити, от предреченнаго Преподобнейшаго монаха и Пресвитера благочестиваго пасомы и под защитою Господа Бога водворяющиеся, вторицею освященный сей пчельник, ради согласнейшаго сладкопеснения делающия добродетельные плоды паче меда сладчайшие и к судьбам пресущественнейшаго Божества восстающие, и преподобныя руцы в нощех воздевающие, кроме лукавых воспоминаний и суетных помышлений перст испражняющие, ум воскривляющие, духом возгарающие, Господу служащие, надеждою радующиеся, в скорби терпящие, в молитве твердо стоящие, рукам Святых сообщающиеся, за страннолюбием гонящиеся, по Священным словесам. Еще же старопитательницу и больницу, и двадесять церквей малых сооружих, и дарами многими, якоже подобаше, предреченную обитель Царства моего обогатих, к тому же и Патриаршим присутствием обновления ея прославих; но понеже по обновлении и освящении Святого Храма, и по возвращении Святейшего Патриарха Кир-Феофилакта вожделеннейшего сына Царства моего и духовного моего Отца желаемое совершити благословен умыслих, ибо его Богоуветливыми молитвами пред триеми деньми оздравех, и на одре прежде лежащий приидох в себе, иже в мале был и прагу адскому приближихся, разсудих, что подобаше творити, вниидох с некиими от Синклита в сокровещехранительницу державного моего Царства и от Честных Древа Животворящего креста большее всех и удивления достойно обретох (имать бо и доднесь еще на себе Владычнаго Страдания незабвенное знамение диру гвоздную, имже Божественная плоть Господа моего прободеся, и очищение грех наших даровася, и источник Пресвятыя изпразднися крови), высоты имущее с правостоящею частию и с поперечными, аки лакоть един и длань едину, широты же аки два перста сложенна, и глубины, си есть толстоты, аки на един перст, всей же своей тяжести драхм сто, и в руцы приемши сие Святое сокровище страшное знамение Небеснаго Царя, иже имать явитися на небеси, егда Сын человеческий имать прийти судити живых и мертвых; сие убо Божественнейшее орудие спасения нашего благоговейно дадох во святые руце Преподобнейшаго Павла Ксиропотамскаго, да будет неотъемлемый дар предреченной честнейшей обители Царства моего, донельже приидет Господь, провождши Его с церковным и военным провождением, да положат Его во Святом обители сея Олтаре в священие и утверждение Самодержавной нашей Обители, но понеже много, не точию Сигклит, но и весь нард молящися не лишится сея небесныя благодати, повеле Царство мое, да по всяких триех летех посылаются от державнаго убо Царства Греческого два тайные Секретари с единым Сотником, от Синода же Вселенскаго Патриарха Клирики, и явно егда приносят с военным дароношением и провождением начальнейших Сигилиаков, в первый день месяца Августа, и да присылают его с избранными монахи нашея Честныя обители Ксиропотамской, ради его поклонения и всемирнаго воздвижения, и последи паки взявши Его, да возвращают вспять в предреченную обитель, с подобающим провождением и благоговением: сего ради повелевает Держава Царства моего давать на всяк год милость денежную Ксиропотамским Отцем, и ради душевнаго нашего спасения, ради жительствующих тамо и в добродетелях пресловутых монахов, для иждивения нуждных и снабдевания Отцев, аще бо, иже в Олимпе, Кимине и Латре граде монашествующих, златопечатными граматы помилова мое Царство, много более по должности о своих собственных молитвенниках всегдашнее имать творити призрение, чего ради и сию златопечатную Грамату подает и вручает предпомянутой Честной Обители, ею же благоволит, и повелеваем, да явлением ея монахи обители сея Преподобнейшаго Павла Ксиропотамского, в большую их честь, ради Животворящего Крестнаго Древа, взимают от сокровища державного Греческого Царства на всякое лето по тысящи и осмь сот златиц моея печати, и ради предпомяненных странноприемниц и больниц, яко да празднуют торжественне с тщанием и всеношным стоянием три нарочитые праздники, Пресвятыя Богородицы в храме законный Введение, ибо сперва Ей дадеся Святоимянитая гора; Всемирное Воздвижение Честнаго Древа Всесвятого Креста, яко от Державы Нашего Благочестивого Царства сею обогатися благодатию; и страдание Святых Четыредесяти Богом венчанных Великих Мученик, яко их всех Святых Честныя Мощи в обители сей суть сокровиществованны Златопечатною Грамотою от приснопамятной оной Царицы Пульхерии девицы, во время, егда самой сей блаженной Царицы во сне Святые Четыредесять Мученик Христовы явишася; к тому же в наследие дадошася и священнодарствовашася, аки неотъемлема причастна стяжания в Царствующем граде благочестные три домы при корабельном пристанище, от основания воздвиженный Святый храм Пресвятыя Богородицы, от Царствия моего, и присовокупленная ему моя Отеческая палата с окрестными каморами (лавками) и прочим окружением, еже есть торжище мироелейное и в Констианах великоименитый храм Святых Четыредесяти Мученик, с нанятыми дворами и каморами (лавками), да обладаются и господствуются в Честной обители Царства моего, даже солнце на землю взирает, ибо сей издревле матернее стяжание бяше Преподобнейшаго отца Павла, и Духовнаго отца моего Царства сына бывша оной присно поминаемой Августы Прокопии, дщери Никифора и супруги Михаила Православных и присно памятных, иже пред нами Царей. Имеяй убо покуситися превратити сея моея Граматы действие, или лишити предреченных денег мою обитель, или поработити, или подчинити ю коему достоинственну лицу, или отчуждити от предреченной моей обители поклоняемое и Пресвятое Древо Животворящего Креста, еже есть Небеснаго Царя Святое подножие, которому нам повелевает кланяться Пророк Царь Давид, глаголя: Внийдем в селения Его, поклонимся на месте идеже стояте нозе Его: сицевый, аки святотатец, да получит немощь Каинову, и Гиезиеву прказу и Иудино удавление, и часть его да будет с распявшими Господа Славы; силою убо и явлением сей Златопечатной Граматы Царства моего, долженствует взимати безпрепятственно пред объявленная Честная великая Обитель Царства моего, нарицаемая Ксиропотамская, отныне и впреди определеныя деньги от сокровищехранителя Державного Царства Греческого, да творить литургию во всякую субботу за блаженную душу превожделенной моей присно памятной Августы Царицы Феодоры, да имать власть и всякий прибыток предписанных триех Святых великоименитых храмов, аки собственная своя и причачтная стяжания и да будет хранима всячески от всякого Царского, Патриаршеского и нестужима, в известную убо и в присно пребывающую сего твердость. Бысть сей Златопечатный Указ Благочестиваго Нашего Царства отпущен в месяце Февруарие 15 Индиктиона, лета 6542 (1034), во еже и Наша Благочестивая и Богом избранная подписа Держава».

Роман верный Царь и Самодержец Греческий.»

№ 8-й. Перевод с Граматы Султана Селима, для обновления монастыря Ксиропотамского и для прочих, и непоплащении, которую он даровал ему, когда взял под власть свою Египет.

« Игемоне, между славными Игемонами великий, между разумными великими Властелине силы и славы, помощию же и благодатию Бога Вышняго, сущий Паша великого града Солуня Али Паша да многолетствуешь ты и между Мусулманскими суды, яко помощию и благодатию Божию сущий Судие Сидерокавсийский. Господине Махмет! Да умножается добродетель твоя и от учений добродетельнейший, и иже на достоинствах от Магометан, да умножается слава во всех нас».

« Прибывшу сему Царскому и высокому нашему повелению, известно да будет всем вам, яко по многих оных трудах, и по толиком речнотекущем кровопролитии, и по страшных в них бранях Черкесских и Арапских, благоволи Высочайший Бог даровати нам победу, и сотвори нас больших и лучших от врагов наших, и приложи к Царству нашему и Царство Египетское: того ради достойно и праведно есть, да воздаем благодарствие Высочайшему Богу».

«Обретающиеся убо еще в Египте, ради стояния и управления сего града, видехом очезрительно един сон зело удивительный и великий. Четыредесять мужие великотелесные, с вооружением златым, аки Ангелы по воздуху бежащие, и глаголющие нам: Мы есьмы, о Царю, помощники Оттоманские и пособители противу враг ваших, да убо воздаси нам благость, юже вам сотворихом; утро имуть прийти нецые пустынножительные иноцы, да просят изволения от Царства твоего, ради обновления дома нашего, в котором обретаются мощи наши, сего ради аще любиши имети нас приятелей, и в инныя времена приличествует, не точию да им даси волю к обновлению дома нашего, но и да любодарствуешь их Царскими любодарствовании. Царство убо мое удивляющиеся, и недоумевающе от зримых, повелех, и прииде к нам премудрейший глубоко, между премудрыми и добродетельными Шемух-Ислам Муфтий Сулейман (его же Бог да продолжит добродетели), и повествовах ему вся, яже видех, глаголющи ему: да истолкует ми сон ( аще прилично есть именовати сном), иже слышав мою повесть, рече: Веждь многолетствующий Царю, яко сия, яже повествуеши, несть сонное видение, но есть страшное чудо, еже нам яви Бог, яко сея же нощи и азъ таяжде видех, явишася бо и мне четыредесять воины, держащие копья великие в руках своих, устрашающи мя глаголаху, не явитеся неблагодарные и благодетелем вашим; азъ же реки: да кто есте вы Господие мои? Они же отвещаща: Мы есьмы помощники Оттоманского Царства, иже и прежде от восточной страны и западной преведшие четыредесять Турков, которые биением камней, крепость, именуемую Ак-Баш, в область свою взяша, и ныне паки вам помоществовахом во всех великих бранех, и врагов ваших победисте, и Египетским Царством загосподствовасте. Сия ему повествующу, прииде к нам некой ради потребы и Высочайший Наместник Царства моего славный Визирь Мустафа Паша, (егоже Бог да продолжает славу), и слышащи нашу повесть, но гласи он таяжде нам глаголя: Яко азъ брань творящи с врагами Царствия твоего в Газе, и до зела побежден сый, видех четыредесять воинов, иже напоследок победивши врагов наших, избавиша нас от бед, иже и от Газы даже до зде последоваша с верным рабом Царства твоего Морейским Хоругвеносцем Георгием, их же и спутников предреченнаго Харугвоносца мнех быти; нощи же сея тиижде явишася мне, глаголющи: Утро сотворите подобающее мздовоздаяние дому в немже обитаем ради совозбранства, еже явихом Оттоманскому роду, да обладает сим Царством Египетским. Сим убо глаголющимся и недоумевающимся, каковый бы был Святых Четыредесяти дом, по изволению Божию, прииди к нам и предвечный верный раб Царства моего, с некиими монахами пустынножителями, иже дадоша нам доношения Гардзи-Хали от славнейшего нашего Паши Солунского и от Судии, и от ученых Сидерокавскийских, которая заключаюше в себе, яко от двадесяти монастырей Святыя горы, един именуемый Ксиропотам, по случаю от великого пожара сгоре вовся , и паде весь. Сия мы слышавши, познахом который дом хощуть четыредесять воины, да обновится по повелению и вольности Царства моего; и абие даде предреченный наш Муфтий Сулейман учиненную им из Алкорана о таковых вещах выписку, в нейже бяху сицевы глаголы: место, на немже чтется и Священное Евангелие, егда по случаю сгорит, или разрушится паки да обновляется. Убо и во святой горе монастырь, именуемый Ксиропотам, понеже по прилучаю сгоре и разрушися весь от великого пожара, должно есть по закону, да паки обновляется весь по первому своему стоянию. Сего убо ради Царство мое хотящи исполнити благодарение помощникам и благодетелем своим, иже праведне сея благодати просиша, ради многой помощи, которую позна многажды род наш от предреченных Четыредесяти Мученик, повелеваем и определяем всем своим подданным сия: 1) Иже во Святой горе монастырь Святых Четыредесяти Мученик, нарицаемый Ксиропотам, да обновлять весь, иже в нем монахи, с церковью и со всем его окружением, и да нестужим будет от злых человек, ради пустынного места, да будут стены его высоки и с четырьмя столпами окрест, и враты твердым железом покровенными, да не зле попирается от враждебных человек. 2) Даем иждивения славному Господину Высочайшей нашей Порты и приставнику сего ибновления Ибрагим Аге, яко да купит двадесять камор (лавок) в Сидерокавсии, и да сотворит в предреченный монастырь, от них же иноки нанимания и прибытки имея, да зажигают четыредесять кандилы неугасимы над мощами Четыредесяти Мучеников, помощников Царства моего. 3) Елико место зрит монастырь Четыредесять Мученик, от четырех своих стран, всем местом оным да обладает, и да будет дарование всегдашнее предреченному монастырю Ксиропотамскому. 4) Творить душевную свою милостину Царство мое, елики иноки и монахи живут внутрь сего монастыря Ксиропотама, имать их Мафмуселимов, да никаковой Царской дани поплащают, ниже еригаки, ниже сипдосии, ниже харача, кроме тех, которые изходят в грады, ради купления и продаения, тии точию да поплащают по единой златице харачь, а не больше, а иже седают внутрь монастыря, да не поплащают никакой дани, и да никтоже от Мусульман имать власть внийти внутрь монастыря, и что либо буди им стужати. 5) Повелевает Царство мое, Судьям и ученым Сидерокавсикийским, яко, егда совершится предреченный монастырь, да пойдут десыть избраннейших от них купно с предреченным приставником создания Ибрагим-Агою, Высочайшей Порты нашей, и да запишут вся пограничия предреченного монастыря, еще же пограничия причастных стяжаний и хуторов, и печатями их да запечатается граничий роспись монастырский, да будут всегдашняя стяжания монастырская, в которых пограничиях инный человек да не имать причастия. 6) Чрез ходатайство верного служителя Царства моего Георгия, Хоругвоносца Морейского, утверди Царство мое Хадишериф Ироя онаго Султана Яуза Мурата, который видевши похвалих, и удивихомся благому онаго мужа произволению и милостине, юже сотвори всем Святогорцам; сего ради и мы повелением Царства нашего утверждаем, елика, си речь, он содержит, да будут крепка и не поколебима. 7). Разсудивши, иже при Царстве моем Сигклит имый действие зримых наших вещей, яко Божье бысть благоволение, да дается сие Священное повеление, рекохом, предпомяненным инокам, понеже ради благодати Святых обретосте и вы благодать пред нами, просите некоей благодати, юже требует обитель ваша к состоянию своему; они же просиша от нас сие, да аще кто от монахов сея Ксиропотамския обители, егда уже облечется в черны ризы в монастыре сем, и по времени убежит и пойдет в ин монастырь да поплащает оный монастырь, иже прият Ксиропотамского инока, пени Аге Поместному сто Левов (60 рубл.), понеже преступи Царское мое повеление, а Ксиропотамского инока да возратить вспять в Ксиропотам. 8) Еще же мы слыша нас глаголющими: о Царю многолетствующий, яко нам повелевают книги наши, егда приидохом в монастырь, обещаем пред Богом и пред человеки свидетели, яко, донельже живем, да будем невольники всегдашние монастыря сего, по смерти же, якоже наследствует Господин вся, елика имать пленник его, сице да наследствует и монастырь наш монахов своих по скончании их, обаче суть нецыи сродницы, или родителие наши, иже не хранят закона нашего, и хощуть и по смерти нашей нас наследствовати и припохищают неправедно и вещи монастырские, и обиду творят монастырю нашему, и да никтоже убо прочее может сему в чем касатися. 9) Паки и о сем повелевает Царство мое, яко обретается в Хадишерифе предреченного Ироя Оттоманского; блаженной, глаголю, памяти Султана Яуз Мурата (его же Бог душу да упокоит), яко монахов обще всех Святогорских, да не наследует, ни Петелмаждий, ниже Мангуфат, ниже инный кто, от иже на достоинствах Мусульманов. Царство же мое и паки повелевает яко монахов обще всея Святыя горы, отныне и впредь, да не дерзнет кто Мусульман наследовати, ниже бо отец и матерь умершего монаха Святогорца, или инный кто от сродников, точию монастырь, яже его имеяше, той и да наследствует все его, понеже сам он своими устами сице обеща пред Богом, и того ради подобает оная хранити, яже исходят от уст его. 10) Повелевает Царство мое, яко да сей мой Хадишериф блюдется внутрь монастыря Ксиропотамского; и егда будут требовати на некий суд монахи обители сея, да приносят на суд копию сего Хадишерифа, да оную возприимут от суда оправдание, иже ищут убозии иноцы, да не како озлобит их некий насилователь и изыймет от рук их, и погубят милость мою убозии. Сия убо изрекает Царство мое, да будут тверды и нерушимы; аще же кто обрящется инако творяй, донележе есмь в жизни сей, мучим будет от мене великими муками и страдании страшными; по смерти же моей, (нужда бо мне, аки человеку долг отслужити), превратившаго что от благодетельствованных мною всех в сем Хадишерифе, и тяжесть кую либо буди, или стужение предреченным сим убогим монахам приложившаго, сицеваго Мусульмана, каковаго ни будет он достоинства, и аки растлителя и разрушителя милостыни Царства нашего, отлученнаго имамы от своея жизни и чуждаго от Мусульманской веры непременно стояща же в разрушении сем нашего Хадишерифа, и вечно его предаем анафеме.» Года Христианского 1520, Марта 9, дается от Египта.

* * *

1

Житие св. Николая Чудотворца, Архиепископа Мир-Ликийского. Москва 1847.

2

Ricaut (Pauli) Zustand der Griechischen und Armenischen Kirche. Cap.XI.

3

Прот- это Игумен Карейской Лавры, главный начальник св. горы и всех её монастырей.

4

Карея- это бывшая Карейская Лавра; теперь на ней находится верховное судилище св. горы и торжище.

5

Правила эти представлены в приложениях. Они замечательны, как памятник древнейшего управления св. горы. Приложение Ι.

6

История икон сообщена Святогорцем. См. письма Святогорца о св. горе Афонской, ч. 1-я изд. 2-е, стр. 166–171.

7

Келья на св. горе не значит просто одна комната, как в России, а составляет род дачи, по большей части самой восхитительной по местности с небольшой церковью и со всеми необходимыми условиями к спокойной жизни, как то: с водой, огородниками, виноградниками, землей, лесом. Если при такой даче нет церкви и условий к жизни, т. е. воды, виноградника и леса, то это называется Калива. Одна комната, собственно только помещение и спальня инока – это Кавья. Собрание келлий, расположенный вокруг главной церкви в близком разстоянии друг от друга, называется скитом.

8

Письма Святогорца. Ч. 1. изд. 2-е, стр. 149–155

9

Барского – Путешествие ко св. местам, стр. 528.

10

Каламария – это место вне Афонской горы, к северо-западу, близ Солуня. Здесь находятся участки, принадлежащие всем Афонским монастырям. Место это пожертвовано св. горе супругой Турецкого Султана Амурата 1-го и дочерью Сербского деспота Георгия 1-го, по имени Мара или Мария. В память её иноки Святогорские назвали то место – Каламария (добрая Мария). См. Раича – историю Славян. народов , кн.10, гл. 6, стр. 339, 340.

11

Барского – Путешеств. Стр. 588.

12

На нижней ризе иконы сохранилась любопытная надпись Грузинская. Мы представили её в приложениях. См. Прилож. 2 и 3.

13

Сказание об Иверской иконе Богоматери содержится в книге, которая хранится в часовне Московского Перервинского монастыря.

14

История Рос. Иерархии Ч. IV. М. 1815 стр. 1035. – Начертание жизни и Деяний Патриарха Никона. М 1826. Письмо Архим. Пахомия. см. в прилож. 4-м.

15

См. книгу: Рай мысленный. Стр. 72. – Описание Иверского Богородницкого монастыря Новгородской Епархии. 1844, стр. 14

16

Путеводитель по Москве, В. Окорокова. Эта часовня, называемая Иверской, сначала была в ведении Никольского Греческого монастыря, а впоследствии приписана к Николаевскому-Перервинскому.

17

Так названы они в делах Синодального Правления 1745 под №1456.

18

См. Древний план Москвы, приложенный к изданию «Памятники Московских Древностей»

19

Грамота эта приведена в приложениях. См. Прилож.№9

20

заимствовано из 2-й ч. Писем святогорца. Стр. 209.

21

Все это заимствовано из книжки: Новый Русский скит св. Ап. Андрея Первозванного и св. Антония В. на Афоне.

22

14

23

На Афоне есть житие нашего Преподобного Антония Киева-печерского и служба ему. См. Прилож.

24

см. Прилож. №5

25

см. Прилож. №6

26

прилож.

27

см. прилож. №7

28

заимствовано из записей святогорца 2 ч. стр. 139–142.


Источник: Описание монастырей и скитов, находящихся на святой горе Афонской. - Санкт-Петербург: тип. III Отд. Собств. е. и. в. канцелярии, 1859. - [4], 200 с.

Вам может быть интересно:

1. Новый русский скит св. апостола Андрея Первозванного на Афоне Андрей Николаевич Муравьёв

2. Рассказ о святогорских монастырях архимандрита Феофана (Сербина) архимандрит Леонид (Кавелин)

3. Повествование о Дабра-Либаносском монастыре Борис Александрович Тураев

4. Описание Иоанно-Предтечева псковскаго монастыря митрополит Евгений (Болховитинов)

5. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века. Том I Николай Константинович Никольский

6. Первое путешествие в Синайский монастырь в 1845 году епископ Порфирий (Успенский)

7. Слово благополезное о создании монастыря Пресвятой Богородицы Иверской и святого нового исповедника и свщмч. Филиппа патриарх Никон (Минин)

8. Костромской Богоявленско-Анастасиинский монастырь Иван Васильевич Баженов

9. Описание Зилантова монастыря архимандрит Гавриил (Воскресенский)

10. Описание Великоустюжского Архангельского и приписного к нему Троицкого Гледенского монастырей Павел Иванович Савваитов

Комментарии для сайта Cackle