митрополит Антоний (Храповицкий)

Еврейский вопрос и Святая Библия

Часто слушая споры «за» и «против» евреев, мы никогда не встречали ни со стороны противников еврейства, ни со стороны его защитников желания дознать, как учит об этом предмете слово Божие, та Св. Библия, большую часть которой, т.е. Ветхий Завет, признают и христиане и иудеи откровением Божества. Не мудрено, если этим не интересуются евреи «интеллигентные», т.е. потерявшие всякую религию; понятно, что подобный интерес чужд и русским атеистам, но удивительно то, как не хотят поставить себе этого вопроса ни верующие христиане, ни верующие иудеи. Особенно обидно за первых; обидно, что они забыли дело Божие ради дел человеческих. Можно ли, например, без горячего негодования читать рассуждения покойного генерала Драгомирова об Иосифе Прекрасном как фокуснике, пройдохе и вымогателе? Боже мой! Ведь этот великий праведник более всех ветхозаветных угодников Божиих уподобился Христу по своим подвигам правдолюбия, братолюбия, целомудрия и неповинных страданий; в церкви мы молимся ему во дни говения Великого Понедельника; а в домах читаем безрассудные хулы на святого. Считайте современных евреев вредными людьми, боритесь с ними всеми законными средствами, если это согласно с вашими мыслями о нуждах родины, но «не прикасайтесь помазанным Моим и пророкам Моим не мыслите зла» (Пс. 104, 15). Порочить праведников, коих жизнь была руководима Богом, значит хулить самого Бога; народ библейский водился Его десницею к высшим, мировым, вечным целям, и измерять их грошевою меркой современной борьбы за наживу и удобства житейские – дело крайнего легкомыслия. В такое же легкомыслие впадают, впрочем, и те из верующих иудеев, которые тянутся за бундистами и прочими своими непрошенными освободителями, ничего не видящими кроме земных выгод, т.е. денег и прав, а священным верованиям отцев своих вовсе чуждыми. Эти несчастные отщепенцы своего племени не имеют ни веры, ни народности, ни родины, ни преданий, но, приходя в возраст зрелый, соединяют все худшее из всех культур и никому не причиняют столько зла, сколько своим же единоплеменникам. И вот за ними пошли многие верующие и молящиеся евреи, не замечая, как по этому мнимо освободительному пути они теряют и уже отчасти потеряли и веру, и нравы, и дисциплину духовную, и все, что они почитали великим и священным. Не нужно забывать о цели, приобретая средства; иначе самое приобретение последних отдаляет или даже уничтожает первую. Если вы думали, что прежние стеснения препятствовали вам исполнять волю Божию о вас, то разве не видите, что равноправие, добываемое преступными средствами, совершенно отвратило от Бога ваших сынов? Взгляните на равноправных евреев во Франции, где они добились своего вместе с падением религии того народа: загубили евреи-масоны веру у французов, дали равноправие своим, а что теперь осталось иудейского у французских евреев? Ни веры, ни семейных нравов, ни языка, ни любви к своим, ни совести, ни даже желания назвать себя иудеем. Они там уничтожили себя как народ, как единоверное общество, т.е. сделали такое зло иудейству, какого не могли сделать ни фараон, ни Навуходоносор, ни Тит, ни Адриан, ни Богдан Хмельницкий. Вот что значит добиваться жизненных благ преступными средствами без воли Божией.

Как же нам узнать волю Божию? Учитесь ей в Слове Божием, в законе и пророках. О них то и будет наша речь.

История народа Божия от Моисея до разрушения Иерусалима знает много освободительных движений и очень ясно определяет отношение воли Божией к каждому из них. Кто желает знать волю Божию о современных нам русских евреях, тот может ее найти в Библии со всею определенностью. Остановимся на главнейших освободительных событиях библейской истории: они обнимают собою все разнообразные взаимные отношения Бога и народа, т.е. когда Господь требовал освобождения, а народ не хотел, когда его хотел народ, но не благоволил Бог, далее, когда того хотел Бог и народ соглашался, и обратно, – когда того искал народ, а Бог его благословил на восстание. События эти: 1) освобождение из плена вавилонского, 2) восстание против римлян после Христова Вознесения, 3) освобождение из Египта и 4) восстание Маккавеев. Изложим их в историческом порядке.

Господь Сам постановил освободить народ иудейский из-под ига фараона согласно обетованию Своему праотцам. Избранный пророк-освободитель долгое время не решался изъявить покорность Божественному призыву, пока Бог не пригрозил ему Своим гневом. Когда затем он явился своему народу, ему с радостью поверили. Народ тяготился мучительным рабством, он почти забыл веру своих отцев и научился подражать египетским мерзостям. Господь обещал ему свободу, но свободу ли земных наслаждений?

Нет, ему предстояло испытание тяжкое и продолжительное. Египтяне, озлобленные казнями Божиими, еще более отягчили евреев гнетущими работами и вскоре довели их до ропота на Моисея, а когда этот ропот повторился среди уже освобожденного народа в пустыне, когда народ начал горько сожалеть о покинутом рабстве и покушался возвратиться в землю Египетскую, то среди многих карательных прещений Божиих ему было открыто, что в землю обетованную не войдет ни один человек из перешедших чудесно Чермное море, кроме Иисуса Навина и Халева. При этом Господь постоянно напоминал евреям, что не земное счастье является целью его освобождения от языческого ига, а святость, не гражданская свобода, а послушание Богу. «Он смирял тебя, томил тебя голодом, питал тебя манною, которой не знал ты, ни отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор. 8, 3). Постоянно повторяя свое требование святости от израильтян как цели жизни личной и народной, Господь присовокуплял им обетования внешнего благополучия лишь как доказательство Своей вседержительной власти, лишь как подтверждение справедливости своих заповедей. Кто читал святую Тору, тот знает, сколько десятков изречений Божиих можно привести в доказательство этой истины; главное из них – это слова Божии Аврааму, определяющие мировое назначение его потомства: «от Авраама точно произойдет народ великий и сильный и благословятся в нем все народы земли. Ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя ходить путем Господним, творя правду и суд, и исполнил Господь над Авраамом все, что сказал о нем» (Быт. 18, 18–19).

Понятно, что для такого назначения народу нужна была свобода нравственная, а не правовая, та свобода, которая редко совпадает с удовольствием, и вот почему народ неоднократно выражал в пустыне предпочтение сытому египетскому рабству пред свободным подвигом скитальчества в пустыне, которая стала гробом для всех избежавших фараонова ига. Многочисленные повествования Книги Судей раскрывают ту же картину постоянного колебания народа между стремлением к счастью, влекшему за собою порабощение, и между верностью воле Божией, дававшей ему суровую свободу. Народ мало дорожил ею и неохотно шел за судьями – освободителями. Бог звал его к освобождению, а он снова тянулся к сладким цепям рабства.

Но настало время, когда порабощение народа Навуходоносору было волею Божией, а народ, совершенно охладевший к вере и глухой к обличительной проповеди Иеремии, с безумным упорством отстаивал свою политическую свободу.

Тщетно великий пророк именем Божиим умолял народ признать свою зависимость от Вавилона и не вступать в союз с враждебными ему египтянами, тщетно повторял он эти увещания после первого и второго поражения страны Навуходоносором; народ остался упорен в своем противлении даже и после переселения лучшей его части в Вавилон; именно оставленная для возделывания земли чернь восстала против своих правителей и бежала в Египет, где и погибла еще на пути. Так не благословил Бог того освободительного движения, которое имело чисто светский характер. Эти светские элементы иудейского племени забыли свою родину в стране рабства и слились с иноплеменниками, отпали от лучшей части народа, строго соблюдавшей закон Божий в вавилонской стране. В таком отделении пшеницы от плевел и заключалась цель Божественного промысла о своем народе, и когда такое отделение обозначилось, то Господь снова дарует свободу иудеям. Заметьте, однако, что это второе великое освобождение народа, подобно первому – при Моисее, – совершилось не иначе, как по воле царя-покорителя. В первом случае Господь великими казнями отомстил фараону и египтянам за угнетение народа, Он спас последний страшными чудесами, ужаснувшими вселенную, но не вывел его из страны рабства, пока о том не последовало царского повеления. Во втором случае царь Кир явился добровольным освободителем избранного народа, задолго до своего рождения названным по имени в книге пророка Исаии (44, 28; 45, 1).

По словам Св. Библии, Кир освободил народ для исполнения воли Божией. Как отнесся народ к этому радостному событию? Увы! Только 46 тысяч воспользовались данным разрешением, а было их свыше полутора миллиона. Впрочем, и эти 46 тысяч вышли не сразу и не охотно: большинство их двинулось уже после Кира при Дарии и Зоровавеле, когда переселенцам дали сопровождающую стражу и всякие царские льготы. Опять не радостную, не сытую, не господственную свободу дал Бог своему народу; Он бросил его среди врагов – самарян и аммонитян, и повелел в великом стеснении, борьбе восстановлять храм и стены города. Священник Ездра сурово обличал народ за браки с иноплеменницами и без всякой жалости расторг эти браки и изгнал жен-иноплеменниц, собственноручно наказывая их мужей – нарушителей закона. Вообще возвратившийся в обетованную землю народ получил свободу не более легкую, чем его предки, скитавшиеся по пустыне аравийской: и та, и эта свобода были возложены Богом на народ против его воли.

Самостоятельное освобождение народа, угодное Богу, было только при Маккавеях. Но напрасно современные русские евреи сближают то событие своей истории с современною русскою революцией, которую «евреи вынесли на своих плечах» (см. заграничную брошюру: «Житомирская самооборона», 1905). Маккавеи восстали не за свои государственные и имущественные права, а единственно за закон Божий, который исполнять им насильно воспрещал Антиох Епифан. Они восстали не за права, а против «прав александрийских граждан», которые им навязывались греками (3Мак. 3, 16). Они не желали быть греческими дворянами, но им не дозволяли быть еврейскою чернью и предавали мучениям за хранение субботы и невкушение воспрещенной законом пищи. Самоотверженная ревность их была велика: ее прославляет и Христианская Церковь, установившая праздник 1 августа в честь мучеников Маккавеев, восхваляя и их мужество, и ясно выраженную непоколебимую веру в будущее воскресение.

Да, народ знал, что верность закону Божию, побудившая его на восстание против богохульников, не обещает ему земного счастья. Правда, рука Божия была с его вождями и воинами, но их блестящие победы стоили им постоянных жертв, и сыновья Маттавии, преемственно принимавшие начальство, были избиваемы то в сражениях, то от руки вероломных союзников; целое столетие народ провел в изнурительных войнах, не упрочив своей политической свободы, но сохранив свободу религиозную под властью римлян, своих прежних союзников (1Мак. 8).

Однако скоро иудеям захотелось и полной политической свободы; постепенно эта идея охватила с такою силою народную фантазию, что вожди народные не щадили ничего, отвлекавшего людей от «освободительного движения». Первосвященники (Ин. 11, 47–53) именно за это приговорили к смерти нашего Спасителя, а народ, хотевший Его провозгласить царем-освободителем, даже насильно (Ин. 6, 15), уже на другой день искал Его убить за учение о вечном блаженстве, а не земном счастье, которого они искали (7, 1); когда же Господь вскоре после этого начал им говорить о свободе духа, а свободу политическую при отсутствии первой назвал рабством, рабством греху, то они «взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, прошедши посреди их, и пошел далее» (8, 59). Совершив преступление богоубийства во имя «освободительного движения», иудеи еще крепче прилепились к последнему; оно имело не религиозный характер, потому что римляне не стесняли ни их богопочтения, ни даже их проповеди иноверцам, как это видно из книги Деяний; но иудеи искали политической свободы ради нее самой, стремились к ней с такой безумной отвагой, что решились восстать своим маленьким племенем против всемирной в то время Римской империи. Вот это восстание 67–70-х годов было весьма похоже на современную их революцию в России: свобода ради свободы, не для исполнения воли Божией, но просто для собственного земного счастья, для земной мечты. Таково же было и восстание Варькохеба при Адриане.

Благословил ли Бог ту революцию? Нет, она закончилась сперва разрушением храма и городских твердынь, а затем, в 135 году, уже полным уничтожением св. града и всего государства их: после первого восстания иудеев распродавали в рабство на рынках Александрии, а после второго и остальных изгнали из Св. земли. Ужасное бедствие осады и последствие обоих этих восстаний с такою точностью осуществили пророческие слова Моисея, что они мало уступают современному событиям историку Иосифу Флавию в обстоятельности описания этих страшных годин: «Пошлет на тебя Господь народ издалека от края земли как орел налетит народ, которого языка ты не разумеешь, народ наглый, который не уважит старца и не пощадит юноши... и будет теснить тебя во всех жилищах твоих, доколе во всей земле твоей не разрушит высоких и крепких стен твоих, на которые ты надеешься, и будет теснить тебя во всех жилищах твоих, и во всей земле твоей, которую Господь Бог твой дал тебе. И будешь есть плод чрева твоего, плоть сынов твоих и дочерей твоих, которых Господь Бог твой дал тебе, в осаде и в стеснении, в котором стеснит тебя враг твой... И разсеет тебя Господь Бог твой по всем народам от края земли до края земли и будешь там служить иным богам, которых не знал ни ты, ни отцы твои, дереву и камням. Но и между этими народами не успокоишься, и не будет места покоя для ноги твоей, и Господь даст тебе трепещущее сердце, истаевание очей и изнывание души. Жизнь твоя будет висеть пред тобою, и будешь трепетать ночью и днем, и не будешь уверен в жизни твоей. От трепета сердца твоего, которым ты будешь объят и от того, что будешь видеть глазами твоими, утром ты скажешь: о, если бы пришел вечер, а вечером скажешь: о, если бы наступило утро. И возвратит тебя Господь в Египет на кораблях тем путем, о котором я сказал тебе: «ты более не увидишь его»; и там будете продаваться врагам вашим в рабов и рабынь, и не будет покупающего» (Втор. 28, 49 – 68).

Итак знай, Израиль, что не благоволит Бог к восстаниям твоим за свои права, имущественные и государственные: Он сам спасал тебя от порабощения, но тогда лишь, когда покорители препятствовали тебе исполнить закон Моисея, и спасал тебя Бог не иначе, как по изволению царей народов тех, спасал не для богатства и довольства, а для сурового подвига благочестия; рассуди теперь, будет ли рука Божия с нынешними радетелями твоего «равноправия», мятежниками, ни во что неверующими, не только не соблюдающими закона, но и осмеивающими тех, кто его соблюдает среди сынов твоих. Они – развратители твои и развратители народа русского, приютившего тебя.

Но, может быть, ты, Израиль, оправдываешь их («освободителей») развращающую деятельность среди христиан в неразумной надежде на то, что с ослаблением своей веры христиане будут лучше относиться к тебе? Напрасная надежда! Пока не было среди тебя безбожников, русские тебя не обижали: они умели чтить и твое благочестие, – а погромы еврейские начались лишь 25 лет тому назад, когда обозначился в России тип еврея-нигилиста, который и поныне возбуждает народную ненависть к роду сынов твоих. Не верь своему Бебелю, мнимому социал-демократу, а подлинному миллионеру-кулаку, который твердит, будто христианство и частнее – преданность христиан распятому отцами твоими Иисусу служит причиной угнетения Израиля. Мысль эта, заведомо ложная, легко опровергается и Ветхим и Новым Заветом. На ней, впрочем, нужно остановиться подробнее, чтобы рассеять то заблуждение, будто для евреев выгодно ослаблять благочестие христиан. Читайте книгу Эсфирь, книгу Ездры и Маккавейские и узнаете, с какою радостью иноплеменники встречали неудачи евреев, как ликовали они, когда вышло повеление сперва Артаксеркса, а потом Птоломея Филопатора избить всех иудеев, как «учреждались народные пиршества с радостными кликами, как будто закореневшая издавна в душе вражда, теперь обнаружилась дерзновенно» (3Мак. 4, 1). Самые указы Артаксеркса и Птоломея Филопатора, в подлинности приводимые Библией (Есф. 3, 13 и 3Мак. 3, 9–22), представляют доказательство, сколько бесчеловечной жестокости к евреям своих авторов, столько и того несомненного обстоятельства, что эту жестокую ненависть к иудейскому племени разделяли и все народы тех государств. Небезызвестно и гонение на евреев императора Клавдия в первой половине первого века нашей эры (Деян. 18, 2), и вообще то гадливое презрение, какое питали к ним греки и римляне. Кто был виновниками этой вражды? Пороки ли древнего Израиля, как хотят представить юдофобы? Нет, вожди народные, точнее же выражаясь, – сам Господь нарочно творил разделение между Своим народом и прочими племенами. Так Он не дозволял Аврааму и племени его брать жен сынам своим из хананеев, ни вообще дружить с ними, а когда Он переселил избранное племя в Египет, то Иосиф предупредил их, чтобы сказались фараону скотоводами от юности своей, «ибо мерзость для египтянина всякий пастух овец» (Быт. 46, 34).

Еще определеннее узаконения, данные Богом народу Своему в пустыне, не заключать союза с племенами хананейскими и мадиамскими (Исх. 23, 27 – 33) и враждовать с ними постоянно (Чис. 25, 17 – 18); эти повеления повторяются неоднократно, но всего сильнее они выражены в 7-й главе Второзакония: «И предаст их тебе Господь Бог твой, и порази их; тогда предай их заклятию; не вступай с ними в союз и не щади их» и пр. «Ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам» и пр. «Ибо ты народ святой у Господа Бога твоего; тебя избрал Господь Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле» и пр. «И истребишь все народы, которые Господь Бог твой предаст тебе; да не пощадит их глаз твой, и не служи богам их, ибо это сеть для тебя». Упоминать ли об истории Саула с Агагом, царем Амаликитским? Говорить ли о том, что вся история царей, начиная от Соломона, свидетельствует нам, как неуклонно строго требовали пророки Божий самого замкнутого, недружелюбного к иноплеменникам строя государственного и народного быта? Ничем так не прогневляли Бога цари еврейские, как дружбой с иноплеменниками. Причина тому со всею ясностью изложена в вышеприведенных изречениях Божиих: нельзя было охранить истинную веру у Израиля иначе, как при полной замкнутости и даже враждебности его к соседним язычникам; впрочем, и при этом условии, – с каким трудом боролись пророки против идолопоклонства и многобожия народа иудейского и царей его! Понятно, что и окрестные народы ненавидели Израиля, презиравшего их и гнушавшегося входить в домы их и принимать с ними пищу. Но эту вражду также несправедливо ставить в вину древним евреям, как несправедливо связывать вражду к ним христианских народов с личностью нашего Спасителя.

Деяния Апостольские довольно определенно изображают картину установившейся вражды иудеев против христианства. Она не в личности Христа коренилась. Пока проповедь апостолов раздавалась только среди иудеев, то врагами их были лишь книжники и синедрион, боявшиеся, что проповедники Воскресшего могут «навести на нас кровь Того Человека» (5, 28), а что касается до народа, то «все прославляли Бога за происшедшее» (4, 21), также прославляли и христиан (5, 14), даже «и из священников очень многие покорились вере» (6, 7), а первые гонения – на Стефана и гонение Савлово – были распоряжениями синедриона и первосвященника. Затем проповедь обращенного Павла иудеи принимали по городам со вниманием и одушевлением, а иногда, правда, с сомнением, но когда он обращал свое слово к язычникам, то иудеи охватывались злобою, производили мятеж или делали донос и изгоняли апостолов с бесчестием и побоями. Особенно ясно говорят нам о враждебности иудеев не к самому вероучению христианскому, а его космополитизму события пленения Павлова. Его арестовали по клевете о введении им в храм язычников (чего не было) и обвиняли в осквернении храма. Оправдываясь, Павел начал излагать пред многотысячною толпою историю своего обращения ко Христу, явившемуся ему с небес; рассвирепевшая толпа умолкла и внимала его повествованию. Затем Павел, продолжая речь, начал рассказывать, как Господь вторично явился ему в храме и сказал: «...иди, Я пошлю тебя далеко к язычникам». До этого слова слушали его, а за сим подняли крик, говоря: истреби от земли таковаго! ибо ему не должно жить. Между тем как они кричали, метали одежды и бросали пыль на воздух» и пр. (22, 21–24); затем вскоре более 40 иудеев «заклялись не есть и не пить, доколе не убьют Павла» (23, 12–13). Это противление иудеев Христу за принятие им в церковь язычников апостол Павел объясняет в 11-й главе к римлянам как дело Промысла Божия, и все изучавшие историю знают, что ненависть иудеев против христиан росла и росла в первые три века, не встречая мести от гонимых, иудеи же возбуждали против христиан и властителей римских, и народ. Но, повторяем, ни их злоба на христиан не основывалась на личности Христа, ни обратно, ибо первые христиане не умели ненавидеть, но умели прощать и любить всех.

Пусть же поймут и современные евреи, что не охлаждать религиозность христиан они должны, если желают ослабить ненависть своих недоброжелателей, а перестать поддерживать своими интригами взгляд на еврейское племя как на врагов религии и развратителей народа. Правда, их обижали в средние века католики, но истинные, т.е. православные, христиане всегда знали, что невозможно угодить Христу враждою и злобою и не трогали их, пока не увидели в них врагов всякого богопочтения и благочестия.

Но, скажут евреи, – ведь полной дружбы, полного братства все равно никогда не будет между нами и верующими христианами? Полного братства, конечно, нет, ответим мы, но бывает ли такое братство между какими-либо народами вовсе неверующими? Возможно ли оно даже между сынами одного и того же безрелигиозного народа? Осталось ли оно между евреями французскими и американскими? Не гораздо ли теплее и уступчивее относились прежние наши малороссы к русским евреям-хасидам, нежели различные арийские народы между собою, когда последние живут уже не религиозным, а правовым бытом? Конечно, так!

Полного братства с русскими прежде всего сами евреи никогда не допустят и не пожелают, но отношения взаимного уважения, взаимного терпения и взаимной помощи восстановятся у русских с евреями, когда последние возвратятся к быту религиозному и прекратят свою революционную и де-морализационную деятельность.

Повторяю, никому столько зла не делают «передовые» евреи, как своему народу и себе самим. Они зачеркивают свою историю, свою культуру. Они гонятся за отбросами безыдейной, мелочной, себялюбивой европейской культуры, отрекшейся от христианства и не прибавившей ничего существенно нового к идеям римского права, кроме нескольких суеверий германских варваров вроде дуэли. Эта культура холодная, правовая никогда не удовлетворит детей священного Востока. У евреев есть огромный запас идей нравственной философии, разработанный из Святой Библии учителями III и затем XI века, идей несравненно высших, несравненно чистейших, чем унизительный для человеческого достоинства позитивизм, социализм и марксизм, могущие нравиться только врагам всякого благочестия, всякой веры в Высшее Существо и в загробную жизнь. Патриоты еврейской народности не о том должны заботиться, чтобы слить свою народность с европейскими язычниками, но если не хотят сближаться с истинным христианством, то пусть раскрывают в научном и эстетическом творчестве начала своей духовной культуры; пусть они хлопочут не об юридическом и экономическом равноправии русских евреев, что может окончиться в лучшем для них случае погромами, а в худшем – постепенным вымиранием еврейской нации, как во Франции: нет, пусть они домогаются, чтобы еврейству, подобно магометанству, дана была возможность иметь свои средние и высшие религиозные школы; чтобы еврейские мальчики, учащиеся в русских школах, учили закон своей веры, а не лишались бы ее в 12 лет, как это теперь бывает. Пусть образованные евреи знают не только Ницше, Маркса и Бебеля, но пророков и мудрецов Ветхого Завета, пусть знают Рабби Гиллела и Моисея Маймонида. Не нужно думать, что это еще более разделит их с русскими. Неправда, люди, благоговеющие пред Богом, всегда ближе друг к другу, чем жалкие безбожники, и я нисколько не стыжусь сказать, что чувствую себя гораздо ближе к верующему еврею или магометанину, чем к неверующему русскому.

Я глубоко убежден в том, что, изучая свой закон и своих средневековых богословов, евреи больше будут уважать и христианскую веру, и русские тогда будут вести с ними искренний обмен своих религиозных убеждений. Так, например, пр. Феодосии Печерский по ночам выходил на торг и беседовал с евреями о вере; блаженный Иероним в своих толкованиях древних пророков приводит и мнения «помогавшего ему в переводе текста» еврея, и нужно сказать, мнения весьма основательны, приближающиеся нередко к чистому христианству.

Отдели же, Израиль, от себя своих доморощенных безбожников и не ходи вслед их. Вспомни, какими проклятиями угрожает Бог чрез Моисея и чрез Давида-псалмопевца народу, если он будет слушать таких людей. «Да не будет между вами корня, произрастающего яд и полынь, такого человека, который, услышав слово проклятия сего, похвалялся бы в сердце своем, говоря: «я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца своего», – и пропадет таким образом сытый с голодным. Не простит Бог человеку такому, но тотчас возгорится гнев Господа и ярость Его на такого человека и падет на него все проклятие завета сего, написанное в сей книге закона и изгладит Господь имя его из поднебесной» (Втор. 29, 18–21).

Не слушайте и русских, ваших продажных друзей, которые сегодня за деньги защищают вас, а завтра предадут вас. Где нет веры в Бога, там нет бескорыстного человеколюбия, а одно лицемерие и пронырство. Только среди русских – верующих в Бога и во Христа – можете вы встретить людей, имеющих к вам жалость, а прочие поддерживают речь о ваших правах не потому, чтобы жалели вас, а для того только, чтобы разрушить свое отечество, которое они ненавидят, как ненавидел отчизну Авессалом и Самей, сын Бихри, и Ахав, и Гофолия, и Пасхор, сын Эммеров. Любить сынов чуждого и иногда враждебного отечеству своему народа, жалеть их и вразумлять их бескорыстно могут только те, которые смотрят дальше политической минуты, дальше дверей этой земной жизни, которые презирают в вечность и, любя сынов своей веры как исполнителей воли Промыслителя, скорбят о душах непознавших истины, потому что и этим душам предстоит явиться на суд Божий. Голосом участия, голосом любви говорят к вам не кадеты и социалисты, не те, которые домогаются вашего равноправия, а те, которые любят Христа, говорившего на вашем языке и восклицавшего со слезами: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе, – сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, а вы не захотели» (Мф. 23, 37).

Вы не хотите пока познавать Христа, но, по крайней мере, не покидайте познания закона и пророков в погоне за призраками земного счастия. Не отрывайте сердец своих от Бога отцов ваших, не идите вслед за безбожниками. Только легкомысленные среди русских христиан боятся, что ваша преданность вере продолжит вражду. Напротив, апостол Павел выражает надежду, что все мы соединимся в познании Мессии, если иудеи сохранят веру; они, говорит он, «если не пребудут в неверии, привьются» к мыслям истинного учения (Рим. 11, 23). Смотрите, глубокие умы, даже из современных радикалов вроде Максима Горького, и те видят будущность иудейства не в безличном космополите-безбожнике, а в Патриархальной семье хасидов или караимов и выражают сожаление, что евреи оставляют свой Патриархальный строй и берутся за обноски нашей беспринципной культуры. Поверьте же моему слову: я защищал вас от избиения, когда никто за вас не заступался, но теперь ваши передовые деятели до того озлобили русский народ, что едва ли и меня послушают в день испытания. Пока еще есть время, одумайтесь и отрекитесь от своих революционеров-безбожников, которые осмеивают в газетах ваш же закон, называют установленное Богом обрезание омерзительным обрядом и тем выдают свою холодность не только к вере, но и к народу своему. Пусть они погибнут в бесславии вместе с отщепенцами русского народа. Мы, русские христиане, и чтущие Бога отцов своих иудеи рождены для познания воли Господней, для научения людей добродетели, для умерщвления греховных страстей. В этом всемирное призвание священного Востока, и не нам, и не вам менять его на жалкую суету безбожной западной культуры, работающей только чреву и карману.


Источник: Волынские епархиальные ведомости. 1907. № 10. С. 319-332.

Комментарии для сайта Cackle