Азбука верыПравославная библиотекапреподобный Антоний Великий » Вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


преподобный Антоний Великий

Вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония

   

Содержание

37 Вопрос. Как это, что Сам Сын объявляет Себя созданием, когда говорит: «Я — дверь овцам» и «Я — путь»? И пророки говорят [так же], объявляя Его созданием: Исайя называет Его «камнем преткновения» и «камнем соблазна». Моисей называет Его столпом [огненным]. А божественный певец Давид сравнивает Его с червем. 38 Вопрос. Но если ты не называешь Его созданием, то унижаешь Отца, приписывая Ему претерпевание. Ибо всякий рождающий претерпевает от рождения: он обязательно или худеет, или полнеет, или переносит разрезание или утрату, или увеличивается, или унижается, или что иное. Все это претерпевает родивший. 39 Вопрос. Почему говорят, что Христос был Сыном Божиим по выбору и благодати, ибо Отец не говорит: «Это Сын Мой, Кого Я родил», но «Кого Я захотел»? Исайя от лица Бога и Отца говорит о Христе: «Вот Отрок Мой, Которого Я» выбрал, любимый «Мой», Кого захотела «душа Моя». Так и Соломон говорит: «Выбран из тех». 40 Вопрос. Разве Апостол не указывает, что Он — по выбору и любви, когда говорит об Отце, что Он избавил нас от власти тьмы и переселил в Царствие Сына Его любви. 41 Вопрос. Чем ты считаешь Деву Марию? Созданием или не созданием? И произошедшее от Нее тело Христа? И как ты поклоняешься Христу? Если ты Ее называешь созданием, то необходимо назвать созданием и Его. Ибо ты явно исповедуешь, что Он создан от Нее. И если поклоняешься, и если не поклоняешься тому, что от Нее, — то явно что ты поклоняешься созданию, а если не поклоняешься, то отвергаешься Сына Божия. 42 Вопрос. Если Бог во плоти, то почему Он Сам говорит: «Бога никто никогда не видел»? Раз Он был Богом, то все в те времена видели Его. 43 Вопрос. Ты хорошо научил нас о Христе. Мы просим, чтобы услышать немного о Святом Духе, равен ли Он Отцу и Сыну по власти, если Он творит и повелевает, как хочет? И почему Он в книгах сопоставляется с водой и огнем? 44 Вопрос. Мы просим, чтобы было добавлено к сказанному, почему Святой Дух в Писании приравнивается к воде и огню. 45 Вопрос. В тебе я нашел врача души. Для поучения, целящего наши души и избавляющего от заблуждения, мы просим тебя достаточно прибавить к сказанному об Ангелах. Чины ли они, и сколько их, и что они реально? И знают ли они будущее? 46 Вопрос. Если Ангелы не знают будущего то как его смог узнать Даниил? В Вавилоне Даниил сказал, что Христос родится через четыреста восемьдесят три года, назвав шестьдесят девять седмериц, будучи толкователем этих седмериц. 47 Вопрос. Если Ангелы учатся, то им необходимо, чтобы у них были книги и бумага. Ибо и мы. как говорится, что не запишем, то скоро предадим забвению. Если бы преподаваемое оставалось в памяти, то Моисей бы не получил на горе каменных скрижалей с письмом; и когда те были разбиты, не испросил бы вторых, ибо помнил бы написанное. 48 Вопрос. Если Ангелы бесплотны, то как они соединились с женщинами? — от них произошли гиганты. И как они являются святым как люди, если они бестелесны? Ибо говорит Божественное Писание: «Вошли сыны Божии к дочерям человеческим», — и от них некоторым образом родились гиганты. 49 Вопрос. Если диавол, совратившись, пал с неба к худшему, то оно у него над головою безвозвратно. Но как он смеет приблизиться к небесам, и предстоять вместе с Ангелами Богу, и просить Иова? — так говорится о нем в Писании: «Пришли Ангелы Божий, и диавол пришел среди них...» 50 Вопрос. Почему Моисей начал писать не об Ангелах и горнем, но миновав множество Ангелов и то, что небесное вышнее, начал повествование о небе и земле? 51 Вопрос. Как Бог сотворил все? Необходимо ли Ему было тленное, бывшее перед этим, или Он Сам вывел тленное? 52 Вопрос. Почему Моисей не написал, как о небе и о земле, что Бог сотворил воду, или огонь, или воздух? И не написал о деревьях и о прочем? 53 Вопрос. Что же Моисей не смог добавить и написать: «Бытие тьмы и глубины»? 54 Вопрос. Когда возник воздух? Ты можешь сказать, что и об этом написал Соломон? 55 Вопрос. Но не о воздухе говорит, но скорее о Святом Духе было сказано это слово. Ибо ничто другое не называется Духом без дополнительных слов, кроме как Святой Дух. 56 Вопрос. Мы просим, чтобы нам узнать к этому о геенне огненной. Ибо нигде в писании не говорится, что сказал Бог: «Да будет огонь». 57 Вопрос. Как же зимой, когда те же самые облака и ветры, не бывает ни молнии, ни грома? 58 Вопрос. Хорошо сказано, но у нас не о молнии спор, но о геенне огненной, где, сказал Бог: «Будь огонь»? 59 Вопрос. Как горний огонь сродни существующему у нас? Первый неугасим, а второй гаснет. 60 Вопрос. Но у нас огонь жжет дерево и всякую сухую траву. А горний не жжет сухое дерево, овечью шерсть, милует наши волосы. 61 Вопрос. Кто сотворил тьму: Бог; или она была исконно; или ее сотворил диавол, как противник света? Мы думаем, что она была исконно прежде мира, ибо Моисей нигде не сказал, что кто-то сотворил тьму, но сказал, что она была. 62 Вопрос. День и свет, одно ли это и то же? Одно ли и то же ночь и тьма? 63 Вопрос. Как земля была невидимой и неустроенной — Бог ее не свершил, или как? 64 Вопрос. Почему тогда Пророк сказал не «одеяние ее» но «его»? 65 Вопрос. Что отделяло твердь от воды? От воды небесной, которая выше, и от воды моря? 66 Вопрос. Почему они тогда называются одинаково? Ибо другой вещи должно принадлежать другое название. 67 Вопрос. Но как может лед нести на себе, отделяя, ту неведомую в ее количестве воду? 68 Вопрос. Мы уже выше просили, чтобы ты не смотрел на нас, спрашивающих, как на неверующих, но чтобы мы, услышав гласы отцов, получали от тебя пользу. 69 Вопрос. Для чего нужна горняя вода? Она что-то напаяет, или кто ее пьет, или переплывает, или поит кого? Для какой она пользы? 70 Вопрос. Но как может лед сопротивляться огню? Он ведь не выдерживает приближения огня, осязания рукой, теплого пара, близости одежды? 71 Вопрос. Но почему не тает лед от разгоревшегося солнца, когда так много тепла? Ведь мы избегаем его в полдень, потому что не выдерживаем его пламени. 72 Вопрос. Будет ли когда-нибудь, что небеса будут разрушены, и светила погибнут? 73 Вопрос. И море тогда не высохнет никогда, когда будет столь великий конец? Ведь вода и выше небес, и «посреди воды» сказал Бог: «Да будет твердь». 74 Вопрос. Надмирные воды тогда подобны́ морским? Они горькие, соленые, тяжкие и пахнущие? 75 Вопрос. Как из моря дождь подается на облако, так что он опять разливается по земле? И как такая тяжесть может во множестве вознестись на облака? 76 Вопрос. Но как, когда столько лет земля истощается от вознесения дождей, от всех этих отъятий, вода в море и в источниках не кончается? 77 Вопрос. Как из моря может быть вода источников, или озерная вода, или речная вода? Ведь море горькое и соленое, а эта вода сладкая, питьевая и легкая? 78 Вопрос. Разве это так? Почему тогда вода не поднимается из бездны повсюду? Но мы копаем колодцы, прикладывая изрядный труд, и часто принимаем и страшную смерть, когда нас засыпает. 79 Вопрос. Почему облака поднимают морскую воду? И почему, захваченная, она не проливается тотчас на землю? И почему в одних местах идут дожди, а в других нет? 80 Вопрос. Если первоначально все было под водой и скрыто бездной, то как вода собралась в одно место и отступила, когда Бог сказал: «Да соберется вода в единую совокупность, и да появится суша»? 81 Вопрос. Одно ли море, то есть место, где собираются воды, или много? 82 Вопрос. Почему Господь назвал систему вод морем? 83 Вопрос. Почему Моисей в начале книги Бытия говорит о земле, а в месте, которое мы рассматриваем — о суше? Разве земля — одно, а суша — другое? 84 Вопрос. Как понять то, что говорит Моисей: «И увидел Бог, что это хорошо»? Почему Тот, Кто знает все наперед, только после сотворения увидел, что свет хорош? Если люди, когда прежде хотят что создать, знают, будет ли то, что они делают, хорошо или плохо, то почему Бог уже после сотворения узнал, «что это хорошо», будто Он до этого не знал, что желает сотворить? 85 Вопрос. Почему Моисей написал, что Бог сказал: «Да произрастит земля траву, сеющую семя [по роду и по подобию... и] дерево плодовитое», семя которое от него по роду и по подобию». Мы видим, однако, много растений всегда бесплодных, без семени. Какой плод имеет хвощ или тростник? Разве есть семя у лука или розы? Или цветок у лавра и других бесплодных растений? 86 Вопрос. Почему вместе с хорошими растениями растут злые, могущие принести погибель нашей жизни? Плевел вместе с пшеницей, волчцы вместе с цветами, а со съедобными — сорняки, полынь и белена, которые губят нашу жизнь. 87 Вопрос. Почему о траве и о растениях сказано «да прорастут», а о животных и зверях — «да произведет земля». Какое различие между ними? Они ведь происходят от той же матери. 88 Вопрос. Почему Бог не украсил Себя по первенству бытия, но впоследствии созданную землю почтил более? 89 Вопрос. Почему в первый день, когда небо еще не было утверждено на бездне и тела не были собраны в один сонм, Бог не сотворил солнце, луну и звезды? 90 Вопрос. Много ли небес, скажешь ты, существует над твердью? 91 Вопрос. Считаешь ли ты это превышнее другим в сравнении с этим видимым небом, называемым твердью? 92 Вопрос. Как высшие воды не стекают из-за наклонного устройства тверди? 93 Вопрос. Откуда возникли светила: солнце, луна и звезды — свет? Мы знаем, что они — создания Бога, но спрашиваем о их происхождении. 94 Вопрос. Бог сотворил оба светила одновременно или одно за другим? 95 Вопрос. Почему луна на четырнадцатый день становится полной, озаряя весь мир? Такой она и на пятнадцатый день. А потом, в следующие четырнадцать дней все меньше ночью освещает мир. 96 Вопрос. Что означает, что светила будут в знамения, во времена, в дни, в годы? Неужто это то, о чем говорят некоторые, что стихии знаменуют на человеческое рождение? 97 Вопрос. Что, как ты думаешь, означает «время», «знамение» и «год»? На какое различие указывает Писание, когда говорит: «Да будут в знамения, во времена, в дни, в годы»? 98 Вопрос. Небо — это круг или полукруг] Солнце катится по земле, или его ход по небу не прекращается? 99 Вопрос. Как тогда солнце заходит, если! оно идет не под землею? На какое место тогда попадает его луч? 100 Вопрос. Если ход солнца непрерывен, то по какой причине летом день у нас делается долгим, а зимой — кратким? 101 Вопрос. Мы слышали, как ты вчера отвечал, что земля неодушевленна. Но если она неодушевленна, то каким образом она рождает одушевленных существ, таких как вол, овца, лев, змея и прочий род животных? Как она рождает пресмыкающихся и зверей? 102 Вопрос. А люди рождают живых и одушевленных младенцев или те остаются бездушными, пока не выйдут на свет? 103 Вопрос. Мы не называем ничего из мычащего или ревущего неодушевленным. Но как гудит земля, если она бездушна, и ревет, сотрясаясь? 104 Вопрос. Но почему три отрока представляют всю тварь одушевленной, когда поют в печи: «Благословите вся дела Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки. Благословите, Ангелы ... небеса ... солнце и луна ... звезды ... дождь и роса ... иней и снег ... свет и тьма ... ночи и дни …горы и холмы, моря и реки...? Поставив все в этот ряд, юноши представляют нам эти существующие вещи одушевленными. 105 Вопрос. Если с твердью неразрывно связаны звезды и светила, а небо, как сказано, стоит неподвижно, то каким образом по нему совершает свое движение солнце и луна, не разрывая существо его? И как возможно, что замерзший лед не тает от этого огня? 106 Вопрос. Почему звезды не бывают поражаемы натиском ветра, почему они не покидают своего пути? 107 Вопрос. Если не для небесного промышления сотворены звезды, если не наше это — по ним видеть судьбу, то почему на Рождество Христово взошла звезда и была предводителем волхвов? И как же они поняли, что это Царская звезда, и тронулись в путешествие, чтобы воздать поклонение Отрочати — наставляемые звездой? 108 Вопрос. Как тогда Писание говорит об Аврааме, что тот — звездочет? И как многие другие разное о нас говорят: что растущий ребенок будет убийцей или любодеем, а другой — трезво-мысленным и целомудренным, узнавая это по звездам? 109 Вопрос. Я повелеваю, чтобы ваша святость, заводила разговор о звездочетстве не потому что хочу повредить перед нами стоящим, но желая обличить неверие. Говорят, что Арес (Марс), прияв начало своего восхода по четверти, сходясь с Кроносом (Ураном) в начале луны восходящей к полноте благодаря родству дня, творит мужеубийц, разбойников, кровопийц, пьяниц, блудников беснующихся, ведунов безвестных тайн, и всех, кто за ними следуют. И ни один раз эти звезды не творят благих людей. И схождение по четверти Ареса с Афритой (Венерой), когда на восходе не смотрит ни одна из делающих благо звезд, совершает любодейцев, смешивающихся с матерями и сестрами. А когда Кронос выходит при Аресе, то рождаются у нас те, кто возделывает землю и созидает дома, и искусно берется за любое мужское дело, и те женщины, которые при Кроносе и Аресе ложатся, рожают от своих мужей сильных женщин. А в Козероге и Водолее рожденные зло беснуются о Афродите, при этом женщины, так же как и мужчины, родившиеся, когда Арес был в Овне. И нельзя их ни устрашениями и никакими запретами, и никакими ухищрениями удержать от порока, потому что их на него толкают звезды. 110 Вопрос. По семи дням недели, в зависимости от рождения нашего, светят звезды. Мы говорим, что земля разделена на семь краев, и какая-нибудь звезда обладает каждым пределом, и звезды заставляют за собой следовать, чтобы совершалось то, чем они владеют. Некоторые звездное действо называют законом. 111 Вопрос. Но у нас не касается веры эта речь о звездах. Мы вопрошаем о обычной жизни, и о событиях, которые от звезд происходят, а также о устройстве тела. Так, рождающиеся под Овном, имеют рыжие волосы; они веселы и мудры в деле, ибо овен владычен; они кроткие и богатые, потому что и овен без ущерба отдает шерсть — его природа опять одевает. А те, кто рождается под Тельцом, те трудятся и страдают, ибо телец под ярмом. Те, кто под Скорпионом — ядовиты ради подобия скорпиону. Тот, кто под Весами, — правдив, ибо наши весы правдивы. 112 Вопрос. Если звезды никак не облагодатствуют и не портят людей, то почему Евангелия говорят о «месячных» (лунатиках), которые беснуются, изрыгают пену и терзают себя? 113 Вопрос. Я к тебе обращаюсь, отче, не потому что отстаиваю эллинов-язычников, но хочу уметь пользоваться против них оружием твоего многого учения. Как ты теперь говоришь, что ничего не бывает само по себе, а радуга? Видимое указывает очевидным образом: всюду равная как воистину, и ум описать ее не может, и никем не бывает видимо, как она формируется — она составляется сама из себя. 114 Вопрос. Ты сказал, что первородная тьма была от распростирания небесного тела, и хорошо это было сказано. Но как мы видим ночь, которая наступает сама по себе и никаким образом не выражается? 115 Вопрос. Вчера время нас понуждало, теперь у нас есть остаток обеда, который можно этому посвятить. О ночи нам было достаточно сказано. Но почему Писание называет первородный день не первым, но «единственным» (день един), который, таким образом, является нам несопоставимым с последовавшими днями. А ведь второй и третий именуются, считая от него, и лучше бы было, чтобы начальный день назывался «день пер вый», а не «день един». 116 Вопрос. Как же Писание являет, что много веков, когда говорит: «Во веки веков»? И Давид в конце псалма сказал: «Исповедайтеся Богу небесному: яко в век милость Его». И опять Давид! «Вознесу Тя, Боже мой, Царь мой, и благословлю имя Твое в век и в век века». Вот три века — в сто сорок четвертом псалме. Но и от иереев мы слышим, когда они возносят хвалу Богу, молитвенна воздавая Ему власть надо всем: «Власть и Царство Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков, аминь». 117 Вопрос. Говорят некие, что колдовством и волшбой луну сводят с небес, и большая часть человечества держится этого мнения. Они в железо и медь бьют, и думают, что они обманули ее звоном, впавшую в ужас, и она возносится. 118 Вопрос. Что должно быть, когда луна надолго становится кровавого цвета, так изменившись и потемнев? 119 Вопрос. Если Сын Божий не подобен Отцу и Богу, но точно совпадает с Ним, и почитаем вместе с Ним, и того же естества, почему Он Сам говорит: «Я — виноградник, а Мой Отец — виноградарь». У виноградаря и виноградника не та же самая природа: первый — разумный и одушевленный, а второй — неразумный и неодушевленный. 120 Вопрос. Почему Бог предал Иова диаволу, когда Сам свидетельствовал о его праведности и непорочном житии по истине? Прости меня, что по обыкновению я об этом спрашиваю, я это делаю не для того, чтобы тебя искушать. 121 Вопрос. Ты хорошо сказал, что Бог предал не Иова, но его имущество. Но не он ли сам кишел червями, и был ими поедаем, и соскребал черепком гнойники? 122 Вопрос. Сколько дней был Адам в раю? Ибо многие писали об этом. Одни говорят, что шесть дней, ибо на шестой день, как они говорят, пришел Спаситель. Другие говорят, что только шесть часов, ибо Спаситель был распят в шестой час. А еще говорят, что Адам жил (был жив) в раю сорок дней, но после принятия пищи, был извержен за преступление заповедей. Они говорят, что Христос то же число дней не ел и не пил, сорок дней в пустыне искушаемый диаволом, как человек. 123 Вопрос. Грехом именуется ослушание, всем злом. До Адама не согрешил ни один человек, и не был никак сотворен, прежде был мертв — и ожил, когда пришла заповедь. Одно из двух: или природа — причина греха, или грех соделан кем-то до Адама. 124 Вопрос. Если Господь сокрушил врага, то кто теперь с нами воюет бесчисленными нападениями, и толкает во грех? 125 Вопрос. Бог ведал, что Адам обязательно преступит заповедь, почему Он ему ее дал? И опять, когда Адам преступил, почему Бог осудил его на смерть? 126 Вопрос. Почему Спаситель говорит, что Отец воскрешает мертвых и творит их живыми; так и Сын, кого хочет, того животворит. Но Сын, придя и став над Лазарем, не властно воскрешает его, но молит Отца, говоря: «Отче, прославь Сына Своего», — и так вызывает из мертвых Лазаря. 127 Вопрос. Тогда почему Апостол явно высказывает, что Сын покорен Отцу как большему, когда говорит, что Ему покорится все, и тогда Он Покорится Покорившему Ему все? И как Он может быть равен Отцу? Ведь явно, что Он как меньший покоряется большему. 128 Вопрос. Если Христос — Бог и равен Отцу, то почему тот же Апостол письменно именует Отца Богом, а Сына — Господом? Апостол является согласным не в меньшей степени и мне, когда говорит, что Бог был во Христе, к Себе примеряя весь мир: не Христос, но живущий в Нем Бог? 129 Вопрос. Как же Апостол отдает Христову Царствию конечность, когда пишет: «Подобает Ему царствовать, пока не бросит врагов Своих под ноги Себе»? Те, кто это толкуют, повествуют, что с концом мира кончится и Христово Царствие, когда Он пойдет к Отцу, будет во всем и над всеми Бог, как говорит Апостол. 130 Вопрос. Если Сын равен Отцу, то почему Он собственными словами говорит, что ничего! Сын не может творить от Себя, если не видит Отца творящего? 131 Вопрос. Как же, когда Иаков и Иоанн, сыновья Зеведея, просили сесть с Ним, Он им сказал: «Сесть по правую и по левую руку от Меня не Мне даровать, но даруется это тем людям, кому Уготовано Отцом Моим»? Почему Он не сказал, как Владыка: «Кому Я уготовал», или: «Кому хочу», но отпускает это Отцу, и это не оказывается самовластно? 132 Вопрос. Если Он самовластен и могуществен, как Отец, то как же Он боится Креста и молится Отцу, говоря: «Отче, если возможно, то пусть чаша эта пройдет мимо Меня»? А это не принадлежит власти или знающей себя воле прибегать в беде к другому, требовать от него помощи. 133 Вопрос. Но почему Распинаемый скорее отрекается, раз говорит: «Отче, если возможно, пусть мимо пройдет чаша сия»? 134 Вопрос. Почему Господь, когда пришел, не был явлен во всей Своей силе? Но Он был и нищим [на проповеди], и светлым [на Фаворе]. Неужто Он в страхе сомневался, Бог ли Он? 135 Вопрос. Тогда ты утверждаешь, что Христос — поругатель, что Он ложью победил диавола? 136 Вопрос. Во всем хорошо сказанном мы молимся, чтобы мы узнали ко всему о нашей природе. Но Давид умаляет человека, и делает его негодным, когда говорит в восьмом псалме: «Господи, что есть человек, что Ты помнишь о нем»; в тридцать восьмом псалме: «Но суета всякий человек»; в сто сорок третьем: «Господи! что есть человек, что Ты знаешь о нем; что есть сын человеческий, что Ты обращаешь на него внимание? ». Так что Давид говорит, что человек уподобился суете. А его сын Соломон возвеличивает человека, чтит его, потому что говорит: «Велик человек и честен». Но если сын не согласен с отцом, то какое согласие может быть между остальными пророками? 137 Вопрос. Но как человек тогда велик и чтим, если он тленен и легко рассыпается, и порабощен тьмами страстей и принуждений? 138 Вопрос. Что сказывает Давид, когда обращается к Богу: «Руки Твои сотворили меня и создали меня»? Указует ли это, что одно — это создание, а другое — сотворение? Разумеем ли мы из этого двойственность, или то же самое подобает говорить — о Боге? 139 Вопрос. Почему именуют по нашему образу и подобию у Божества члены тела: уши, мышцы, голени, как указуется, что Он имеет? 140 Вопрос. Мы говорим, что душа существует совокупно с мужским семенем, которое живое и одушевленное. Потому что от живого и одушевленного тела суть причины нашего рождения. Как и от ствола: каждая ветка имеет свои семена, и от них передана сила жизни. Если тепла кровь и живо семя, происходящее от мужа, и если не по подобию крови любое животное имеет причину [жизни], то есть душу, тогда вследствие слабости, а не из-за величия в первый день построения [тела] не может построить свое действие совершенным: то есть совершение семени, которое растет во чреве, превращается в плоть, затем превращается в младенца, возрастает вместе с младенцем, совершенным образом показывает действие своей души: и с ним является совершающееся тело. 161 Вопрос. Очень хорошо преподано научение о человеке. А где, как ты думаешь, был рай? На небе или на земле? Одни ведь говорят, что он был на небесах, в умопостигаемом смысле. А другие — что он был на земле, видимый. 162 Вопрос. Но что тогда имеет в виду Павел, когда говорит: «Я знаю человека, который (в теле или вне тела, не знаю, — Бог знает) уже четырнадцать лет назад был восхищен в рай и слышал неизреченные глаголы, которые невозможно высказать человеку»? Этим указуется, что рай на небесах. Ибо не сказано: «был восхищен до третьего неба, и оттуда спустился в рай», но именно «восхищен в рай». 163 Вопрос. Но то, что видимое небо выше нас, показывает, что этот человек взошел; что он был выше него: там, где мы и разумеем рай. 164 Вопрос. Что же тогда, ты думаешь, Спаситель Христос отдал Свою душу в распятии не на небесах, а на земле, когда сказал: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой», — и к разбойнику: «Сегодня будешь со Мной в раю»? Если Бог и Отец Христа на небесах, то там, во всяком случае, и рай, куда Христос обещал ввести с Ним распятого разбойника? 165 Вопрос. Но что хочет сказать Исайя, когда говорит от лица Бога: «На руке Моей краской написал стены твои», — что, как мы понимаем, сказано о рае. Апостол, говоря о том же рае, пишет:, «Горний Иерусалим свободен», — который мать нам, а под ним мы не разумеем ничего иного, кроме как рай. 166 Вопрос. Хватит, человеколюбивый отче. Но опиши нам словом течение второй реки, чтобы окончательно нас порадовать. 167 Вопрос. Мы молим, чтобы мы не расслабились, поскольку час уже поздний. Но вкратце скажи и о третьей реке: откуда она начинается и где кончается? 168 Вопрос. Ты совершенно обрадовал нас своим словом. Удостой нас тем, что поведаешь о движении четвертой реки. 169 Вопрос. Не думаешь ли ты, что если диавол пал с неба, то и падение человека, о котором мы говорим, тоже явно было с неба? 170 Вопрос. Чем, ты думаешь, являются кожаные одежды, в которые Господь одел Адама и Еву после их падения? Мы слышали, что кто-то хорошо говорил, что человек был тогда умом, в логическом смысле понимаемым, и бестелесным, разумом понимаемым животным. А после того, как он согрешил, не послушав Бога, то душа отделилась от ума, и о душе по этой причине так говорится. Ибо остыло тепло ума. Человек мог бы пребывать и служить вместе с горними Ангелами, но [был вынужден] облечься в это тело, которое Писание называет кожаными ризами. Они надеты на согрешившего в мучение. Потому святые и молились Богу, чтобы умереть и избавиться от мучения. Ибо Давид говорит: «Выведи из темницы душу мою»; Павел: «Я человек подвластный страсти, кто избавит меня от тела смерти сей?»; Иов беспрестанно молил о смерти, потому что не выдерживал страдания, доставляемого «кожаными одеждами», будучи внутри тела. 171 Вопрос. Но посмотри, что здесь извещено в этих словах «нет на земле человека...» — этим указывается, что есть и другие люди, существование которых понимается умом, на небе. И согрешивший из их числа Иов был прикреплен к телу для мучения, и очистился деланием доброго. Прежде повреждений Иову о нем было свидетельство, что он праведнее земных людей — но не небесных! 172 Вопрос. Если душа не сначала в небесах, а потом, согрешив, изгоняется в настоящую (нынешнюю) жизнь ради телесного совокупление и рождения, то почему Давид, оплакивая это, говорит: «В беззаконии я зачат и во грехах родила меня мать моя»? 173 Вопрос. Как мы должны думать, чту Бог сделал, чтобы облечь Адама в кожаные одежды: заколол скот? 174 Вопрос. Но скажи нам, кто заколол и что за животное закололи? И кто из него сшил кожаную одежду? Если об этом будет даровано слово, то мы вынуждены будем не сопротивляться тому, что ты говоришь. 175 Вопрос. От великого Давида мы узнали, что душа была прежде тела. Ибо он говорит, обращаясь к Богу: «Руки Твои сотворили меня», — говоря о душе; — «и создали меня», — явно говоря о теле. 176 Вопрос. В чем, по твоему мнению, выражается то, что человек создан по образу Божию. Этот образ Божий выразился в душе, как в духе сущем и невидимом? или в телесном низком облике? 177 Вопрос. Но каждый в себе видит, что душа — это одно, а тело — другое. И дай нам ответ о душе и теле. Что, как ты думаешь, есть по образу Божию? 178 Вопрос. Раз, как думается нам, не то же самое ум и душа, если ум — это око в теле, и ум во всяком случае невидим и он в невидимой душе, то не есть ли ум по образу Божию? 179 Вопрос. А те, кто не учился, они не имеют ума? 180 Вопрос. Если ум — владыка души, и если, имея ум, мы приобретаем, а когда он покидает нас, мы погибаем, то значит именно ум сотворен по образу Божию, то есть как спаситель. 181 Вопрос. Но в чем же тогда, ты думаешь, мы по образу Божию? Или все в нас ты показываешь неуместным? 182 Вопрос. Но почему сначала нам велено владеть рыбами и птицами, а потом скотами, зверями и пресмыкающимися? 183 Вопрос. Но каким образом мы — владыки над зверями, скотами и пресмыкающимися, когда лев, медведь, волк, змей, скорпион — все они с нами воюют, одни могут нас разорвать, а другие прокусить и умертвить ядом? 184 Вопрос. Ты выше нам сказал, что до согрешения все звери и пресмыкающиеся нам подчинялись и боялись нас. Но когда мы после преступления заповеди пали со власти, то все с нам» воюет. И что так есть, ты нам показал. Но теперь мы хотим слышать, почему мы не владеем небом, землею, морем, реками, солнцем, луною, если мы — по образу Божию? Ибо Бог всем владеет. 185 Вопрос. Но разве если бы ты повелел небу пролить дождь или земле дать поросль, то неужто они бы послушали? Или солнцу взойти, неужто оно бы взошло? Или морю высохнуть, или реке обратиться вспять и не течь, разве они бы послушались? 186 Вопрос. Ты хорошо рассказал и объяснил нам об образе. Но просим мы тебя прибавить к этому и о подобии, почему сказал Бог: «сотворим человека по образу» и подобию «нашему». Что «по образу» — нам дан ответ, а что «по подобию» — о том умолчано. Писание говорит: «И сотворил Бог человека по образу Своему» и не прибавляет: «по подобию». 187 Вопрос. Но Бог не сказал: «Сотворим человека, который уподобится нам деланием добра», но что создаст его уже сейчас совершенным и целостным. Или одно Он сказал, а другое сделал? 188 Вопрос. И что же, тогда Троица воплотилась и вочеловечилась? Ибо Бог сказал не «Сотворю человека по образу и подобию Моему», но «Сотворим... Нашему». 189 Вопрос. Но Бог не сказал: «Сотворим человека по образу и по подобию, по которому желаю, чтобы он после был». Но настоящее уже являемо совершенным, когда говорится: «И сотворил Бог человека ...по образу Божию сотворил Его» как сообщает Моисей. 190 Вопрос. Но как же ты тогда раньше опровергнул тех, кто описывает Божество во плоти или говорит о Нем, как о имеющем человеческий образ, а теперь сам известил, что Оно подобно нам? 192 Вопрос. Если ты сказал выше, что совершением добродетели мы подобны Богу, и обещал сказать, каким образом человек живет по Божьи, то молим сперва рассказать нам: каков устав совершенный делания добра? 193 Вопрос. Но как кто-либо начнет путешествие или дело, если не будет надеяться на конец и завершение? Как кто-либо пойдет добродетелью, не надеясь на совершенство в ней? 194 Вопрос. Что есть части делание добра и сколько их? И можно ли их все вместе правильно исполнить? Ибо не все всё могут правильно исполнить. [Например, кто-то] не может достойно принять кого-либо по причине нищеты, но может быть воздержным и целомудренным. А другой — терпеть напасти или учить благочестию. Другой — давать нищим необходимое для жизни. Другой — служить даром. И с помощью одной из этих добродетелей не возможно ли избавиться от вечного осуждения? 195 Вопрос. Как же тогда Соломон, премудрости которого все удивляются, говорит: «Три вещи я не могу уразуметь и четвертое не осмыслил: След летящего орла, путь змеи по камню, стезю корабля, плывущего в открытом море, и путь мужчины в юности»? Если он мудр, то почему этого он нам не объясняет, но заставляет нас оставить изыскание? Мы молим, чтобы ты нам это рассказал. 196 Вопрос. Что повелевает Господь, когда говорит: «От дней Иоанна Крестителя и доселе Царствие Небесное силой берется, и употребляющие силу его захватывают» Мы знаем, что всякий захватчик достоин суда и проклятия; как мы будем понимать сказанное Господом? 197 Вопрос. Что сказывает Господь, когда говорит об Иоанне: «Если примете его, то есть Илия, который придет»? Мы знаем, что Иоанна казнил Ирод. И как он опять сам будет Илиею? 198 Вопрос. Каким образом самый больший из рожденных женами — Иоанн Креститель? Если потому что он был пророком, то и так, что больше пророка, как и говорит Господь в Евангелии? Почему же тогда Спаситель свидетельствует о нем как о большем всех? Он при зачатии сделал немым своего отца Захарию. 199 Вопрос. Но почему Христос, свидетельствуя, что он больше всех, тут же говорит: «Меньший же в Царствии Небесном больше него»? 200 Вопрос. О ком говорит Господь: «Аминь, говорю вам: есть из стоящих здесь, кто не вкусит смерти, пока не увидит Сына Человеческого, грядущего в славе Своей»? Некоторые говорят, что это об Иоанне Богослове сказано, что он не умрет до второго пришествия Христа. 201 Вопрос. Тогда как Господь говорит Петру о Иоанне евангелисте, что «если Я желаю, то да пребывает до тех пор, пока я приду, что тебе до этого?» Он указует Иоанну, что тот будет жить до конца мира? 202 Вопрос. Мы молим узнать, как нужно понимать притчу о закваске? У нас был вчера изрядный спор об этом. 203 Вопрос. Мы никогда не можем насытиться толкованием Священного Писания, но всегда желаем слушать его. Объясни нам притчу о мреже, которое много и для себя собирает выгоды, и нам пользы. Ибо говорит Господь: «Блажен, кто сотворит и научит одной из заповедей этих». И, напротив, того, кто молчанием похоронил данный Им талант слова, Он не забыл, не оставил без мучения. 204 Вопрос. Что знаменует Господь, когда велит Петру идти, и бросить сеть, и раскрыть рот первой вытащенной рыбе, и найденные деньги отдать за Себя и Петра тем, кто требует налог и оброк? 205 Вопрос. Чего ради Господь иссушил и проклял смоковницу, что она не будет иметь плода вовеки? Ведь это не лишено какого-то разумного смысла? 206 Вопрос. Так как мы не можем насытиться твоей доброй беседой, то мы молимся, чтобы ты нас научил [понимать] и притчу о мелющих, о жерновах и о поле, на котором двое. Ибо говорит Господь в Евангелиях: «Тогда двое будут на поле: один будет взят, а другой останется. Двое мелющих на жерновах — один будет взят, а другой останется». 207 Вопрос. О чем говорит Давид: «Угли возгорелись от Него»? 208 Вопрос. Как должно разуметь секиру упомянутую в Евангелии, что ссекает бесплодные деревья? 209 Вопрос. Что обозначает Господь, когда говорит: «У Него лопата в руке Его. Он истребит гумно (ток) свое, и пшеницу соберет в амбар, а плевелы сожжет огнем неугасимым». 210 Вопрос. По этой причине мы умоляем ответить: почему и церкви многократно, и благоверные люди падают и гибнут: от землетрясения, от грома или от какого-либо [другого] гнева, как и грешники: что это бывает? 211 Вопрос. Что повелевает Господь, когда говорит: «Уладься с соперником, пока ты на пути с ним»? Ведь мы не всегда идем по пути с ним. 212 Вопрос. О чем говорит Господь: «Если твое правое око соблазняет тебя, то вынь его и отбрось от себя. И если правая твоя рука соблазняет тебя, то отруби ее и отбрось от себя». 213 Вопрос. Что имеет в виду Господь, когда повелевает нам быть мудрыми равно проклятой змее, говоря: «Будьте мудры как змеи, и кротки как голуби»? 215 Вопрос. О чем говорит Господь: «Вышел сеятель сеять. И одно упало у дороги, другое на камень, иное в терн. То, что было при дороге, поклевали прилетевшие птицы небесные. Что на камне — так как не было глубокого слоя земли, не было корня, — то, пробившись, засохло. А что в терн — задохнулось». Так об этом говорит Священное Писание. 216 Вопрос. Мы должны разуметь только то, что написано, или это содержит в себе какой-то внутренний смысл — вопрос Петра и ответ Господа ему вопрошающему: «Сколько раз, если согрешит по отношению ко мне мой брат, отпущу ему? До семи ли раз?». На это Господь изобильно отвечал «Аминь, говорю тебе, не только до семи, но до седмижды семидесяти». 217 Вопрос. Почему Петр, который, столько раз согрешив, получил прощение, сам не простил Ананию и Сапфиру, но одновременно словом умертвил обоих. И этот грех не сопоставим с клятвенным отречением. Тем более, что речь идет об утаивании своего золота, а не чужого. И даже если оно было чужое, то это нельзя приравнять: немного утаить из своего — или отвергнуться Бога. 218 Вопрос. Если неизбежен конец мира и пришествие Христово, то почему Господь говорит: «Тогда те, кто в Иудее, пусть бегут в горы, а те, кто наверху, пусть не спускаются взять что-либо из своего дома, и кто в поле, пусть не возвращается взять свой плащ». И еще Он говорит: «Но молитесь, чтобы бегство ваше не было в субботу, или зимою. Горе беременным и кормящим в те дни». А если конец случится летом, в воскресенье или в понедельник, то мы можем спрятаться и убежать? Почему, когда так много людей и собраний, только кормящих и беременных из всех Он оплакал, по причине родства. Потому ли, что они не смогут быть родителями, или потому, что они тогда примут мучения более тяжелые? 219 Вопрос. Но они будут призваны с концом мира, когда все будут веровать со всех стран света, тогда и иудеи начнут обращение. Ибо говорит Господь в Евангелиях, что «есть у Меня и другие овцы, которые не из этого стада. И хорошо Мне и тех привести, чтобы да было одно стадо и один пастырь». И Апостол в согласии с этим говорит: «Когда число стран войдет совершенное, тогда весь Израиль спасется». 220 Вопрос. Иудеи слышали об этом и очень часто говорят христианам, что вновь они получат град и огородятся, и возведут церкви. И что они опять, как предписано в Законе, будут праздновать. И если бы Бог не хотел принимать их жертв, то Он бы не повелел Аврааму приносить жертвы, и жертва не была бы принадлежащей Закону. И города и церкви Он дал. Они говорят, что «насильно нас захватили римляне, думая прекратить наши праздники; они отняли у нас город, отняли все, а мы в согласии с Законом все хранили, празднуем и приносим жертвы. Так что в любом случае необходимо, чтобы наша церковь (Иерусалимский храм) была воздвигнута, как и город, и были отданы нам». Так как они хвалятся тем, что говорят; и с ними соглашается большая часть нашей Церкви, то умоляем тебя ясным образом сказать о том; и множеством свидетельств из книг их остановить, тех, кто до сегодняшнего дня ни по какой причине не будут оставлять надежды.  

 
    Благочестивому читателю
   Предлагаемая книга — переводная, составленная по греческим источникам: по «Четырем беседам Кесария» — брата святого Григория Богослова. У славян она появилась едва ли не с началом их регулярной письменности, или, как иначе это называют, с «эпохи расцвета болгарской книжности» (X век). Книга надписана именами святого Сильвестра — папы Рима — и преподобного Антония — отца монашествующих; оба не только «отцы множества», но и мужи, преуспевающие в благочестии. Но святому Сильвестру, чей день заполнен делами, попечением о кафедре, о граде, о соседних епископах и всей Церкви, невозможно было обдумать многие мудрые вещи, тогда как преподобному Антонию в его пустынножительстве открывается будущее, открывается свершающееся в мире.
   Вопросы собеседники обсуждают самые различные — от физических до нравственных. Такая пестрота вопросов была свойственна тем благочестивым мужам, кого в Византии называли философами; они писали небольшие, как письма, трактаты. Философской жизнью называли жизнь подвижническую и созерцательную, ибо ею не движет ничто более, кроме любви к Премудрости — Христу. А если обсуждаются вопросы, то это означает возможность сделать книгу центром, как централен тот, кто отвечает на вопросы. А центру уже не страшна никакая ересь, из центра можно возглашать и проповедь, и апологетическую речь, и речь об истории и образах. Так и перевод этого сочинения послужил основой для создания Толковой Палеи, то есть толкования на трудные места Ветхого Завета, который мы помним и ежедневно читаем.
   Конечно, многие космологические, анатомические и другие представления, высказанные в этой книге, устарели. Но дело даже не в том, что в те времена больше думали о правости поведения человека, чем о правильности наблюдения, а в том, что выслушать было важнее, чем самому сказать. То, что небо может открыться, интереснее, чем то, что человек может полететь в небо.
   В прошедшем веке довольно много работ написано о «средневековом мышлении и умозрении», в котором логическая необходимость переходила в нравственную, исток вещей был и истоком смысла, а стройность устроения соответствовала стройности постижения. Но нельзя только любоваться чужим, ибо это будет несколько святотатственно. Но как же сделать, чтобы мы действительно откликались праведным мужам древности и чтобы наша жизнь была ответом для находящихся в недоумении? На некоторые пути, надеемся, наставит переведенный нами текст, в котором «ответом» называется действие, а словесный ответ называется просто речью.
   Еще святой патриарх Фотий писал о греческом источнике, что «он ясен по выражению и часто изящно обновляет слова к поэтичности, и сочетание слов у него общепринятое...» («Библиотека»). Поэзия знает необходимость (жесткое деление на строки, рифму..X ради свободы. Здесь эта необходимость заключена в самой форме диалога и аллегорического толкования Писания, а освобождение происходит в самом очерчивании фразой возможностей для мысли: рассуждение построено так, что оно «независтно» (независтный — ц.-сл. — щедрый) оставляет свободные и ясные пространства, «словесную Фиваиду». А само построение аргументации позволяет ориентироваться.
   Эта книга не будет бесполезной даже для самого прилежного читателя Писания, знающего тысячи других толкований, ибо он увидит здесь особую работу слова. Здесь слово не является просто кирпичом для фразы, но оно часто начинает перекликаться сразу с несколькими соседними словами, ибо они живы. По избыточности и щедрости речи говорящего, слово вырывается из ограды необходимых соотношений, оно потому и становится открытием. Открываются врата из створок-глаголов, чтобы вошел человек во Христе, царь, наделенный речью.
   Перевод сделан по единственному изданию славянской рукописи: «Четыре беседы Кесария, или вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония». Текст по рукописи XV века, принадлежащей Московской духовной академии. Сообщил архимандрит Леонид. М.: Синодальная типография, 1890. XV, 260, 20 с.
   А. Марков
   (Славянский перевод делался, по-видимому, с рукописи, начало которой (первые 36 вопросов и ответов) утрачены)
    Святого Сильвестра и преподобного Антония объяснение о Святой Троице и о всем творении. Разумное изложение о Небесной стихии и земной, и о Пресвятой Богородице, и Ангелах, и святых. Переводное душеполезное сказание и святое поучение для верных людей на сие житие, и бесконечную жизнь в Царствии вечном, со Святою Троицею и Ангелами: являет тем, кто с прилежанием читает эти письмена, сподобиться великой премудрости, и разумения духовного, и страха Божия. Ибо Дух Святой обитает в страхе Божием, в смирении, в чистоте сердца, в любви и в вере, в соблюдении заповедей Божиих. Бог дарует все благое верующему и исполняющему Господни заповеди. Господи Отче, благослови.

37 Вопрос. Как это, что Сам Сын объявляет Себя созданием, когда говорит: «Я — дверь овцам» и «Я — путь»? И пророки говорят [так же], объявляя Его созданием: Исайя называет Его «камнем преткновения» и «камнем соблазна». Моисей называет Его столпом [огненным]. А божественный певец Давид сравнивает Его с червем.

    Ответ. Не надо смотреть на написанное так, чтобы закрывать для себя Божественное, а согласовываться тому, что сказано возвышенным апостолом: «...буква убивает, а дух животворит». А говоря наоборот, написанное не убивает смотрящих прямо, а Дух не оживляет относящихся к написанному пренебрежительно. Итак, почтим Дух, чтобы разуметь написанное. Сын назван дверью, путем и камнем по Своей внутренней сути; и к Нему прилагаются и другие образные выражения. «Путь» подразумевает, что ведет к разумению Отца и знанию Божественных вещей. «Дверь» — что открывается, и добрым делам удается войти внутрь, когда они ударяют рукой по створке. «Столп» подразумевает, сколь сильна наша вера, ибо столп укрепляет и держит все. «Камень преткновения» — для неверных; «камень соблазна» — для иудеев; для нас же — камень основания Церкви, который, лежащий в основе, удерживает весь верх здания. Камень — твердость и непреклонность исповедания, о который разбиваются волны ересей, распадаясь в пену. «Червь», как сказал божественный певец Давид, это для нас — по признаку целостности червя (т.е.будучи разрублен, он не погибает), без всякого сопретерпевания и сближения от Приснодевы Марии безбрачно рождаемый, а для противников — - червь мучений, грызущий и поглощающий их не переставая.

38 Вопрос. Но если ты не называешь Его созданием, то унижаешь Отца, приписывая Ему претерпевание. Ибо всякий рождающий претерпевает от рождения: он обязательно или худеет, или полнеет, или переносит разрезание или утрату, или увеличивается, или унижается, или что иное. Все это претерпевает родивший.

    Ответ. Прочь от этой болтовни, преподобный отче! Божество — не плоть, чтобы подвергаться увеличению или исхуданию. Разве она была под властью хоть какого-то претерпевания, когда Отец, будучи Духом, Сына-Слово родил безвременно и неизреченно? Многим вид кажется вернее услышанного. Но испытание слов более надежно. Хорошо было бы хотя вкратце обрести необходимое учение о бесстрастном рождении Бога, в котором не было получено ни убытка, ни разделения. Создание Божие — Сын. Как если у неких людей в необитаемой стороне не было огня, чтобы испечь хлеб: они налили чистой воды в стеклянный сосуд, и поставили жариться на солнце. И обожженный результат соединили с ведрами, так что они взяли огонь с высоты. Солнце не получило ни прекращения, ни убывания, ни увеличения, ни уменьшения. И оно сияет в храме сквозь чистое стекло; и как рождает свет заря, так по всему залу непрестанно и беспрерывно все делает видным. И свеча, зажигая тысячи свеч, не получает ни истощения, ни пресечения: все эти вещи остаются без повреждений. То же самое, мы веруем, и у Божества, Которое намного более велико, чем эти вещи: ибо все по отношению к Нему — пыль. Ведь Отец родил Сына, не имеющего различий [в сравнении с Ним] не имеющего недостатков, ни в увеличении, ни уменьшении, но бесплотен Он, как Единосущное бесплотное Слово. Об этом все слышали, об этом всем возвестили. И те, кто без чести почитают Отца, они безумно или в пустоту мыслят создания, да не дерзают говорить о Сыне. Ибо так же как они говорят, что Рождающий страдает, так же можно сказать, что создающий трудится и изнемогает. Да не похулим Отца, что Он мол страждет или изнемогает, и прекратите сами без чести прославлять Божество. Тот, кто пренебрегает Сыном, тот бросает камни и в Отца. Ибо Сам Сын говорит о Боге в Евангелиях, что кто не чтит Сына, тот не чтит Отца.

39 Вопрос. Почему говорят, что Христос был Сыном Божиим по выбору и благодати, ибо Отец не говорит: «Это Сын Мой, Кого Я родил», но «Кого Я захотел»? Исайя от лица Бога и Отца говорит о Христе: «Вот Отрок Мой, Которого Я» выбрал, любимый «Мой», Кого захотела «душа Моя». Так и Соломон говорит: «Выбран из тех».

    Ответ. Это кажется принадлежащим безумию Ария, кому так было любо спорить с истиной. Укажи точно, где Отец, испытывая, выбрал одного Христа. Поскольку Он единственный Сын, то у Него нет брата, нет равного, нет преемника. Ибо предвозвестил о Нем богомудрый Давид: «Кто уподобится Господу среди сынов Божиих?» и затем: «Велик и страшен Он над всеми, кто кругом (окрест) Него». Ни одному сыну по благодати или выбору невозможно стать подобным Сыну Божию, воплотившемуся ради людей; и в приличии избранную (хотя было много тысяч женщин) почтил Бог без нетления одну из всех Марию. В Ней неизреченно Он Сам соединился с нами и приобщился нам, как сказал божественный Певец: «Выбрал из нас наследством Своим Красоту Иаковлю, Которую полюбил» — явно [имея в виду] Приснодеву Марию. Отец, восхваляя Ее, восклицает к воплощению свыше: «Это Сын Мой, Кого Я пожелал,» — одного — от Него, и от Приснодевы. Являя нам Сына Бога, Единосущного Ему и нам: в первом случае — Божеством, а во втором — плотью. Ибо по собственной воле Бессмертный стал одного вида со смертными: и, продолжая так пребывать, был Он виден, как Он есть.

40 Вопрос. Разве Апостол не указывает, что Он — по выбору и любви, когда говорит об Отце, что Он избавил нас от власти тьмы и переселил в Царствие Сына Его любви.

    Ответ. Но этим никак не показано, что Сын Божий — по выбору. В другом месте тот же святой апостол сказал, что Бог возлюбил нас о Христе: обозначив, что любовь, принадлежащая Богу и Отцу, принадлежит и Христу, как и «премудрость и сила». Ибо любовь Отчая — Единосущный Сын: как Свет от Света, так Бог от Бога и любовь от любви. «Бог есть любовь», как сказал Иоанн. Отойдя подальше от бешенства Ария, которое считает Творца тварью. Но у нас нет никакого другого Завета кроме четырех Евангелий, в которых 1162 зачала (чтения). Они сначала и до конца богословствуют Сына о Отце. И нигде в них не сказано, что Он создал у Себя Сына, или же что «Создал Меня Отец».

41 Вопрос. Чем ты считаешь Деву Марию? Созданием или не созданием? И произошедшее от Нее тело Христа? И как ты поклоняешься Христу? Если ты Ее называешь созданием, то необходимо назвать созданием и Его. Ибо ты явно исповедуешь, что Он создан от Нее. И если поклоняешься, и если не поклоняешься тому, что от Нее, — то явно что ты поклоняешься созданию, а если не поклоняешься, то отвергаешься Сына Божия.

    Ответ. Здраво мысля, я не поклоняюсь Христу как созданию, но как Творцу и Богу созданий. Как и Царем в Багрянице Его чтут в едином поклонении, не отделяя Его от Нее. Кто сказал? бы царю: «Сойди с престола, чтобы я тебе поклонился», или: «Выйди из палаты, чтобы я тебя восхвалил», — отдельно от неодушевленной вещи. И если и совокупно с неодушевленными вещами, то с одушевленными людьми тем скорее воспевается везде Владыка всех: Сын с Храмом Плоти, который я назвал и Багряницей, и Престолом. Поклоняемо в едином поклонении.

42 Вопрос. Если Бог во плоти, то почему Он Сам говорит: «Бога никто никогда не видел»? Раз Он был Богом, то все в те времена видели Его.

    Ответ. Сын сказал об Отце, что Бога никто никогда не видел. Он не сказал, что Сына Бога — Слово — человека — никто никогда не видел. Видели ибо Бога пророки и апостолы, и каждый праведник. Но никто не смог бы видеть Его, как Он, реально. Ибо реальность нашего существа не может вместить Его облика. А если кому Он видим из достойных, то не без некоей завесы, служащей по мере очищения. Ведь видел Иов, но сквозь тучу и облако. И прежде него Авраам видел Ангела, который говорил. Иаков — как человека, с ним борющегося. Моисей — окруженный мраком. Так и другие видели богоприятное Лицо в снах и догадках (завесах). И апостолы видели вочеловечившегося плотью Бога Слово: Сына Божия и Человека — каждый по мере своего делания добра и здравия душевного. Так, у кого взор плоти здоров, тот вполне может смотреть на солнце, а у кого поврежден, тот едва переносит сияние светильника или взгляд на луч. Если мы видим море с горы или с некоего холма, то мы сообщаем, что видели явление одной только широты, и море видели только отчасти, потому что с этого берега гору или сушу на противоположном берегу увидеть глазами нельзя, ибо на пути стоит воздух. Также ум не может узнать, что на глубине моря и на самом дне [его]. Ибо всегда пониманию этого умом мешает другое, внешнее, так что мы не можем ни угадать, ни увидеть, что на дне, и мысль наша при этом поистине впадает в недоумение. Мы все видим небо, но не все одинаково, но каждый соответственно здравию очей. И мысль не может видеть его до конца, и дойти до верховного образа, что только мысленно и может быть, ибо, как известно, мы видим рабское, [а то что на небесах] не таково. Но если бы мы смогли увидеть, то перед нами было бы видимое и невидимое, и не только частью, но и совершенно все. Так и Божество видимо и невидимо людям: оно не только прикрыто плотной завесой, но и реально недоведомо (неосмысляемо) Так и сено и солома не переносят поднесения огня, но вспыхивают и тлеют в пепел. Когда Христос обнажил немного Своего Божества на горе Преображения, то поверг в ужас столпов Церкви. Они тотчас пали: Петр, Иаков и Иоанн, — охваченные страхом, едва не сгорев от Божественного огня. До того же дошедший святой апостол явно восклицает об этом. От великого установления доброты Творец появляется без промедления, но небеса, земля и моря не могут смотреть на Совершенной го, ибо: как мы реально вместим видением Творца реальности?

43 Вопрос. Ты хорошо научил нас о Христе. Мы просим, чтобы услышать немного о Святом Духе, равен ли Он Отцу и Сыну по власти, если Он творит и повелевает, как хочет? И почему Он в книгах сопоставляется с водой и огнем?

    Ответ. Послушай достойное твоему удивлению. Дух повелевает свободно, как Господин, — точно как Отец и Сын: «Выделите Мне Варнаву и Савла на дело, которое Я им прикажу», — сказал Он апостолам. И вслед за Ним Сын сказал Павлу: «Войди в город, и там тебе будет сказано, что тебе нужно сделать». В другом месте «Деяния апостолов» говорят: «Ибо те, посланные Духом, пришли в Селевкию», — так и Сын сказал: «Идите, научите все народы». То же сказали и апостолы: «Желанно Духу Святому и нам ничего другого не возлагать на вас, только необходимое». Так и Павел сказал: «Говорю не я, но Господь: жены от мужа не отделять». Речь прошла через Фругию и Галатскую страну, но Дух возбранил говорить слово в Азии — так и Сын сказал апостолам: «В чужую сторону не ходите». Но и божественный Давид, показывая, что все [стало] действием Святой Троицы, поет в песнопениях: «Словом Господним небеса утверждены. И Духом уст Его вся сила Его», — Господом означив Отца, Словом — Сына, Духом — Духа Святого. Следуя им, наставник поднебесной божественный Павел сказал: «Есть различение даров, но Дух Тот же, и есть различение служений, но Господь Тот же, и есть различение действий, но Бог Тот же» — Кто, действуя все во всех, ставит вперед три Лица, но Единое Божество, Господство и Царство.

44 Вопрос. Мы просим, чтобы было добавлено к сказанному, почему Святой Дух в Писании приравнивается к воде и огню.

    Ответ. Не безрассудно и не просто так к ним приравнен Дух Святой. Ибо вода, когда она с неба идет дождем, растит траву и дает жизнь, и кормит. И все она напояет, и для всего достаточна. Она всегда одного вида, но действует многоразлично, ибо от одного потока различно пьют растения. Также и дождь: одного вида по существу и внешности, но благотворен для многоразличного. В цветке, который называется лилией, он белый, а в розе — красный по виду. В сосне — багров, а в шафране — охрист. Смокву одинаковым видом орошая, он различно получается: он сладок в плоде, источая молоко сока. Так и в винограде: имея один вид, он различен в чешуе и отростке, в грозди, в изюме и в вине. И, говоря просто, он, во всем всегда оставаясь одного вида, с тем, что его воспринимает, соединяется и каждому дарует необходимое. Огонь опять же один по виду, но многообразно действует: он греет, очищает, варит, закаляет, освещает, жжет. Так и Святой Дух: будучи один, одного вида, сущности, внутренней сути, без разделений и повреждений, каждому наделяет благодать как желает. Как это происходит в растениях: пока не прекращается зимнее время, они остаются бесплодными, а когда дождь их поит и солнце греет, то они пускают листья и растут. Так и человеческая душа: пока она охвачена зимой зла, она являет бесплодность и невозможность сравнения с другими, остается мертвой и бесплодной. Но когда она получает Божественный и в духовном смысле понимаемый дождь словесного учения, то кончается стужа зла: она отбрасывает скверную одежду многих страстей, согреваясь словом, и когда оживает от Божественной влаги и духовного тепла, приносит плод, по Божьему слову: кто в тридцать, кто в шестьдесят, кто в сто крат. Одному Дух претворяет язык к мудрости, другому — к пророчествам, другому — к изгнанию бесов, другому — к истолкованию Божественных слов; одного учит мудрости, другого — милости, другого делает крепким для воздержания, другого зовет и помазует к мученичеству, другого поднимает на иное. Он Тот же, а не другой, как пишет возвышенный и обильный разумом Апостол: «Каждому речь даруется явлением Духа в пользу. Одному от Духа даруется слово (суть) мудрости, другому — слово понимания, Тем же Духом. Другому вера в Этом Духе, другому дар исцелений Тем же Духом. Другому — создание в силе, другому — пророчество, другому — различение духов, другому — роды языков, другому — толкование языков. Все это, сказано, делает один и Тот же Дух, каждому наделяя Свое, как Он хочет. Как сущность воды — творить траву и растить, огня — жечь и светить, так и Духа Святого — делать добро и свидетельствовать.

45 Вопрос. В тебе я нашел врача души. Для поучения, целящего наши души и избавляющего от заблуждения, мы просим тебя достаточно прибавить к сказанному об Ангелах. Чины ли они, и сколько их, и что они реально? И знают ли они будущее?

    Ответ. Ангелы — создания, Ангелы совратимы. Они — словесные духи, посылаемые служить. Как сказал божественный певец и с ним в один голос Павел: «Делающий Ангелами Своими Духов, и слугами Своими — пламенные языки огня, — явив одновременно сущность и сан. Есть девять чинов, как написал апостол Иуда — их перечисляет возвышенный Апостол, а за Апостолом- жертвователи Божественной жертвы, когда воздавая, возглашают Богу: «Тебя хвалят Ангелы и Архангелы, Престолы и Господства, Начала! Власти, Силы, Херувимы и Серафимы». А на то, что Ангелы совратимы, явным образом указывает совратившийся к худшему начинатель зла диавол, отделивший за собой многих Ангелов. Не от сущности, но от воли они совратились, наученные своим старейшиной. Он по облику своих дел получил и имя, из-за клеветы единоплеменникам справедливо назван диаволом («клеветником»). А сатаной — из-за того, что он противится Богу и людям, почему он и был сброшен с небес. И божественный возвеститель херувимов Иезекииль обличает, что спал с небес Денница («Утренняя звезда»), всходящая до рассвета. Этим он сообщает, что сущность Ангелов — огненная и световая, и властна по чину, сопоставимая с образом звезды. В согласии с этим и Даниил говорит о его неведении в следующих словах: И люди, и Ангелы — и те и другие не знают будущего, а одной только Божественной Троице принадлежит знание будущего, и предосмысления будущего. Ангелы служат и нам: для одного они богоприлично работают; а другим устраивают то, что для спасения, что велит само спасение; а других они убивают за неправедное зло, чтобы не было погибельно для близких к ним — как по мудрости врачебного искусства: прежде разлития по всему телу болезненной беды они преграждают спуск прижиганием или разрезанием; так и пахарь, подобно нам, выдирает сорняки, пока они еще не выросли, чтобы они не подавляли хлеб, растя с ним совокупно; и виноградари так поступают с растущей зеленью, перерезая ее серпом, чтобы она не обвила виноград и не задавила ягоды, то есть чтобы не погибли грозди. То же и работники, и устроители Церкви привыкли делать: они, еще в семени зная погибельное растение, искореняют и вырывают его прежде его прозябения, иначе бы оно растерзало другие [растения] погибельными делами и учениями. Тогда даже убиваемому будет легче, ибо здесь они имеют свободу и не ожидают готовящейся им казни. Думается, что они не разумеют того, что делают хульно, но губят различными погибелями, за что приводимы на смерть. Око за око, зуб за зуб: и проливающего кровь велит убить Божественный Закон, чтобы там они не были мучимы опять. Ради людей посылается Архангел Гавриил к пророку Даниилу объяснить ему сон. И к Захарии — сообщить благую весть о рождении Иоанна (Предтечи). К Матери и Приснодеве Марии — о зачатии Божия Слова. К Товии — Архангел Рафаил, нести тяжесть, и идти с ним по пути четырнадцать дней, и сочетать по закону с женою, и отделить беса от убийцы, и очи открыть помазанием желчи рыбы. Много можно найти других случаев служения Ангелов: у Авраама, Моисея, Маноя, и в Вифлееме у пастухов, и при Божественном Гробе, и при Вознесении.

46 Вопрос. Если Ангелы не знают будущего то как его смог узнать Даниил? В Вавилоне Даниил сказал, что Христос родится через четыреста восемьдесят три года, назвав шестьдесят девять седмериц, будучи толкователем этих седмериц.

    Ответ. Но Даниил сказал о Нем не от своего знания наперед. Но что узнают из вышней премудрости, то они и говорят. Ведь Ангелов учит Святая Троица, людей — Ангелы, а мы — тех, кто за нами.

47 Вопрос. Если Ангелы учатся, то им необходимо, чтобы у них были книги и бумага. Ибо и мы. как говорится, что не запишем, то скоро предадим забвению. Если бы преподаваемое оставалось в памяти, то Моисей бы не получил на горе каменных скрижалей с письмом; и когда те были разбиты, не испросил бы вторых, ибо помнил бы написанное.

    Ответ. Моисей получил десять слов Божиих заповедей, изваянных Божиим перстом, не ваяя сам и не записывая. Зачем самому писать тому, у кого в памяти было все, что Бог сказал о Бытии мира сего? Он запечатлел образно в памяти показанное на вершине горы, так что наставил Веселеила словами сделать божественную скинию, подражая нетленному в тленном. Так и все божественные пророки и апостолы — не от обучения, но как им было возвещено слово, они, вняв памятью, проповедали вселенной. Римские учители Галилеи, ходя в каждый народ, преображались языком — ибо парфяне, мидийцы, аламитяне и другие слышали на своем наречии каждый слова о величии Божием Это они проповедовали не от писаного, не от обучения, но от действия Духа, Который явился и разделился в языках словно огненных, на пятидесятый день от Воскресения и на десятый от Восшествия, и сел каждый на одном, как говорит божественный Лука, когда рассказывает о них.

48 Вопрос. Если Ангелы бесплотны, то как они соединились с женщинами? — от них произошли гиганты. И как они являются святым как люди, если они бестелесны? Ибо говорит Божественное Писание: «Вошли сыны Божии к дочерям человеческим», — и от них некоторым образом родились гиганты.

    Ответ. Бестелесны Ангелы по сравнению с нашим телом. Ибо тело у них — как ветер, или огонь, или дым, или воздух: тела их тонкие и нетленные, они лишены только нашей плотности. Тела небесные и тела земные» — сказал святой апостол. Нелепо и принадлежит несомненному безумию считать, что они могут лечь с женщинами, как и думают, что бесы лежат с женщинами. Они лишились не природы, а чина, они лишились не почтенности, а дерзновения к Богу, будучи отвергнуты блаженства и положения. Мы хотим думать, что это Ангелы. Не о Ангелах говорит здесь Божественное Писание. Сказано: «Вошли сыны Божий Дочерям человеческим», — а Ангелы нигде не называются сынами Божиими. Но с этими дочерями человеческими осквернились сыновья Сифа и Еноха. Ибо и в те времена стали называть Сифа и Еноха богами. «Ибо тот начал впервые звать Бога», — говорит Писание. И Моисею Бог сказал: «Я дал тебя богом Фараону». И о божественных судиях сказал: «Не говори злого ни богам, ни правителю народов твоих». К лучшему сыны Сифа и Еноха разумеются сынами Божиими. Они прельстились на невоздержание, вошли к дочерям Каина, и от них в общем скверном смешении родились гиганты — крепкие благодаря праведному началу, а порочные из-за Каина. И как женщины могут ложиться с Ангелами, когда мужи не выдерживают и вида Ангелов, и мужи не из малых, но преуспевающих в подвижнической жизни? Пророк Даниил, не выдержав лица Архангела Гавриила, тотчас пал на землю и страдал, желая скончаться от страха. И Захария, испугавшись Архангела, с этим знамением онемел, трепеща от страха, и был у него язык связан до рождения Иоанна: изъяснялся он только царапаньем на восковой дощечке. Это, мне думается, [должно считать означает, что] умолкнул Закон и жертвы Ветхой Церкви — мы немного ниже более отчетливо покажем, что здесь подразумевается. И когда женщины быстро пришли к гробу Спасения, то они увидели там облик Ангелов и, охваченные страхом, не поведали апостолам то, что им было велено, ибо их охватил страх и ужас — и они никому ничего не сказали, как рассказал божественный Евангелист. И если явления Ангелов не выдерживали великие, то как могли вынести слабые женщины их прикосновение или сожительство? Трость никак не перенесет поднесения огня.

49 Вопрос. Если диавол, совратившись, пал с неба к худшему, то оно у него над головою безвозвратно. Но как он смеет приблизиться к небесам, и предстоять вместе с Ангелами Богу, и просить Иова? — так говорится о нем в Писании: «Пришли Ангелы Божий, и диавол пришел среди них...»

    Ответ. Не нужно полагать, что диавол взошел на небеса, туда, откуда он пал, что он с Ангелами вошел к Богу и был не иначе как выше небесного свода. Но Божество, непостижимое, величайшее и необъятное, везде существует и все наполняет. Ибо Бог наш на небе и на земле, в море и во всех безднах, как сказал божественный Песнопевец. Из этого мы научены, что пред Ним стоят и видят Его не только Ангелы, но и диавол, и бесы, и люди, и скоты, и все. Ибо, существуя на земле, мы предстоим Богу, по слову божественного Илии: «Жив Бог, перед Которым стою сегодня». Если воздух все объемлет, то много более под властью Творца весь строй из четырех элементов: и бесплотные умные силы, и словесные, и скоты, и бессловесные, и лишенные души, и лишенные чувств. Ибо все обнажено и открыто пред очами Его, и нет творения, которое осталось бы пред Ним невидимым — сказал святой Апостол.

50 Вопрос. Почему Моисей начал писать не об Ангелах и горнем, но миновав множество Ангелов и то, что небесное вышнее, начал повествование о небе и земле?

    Ответ. Как у времен и людей, в начале написанного то, что постоянно, и является основой. Ибо это было ново для евреев, восставших из Египта, у которых уши были полны заблуждения: ибо одни безбожные делали богом небо; другие — землю; иные — ветры и облака, изменчивые в превращениях; иные воздавали честь солнцу и луне; иные почитали ночь; иные день — чтобы по заходе светил остаться безбожниками; иные делали богами ночь, туман и пыль; иные поклонялись вскоре гибнущему и оканчивающемуся; другие говорили, что боги — источники и реки, которые истощаются к жатве, а зимой наполняются водой и много изобилуют, и это были их боги; иные ужасались огня как бога, который угасает от воды или от скудости подкармливающего его хвороста. О безумцы, что обожествили то, что хуже их самих, пустомысленные и бездумные, отойдя от Сущего Бога, покорились заблуждению. Из-за них Моисей, описывая Божественное, пропустил то, что выше мира, и начал повествование с дольнего, с помощью сравнения направляя их от наличествующего и видимого к мысленному, невидимому и истинному Богу. Божественные отроки, те, что с Ананией, [не поклонившись] вавилонским богам, ходили по огню как по земле, хотя пламя разгоралось от серы, от смолы, и говорили: «Благословите, все создания Господни, Господа», — к не знающему скверны и нерукотворному Богу. Так они направляли безбожных халдеев, объясняя, что все эллинские (языческие) боги — это творения и создания пребывающего воистину Творца Бога. Они говорили: «Благословите, Ангелы Господни, Господа... Благословите Господа», небеса, воды, солнце, луна, звезды, огонь, земля, горы, холмы, скоты, звери, гады, птицы... — все, что эллины (язычники) сделали богами.

51 Вопрос. Как Бог сотворил все? Необходимо ли Ему было тленное, бывшее перед этим, или Он Сам вывел тленное?

    Ответ. В первый день Он вывел вещи из небытия, одновременно обдумав, какая чему будет необходима, так вскоре Он установил, как Сам ведал. И не впадай в помыслы, исследуя, как это было. Он захотел и смог — властительная сила всего сущего претворила первое на созидание прочих дел (вещей). Первым Он сотворил небо, но не это видимое, а лежащее выше, о котором и Давид поет: «Небо небесное Господа подобно комнате с двумя крышами». Он перегородил и отделил от земного то, что выше мира, и перегородил, как палату.

52 Вопрос. Почему Моисей не написал, как о небе и о земле, что Бог сотворил воду, или огонь, или воздух? И не написал о деревьях и о прочем?

    Ответ. Так же он пишет, что Бог взял грязь земную и создал человека, не прибавляя, что сотворил ему уши, или что сотворил ему глаза, стопы или мышцы. Из этого должно разуметь, что не Бог сотворил все органы и сосуды, внутренние и внешние, но они издавна (изначально) составные и гибнущие. Божественное Писание всегда показывает дело по достойнейшему [в нем]. Так, божественный Певец сказал: «Блажен муж, который не идет по совету нечестивых», — никак не отделяя от блаженства женщин: но когда сущность одна, то песнь начинается о имеющем старшинство, чтобы от большего созданного разумели последующее. В сотворение неба и земли включены во всем воздух, тьма и глубина.

53 Вопрос. Что же Моисей не смог добавить и написать: «Бытие тьмы и глубины»?

    Ответ. Но то, что Моисей миновал, то он не мог написать. Но указание нам оставил Соломон, когда написал от лица Сына, говорящего к Отцу: «Прежде сотворения глубины Я был у Него, устраивая», — сила и премудрость Бог Христос.

54 Вопрос. Когда возник воздух? Ты можешь сказать, что и об этом написал Соломон?

    Ответ. Послушай, как Моисей говорит: «Дух Божий носился над водами». И в согласии с ним Амос: «Господь делает твердыми громы и созидает духов».

55 Вопрос. Но не о воздухе говорит, но скорее о Святом Духе было сказано это слово. Ибо ничто другое не называется Духом без дополнительных слов, кроме как Святой Дух.

    Ответ. Нелепо причислять Несозданного к созданию. Но это вправду может быть понято богоприлично: Он носился по водам, согревая [этим самым воды] для творения жизни: как птица, когда высиживает, влагая некую жизненную силу разогреванием воды. Так что «вскипел» бесчисленный род рыб.

56 Вопрос. Мы просим, чтобы нам узнать к этому о геенне огненной. Ибо нигде в писании не говорится, что сказал Бог: «Да будет огонь».

    Ответ. Сущность огня более всего деятельная, она сложна и появляется в сухом, гнездясь в творениях. Когда ударяешь по камню, то рождается огонь. И когда железо поражается, то происходит то же. И когда трут дерево, то является подобным образом. Ибо от давления того, что обвивает, полотно разгорается скрытым огнем. И не только, но и когда вертится пустой жернов, видно, как сыплется огонь. Таким же образом и когда сталкиваются облака, гонимые ветром, то всегда исходит молния. Все смежно огню, как сказал святой Петр, ключарь Царствия Небесного, что теперешние небо и земля скрыты огнем, сохраняемые на судный день — [огнем] в погибель нечестивых людей.

57 Вопрос. Как же зимой, когда те же самые облака и ветры, не бывает ни молнии, ни грома?

    Ответ. О громе, как я помню, сказано выше. А зимой молнии не появляются, я думаю, из-за плотности воздуха, и влаги, залегшей в облаке. [Летом] небо, подобающим [огню] образом — без влаги и сухо. А здесь видимым образом сталкивается мокрое и плотное. И в первом случае [огонь] разгорается, а во втором гаснет.

58 Вопрос. Хорошо сказано, но у нас не о молнии спор, но о геенне огненной, где, сказал Бог: «Будь огонь»?

    Ответ. Моисей пишет: «Сказал Бог: Будь свет — и стал свет», — являя природу огня. Ибо огонь — это не только огонь, который у нас, но и горние силы — огонь, как я думаю. А ему сроден огонь, который у нас.

59 Вопрос. Как горний огонь сродни существующему у нас? Первый неугасим, а второй гаснет.

    Ответ. Скажу, уподобив Ангелам и нашим душам. И те, и другие — духи, и от Бога имеют бытие. Души в наших телах светят, как свеча, и словно гаснут при разлучении, поскольку прекращается действие; искони премудрые [мужи] именуют и людей светом из-за силы слова. И огонь именуют светом, как малый. Я после скажу, когда речь до этого дойдет, о нашем происхождении. Ангелов называют неугасимыми духами, потому что у них нет тел для соединения или разлучения души; подобие Ангелов показали три святых отрока, когда говорили: «Благословите, духи и души праведных, Господа». И опять в песнопении говорит Давид: «Делающий Ангелами Своими духов». Он показывает, что они подобны нашим душам, когда говорит: «Услышь меня скоро, Господи, скончаевается дух мой».

60 Вопрос. Но у нас огонь жжет дерево и всякую сухую траву. А горний не жжет сухое дерево, овечью шерсть, милует наши волосы.

    Ответ. Предводителем нам будет солнце, уча нас. Много раз некие пастухи, или овчары, или те, кто сидят в палатках в пустынях, желая изжарить мясо или испечь хлеб, наливают воду в сосуд из прозрачного стекла и, держа против солнечных лучей, подносят сухой трут. От небесного света они сводят себе огонь с неба.

61 Вопрос. Кто сотворил тьму: Бог; или она была исконно; или ее сотворил диавол, как противник света? Мы думаем, что она была исконно прежде мира, ибо Моисей нигде не сказал, что кто-то сотворил тьму, но сказал, что она была.

    Ответ. Ее не Бог сотворил и не диавол. И не было ее прежде видимого мира, ибо все бесплотные ангельские хоры пребывали в свете, до бытия мира. Но так как небесное тело имеет протяженность, то словно от некоторой преграды, от стен, пребывает тьма. Образ: в ясный полдень сооружают для себя шалаш из густой и укрывающей травы. Так же мы и от корабельщиков узнали, что когда идет дождь, то распростертыми кожами покрывают корабль. И если не было так, то думаю, было от мглистого воскурения: из бездны шла густая мгла — ибо тьма возникает и от воскурения. И сказал Бог: «да будет свет. И стал свет». Первый глас Божий сотворил свет, и его он назвал днем, этим неким собственным наименованием почтив тихое и кроткое. Ибо есть и другие видимые светы, происходящие из него, как от огня, который был показан Моисею, когда он палил купину, но не сжигал — чтобы сущность показала и явила свою силу. Свет, который был в столпе огненном, наставлял Израиля, водя по пустыне. Свет и Илию восхитил на огненной колеснице, не сжегши восхищаемого. Свет осиял пастухов, когда Христос- Свет вне времени — сошел во время. Свет звезды, появившейся на небе в Вифлееме, — и чтобы направить волхвов, и чтобы были принесены дары, ибо Свет был с нами ради нас. Светом явилось на горе Божество ученикам и скоро укрепило их видеть Его; свет — это видение, озарившее Павла, когда [Свет] исцелил и ослепление очей, и тьму душевную. Свет — и просвещение, которое [будет] там для тех, кто стал чист здесь: когда просветятся праведники как солнце, средь них станет Бог посередине, и по-царски будет отделять и различать каждому сан, воздавая тому, что они сделали, воздавая из там существующих благостынь. Свет — и прадеду нашему в раю данная заповедь, ибо божественный Певец говорит: «Светильник для ног моих — закон Твой, свет путям моим». Свет — и сила того слова, которое в нас, направляющая наши стопы на поступки в Боге. Свет — это тот, кто в Боге послушлив: разгоревшаяся любовь к Нему затоптала пламень заблуждения: как те, кто были вместе с Ананией, в Вавилоне внутри огненной печи ликовали, когда и одежда их не загорелась. Свет больше тех светов — это добровольное Крещение-просвещение. И свет выше всех светов — вера в Божественную Троицу, воздающая равную славу и не знающая скверны. И сказал Бог: «Да будет свет». И стал свет. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью.

62 Вопрос. День и свет, одно ли это и то же? Одно ли и то же ночь и тьма?

    Ответ. Всесветлое и тихое (радостное) по правде прозывается кротким. А противоположное этому именуется ночью. Мне думается, что прозвания никак не иначе находятся в рабстве у вещей и знаменуют их, и по благому чину движения каждое прозвание предает себя властелину, которого зовут по имени. Дело рабов — слушать и выполнять повеления господина — отвечать благим чином движения — гласом.

63 Вопрос. Как земля была невидимой и неустроенной — Бог ее не свершил, или как?

    Ответ. Земля была невидима и неустроена не по существу, но по неукрашенности и внешнему виду. Не были воды обустроены на своих местах, чтобы явилось ее существо, и чтобы она украсилась деревьями и цветами; и завязями. Ибо ее покрывала пучина; и нигде она не была опоясана родниками и реками, не была испещрена. Из нее по Божией воле вышли животные. Но как бы одеждой скорби она была одеяна некоторой бездной, как именно сказал божественный певец Давид: «Бездна, как свитое полотно, одеяние его». В образе океана до сих пор всегда окружает землю.

64 Вопрос. Почему тогда Пророк сказал не «одеяние ее» но «его»?

    Ответ. Потому что подразумевался элемент мироздания, а мы знаем, что это земля. Так же душа и мужчины, и женщины называется в женском роде: «Женщинам и мужчинам дам быть душами». И Христос зовется и «мудростью», и «силой», и «скалой», как Бог, и Слово, и Человек. Можно понимать и по-другому, что земля была невидима, ибо не было человека, который мог бы ее увидеть и не было на ней ничего.

65 Вопрос. Что отделяло твердь от воды? От воды небесной, которая выше, и от воды моря?

    Ответ. В первый день Бог создал небо, существующее над твердью. Во второй — видимую твердь, над нашими головами. По своей сущности она другое, чем существующее выше нее небо.

66 Вопрос. Почему они тогда называются одинаково? Ибо другой вещи должно принадлежать другое название.

    Ответ. Те, кто любят изучать и бесхитростно исследуют Писание, те найдут, что есть большое различие в названиях: одно дело — небо, а другое — твердь. И уже из этого названия мы все узнаем: видимое, думается, тверже, чем невидимое. Моисей сказал: «В начале сотворил Бог небо и землю». А показывая сотворение твердого, он написал: «И сказал Бог: да будет твердь». И Исайя указал на то, что первое — тонкое и легкое в своей сущности, а второе — более твердое и густое тело, когда возгласил: «Утвердивший небо, как дым, натянувший, как кожу». А о видимом возгласил: «Сведший небо, как свод». А прежде Он небо растянул как кожу, а о видимом сказано, что свел небо как свод. Божественное Писание обычно называет и мужчину, и женщину «человеком», и одно у них имя, хотя один вынослив и выдерживает тяготы, а другая слабее и проще духом и разумом. Так Моисей умолчал о большем, думая, что невозможно [это] высказать. Но можно сказать о сущности видимого неба, которое как лед загустело Божией волей и, укрепленное, подражает надмирному небу. Оба существуют так, что держат все под собою и несут себя божественной силой.

67 Вопрос. Но как может лед нести на себе, отделяя, ту неведомую в ее количестве воду?

    Ответ. Христианам подобает укрепляться верой. Когда Бог хочет, то сущность побеждается и действует сверх своей природы. Так в Кане Галилейской вода преложилась в вино по Божией воле. Так в Египте Нил стал кровавым. Так сверхъестественно Чермное море стало сушей, а нерассекаемая вода застыла в стену, и люди шли по сухой бездне, не омочив ног. Пусть будет тебе показан результат неверия: Богомерзкий Фараон потонул, ибо Бог при том переходе изволил, чтобы тот был потоплен волнами. Прежде Бог и небо растянул как кожу, и прикопал его к земле, и на бездне поставил его. Так и учит божественный Певец, когда поет: Растягивающий небо как бы кожу, покрывающий водами то, что сверху него». Он пришел к нам, как мы все говорим, в «последние дни» во плоти, и переходил, не омоча ног, влажное и не успокаивающееся море.

68 Вопрос. Мы уже выше просили, чтобы ты не смотрел на нас, спрашивающих, как на неверующих, но чтобы мы, услышав гласы отцов, получали от тебя пользу.

    Ответ. И весьма подобающим образом молю ваше досточудное благолепие ни в коем случае не отказываться от мыслей, и не хромать умными ногами о истине. Дадим простор слову. Вода оказалась выше земли, когда сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да разлучает она посередине воду. И тотчас замерз лед и удержал на себе половину вод. Как если стеклянный сосуд перегородить посередине пополам, на равном уровне будет вливаемая вода. Выше любого помысла премудрая Божия властная сила. Посмотри действительное указание о тверди. Она сооружена не искусством человеческим, но Божией волею. И, как говорит предстоящее обучение, одна из четырех рек, которые текут из рая из одного источника, по-нашему именуемая Фисон, по-эллински — Устр, по-римски — Данувий, а по-болгарски — Дунай, зимой замерзает, превращаясь по своему видимому образу в камень, хотя вещество воды и мягкое. И тогда она выдерживает ратников, идущих к грекам, когда множество их переходит через Сремские и Фракийские края. Так теперь тебе самому надо понимать замерзшую из воды твердь, как на той реке, где под ней течет находящаяся ниже вода, хотя вся она покрыта конями и всадниками, тысячами, что много раз было-видимо. Бывает, что в зимний период, когда стоят долгие холода, то теплая вода, дождем хлещущая из облаков, так же как и текущие с горных вершин или высот потоки, — это настоящий лед, который отличается от текущей воды, являясь как бы преградой для нее; и лед, получившийся из воды, без слития и смешения остается вместе с тем, что лежит ниже. Подобным же этому образом учит нас и снег. Он тает на вышеупомянутой тверди льда. Таково и бытие средней преграды льда — разделять между собой воду небесную и воду земную, ибо по образу небесной тверди земное, как и [сказано] выше, разделяется (различается) по мирским законам. Холодное время многодневно и многоразлично. А Божие повеление крепче [замерзшей] реки. Так застыла над нашей головой твердь.

69 Вопрос. Для чего нужна горняя вода? Она что-то напаяет, или кто ее пьет, или переплывает, или поит кого? Для какой она пользы?

    Ответ. Так как я сказал, что твердь — как лед, она сотворена ради подъема светил, я говорю о жаре солнца и луны, и всего остального хора звезд, которые родились от огня; чтобы от их зноя не растаяло то, что замерзло. Ради этого так и устроено, что вода, расплескавшись во множеств выше, остужает жар и умеряет пламя. Так что тамошняя густая влага выдерживает огонь светил.

70 Вопрос. Но как может лед сопротивляться огню? Он ведь не выдерживает приближения огня, осязания рукой, теплого пара, близости одежды?

    Ответ. Не следует то, что выше мира, сопоставлять с земным. Ибо подобие тут мы постичь бессильны. Божия сила все устраивает и удерживает, и мы начнем указание с наших слабых вещей. Как если на большом блюде кто положит малую искру или зажжет свечу, то он не спалит и не сожжет лежащее на нем, как ему [сначала] кажется, но сможет согреть сосуд. И как тогда слабое светило может смежную бездну растопить или спалить? Разве церковная свеча, когда она горит, может упразднить зимнюю стужу? Лед силится угасить огонь и превратить в камень находящуюся внутри воду. И на морозе светильник, хотя масла залито много, гаснет, так что простой лед сопротивляется огню: он остается льдом, не опаляясь. Но и слабое животное саламандра оскорбляет сущность огня: ибо мы знаем, что она в костре бегает и двигается, никакого вреда не получая от сущности огня. Поэтому и солнце не наносит никакого вреда, когда идет по небу. Описывая утренний восход, божественный Песнопевец сказал: «Как жених, выходящий из чертога своего». Он радуется, что оно бежит по своему пути, что с края неба его выход. Этот край не круглый, если есть восход, не как колесо вертится солнце, как думается суе-словам. Оно доходит до края неба, то есть конечная точка пути — это край, запад. Но перейдем к жениховой красоте светила. О солнце сказал Давид, так поведав об утреннем виде его, что исходит из чертога своего — светлое и умеренное. Когда же солнце идет по небу в полдень, то мы часто стараемся убежать от него, не выдерживая его пламени. Когда солнце восходит, оно для всех прекрасно и приятно, как и жених: видимо от востока до запада, щедро простирая молнийные лучи, оно и разрушает светлостью злой мрак воздуха, и греет землю для творения плодов, понуждая семена расти.

71 Вопрос. Но почему не тает лед от разгоревшегося солнца, когда так много тепла? Ведь мы избегаем его в полдень, потому что не выдерживаем его пламени.

    Ответ. Такова воля Божия, и да будет умолчено, каким образом. Я тоже могу так же хорошо, как и ты, сказать: «Почему купина, в присутствии Моисея, пламенела, но не сгорела?» — но словно увлажняемая росой, она явилась скорее цветущей. И как огонь, который в халдейской печи поднимался на четырнадцать и девять локтей, не прикоснулся и не осквернил волосы юношей, что были с Ананией? Но юноши скорее были просвещены. И не нужно думать, что взлетом золы или серы, смолы или углей, каким-либо заклинанием или колдовством всепоедающий огонь охладился, когда они были внутри, и пели вместе. Но Божество уставило пламя, которое возносилось в трубу ввысь, что оно текло по земле, и на сорок девять локтей при печи слуг и зрителей, которые там сидели, задело и сожгло в прах. И как же Илия на четырех огненных конях взлетел на небеса и при этом ему не опалило ни одного волоса? Как в светильнике фитиля, изготовленного из дикого растения, хватает для обшествия на двадцать лет, при этом только масло горит светильничим огнем, а фитиль остается неистлевающим? И да будет умолчено о Боге, каким образом. «Глас Господень подсекает пламень огня», — сказал божественный Песнопевец. Так и было у купины в пустыне, и в пещи в Вавилоне, и в случае Илии пророка и других чудотворцев: палящую силу огня подсекает Божия воля, подобающим образом ее раздвигая (различая), которая у нас нераздельна, показывая так правосудие будущего Божия суда, когда для праведников воздаянием будет светящий геенский огонь, а для враждебных людей — жгущий. День открывается огнем (светом) — и дело каждого будет проверено огнем все как есть, сказал великий Апостол. В согласии с ним Петр, верховодитель хора святых, сказал, что теперешние небеса и земля покрыты огнем, сохраняемые на день Суда. И запечатлевая в вещах слова для рабов [Своих], Господь сказал в Евангелии: «пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих» по всей вселенной, и будут собраны грешники из среды праведных, и брошены «в печь огненную».

72 Вопрос. Будет ли когда-нибудь, что небеса будут разрушены, и светила погибнут?

    Ответ. Будет разрушаемо творение. Но погибель не дойдет до конца; но будет претворение в лучшее, как мы научены от Давида, воспевавшего божественным гласом: «Вначале, Господи, Ты основал землю, и небеса — создания руки Твоей». Они погибнут, а Ты будешь. И еще сказано о начале пакибытия, что все обветшает как риза (верхнее одеяние) и как ткань одежды будет свито и сложено; и прекратит существование вода, которая выше небес, тогда все растает от страшнейшего огня, звезды упадут, как листья падают с ветки — как сказал великий среди пророков Исайя. А в книгах соборных посланий сказал Петр, что составы от огня разрушатся, а все переменится на иное и при этом неразрушающееся. Сказал божественный Песнопевец настоящих и будущих событий: «Ты пошлешь Духа Своего, и будет создано; и обновишь лице земли».

73 Вопрос. И море тогда не высохнет никогда, когда будет столь великий конец? Ведь вода и выше небес, и «посреди воды» сказал Бог: «Да будет твердь».

    Ответ. Замечательно учит нас великий Исайя, что море прекратит существование, и погибнет в этом прекращении. Ибо Пророк сказал о Боге: «Говорящий бездне, что она опустеет, что реки твои иссушу». Это нужно понимать как притчу: бездна зла — это диавол. Реки, к нему направленные и в него втекающие, — это бесы. Они пенятся и на нас, смертных, возвышаются и накатываются как волны своими нападениями. Однако достаточно сказать о любом составе, что сущность водную Творец создал Своим искусством. Ибо твердь сохраняется не только оледеневшими надмирными водами, но и внизу пламя светил умеривается от замерзшего тела. Высоко идущий огонь, когда доходит до низа, то лучами разливается по морозу. Таким же образом и свеча горит в наших руках: пламя горит под каким-то колпаком или крышкой и расходится лучами, искрясь. Так и высокое солнце, Христос, Который в сравнении с огнем Истинное Солнце, искусно упорядочил: так что восходит то из одного места лето, то из другого места зима. Чтобы солнце, не начиная сиять с одного и того же конца, не повредило край тверди, и не спалило что из творения.

74 Вопрос. Надмирные воды тогда подобны́ морским? Они горькие, соленые, тяжкие и пахнущие?

    Ответ. Чище всякой соленой воды горняя вода: она и не горькая, не тяжкая, не смердящая. Солнце в своем движении не соприкасается с ней, но освещая многое, воспаряет ее и влечет вверх. Ибо с морем смешивается сладкая и питьевая вода рек и потоков. Ведь мы много раз видели грязные места, высохшие и бесплодные, так что когда вода была взята, слизь ее осталась и соль, а сама она вознеслась [в виде] облаков. И из земли она извлекается как бы губами и расходуется на дождь.

75 Вопрос. Как из моря дождь подается на облако, так что он опять разливается по земле? И как такая тяжесть может во множестве вознестись на облака?

    Ответ. Послушай Давида, который в Боге поет: «Возносящий облаки от пределов земли». А молния происходит в этом дожде, как говорит другой Пророк: «Призывающий воду морскую и изливающий на лице земли, Господь Бог Вседержитель — имя Ему». Когда возникают облака, и ветры их гонят, чтобы разнести дождь, тогда случаются молнии.

76 Вопрос. Но как, когда столько лет земля истощается от вознесения дождей, от всех этих отъятий, вода в море и в источниках не кончается?

    Ответ. Вода в источниках не уменьшается, ибо она происходит из моря, и в него опять течет реками и потоками, пусть даже не в тот день, когда из него они принимают воду в себя. Ибо учит премудрый человек Божий Соломон: «Все реки текут в море, и море ненасытно». И море не уменьшается от небесного насилия, когда поднимается пар от солнца, поскольку с неба идут капли, и запотевает росою от воспарения в воздухе. Как в бане от воспарения пара получается влага и под паром она падает на землю. Много раз можно видеть густой туман, поднимающийся от моря, восходящий из источников и рек. Должно думать, что это не что иное, как вода.

77 Вопрос. Как из моря может быть вода источников, или озерная вода, или речная вода? Ведь море горькое и соленое, а эта вода сладкая, питьевая и легкая?

    Ответ. Ничто из этого не может помешать тому, что сказано. Она процеживается через щели пор, вытекая через тесноту и при этом теряет тяжкий и горький элемент, и освобождается от солености. Так и вино, смешанное с водой, если его налить на губку или на хлеб, то, что густое, останется в задержавших порах, а что тонкое и чистое, будет процежено через поры. То же самое происходит, когда вода смешана с маслом, и ее льют на те же вещи. Что жирно и более густо, остается, а что тонко, проходит насквозь и остается таким.

78 Вопрос. Разве это так? Почему тогда вода не поднимается из бездны повсюду? Но мы копаем колодцы, прикладывая изрядный труд, и часто принимаем и страшную смерть, когда нас засыпает.

    Ответ. Как раз удачно будет заметить, что воды в колодцах происходят из бездны. Ибо вода источников поднимается на землю более мелко. А в глубине они восходят от бездны, выжатые сквозь ноздреватую почву. Они лишаются горечи и остаются без соли, а потому они сладкие. Колодезная вода как раз бывает тяжелой, соленой и негодной для питья, когда ее дно близ бездны. Проходом вверх через тонкие поры, и при достаточной скорости истечения, морская горькая соль не поспевает, но возникает некоторая разница. Так что колодезная вода тяжелее, а морская легче.

79 Вопрос. Почему облака поднимают морскую воду? И почему, захваченная, она не проливается тотчас на землю? И почему в одних местах идут дожди, а в других нет?

    Ответ. Послушай Давида, который поет о Боге: «Собирающий, как в мешок, воду морскую». В другом месте сказано: «Прикрепляющий воду к облакам в воздухе». Перед этим о Боге говорит и Иов, начинатель подвижничества: «Столп и Стена, и не распадается ниже Него облако из воды» — здесь нужно разуметь Божественное Вознесение Спасителя. Ибо облако простиралось под Его ногами, не способствуя Его подъему, но показывая Его существование. Некогда Он к Иову через мглу и облако, а также к Моисею говорил через наполняющееся облако, словно с помощью мехов или трубы. Божие повеление сверху было именно как изгнетение воды. Так, если кто в вино как в глубину поместит трубку, и если мех полон, то руками можно надавить, и по всей комнате вино распространится как облако, а из трубки оно будет изливаться на благо пьющему. Таково это излитие и течение.

80 Вопрос. Если первоначально все было под водой и скрыто бездной, то как вода собралась в одно место и отступила, когда Бог сказал: «Да соберется вода в единую совокупность, и да появится суша»?

    Ответ. Все удерживает Божия сила. Когда Он решил ввести воду в единую совокупность, тогда Он определил место, которое должно ее принять. Ибо не было до этого лежащего вовне [системе Мирового Океана] моря Гадира; не было великой не переплываемой корабельщиками пучины, воды, обходящей Вретанский (Британский) остров и западную страну Иверов (Испанию). Но когда Божия воля создала место, к нему стеклось много вод.

81 Вопрос. Одно ли море, то есть место, где собираются воды, или много?

    Ответ. Обирание воды одно, но много еще есть систем. Ибо есть озера на севере, и вокруг (где видно) Эллинской пучины, если следовать по Македонии, Вифинии и Палестине. Они явно собирают воду, а что в них много воды, никто не возражает, но мы их не называем воистину сущими морями, даже если они как море горькие и с размешанной солью, как Асфальтийское озеро в Иудее, и Севротинское, которое между Египтом и Палестиной идет через Аравийскую пустыню. Так же и Урканий, и Каспий, как думают некоторые в своих писаниях. Но следует внимать землеописанию очевидцев, что эти озера невидимым образом, хранясь в себе, стекаются в одно, как показывают, Чермное море, которое далее невидимо соединяется с Гадиром.

82 Вопрос. Почему Господь назвал систему вод морем?

    Ответ. Озера стоят сами по себе, окруженные вокруг землею. А моря назвал Господь, говоря: Море северное, Море южное, восточное Море, западное Море. И каждое море имеет собственное имя: Понт Евксинский, Пропонт, Елиспонт, Эгейское, Ионское, Сардонская пучина и другая — Си-килийская, Туринское море и тьмы названий морей, которые нам не хватит времени перечислить.

83 Вопрос. Почему Моисей в начале книги Бытия говорит о земле, а в месте, которое мы рассматриваем — о суше? Разве земля — одно, а суша — другое?

    Ответ. Не нужно думать, что земля отличается от суши. Но как причину не нужно рассматривать солнце, которое иссушает: ибо сушу, которая древнее существования солнца, Творец назвал землею, тем отдаляя тех, кто суетно думает, что Бог не творил солнца.

84 Вопрос. Как понять то, что говорит Моисей: «И увидел Бог, что это хорошо»? Почему Тот, Кто знает все наперед, только после сотворения увидел, что свет хорош? Если люди, когда прежде хотят что создать, знают, будет ли то, что они делают, хорошо или плохо, то почему Бог уже после сотворения узнал, «что это хорошо», будто Он до этого не знал, что желает сотворить?

    Ответ. Не саму по себе красоту показывает это слово. Ибо Бог не очами видит красоту твари, но из-за неизреченной премудрости видит то, что получает бытие. Ибо Он сказал к Иеремии: «...прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя еще в утробе, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя...» И к Нафанаилу: «Прежде, даже, чем к тебе возгласил Филипп, Я видел тебя, что ты был под смоковницей». Говорил Он и к Аврааму: «В это время будет у Сарры сын, ибо у иудеев я прежде Авраама». Приятен вид моря, когда по нему бегут белые барашки, когда штиль царит на всем его просторе, разве что упоительно его волнуют кроткие дуновения. Ширь являете видящим багряной или синей, не бурная, не быстрая, но края свои какими-то мирными схождения ми держит в целостности, возвращая опять к себе. Хорошо, что, боясь Божия повеления, волны до ходят только до какого-то края, и не преступаю его, а ломаются. Это в обличение нашего неразумия — то, что сказано. Само это показывает, что волны, немного переходя предел, запечатлевают явным образом некоторую черту по краям. Это поучает как языком не преступать устав Божия повеления. Хорошо, что реками спускаемое само собой к ним опять возвращается: здесь рождаясь, там' приемлется. Хорошо, что море соединяет собой многие на расстоянии находящиеся земли и города, на себе нося корабли, сообщаясь беспрепятственно с кораблями и веслами. И дает знание о неведомом; и нуждающимся помогает в том, что им требуется; и творит городам предназначенное воздаяние. Но не только так подобает разуметь, но и в Боге, что море хорошо и прекрасно, — слово «хорошо» включает в себя миротворение. Подобным способом нужно понимать и о свете, и о других вещах.

85 Вопрос. Почему Моисей написал, что Бог сказал: «Да произрастит земля траву, сеющую семя [по роду и по подобию... и] дерево плодовитое», семя которое от него по роду и по подобию». Мы видим, однако, много растений всегда бесплодных, без семени. Какой плод имеет хвощ или тростник? Разве есть семя у лука или розы? Или цветок у лавра и других бесплодных растений?

    Ответ. Если кто с любовью и усердием исследует божественные вещи, то он находит, что все пригодно. По Божией воле сделано так, что плод дается нашей нужде. Сено дается скоту в корм зимой. Масло — тем, кто болеет. Вместо семени можно прорастать отпрысками, скрытыми в земле. Так хвощ. Они растут отпрысками и отростками, по своему роду: шиповник и лук. Так и другие цветы. Одни создают благоухание буйному вину для пьяниц. Из травы можно искусно сварить темьян, в помощь врачам. Чеснок, если его мы варим вместе с травами, он истребляет своим едким соком яд, попавший в утробу. И очищает воду от гадких примесей. Тростник имеет плод, которым мы метем (камыш). А все остальное размножается своим родом через проклевывание корня.

86 Вопрос. Почему вместе с хорошими растениями растут злые, могущие принести погибель нашей жизни? Плевел вместе с пшеницей, волчцы вместе с цветами, а со съедобными — сорняки, полынь и белена, которые губят нашу жизнь.

    Ответ. Потому что мы забыли, как хвалить то, что нам приносит пользу. Похвалу мы воздаем Творцу, Который выращивает растения, чтобы они укрепляли наше тело и приносили и другую пользу. Неужели мы не думаем о том, что не все создано, чтобы пойти в наше чрево? Всем нам известно, что предназначено в пищу и что приуготовлено для этого. Всякая существующая вещь имеет свое место в мире. Что же, если для тебя смертельна кровь теленка, то это животное должно было быть создано без крови? А его силы тем более требует наше существование. Но тебе достаточно всем извещенного слова, что надо беречь себя от пагубного. Овец и коз не надо отгонять от смертельных для их жизни растений, но они, ощутив гадкий запах, сами их пропускают. А тебе дан еще и разум; и медицинское искусство, которое устраивает необходимое. Ты ведаешь, как избежать губительного, даже не имея опыта: Ты мастер обойти ядовитое растение. Ни одно из ядовитых растений не растет без потребы и пользы, но нам и скоту для использования дарованы стебли; скворцы едят разные лекарственные растения или ягоды, по своей природе ничего гадкого из них не воспринимая. С помощью мандрагоры врачи помогают больным уснуть, тем самым утоляя непереносимую боль тела. Так же некоторые с помощью полыни успокаивают помыслы беснующихся (приготавливая отвар для успокоения). Есть лекарственные растения, которые уничтожают многие хронические страдания. Так что, думаем, это — ратная вещь для нас, и дана она нам на прибыток и благодарение.

87 Вопрос. Почему о траве и о растениях сказано «да прорастут», а о животных и зверях — «да произведет земля». Какое различие между ними? Они ведь происходят от той же матери.

    Ответ. То, что прорастает, их плоды всякий раз хотят упасть и находиться в земле, как во чреве матери. В падении листьев они умирают, а затем опять случается рождение. А животные один раз появились на поверхности земли, а затем уже рождаются не от нее, а сами от себя.

88 Вопрос. Почему Бог не украсил Себя по первенству бытия, но впоследствии созданную землю почтил более?

    Ответ. Из-за могущего возникнуть заблуждения многобожия. Ведь и теперь многие продолжают держаться этого заблуждения, почитая солнце вместо Бога и будучи в ночи безбожия, когда солнце заходит. Тогда будут думать, что плоды зреют, выходя из земли от солнечного тепла, будто бы все не совершается от созидающей Божией силы, и ничего не может тягаться с величием ее установлений. Чтобы не считали солнце предводителем и отцом света, земная кладь была сотворена раньше неба.

89 Вопрос. Почему в первый день, когда небо еще не было утверждено на бездне и тела не были собраны в один сонм, Бог не сотворил солнце, луну и звезды?

    Ответ. Не было тверди, на которой должны были быть расположены светила. Ибо вначале Бог сотворил небо и землю; не это видимое небо, но то, которое выше видимого.

90 Вопрос. Много ли небес, скажешь ты, существует над твердью?

    Ответ. Числа небес никто из богоглаголивыя мужей не называл. Только возвышенный Апостол возвестил о том, что он достиг однажды третьего неба. Но сказав, что был восхищен до третьего неба, он не ограничил число небес числом три. Их может быть и больше трех. И Давид, певец божественный, призвал: «Хвалите Господа небес». И богоглаголивые отроки, которые были с Ананией, произносили: «Благословите, небеса Господни, Господа». А их полное число Дух умолчал. Кто из нас сможет с успехом узнать число высших небес? Мы и первого, которое над нашей головою, стремимся достичь мыслию, но при этом отягощены своей бренностью, и пристрастиями ума к нижнему, на земле покоящемуся омрачены, хотя у нас должно быть устремление.

91 Вопрос. Считаешь ли ты это превышнее другим в сравнении с этим видимым небом, называемым твердью?

    Ответ. Я скажу, что высшее небо более тонкой сущности, ибо оно выше и легче. А замерзший лед [тверди] толще видимого у нас, ибо он выдерживает то, что над миром. «Хвалите Бога в твердости силы Его», — говорит Давид. В согласии с Давидом пели и те, кто были вместе с Ананией: «Благословен Ты в тверди небесной». А до этого Моисей показал, что одно небо стало существовать в начале творения, в первый день, а во второй день — другое: твердь. Здесь и «сказал Бог: да будет твердь» — иной сущности и для иных нужд.

92 Вопрос. Как высшие воды не стекают из-за наклонного устройства тверди?

    Ответ. Ее струна никак не сгорблена, но она ровная и протяженная. Так и печная труба кажется нам наклонившейся, если мы смотрим снизу, а наверху оказывается, что она прямая и ровная. Так и Божий помост, если смотреть снизу, сверху имеет вид наклонный. Но наверху он ровный и натянутый, и все по нему несется ровно и быстро. Бог творит не как люди, никак нет. Он не кладет твари такое же основание. Но Он с помощью жидкого прикрепил тяжелое. То, что не останавливается и течет, удерживает плотное и толстое. Бог простер небу воздух и бездне края, земле приблизил воды, установив, чтобы более легкое носило более тяжелое. Обоим этим [знаниям] мы обучаемы от божественного Песнопевца: «Покрывающий водами то, что выше у Него; полагающий в облаке восхождение», и потом: «Исповедайтеся Богу, утвердившему землю на водах». Создатель большого сооружения, возводя его, кладет фундамент, соответствующий высоте сооружения. И корабли, обремененные товаром, имеют осадку, соответствующую их тяжести. А Бог мой прежде растянул крышу, а потом положил фундамент, прежде распростер паруса, а потом изобрел корабль творения, который проходит через мятежную житейскую пучину, мимотекущую и не приносящую ни радости, ни долгой печали, пока не дойдет корабль к тихой пристани кончины через нынешни смятения. Чудо, как в тленном плавает земля; как не гибнет тяжесть в течении; как горы не погружаются в жидкое. Тот забыл о себе, кто о Боге спрашивает: «Как?». Кто знает, каким образом держится бездна, и какое дно у нее последнее, и какая тонкая область удерживает ее от падения. В неведомое и бесконечное отпадает моя мысль. Она вращается всегда, исходя из обретенных предпосылок, служа подпорой для возникающих следом других мыслей. Но слабость сомкнута тем, что возопил Соломон: «Высшего себя не разыскивай, и глубочайшего себя не испытывай, но то, что тебе изволено, то и мысли» — веруя во все удерживающую вместе и все могущую Божию силу, которая все хранит и всем владеет, все ей услуживает и все она устрояет.

93 Вопрос. Откуда возникли светила: солнце, луна и звезды — свет? Мы знаем, что они — создания Бога, но спрашиваем о их происхождении.

    Ответ. Думаю, что светила произошли от первородного света. Ибо Бог, когда выводил сущность света, сказал: «Да будет свет! И стал свет». Но сущность делится на различные облики. «Сказал Бог: Да будут светила!» Как если кто возьмет слиток золота, и выкует из него два громадных щита, и прикрепит на огромном круге, прибив к потолку, чтобы веселить взоры видящих; и обессмертит память о своей изобретательности (благоумии). Бог сотворил их вдалеке от тверди, но тогда же их поместил. Ибо сказал сам божественный повествователь Моисей: «И создал Бог два светила великие». Здесь останови слух, ибо это по достоинству дивно: в повествовании указано, что светила находятся вне тверди. Ведь сказал Моисей: «И положил их на небе», — то есть явно плашмя или вне неба. Так и живописцы красками обычно делают: они пишут их изображения ниже или вне верхней части картины, а потом «прикрепляют» к этому изображенному на картине небу.

94 Вопрос. Бог сотворил оба светила одновременно или одно за другим?

    Ответ. Мы понимаем процесс их создания из книг Моисеевых. Сказано: «И создал Бог два светила великие... и поставил их Бог на тверди небесной»: светило великое как начало дня, а светило малое как начало ночи». Друг напротив друга Он их у Себя положил: одно — на западе, а другое — на востоке. Одно владеет днем, а другое владеет ночью, так что они идут напротив друг друга: одно — днем, другое — ночью. День кончается, и луна появляется на краю востока: как Царица стоит, озаряя ночь. А солнце на исходе тьмы приходит на то же место, как царь своим выходом освещая поднебесную. Восход солнца — закат луне, и восход луны — зашествие солнца. Так сбывается это «управлять днем и ночью».

95 Вопрос. Почему луна на четырнадцатый день становится полной, озаряя весь мир? Такой она и на пятнадцатый день. А потом, в следующие четырнадцать дней все меньше ночью освещает мир.

    Ответ. Говорится, что она четырнадцатидневная по своему существованию. Не то, чтобы он была сотворена четырехдневной, а после росла. И когда она была сотворена, была полной. Не бывает, чтобы Божие создание было неполным и несовершенным. Видеть четверть луны не достойно нашему в ней видимому образу. Наш прадед Адам был создан совершенным образом, совершенную он принял и общность жития. И видим мы что рожденные от него нисколько не были наделены этим совершенством, когда родились; но по прошествии лет дошли до этого величия (величины). И так будет, когда мы смертью скончаемся в землю, и будем вскоре опять поражены Воскресением: отбросив тело и облачившись в тело по образу луны, которая десять дней прибавляется под солнцем, отдающим ей не свое существо, но свою [световую] сущность. Отсюда месяц имеет двадцать девять с половиной дней, и за триста пятьдесят четыре дня исполняется круг года по иудейскому летоисчислению. Ибо они знают, что наши греческие месяцы следуют одной только луне.

96 Вопрос. Что означает, что светила будут в знамения, во времена, в дни, в годы? Неужто это то, о чем говорят некоторые, что стихии знаменуют на человеческое рождение?

    Ответ. Они почитают звезды суемысленно, что приписывают им свое рождение. Ведь не годится, исходя из расположения звезд, знаменовать что-либо о человеческой жизни. Свидетельствует пророк Исайя, когда говорит: «Да поднимутся звездочеты, смотрящие на звезды, и провозгласят то, что будет, и мало они узнают». Наши греческие месяцы последовали только безумию.

97 Вопрос. Что, как ты думаешь, означает «время», «знамение» и «год»? На какое различие указывает Писание, когда говорит: «Да будут в знамения, во времена, в дни, в годы»?

    Ответ. Одно — это время, а другое — год. Одно знаменует продолжительность, а другое — благой момент. Мы не говорим, что «настал год жатвы» или « — сбора винограда», но «время». Не говорим «год жениться», но время. Об этом учит премудрый Соломон. Звезды знаменуют вот что: Плеяды — начала жатвы. И для мореплавателей запад напротив них. Когда сеять, а когда собирать по нивам семена. А когда с ходом дней наступает воскресенье, то его называют днем покоя. Ибо всякий праздник несет покой от трудов. Иудеи называют праздник субботой. По недельному кругу празднуется она трояким образом за год. Кроме многократной Господской субботы — день субботний, ядение опресноков, также пятидесятый день, также почтение Кущ: даже если этот день по ходу времени и окажется вне Господской субботы, это будет у них праздник, и они назовут этот день субботой. Об этом сказал великий Матфей: «В первую после субботы», называя так день, который после Господской субботы. День этот ради праздника упраздняем. Месяцы создает луна, года — солнце; первая — от хода дня становясь исполнена света, когда солнце обходит землю, месяц, поднимаясь с того же востока, хранит перемену. Так получаются и равноденствия осенью и весной.

98 Вопрос. Небо — это круг или полукруг] Солнце катится по земле, или его ход по небу не прекращается?

    Ответ. Мы скажем вместе с великим пророком Исайей, велегласно вопиющим: «Поставивши! небо как свод, и натянувший как кожу». То, что стоит, то не спадает, а то, что натянуто, не свивается. У неба есть начало и конец. В Писании не сказав но, что «солнце взошло», но что «вышло» к земле. Как и Лот вошел в Сигор. Из этого мы узнаем, что небо — не круг, а свод. Давид тоже сказал в песнопениях: ...от края небес исход его, а не восход «и дошествие», а не зашествие. И нельзя указать, как оно там продолжает катиться. Как и жених, по словам Давида псалмопевца, не восходит, а «выходит из чертога своего». Сам Господь, говоря богословски, «пошлет», как сказано, Ангелов Своих с трубой и гласом великим, что они соберут избранных «...от края земли до края неба».

99 Вопрос. Как тогда солнце заходит, если! оно идет не под землею? На какое место тогда попадает его луч?

    Ответ. Оно быстро минует небесный край; и словно за некоей стеной северный предел, выше которого Каппадокийская земля. Так что на пути блеска солнечного луча стоят волны и глыбы льда — и луч отклоняется в сторону. И они его воспринимают, и свет исчезает, по имеющемуся у нас образу свечи. Если над пламенем держать черепок, то свет будет прямо расходиться на стены. Так и светило движется на восток по северной стороне. И достоверный свидетель у меня — это премудрый Соломон, который сказал так: «Восходит солнце и заходит: восходя, идет на запад и по кругу идет в сторону севера, и приходит на свое место». Солнце видно, как оно сияет в полдень, и до севера распространяет свои лучи, чтобы в урочный час быть на востоке.

100 Вопрос. Если ход солнца непрерывен, то по какой причине летом день у нас делается долгим, а зимой — кратким?

    Ответ. Потому что солнце поднимается не с одной и той же точки восхода. Но когда оно на юге, оно не на самом верху, но подходит со стороны. И так дни уменьшаются. А когда оно кончает свой верхний путь, то идет ночью по кругу — через весь запад, север и восток: чтобы дойти опять до южной окраины и начать дневной ход. И тогда, естественно, получается, что ночь долгая, а день короток. А когда солнце идет по небу точно по середине, то день и ночь равны. А весной, наклоняясь, высоко идет в сторону севера: тогда ночи уменьшаются, а дни прибавляются — и круг неуч! меньше. Луна не исчезает, когда уменьшается, но затемняется малым кругом, так что она видится как уменьшающаяся и завершающаяся, как скрывав мая облаком: как образ, завешенный, снова облачается в свет. А когда покров снимается, то, как царица, она выходит. Луна — явный образ нашей природы: рождается, растет, полнится, а затем худеет, оканчивается, закатывается, но не гибнет как мы, рождающиеся, растущие и зреющие, доходящие до полноты и движущиеся к старости, умирающие. Когда мы стареем, то вид лица дурно высыхает, настоящий блеск и цвет щек, их румяность покрываются бледностью, телесная сила истощается, мы начинаем горбиться и опираться на палку, клонясь к земле; прообразом этого и свидетельством является луна. Мы стареем и умираем телом, однако дух наш не гибнет, но весьма скоро душа вновь облачится в отброшенное одеяния плоти. «Я» — это не тело, но душа. Тело — «мое», а поскольку его проращивает земля — оттуда и это тело. И как луна после исчезновения рождается вновь, оживает, и видна всем, так и мы, скончавшись и в гробах будучи, вновь встанем, словно вновь рожденные, когда Сын Человеческий придет на пакибытие, явив с этих пор время воскресения нашего.

101 Вопрос. Мы слышали, как ты вчера отвечал, что земля неодушевленна. Но если она неодушевленна, то каким образом она рождает одушевленных существ, таких как вол, овца, лев, змея и прочий род животных? Как она рождает пресмыкающихся и зверей?

    Ответ. Ничего из этого в земле не было одушевленным. Если мы хоть как-то это допустим, то тогда и лоза внезапно выросла из земли вместе с находившейся под землей гроздью, и плоды финика зрелыми проросли из земли и внезапно явились наружу, и пшеничный зрелый колос, готовый к жатве, был под землей и опять же, Божией волей, проклюнулся сквозь землю. Но пусть не будет такого неразумия. Если бы душа была одушевленной и искипела одушевленными существами, то она бы себя оставила без души, ибо тот, кто выводит вовне душу свою или ближнего своего, — мертв и без души остается, отпуская душу как причину существования живого существа.

102 Вопрос. А люди рождают живых и одушевленных младенцев или те остаются бездушными, пока не выйдут на свет?

    Ответ. Человек рождает тело, душу вкладывает Бог. Нигде в Писании не сказано, что «да изведет жена душу живу» или «когда Ева (Сарра, Елисавета) зачала, извела душу», но «родила ребенка». Бывает, что у матери является на свет мертворожденнный младенец — одно тело, без души. Если бы дать душу было в их власти, то они рождали бы одушевленных младенцев: а так как у них рождается мертвый, они плачут и рыдают. Они не могут тут вложить душу мертвому, как было бы, если бы им возможно было рождать душу. Когда любое одушевленное существо рубят мечом или протыкают, то тотчас кровь течет рекою, и кровавит все тело, а земля, вспахиваемая плугом и копаемая лопатой, даже когда мы копаем колодцы, не кричит, не стонет, не истекает кровью, не умоляет тех, кто пашет, как делают все одушевленные существа. Почему чеснок, лук и прочая зелень, разрезаемая ножом и серпом, не кровавится, если они одушевленные, как говорят суесловные и пустомысленные манихеи, которые этот злохульный смрад носят в своих душах? Бездушно все, что из земли и из моря, — оно без крови; бездушна земля и все посадки и светила. Нигде Священное Писание не говорит о них, что в них вдунуто дыхание жизни: мы это уже видели, когда речь у нас шла о солнце. Отойди, итак, поскорее от безумия манихеев и несмысленности, прошу тебя. Всякое живое существо рождает себе подобных: вол — вола, конь — коня, и серна так же, и рысь, и носящие тяжести ослы, и плотоядные (хищные) звери; и для каждого его природа является порождающей. Ведь как земля, как она есть, одной только сущности, могла бы рождать столько душ, разнородных и несогласующихся жизней, если бы не Божией волей душу принимало то, что искипело из земли? И как воды повиновались бы Божией воле, будучи одной природы — мягкой и текучей, когда тысячи родов плавающих одушевленных акул и дельфинов одновременно исплавило, подобно земле, мягкие и бегущие одушевленные тела. С крепкой оболочкой плавают по бездне, сопоставимые с горами величиной, тюлени и киты, рыбы-пилы и водные змеи, и прочие страшные именем и обликом глубинные животные, о которых нет времени сказать. Вода — это единая одушевленная природа, но без числа произвела роды плавающих и пернатых, различных по величине, питанию и образу жизни. Одни из них питаются на земле, а другие — в воде: нильские египетские крокодилы, западные пескари, речные псы, в Евфрате — болотные жабы, у нас — гуси и лебеди; и тьмы можно найти водоплавающих пернатых родов, одни из которых по заросшим озерам и болотам хватают семена или поглощают траву, подобно травоядным земным животным, а другие, ныряя, — в водах вылавливают отдельных рыб и проглатывают, что обычно делают хищные животные. Но обратим кормила слова к нашему вопросу, следуя за учением Пророков. Нигде они не показывают, что земля одушевленная, но что Божией силой и духом одушевленными стали из земли искипевшие. Бого-глаголивый Давид поет: «...пошлешь дух Твой — и они созидаются». Пророк Исайя, словно от лица Бога, громогласно вопиет: «Я Бог, сотворивший землю и дающий дыхание жизни для всех ходящих по ней».

103 Вопрос. Мы не называем ничего из мычащего или ревущего неодушевленным. Но как гудит земля, если она бездушна, и ревет, сотрясаясь?

    Ответ. В этом она подобна морю: когда понимаются подземные ветры, происходит некий шум или испускается рев. Ибо происходит большое возмущение на глубине, и то, что вздымается, производит страшный шум, когда волны сталкиваются друг с другом. А когда ветер успокаивается, то неодушевленное звучит и голосит, затихая просторно. Так что представляется, что полости одушевлены: мы будто их слышим, как они шумят и рычат, а на самом деле это ходит неодушевленный воздух. Когда мы закалываем козу и обдираем ее, то видим, что там неодушевленная кожа; но так как кожа свернута в мешок и в нее нагнетен воздух, то затем, под давлением наших рук, воздух выходит — и бездушное издает шум и рык. Так и мех волынки, если он нагнетен, когда на него определенным образом непрестанно давишь, издает как бы различные голоса. Свирель возглашает жалобным и протяжным звуком. Но можно ли назвать одушевленным голосом колебание звука музыкального инструмента? Ибо от человеческого искусства струны лиры звенят, кожа барабана отзывается. К ним прикасаются, ударяют, когда держат. Нужно разуметь, что и земля под неким действием иногда ревет и содрогается.

104 Вопрос. Но почему три отрока представляют всю тварь одушевленной, когда поют в печи: «Благословите вся дела Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки. Благословите, Ангелы ... небеса ... солнце и луна ... звезды ... дождь и роса ... иней и снег ... свет и тьма ... ночи и дни …горы и холмы, моря и реки...? Поставив все в этот ряд, юноши представляют нам эти существующие вещи одушевленными.

    Ответ. Но богогласное пение не являет одушевленность, кроме человека, зверя, животного и прочего земного и рожденного. Ангелы благословят как словесные и служащие духи. А небеса — ни словом, ни голосом, но дарованием дождя и твердым положением. А солнце и луна — восходом и закатом, движением и испусканием луча. Звезды — благообразностью хоровода. Денница — утренним благовестием дня. Веспер — тоже благовестием. Плеяды, когда появляются на небе, показывают корабельщикам безопасный путь, а на заходе — наоборот. С востока на запад обращающиеся день и ночь — знамение. Земля, даруя человеку плоды, поет Господа. И море, когда его переходят кораблями на веслах. И рыбы, появляясь и прыгая, поют Господу. Так вот неразумные животные и человеки: одни шлют пение словом, а другие из поющих — своими приношениями творят молитву; и благо сообразно сопряженные, обузданные страхом, воспевают Господа. И мы никак не об имуществе и прибыли, а о себе молимся.

105 Вопрос. Если с твердью неразрывно связаны звезды и светила, а небо, как сказано, стоит неподвижно, то каким образом по нему совершает свое движение солнце и луна, не разрывая существо его? И как возможно, что замерзший лед не тает от этого огня?

    Ответ. Они не прикреплены, но вне тверди, и несутся по воздуху от легкости своей природы. Они сияют под твердью и, не остывая, сияют долу. Они из-за плотности лежащего под ними воздуха, бегут по небу выше, ибо они — огненная сущность, легче, чем любое творение. И к Ангелам относится то же самое. «Ты творишь ангелами Твоими духов, служителями Твоими — огонь пылающий» -сказали песнопевец Давид и святой апостол Павел в послании к Евреям. Ведь светила — выше воздуха, и они не способны, по причине легкости своей природы, коснуться тверди, они не способны в чем-либо ей повредить. Их сдерживает противоположные им заледеневшие небесные воды.

106 Вопрос. Почему звезды не бывают поражаемы натиском ветра, почему они не покидают своего пути?

    Ответ. Ветры летят и облака несутся под солнцем. Как можно видеть в ясный день, когда облако, проходя, уступает солнцу, которое находится выше. А бурный ветер вздымается по земле и, естественно, возмущает морскую пучину, и застилает воздух пылью. Но и такой ветер не сдвигает ни одного здания, ни одного лежащего камня, даже не перевертывает их. И он никак не долетит до солнца или звезд, которые выше всякого града.

107 Вопрос. Если не для небесного промышления сотворены звезды, если не наше это — по ним видеть судьбу, то почему на Рождество Христово взошла звезда и была предводителем волхвов? И как же они поняли, что это Царская звезда, и тронулись в путешествие, чтобы воздать поклонение Отрочати — наставляемые звездой?

    Ответ. Божественный Евангелист по отношению к самарянам и саддукеям, которые не принимают (не признают) Ангелов, назвал прекрасного образом Ангела звездой. И также почитание звезд переносится этим на Христа, отводя людей от заблуждения многобожия, как звезду полагая Ангела предводителем поклонения. Волхвы (греч. маги) не были бы иначе подвигнуты на поклонение Христу, как не явлением в своей вере, а их волхвование при этом должно было быть ничего не могущим и не твердым. Халдеи, заблуждающиеся в связи со звездами, ощутили рождение Бога, положившего основу звездам, и установившего им чин. Они одумались молиться Избавителю от заблуждения; и сами они пришли как благовестники, первыми проповедуя в странах о пришествии Богочеловека. Они послушны пророчеству великого Исайи, который возглашает: «Младенец родился нам, Сын, и дан нам ...и нарекут имя Ему: Великого Совета Ангел, Чудный, Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века...» Это было за пятьсот лет до этого проречено богогласным Пророком и передано на деле не слышавшим учащимся в Законе и пророках несмысленным иудеям, чтобы они преуспели в вере. Это была не звезда, но какая-то умственно или словесно понимаемая сила, которая вела волхвов. Этому учит нас само ее движение и остановка. Звезды одни — всегда бегут и не прекращают своего движения, а другие стоят и не сдвинутся. А эта звезда является и тем и другим: и бежит, и стоит, и скрывается порой от тех, кого она ведет, что они разузнают, где родился Царь Иудеев. Пришел в смятение Ирод и весь Иерусалим, когда услышали о рождении Бога, о котором сообщили волхвы, когда звезда от них скрылась. А когда звезда явилась опять, она встала над пещерой, где был Отроча — как говорит великий Матфей. Если бы звезда явилась не умом осмысляемым образом, то Иерусалим не тряс бы волхвов, и Ирод не разгневался, услышав о Царе. Если бы звезда не явилась как некая неосмыслимая и словом понимаемая сила, то она бы не явилась как раб Родившемуся. И сейчас у царей совершается обычай, что когда каких-то людей зовут к царю, то у внутренних ворот дворца позванных оставляют стоять во дворе, пока царю не будет возвещено о их приходе. А потом раб приходит опять, и идет перед ними к трону царя. Под видимой звездой разумеем Ангела, вождя стран. А если вам кажется что это скорее звезда или светило, то в таком случае скажите мне: если это светило, то каково оно, где оно, среди неба текущее. Какой город или село, или какой дом строго укажет; даже пальцем не покажут. Звезда по отношению к солнцу — как мышь по отношению к слону. Божия звезда по отношению к городу, большему всех — как по отношению к верблюду комар. Если даже в великом граде никто не знает, какая звезда проповедует высочество Царя над светилами, то как малая звезда может указать пещеру? Если это был не Ангел, совершающий земной путь и проповедующий величие. Да молчат лишенные ума, которые думают, что с рождением каждого зажигается звезда. Они — кощунники. Они болтают, что звезда умирает вместе со смертью человека. Когда в мире было только два человека: Адам и Ева, небо было полно звезд. А когда при потопе погибла вся одушевленная природа, а был храним только богогласный Ной, не сошли с неба звезды вместе с потонувшими в воде, и нисколько они не подвиглись от своего чина (порядка).

108 Вопрос. Как тогда Писание говорит об Аврааме, что тот — звездочет? И как многие другие разное о нас говорят: что растущий ребенок будет убийцей или любодеем, а другой — трезво-мысленным и целомудренным, узнавая это по звездам?

    Ответ. Писание называет Авраама звездочетом, но нигде Авраам не делал из звезд богов и не воздавал почитания звездам, как показано. Но извещается, что патриарх внимал им о земных вещах: о дожде и засухе, о буре. Отцом его был Фарра, который долго жил с халдеями, почитающими божествами палящий огонь, но Авраам был первенствующим не в звездопочитании, но в Богопочитании. Потом, после рождения Исаака, он нанес себе обрезание железом, опять же не ради звездопочитания, но по богогласию, когда от бесплодной и старой сожительницы причастился рождества Исаака. С ней он от юности, когда он был в поре возраста, до самых седин и дряхлой старости спали вместе, и никак за звездочетами не следовал, и не звезды сделали, что повелели ему вынужденно заколоть отрока, не звездам он следовал, но покорился Богу. Халдею и Месопотамию прошел. Так и достолюбивый Константин, когда собрал святой Собор, и успокоил всех на послушание, то звездочеты вместе с тобою исповедовали нашу веру. И где тут их «смешение» или «схождение»? Тобою упомянутые учения были разрушены Божией силою и премудростью; а также трезвением и наставлением, превышающим то, что ему противостоит. Так и великий Апостол говорит, что с разрушением принадлежащего Закону и возвышением Благовествования злоба распалась и пересоздалась к лучшему, и мир прибыл к учению моему, и собрался, чтобы слушать слово, уходя бея вреда. Говорит божественный песнопевец Давид: «Это изменение десницы Всевышнего"'. И затем вопиет великий в пророках Исайя от лица Бога: «Я — Бог, творящий мир, и злое привожу к лучшему».

109 Вопрос. Я повелеваю, чтобы ваша святость, заводила разговор о звездочетстве не потому что хочу повредить перед нами стоящим, но желая обличить неверие. Говорят, что Арес (Марс), прияв начало своего восхода по четверти, сходясь с Кроносом (Ураном) в начале луны восходящей к полноте благодаря родству дня, творит мужеубийц, разбойников, кровопийц, пьяниц, блудников беснующихся, ведунов безвестных тайн, и всех, кто за ними следуют. И ни один раз эти звезды не творят благих людей. И схождение по четверти Ареса с Афритой (Венерой), когда на восходе не смотрит ни одна из делающих благо звезд, совершает любодейцев, смешивающихся с матерями и сестрами. А когда Кронос выходит при Аресе, то рождаются у нас те, кто возделывает землю и созидает дома, и искусно берется за любое мужское дело, и те женщины, которые при Кроносе и Аресе ложатся, рожают от своих мужей сильных женщин. А в Козероге и Водолее рожденные зло беснуются о Афродите, при этом женщины, так же как и мужчины, родившиеся, когда Арес был в Овне. И нельзя их ни устрашениями и никакими запретами, и никакими ухищрениями удержать от порока, потому что их на него толкают звезды.

    Ответ. Ты весьма искусно изложил кощунство языческой премудрости. И я сейчас обнажусь, стараясь разбить словом, как камнем из пращи или стрелою, то, что сказано тобой…. Во все дни во всех странах рождаются люди, не лучше и не хуже, независимо от совпадения звезд. В каждой стране законы и отеческие обычаи держатся своей властью. И мы все научены творить законное для нас. Ибо невозможно в зависимости от рождения заставить сирийцев убивать, или брахманов есть мясо или пить пиво, или персов не ложиться с матерями и не портить сестер, или индусов не предавать мертвецов огню, или парфян не метать мертвых собакам, или парфян не иметь много жен, или месопотамян не совершенномудрствовать, или эллинов не питаться и не приобщаться поганым странам, которым эллины дали устав. Но как я прежде сказал, каждый человек держится предания по закону. А если мы примем то, что эллины-язычники кощунственно говорят о звездах, то тогда упраздним закон страхом или поведением. Одни делания добра имеют свою волю, другие понуждаемы, и понуждением прилагаются к лучшему.

110 Вопрос. По семи дням недели, в зависимости от рождения нашего, светят звезды. Мы говорим, что земля разделена на семь краев, и какая-нибудь звезда обладает каждым пределом, и звезды заставляют за собой следовать, чтобы совершалось то, чем они владеют. Некоторые звездное действо называют законом.

    Ответ. Как же тогда, если на семь частей разделяется Вселенная, мы находим в одной части многоразличные законы? И не семь только — согласно звездам — и не дважды шесть — согласи поддерживающим зодиак; и не тридцать шесть — по десятинам: но мы упоминаем о тысяче законов, которые были изначально передаваемы и теперь существуют. На той же самой земле есть людоеды Инды. От одушевленных закланий воздерживаются живущие в Брахманах, как мы видим. Вавилоняне, когда совокупляются скверным браком со своей близкой родственницей, оскверняются. В другом мраке живут Славяне и Фисонитяне, которые называются и Дунавяне. Они едят как сладость сосцы животных-самок, они млечные, и они как мухи собираются, когда млечные сосцы разбивают о камень. Одни отказываются от узаконенного и неотверженного мясоядения, а другие — подлые — сами себе закон, без властей: убивают сами на пирах и в чертогах своего владыку и князя. Едят лис и медведей; подражая вою, подзывают к себе волков. А другие воздерживаются от насыщения и меньшим подчиняются и повинуются. И много можно сказать о Лангобардах, Норах и Галлах западных, которые не причастны искусству звезд Гермеса и Кроноса, раз цари и князи собственной волей прекратили действие существующих злых законов и дали новый закон. И лучшее не отбросили противники; и не мешала в этом ни одна из отреченных звезд. Я хочу сказать одно, что замкнет уста всех неверных. Все иудеи, прияв данный Моисеем закон, новорожденных у них мужского пола обрезают на восьмой день с кровью. Но от века ни один из язычников и ни один из христиан не бывал обрезаем, хотя много иудеев, эллинов и христиан, которые рождаются в один и тот же месяц, в одну и ту же неделю, в один и тот же день и час. И где Арес, Гермес, Киприда и прочие языческие кощуны? Единый круг объем-лет все, но никто не становится принуждаем звездами. Есть язычники, есть иудеи, есть христиане, в тот же день и час всеянные в материнской утробе, но не все родились одновременно. Многие люди «обещались Христу» и отказались от заблуждений отцов; и князь звезд земной участи не смог им помешать в благочестии.

111 Вопрос. Но у нас не касается веры эта речь о звездах. Мы вопрошаем о обычной жизни, и о событиях, которые от звезд происходят, а также о устройстве тела. Так, рождающиеся под Овном, имеют рыжие волосы; они веселы и мудры в деле, ибо овен владычен; они кроткие и богатые, потому что и овен без ущерба отдает шерсть — его природа опять одевает. А те, кто рождается под Тельцом, те трудятся и страдают, ибо телец под ярмом. Те, кто под Скорпионом — ядовиты ради подобия скорпиону. Тот, кто под Весами, — правдив, ибо наши весы правдивы.

    Ответ. Увы языческому безумию! Они болтают, что у неба двенадцать частей, по которым солнце, проходя, начинает знамения весны (т.е. года). Весы, телец, скорпион — каждый из них является одним из двенадцати членов части неба, которая называется Зодийским кругом. И как от их движения можно называть чины людей, что поведение человека зависит от блеющего? Кроток овен не потому, что с таким обычным поведением создана та часть неба, но потому что Творец уделил овце такую природу. И тщетно наше существование ставить в зависимость от звезд. Если от животных небо переняло их обычное поведение, то и само небо покорно власти мерзостных: небо покорно звездам, а они — животным. И покорность тогда полная, так как во все дни сдвигаются созвездия. А всегда меняют свое место звезды, которые называются блуждающими (планетами). И они быстро обгоняют друг друга, ибо созвездия более медленно проходят свой круговой путь, и за то же время много раз видят друг друга и заходят. А если из их природы благое и дурное, то это хула на Творца: что злое, от вас происходящее, уже вознесено [к звездам]. И если человек зол по своей воле, то причем воля животных, ничем не сдерживаемая и сама по себе властная, живущая устремлением. Так что принадлежит неистовству и последнему безумию хулить Творца, и лгать на неодушевленные вещи. И как, если все родившиеся под знаком овна рыжие, радостные, кроткие и богатые, мы видели многих рыжих, но слепых, не богатых, не кротких, но резких, убогих, скверных, в рубище одетых, которые переходят от двери к двери ради дневного пропитания? И как тогда и лысые, и курчавые, и слепые имеют противоположное: богатство без недостатка и тихую жизнь? Если те, кто не часто сходятся с супругами, много раз в дни и ночи царских рождений зачинают, почему не во все дни рождаются цари? Никогда ни один из царей не мог получить царство внезапно благодаря рождению под звездой, к которой женщина приобщила своего сына, никто не приобретает так царства. Озия Царь родил Ионафана царя, Ионафан — Ахаза, Ахаз — Езекию, он — Манасию, Амоса, Иосию, Иоахаса. Каждый царь -царя. И никто из них не был причастен часу рождения рабов? Если добрые и злые дела начинаются не от нас, не нашим действием, но понуждаемы рождением, то почему законодатели устанавливают, что по воле, а что не по воле. И почему судьи почитают делание добра, а злодейство наказывают. Тогда у вора и разбойника не было греха, и их бы никто не ловил за руку, раз делать это побуждает расположение звезд. Если они настаивают на том, чтобы привести реальные исторические события, то посмотрим на перемену реальных событий. Ибо прежде пришествия Божия во плоти, все страны бесновались вокруг кумиров, и повсюду было полно нечестия. А когда Бог вышел на проповедь Евангельскую, то была перемена к благочестию, заблуждение было попрано, а делание добра стало почитаться. При этом лицо звездного неба осталось тем же самым, когда многие обратились из эллинов-язычников из иудеев и других людей из многих стран и «обещались Христу». И где те, кто прежде принуждал молиться звездам как кумирам? Думают ли они утаиться? Они приходят к благочестию; хотя не было ни успокоения, ни перемены лица звездного неба. И они не по чужой воле, не от случая или понуждения делание добра или зла имеют в житии, или выбирают — но каждый по своей воле по своей власти приходят к тому, что изречено. Это весьма ясно указует великий Исайя, который явным образом восклицает от лица Бога: «Если желаете и послушаете Меня, то будете есть блага земли. А если не хотите и не послушаете Меня, то вас пожрет меч». Это сказали уста Господа. А Сам Господь в Евангелиях богоглаголиво сказал: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать вас как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотел!» Так что воля каждого возносит доброе и злое; а не необходимость или случай, или расположение звезд. Не были бы поставлены нам в вину наши согрешения, если бы мы поступали так или иначе по причине звездного искусства.

112 Вопрос. Если звезды никак не облагодатствуют и не портят людей, то почему Евангелия говорят о «месячных» (лунатиках), которые беснуются, изрыгают пену и терзают себя?

    Ответ. С новой луной они беснуются, все говорят, по известному многим пониманию. Оно не поместилось в нашей речи выше. Поскольку луне, солнцу, и звездам суемысленные воздавали почитание, то Господь, желая отвести их от этой тщетной славы звездам, указует на некоторых, как они погано беснуются при луне, чтобы убоялись ей молиться, и отступили от суемысленной веры. Светила не приносят человеку вреда, ибо их создал из всех художников Художник — Христос. Но нечистый дух глядит за луной тем или иным образом и подходит и нападает на некоторых, истязая неутвердившихся и слабых людей. Много раз мы видим пса, который [ночью] исподтишка нападает на Нас, и мы не говорим, что луна виновата в укусе, что она наводит пса. Много раз раб, когда луна Полная и светит, встает и убегает, имея ее свет в помощь быстрому бегству. И мы злоумно сделаем еще луну и виновником блуда, ибо блудники много раз, боясь ночной тьмы, вынуждены спать дома, когда луна озаряет ночь, то они быстро по земле на четвереньках, как вырвавшийся ржущий конь, бегут, и приходят и наскакивают на предмет похоти. Но по воле рассуждая, никак не виновен чистый дух (Ангел), который, следуя Божию повелению, просвещает поднебесную. Молю тебя отбросить языческое безумие. Легко погибающие привыкли иметь дело с бесами, и не только делают светила виновными во зле, но [тем самым] и Самого Творца светил оклеветали как творца зла и гибели. Подчиняясь светилам, они не Богу поклоняются, но праху, ругаясь над Отцом. Не есть это Божие. И не только это, но и рожденных от этого детей обожествили безбожные и суемысленные. В моем городе, который к худшему был наименован городом Гермеса, прахом этот Гермес рассыпался в своей могиле. И на Кипре Киприда истлела в могиле. Во Фракии Ареса, тезоименитого проклятию, от которого нам, как от несчастного Исава, воссиял Дионисий Ареопагитский, который стал учеником божественных Апостолов. На Кавказских горах Крон, а скорее осел, получив покаяние от ослов, ревел и вздымался на язычников. В Фивах — Дионис, которого почитают двунедужным (дважды рождавшимся), страдание душе и телу, неисцелимое и злосмрадное. В Тире -Геракл, но Геракл сгорел на огне из-за зла, и обожествлен безбожниками. В Эпидавре — Асклепий, младенец по уму, кого несмысленные безбожники назвали богом. Сирийцы, безумные, от слова «тащу» (греч. «сиро») дурным образом обожили тезоименитого аду Адониса. Египтяне — распластанного и на земле лежащего Сирина (крокодила), Левкийцы обожествили обезглавленного Ахилла, а Понтяне — опозорившего отца Патрокла. Жители Родоса — суетно воевавшего Александра Македонского. И другие тех людей, прахом лежащих в могилах, почитают, доходя в нечестии до конца. Ведь ни один из почитаемых не кончил свою жизнь в Боге. Излагать их безумие нет времени. Если кто хочет слышать их пустословие, пусть спрашивает Орфея и Гесиода, описателя того, какие они творят кощунства, даруя мне на этом молчание.

113 Вопрос. Я к тебе обращаюсь, отче, не потому что отстаиваю эллинов-язычников, но хочу уметь пользоваться против них оружием твоего многого учения. Как ты теперь говоришь, что ничего не бывает само по себе, а радуга? Видимое указывает очевидным образом: всюду равная как воистину, и ум описать ее не может, и никем не бывает видимо, как она формируется — она составляется сама из себя.

    Ответ. Никак не указуется, что радуга образуется сама по себе. Она — по образу тверди. Как если окрашенную веревку растянуть по доске, она формирует образ и имеет свой смысл, и соделывает постигаемое разумом слияние цвета. Как мы [поступаем], если желаем придать образ мыслимому? Когда мы растаявшее олово, воск или соты вливаем в форму, извлекая из этого образа, то получается искусство, то не само по себе, думается составляется, но рукою художника, который делает замысел образом. Так должен пониматься и состав радуги в рамяных (великих) дождях, который как знамение безбоязненности даруется всему миру, что дожди больше не создадут наводнения и не потопят поднебесное. «Я полагаю, — сказал Бог, — радугу Мою в облаке в знамение вам». Когда солнце, как трубами, лучами восхода, мокрое облако получает как бы из неких уст, то втягивает наверх дождь, и как реку пускает его на землю. Ибо радуга — тройная: здесь красная, здесь белая, здесь зеленая. Зелень ее проповедует мир, премудрость, силу, Бога Слово всем приходящим в мир кровью, водой и Духом — омывается водою крещения — Иорданскими струями — все творение, очищаясь от оскверненности. Дух Святой потопляет умственно понимаемых исполинов. После потопления и погружения оставшихся на земле идолов и бесов, красной кровью она делается нам знамением спасения. Истинной радуге и миру от Бога -слава. По образу Распятого плотью само явно знамение дуги. И без опасений у нас был потоп для бесов. От этого нас отторгла буря, когда мы вознеслись от земли на Кресте: когда Господь всех привлек к Себе. Господь еще сказал: «Я дал вам власть наступать на змея и скорпиона, и на всю силу врага». И трое есть свидетельство тому, как сказал великий Иоанн: «кровь, вода и Дух». И трое едино. В девятый час возопил Господь, испустил Дух из души, тогда как Божество было совокупно и неодушевленному телу, и ушедшей душе; и потому, когда Он был одушевлен, Дух был совокупен обоим, и много более Божество совокупно в обоих частях, нераздельно и неизмеримо; и тогда [когда] Его ребро было прободено копьем, вышла кровь и вода. И видено было, и свидетельствовано, и истинно свидетельство о Нем, как сказал великий Иоанн. Кровь и вода из Божественного и всегда текущего Источника источается ради осудившего Его Пилата и тех, кто кричал: «Возьми и распни Его». И Пилату, который со словами омыл кровь убийства, и им, которые выбрали от Него осуждение, когда восклицали: «...кровь Его на нас и на детях наших». Это и мы достолепно скажем — не по этому их выбору, ибо они как человека [Его видели], а мы поклоняемся Ему как Богу всех. Как премудрые врачи перерезают дугой излияние воды, что склоняется сверху на лицо, Он как будто по этому образу простирает [радугу] — словно вовлечением в ткань из того, что лежит под солнцем, собирая лучами и облаком и, как жжением тепла, иссушая водоточные жилы.

114 Вопрос. Ты сказал, что первородная тьма была от распростирания небесного тела, и хорошо это было сказано. Но как мы видим ночь, которая наступает сама по себе и никаким образом не выражается?

    Ответ. Я выше уже о ночи дал Ответ. И теперь прими краткое сравнение, которое я укажу. Не само по себе светится, ни помимо Божией руки. Как колонны, которые ставят архитекторы, и каменное тесание или ковка ваяется рукой мастера, а начертания на них не от этого мастера, но от прежде бывших мастеров обрели свершения, то есть мастерами друг от друга что-то приемлется, воплощаемое каким-то образом — но образы те более изначально были из-под руки искусника. Так и ночь не сама по себе, но есть тень, как я немного позже укажу. Она теперь нас понуждает по времени на божественное служение Таинств, чая святого хора.

115 Вопрос. Вчера время нас понуждало, теперь у нас есть остаток обеда, который можно этому посвятить. О ночи нам было достаточно сказано. Но почему Писание называет первородный день не первым, но «единственным» (день един), который, таким образом, является нам несопоставимым с последовавшими днями. А ведь второй и третий именуются, считая от него, и лучше бы было, чтобы начальный день назывался «день пер вый», а не «день един».

    Ответ. День и ночь называются «день един», который охватывает всю длительность — полностью двадцать четыре [часа]. Так употреблять слово день — это обычно в Священном Писании и многократно встречается. В числе годов считаются дни, а не ночи. Послушай божественного Песнопевца: «Дней лет наших -семьдесят лет...» Перед этим Иаков патриарх сказал: «Дни моей жизни немногочисленны и злы». И опять сказал божественный песнопевец Давид: «И пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей ». И божественный Евангелист сказал: «За шесть дней до Пасхи пришел Иисус...». И Сам Господь, богословя, сказал: «Вы знаете, что через два дня будет Пасха"-. Потому то, что теперь предано письму, есть законоположение на оставшееся время. «И был вечер, и было утро: день един». Явно, что день был прежде, потом вечер, после вечера ночь, и с окончанием ночи — утро: так закончился первый день, двадцать четыре часа — его полнота, которая явным образом складывается, ибо ночь и день составляют двадцать четыре часа. Хотя и в краях под солнцем случается, что день преуспевает, но установленное время уравнивает ночи и дни. Хорошо, чтобы и ночь и день имели равную честь: ночь и день берут друг у друга недостающее время, и лицо их небесно. В этом строе воистину называется единый день». Это и к земле подходит — от начала весны до конца года так называть, ибо вечер и утро тем самым по тому же круговращению солнца объемлет весь мир; не в количестве времени, но в долготе единого дня знаменуются день и ночь. И само устройство светил, или даже скорее, мне думается, истиннее переданное среди неизреченных слово, что Бог, устанавливая ночь временную, числа и знамения дней, таким образом учредил промежутки и распределил на семь, так что воля, чтобы седмица всегда возвращалась к себе. И начало числа лет, когда конец в тот же день, седмицей к себе возвращается. Это образ круга, который от себя начинается и на себе заканчивается. Так и у века есть свойство: к себе возвращаться, и никогда не кончаться. Потому главу лет Бог назвал не «первым» днем, но «единым», чтобы этим наречением он вовеки имел сродные дни, не иные и не приобщенные к иному образу. Сам от себя все время век, по кругу возвращаясь к себе.

116 Вопрос. Как же Писание являет, что много веков, когда говорит: «Во веки веков»? И Давид в конце псалма сказал: «Исповедайтеся Богу небесному: яко в век милость Его». И опять Давид! «Вознесу Тя, Боже мой, Царь мой, и благословлю имя Твое в век и в век века». Вот три века — в сто сорок четвертом псалме. Но и от иереев мы слышим, когда они возносят хвалу Богу, молитвенна воздавая Ему власть надо всем: «Власть и Царство Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков, аминь».

    Ответ. Это никак не учит нас, что веков много, но что есть перемена дел и устроений. Это не описание, не кончина, не преемство веков. «Ибо день Господень велик и просвещен», — сказал Пророк. И еще: «Зачем вам искать дня Господня? Он тьма, а не свет» — тьма явно что для недостойных, потому что смысл знает, что этот день невечерний и без преемства, который божественный Певец наименовал «восьмым». Если есть день, то он один, а не много. Если век называется один, то он и будет, и бесконечен. Возводя наш разум к будущей жизни, Моисей написал образ всего века, став повествователем начала дней, сверстников света, святой и честной недели, почтенной Воскресением Господа.

117 Вопрос. Говорят некие, что колдовством и волшбой луну сводят с небес, и большая часть человечества держится этого мнения. Они в железо и медь бьют, и думают, что они обманули ее звоном, впавшую в ужас, и она возносится.

    Ответ. Это некие кощуны повсюду передают болтовню бающих стариков, что какими-то ухищрениями луна сдвигается со своего утверждения и падает на землю, и что можно ее осязать. Это принадлежит полному безрассудству и последней умалишенности, думаем, отметать божественного Песнопевца, который говорит: «Луна и звезды Ты основал». А какое место принимает упавшую луну? Я слабым сравнением укажу для суемысленных величину луны. По вселенной многие города находятся на расстоянии друг от друга, и на востоке стоят, и на западе, и по различным странам, и берегам — и в равной мере они принимают лунный свет. Если бы луна не была велика, то она освещала бы только противоположное узкое пространство. А луна идет по широте через все страны, и свет ее не ослабевает. Если бы тело луны не было бы очень велико, то оно не могло бы всем повсюду сиять равным светом по всей широте земли. Она не только находящимся на расстоянии, но и плывущим по дальним морям дарует вид своей величиной, и равно озаряет всех.

118 Вопрос. Что должно быть, когда луна надолго становится кровавого цвета, так изменившись и потемнев?

    Ответ. Этот образ знаменует, думаю, сражение и пролитие крови. Или от земли поднимающаяся мгла замутняет светлое сияние луны, там что ее облик изменяется от этой пыли; пока она в своем движении не минует запыленную и мглистую область (место). Иногда она напитана и расширена, а иногда обожженная и запыленная, ибо запыленная и отяжеленная тогда земля. И тогда, мне кажется, она изменяется от пыли. Много раз и курение дыма, и большая пыль покрывает мраком то, что рядом с нами. Ураган и туман закрывает солнечный луч. И что еще более явно для всех, солнце, которому луна сестра, от той же матери -Премудрости, не выдерживает [видеть] хулы и издевательства безбожников на Христа, что былей видно при дневном пути солнца. Так, тьмою солнце побило безумное и богоубийственное собрание иудеев. Луч скрылся, и нельзя было видеть Творца, пригвожденного во плоти ко Древу и пробитого копьем. Мне думается, что то же самое делается и с луной, которая подражает своему брату-солнцу в своем ночном беге. Волхвы выходят на горы и холмы и дерзким убийством, закланием детей, взрезанием своих утроб, каковой кровью затем убийца мажет свои груди, омрачают луну. Описывая их безбожие, богогласный Давид поет: «...И приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам; проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским...» И потом, как говорится, они пожали то, что посеяли. «Прогневался Господь яростью на народ Свой, и возненавидел наследие Свое». И теперь многие омрачены языческой тьмой и скрыто погрузились в заблуждение предков; они собираются ночью на курганах на древнее убийство разумных [собратьев] и служат бесам борьбой и кровопролитием, и тщетно молятся идолам. При этом трясется и едва не падает луна, как устрашенная и боящаяся, и покрывает себя облаком, так закрываясь, не желая давать свет недостойным. Луна делает это по образу брата солнца, который, подобно некоему стражнику или сидящему на вершине наблюдателю, вопиет с неба о искуплении и бьет тьму, запрещая убийцам безбожное действие.

119 Вопрос. Если Сын Божий не подобен Отцу и Богу, но точно совпадает с Ним, и почитаем вместе с Ним, и того же естества, почему Он Сам говорит: «Я — виноградник, а Мой Отец — виноградарь». У виноградаря и виноградника не та же самая природа: первый — разумный и одушевленный, а второй — неразумный и неодушевленный.

    Ответ. Я не хвалю твою находящуюся в смятении ловкость ума, который обходит многое, кроме того, что перед нами, и нарочитым вопросом думает совратить человека. Узнай, правильно ли ты рассматриваешь то, что растет. Ты должен прямо относиться, и прямо мне даровать, ибо то, что относится к христианству, утверждено на вере, а не на размышлении. Мы можем просто оказаться вне ума, поставив вопрос, добровольно ли Павел и Аполлос оказались вне сущности Церкви. Пишет церковному лику тот, кто высок размышлением: «Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог». И что? Павел насадил бессловесное и неодушевленное, а Аполлос напоил завещанным напоением и укреплением?

120 Вопрос. Почему Бог предал Иова диаволу, когда Сам свидетельствовал о его праведности и непорочном житии по истине? Прости меня, что по обыкновению я об этом спрашиваю, я это делаю не для того, чтобы тебя искушать.

    Ответ. Не самого Иова, но его «имущество». И не предал, но попустил, чтобы обнажить его мужество, истязая так борьбой бесплотного врага праведников.

121 Вопрос. Ты хорошо сказал, что Бог предал не Иова, но его имущество. Но не он ли сам кишел червями, и был ими поедаем, и соскребал черепком гнойники?

    Ответ. Но телесная язва совсем не разъела душу. Так, даже если мешок прогрызен, то сокровище остается неприкосновенным. Был не Иов телом, а Иов — разумное тело. Первому сродни земля, а душа — разумна, принимая ум и искусность. Тело — неразумно, лишено чувств и тленно. Но от их смешения и совокупности существует разумная жизнь, хорошо называемая человеком. Бог попускает ратнику внешние страдания, чтобы было известно внутреннее расположение того, кто стоит около хоругви Царствия. Иов блистал видимой багряницей (порфирой) и венком, царствуя над целой Авситидийской страной — до того как черви проели даже мех плоти, и вселенная была озарена его терпением. У доблестного страдальца обнажаются душевные опоны (завесы), чтобы явилось внутреннее его царство. Он был подвергнут хуле, потому что под одеждою того, что он имел, таилось терпение праведника. Об этом воине думали, что он величественен одеждой своего богатства, приласкан служащим имуществом, и потому не испускал хулы. Но когда диавол испросил все его имущество, то обнажил его самого и, оставив его в безнадежной тоске о любимых детях, вместе с ним евших, сделал дом его сам по себе ставшим гробом и поминальной трапезой по ним. Но диавол без успеха и со стыдом отражен, ибо когда диавол приносит искушения к святому граду, то сограждане ополчаются против воина-диавола. Хотя диавол и отнял все имущество праведника, но не склонил его к хуле (а хула была как раз только ему). Диавол затем просит Самого Бога и говорит Ему: «Протяни руку Твою и коснись плоти его и костей его, потому что он в лицо благоволит Тебе, а на словах хулит». Сердце праведников Бог ведает, и отнял предлог приязни и щадения. Когда все это случилось, Иов никак не согрешил пред Господом, но принуждаемый противоборцем к хуле, он делал противоположное, говоря: «Господь дал, Господь взял, как Господь пожелал, так и стало, да будет имя Господа благословенным вовек». Иов не предает себя, но объявляется воином, и наставником в мужестве, воздавая хвалу страданиям жития. Мы знаем четыре причины наказания. Во-первых, наказание наводится нам во исправление, за наши грехи. «Ибо много ран грешнику», — сказал Давид. Во-вторых, из-за гордыни и разрушительного величания, то есть мнения — так покрывается, можно сказать, превозношение души. Ибо «Бог гордым противится». В-третьих, — для таящегося делания добра и доблести, на подражание тем, кто это видит: ибо никто, зажигая свечу, не ставит ее под спуд, или под кровать, но ставит на подсвечник, чтобы она светила всем, кто находится в комнате, как сказам Господь. Говорит Господь таким образом: «Поэтому я зажег Иова подобно огню, и положил его вне града на подсвечнике навозной кучи, чтобы он светил всем по вселенной». И, в-четвертых, чтобы показать, что во всяком случае, небрежение от Бога — ради последнего зла, несмешение со всем — к лучшему. Что случилось с Фараоном, с Навуходоносором, с Иудой, что они были преданы погибели по причине их неизменного зла. «Отвращу ибо лицо Свое от них, и покажу, что им будет после» — сказал Бог языком Моисея. Навуходоносор, который был вразумлен таким поучением, воспрянул от пьянства; его не отметает отвергший его Бог, но снова дает ему царство, украсив порфирой и венцом.

122 Вопрос. Сколько дней был Адам в раю? Ибо многие писали об этом. Одни говорят, что шесть дней, ибо на шестой день, как они говорят, пришел Спаситель. Другие говорят, что только шесть часов, ибо Спаситель был распят в шестой час. А еще говорят, что Адам жил (был жив) в раю сорок дней, но после принятия пищи, был извержен за преступление заповедей. Они говорят, что Христос то же число дней не ел и не пил, сорок дней в пустыне искушаемый диаволом, как человек.

    Ответ. Я согласен, что сорок дней, и я высказал прежде, и думаю, что это разумно. Такому правилу следует и святой лик Церкви, когда один раз в течение года он оставляет тяжелую пищу и постится, чтобы обрести правое райское отечество, желая вечной жизни. Во всем искупил нашего прадеда от долга Спаситель: Адам преслушался, и за то Спаситель был послушлив, даже до креста и смерти. Адам был искушаем Евой, и в конце концов подчинился ее искушениям, вкусив запрещенного. А Спаситель, искушаемый, постится, перемеривая сорок райских дней нашего прадеда Адама, вместо обилия воздавая скудость. Адам хотел стать богом, но не смог, и сгубил то, что у него было, став из бессмертного смертным; был осужден, лишен блаженства. А Спаситель его ради стал Человеком, оставаясь Богом и не меняя природы, не меняясь от Божества. Адам был изгнан из рая на чуждые места, полные страданий. Спаситель ради него приходит с неба и принимает его образ жизни. Вместо неприступного света, вселяется в темную без света гробницу. Вместо мыслящих, разумных и живых Ангелов, вокруг Него стоят неразумные животные. Носимый всеми Ангельскими силами носим на руке женской — Святой Пречистой Приснодевы, как всякое человеческое естество. Вместо сидения на Херувимах — в стойле вместо Ангельского пения и хвалы Он получает пение от детей еврейских, вопиющих: «Благословен грядущий во имя Господне». Вместо Евы Девой Он избрал Свою Мать. Вместо осуждения той, Ей Он послал радость через раба Гавриила, и Она об этом ликует. Вместо дерева преступления — дерево Воскресения Он поставил посреди земли: Свой Крест спасения. Как сказал божественны певец Давид: «Бог ... наш превечный соделал спасение посреде земли». Вместо нематериальной, но смертоносной еды ослушания, Он, соединив Свои Божественную сущность с нашей, предлагает нам живоносную еду, по воздуху всеми принимаемую. И она остается неистощимой, в чем за все осудился осужденный добровольно Бог, и Он же Человек. Ибо Он выпил желчь и оцет по причине осуждения Адама, божественно расплачиваясь за его долг. Так что думается мне, что нужно вместо тех дней тоже отмерить сорок дней. Я принимаю слово почтенных старцев, до нас дошедшее. Великий Апостол даровал нам извещение, что и большее время в блаженном состоянии (породе) жил наш прадед. Ибо от лица Адама велим гласом вопиет божественный Апостол: «Я жил некогда без закона»; ведь это не Павел был прежде Закона, Павел — ученик Закона. Павел никогда не был и не жил без него, раз он, проповедуя Евангелия, везде распространял [Благую] Весть как Закон. Он говорит от лица Адама, когда он плачет и произносит подобающим образом: «Я жил некогда без закона». Он истинно представляет от лица Адама, что так говорит, ибо разумеет, что не закон, но заповедь была дана Адаму: «Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер». Таким образом, явно, что отпадение от блаженной жизни произошло по ослушанию. Адаму была дана не тотчас заповедь, но когда время об этом известило.

123 Вопрос. Грехом именуется ослушание, всем злом. До Адама не согрешил ни один человек, и не был никак сотворен, прежде был мертв — и ожил, когда пришла заповедь. Одно из двух: или природа — причина греха, или грех соделан кем-то до Адама.

    Ответ. Прекрати говорить, что природа зла. Думается, это грех все больше противится и горько клевещет, что есть козни диавола. Адам не по природе, но по проявлению воли изменился к худшей жизни. Диавол, когда принес клевету Ангельским хорам на Бога, то он и был назвался «диавол», то есть «клеветник»; и сам ангел, пал с вышемирных и по своим действиям стал врагом, когда еще не было этого видимого мира, и не было им, диаволом, околдованного человека. Он опять клевещет, клевещет Адаму на Бога, чтобы тот завидовал. Диавол лжет, он сначала не к Адаму приходит, а к Еве, как более слабой, и ей говорит: «Что это значит, что Бог сказал не есть от всякого дерева, которое в раю?» Ложь заключена в самих вопросах губителя. Диавол выведывал от нее, что среди насаждений таково, что вкушать от него Бог запретил: диавол не знал, что из насаждений или чего ради была дана заповедь. Ева была прямодушной, еще не искушенной на деле, не знала о хитрых проказах диавола, что он наносит смертную рану. Ибо было сказано: «От всякого дерева в раю ешьте пищу», — так сказал Бог Диавол, чтобы оклеветать Бога, говорит: «Ведь знает Бог, что в день, в который вы вкусите от него, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро, и зло ». И таким образом, пользуясь клеветой, диавол увещевает несчастную Еву вкусить запретного. А она заставила сделать это и мужа, который пожелал стать богом, и лишила тем самым его и себя и того, что у них было: бессмертия, нетления, блаженства... Пишет Моисей — боговидец и божественный законодатель, говоря клеветы его в песнопении и издеваясь над лукавым. Ибо так же сказал диавол, когда он клеветал Адаму на Бога. «И ел Иаков, и насытился, и был отвергнут возлюбленный». То есть насытился, располнел, и оставил Бога, Который его сотворил; и отступил от Бога Спасителя Своего. Так сотворил Иакову, повернув его к мясоядению и пьянству, а затем и отвергнул к служению идолам. Против него Моисей вооружил войско из двадцати трех тысяч человек, и [людей] Иакова за один день в пустыне сжал как стебли травы. Но Человеколюбец Бог непреложно пришел к нам подчинить противоборца, воистину став подобен введенному в заблуждение Адаму, чтобы враг с ним не общался. Тот, кто боролся с людьми, стал побежден Богом, и сам человек становится Богом. И пришел Бог сразиться за человека, что за пятьсот лет до этого прорек божественный песнопевец Давид: «Благословен грядущий во имя Господне. Кто Он, о боговедец? Бог Господь, и явися нам». Это то, по причине чего Бог становится Человеком, можно сказать, чтобы «разрушить врага и противника диавола». Ведь диавол говорит к Богу: «...разве даром богобоязнен Иов? Он со многим имуществом обласкан и питается». А Иову он сказал: «огонь сойдет с небес и поглотит все твое». И опять сказал Богу: «Только Ты протяни руку Твою, и коснись костей его и плоти его . И опять через жену Иова: «До каких пор ты терпишь в грязи и гнили, но скажи одно слово к Богу, и умри — и вырвешься из охвативших тебя зол». Этого врага и мстителя Господь разрушает Своим богочеловеческим пришествием. Сказал Он: «...се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью...».

124 Вопрос. Если Господь сокрушил врага, то кто теперь с нами воюет бесчисленными нападениями, и толкает во грех?

    Ответ. Хотя Господь и вполне мог истребить и погубить врага, но Он не захотел, чтобы не оставить нас без почета [за доблесть] в будущей вечной жизни, раз у нас здесь не будет никакого противника. Мы двинемся на него в этой жизни, как на войне, чтобы получить венок награды. Уязвив главу змея, Он умертвил в нем всю силу, но осталось движение зла, являющееся на нашу духовную брань и делание добра. Много раз и мы, уязвляя главу змея, позволяем вьющемуся за ней телу существовать и опять на нас подниматься. Ибо бесы не имеют власти даже над свиньями, как учит Писание Божественного Благовествования: они прежде Божественного Христова попущения не дерзали подойти к стаду свиней. И Господь им повелевает так, что они не вместе с пастухами топят стадо, но пропустив тех, бросаются бежать, устремившись в свиней. Это явно показывает нам, что если бы мы не были хранимы Его Божественной и все вместе держащей силой и милостью, то бесы нападали бы на нас яростнее, чем на свиней, когда мы были бы в волнах или плыли по морю.

125 Вопрос. Бог ведал, что Адам обязательно преступит заповедь, почему Он ему ее дал? И опять, когда Адам преступил, почему Бог осудил его на смерть?

    Ответ. Если бы Бог не положил ее, как венок для него победителю в борьбе, и позволил, чтобы он был самовластным борцом, то не увенчал бы его и не прославил. Если бы Он запретил хранить заповедь и не пообещал преступнику смерть, то тогда бы вполне мог быть обвинен Тот, Кто его осудил. Если Адам упал и ослушавшись, пал, то вини осужденного, а не Дарователя подвига. Говоря другими словами: как Бог знал, что Адам преступит заповедь, так и знал наперед, что его потомки исполнением заповеди будут Им прославлены и увенчаны: одни во времена мирные — тем, что явят добрую жизнь, а другие во времена гонения за Него, сопротивляясь до смерти. Бог наперед ведал Авеля, который будет оправдан, Сифа, который также будет оправдан, Еноха, который преставлением не видел смерти, Ноя, который будет оправдан, Авраама, который стал корнем веры и отцом многих стран. И Он ведал, что Исаак явится рабом, добрым Ему нравом, что Иаков будет бороться с Ним, как с человеком, и станет несгибаемым, когда дотронется до ткани огромных мышц. Что Иосиф будет за целомудрие брошен в темную яму, что он за свои дела получит царство. Что Моисей вырастет, что станет настоящим предводителем и законодателем; что Иисус Навин победит в бою и поработит Гаваонитян. Что Давид иноплеменного воина, облаченного латами, покрытого гигантским шлемом, держащего щит и копье и с головы до ног покрытого железом, одним камушком из пращи разобьет о землю, а вскоре станет царем, и много проречет о Нем. Ведал Бог наперед Апостолов, Пророков, мучеников, учителей и других, от Него прозябающих (произрастающих) церковных святых. Говоря кратко, не должно, чтобы от худости и падения одного для всех закрылась беговая дорожка, и труд прошел напрасно, как сгорел, и мужество кануло, и плата была пустой.

126 Вопрос. Почему Спаситель говорит, что Отец воскрешает мертвых и творит их живыми; так и Сын, кого хочет, того животворит. Но Сын, придя и став над Лазарем, не властно воскрешает его, но молит Отца, говоря: «Отче, прославь Сына Своего», — и так вызывает из мертвых Лазаря.

    Ответ. Ничего из этого не отделяет от Него часть власти или господства. Ибо Он сказал: «Я произнес это ради стоящего здесь народа, чтобы они приобрели веру». Зачем нужно еще прибавлять: «и чтобы Сын Твой был прославлен». Нуждается ли Отец в славе Сына? Никак. Но Отец прославил Сына, и Сын Отца, делая нам явным единство в воле и славе. Так что Сын — владыка и над большим — просит Отеческого [изволения] в более худом, как ты говоришь, выпрашивая повеление и помощь и благодействуя. Он не призывает Отца, когда говорит: «...приидите, благословенный Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира». А на другую сторону: «...идите от Меня, проклятые, в огонь вечный...» Он сказал расслабленному: «встань, возьми постель твою и ходи». И другой раз опять: «юноша! тебе говорю, встань!» Так и дочери старейшины, после смерти, Он сказал: «девица ... встань». И прокаженному, который нарывал гноем с макушки до ног, Он простер руку и сказал: «...хочу, очистись». И еще и страсть убегает, когда ее прогоняет Божие веление. Он запретил, сказав: «Тебе говорю, лукавый бес, выйди из него». И запрещением Он умиротворяет вздымающуюся бездну. За грехи Он осуждает грады и говорит со властью: «...горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида!.. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься...» И очищая древний грех, Он сказал Иерусалиму: «...не останется здесь камня на камне», — что мы видим сбывшимся. И в этих больших случаях Он никогда не призывал Отца и не нуждался в Его силе, а о меньшем берет у Отца благодать и врачует болящих самих? Отойди, почтеннейший друг, от такой мысли о Христе. Не в случае потери власти или силы Он обращается к Отцу, но Своим подходом учит нас всегда смиренномудрствовать, отказываясь от нашего величественного презрения. И ни в коем случае не повелевать от себя действу прежде этого самого «повеления», но чтобы Он был началом любого слова или действия.

127 Вопрос. Тогда почему Апостол явно высказывает, что Сын покорен Отцу как большему, когда говорит, что Ему покорится все, и тогда Он Покорится Покорившему Ему все? И как Он может быть равен Отцу? Ведь явно, что Он как меньший покоряется большему.

    Ответ. Нужно увидеть самого этого великого проповедника Божия, что здесь он в плотском смысле говорит к молодым и еще обнаженным душам, которые слишком ранние для обдумывания возвышенных учений. «Обнаженные» — «те, кто во Христа крестились, во Христа облеклись». Церковное собрание — носитель Христа, а теперь в вере покоряются Ему страны. Не до конца еще покорены страны, которые готова принять Церковь, и еще не достигнуто полное число стран, как говорит Апостол, но ежедневно Церковь становится покоряющей благодаря тому, что к ней прибавляются верующие, то есть Христос становится покорителем, и полнота стран будет тогда, когда Церковь примет покорение в совершенстве и без остатка, что есть Христос по плоти — тогда и она во всем покорится Покорившему ее, как здесь сказано, Самому Христу по плоти во всем. Бывает, что письмо прикровенное, и открывает не всю Христову власть и Божественность, чтобы не думали, что Он противоположен Богу, не делали Его противоположным Отцу. Одно дело, когда общаются с теми, кто совершенен чувствами — для тех пища тверже, чем молоко. Младенческая пища дается сосункам. Если повествование начинается с Божественных вещей, потихоньку совлекаются покровы на владычности Христа, и указуется, что Он равен по славе, по силе, по самовластности Богу, велегласным восклицанием: «Чаем Сына Его с небес, «Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно телу» славы Его». Действием власти Своей Он мощен, и Ему покорно все. И в другом месте сказано: «Бог был во Христе, Который подчинил Ему весь мир». Предстает, что все в совокупности покорно Ему. Отойди от ребячества, когда сам Апостол указует, что все учатся не теми же самыми книгами, но каждому послано по подобию и как за руку каждый ведом к совершенству.

128 Вопрос. Если Христос — Бог и равен Отцу, то почему тот же Апостол письменно именует Отца Богом, а Сына — Господом? Апостол является согласным не в меньшей степени и мне, когда говорит, что Бог был во Христе, к Себе примеряя весь мир: не Христос, но живущий в Нем Бог?

    Ответ. Силы и господства, что превыше всего, равны по славе Богу и Отцу. Я скажу, что великий Апостол, когда Христа называет не Богом, а Господом, не отделяет Его от Божества, и не показывает опять же, что Бог в Него вселился. Нас этому учит сам тот, кто был пред Ним — великий Исайя. Он в древности прорицал о Христе и сказал: «И Саваинские мужи возвышенные придут к Тебе, и будут Твоими рабами, и пойдут вслед за Тобой, связанные по рукам узами, ибо в Тебе Бог». И исключая смысл «вселения в Тебя», Исайя прибавил: «И нет Бога кроме Тебя». «Ибо Ты — Бог наш, а мы не ведали, что Бог — Спаситель Израиля». И опять он же за пятьсот лет произнес: «Отрок родился у нас, и по имени Он зовется Бог, мощный властитель». Возвышенный разумом Павел сказал: «Христос — Он над всеми Бог, благословен во веки, аминь». Святой песнопевец Давид указует, что Господь не вне Божества, когда говорит накануне хвалу богочеловеческому во плоти пришествию Бога Слова: «Благословен грядущий во имя Господне: Бог Господь, и явися нам». Во всех писаниях Ветхого Завета богословные Пророки называли Отца Господом. Так, много страдавший Иеремия, говорит «Господь Вседержитель». Иезикия, херувимский сказатель, говорит «Адонаи Господь». Подобным образом говорит и Даниил, и другие Пророки. И Павел, когда говорит, что один Бог Отец, не утверждает, что у Него нет Господства. И опять же, когда он говорит, что один Господь Иисус Христос, не утверждает, что у Него нет Божества. И Сын, когда Он богословил, что «на Камне этом созижду Церковь Мою», указал на причастного Церкви Отца — ибо сказал: «Все Мое — Твое, Отче, и Твое — Мое». Святые Книги везде вкупе берут имена Бог и Господь. С тем же именем и с той же славой и божественный Пресвятой Дух, как мы научены из послания, отправленного святым Апостолом: «Господь Дух есть». Те, кто ясно разумеют, что написано в Священном Писании, не подумают никогда разноголосить, или спорить о нем (Писании), проповедуется ли здесь о божественных вещах или о смиренных, а они припадают к смыслу того, что заслуживает слушания. Подобно тому, как чадолюбивая мать, кормя детей, когда они еще маленькие, при сосце, поит их молоком, а когда они вырастают из младенчества, то кормит зеленью, а дорастут — питает хлебом. К обоим сказал великий Апостол: «Я напоил вас млеком, а не едой, вы не могли, но и теперь не можете». А к другим он в гневе сказал: «Немощен тот, кто ест траву, и осмысляет, следуя Моисею; вы не можете питаться хлебом, следуя за теми, кто уже стал совершенным в обучении. Потому что ты слаб разумением, которое не утвердилось (не окрепло)».

129 Вопрос. Как же Апостол отдает Христову Царствию конечность, когда пишет: «Подобает Ему царствовать, пока не бросит врагов Своих под ноги Себе»? Те, кто это толкуют, повествуют, что с концом мира кончится и Христово Царствие, когда Он пойдет к Отцу, будет во всем и над всеми Бог, как говорит Апостол.

    Ответ. Мне думается, что этих людей оплакивает Иеремия, говоря: «Кто даст голове моей воду и глазам моим — источник слез», чтобы плакать «день и ночь» о страдающем и покрытом язвами моем народе, который заткнул уши, и не творит ни одного слова богословия». Ведь Христос громким гласом возвещает: «Сын пребывает вовек». Горькому безумию этих людей сопротивляется обличитель Даниил, муж, который охотно сказал: «Видел Я в ночных видениях, что вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий...» И потом сказал: «Власть Его — власть вечная, непреходящая, и царство Его не разрушится». Так говорит и божественный песнопевец Давид «Престол Твой, Боже, во век века. Посох (скипетр праведности — посох Царствия Твоего». И затем «Сначала Ты, Господи, основал землю, и небеса -создания Твоей руки. Они погибнут, а Ты пребываешь, и Тот же, и годы Твои не уменьшатся». То, что о Господе говорит высокий разумом Павел, то он говорит повсюду в своих посланиях, показывая, что Творец, Царь, Бог — Он прежде веков и; навечно. И еще то же самое боговидец и божественный законодатель Моисей поет: «Господь царствует вовек», и навечно мы исповедуем Господа нашего Христа. Поэтому не думай «отколе» и «доколе»; что мол когда-то обретет конец Христово Царствие. Из-за заблуждающихся дурно понимается то, что хорошо сказано. Сам апостольский глас обличает их суетное понимание. Сказано, что смерть царствовала от Адама до Моисея. Но разве тем самым она только до времени Моисея царствовала, не распространив свою власть над множеством людей; и ее, по всем возрастам проходя, Христос запял (запнул), увенчав людей над ее властью, Сам для смерти став смертью. И сейчас о Моисее иудеи измышляют, но могилы его не найдено до сих пор. И когда Христос преобразился, Моисей вместе с Илией пророком стоял на вершине горы, так что не нужно думать, что Моисей преставился плотью, а было точно как с Илией, который преставился плотью, хороня их мысль о возвеличивании, и поиск неразумной славы мужа: говоря, что он мертв, иудеи величаются. И опять тот же Апостол сказал, обличая их: «До сегодняшнего дня — когда это читается — на их сердцах лежит покров Моисея». Как тогда Апостол сказал в послании Коринфянам: «И до вас дошел Евангелием Христовым», — только ли до Коринфа? Разве не доходил он в своей проповеди, обегая по кругу землю в скорости от востока до запада, и до Илирика, и до самого Рима? И он же сказал: «Утешая себя во все дни, пока день этот не наречется». Но предсказал и богословный Давид: «Если сегодня услышите Его голос, явно Божий, не делайте жесткими ваши сердца, гневя Его, как во дни искушений в пустыне». Только ли для бывших до Давида полезно слушание Божия гласа? Увы безумию, которое измышляет в пустоту! Ибо Христовы создания с наступлением этого времени встанут нетленными и бессмертными, и будут всегда. Разве изначальный Искусник и Созидатель, взойдя к Отцу не будет? Разве Он не обещает людям, что будет царствовать вместе вечно и бессмертно? Неужто Он этого лишится, и Царствие отойдет в прошлое с окончанием, если следовать суемысленным? Но отойди от этого безумия, умоляю тебя. Таких людей обличит среди древних бывший Давид, который поет о Христовом Царствии: «Прославляйте Господа все создания Его». А созданиями Христа является все. Ибо сказал великий Иоанн: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово родилось плотью». И вселился в нас Христос, ибо все стало благодаря Нему. И опять Давид: «Царство Твое, Христе, царство на все века, и владычество Твое — владычество во все роды». Весьма в согласии с ними вопиет Гавриил, слуга бесконечному Царствию Христову: «...и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца...» Ведь неужто не установлено, что обычно говорится в святых книгах «до тех пор пока» или «сегодня»? Ведь у Бога день не знает вечера, и один день — это вся вечность, наподобие умных и словесных сил, ведь ночь не покрывает вышемирный свет.

130 Вопрос. Если Сын равен Отцу, то почему Он собственными словами говорит, что ничего! Сын не может творить от Себя, если не видит Отца творящего?

    Ответ. Нет ничего горше, чем думать так о Единородном Сыне Божий; и мыслить все творения раздвоенными: Отцом созданными в совершенстве и Сыном до сих пор делаемыми, по частям вводимыми, и творимыми наподобие Отца. Тогда безумие Ария покажет нам два солнца, и две луны, и разделит, что создано Отцом, а что создано Сыном; подобным образом можно соответственно поступить со всеми творениями на земле и в море. Истинно говорит сын грома Иоанн, что Слово воплотилось. Иоанн почерпнул в возлежании на груди, наполнившись как божественная чаша от вечно текущего Источника, и оросил мир под солнцем словами: «Имже вся быша». Ибо ни в одном древнем прообразе или указании не было видно, что Сын все творит. Но кто иной, кто стал совокупен с нашей природой в утробе Приснодевы? Только Сам единственный Ее ребенок — Сын Божий, Сын, посланный Отцом чтобы быть рожденным от женщины. Ибо, учит божественный Апостол: «Где и когда видели Отца, воплотившегося, и рожденного, и распятого, и погребенного, и подобное этому сотворившего?» Где Родитель в общении подобным образом сказал: «У Меня есть власть положить душу Мою и вновь ее взять»? И что «никто не возьмет ее от Меня, но Я полагаю Сам по Себе»? Где Отца видели сидящим в стойле... говоря просто, там виден, на что пущен Сын сотворить сказанное? Кто созидает Адама и от него Еву, или иное разумное существо мужеского пола, по Его образу все искусно обрабатывающее? Владыка, Содетель, Самовластный Бог всех, и прежде воплощения, и по воплощении, может Сам все делать по Собственной воле. Чтобы не думали, что Сын противоположен Богу Своему, или разрушает то, что принадлежит Отцу, что сказали против Него слепые. Ничего не может творить Сын Сам по Себе, если не видит Отца творящего. Вместе с этим Он учит нас любить Отца.

131 Вопрос. Как же, когда Иаков и Иоанн, сыновья Зеведея, просили сесть с Ним, Он им сказал: «Сесть по правую и по левую руку от Меня не Мне даровать, но даруется это тем людям, кому Уготовано Отцом Моим»? Почему Он не сказал, как Владыка: «Кому Я уготовал», или: «Кому хочу», но отпускает это Отцу, и это не оказывается самовластно?

    Ответ. Он отказался не потому, что немощен; но по благой причине, возражая на их намерения и их величание перед другими, тем самым умудряя и других, и в них угашая гнездившееся бессмысленное желание старшинства, сразу ответил не что «вам все дарует Отец», но «тем, кому уготовано труженикам», понуждая их на делание добра и мужество, чтобы они показали правое усердие и сошли на труды и на подвиг до смерти, до казней. «Если вы Мое не проповедаете, то почему вы желаете проповедовать самих себя». Вы по щеке уже ударены ради Меня, и скиньте одежду для течения трудов. Спуститесь на страдание по собственной воле. Оставайтесь неподвластными, когда разберет себя театр века сего, то Я как плату дам вам тотчас престолы. А теперь благоприличным образом отвечаю, что Отцу принадлежит даровать престолы. Ибо иначе никак невозможно отторгнуть вашу мать, которая заставляет вас так говорить. Даровать просящим что-либо преждевременно не в пользу, хотя во власти это допустить. Ибо как ленивые будут в приязни, как будут приняты как мужественные, получив даром довольство, за которое не пожелали потрудиться? Так обычно делают и земные цари, если кто их умоляет о месте и о сане, а властители им даровать не хотят прежде времени; тогда, претендуя на власть, рабы в чаянии сана совершают друг перед другом подвиги для царства и, соревнуясь друг с другом, крепнут и становятся храбрыми, готовясь к сражениям. И еще. Поскольку Иаков и Иоанн думали, что Он будет царствовать земным и временным царствованием, Господь сказал им: «Вы не знаете, чего просите». Тем самым Он сказал: Поднимитесь на ноги, войдите мыслью в Мое Царствие, а не летайте, подобно ночным сновидениям, не стремитесь к земному — когда услышите, что и Отец Мой не просто так Мне дает. Вам надлежит получить то, что вы заработали трудом и потом. Я должен быть приязненным, но и не делать того — не побуждать к лености. Не мне принадлежит даровать, но Отцу: тем людям, кто прямо просит. Если бы они были разбойниками и любодеями, лжецами, злодеями и не наставленными, то они бы, то же самое попросив у Меня, сели [на престолы]? Не нам это — даровать бездумно, преступая правду правдивого суда ради сана, кому какой дать; оскорбляя тружеников, даровать ленивым. И если вы уже любите престолы, то почему не разумеете трудов и подвигов? На них вы должны обнажиться. Не величаться саном, поясом и скипетром, но выкупить престолы трудами и сделаться милостивыми судиями.

132 Вопрос. Если Он самовластен и могуществен, как Отец, то как же Он боится Креста и молится Отцу, говоря: «Отче, если возможно, то пусть чаша эта пройдет мимо Меня»? А это не принадлежит власти или знающей себя воле прибегать в беде к другому, требовать от него помощи.

    Ответ. Мне думается, что и это наносит смертельную рану тем, кто суетно мыслит, ибо то, что здесь, именно являет Сына, равным по силе Родителю. Ведь Его обращение к Отцу было именно об этом. Не принято бы было Его Божественное пришествие, если бы не было утверждено сильным смирением и человеколюбием. А Промысл у Него — не силой Божества мстить гонителю, не владычески разбить его войско, но скорее кротостью и долготерпением совершить суд над противником. Если бы Он пришел и был, имея Свою природную выдержку, то думалось бы, что ничего нет поразительного в том, что Он совершает чудеса, что Бог борется с ангелом-отступником. Но это диавол безумно превознесся, как богоборец, и потому прекрасно, что Бог воспринял человеческую слабость, и разрушает гордыню диавола, даруя нам победу-одоление. Не человек прельщенный в древности, тем самым видимый, но Бог, умом постигаемый, был бы взят в плен, и думается, трудным было бы исправление рода нашего. Но святое Слово пришло в Божией природе, и Лик погиб, победил противоборца. И против него Он как Бог даст нам властительство, богословя: «Вот, дал Я вам власть наступать на змея и скорпиона, и всю силу врага».

133 Вопрос. Но почему Распинаемый скорее отрекается, раз говорит: «Отче, если возможно, пусть мимо пройдет чаша сия»?

    Ответ. Не может быть иначе. Просто человек не может спасти. А Бог как таковой не причастен страсти. Но Он — Бог и человек — един из двух, ибо природа та и другая соединились и стали единым: Он рожден богочеловечески от Приснодевы, сохранив Ее невредимой; Он же Бог — Он же человек. Когда Он восходит на Крест, то не становится причастен какой-то другой природе, поэтому иногда и говорит, как полагается Богу, а иногда — как человеку, как случается временно. Тогда враг (диавол) не может ничего поделать, по причине слов и знамений. И Бог Себя показывает способным быть покоренным, и когда при этом диавол приходит и смотрит, воистину ли Тот — Бог, тогда, возглашая и вызывая его на битву, Бог опять таит Свою человеческую природу — и противник, испугавшись, бежит. Так Господь совершает подвиг до распятия и смерти, в котором осуществилась вся Божественная победа.

134 Вопрос. Почему Господь, когда пришел, не был явлен во всей Своей силе? Но Он был и нищим [на проповеди], и светлым [на Фаворе]. Неужто Он в страхе сомневался, Бог ли Он?

    Ответ. Потому что и враг не явным образом соприкоснулся с нашим прадедом, не в своей породе. Ибо тогда Адам и Ева сохранили бы себя от наваждения (наведения) и падения. Тогда в змее скрывает свою природу диавол, который связался с Адамом, и сказал несчастной Еве: «В тот день, когда вы съедите от запретного, будете как боги». И говоря коротко, лживо отводит их на оставшееся время от блаженной жизни. Этими лукавыми речами их прельстив, сам был прельщен божественными речами устрашающий враг. И как там был не просто змей и не только диавол, так и здесь был не просто человек и не только Бог. И Он не устрашается, но явным образом порешает мудрость буйного. Как можно видеть Его сильное, по собственной воле сомнение — как страх? Когда к Нему пришли иудеи, чтобы Его взять, Он ослепил их, говоря: «Кого ищете?» Когда они сказали: «Ищем Иисуса», то Он снова показует свободу воли и говорит им: «Это — Я». И сразу вскоре Он отдает Себя в руки тех, которые Его искали. А что останавливало Его улететь от луней, что мешало Ему упорхнуть от слепых? Он сказал: «У Меня есть власть положить душу Мою, и вновь взять ее». Поэтому и Петру Он гневно запретил, когда тот «начал прекословить Ему», чтобы Господа не распяли, чтобы как-то избежать того, чему надлежало быть. «Он же, обратившись... воспретил Петру, сказав: отойди от меня, сатана», ибо ни мыслишь «о том, что Божие, но» мыслишь «человеческое», то есть: иди вслед за Мной, а не обгоняй и не постигай разумом Промысл. И видом плоти сомневался: Как убоюсь смерти Я — бессмертная жизнь? Как отрекусь от страдания Я — разрешитель страданий, прикосновением руки исцеляющий слепых; сделавший так, что тот расслабленный понес одр свой? Он, иссушивший кровоток подолом плаща своего; прокаженного освободивший от поврежденности; множество бесов прогнавший проявлением воли Своей; по бездне морской как по суху шедший: когда она вздымалась и ходила волнами, Он сделал, что она утихла и успокоилась — Он для штиля простер руку со стремительностью ветра; пятью хлебами до насыщения накормил пять тысяч человек, когда остатками хлебов наполнили двенадцать корзин; призвал Лазаря четверодневного смердящего опять к житию из могилы без повреждений — Создатель всего и Бог, Сам Жизнь и Воскрешение. Намеренно смутился страхом и уничижением, желая уловить змея приятием плоти: «Мною» поруган над человеком ругающийся диавол. Ибо Я рыбак и уда, и опустил Себя в глубину сего жития, и как червяка нанизал погибшую человеческую плоть. Сам Собой им подобный был Адам и как рыбарь, а теперь трясет и тащит в пучину спущенную уду. Теперь тих, когда приближается ожидаемая рыба-человекоубийца, чтобы она от явного шума не отскочила. Потому Он и сказал через Своего отрока (слугу) Давида: «Червь Я, а не человек». Как червь из земли без всяких примесей обретает плоть и оживает, подобным образом и Я от Приснодевы без примесей каких-либо и схождения с мужчиной воплотился, саморасленным стал Человеком, оставаясь Богом. Потому и сказал Иеремия, многострадальный среди пророков, видевший пророческим оком лжеца-диавола, который будет обманут. Словно глумясь над гордыней и безумием диавола, более чем за пятьсот лет Иеремия сказал обо Мне: «Человек Он и кто постигает Его». То есть Бог промыслительно нас ради стал человеком, по премудрости, чтобы сделать безумцем премудрого в злобе: совершая пророчество доблестного Иова: «Притащишь змея удой». И еще он же: «Пришел Ты по морю жития моего, являя непроходимое, и никак ногу не осквернил». Опять Ты же по бездне ходил, и проходил преисподние, там сущих пленных освобождая. И еще он же сказал: «Открываются от страха ворота смерти» — врата ада, увидев Тебя, испугались.

135 Вопрос. Тогда ты утверждаешь, что Христос — поругатель, что Он ложью победил диавола?

    Ответ. С таким же успехом можно сказать и святому в речах Моисею: посмотри, как он поругался над Египтянами. Так же [затем] поругается Воплотившийся над понимаемым разумно Фараоном; и побил его всевоинство египетских бесов. И потопил его тем, что сказал: «Отче, если возможно, да прейдет эта чаша от Меня». О чаша, рана диаволу, прогнание бесов, рассыпание грехов, омытие грешников, дарование вечной жизни. Ведь Бог Слово воистину стал человеком, и истинно неизменно прошел все человеческое, кроме неподобающего зла. Так и то, что во время страдания. Он отрекается от чаши, не страшась Того, что уже выбрал, а уча, чтобы мы сами не налетали на напасти, а если попали в них, то с терпением мужественно их принимали. Потому и после совета о Кресте Он промыслительно отрекался, но когда приблизился Крест, Он его взял на плечо как победитель [знамя] и шел, чтобы быть пригвожденным на нем в согласии с Собственной волей. И хорошо всем вместе воскликнуть то, что сказано богословным Давидом: «Ибо величественны создания Твои, Господи, все премудростью Ты сотворил». В согласии с ним велегласно вопиет великий Апостол: «О глубина богатства, премудрости и разума (ведения) Божия, ибо неиспытаны судьбы Его, и неисследованы пути Его, ибо кто постиг ум Господа, или кто Ему был советник». Увы безумию, что не разумеют богословно, что грубо спорят. Да замолкнет всякий спор, и смута помыслам; и да будем рады почитать Божество верой без опыта.

136 Вопрос. Во всем хорошо сказанном мы молимся, чтобы мы узнали ко всему о нашей природе. Но Давид умаляет человека, и делает его негодным, когда говорит в восьмом псалме: «Господи, что есть человек, что Ты помнишь о нем»; в тридцать восьмом псалме: «Но суета всякий человек»; в сто сорок третьем: «Господи! что есть человек, что Ты знаешь о нем; что есть сын человеческий, что Ты обращаешь на него внимание? ». Так что Давид говорит, что человек уподобился суете. А его сын Соломон возвеличивает человека, чтит его, потому что говорит: «Велик человек и честен». Но если сын не согласен с отцом, то какое согласие может быть между остальными пророками?

    Ответ. Ничто из этого не может указать на несогласие повествующих о Боге речей, которые проповедовались с любовью к учению. Кроме грубой жизни, отчетливо видимой, действие — это восхождение видения. Представлена природе почесть, что мы от Бога все прияли эту почесть созданные руками Божиими большими всего творения. Раскрыв (разогнув) правые Моисеевы книги, ты обоюдно будешь научен. Ибо Бог взял прах от земли и создал человека, и вдунул в его личность дыхание жизни. Это «взял и создал» и говорит о том, какова у человека честь. Ни об ном создании это не было сказано, а только об одном человеке. «Взятая персть земная», на ней мы учимся, сколь негодна наша природа. Ибо мы — земля и персть, не стоим никакой вещи, и легко рассыпаемся.

137 Вопрос. Но как человек тогда велик и чтим, если он тленен и легко рассыпается, и порабощен тьмами страстей и принуждений?

    Ответ. Не смотри только на природу прикладывая к ней почесть, но разумей для легко рассыпающейся и скоро умирающей природы, что это стало у нас после исторжения от древнего блаженного жития в раю, по причине преступления. После погибельной пищи отречения несчастный (Адам) услышал: «Ты — земля, и в землю пойдешь», ибо он послушал врага скорее, чем Бога.

138 Вопрос. Что сказывает Давид, когда обращается к Богу: «Руки Твои сотворили меня и создали меня»? Указует ли это, что одно — это создание, а другое — сотворение? Разумеем ли мы из этого двойственность, или то же самое подобает говорить — о Боге?

    Ответ. Думается мне, что «творение» — эта сказано о душе, а «создание» — о телесном вещественном создании. Руками Бога и Отца Давид назвал Сына и Духа. Ибо к Ним Отец обратился: «Сотворим человека по образу и подобию Нашему». Хотя Писание и говорит, что Бог взял от земли прах и создал человека, но обычно видимыми вещами указуется невидимое действие. Действие желания — это всякое нерукотворное создание. Поэтому руки названы как создания в честь природы, потому что они к образу Божию — но не по подобию природы. Невозможно это изречь по достоинству, но образ говорит о самовластности и свободе.

139 Вопрос. Почему именуют по нашему образу и подобию у Божества члены тела: уши, мышцы, голени, как указуется, что Он имеет?

    Ответ. Хорошо было бы немного времени это обсудить, изложив по порядку и по законам речи. Бесчиние вопроса соблазнит об ответе ввысь своего существования, и мы правильно взойдем по разумно понимаемой лестнице. Человек — великое и почтенное [существо], которое изначально и теперь имеет существование из слабых [вещей]. Бог мог сотворить человека из меди или из железа, или из нерассекаемого камня, но Он создал его в древности из праха. А сегодня ответы «простые» и «худшие» указуют тем самым недоведомую и выше ума Премудрость Его действия. Но благой ум вашей любви да не издевается и не смеется по причине извещения, когда мы со скорым испытанием начинаем слово о тайнах природы нашего существования. Ибо и Священное Писание не возбраняет упоминать об отроке Иуды, который лежал с Фамарью, и исторгал семя во очищение по Закону, очищая осквернившуюся и только что родившую; и возвышенный апостол в послании Римлянам упоминает мужа, оскверняющегося мужем, и мужа беснующейся жены. Вмешивается в женский пол от мужчины некая застывшая выкипь и примешивается к крови женской, напротив находящейся. Она осаждается от этой застывшей мужской выкипи, как сказал Иов, о котором Бог свидетельствовал как об истинном и непорочном, так с раной тела обращаясь к Богу: «Не молоко ли меня умолочнило? Ты сырил меня как сыр. Ты окружил]меня кожей и мясом, костями и жилами удержал: во мне жизнь, и милость вложил в меня». Так Иов показывает природу совокупную, саму себя поддерживающую, саму владеющую. «Жизнь и милость Бог вложил в меня», то есть «в меня» вложил [способность] самому жить и миловать — послушанием и соблюдением Твоих заповедей — и не убивать себя непослушанием; и за немилосердие быть подобающим образом мучимым, став покорным врагу, а не Творцу Что наш прадед сделал, немилосерден к себе, получив на себя как меч губительный совет, и был им убит и, из бессмертия став мертвым, погиб. Итак, смешиваются все внутренние и все чувственные обличия, и тела словно сливаются и перемешиваются друг с другом. Благодаря этому смешению, облик лица и становится неизреченным смешением. Раньше данное и старейшее семя, к нему к единому подобию уподобляются образом, мужчины или женщины. Так, мужское семя, застывшее во всяком случае и происходящее от кости, претворяется в силу костей и жил, становясь крепким наподобие того, кто его посеял (то есть наподобие мужчины). А та, что от женщины, с ее стороны воздаваемая при совокуплении кровь, по природе теплая, замерзши от застывшего семени, превращается в плоть. А плоть оживает, когда Бог ее вдохновляет некоей жизненной силой. «Ибо Я есть сотворивший землю и человека на ней, и дающий дыхание для жизни» — сказал Бог всем ходящим по земле.

140 Вопрос. Мы говорим, что душа существует совокупно с мужским семенем, которое живое и одушевленное. Потому что от живого и одушевленного тела суть причины нашего рождения. Как и от ствола: каждая ветка имеет свои семена, и от них передана сила жизни. Если тепла кровь и живо семя, происходящее от мужа, и если не по подобию крови любое животное имеет причину [жизни], то есть душу, тогда вследствие слабости, а не из-за величия в первый день построения [тела] не может построить свое действие совершенным: то есть совершение семени, которое растет во чреве, превращается в плоть, затем превращается в младенца, возрастает вместе с младенцем, совершенным образом показывает действие своей души: и с ним является совершающееся тело.

    Ответ. Отойди от того, чтобы думать, что души совокупляются. Откуда тогда была душа у Адама, сотворенного без всякого совокупления и семени? Если мы скажем, что душа выходит к существованию от мужа, то тогда любой будет мыслить душу воплотившегося Бога Слова подвластной семени и сопримешанной телу А это принадлежит последнему безумию и хуле, имеющим мучения без конца. Если согласиться с этим безумием, то скорее будут осуждены, чем примут плату и венки те люди, которые убегают блуда, добрым образом совершая подвиг, и Царствия ради Небесного сами себя оскопившие воздержанием, как сказал Господь, [они тогда суть] души свои удавившие, умертвившие их вместе с земным составом тела. Тогда тем, кто целомудрен и чист, будет, думается, горше, чем блудникам и любителям греха. И тогда и Павел, разумом возвышенный, окажется в бесчестии, и даст ответ за то, что принес нам мучение, сделал убийцами душ, и учил делом и словом убивать душу. И писал в посланиях для всей вселенной убегать от блуда, и не прикасаться к женщине. Почему и блудника в Коринфе он предает мукам, превращая на жизнь его задохнувшуюся душу; почему и того, кто извергает семя, повелевает, чтобы он сам очищался по Закону, и чтобы его обливали водой? Если душа, нагнетаясь во чреслах человека, выходит, то откуда семена ростков насаждений и плодовых растений, которыми Бог, взяв впервые, украсил землю? И почему Сарра, которая до ста лет спала вместе с Авраамом с самого юного возраста, получая его семя, никак не обрела одушевленное, прежде чем по Божией воле одушевилось семя и родился единственный сын Исаак у столетних? Почему Анна и Елкана купно лежали много лет, не получая во чреве одушевленного семени, прежде чем пошли в церковь и умолили Бога о деторождении. И Божество, прияв молитву ее, многие годы осужденной и никак не способной родить жизнь, как неодушевленную вещь, в настоящей старости, в обыкновенном смешении сделал одушевленное, и дал образ чистому возвышенному Самуилу. Его, маленького сосунка, завернув в плащ, принесла мать, из пелен очистив для Бога, и отдала в храм святого отрока. Почему и добрая старица Елисавет, которая с младых и в поре лет спала со сверстником Захарией, дошла до самых седин, не нарушив брачных законов, но никак не обрела живого смешения — прежде ангельского гласа, что одушевленным становится то, что лежит во чреслах, что обоими было смешано и усажено в плоть. Как глыба мрамора, отсеченная рукой от скалы, или от руды отсеченный камень, который ежедневно обтесывается при ваянии, остается бездушной и не имеющей образа вещью, пока он как тело не дойдет до предназначенного образа, когда-нибудь в неизреченном искусстве, к старости. Итак, это в ваянии обретает образ Иоанна, Крестителя и Предтечи. Да замолкнет слово, которое при этом кощунствует о душах, что мол сущность души в мужском семени. Каким образом нетленное и бессмертное может быть слито с мертвым и низким? Как большее и лучшее от ничтожного и худшего может иметь причину выхода в эту жизнь? И как не подобает думать, что душа засеяна в осквернении! Апостол говорит о теле: «сеется в тлении, восстает в нетлении. Сеется тело душевное...» — а не душа. Душевное — это значит и сосуд души. И да умолкнет болтовня, что они потом сосуществуют. Вот еще что: звезда каждой природы совершаются Божией, все делающей волей. Не прежде существования, не после существования, как учит Божие Писание: пусть человек не думает, что душа старее или юнее его. Но как сказано: «И взял Бог прах от земли и создал человека», и тотчас следует: «И вдохнул Бог в лице его дух жизни, и стал человек с живой душой». Ни душа сама по себе, ни тело само по себе не есть человек. Но оба в совокупности и соединении совершают человека, как говорит писец божественных дел Моисей. Но здесь свернув с дороги нашей речи, давай опять на нее возвратимся. Кровь, сгущаясь от застывшего, превращается в плоть, и плоть понемногу растет, ибо се прибывает от усладительных брашен: от Дающего пищу всякой плоти, как сказал Давид божественный песнопевец. Так и морская плоть как в утробе кормится в своих раковинах и панцырях, и они катятся, принимая от Бога силу жизни, и не имеют ни рта, ни слуха, ни зубов, и всякого поедания они не причастны, и нет у них членов — их кормит только вливающаяся в них водная влага. Но они в этом образе пребывают всегда, получив от Божией воли такую природу. А причина нашего рождения постепенно, с кормлением, неизреченно образуется, вырастая и становясь плотной, действием мысленной и невидимой Божией руки, создавшей из праха нашего прародителя. Затем младенец, на девятый месяц, совершенный Божией силой, крепок телом, и обладая силой, выпадает из мешка утробы через ложесна. (Далее идёт изложение о формировании «вертограда тела», органов тела, о зависимости их вида от способа и качества движения жидкостей, во многом повторяющее содержание других ответов)
   (141) Начнем теперь, об устройстве и составе тела, удивляясь Богу, изначально Создателю нашему и всего. Как подобающий дом словесный создал лучший Искусник. Единственного из поднебесных животных Он вывел человека стоящим прямо. Из этого образа Он учит нас, что в небесном сродстве мы имеем житие. Ибо все бессловесные склоняются вниз, к чреву, а только человек сам из себя растет, и зрение готово видеть небо. То есть человеку не должно быть любителем греха и падать вниз, к страстям, но стоять и смотреть в направлении небесного, и двигаться.
   (142) Затем Бог поместил голову словно на холме тела. И в ней утвердил чтимое для чувств. Головной мозг надежен премудростью и разумом Творца, Божией волей и разумом, сотворившим все.
   (143) Что головной мозг важен и велик для жизни, указуется явным образом в таких случаях. Если язва или раздирание заденет его вещество, то тотчас смерть язвой доходит до ноги. Ничего, что он мал по природе: так в куполе здания есть один, вбитый в сооружение, все держащий верхний камень, который называют созидательным клином. Если его выбить или выдрать, то будет потрясено все [строение]. Бегут великие светила — солнце и луна, обходя поднебесную за ночь, а наш ум в мгновение ока вместе с нижним миром обходит и надмирное, пробегая их без труда; и [мысленно] мы видим неведомое, что мы не видели.
   (144) Слабыми и немощными представляются волосы, но они украшают голову. Они отгоняют худшие из животных запахов, но досаждают плешивым, которые часто протягивают руку, чтобы поправить отсутствующие волосы. Они сопротивляются холодному ветру, стуже, солнечному зною; словно перелесок или чаща волосы осеняют то, что лежит под ними, и принимают на себя дождь, защищая голову.
   (145) Очи причастны возвышенному видению. Их только два, но они видят весь мир, ибо ни в чем им не препятствует установленное строение тела. Ресницы при своем слабом строении способствуют, однако, правильности взгляда и словно копьями и заостренными прутьями отгоняют маленьких живых существ. Частым миганием век сохраняются зеницы; веко — как опахало от солнечного зноя, как занавески на дверях, предупреждая смерть ока от изнеможения. Об этом свидетельствует Иеремия, тот из пророков, кто претерпел множество бедствий: «Вошла смерть дверями». Не только тело должно быть неприкосновенным, но и по отношению к взгляду очами подобает так же действовать, и никак не позволять им бесстыдно устремляться и следовать за постыдными красотами, чтобы мы от зрения не устремились к действу. Это по Божественному слову: «Посмотревший на жену чужую с похотью уже любодействовал в сердце своем». Зеницам ока подобает девствовать: они должны закрываться, обращаясь к себе, сохраняя помышление от блуждания.
   (146) Точнее всех наших членов выковано ухо. Но и оно украшает голову, окаймляя ее. И оно, являясь творением Божиим, причастно к тайнам Его. Оно округлое, все изборожденное, чтобы не скоро проникало слово, но много времени покружившись, погружалось бы в глубину, при этом становился бы ясен проникновенный смысл слова, а грубость лжи и злые речи остались бы на берегу. Кто разговаривает о добром деле, не должен говорить лжи, а кто слушает, должен испытывать и проверять сказанное. Если примешена страсть любви или ненависти, то первая весьма скоро не видит, а вторая вообще не видит. Если каким-то повреждением слово растлевает наше суждение, то мы должны овладеть им и отвести от злобы, как владеющие истиной. Этому мы научены от божественного и крепкого страдальца Иова, ибо повествование говорит: «Ум и слух рождает глаголы; а гортань вкушает брашна». В согласии с этим сказал и божественный песнопевец Давид: «Того, кто тайно клевещет на ближнего своего, изгоняю». А Бог, всех запечатлевая рабами слова, сказал в Евангелиях: «Будьте купцами искушенными, отличающими проверенное от скверного». Примем глас не как лживые завсегдатаи питейных заведений, но как отмеряющие изреченное из говоримого, а сбытия (исход, конец) — из сотворенного. И прибавимся на правую сторону.
   (147) От ушей и языка много бед. Орган лжи и истины невелик, но велико его действие для спасения и погибели. «Язык мой трость (перо) книжника-скорописца»; «Язык мой возглаголит правду», — говорит божественный Песнопевец; и еще он же: «Языками своими лгали»; «и язык их как змеиный, яд аспида под губами их». В согласии с отцом премудрый в божественном Соломон сказал: «Смерть и жизнь — во власти языка» — то есть слово заменяет руку. «Иной пустослов уязвляет как мечом», — утверждает Премудрый. И Божество осудило на одну участь человекоубийцу и лжеца. Ибо сказал Бог через великого Давида: «Муж крови и лживый мерзок Господу», — а тот, кто мерзок Богу, тот в любом случае и будет мучим. Так же железо съедает ржа, и дерево или плащ оскверненный мерзок хозяину, когда его разлагает находящийся внутри гнус. Так и дом, когда жильцы его оставляют, пустеет, мало-помалу гибнет. Подобным образом, я думаю, гибнет и человек, который мерзок Богу. Богу он отвратителен, он мучается во зле от перемешавшихся в нем зол. Отречен он: «Отойдите от Меня, проклятые, в огонь вечный, — соответственно грехам они и услышат. Тогда в них все воспламенится, подобно тому, как когда уголь падает в сор. В них как червь в одежде или в дереве — поедает и грызет вечно, не делая распада, но и не погибая сам, поскольку мы восстанем из могил нетленными. И праведники останутся в славе и покое нетленно вовеки, а грешники будут вечно мучиться и не истлевать, а всегда быть в местах отлученных: тяготящиеся, болящие, рыдающие, страдающие, плачущие, терзающиеся, кричащие, бьющие себя; но бессильны они что-либо изменить, ибо отбросили они от себя настоящее время покаяния. Требуя своего, они для себя же закрывают Божие милосердие: «ибо без милости суд тому, кто не сделал милости» — говорит Божий глас. А другие изгоняются в места тьмы кромешной, и таков приговор Судии для тех, кто виновен в ранах и изгнаниях. Так учит повествование о египетских происшествиях, что Божий ответ возникает один, и прилагается к слышащим соответственно проявлению их воли. Египтяне, [во главе] с Фараоном мучили Израильтян вместе с Моисеем, который умолил Бога о спасении Израильтян. Для одних Господь сделал воды Нила красными, показав их кровавыми, что было мучением для жаждущих, а для других сохранил самотечную природу воды. Для одних Он переменил дневной свет в осязаемую тьму, а для других на горе сохранил свет. Для одних Он как бы иссушил Красное море, чтобы они могли перейти его, других же, сведя его вновь в совокупность, оставил погрузившихся погибнуть и истлеть. Подобным же образом было и с вавилонской печью: три еврейских отрока как посреди прохлады ходили в пламени и пели, а тех людей, которые подкладывали дрова, опаляло пламя, возносящееся на сорок девять локтей, и от него вскоре они сгорели. Также мы знаем, что земля, покорная Божию повелению, расступилась, и взяла Нафана и Авирона на мучение, а невиновных носила, по своей природе земли, в том же месте. Так же и несчастный Каин, которого мучит его ответ Богу ["Сторож ли я брату?"], стенает и трепещет на земле [т.е. боится; как при отсутствии сторожа]. Тотчас ведь следует испытание слов: мучение непрестанной дрожью и стенанием плача, которое от сердца (сердцевины) до [кончиков] ногтей терзало первого в мире разбойника и братоубийцу Каина, и не попущено было ему умереть, сколь он ни желал и кричал: «Пусть любой, кто меня найдет, меня убьет». Но ему Бог ответил: «Не будет так. Ибо Я положил знак на тебе, чтобы не убил тебя любой человек, который тебя встретит». Устрашимся мучительного огня, червя и тьмы, не щадящего и святых, которые осквернились в своем житии. Ибо сказал Бог через Иезекииля: «Начните со святых Моих». «Если праведный едва спасается, то грешник и нечестивый где явится?» — сказал в Боге премудрый Соломон, пробуждая нас от лени. Мы не имеем права облениться, мы, те, кто почитает Крещение и приобщение Святых Тайн. И если мы ленимся, то, думаю, легче всего мы заслужим мучение — оно будет принесено. Никакого успеха не добьются для будущей жизни те, кто здесь хулит [Таинства], и недостойно и без страха их принимает, тот на осуждение себе принимает Таинства Бога Слова, как сказал возвышенный Апостол. И еще тот же возвышенный Апостол сказал: «Обрезание будет тебе на пользу, если ты делаешь то, что принадлежит Закону. А если ты преступаешь Закон, то обрезание твое тебе необрезание, раз ты недостойно с ним живешь». И еще он же сказал: «Не тот, кто слушает закон, но кто творит его, будет оправдан от Бога». А для всех, кто принял любезное научение, Святое Крещение вместо обрезания, вместо Закона нам верным (верующим) даны чтимые Евангелия. Об этом сообщает Господь в Евангелиях, когда произносит: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи, Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи!., не Твоим ли именем мы бесов изгоняли» и исцеляли болезни? И скажу им: «Не видел Я «вас; отойдите от Меня», проклятые, Делатели беззаконий, в огонь вечный, готовый диаволу и аггелам его». Мы думаем, что среди этих христиан, среди множества верных, был и Иуда — апостол, который творил знамения и врачевал больных прежде его отпадения от Бога всех Христа. И Симон Волхв, которого разбили святые апостолы Петр и Павел, и многие из галатов, которые после творения знамений, чудес и исцелений и сподобления пророческих даров снова обратились к заблуждению, прежде всего договорившись со злом. В послании к ним и сказал великий учитель вселенной под солнцем: «О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине…» Вы хорошо шли, кто вас сбил, чтобы вы не подчинялись истине?» Таковыми, как я сказал выше, мне представляются те, кто после Крещения не преуспел. Даже если они и скажут Христу судящему: «Господи, во имя Твое мы творили чудеса и изгоняли бесов и исцеляли больных», — то Христос даст им суровый, полный достоинства и весь полный плача ответ; Христос, Своим милосердием, всех нас освободивший от [погибели], даруя забвение нашим согрешениям. «Ибо не встанут нечестивые на суд», — сказал Давид, божественный песнопевец. В согласии с ним сказал и великий во пророках Исайя: «Да падет нечестивый, да не видит славы Господней». Об этом сообщая, говорит святой апостол Павел: «Кто беззаконно согрешил, беззаконно и погибнет. И кто, зная Закон, согрешил, будет осужден Законом». Не на погибель они будут отлучены, как здесь становится явным, что погибнут, но для них от Бога во всем отлучение, отвращение и мучение в бесконечные веки. То же самое вместе пророки сделали явным: что не на суд встают, чтобы предстать пред Судией, нечестивые, но они ведомы на осуждение вместе с их старейшиной диаволом. Так и сегодняшние законы закоренелого убийцу или манихея не судят, долго заседая, но тотчас осуждают пред лицом огромного собрания народа, наставляя таким образом собрание. Когда один член тела режут или жгут, то все части вместе с ним содрогаются, испытывая боль. Если бьют одного раба, то все рабы устрашаются, мысленно, наедине с собой, обещая исправиться и не касаться запретного, за что покрыт ранами виновный раб, Божиим гневом влекомый на отмщение. Так, мне думается, Бог и устраивает, что в тысячном граде один дом мучим за согрешения, принимая здесь возмездие на протрезвление и исправление прочих сограждан. «Ибо падением нечестивых праведные бывают устрашены» — сказал премудрый в Боге Соломон. И никак не будет нам полезно на неуклонном и праведном Суде Святое Крещение, если здесь мы житием своим зло его похулили, живя недостойно имени Христова. Великий Апостол весьма ясно об этом говорит, велегласно восклицая: тот, кто отрекся от Закона Моисея при двух или трех свидетелях, тому смерть без милости. Сколь же худшей муки будет удостоен тот, кто попрал Сына Божия и думал осквернить Кровь Завета; кто попирает Сына Божия — Бога Слово, принимая Таинство без страха руками лихоимными, поднимающимися на ближнего. Таким образом, причащаясь Хлеба и Вина, верные видят умными очами, как в них пребывает Бог. «Ибо слово Божие живо и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, судит помышления и ум, как говорит сам Павел: «Не на двоих же я раскололся, один из которых пригвожден, а другой растлевается». Бог не истощится, принимаемый всеми по воздуху [в Причастии], и пребывает Тот же неизменный, что запечатлевает Павел, и строго являет, что примут муки с неверными те, кто по имени христиане, а на деле лукавы и безумны и ленятся о своем спасении. В Евангелиях сказано: «Если... скажет раб в сердце своем не скоро придет господин мой, и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, которого не знает, и рассей чет его, и подвергнет его одной участи с неверными». «Рассечет» — не нужно понимать в смысле телесно, ибо это принадлежало бы грубости и гневливости, но: духовное отъятие даров Крещения, и отъятие дерзновения (свободной речи) к Богу. «Рассечены» на суде Господнем: ибо невозможно тех, кто обещался Христу и как воины ознаменованы Его печатью, и поясом воинства за Него опоясаны, невозможно наказать, если прежде их не ободрать, как учат нас и теперешние законы: виновный из воинов не прежде наказывается, как с него снимут пояс и воинский чин. Когда они отняты, он оказывается как раз вместе с простыми людьми. Совершенно явным сравнением покажу это Божие «сечение». Архиереи святого хоровода, стоящие вокруг возвышенного Престола, если кто из крещеных будет в соблазне, то не прежде для него определяют возмездие, как когда лишат святого служения, лишив чина, чтобы изверженный был как один из людей. Отъятие чина и можно назвать «высечь». И простое сравнение: одна участь с неверными. Это прорек и божественный песнопевец Давид, свидетельствуя: «Делайте и воздавайте обеты Господу, Богу вашему; все, которые окрест Него, да принесут дары Страшному, укрощающему дух князей». Пусть никто не думает, что песнопение говорит об отъятии душ у князей. Ибо не только у князей, но и у подчиненных; и у владык, и у рабов Господь влагает и отъемлет и души и дух. Но в любом случае это о духовных дарах и Крещениях. Мне думается, что верные — князи неверных, ибо от изначально существующего Слова Бога им [дано] владычествовать над ними и над бесами. Ибо те люди ничем не лучше бесов, они в уме сопротивляются Единому Богу, и борются с христианами. И дана власть попирать их. Давид молится и просит у Бога: «...поставишь их князьями по всей земле». Помяну «имя Твое» во всяком роде и роде». Услышал Пророка Бог, и Слово от Бога воплотилось, затем Слово пришел (пошел) в мир, и богословя Слово сказал к нам в Евангелиях: «Я победил мир» и «и вот, Я дал вам власть наступать на змея и скорпиона, и на всю силу врага», — то есть на любую ересь. Во всяком роде и роде мы памятуем имя Христа, мы, которых Крещение и данный от Христа нам Святой Дух поставили князьями и владыками над противниками. Мы постараемся хорошей жизнью почтить Христа и Духа, ни в коем случае не принимая никакой скверны и порока от нечистого жития — в последнем случае судя, Иисус нам назначит порку, и с схваченными неверными погубит в огне вечном, оставив без дара Духа и Крещения. Не как думают некоторые из кощунов, которые услаждают уши, а душе пищу не предлагают, что мол мука грешников имеет конец, что единый Господь говорил о «огне вечном» а не о огне во веки веков. Как будто Пророк не сказал, что во веки, Господи, слово Твое остается на небе. И мы что, будем думать, что Бог Слово на небе до времени? А с окончанием века Он уйдет с небес? И еще тот же пророк сказал: «Истина Господа пребывает ввек». Неужто с какой-то сменой лет Господь уже не будет истинен? — согласно безумию, именуемому гневно. Сам Судия в Евангелиях сказал святым Своим апостолам: «Я с вами до конца века». Неужто мы будем вкладывать смысл (проразумевать), что святые будут с Ним до поры до времени? Или скорее во веки и бесконечно? Разве не принадлежит последнему безумию полагать кончину века: и что именно до этого времени будет мучиться диавол вместе с изгнанным с ним злым бесом. Если он освободится от ран и мучений, то тогда в любом случае неудачниками были святые, которые до века жили в покое: за что им умирать или страдать, если кончился их век? По необходимости, если кончится мука грешников, кончится и вечная жизнь святых. От ушей и языка большая опасность. Поэтому Божество искусно сделало, что язык оберегается двумя губами, а кроме того, более чем зуб привязан корнем, чтобы при крепком хранилище, он легко был умудряем, лежа в мокроте. Когда язык клевещет, то испускает смрад. А когда благословит, то источает пение, посылая Богу. Теперь, согласно божественному Давиду, мы должны петь: «Положи, Господи, хранение устном моим, и дверь ограждения о устнах моих». Язык мягок и легко вращается, и потому ему очень легко развратиться. А голосом он лучше всякого голоса. Говорлива ласточка, которая всегда сладко шепчет. Говорлива горлица. И любящий пустынность кузнечик как свирель голосит, хотя и мал. Кличет голосом журавль. Голубь воркует. Медведь кричит сильно, тяжело и неприятно. Бык ревет подобно трубе. Лев своим рыком потрясает пустыню. Притягивает к себе теленка мычащая корова. Брачным голосом звучит свирель, боевым — труба, плясовым — гусли, хороводным — барабан. Но даже все они вместе не могут сравниться с доброгласием человека. Ибо где в них красота нашего языка или ясность, или доброгласие, или строй, или сладость? Ласточка не умеет петь по-голубиному, журавль не умеет петь по-гусиному, совы — как воробьи, сороки — как перепелки. И прочие бессловесные не знают голосов чужеродных. И мы не можем их понимать и истолковывать. Ибо кто знает, что говорит лев, когда рычит? Или что говорит бык, когда ревет? Или козы и овцы, когда блеют? Но все разумеют красоту благого языка человека: когда пастух зовет, то к нему идут овцы, а когда возбраняет, то опять отходят. Когда козопас дает клич, то козы отпрыгивают от овощей и уклоняются от нив. Так и конь, и мул, и осел и вол: иногда должны поворачивать направо, Иногда налево, подчиняясь человеческому языку. А псы выходят с лаем, когда хозяин их зовет. И быстро устрашившись его, успокаиваются в молчании. Посмотри и на заблудившуюся свинью, которая возвращается из блуждания от голоса пастуха. Пес, который долго преследует лань, отходя; таким образом далеко от охотника, услышав свисту отвечает на него лаем, призывая в помощь того, кто его отпустил. Можно посмотреть и полет голубей: услышав посвистывание своего владельца, они, словно облако, слетаются на шест. А всякий инструмент вроде гуслей — в противоположность голосу нашего языка, управляем ударами руки. И воистину чудно, что язык, который мал и мягок, так действует, вкушая нрав, понимание природы учения Того, Кто премудростью сотворил [все]; и язык достаточен для всякой словесной речи и разумения. Тот, кто не согрешает языком, тот муж великий, и может обуздать все тело, как сказал в послании всей под солнцем вселенной божественный Иаков.
   (148) А зубы ему содействуют, давая ему твердое произношение для произведения слов. Они сталкиваются, как при ударении струн гуслей. Кроме того, зубы и слуги еде: одни ее рассекают, другие раздробляют. Для рассечения [служат] передние зубы, а для молочения — внутренние, которые перетирают и перемалывают вносимое; подобным образом они и именуются.
   (149) Ноздри находятся между щек. Они втаскивают и испускают ветром воздух. И они искапывают соплю, ибо вовлекают хороший запах — и гнушаются дурного.
   (150) Бородой осеняются щеки, когда мы меняем детский и непостоянный возраст на мужество. Думаю, что борода являет промысл природы о жизни. До наступления мужества она только растет. С нее начинаются труды мужа. И как раз ко времени сейчас нам спеть вместе с Давидом: «Ибо величественны создания Твои, Господи, все премудростью Ты сотворил». В такую маленькую голову Господь вложил все наши чтимые чувства: зрение, слух, вкус, обоняние, — близко связав их родством между собой. И ни одному из них не встает на пути действие соседа, и мы не можем стать им поперек, разве только поднесением руки.
   (151) Хорошо и прямо стоит шея. С помощью нее глядя на небо, человек имеет образ, правильный по лику. Голова утверждена подобающим образом, как на колонне. А шея в помощь, когда человек наклоняется и выпрямляется.
   (152) На правой и левой руке по пять пальцев. Теми же самыми пальцами мы и возделываем землю, и перелезаем горы, и переплываем пучину на деревянных кораблях. Когда попутный ветер надувает паруса корабля, то мы управляем рулем. Мы ловим и укрощаем диких зверей, ловим китов, равных по величине большим холмам и горам, и страшных на вид. Мы собираем плоды, и сбиваем летящих птиц стрелами. И огонь, который так силен в своем устремлении, к которому ужасно прикоснуться, который своим пламенем приносит столько ущерба и гибели, мы пальцами принуждаем его работать нам на пользу. Ко всему мы можем применить наши пальцы. Этими же пальцами мы строим города, и окружаем их укреплениями и стенами, вооружая их пращами и катапультами и другим оружием.
   (153) Мал, кругл и не явен сосуд сердца. Но в этом главном сосуде мы разумеем о Боге, о Ангелах, о Архангелах, о небе, о земле, о море, и о всем творении в совокупности. Сердце — как сокровищница или твердое основание. И наша жизнь, наша сила и дыхание зависят от сердца. Сердце пожелало быть как некий источник нашей жизни с Богом. От него, как ветки друг от друга, прорастают многоразличные проходы, и они разносят по всему телу теплый и огненный ветер. Всякая пища требует, чтобы к ее природе было даровано тепло. Не бывает так, чтобы наш огонь пребывал сам по себе, неподобающим образом угнетаемый, потому и потоки крови, как из некоторого источника, вытекают из селезенки, дыханием тепла расходясь по всему телу. Чтобы не стали они чуждыми друг другу и не разложили природу, став пакостниками, [происходит обновление]. Божество ни в чем не нуждается, а человеческая нищета нуждается для построения во внешних прибавлениях. Источник крови — пища, всегда вносимая, внутри перекипающая в кровь, как снег на горе, который наполняет своей влагой потоки ниже себя, выжимая затем их сквозь свою толщу из скрытой мокроты на дольные водотоки. Дыхание к сердцу идет из ближнего бока (легкого), вмещающего внешний воздух, вовлекаемый ноздрями. Сердце укреплено посередине, и всегда находится в движении, наподобие огненной природы. Все вовлекая, оно наполняется предлежащим воздухом через расширение пазух, и разворачивая огонь в себе, с помощью ближних парусов всегда подвижно дышит. Сердце как некий предводитель дает всякое движение и стояние. Самое истое и нужное для нашей жизни — сердце. Творец более всех наших членов его укрепил, окружив крепкими оградами. Он поставил хребет и плечи и с обеих сторон отогнул окружение ребер, чтобы хранить слабую середину. Спереди Он поставил засов соединения, так что сердце со всех сторон сохраняется от давления извне.
   (154) Подобным образом мы вкратце скажем и о составе горла. К гортани приставлена мягкая ветка, очень тонкая и неприятная. Клины (легкие) наполняются до дна с помощью ветряных жил, которые поднимаются и затем затухают, так что оставшийся в клинах ветер выпускается, изгоняемый насильно. А когда легкие расширяются и разверзаются, то привлекают к движению силу ветра, которая в частом дыхании сходится с сердцем. И огненный пыл сердца легкие отталкивают; подобно и пламя, задыхаясь от своего дыма, угасает.
   (155) Селезенка тоже тепла: для перетирания вносимого в кровоток она приложена к правой части. Когда она охлаждается, то человек тут же худеет, при этом часто возникают неприятные недомогания.
   (156) С левой стороны возникает раст (отросток), разливающий и вместе с тем разряжающий густоту крови. Насыщаемый, подымается, и вместе с этим становится жестким. Износившись сверх своей меры, оказывается набухшим телом, понемногу вызывая у человека бледность и немощь.
   (157) А во чреве — свития и сплетения вокруг пупа, чтобы насильственным исходом пропускать медленно пищу, как через трубу; и пища, проходя не прямым путем, легко и скоро удаляется. Тем самым живое существо должно быть подвигнутое на помысл, и отказаться от обычаев, вызванных природой скотской.
   (158) Мочевой пузырь — это помещение для воды. Творец искусно снабдил его невидимым проходом, частями принимающим влагу. Чтобы внезапным излитием или высыханием живое существо не стало жаждать, но чтобы постепенно выпитое участвовало в созидании до подобающего времени.
   (159) Наши голени [Творец] устроил сложенными из хрящей и сухожилий. Они как столбы выдерживают тяжесть, и несут на себе все наше тело. На верху у них колени. А стопы, укрепленные снизу, готовы ко всякому движению: на молитву, на моление, на бег, на прыжки.
   (160) Наши ноги устроены крепче всего тела. Они стремятся всегда припасть к земле, а пальцы помогают ходить. Если они изнемогут от стужи или холодного ветра, то мы едва сможем ходить. Какое слово сможет вполне поведать вложенную в нас премудрость и силу Творца? Ветви и раскрывающиеся сосуды, сродно сплетающиеся с мясом, и протяженность жил, и кости, и крепость, и некие дороги и пути, невидимо возносящиеся в строение тела, что одним только дыханием столько [дается] телу: и сила духа, и водоворот крови, и обитание тепла, и [работа] мокрого и застывшего, что знает врачебное искусство, о чем я и оставлю говорить тем людям, которые врачебному искусству учились.

161 Вопрос. Очень хорошо преподано научение о человеке. А где, как ты думаешь, был рай? На небе или на земле? Одни ведь говорят, что он был на небесах, в умопостигаемом смысле. А другие — что он был на земле, видимый.

    Ответ. Я думаю, что рай был видимым и находился на земле. Об этом явным образом возглашает Священное Писание.

162 Вопрос. Но что тогда имеет в виду Павел, когда говорит: «Я знаю человека, который (в теле или вне тела, не знаю, — Бог знает) уже четырнадцать лет назад был восхищен в рай и слышал неизреченные глаголы, которые невозможно высказать человеку»? Этим указуется, что рай на небесах. Ибо не сказано: «был восхищен до третьего неба, и оттуда спустился в рай», но именно «восхищен в рай».

    Ответ. Не в одном коротком слове говорится о небе и рае, когда сказано «видел восхищенного до третьего неба», и опять сказано «в раю». Необходимо, чтобы вы свой голос восприняли сами к себе, а потом перешли к исследованию слов. Как вы сказали, не говорится, что он спустился, а что он был восхищен в рай, то есть отделен. Мне думается, как то и есть в учении божественных отцов, что не сказано «взошел», но «восхищен», а это не значит, что он взошел. Конечно, если он взошел на небо, то он явно восхищен. Но и сходящий «восхищен» в рай. Так и сказано: «видел я человека, восхищенного в рай».

163 Вопрос. Но то, что видимое небо выше нас, показывает, что этот человек взошел; что он был выше него: там, где мы и разумеем рай.

    Ответ. Но почему тогда Павел не сказал купно: «я видел такового человека, восхищенного в небо и в рай»? — но прибавлением слова он разделил два места, когда сказал: «я видел такового человека, восхищенного до третьего неба» и опять «восхищенного в рай». Так говорится, если и просто перемещаются на какое-то другое место. По образцу ровного поля от вершины горы. Если кто замыслил взойти на гору, он идет этим полем (по отлогому склону) и легко на нее поднимается. А если кто захочет сначала взобраться на гору (по крутому склону), а потом с вершины на это поле, то ему нужно прилагать все усилия, чтобы сойти с высоты на равнину. Подобным образом я думаю и о святом Апостоле, который первым взошел на небеса, а оттуда полетел в рай. До Павла достоверно свидетельствует о божественном Соломон Премудрый, что явно и на земле видим рай. Он говорит: «Спустился брат мой в свой виноградник». Соломон одновременно проповедует пришествие во плоти Господа и спуск Павла с неба после восхищения его с земли. Христос — брат Соломона и Павла по плотскому началу — сошел в свой виноградник. Он, как их брат, и был вскормлен грудью, и потерпел обрезание железом, и преклонил Свою шею под ярем закона, и принес в жертву голубя и горлицу, и давал всякую положенную по закону дань.

164 Вопрос. Что же тогда, ты думаешь, Спаситель Христос отдал Свою душу в распятии не на небесах, а на земле, когда сказал: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой», — и к разбойнику: «Сегодня будешь со Мной в раю»? Если Бог и Отец Христа на небесах, то там, во всяком случае, и рай, куда Христос обещал ввести с Ним распятого разбойника?

    Ответ. Мне думается, что это хульно и принадлежит всяческому безумию полагать, что Божество только на небесах и в раю, а не везде. Но везде существует Тот, Кто держит все, Кто держит небесное, земное и преисподнее. Мы и говорим, что воплощенная душа Бога Слова, дошедшая до ада, — в руке Отчей. Христос при этом был в раю Своим Божественным началом, и привел с Собою душу разбойника. Так мы исповедуем, что Он живет в длани Родителя. Бог на небе, на земле, в морях и всех безднах, как сказал Давид. Он же сказал, что в руке Его концы земли. И еще: «Если взойду на небо, и Ты там», если сойду, то придешь в ад. Если небо всего выше, то ад всего глубже. В них Божество одновременно. Божество все держит. Явно возглашают богоглаголивые отцы, что Христос Своим Божественным началом пребывает везде, будучи с Отцом, и в руку Его кладет душу. И души праведников находятся в руке Господней, как сказал Пророк, то насколько более там находится душа Бога Слова. Тот же Пророк учит нас, что рай на земле и видим. Ибо не сказал Господь распятому с Ним на кресте разбойнику: «Ты сегодня со Мной в раю», но на это место вводит разбойника Тот, Кто изгнал Адама и помиловал душу разбойника.

165 Вопрос. Но что хочет сказать Исайя, когда говорит от лица Бога: «На руке Моей краской написал стены твои», — что, как мы понимаем, сказано о рае. Апостол, говоря о том же рае, пишет:, «Горний Иерусалим свободен», — который мать нам, а под ним мы не разумеем ничего иного, кроме как рай.

    Ответ. Мне думается, что это скорее идет на пользу нашего ответа, чем опровергает его. Приводятся слова, что рай — это «место садовое», «хранилище плодов за оградами и стеною». То ли же самое имя у рая и Иерусалима? Или у неба и Эдема? В этом раю, как рассказывает Моисей, который был от Бога, «насадил Бог рай в Эдеме на востоке», а не на небе на востоке. И «источник исходит из Эдема, чтобы напоевать рай», а не сходит с неба. Источник разделяется на четыре части. Где на небе ты найдешь смоквы, финики, розы и прочее, то, чем рай осенен и цветет? Есть ли на небе источники и реки; и растение преступления заповеди? Послушай и теперь написанное Моисеем, что из одного источника исходят четыре реки, которые имеют названия. Их имена видятся простыми. Одна из рек называется Фисон — она обтекает Миры и Инды, и они называют эту реку Гансис, а эллины — Истр и Инд. Сремены и славяне, живущие на реке, называют ее Данувий, а Готы — Дунай. Всю эту землю она обходит, затем — Эфиопию и страны Елуминские (проходя первой Эфиопию), оттуда течет в сторону юга и на запад. Гадир впадает прямо в славный Океан.

166 Вопрос. Хватит, человеколюбивый отче. Но опиши нам словом течение второй реки, чтобы окончательно нас порадовать.

    Ответ. Вторая река — Геон, египтяне называют ее Нил. Она везде льется медленно, и каждый год напояет Египет. По ней ходят корабли под парусами. Река эта велит пахать землю плугом, и она сохраняет и водные стада, и земные. Можно есть и траву, и мясо. Река проходит великую Эфиопию и течет по малой, в Анумите, Влемуе и Аксумите, в стране Фиваидской и Египетской, и там впадает в море. Иеремия, многострадальный среди пророков, который утихомиривал обращения к Египту взбесившегося умом Израиля, явно возглашает: «Что тебе до земли Египетской — чтобы пить Геонскую мутную воду?!», то есть Нильскую мутную воду.

167 Вопрос. Мы молим, чтобы мы не расслабились, поскольку час уже поздний. Но вкратце скажи и о третьей реке: откуда она начинается и где кончается?

    Ответ. После второй, из того же водного источника исходящая река — это Тигра, как ее называет Священное Писание. Она выходит прямо пред Ассириею, огибает страны востока, погружается под землю на долгое расстояние, и опять вытекаете сквозь Армению, и разделяется в Ассирийской стране.

168 Вопрос. Ты совершенно обрадовал нас своим словом. Удостой нас тем, что поведаешь о движении четвертой реки.

    Ответ. Из того же родника вытекает четвертая река, прозываемая Евфрат. И некие индские из рая осенние листопады плавают по воде. Река приносит их, наподобие пурпурных лилий. Эта река, долго протекая под землей, выходит опять в Армении, а оттуда течет в Вавилон. Каждый может переплыть ее на лодках. Но тьмы кораблей тонут в ней, заблудившись под землей, и страдают от отсутствия пути, когда пытаются направить корабли вспять. Ищущие рай предпочитали идти по земле. Некоторые корабельщики предпринимали попытки доплыть до истоков, чтобы найти тот невидимый рай, где был Адам. Проплыв долгое время, они оказывались далеко от обитаемых мест, где все плавилось под огнем солнца, отчего река клокотала, и нельзя было даже кончиками пальцев прикоснуться к воде. И они возвращались в свою землю, ничего из брашен так и не забрав, а только потратив много времени, как писали некоторые египтяне. Корабельники погрешили против того, чему явным образом учил Соломон: «Того, что глубже тебя, не исследуй, и то, что выше тебя, не испытывай, а что тебе повелено, то разумей». Если, согласно нелепому Оригену, на земле нет рая, то почему узнали о нем те египтяне? Почему тогда и божественный Моисей — первый создатель Священного Писания — сказал: «И спустился Господь в рай» — а не «взошел»; «ввел Господь Адама в рай» — а не «возвел»! А если на земле нет рая, следуя говорящим кощунственное, то исток не разделяется на четыре: ибо откуда вытекают Гион, Фисон, Тигр и Евфрат. Где на небе смоквы, ибо из листьев смоковных сшили себе опоясания Адам и Ева по преступлении своем? Если рай — это не чувственно воспринимаемое место, то во всяком случае там нет смокв. Если нет растения, от которого вкусили прародители, то раз не съели, то и не преступили заповедь ни Адам, ни от него Ева, ни от них обоих мы, и другие после нас.

169 Вопрос. Не думаешь ли ты, что если диавол пал с неба, то и падение человека, о котором мы говорим, тоже явно было с неба?

    Ответ. Мы прямо говорим, что старый злодей бес разбился, упав от вышних. Зритель Херувимов Иезекииль оплакивал его со словами: «Как пал с небес денница». В согласии с этим рабом Божиим Господь сказал в Евангелиях: «Я видел сатану, который, как молния, пал с небес». Но о Адаме нигде в Священном Писании этого не найдется. Хотя и обычно говорить о человеке, что он пал, и говорить «после падения Адама», но небеса к этому падению никак не относятся. Так и о воине мы говорим «падение», что он от богатства и славы дошел до нищеты. Или что от делания добра обратился к худшему. И что от девства устремился на блуд и изматывание тела. Неужто подобает думать, что все эти люди падают с неба? Нет, подобает осмыслять, и призывать на помощь Божественное Писание, руководствуясь указаниями Моисея, описавшего святое. Ибо у Моисея сказано: «И поставил Бог человека возделывать и охранять рай». От кого его надо блюсти, если Ангелы на небесах не умеют воровать? И нет там медведей, которые пожирают плоды, нет свиней и никаких других скотов. Нет диких вепрей, которые раскапывают траву, нет [медведей], которые, разрушая ульи, пожирают соты. Нет кровожадных львов или хищных волков, орлов и грифов, и никаких существ, которые есть у нас, нет на небесах. Эти животные, ужасаясь одного только прещения Адама, медлили и боялись подступить к раю, ибо все трепетали перед ним из-за его голоса, до преступления заповеди. Когда же Адам преступил заповедь, то сказано, что «он был изгнан из рая», а не сверху был изгнан. И поселился он, как сказано, прямо неподалеку от рая. Были приставлены Херувимы и пламенное оружие, которое обращено, чтобы охранять «вход», а не «восхождение» к дереву жизни. Оружие обращено, чтобы устрашить идущих на рай неразумных существ — бесов. Это обычно делают сторожа, которые криком отгоняют птиц и четвероногих от виноградников и маслин. А обращением находившегося в руке копья, его блеском, устрашенный человек отошел еще дальше, даже не помышляя о краже плодов. [Ведь] и метание из пращи быстро летящего камня на далекое расстояние отгоняет дикого разбойника.

170 Вопрос. Чем, ты думаешь, являются кожаные одежды, в которые Господь одел Адама и Еву после их падения? Мы слышали, что кто-то хорошо говорил, что человек был тогда умом, в логическом смысле понимаемым, и бестелесным, разумом понимаемым животным. А после того, как он согрешил, не послушав Бога, то душа отделилась от ума, и о душе по этой причине так говорится. Ибо остыло тепло ума. Человек мог бы пребывать и служить вместе с горними Ангелами, но [был вынужден] облечься в это тело, которое Писание называет кожаными ризами. Они надеты на согрешившего в мучение. Потому святые и молились Богу, чтобы умереть и избавиться от мучения. Ибо Давид говорит: «Выведи из темницы душу мою»; Павел: «Я человек подвластный страсти, кто избавит меня от тела смерти сей?»; Иов беспрестанно молил о смерти, потому что не выдерживал страдания, доставляемого «кожаными одеждами», будучи внутри тела.

    Ответ. Я, поняв это, уже выше сказал вам, что вы идете за колдовской мыслью Оригена и пагубными его учениями, которые сбивают с пути простых и неискушенных людей. Согрешают души не на небесах, осуждаемые на муку и потому бессильные присоединиться к служению сверх меры. Если они заключаются в темницу этого тела для исправления или протрезвления, то почему они в нем и согрешают? Тот, кто мучается в темнице, тот явно, даже если и хочет согрешить, то не может этого сделать. И что же тогда бесы, вместе с диаволом, которые воспринимаемы умом и бесплотны, когда согрешили и пали с небес, были помещены не в тело, наподобие как у нас, для протрезвления и исправления? Тогда напрасно и Моисей молился за народ, чтобы их были тысячи, чтобы их было без числа, как песка морского. Вы хотите стольких мысленных сил, согрешивших на небесах (т.е. бесов), стащить вниз, в тела, чтобы прибавилось земных существ? Богомудрая Анна молила Бога о прибавлении чад. И разве она требовала, чтобы мысленные силы упали с неба — и она родит человека? Или опять, божественный песнопевец Давид за праведников молился, что «увидишь сыновей твоих сыновей». Неужто он хотел падения вниз вышемирных сил, чтобы умножить род праведных людей ? И если душа согрешает на небесах и прикрепляется к нашим телам для мучения, почему и душа, никак не грешившая подобным же образом, как и они осуждается быть мучима в теле? Сам Бог свидетельствует о праведном Иове, сказав еще прежде, чем Иов проявил мужество перед диаволом: «Нет на земле человека, равного Моему любимому Иову, который праведен, истинен, непорочен, богочестив, и бежит от любого лукавства».

171 Вопрос. Но посмотри, что здесь извещено в этих словах «нет на земле человека...» — этим указывается, что есть и другие люди, существование которых понимается умом, на небе. И согрешивший из их числа Иов был прикреплен к телу для мучения, и очистился деланием доброго. Прежде повреждений Иову о нем было свидетельство, что он праведнее земных людей — но не небесных!

    Ответ. Мне думается, что зрение и осязание надежнее, чем слух. Мы оставим без размышления и руководства то, что слышим, и скорее будем исследовать то, что видим. Ты не можешь показать, что сказанное об Иове (что «на земле») подтверждает, что на небе есть люди, существование которых понимается умом. Рассмотри то, что явным образом тебе дано в божественном слове. В течение времени первым среди праведников был Авель. Затем Сиф, затем Енох, Ной, потом Авраам, Исаак и Иаков. Они все умерли и под землю ушли. В те годы единственным праведным из земных людей был Иов. Как и Лот в пяти городах Содома оказался единственным живым творцом доброго. И праведно, что он избежал смерти . Но все праведники умерли раньше и были уже под землей. И единственный из тех, кто на земле, праведник был Иов. А то, что он не согрешал подобно им, что он дошел до праведности не в осуждении за смешение с телом, мы учимся от тех, кто были после него. Какую показал добродетель божественный Иеремия, прежде чем выйти из ложесн: Бог свидетельствовал о его святости! Какие дела мог сделать Иоанн, когда его мать еще носила его в утробе, наподобие Бога Слова, носимого во чреве Приснодевы? Но он обрел дерзновение, которое проявил. И если были под небесами, по вашим словам, безгрешные, то за что они наравне с осужденными были скованы телом? Отойди от тех, кто утверждает, что души лгут прежде своего существования. Чтобы не дерзнули назвать и твою душу, что она одушевляет ум.

172 Вопрос. Если душа не сначала в небесах, а потом, согрешив, изгоняется в настоящую (нынешнюю) жизнь ради телесного совокупление и рождения, то почему Давид, оплакивая это, говорит: «В беззаконии я зачат и во грехах родила меня мать моя»?

    Ответ. Ничего из этого не подлежит Оригеновой болтовне. То, что сказал Давид «в беззаконии я был зачат» — в беззаконии начал действовать, смешался с похотью и впал беззаконие и, нанеся рану любодейства, тотчас прибавил и убийство. Эти слова являют, как он скорбит, когда похоть держит его, чтобы погибнул в беззаконии. Закон велит не убить и не желать жены ближнего. А слова «во грехах родила меня мать моя» и до нынешнего дня сбываются. Ибо многие матери не по причине любви, как Сарра, Ревекка, Анна, Елисавета, лежат со своими супругами, но в зависти и ссорах, и хулы обращают к телу, непреклонны и непокорны и, делая такой выбор, рождают много раз младенцев. Это Давид и подразумевал, что от такой жизни вместе он изначально произошел от родителей. Но свободно от всякого греха и выше обвинений соединение супругов, следующее Закону. Ибо рождение детей наказал Господь, создав из Адама женщину, и от того совокупления научил совокуплениям до сегодняшнего дня, сказав: «Разрастайтесь и умножайтесь, и наполните землю, и обладайте ей». Почитая ту же самую жизнь вместе, Господь просвещает Своим присутствием брак в Кане Галилейской, когда Он обедал с ними, и явил, что при недостатке для пиршества даровал вино из воды. В Евангелиях Он говорит, богословя: «Посему оставит человек своего отца и свою мать и прилепится к своей жене, и будут оба одной плотью». И через Павла Он сказал: «Брак почтен и ложе неоскверняемо. А блудникам и любодеям судья — Бог». Сам Христос говорит: «Отец не судья ни единому человеку, но весь суд отдаст Сыну» — не в беззаконии наше зачатие по Христу: [еще] в утробе Иеремия свят. Иоанн радостью [взыграся во чреве]. Слово и Бог стал человеком в неизреченном Зачатии. Не по причине, не ради душ возникли тела. Одно не старше другого. Но по причине неизреченной по своему образу благости Бог создал нас совокупно — нераздельно [душу с телом]. А когда мы отпали от правосудия и милосердия Бога и остались без Божества, то опять по причине Своей благости Бог соткал теперь мягкое тело для одетых в грубую кожу. Те, кто вне райского наслаждения и божественной одежды, теперь берут на себя труды полного страданий человеческого жития. И эти люди испытываются не прежде возникновения, не с возникновением, но после возникновения, как мы и узнаем. И не обманемся, что, мол, души отпадают от небес и входят в тела. Тех, кто девствует, воздерживается и сливает семя, мы тогда должны похулить как душегубцев, которые в чреслах вместе с семенем раздавливают душу. Далеко отбеги от вводящих в заблуждение, что душа, после своего возникновения находит существование: человек не старше и не моложе самого себя.

173 Вопрос. Как мы должны думать, чту Бог сделал, чтобы облечь Адама в кожаные одежды: заколол скот?

    Ответ. Я тебе опять отвечу, любитель поспорить. Что легче и не требует труда: поставить небо; из воды, и основать землю не на воде, и собрать тьму воды в единое собрание, и каждую вещь украсить подобающим образом: звездами увенчать небо, растениями расцветить землю, для рыб сотворить их производящее море... — или сшить кожу, и одеть обнаженного в получившуюся одежду? Создать живое существо — или одеть его? Высушить море повелением и шестьсот тысяч мужчин с женщинами и детьми перевести неомоченными ногами — или повелением одеть нуждающихся в разрезанное? Разверзнуть нерассекаемый камень и источить воду — или одеть нагого? Обратить вспять Иорданскую реку и перевести людей — или одеть нагих? Прах одушевить и дать жизнь — или покрыть одеждой произошедшее из нее разумное существо?

174 Вопрос. Но скажи нам, кто заколол и что за животное закололи? И кто из него сшил кожаную одежду? Если об этом будет даровано слово, то мы вынуждены будем не сопротивляться тому, что ты говоришь.

    Ответ. Покажите и вы бойню и заколотых животных, и какое их было число, что Нил стал красным. Ведь неожиданно столь великая река превратилась в кровь, подчиняясь Богу Моисееву. Где мясо бесчисленного заклания скота, с помощью которого в кровь превратилась столь большая вода, что по ней ходят корабли? И как Святой Единосущный Живой Бог и Слово, Носящий плоть, воскрес из ради нас бывшей могилы и, будучи в ней без одежды, явился не обнаженным — кто одел Того, Кто одевает все? Если все это подвластно Божию проявлению воли, то я верю, что наш прадед облекся в эту кожу. Не в суетном смысле наши тела — кожа; в кожу после вкушения запретного оделась наша душа. Прежде вкушения и преступления было очерчено сооружение тела. Но и ребро у Адама было отъято до преступления, а ребро невозможно представить бесплотным. И какая была им нужда одеваться в листья смоковницы, если они были бесплотными?

175 Вопрос. От великого Давида мы узнали, что душа была прежде тела. Ибо он говорит, обращаясь к Богу: «Руки Твои сотворили меня», — говоря о душе; — «и создали меня», — явно говоря о теле.

    Ответ. Великий Иов не хуже Давида праведностью, как и облеченностью силой. Он царь и по избранию равен Давиду праведностью и истиной, засвидетельствованной Богом. И он сказал к Богу: «Руки Твои создали меня», — и еще: «Вспомни, что из брения Ты меня создал». Можно ли после этого говорить, что душа старше тела? Или создание не относится к названному неизменному сотворению? И тем самым мы назовем этого человека неодушевленным? Никак нет, так как божественный Моисей сказал всему миру: «И взял Бог прах от земли, и создал человека», — не прибавляя, что нетленным и что вскоре его сделал, не говоря, что сперва сотворил голову, затем лицо, затем шею, затем ладони и ступни. Откуда мы можем думать именно так? Оставь болтовню. Ведь откуда мы можем знать, что не с уст или не с языка начал создавать нас лучший Искусник премудрый Бог.

176 Вопрос. В чем, по твоему мнению, выражается то, что человек создан по образу Божию. Этот образ Божий выразился в душе, как в духе сущем и невидимом? или в телесном низком облике?

    Ответ. Ни в чем из этого, а только в бессмертии души. И в том, что он всем владеет. Но не отсюда он получает истинное точное подобие Богу. Ибо и душа, и тело созданы. Душа и тело соединены вместе для союза. А за этим соединением уже следует все остальное: и разделение, и отстояние. А Божество несложно и нераздельно, и лишено внешнего образа, пребывая Само в Себе. И всегда Оно таково же. И владение не может быть как подобие сравнимо с изначальным образом: ибо тот, кому оказана милость, не равен славой властелину. Властелин дарует и ни в чем не нуждается. Тот, кто попросит, тому он даст. Ибо от Бога властелин поставлен владеть товарищами, а Бог никем не поставлен, Сам всем властвуя.

177 Вопрос. Но каждый в себе видит, что душа — это одно, а тело — другое. И дай нам ответ о душе и теле. Что, как ты думаешь, есть по образу Божию?

    Ответ. Человек — это никогда одно не отделено от другого. Дух — это не человек. Труп — без разума и без чувств. А из них получается единый человек. Душа подвластна переменам и смене пути: одно она забывает, а другое вспоминает и помнит. Человек без зависти радуется делам, бывает мощен духом, бывает и умоляющим и немощным в скудости. Иногда мыслит самое чистое, а иногда — блудное. Иногда предпринимает праведное, а иногда — неправедное. Иногда бывает человеколюбцем, иногда — человеконенавидцем, зря гневаясь и внезапно становясь кротким. Душа подвластна разделению и изменению. Ибо возвышенный Апостол явным образом сказал, возглашая: «...слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа...» Можно рассудить мыслью и умом: как может быть образом Бога, Который неизменен, душа, подвластная разделению и различению? Душа обличаема в помышлении и уме не только Богом, но и собственными Пророками много раз в глубине, а кто постигнет Божий замысел или помышление? Ведь святой Апостол возглашает: «Кто уразумел ум Господень? Кто был Ему советник?» Если душа, которая старше человеческого рассудка и размышления, неспособна быть мыслима образом и подобием Божиим, то сколь дальше отстоит от подобия тело? Душа по своей сущности нетленна, а тело тленно. Душа невероятно велика и не может быть измерена, а тело мало и объемлемо. Душа неподвластна никаким причинам и невредима, а тело подлежит болезням, повреждениям, способно к тлению. Душа непостижима и неосязаема, а тело осязаемо и мимолетно. Душа бесплотна и невещественна, и выше всякой высоты, а тело имеет тяжесть и бренно, привязанное к земле, склоняемое книзу и вширь. Душа не растет, не кончается, не истощается, не уменьшается, не исчезает... Не будь зависим от дольного и не приписывай Божеству члены, а послушай Бога, говорящего: «Вознесу на небо руку Мою» «Клялся десницей Моей» и еще «Небо у Меня престол, а земля — подножие ногам Моим». И еще Пророк говорит: «Измеривший небо пядью», и в другом месте: «Перстом начертавший скрижали каменные и вручивший боговидцу Моисею». И как еще сказал Давид — божественный певец: «Приклони, Господи, ухо Твое и услышь меня, и призри на меня и помилуй меня». Поэтому ли ты придаешь Божеству образ, начертывая для Него члены и суставы? Если ветер, когда веет, проходит всюду, и воздух окружает все вещи, то сколь более это может Тот, Кто повелел, чтобы ветер веял, и, собрав веяние, охватил Престол Сидящего? Божество необъятно: ибо если земля — подножие Его, то почему свободно ходят те, кто пашет, почему от востока на запад проходящие, по повелению царскому переходя землю, не соприкасаются с Его ногами? Каким образом небо измерил пядью Тот, Кто сидит наверху? И как Тот, Кто сидит наверху, опять же «на небо воздвигнул руку»? Как Он всего лишь перстами, без резака, вытесал скрижали, начертав без пишущего инструмента на них Заповеди, и законодателю дал написанный на них Закон? Воспрянь оком размышления. Ты видишь, что все это — «гадания», а не образы. Ты видишь, что мы прилагаем к Божеству слабое и малое, как капля по отношению к морю, которое своей величиной превосходит все состоящие из частей вещи и все окропляет. Так все это приложимо к Божией пучине, говоря словами Пророка. Море ведь просторно, не имея образа, голосит без уст, движется без ног, преклоняется (волнами) без колен. Успокаивается и ведет корабельников, не имея руки; воздвигает на высоту, не имея крыл. Топит многих, без локтей, пальцев и ладоней. Море пенится и плюется, хотя у него совсем нет губ. Оно может метать камни, не имея мышц. Оно поднимает тысячекратно отягощенные корабли и, не имея зубов, прогрызает и поглощает. И если то, что в природе, что просто и изменчиво, имеет, однако, обыкновение такое творить, то сколь более него Тот, Кто возмущение и волнение, которое невозможно выдержать, обуздал ничтожным песком, словно железной оградой его обнеся, чтобы волны не выходили вовне, а все свое стремление разбив в пену, возвращались в море. Так и веяние ветра: оно веет и шумит, не имея уст, разрушает постройки без мышц, без рук охватывает и колеблет плоды растений, раскапывает и раскрывает бездну, а то, что под ней, выкладывает, не пользуясь ни лопатой, ни рылом. Восстает, поднимается и сопротивляется, запрещая плыть тысячекратно отягощенным кораблям, не будучи причастен ни груди, ни плечам. А другие корабли, белеющие как овцы, он гонит словно в тын, как бы по полю по пучине, не ударяя ни стрекалом, ни палкой. Оно украшает весьма бледный путь людей, словно опыляя его разными красками. И если море и ветер, все превышающие своей величиной, не имеющие, однако, образа и по отношению к Божеству как комар или сверчок, или горошина, или что-либо еще меньшее, но они бегут, поднимаются, держат, благодеют, терзают, обогащают, топят, приводят, отводят. Почему же тогда ты придаешь образ Божеству, любимый мой? И расписываешь на члены единое и несложенное [Божество], когда слышишь: «Призри на меня»; «Протяни руку Твою свыше»; «Извлеки меня и освободи «меня», — и тому подобное. Оставь, наконец, прилагать к душе или телу, что человек — по образу Божию. Как может быть образом недолговечное и минующее, когда Бог вопиет через Пророка: «Я есмь и не меняюсь».

178 Вопрос. Раз, как думается нам, не то же самое ум и душа, если ум — это око в теле, и ум во всяком случае невидим и он в невидимой душе, то не есть ли ум по образу Божию?

    Ответ. Ум и душа это не одно и то же. В согласии с моими установлениями, ум не вне души, но образ Божий не подвластен тлению и переменам, [а душа переменчива]. Ибо сказал возвышенный духом Апостол: «Пою духом, пою и умом», — называя духом душу, для которой ум — владыка и строитель. Ему повинуются и как царю — во главе (в голове) сидящему возвышенному владыке, поднося вверх замыслы и советы сердца. Он непобедим очень многим, хотя помысел воюет с помыслом, размышление с безумием, «ибо из сердца исходят злые помыслы», как сказал Господь. Если нас побеждает помысл, который из сердца, то мы сопротивляемся ему умом. Как бы царь издает закон — и скоро умолкает страсть. И если мы с разумом наткнемся на безумие, то вновь будет низложена презрительная гордыня — и заботой ума, разбором, угаснет то, что клокочет в несчастном теле. Ибо безумие — это отделение (отлучение) ума, когда душа остается без его наставлений, оказываясь вдали от наставника. Помышление — это присутствие и управление ума, и наставление ума, которое вкладывают учителя в учеников, когда их наставляют.

179 Вопрос. А те, кто не учился, они не имеют ума?

    Ответ. Они имеют ум, подобный тем, кто облечен в рубище и мешковину. Они как бы одеты в разодранное и не делающее чести платье. А тому, что душа — это иное, чем ум, есть достойный веры свидетель — Апостол, как я указал выше. А если вы ожидаете сверх этого более очевидного ответа, то посмотрите на беснующихся и безумных. У них есть душа, но ума у них нет, что и есть безумие. От них отлучился ум, или же они расслаблены неким бесом. И посмотри ты со мной теперь, как существуют они одушевленные, но лишенные ума; нет для них указаний от Бога, хотя они и совершились и приняли природу, но от неимения ума они попадают на нож или пьют отраву или какой яд, как хорошее питье, очень скоро получая жалкую смерть. К этому принуждает безумие.

180 Вопрос. Если ум — владыка души, и если, имея ум, мы приобретаем, а когда он покидает нас, мы погибаем, то значит именно ум сотворен по образу Божию, то есть как спаситель.

    Ответ. Хотя я и назвал ум владыкой души, но не назвал его подобным. Сам ум не по образу Божию, ибо как образом нетленного может быть тленный и зависящий от причин? Как может быть пленный — подобен крепкому и всегда таким же без перемен остающемуся? Ибо ум прародителей в раю подчинился, то есть уступил наветам змея. Он или оторвался от души, или пал вместе с нею, как говорит возвышенный разумом Апостол: «Боюсь, не прельстит ли кого-нибудь из вас змей, вновь придя, и растлятся ваши помыслы». И В другом месте он сказал, уже оплакивая погибших: «люди, развращенные умом, невежды в вере». И опять: «Я вижу, что в членах моих другой закон, который сражается против закона моего ума, и опутывает меня законом греха». И как образом неизменного, не испытывающего повреждений, не зависящего от причин может быть то, что побеждено противником, или же уступило ему, или павшее вместе с душой и соскользнувшее в преступление?

181 Вопрос. Но в чем же тогда, ты думаешь, мы по образу Божию? Или все в нас ты показываешь неуместным?

    Ответ. Что по подобию, я немного после дам ответ, сколь хватит сил, следуя Божественному Писанию. А «по образу», как я сказал прежде, думаю, в бессмертии и владычности души; не иначе. Только как сказано выше. Ибо говорит Священное Писание: «...и стал человек душею живою», — то есть бессмертной. И перед этим, выше говоря, сказал Бог: «...сотворим человека по образу» и подобию «Нашему», и да владеет «рыбами морскими, и над птицами небесными... и над скотом», зверями и пресмыкающимися по земле». Это владение всем поднебесным творением и бессмертие души, это я и имею по образу Божию, и по причине этого дивлюсь неизреченной Божией благостыни (правде). Давид, певец божественного, сказал: «Господи, что есть человек, что ты помнишь его? Что есть сын человеческий, что посещаешь его?» В согласии с отцом говорит и Соломон, премудрый в божественных вещах: «Господи, что есть человек, что Ты его возвеличил и возвеличиваешь, и поселяешь ум в нем?» И опять же Давид: «Все покорно у ног его, овцы и волы все» и еще: и дикие звери, и птицы небесные, и рыбы морские, которые ходят морскими путями.

182 Вопрос. Но почему сначала нам велено владеть рыбами и птицами, а потом скотами, зверями и пресмыкающимися?

    Ответ. Сначала дается дерзновение на более слабое. А потом, тем кто дерзнул владеть, тем дается дерзновение обладать более мощными зверями. Или же: раньше произошел из воды род плавающих и пернатых. А потом на поверхности земли появились звери и скоты, и пресмыкающиеся. Подобающим образом рожденные прежде, и были: даны прежде человеку в рабство.

183 Вопрос. Но каким образом мы — владыки над зверями, скотами и пресмыкающимися, когда лев, медведь, волк, змей, скорпион — все они с нами воюют, одни могут нас разорвать, а другие прокусить и умертвить ядом?

    Ответ. Где-то выше я, сколь мог, ответил. И мне кажется празднословием совершать разговору об одном и том же дважды, не считаясь с настоящим временем.

184 Вопрос. Ты выше нам сказал, что до согрешения все звери и пресмыкающиеся нам подчинялись и боялись нас. Но когда мы после преступления заповеди пали со власти, то все с нами воюет. И что так есть, ты нам показал. Но теперь мы хотим слышать, почему мы не владеем небом, землею, морем, реками, солнцем, луною, если мы — по образу Божию? Ибо Бог всем владеет.

    Ответ. То слово, которое о зверях, имеет своим концом именно это. Когда мы не исказили образ, то они покорялись большему, не лишившемуся власти. И человек был для них владыкой.

185 Вопрос. Но разве если бы ты повелел небу пролить дождь или земле дать поросль, то неужто они бы послушали? Или солнцу взойти, неужто оно бы взошло? Или морю высохнуть, или реке обратиться вспять и не течь, разве они бы послушались?

    Ответ. Прими и об этом очень явные указания. Моисей законодатель ударом посоха пересек Море Красное, и вода затвердела, как непробиваемая стена; и Моисей перевел шестьсот тысяч мужей по сухому дну бездны так, что они не омочили ног. И когда вскоре с плачем они требовали в пустыне воды, то из непричастного влаге твердого камня он опять, ударив посохом, источил реку, затопляющую пустыню. Так и Иисус Навин — преемник Моисея — остановил для многих знаменитую Иорданскую реку и таким же образом перевел народ, велев взять некоторым со дна реки двенадцать валунов, которые находятся видимыми там до сегодняшнего дня. Он же приказал солнцу, бегущему по небу, встать на одном месте до следующего дня до того же часа. Он всего лишь сказал: «Да остановится солнце над Гаваоном ...и луна, над долиною Аналонскою!» — называя некоторые места, где он и победит в битве, и поставит трофей превосходства. Посмотри со мной и на божественного Илию. Он одним словом свел огонь с неба на посланного к нему от царя начальника пятидесяти; Илия сказал ему: «Если я человек Божий, то да сойдет огонь с неба, и сожжет тебя и пятьдесят твоих». И тотчас возникло пламя и сожгло весь этот полк. И охваченный той же самой ревностью о Боге, желая измучить тех людей, которые служили идолам, три с половиной года он держал дождевые облака твердыми, так что богоборный народ был истязаем мором. Он прекратил дождь, сказав: «Жив Господь, дождь будет разве устами моими». Когда ему предстояло перейти на небо, вознестись на четверке огненных коней, то, дойдя до Иордана, он, ударив овечьей шкурой, разделил реку, и вместе с Елисеем перешел ее, не омочив ног. Он сам сел на огненную повозку, и так двинулся на небо, сбросил ученику кожаный плащ и удалился, живой до сего дня. И посмотри опять, что властитель и князь над всем в Новом Завете Петр с облака поражает Симона. Павел дошел до третьего неба, а оттуда — до рая, и будет судить отступивших ангелов. Говоря просто, те люди, которые не осквернили образ злыми делами и тем самым не лишились (отпали) власти, — они князья и властители надо всем.

186 Вопрос. Ты хорошо рассказал и объяснил нам об образе. Но просим мы тебя прибавить к этому и о подобии, почему сказал Бог: «сотворим человека по образу» и подобию «нашему». Что «по образу» — нам дан ответ, а что «по подобию» — о том умолчано. Писание говорит: «И сотворил Бог человека по образу Своему» и не прибавляет: «по подобию».

    Ответ. Не велит Бог, чтобы мы были праздными и ленивыми, наподобие свиней, мщатей (осленок) и овец, и прочих бессловесных существ. И не будем считать, что мы без усилий и мзды, недостойно, не употребляя нашу власть, можем стать подобным Ему, подражая Ему. То есть да уподобимся Ему приязненным (любезным) отношением к ближним, насколько и можно человеческой природе подражать Богу. Будь же для сирот как отец, вместо мужа их матери. Так сказал премудрый в божественном Соломон. И Сам Господь сказал в Евангелиях: (Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут; Блаженны миротворцы (смиряющие), ибо они будут названы сынами Божиими; ....научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдите покой душам вашим». Итак, будьте человеколюбивы и милостивы. Сами нуждаясь в милости, будем миловать того, кто нуждается в благе. Ибо и Господь делает благо для тех, кто нуждается. Сделаем то, что мы желаем себе восприять. Делает нам Бог то, что мы сделаем.

187 Вопрос. Но Бог не сказал: «Сотворим человека, который уподобится нам деланием добра», но что создаст его уже сейчас совершенным и целостным. Или одно Он сказал, а другое сделал?

    Ответ. Бог не передумывает. Но Он поместил в человеке некую искру любви к Нему, чтобы подражанием последовать Его пламенности; по-другому никак не могло быть, кроме как чтобы сразу созданный человек стал пребывать во благе. И тем, кто рождается, даруется соответствующим образом. Посмотрим, что ничего из сказанного не разрушает «по образу и по подобию», но только дает указания, исходя из истины. «И сказал Бог: сотворим человека по образу» и по подобию «Нашему». Бог знал будущее, как уже бывшее, и еще до сотворения знал наперед, что сбудется для каждого из всего. Как о Исаве и Иакове прежде их зачатия в материнской утробе, прежде чем они изошли из отцовских чресел, сказал через пророка Малахию: «Иакова Я возлюбил, Исава возненавидел». Так и о Иеремии говорит: «Прежде создания тебя Я знал тебя во чреве; и прежде чем ты изошел из ложесн, Я освятил тебя». Так и о Иуде Бог делает явным предание, еще когда не существовало и его родителей, когда говорит через божественного Давида: «Тот, кто ест хлеб Мой, поднял на Меня пяту». И о верховодящем апостоле Петре Бог сказал через божественного Давида: «И хвалящие Меня, Мною клялись». И действие всех людей совокупно: «Друзья Мои и родственники Мои напротив ко Мне приблизились и встали». Он еще тогда не вышел из чресел, не отвердел плотью, и ни в коем случае еще не было у Него ни родителя, ни деда. Но Он являет спасительный Свой Крест, как уже водруженный, и на нем Он пригвожден: «Прорыли руки мои и ноги Мои, и считали все кости Мои» — гвоздями в них Меня прибьют. Говоря кратко, много раз в Священном Писании мы слышали, что Бог говорит о будущем, как о уже настоящем. Или то, что минуло и сделано, преднарекается и обретает сбытие. Как сказал возвышенный Апостол: «Ибо их я проразумел и преднарек», — в согласии с образом Сына Своего, чтобы Он был первенцем во многой братии. Богу было известно бытие наших прадедов [от Адама], и падение от непослушания, и так как «будет», что в последние веки единственное чадо — Сын Божий — Сам станет человеком и явится ради страдающих людей, то вот это различение, которое было преднаречено, и являет, как я думаю, это «Сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию». Гораздо позже будет, что так будет, что от неискусобрачной Приснодевы Он без семени воплотится, ляжет в яслях скотов, возвращая людей от скотства. «Подобает Мне быть как он есть, и сотворить его как Я есть, поселиться в пещере, в темном и беспросветном его житии, чтобы Он поселился на небе. Я буду обвязан пеленами, чтобы разрешить человека от уз смерти. Возрасту в теле, чтобы он возрос в Божестве. Мне подобает креститься — и омыть оскверненного (прокаженного). Мне подобает пройти искушения и попрать врага, и покорить его, одолев. Я захочу есть за того, кто ест во зле, Я, Тот, Кто кормит все. Я буду жаждать за осужденного, Кто дает дождь, и во плоти пешком ходит по морю. Я буду добровольно связан — и разрешу того, кто связан невольно. Я буду в поругании и поношении, чтобы избавить от поношения мужей преступницу-жену. Создатель, Я буду оплеван в плотское лицо, чтобы сделать чистым лицо созданного. Я буду заушен за раба, Владыка Ангелов, чтобы освободить человека, порабощенного греху, — ибо заушением Господа освобождают рабов, ударением отпуская (прощая) их из рабства. Я буду увенчан тернием, Насадивший рай, чтобы искоренить терние у людей. Я вкушу желчи и буду напоен оцетом, да избавлю от горечи человеческую природу. Давший Израилю манну — взойду на холм и на Крест, пригвождаемый в теле, бесплотный, окружив Себя этим телом ради людей. Так иудеями схвачен Неохватный. Так умирает Бессмертный — смерть для смерти. Так Я хороним в аду — ради существующих. Так Я как бы камнем разбиваю ворота ада, доблестно выводя тех, кто в оковах. Как сказал Мой раб Давид: «Так на небо взойду, не нуждаясь в том, чтобы Меня поднимали», наполняя все, и сяду по правую руку бесплотного Отца, по подобию Его не имея образа». Так по ставшему образу и по подобию Он избрал стать в последние лета, преднарекая Собою будущее для сотворенного. Так что, думаю, ты уже понял, каков смысл «образа и подобия». И пусть умолкнет при этом твое выспрашивание о образе и подобии.

188 Вопрос. И что же, тогда Троица воплотилась и вочеловечилась? Ибо Бог сказал не «Сотворю человека по образу и подобию Моему», но «Сотворим... Нашему».

    Ответ. Если мы будем настаивать на прочих словах, то во всех случаях само богословие (слова о Боге) нам искусно все покажет, говоря, что сказано «сотворил», а не «творили»; «Бог», а не «боги»; «человека по образу Божию», а не «богов». «Сотворим» знаменует три лица Божества, а само «сотворить» — соединение природы, света и действия: как мы понимаем из самого того, что мы сотворены. Когда сказано «и сотворил Бог человека», то сотворенность, содеянность природы выводит [перед нами] всех людей, и «мужа и жену сотворил», указывает лица. А в другом месте сказал Бог: «Истреблю человека с земли, которого Я сотворил», — хотя были уже многие тьмы людей, которые утонули при Ное. Подобно этому и другое потопление — всего войска Фараонова — воспевает святая песнь Марии: «Воспеваем Господа, ибо со славою Он прославился, коня и всадника повергнул в море», — множество коней называя в единственном числе, и полк воинов в песнопении именуя точно так же, который весь потонул в Чермной пучине вместе с несчастным их царем. А к Моисею Бог сказал: «Я Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова», — что можно сказать, что «Я один и тот же», и так указуется Святая Троица, что Три. Бог с высоты показывает три Своих ипостаси и лица. Одно «Я», а три «Бог» — возвещено. Но и во всем неизреченное и невыразимое явление Бога во плоти мужской от Приснодевы Марии: когда Бог пожелал, Сын воплотился и Дух содействовал — это было сделано, когда никого не было не участвующего, но союзным согласием всех; и тождеством единого Совета, Господства и Царствования, которое в Троице. И для Писания обычно разделять многие Божии действия на три. Действия Ветхого Завета возводятся к Отцу, действия Нового — к Сыну, в настоящем Божественно действуемое и устраиваемое — к Духу.

189 Вопрос. Но Бог не сказал: «Сотворим человека по образу и по подобию, по которому желаю, чтобы он после был». Но настоящее уже являемо совершенным, когда говорится: «И сотворил Бог человека ...по образу Божию сотворил Его» как сообщает Моисей.

    Ответ. Не хочется повторять, ибо в достаточности уже было сказано. Думаю, что образ вполне совершился приличествующим образом в Богоявлении к нам Слова. Об этом много раз свидетельствует сонм Пророков, за много лет до имеющего плоть жития Божия, которое будет после них. Это, как уже наступившее, проповедует возвышенный среди пророков Исайя, когда вопиет: «Отрок родился у нас, и нарицается имя Его Бог крепок»,— хотя плоть Матери Его приснодевственной еще не изошла на бытие. Другой Пророк больше чем за пятьсот лет видел Сына как уже распятого и воскресшего из усыпальницы, когда вопрошал предстоя, Его: «Что это раны эти на руках Твоих?». Бог еще не был во плоти, а он, подтверждая слова, пророчествовал как уже о сбывшемся, когда говорил: «Эти раны, которыми был ранен в дому возлюбленного Израиля». И божественный песнопевец Давид за тысячу лет, как о наступившем или уже прошедшем, пел о восхождении Иисуса Христа во плоти на небеса: «Взошел вверх Бог при восклицаниях, Господь при гласе труб».

190 Вопрос. Но как же ты тогда раньше опровергнул тех, кто описывает Божество во плоти или говорит о Нем, как о имеющем человеческий образ, а теперь сам известил, что Оно подобно нам?

    Ответ. Я сказал не «есть», но «будет». Соединившись с нашей душой и телом, Сам Бог Слово стал подобен нам. Он был с нами, что было и до этого; и был видим, что не было до этого. Когда Он сказал к хору апостольскому, разламывая хлеб: «Возьмите, ешьте от него все, это — Тело Мое», — Он не пострадал плотью, и когда сказал: «Пейте... это Кровь Моя», — не был проколот на Кресте копьем в ребра. Мы видим сегодня этот святой Хлеб на не допускающей скверны Требе во время святого и таинственного Служения, предлагаемый на пречистой Трапезе. Он не согласуется [внешне] со спасительным образом Бога Слова. Как и с размешанной кровью — преподносимая вместе с хлебом чаша вина. Не согласуется ни раздроблением членов, ни составом плоти, ни составом крови. Не невидимо и явным образом примешано к этому телу не имеющее образа Божество. Первое кроваво, одушевленно, жилисто, сочленено различными жилами, и объято кровотоками — в это тело Создатель Слово вплелся до волос и ногтей; и волосы на бороде я мыслю Христовыми, и ноги, и ногти, и кровь, и воду. Ко мне, ради моего, Бог [так] примешался. Это прямо, и действует прямо на члены. А второе — всевластно, без членов, не одушевлено, без крови, неподвижно, непостижимо, и невидимо в Божестве. Но мы имеем веру даже скорее, чем богословие, и [знаем], что не как подобное или как равное, но Божественным невидимым и явным образом — это существующее Божие Тело, которое освящается на святой Трапезе, и священники нераздельно его раздают всем; и его берут, а оно не скудеет. Как солнце не истощается, давая свет тем, кто нуждается. И море, выливаясь на осоленные берега, не делает сухими глубины. И огонь, занятый тысячами свечей, не гаснет, не потухает. Под гнетом он не оскудевает, и пламя рвется вверх [...] Оглашаемые, осевшие в неучении, или скорее в погибели, отверглись Его. А не ведающие Закона язычники, не воспитанные в Законе, не оглашенные в нем, хорошо совершили Закон, став для себя законом. Своему Творцу они дивились, только исходя из сотворенного Им, и веровали, что Он — Бог.

192 Вопрос. Если ты сказал выше, что совершением добродетели мы подобны Богу, и обещал сказать, каким образом человек живет по Божьи, то молим сперва рассказать нам: каков устав совершенный делания добра?

    Ответ. Я удивляюсь, о, любезная глава: ты нам сам показал очевидное установление делания добра, чтобы мы его бодро видели. И если найдется этот устав, то его желанно с помощью слова сделать вечным в своем житии. Я прямо недоумеваю, как объять словом и показать совершенство в житии. Если даже слово и передает смысл, то оно выше моего помышления. Ведь и все те, кто сияет деланием добра, не могут поведать то совершенство, которое у них, то совершенство, которое у всех других: как оно может быть измерено в чувстве и какими определениями оно будет установлено. Что оно по числу и уставу. Все, что количественно, то окружено какими-то своими установлениями. И кто измеряет на глаз локтем, или считает десятками, тот понимает, где он начинает и где кончает. И в нем это и осуществляется. А что до делания добра, то от Апостола мы научились единственному совершенному установлению: ибо делание добра — без установления и без краев. Ибо Апостол велик и высок разумом, и всегда по доброделанию движется. И никак не перестает состязаться за первенство, ибо он думает, что не безвредно прекратить этот бег. Ибо ничто благое не устанавливается своей природой. А когда противник запинает, то это благое всегда тотчас кончается — как жизнь кончается смертью, и свет кончается тьмою, и сила кончается болезнью. Ибо как конец жизни — это начало смерти, заход солнца — это начало тьмы, и недомогание — это начало болезни. Так что остановка бега (течения) на делание добра становится началом течения зла. Разве не хорошо я сказал, что делание добра не подчиняется своим установлениям. Ибо делание добра не имеет окончания: оно совершенно, без конца и лишено установлений, весьма велико и неизмеримо. Ибо, говорится, всякого ума выше Божество, Господство, Первое Благо. Его природа блаженна, бесконечно делание добра. Таким образом, нет ни одного установления для делания добра. Разве только сопротивление злу. Ибо противник не приемлет Божество и не считается с Ним. А тот, кто бежит путем делания добра, тот всегда причастен Богу. Ибо Он — это всесовершенное Действие, Он — самое доброе и благое по Своей природе, и достойным удивления образом причащаем всеми. Но Сам установлений не имеет. Необходимо, чтобы тот, кто стал причастен, в неудержимом желании бежал и прорывался. А бег никогда нельзя остановить, ибо он без установления и без конца. Всесовершенная добродетель да будет понята, что она есть Бог.

193 Вопрос. Но как кто-либо начнет путешествие или дело, если не будет надеяться на конец и завершение? Как кто-либо пойдет добродетелью, не надеясь на совершенство в ней?

    Ответ. Ты неосмысленно указал искомое слово. В житии о Боге не будем лениться, по силам, когда всегда [Евангелие] богословит: «...будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный». Нам никак не возможно сравниться с Божеством, с несравненной и превышающей ум и осмысление Божией природой — но подражать Его человеколюбию, кротости и всеблагости, показывая милосердие к ближним. Даже если это враг или доносчик, то в любом случае Божество помогает всем и независтно (щедро) дает, предваряя дарами прошение полезного. И ни от одного человека Божество не получает почести, которые были бы достойны. Итак, пойдем, сколь это [для нас] возможно на делание добра, легкими и частыми ристаниями (сражениями) пробегая к нему. Хотя и невозможно достигнуть самой вершины, и невозможно получить все доброе, но даже взять часть не малая польза. Мы не можем выпить весь родник или водохранилище, но разве мы не можем приятием [воды] в довольство уврачевать жгущую нас жажду? И если мы не можем пропустить через себя весь воздух, то разве мы не можем дышать? И если мы не постигнем всех смыслов, то разве мы не должны беседовать? Мы можем показать, что вопреки сильному сопротивлению мы не отпали от совершенства, но старались ради него, сколько было сил; и больше, чем было сил. Похвально это устремление, потому что оно, мне думается, совершением делания добра, что есть спешить всегда на добро. И более всего держать правду, которая одолевает неправду. Ибо неизречен разум Божий, который прилагается и сочетается с нашими трудами. Он недомыслим для всякого человека в сем житии, по причине превосходящего добра или более горького воздаяния, потому мы отвечаем приязнью к подобным, чтобы с ними принять почесть или мучения.

194 Вопрос. Что есть части делание добра и сколько их? И можно ли их все вместе правильно исполнить? Ибо не все всё могут правильно исполнить. [Например, кто-то] не может достойно принять кого-либо по причине нищеты, но может быть воздержным и целомудренным. А другой — терпеть напасти или учить благочестию. Другой — давать нищим необходимое для жизни. Другой — служить даром. И с помощью одной из этих добродетелей не возможно ли избавиться от вечного осуждения?

    Ответ. Всякое делание добра — со строгостью мыслей, не замутненных скверной. А вся Мерзость злобы по отношению к целомудренным противостоит им воистину как враг. Против худшего подвизается наша природа. Некоторые говорят, что четыре части добродетели, это: мужество, мудрость, целомудрие, правда. Они добры, снизу и по суше движутся (плывут), будучи ниже небесного круга. То есть мужество по отношению к греху противника; целомудрие против страстей иметь власть и победу; а смысл — стройная власть, как в государствах; правда — славная часть жития, как думается, — она наставляет чинности, обуздывая. А что выше, ничего невозможно ни уразуметь, ни показать: и добродетели сами по себе затворены, имеют ли они высокое и небесное подобие красоты. Но у нас наставник — возвышенный Апостол, который насчитывает множество частей делания добра, но три всех лучших: веру, любовь, надежду. Вера дарует людям выше природы быть записанными вместе с бесплотными, хотя человек еще окружен одеянием скверны многих страстей, которые ангельские и прочие чины бесплотных не разумеют. Вера наставляет в искусстве людей, которые ходят внизу, катясь по земле. Она указывает помысл, приводящий к не имеющему образа Престолу Царя, и очевидным образом озаряет блеском не имеющей начала и бессмертной Природы. И оттуда блеск отгоняет омрачение чувств, которое как густое облако для существующих здесь. Омыв его от ума, дарует ему чистый взгляд, так что становится видимым невидимое, и постижимым неприступное. А надежда не вместе с ним отметается, как кто бы сказал, но приуготовляет по-доброму держаться в настоящем. Никак не оказываясь в будущем, но уже видя размышлением то, что еще не настало, как будто оно уже настало. И чаемое приводится пред лицом людей. Переступает запинку ногой, объединяет желаемое с видимым мимотекущим временем и осуществляет любовь будущую. А любовь есть возглавление для пришествия Бога во плоти. Она у Него везде всегда существует, и умолила Его явиться нам во плоти. И вполне подобающим образом она превосходит [другие добродетели], как сказал великий Апостол. Ибо все, что благочестно, человеколюбиво, преподобно и праведно, люди делают ради нее. И для нее и Христос до Крестной смерти преклонил во плоти выю.

195 Вопрос. Как же тогда Соломон, премудрости которого все удивляются, говорит: «Три вещи я не могу уразуметь и четвертое не осмыслил: След летящего орла, путь змеи по камню, стезю корабля, плывущего в открытом море, и путь мужчины в юности»? Если он мудр, то почему этого он нам не объясняет, но заставляет нас оставить изыскание? Мы молим, чтобы ты нам это рассказал.

    Ответ. Премудрый в Боге Соломон не потому, что не может, не объяснил, но оставил сказанное — он некую искру любви к Богу вложил в нас. Как подвиг и венок исследование в этих вещах. Ибо что останется загадкой, если есть готовое переложение-отгадка? Премудрый не немощен разгадать три, как и осмыслить последующее. Что он назвал следом орла летящего? Мне думается, что это полет Святого Духа в Пророков и Апостолов. Как сказал Господь о Духе, богословя в Евангелиях: «Ты слышишь его голос, а откуда идет или куда идет, не знаешь»; «Никто не знает того, что в человеке, только дух у человека, который в нем. Так и Божие никто не познает (сознает), а только Дух Божий». Что относится к Божию? Явно, что это все видимое и невидимое. Всеми совокупно это недоведомо, а ведомо одному только Духу, и повинуется Ему как Богу и Владыке. Премудрый Соломон сравнивает Духа с орлом, поскольку орел есть царь и владыка для пернатых птиц. И пусть разумеется подобающим образом и о Божием Сыне. По неизреченному устроению таинства Он подобен орлу, полетевшему на ловлю и убийство умственно понимаемого луня и ночного ворона. Многомудрый Соломон также сказал, что не разумеем путь змей по камню. В Священном Писании змей разумеется как старый злодей и погубитель, который увел нас от жития райского, что мы себе создали путь. Как сказал божественный Апостол: «Я боюсь, что вы как когда змей Еву прельстил своими ухищрениями, так и растлеют ваши помыслы». Он же поведал, что Христос — камень, когда сказал: «...пили из духовного последующего камня; камень же был Христос». И по этому Камню никак не мог явиться след или путь змея. Хотя Божие Слово Я выбрал быть человеком, согласно нам, но Он остался невосприявшим и неприступным для лукаво ползающего змея. Ибо греха Он не сотворил, и не оказалось лжи в устах Его. Так говорит все собрание божественных [мужей и жен]. Но и стезю корабля, идущего в открытом море, не мог постичь премудрый царь иудеев. Ибо кораблю причастен Божий Промысл о плоти. Он, подобно кораблю, проходил через море смерти и уже потонувших выводил к новой жизни, но никакого следа смерти в смерти не оставил. Ибо невозможно, чтобы Несмерть бывала смертью. Богогласный назвал бессмертного Бога Слово Христа, и Его мужеский путь в юности: «юность моя с Ним воскресла». То есть обновятся те, кто не познает путей сего несчастного жития, отбросив струпья нынешнего зла, и этой переменой совокупно обновится все творение. И протяженность небес, все как риза обветшает, как одеяло совьется и изменится — сказал царь и пророк Давид. Так и земля переменится, сказал первоверховный Апостол. Еще и море станет пустым, и реки-моря засохнут, явным образом восклицает Исайя, возвышенный в Пророках. Так где-то произнося от Бога, говорит глубине: «Погибнешь, и реки твои высушу». И это подобающим образом сбывается впоследствии.

196 Вопрос. Что повелевает Господь, когда говорит: «От дней Иоанна Крестителя и доселе Царствие Небесное силой берется, и употребляющие силу его захватывают» Мы знаем, что всякий захватчик достоин суда и проклятия; как мы будем понимать сказанное Господом?

    Ответ. Иоанн пришел прежде того дня, проповедуя людям Царствие Небесное, и когда пришел Спаситель, то те, кто без колебаний и воистину веровал, те великой аскезой и страданиями превзошли установления природы, и перешли телом к бесстрастию и, перелетев через запинания тела, умертвили телесные похоти, ходя в добродетели по узкому и болезненному пути. Они сами себя понуждают, совершая подвиг для венка вышнего призвания, как сказал святой Апостол.

197 Вопрос. Что сказывает Господь, когда говорит об Иоанне: «Если примете его, то есть Илия, который придет»? Мы знаем, что Иоанна казнил Ирод. И как он опять сам будет Илиею?

    Ответ. Господь в Своем божественном пришествии послал его пред Собою в духе и силе Илии. Он прекрасно называется Илией, по равенству благодатности, и подобию устроения. Ибо началом и концом Заветов обоих был Иоанн. Он был конец Закона и начало Благой Вести, то есть иного, более чем принадлежащего Закону поведения и жития учитель, подобно как и чаемый Илия, который предваряет как-то незадолго Божие второе Христово пришествие во плоти, что есть конец этого бытия и жития и начало будущего. И подобно Иоанну, и его убивает (убьет) за истину разумно понимаемый Ирод.

198 Вопрос. Каким образом самый больший из рожденных женами — Иоанн Креститель? Если потому что он был пророком, то и так, что больше пророка, как и говорит Господь в Евангелии? Почему же тогда Спаситель свидетельствует о нем как о большем всех? Он при зачатии сделал немым своего отца Захарию.

    Ответ. Я по-другому думаю об этом повествовании. Прежде всего вы сами признаете, что Иоанн, по свидетельству Господа, больше всех людей и выше Пророков. У меня нет слова выше живого слова свидетельства гласа вопиющего в пустыне, велящего уготовать пути Господу и сделать прямыми пути Его. Больший из всех рожденных женами Иоанн потому, что когда он еще был в утробе матери, и не вкусил нашего жития, то прорек, через материнский язык получив голос, и постиг во тьме таящийся Свет — воплощаемый в утробе Приснодевы Марии. Оттуда он блистал как через какое оконце через уста беременной [Елисаветы], которая приняла объятиями и лобзанием богоносную Девицу, и он возрадовался, возопив языком матери: «Откуда мне это, что да придет Мать Господа моего ко мне?» Благоумный раб постиг Владыку, скакал в утробе, стараясь предварить в службе Господу Иордан, и уготовить Ту, что ради нас, для плоти Его купель. Он больший в Пророках, потому что увидел во плоти Самого прореченного, и коснулся Его макушки, Того, Кого трепещут все. И Его все пророки и патриархи видели только во сне и догадках мечты; они прежде Христова Богоявления изменили образ жизни. А то, что Захария онемел от рождества благовествованного отрока, то я скажу, что это не от ужаса перед явившимся ему Ангелом, ибо он привык к этому виду, строго служа Закону; но за образом этого молчания последует молчание Закона. Когда родится отроча, то язык его отца вновь будет устроен, являя то, что родился «голос» от молчания и бесплодия и старости, то есть от обветшавшего, в глубокой старости, бесплодного Закона, от бесплодия приявших его иудеев, которым ничего из прореченного Пророками не было на пользу, и они не разумели о Боге и Слове рождения у нас на сбытие истине. И Его Мать по плоти родилась от них.

199 Вопрос. Но почему Христос, свидетельствуя, что он больше всех, тут же говорит: «Меньший же в Царствии Небесном больше него»?

    Ответ. И это не вне двойного смысла со способностью различения. Загадка являет нам три смысла. Во-первых, что Господь — это меньший его по плоти. И после шести месяцев зачатия того, Он вселился в Приснодеву, окружив себя Ее телом. Нераздельно по совокупности, и свободно от смешения. Мы научены этому от великого Гавриила, который, благовествуя Богородице, сказал Ей: «Вот Елисавет, родственница Твоя». И та зачала сына в старость, и был ей месяц шестой, той, которую называли бесплодной. Так что мы видим, что Христос меньший (младший) человек, чем Иоанн. Во-вторых, это прилагаемый к Иоанну ангельский сан. Мы думаем, что последний чином и естеством, худший в Царствии Небесном больше всякого Ангела- по природе и по рождению. Иоанна казнил жалкий Ирод. А один самый меньший Ангел может в мгновение ока поразить и погубить тьмы Ангелов. Один из Ангелов вышел из войска при Исаии и Иезикииле, и в единый час победил и убил сто восемьдесят пять тысяч иноплеменных ратников. А что нам, в-третьих, указывает эта «загадка»? Меньший в Царствии Небесном больше Иоанна Предтечи, то есть больше него Иоанн Богослов сын грома. Иоанн Предтеча, даже когда ему было поведено, со многим страхом прикоснулся к макушке Господа, не дерзая прикоснуться к Носящему плоть. А Иоанн Богослов, больший всех, со дерзновением на божественной Вечере возлег у Господа на груди. И так он возлегает на самих святых и божественных персях, как говорит Благовествование — когда спрашивали о том, кто Его предаст, и кивал Ему Петр, желая знать, кто будет предателем Его. Ни Мать, Его родившая, ни Иосиф, который был наречен, не будучи отцом, ни Иоанн Креститель, ни Ангел, ни Архангел — никто другой не дерзнул прикоснуться тех страшных персей воплотившегося Бога Слова. Но на них Иоанн возлежал, обнимая как отец сына. И оттуда он о Боге Слове напоен был, и поднебесную наполнил громом: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Иоанн Предтеча только видел божественный Святой Дух в виде голубки, который сошел на Господа, крестящегося плотью, а Иоанн Богослов — с неба летящий в виде огня, чтобы приять на свою главу, вместе с учениками в день пятидесятый, как свидетельствует великий Лука, который пишет Деяния апостольские. Иоанн Предтеча казним через отсечения главы из-за одного грешного братосмешения Иродовой жены, которая была за братом Ирода, а Иоанн Богослов, изгнанный из-за Господа, был осужден [и сослан] на Патмос, и после умер. Иоанн Предтеча только крестил приходивших, а Духа Святого не мог дать никому, и потому крещенные им вместе с прочими были крещены Апостолами для совершенства Крещения. Апостолы возлагали руки, давая Дух Святый верным, для явления знамений и чудес. Иоанн Предтеча был назван большим всех из рожденных женами, как свидетельствован от большего, а Иоанн Богослов назван светом мира, от истинного и нерожденного присносущего Света великого. Иоанн Предтеча закончил жизнь, не сотворив никакого знамения, никакого чуда, как говорит о нем Евангелие, и ничего не было слышно о происходившем у него там, а Иоанн Богослов сел с Самим Христом с повелением судить колена Израиля — такое он принимает обещание от богословящего Христа вместе с одиннадцатью. Иоанн Предтеча нигде не ублажаем, что он велик в человеках, а Иоанн Богослов принимает извещение, что он больший, от блаженного Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Ибо Он сказал им: «Аминь говорю вам: многие пророки и праведники хотели видеть то, что вы видите, и не видели; и слышать, что вы слышите, и не слышали. Ваши очи блаженны, что они видят, и уши — что они слышат». Иоанн Предтеча испугался в утробе Того, Кто без отца в Матери, и хотел выпрыгнуть, принуждаемый к этому, не выдерживая приближения Огня, а Иоанна Богослова Он поставляет на Свое место: Он поручает ему Свою Мать, будучи от природы без матери, и от Промысла — без отца. Во время спасительной Своей страсти, когда они предстояли у креста, Он, посмотрев на Иоанна, сказал Своей Деве Матери: «Се сын Твой». И еще к нему: «Се Матерь твоя». Он поручил их друг другу вместо Себя. И Он делает известным народу пред собором богоборцев неоскверненное и чистое девство обоих. Говоря вкратце, Христос есть Царство Небесное. По Закону совершен и истинен Иоанн, как и должно думать тому, кто крестился в смерть Господню. Но Закон ничего не совершает (не делает совершенным) как сказал великий в Законе и возвышенный Апостол в Евангелии, будучи во всем искушен. В роде Его и в годах Его больший всех был Иоанн. Разве будет Божество о нем возражать, когда сказало о нем к Соломону: «Такого как ты не было перед тобою, и после тебя не восстанет подобного тебе»; а о Иоанне: «Ибо не восстал среди рожденных женами больший его». По Закону самый больший был и самым именитым. А больше всех — Апостолы. Ибо не сказал Иисус: «Не восстанет больший его», но что «не встал больший его» — говоря, что «в годы его». Ибо прежде них Бог сказал к диаволу: «Внял ли ты твоим размышлением о угодившем Мне Иове, что нет на земле человека подобного ему». И к Моисею сказал: «Большим всех людей я видел тебя, и обрел ты благодать передо Мною». И ибо велик был в годы свои Енох, преставившийся [в глубокой старости]. И правдив (праведен) в житии своем был Ной, который был сохранен в ковчеге, когда весь мир утонул. И велик был Лот, единственный сбереженный, когда сгорели пять городов Содома. Так и Иоанн Предтеча больший всех был, согласно Закону в делах (жизни) своих.

200 Вопрос. О ком говорит Господь: «Аминь, говорю вам: есть из стоящих здесь, кто не вкусит смерти, пока не увидит Сына Человеческого, грядущего в славе Своей»? Некоторые говорят, что это об Иоанне Богослове сказано, что он не умрет до второго пришествия Христа.

    Ответ. [Господь], обучив уже следующих за Ним учеников не обращать внимания на страсти и доблестно сопротивляться напастям, испытывая их помышления и находя еще неутвердившихся и двойственно размышляющих, решает налицо изложить чаемое, направляя их на подвиг и подстрекая их обещанием долгого жития — на служение за нас до смерти от всей души. Он видел, что они не утвердились, что они еще как тростник, колеблемый ветром. Ибо без бед, без гонений, без ударов совратился от будущего и возлюбил серебро, нашествием самолюбивого духа погиб предавший Господа Иуда Искариот. И верховный Апостол, испугавшись рабыни Валилы, три раза с клятвою отверг Господа, хотя вскоре к нему и пришло лекарство из слез. И, говоря кратко, когда Он шел на крестную муку, ими овладел дух страха. И всех он погнал в бегство. Бог попущает, чтобы одним Его словом побежал легион бесов. Это — чтобы ученики не уповали на себя. Но Он не велел, чтобы они погибли, пока они не проповедуют о Нем. Поэтому Он и сказал тем, кто Его схватил: «Если вы Меня ищете, то отпустите их уйти». Он, зная наперед их бегство и смятение, делает их твердыми тем, что обещает будущее, и немного обнажает им его, в малом все извещая. Этого они не смогли вместить в то время. Они забылись на земле — и едва не погибли. И Он, взяв через шесть дней Петра, Иоанна и Иакова на вершину высокой горы, преобразился перед ними: «...и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет», — говорит божественный Матфей. Здесь они и увидели, еще не вкусив смерти, Сына Человеческого во славе Его: как Он и обещал им раньше. Он обнаженным им явил Божество. И их повергнул, совокупно падших на землю, научая тем, что нельзя было вынести этого вида, что если бы Христос пожелал явиться, как Он есть, то все тотчас же загорелось, не выдерживая этого вида. Как и воск от приближения огня погибает. [Потому] Он представил и Моисея и Илию. Оба были возвышенными старейшинами в праведниках; они беседовали с Ним, показывая, что Он владеет не только земными, но и невидимыми, и преисподними (нижними). И не только четверодневца, как Лазаря; или в тот же день, как сына вдовицы, но и за тысячу лет умерших. И тех, кто изначально, издавна истлел, и рассыпался в прах, Он проявлением воли ставит пред Собою живыми и здоровыми, имея на то силу. Он творит это до страстей и Воскресения, делая известным, что не благодаря терпению и мужеству Он удостоен иметь власть, которая надо всеми; но что Бог всегда самовластен (имеет источник власти в Самом Себе). Поэтому и тех, кто различным образом закончил свою жизнь, Он ставит пред собою, показывая прежде гроба и Воскресения, что Он владеет живыми и мертвыми. Моисей общей смертью закончил свою жизнь; а Илия был как на небо невидимо на четырех огненных конях перемещен из земной местности. Так что первого Он возвел из преисподних, а второго — во мгновение ока призвал от приявшего его места и перед Собою поставил. И еще: когда Он говорил с ними, — рассказывает великий Матфей, — вот, облако светлое осияло их, и голос был из облака, говорящий: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный ... Его слушайте». Отец Ему сквозь облако так говорил. Внезапно те из великих разошлись, а ученики пали, закрыв очи от нестерпимого гласа. Чтобы по достоинству в теле явился Единый Сын, присный, Возлюбленный, с Отцом той же природы дружески беседующий. Подобает, чтобы одни служащие при божественном и царском престоле не прикасались ему, а другие со страхом предстояли и молчанием почитали престол. Поэтому, не вкусили смерти, ученики Господа, пока не увидели Сына Человеческого во славе Его, не как Он есть, но как им было возможно («якоже можаху»). И это только три прозорливца, большие в хороводе святых. Ибо сказал Господь: «Есть некоторые из здесь стоящих — а не все — которые не вкусят смерти, пока не увидят Царствие Божие». И его ненадолго увидев, через некоторое время окончили жизнь: Иоанн и все Апостолы и Пророки ушли из сего жития, кроме Еноха и Илии, которые во плоти живы доселе, но весьма вскоре и они умрут.

201 Вопрос. Тогда как Господь говорит Петру о Иоанне евангелисте, что «если Я желаю, то да пребывает до тех пор, пока я приду, что тебе до этого?» Он указует Иоанну, что тот будет жить до конца мира?

    Ответ. Сам Иоанн истолковал это до конца в своем Евангелии: «И се сказал Он, говоря ему — то есть Петру — «Иди за Мною"". Но Петр обратился и увидел ученика, которого любил Иисус, идущего за ним, который возлежал сверху груди Его, и сказал: «Господи! кто предаст Тебя!» Петр, увидев его, сказал Иисусу: «Господи, а он что? Иисус говорит ему: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока Я приду, что тебе... ты иди за Мною. Слово понеслось между братиями, что ученик тот не умрет. Но Господь не сказал, что он не умрет, но если Я хочу, то он останется до тех пор, пока Я приду: что тебе». Потому что Он их оторвал от ловли рыбы и велел Петру идти за Ним, тем самым веля и его товарищу идти за Ним. Петр сказал Иисусу: «Сей для чего идет?» И ему повелел Иисус, оставив на рыбную ловлю, когда сказал: «если Я хочу», то он останется до тех пор, «пока Я приду, что тебе»?

202 Вопрос. Мы молим узнать, как нужно понимать притчу о закваске? У нас был вчера изрядный спор об этом.

    Ответ. Разумею, что слово о Боге в притчах (сравнениях) имеет два плана. Сначала мы должны узнать само то, что рассказано, а затем вывести смысл. Царствие Небесное подобно закваске, которую взяв, жена мудрая положила в муку три меры, пока не заквасится все [тесто]. Думаю, что закваска — это учение и соответствующая ему вера. Господь, сравнивая, называет Своей женой Церковь, которую Он возлюбил, как и говорит святой Апостол. Три меры муки — три сына Ноя: Сим, Хам и Иафет: от них после потопа как раз произошли все народы, которые теперь собраны в Церкви, и начало проповедания для них — вера. С закваской смешалась вся мука чужих народов — три умопостигаемые меры, родившиеся от Ноя, смешались для благочестия. Но сказанное и иначе осмысляют, под закваской разумея честное и святое Тело Бога Слова, которое Он Себе созиждил в утробе Приснодевы, без семени облачившись [в Нее] и смешавшись с душою и телом. И не только это, но и жена мудрая прекрасным образом понимается как святое, живое и гармоничное Слово Божие, названное в женском роде. Ведь «Христос — Божия сила... и Божия премудрость» — как сказал божественный Апостол. Три меры муки: первая — это вся человеческая природа, вторая — смерть, а третья — ад, в котором скрылось Божие тело по погребении, смешавшись для Воскресения и Жизни. Послушай и другое, что три меры: Крещение, Евангелие, Таинства. И по-другому понимается: Апостолы, Пророки, учителя. И еще по-другому: настоящее, прошедшее, будущее. Ибо воплотившееся Слово не только для живых сотворило пользу, но и воскресило до этого взятых смертью и даровало надежду воскресения и [вечного] жития нам и нашим потомкам, ради которых всех Он воскрес из мертвых, и совоскресил с Собою, и Сам взойдя на небеса, их — живых — переселил на место, где Енох и Илия продолжают жить и не умирают.

203 Вопрос. Мы никогда не можем насытиться толкованием Священного Писания, но всегда желаем слушать его. Объясни нам притчу о мреже, которое много и для себя собирает выгоды, и нам пользы. Ибо говорит Господь: «Блажен, кто сотворит и научит одной из заповедей этих». И, напротив, того, кто молчанием похоронил данный Им талант слова, Он не забыл, не оставил без мучения.

    Ответ. Я думаю, что эта притча братски относится к предыдущем вопросу и ответу. Царствие Небесное подобно мреже, заброшенной в море и собиравшей от всякого рода. Когда мрежа наполнится, ее вытаскивают на борт и, сев, бросают хорошую рыбу в ведра, а худую — выбрасывают вон. К Евангельскому учению Господа, сказавшего: «Пойдите за Мной, и я сделаю вас ловцами человеков», — я думаю, можно применить образ мрежи, с помощью которой Апостолы были ловцами бессмысленных рыб, сплетая и сшивая огромные сети из Ветхого и Нового Завета. Они опустили их в жизнь эту, как в море, вместо бессмысленных ловя мыслящих, так и теперь последователи Апостолов собирают от всякого рода — и лукавых, и благих. Праведников и грешников они ловят божественной сетью проповедания, невредимо при этом проходя по морю [жизни], богоносимы Писанием и Духом. Во множестве тела попадают в сети; великий в пророках Исайя более чем за пятьсот лет возвестил: «И будет тогда жить волк с ягненком, и рысь лежать рядом с козой, и волк и медведь купно есть с волом траву (плевы), и теленок и лев вместе пастись, и Отрок младой поведет их». Нераздельный обозначается духовный собор: ибо вместе в нем питаются в Духе хищники и убийцы, кроткие и страшные, предводительствуемые малым Отроком. О Нем и в другом месте сказал тот же Пророк: «Отрок родился у нас Сын, и дарован нам, и нарицается имя Его Бог крепок Владыка». А когда наступит время конца [мира], то вытащат сеть на борт, и по велению Христову вместе с Ангелами сделают различение в этом сонме, отделяя грешников от среды праведников.

204 Вопрос. Что знаменует Господь, когда велит Петру идти, и бросить сеть, и раскрыть рот первой вытащенной рыбе, и найденные деньги отдать за Себя и Петра тем, кто требует налог и оброк?

    Ответ. Думается, что и это не лишено смысла, ибо деньги повелено Петру вынуть изо рта рыбы, выловленной из глубины сетью нашего образа. Мы лежим как на глубине жизни этой, накрытые страстями в потоплении волн греха. Если толкование не таково, то это — мы во владении смерти, в аду. Господь возвращает человека к первоначальному образу, повелевая отдать деньги за Себя и за Петра. Господь был человеком, уподобившимся нам, во всем подчиняясь нашим обычаям, но только оставаясь неподвластным разрушительному злу и не подпадающим бедам. Отдавая за Себя и за Петра статир, Он добровольно «страдает» за Церковь. Ибо Он сказал тому: «Ты — Петр, и на этом камне я возведу Мою Церковь», — Сам ее наставляя (возводя). Ибо вознаграждение для душ — Божественное наставление, камень которого во главе угла — это Владыка всех Христос, о Котором сказал божественный Песнопевец: «Для иудеев Закон был во главе угла». И еще он же сказал от лица Господа: «В начале Писаний написано обо Мне», — Иоанн явным образом возглашает: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», Который соединился с плотью, и Собой наставляет нас, и тем, что сказал о рыбе и о статире. Он повелевает не противиться ни царю, ни князю, ибо тот со своей стороны отдает тебе повеления — без подлости, но по закону давать налог, вместе с собой возвещая этим и Бога. Откуда бы Он знал, если бы Он был человеком (как говорят без ума богоборцы), что рыба в пучине имеет статир во рту. Что статир лежит не во плоти, но во рту. И затем: что она первая попадет в ловле таким образом, что она предупредит других быть пойманной. Это точно принадлежит Богу: предсказать уловление той рыбы, которая Держит деньги во рту. Если говорить более реалистически, то невидимой Божией силой рыба велась силой Того, Кто в древности повелел киту приять Иону и без вреда сохранить его три дня на глубине, чтобы затем целым и здоровым извергнуть на сушу. Если рыба взяла статир, который лежал на глубине, и первая, без споров, [сделала то, что] прорек Бог; и рыба, несшая что-то, первая была уловлена из всех своих сродников, то скорее и истовее во время нужды твоей Тот, Кто составил от небытия все и сотворил статир, и вложил [рыбе], и пригнал к рыбаку: вполне искушенно Петру повелел забросить в море удилище. О Нем царь и божественный Песнопевец сказал: «Бог наш на небесах и земле, в море и во всех безднах. Все, что пожелал, сотворил».

205 Вопрос. Чего ради Господь иссушил и проклял смоковницу, что она не будет иметь плода вовеки? Ведь это не лишено какого-то разумного смысла?

    Ответ. Господь не просто так проклял и иссушил растение. Он желал наставить тем самым богоборный народ иудеев, что может и поступать властно, но, как благой, Он этого не желает. Ни разу не видели Его гневающимся, и мыслили, что Он благодетель, помогающий ненасильно: но на примере бездушной вещи Он попирает собор безбожников, показав, что и властвовать Он может. Но Он скорее терпит, поскольку иссушает лишенную души смоковницу, чтобы испугался безбожный народ. Господь проклинает ее бесплодием, видя их бесплодие и запустение, предупреждая, что не останется камня на камне. Смоквы не имеют природных плодов, как и народ Закона. Неодушевленная, безбожная, мучается, чтобы принести плод веры. Все понимают, что Тот, Кто от самой утробы и от младых ногтей живет в Царстве, Тот не разбирается в земных делах, что смоковницы зимой не плодоносят. Но, как я сказал, это было растение для притчи. Ради многих в первую очередь было показано, что грешники и здесь могут быть покараны, но Господь скорее удерживает применять силу, допуская покаяние каждого. Как сказал божественный Песнопевец: «Бог — судия праведный, [крепкий и долготерпеливый,]» и гнева не несет во все дни. Если не обратите оружие свое вспять, то будет вам отмщено мучительной силой. Богу воистину принадлежит иссушить зеленое дерево; сделать зеленое дерево сухим. Как сказал Иезекииль, зритель Херувимов: «Иссушивший смокву повелением». И то было за тысячу лет до Его рождения во плоти. И неодушевленный посох, который Моисей держал в руке, внезапно был превращен в одушевленного змея, убоявшись вида которого, попытался чудотворец бежать прочь, если бы тотчас отбросив его, обратив, опять показал посохом, спрашивая: «Что у тебя в руке?» Он отвечал: «Посох». И сразу [раздался опять] Божий глас: «Брось его на землю». И на земле была уже брошенная змея, которая поднималась на того, кто ее бросил, и Моисей отскочил. Сказал к нему Бог: «Протяни руку твою и возьми ее за хвост». Когда Моисей это сделал, в тот же миг животное превратилось в то, чем было прежде. Подобно обуздавшему звериное начало, [Христос победил смерть], когда Он сказал о Лазаре: «Развяжите от погребальных пелен и пустите его идти». Кто еще может здоровым сделать уже распадающегося и смердящего человека, который уже вкусил смерти. Так и сухой и безлиственный посох Аарона был без сока, без влаги, не был посажен в землю, но за одну ночь произвел листья и семена, даруя Аарону знамение священства. Сам Бог окружил посох листвой, посох, который не был посажен, был сам по себе: прозябнет ибо посох от корня Иессея. Человек по имени Иессей приходился отцом великому Давиду: ибо необходимо, чтобы одушевленный корень проразумел и одушевленный посох (ствол). Об этом Посохе сказал великий Исайя. Это открывая, богоносный Апостол явным для всех образом вопиет: «У меня есть Святитель великий, прошедший небеса». А Он идет в Иерусалим, чтобы вскоре принять добровольное распятие за нас, и простым словом внезапно Он высушил это растение, являя тем самым, что Он есть Тот, Кто повелел этому дереву прорасти. Что Он и мог бы приказать дереву Крестному стрясти пригвожденных. Но Бог терпит пригвожденность, как человек, плотью. Когда они шли в Иерусалим, то Иисус на пути взалкал, и увидев смоковницу, подошел к ней, ища плод, и не нашел [его]. Так говорит Евангелист. Это можно обсудить и разуметь так. Путь — это житие сие, по которому живое и святое Слово, став подобно нам плотью, ходит всюду, и обходит местности, везде пребывая Божеством, в умопостигаемом смысле алча спасения всех людей, более всего иудеев. Он подошел к смокве, то есть к иудейскому народу, ища плод — сладкое плодоносье у невидимых, умственно понимаемых смоковниц от Закона и пророков: собрание Божественных заповедей, подобных зернам, лежащим в смокве, вкушая от которых душа испытывает наслаждение. Однако Иисус не нашел плода на ней, но только листву книг Закона и пророков. То же самое Иудеи, которые тем самым, что преступили Божественное, обратились к бессмысленности, прямо как листва смоковниц, безопасно попираемая. Ибо убившее Господа собрание — это имеющий Писание скот. Оно убило Царя, а почтило воина, которым оно было взято в плен много раз, став рабом и данником римлянам; оно Писание почитает, но не понимает его; оно имеет у себя книги, а дел не делает; оно имеет Завет, а не имеет Причастия. Христос, не желая называться мужем их церкви, когда они сотоварищи кумирам, сказал через пророка Осию: «Это не Моя жена. И Я не муж ее». Другой из святых называет причину: «"Они не остались в Завете Моем. И Я отошел от них» — говорит Господь Вседержитель». Бесплодная смоковница не причастна смокве, тем более собрание иудеев, которое по причине любодеяния отметает слово-смысл благочестия, и потому Закон отверг ее причастности.

206 Вопрос. Так как мы не можем насытиться твоей доброй беседой, то мы молимся, чтобы ты нас научил [понимать] и притчу о мелющих, о жерновах и о поле, на котором двое. Ибо говорит Господь в Евангелиях: «Тогда двое будут на поле: один будет взят, а другой останется. Двое мелющих на жерновах — один будет взят, а другой останется».

    Ответ. Деление надвое, показывает, что именно осуществится во время воскрешения и второго пришествия. Ибо с полем сравнивается весь мир. Сам Господь сказал в другом месте Евангелия, что поле — это весь мир, а жнецы — Ангелы. Жерновами же обозначено неостановимое вращение жития, и полная смут деятельность в нем — как жернова вертятся всегда. И мы непрестанно изменяемся, и до остановки в нас меняются различные образы, но мы мелем в них, а скорее мелемся, одних берут, а другие остаются, как [и] явно. От Адама до сегодняшнего дня мелют, при этом одних уводит смерть, а другие остаются здесь. И во время конца то будет, что одни как раз к этому моменту умрут, а другие останутся, и в мгновение ока за нераздельное время прибавятся к нетлению. Как сказал возвышенный проповедник Апостол: «Я говорю вот вам тайну, все мы не умрем, но все изменимся в нераздельности в мгновение ока, когда последний раз протрубят». Таким образом те, кто теперь умирают, как бы забираются жерновами, а прочие остаются. Ибо всех зовет, будя, Божия труба, всех усопших от века. Тотчас правдивый и непреклонный Господь будет председательствовать и судить, каждому воздавая по достоинству сотворенного им. Как сказал божественный Апостол: «За терпение, благие дела...»

207 Вопрос. О чем говорит Давид: «Угли возгорелись от Него»?

    Ответ. Священное Писание многократно называет Божество нематериальным огнем. Ангельские хоры и души праведников разгораются от приближения к Богу; и уместным образом они здесь именуются углями, ибо они сияют в мире как светила, стяжав живое Слово. Мы знаем, что у огня два действия — жечь и светить. То, что лениво (т.е. трухляво), огонь жжет без страха (без всякой опасности для себя); огонь и весьма очищает, сжигая то, что в него попадает. А если удалиться от него на достаточное расстояние, то огонь светит. Много раз мы научены, что люди, искусные во врачевание, прижиганием успокаивают [организм] от неисцелимых [до этого] страданий. Так и Бог не губит, но обновляет и очищает от нечистоты греха, если с помощью покаяния обратится к врачеванию тот, кого держит страсть. А если он больным уйдет из этой своей несчастной жизни, то он будет гореть и не сгорать, мучимый Божиим огнем, будучи уже в бессмертном и нетленном теле. Ибо подобает тленному человеку облечься в нетление, и смертному облечься в бессмертие, чтобы каждый принял соответственно силе, как он сотворил телом, по словам возвышенного Апостола. Здесь — врачевание, там — ответ, здесь — здоровье, там — муки, здесь — Божие долготерпение, там — неизбежное для исправления наказание.

208 Вопрос. Как должно разуметь секиру упомянутую в Евангелии, что ссекает бесплодные деревья?

    Ответ. Иоанн видел иудеев бесплодными и изволил приравнять их к бесплодным деревьям. А ответствовал о секире, при корнях лежащей, — это о различающей внезапной остроте живого слова, каковой остротой каждое дерево, не творящее доброго плода, срубается и кидается в огонь. К этому же относятся и слова божественного Апостола, который говорит: «Живо слово Божие, действенно, и острее любого обоюдоострого меча», — называя секущую силу проповеди.

209 Вопрос. Что обозначает Господь, когда говорит: «У Него лопата в руке Его. Он истребит гумно (ток) свое, и пшеницу соберет в амбар, а плевелы сожжет огнем неугасимым».

    Ответ. Думаю, что лопата — это правый Божий суд, который каждому, судя по тому, что он в Законе Божием сотворил в своем житии, по достоинству, выделяет место. Под гумном разумею собранную отовсюду вселенскую Церковь и воскрешение всех людей из мертвых. На гумне заплесневевшие и вымокшие зерна, развеянные разными ветрами греха, оказавшиеся пустыми и бесплодными, Божий суд, словно лопатой, поручает огню на сожжение вечное. А правильную пшеницу, которая стала пищей ближнему, изобилуя добрым житием, Бог собирает достойным образом в амбар, который один можно назвать Спасением. Он есть воистину наш дом: жизнь -не дом, но, как мне думается, шалаш, дающая тень постройка, которую легко разрушить.

210 Вопрос. По этой причине мы умоляем ответить: почему и церкви многократно, и благоверные люди падают и гибнут: от землетрясения, от грома или от какого-либо [другого] гнева, как и грешники: что это бывает?

    Ответ. Из Священного Писания мы об этом вполне научены. Раз Бог не пощадил и Божия кивота, но предал его иноплеменникам вместе с беззаконными жрецами при нем, перекопав святой город Иерусалим, и разметал святыню Херувимов славы, и разодрал одежду славы, и дарования Божий, и пророчество, и явления, и ефуд, и «слова» (часть облачения первосвященника), и наплечник из чистого золота — то есть то, что имеет неизреченные образы и прочие служения, отдано поганым (язычникам) на попрание и в плен — в осуждение тех, кто тогда беззаконствовал. Значит и теперь Бог не пощадит свои храмы, и в них сущие неизреченные пречистые Тайны, чтобы вложить согрешившим страх ожидания самого сурового мучения, если они находятся в грехах. Да плачет грешник, когда видит, как падает кедр: если крепкое и святое распадается, то как будет наказано нечистое и слабое... Об этом рассказывая, премудрый в Боге Соломон сказал: «Падением немощных праведники бывают устрашены». Ибо и оружие, которым вооружаются для битвы, и шлем, и броня, и железные поножи не дадут злым людям твердой и надежной жизни. Многие одетые в железо несчастным образом кончили жизнь. Из нас записаны Орив, Зив, Зивей, Салмана, Авимелех, и Голиаф, и Авессалом. И такие же из внешних: Гектор, Эант, и гордящиеся своей силой Лакедемоняне. Так как они не имели сил для успеха в правде, то Бог предал их воинам. И Бог так же рушит храмы для согрешающих. Что же, мы будем составлять войско на своей неправде, и множеством грехов вооружимся на битву против правды?

211 Вопрос. Что повелевает Господь, когда говорит: «Уладься с соперником, пока ты на пути с ним»? Ведь мы не всегда идем по пути с ним.

    Ответ. Тут прекрасная, простая и чинная мысль: что не следует враждовать или тщиться отомстить обидчику. Ибо Сам Господь сказал: «Любите врагов ваших, делайте добро тем, кто вас ненавидит, и молитесь за тех, кто вас проклинает»; и: «Никому не воздавайте злом за зло» и еще много подобного этому. Над этим есть еще и второе понимание: тем, кто сидит дома, и далек от городских свар, кто живет в пустынях, велено, чтобы они лучше и тщательнее уразумели это «уладить с соперником», успокоив «соперника» (то есть телесную похоть), богоприлично обращаясь к Духу. Под путем понимается житие, которое наш род спонтанно проходит. Улаживание — это быстрое ощущение телесного воскресения. То есть повелено: если помышление придет в движение, то, сразу поняв, нужно обуздать его страхом Божиим. Ибо если когда-нибудь мы подчинимся воле помышлений, не будучи постоянны в небесном звании, то они нас передадут Судие, когда Он придет и каждому будет воздавать по достоинству сотворенного в житии. Мы не можем то, что возвещено Писанием, иметь как достаточное, ленясь действовать для спасения. И мы не думаем стать приближенными Бога без дел — только причащаясь Нескверной Жертвы. Творить боголепнее, чем нести весть, как показывает Бог.

212 Вопрос. О чем говорит Господь: «Если твое правое око соблазняет тебя, то вынь его и отбрось от себя. И если правая твоя рука соблазняет тебя, то отруби ее и отбрось от себя».

    Ответ. Христос — неусыпающее око и десница Бога Отца — подобающим образом сравнивает с оком и рукой наших соотечественников и друзей присных, которых волю мы творим так, как волю телесных членов, во всем действуя благодаря им и выполняя свершения. Если кто из них будет по отношению к нам повинен в соблазне, скатившись в грех, нас подвергая доносу, а себе доставляя лишенность чести и похуление, то Божество велит быстро отсечь его, и освободить от тела, и подальше забросить от себя. Ибо если тогда он как нежить (гангрена) сгноит силу тела у тех, кто пребывает во благе и здоров, примешав свое злоумие, то мы не можем презирать известие любомудрия истинной Премудрости, которая есть Христос. Помысл тогда должен быть неуклонным и без снисхождения. Ибо сказал святой апостол Павел, наполненный истинной премудростью: «Христос Божия Сила и Божия Премудрость», украшающая не только слово, но и житие.

213 Вопрос. Что имеет в виду Господь, когда повелевает нам быть мудрыми равно проклятой змее, говоря: «Будьте мудры как змеи, и кротки как голуби»?

    Ответ. Мудрыми как змеи Господь нам повелевает быть во всякой напасти и искушении, сохраняя свою главу, а глава Церкви — Христос. Ибо, как сказал Апостол, змея, будучи настигнута преследующими ее людьми, все тело подставляет под удары, но, действуя мудро, сохраняет голову невредимой: остановившись и замерев, она свивается в клубок; при этом в середине оказывается голова, как стеной охраняемая телом. Так же мудро она сбрасывает старую кожу, как бы освобождаясь от ветхости, тем самым велит нам, отягощенным узким и полным несчастий путем, совлечься ветхого человека и облечься в нового, таким образом обновившись. Кроме того, можно для своей пользы подражать ее изобретательности: как она лестью ввела нас в преступление и падение, так мы должны в ближних всевать то, что относится к вере. [...] Иисус Христос, когда раб бил Его во время добровольного Его страдания, не ответил, хотя и тьмы Ангелов Ему служили. Апостол Павел, подражая Ему, когда получил от иудеев единым разом сорок пять ударов, показывал, как мы долготерпим равно Богу. Тот, кто одноименной жизни в Боге причащается, удален от гнева, ибо любое совершенное делание добра — это Бог. Бог прекрасно именуется долготерпеливым, ибо Он далек от гнева. И внешние учения почитают это: так, Сократ — законодатель афинского учения, будучи избит, не отомстил. Антисфен, когда какой-то злохульник искалечил его лицо, ничего не сказав, ушел, но только написал на лице имя ударившего, чтобы не думали видящие, что он одержим или пьян. Эпиктету лютый хозяин перебил голень. И у многих философов учением было молчание в бедствиях — оно было владыкой для владыки по мудрости. Мы не можем ослабнуть от того, что нас оскорбляют. Но последуем за Творцом своим и всего: если встретится разнузданный раб, который даст пощечину, то мы скажем ему словами Божиими: «Если я говорил плохое, то свидетельствуй об этом плохом, а если хорошее, то почему ты меня бьешь?» Так противник будет словно ранен стрелою долготерпения и, отказавшись от дерзости языка и поведения, во всем будет воздавать благодарность. А виновник этого отказа обучится не налетать и не дерзать на худшее, желая большой платы за труды, но будет сдерживаться о большем, и не брать дополнительной суммы. Разве труды не становятся совершенными, когда есть свидетельства: «Страдания этого времени не стоят откроющейся славы», — сказал много раз пострадавший ради Христа и все в настоявшем имевший великий Апостол.

215 Вопрос. О чем говорит Господь: «Вышел сеятель сеять. И одно упало у дороги, другое на камень, иное в терн. То, что было при дороге, поклевали прилетевшие птицы небесные. Что на камне — так как не было глубокого слоя земли, не было корня, — то, пробившись, засохло. А что в терн — задохнулось». Так об этом говорит Священное Писание.

    Ответ. Вышел сеятель сеять — вышел от Отца Христос, превечный Бог. Ибо Он — сеятель нашего спасения. Семя — божественное и животворящее слово. Нива — это все человечество; волы — Апостолы; плуг — крест; ярмо — соединение, сладостная струна любви, которая связует, но и склоняет выи богословцев. Сеятель вышел сеять не пшеницу, не ячмень, ни что другое, что в земле и для чрева, но веру к Отцу, Сыну и Святому Духу и надежду воскресения, и любовь к Богу и к ближнему нелицемерную. Христос вышел сеять, держа десять упряжек волов, как сказал великий Исайя, ибо не перестают десять упряжек волов доводить до совершения единую житницу. Десять упряжек умственно понимаемых волов являют у Божества святой лик апостольский. Двенадцать — Апостолов пред страстями. Семь — те, кто со Стефаном (архидиаконом) были выбраны после Святого Воскресения. О двадцатом слышали с неба — Савл. «Савл, что ты Меня гонишь?» — внезапно обезоружив того, кто стал воевать против единоплеменного Израиля, вооружив его на бой за Христа. Вот умственно понимаемые воины. Двенадцать волов распахали ниву души, ниву человечества, и во Христе засеяли подсолнечную верой к Нему. Сделали наше земное смешение (состав тела) единым сосудом, способным принять Божественный раствор крови и воды, излившийся во спасение нам от удара копьем. Сеятель и благодетель нашего состава- Христос, Который прежде Своего воплощения создал нас из небытия. Нас, ставших скверными и вместилищами худшего, Он, сокрушив смерть, вновь обновляет, и делает не принимающими примеси зла, бессмертными, блаженными, присносущими в нашей совокупности и виде. Он — глина (глиняный сосуд), которая из нашей глины стала плотью, держа животекущую (проточную) воду Своего Божества, которую Иоанн [Предтеча], как бы нося проповеданием Крещения, увидев Иисуса, возопил: «Вот, Агнец Божий, вземляй (поднимающий, и этим разрушающий) грехи всего мира», — Крестом и излитием крови и воды. Опять же об этом, когда ученики спросили Иисуса, где Ему приготовить иудейскую пасху, сказал: «Идите в этот город, и вы встретите человека, несущего глиняный сосуд с водой, и скажете ему: Учитель сказал: «У тебя сотворю Пасху с учениками Моими». Он покажет горницу большую устланную, там и приготовьте». Это и стало наяву. Такое разумеется в сравнении: муж, который несет глиняный сосуд воды, — это Иоанн Креститель, проповедующий крещение в покаяние. Город — горний Иерусалим, граждане которого — Иоанни другие — собрание праведников святых. Горница, застеленная цветными половиками, которые украшены, как звездами, различными изображениями, может быть уподоблена нашему царскому помосту (алтарю), который состоит из различных украшений. А то, что Апостолы и Пророки могут быть сравнены с волами, на это явно указывает апостол Павел, который (под святым двадцатым числом) весьма сильно говорит: «Не обуздаешь вола молотящего» И тотчас прибавляет: «Разве о волах беспокоится Бог? Во всяком случае говорит о нас — ибо нас ради написано». Но вернемся опять к возвышенному Исайе, последовав за его пророчеством: «Не прекращают десять упряжей волов творить одну житницу». И тотчас прибавлено: «Посеявший шесть спудов, пожнет три меры». Увы, мыслить ли нам, что столь великое было согрешение, что хотя было посеяно шесть спудов, собрано только три меры? Не сказано: «произведет три спуда», но всего лишь «три меры», что очень мало. Однако войдем за внутреннюю завесу написанного, и найдем то, что этим сказано. Шестью спудами будет засеяна церковная нива человеческая: четырьмя книгами слова о Боге, еще книгой Деяния Апостольского, и шестой — писаниями великого апостола Павла, едиными по уставу. От этих шести и ими плод приносят те, кто в оглашении (церковном научении и просвещении) следует за святыми. Сеются три веры — вера к Отцу, вера к Сыну, вера к Святому Духу. Вышел сеятель сеять, не пшеницу, хлеб творящую, но животворящую веру. Но не во всех проросло семя: одно упало «при пути», а не на самом Пути — они не совершенны о Христе, не веруют в Него прямо. Сам Он сказал: «Я — путь жизни». «Недалеко от пути» ариане, как и эллины или иудеи, но они не на пути, а при пути, то есть вне Христа. То, что они исповедуют (признают) Христа, ведет их близ пути, а то, что тем хуже хулят Христа, что Он мол не равен Отцу, отбрасывает их от живого Пути. Так что птицы небесные — диаволы — слетаются и склевывают Божий семена из сердца ненаставленных. Ибо Сам Господь повелел всем творить в согласии с Его обычаем, когда сказал: «Не разбрасывайте святыни Мои псам, не сыпьте бисера Моего перед свиньями». И еще: «Возьмите от него сребренник и дайте имеющему десять сребренников», — любому человеку, имеющему правую веру, будет даровано, и будет прибавлено от не имеющего веры, надежды и любви совершенных к Богу. «И то, что он думает, он имеет — будет отнято от него», — сказал Господь. То есть никакой пользы не будет от совершенных добрых дел, если служат Богу без правой веры. Ибо Сам Господь сказал: «Кто будет веровать и креститься, тот спасется», а не уверовавший осудится. Ничем не лучше, думаю, неверных зловерные и нечестивые еретики. А те, кто в тернии, думаю, что это евномиане: по причине их хулы их многие назовут беззаконниками, ибо они в безумие дерзают болтать о Христе, что Он, мол, создание и творение. Это как терние подавляет их и не позволяет прорасти и совершиться верой. Удачно подходит слово и к тем, кто в нашей Церкви раздавлен терновой материей забот о житейском и не силится, чтобы в них проросло и в конце концов сотворило плод Божественное семя. Другое пало на камень, но в каменистую почву. Ведь Камень — это Христос, как сказал божественный Павел. Мне думается, что в каменистой почве те, у кого сердце окамененно и непокорно. Сердце человека мягче, чем камень, который есть самое жесткое по своей природе. Такой же природы и семя — оно мягкое по сравнению с камнем, но жестче, чем земля. С камнем Господь сопоставляет богомерзких последователей Македония и Марафона, которые возводят хулу на Духа и говорят ложные слова о Его созданиях. Они на себя навлекают кару Господню без прощения. Ибо Господь сказал: «Тот, кто скажет слово на Сына Человеческого, будет ему отпущено, а кто скажет на Святого Духа, не будет ему отпущено ни здесь, ни в будущем веке». У них земля не благоплодоносна, не приемлет семя, как христиане, но твердый камень, который обтесывается, чтобы огораживать святыню. Исповедовать, что Божий Сын, Бог Иисус Христос подобен по природе Отцу — это являет их размягченными, а то, что они отрицают, что Святой Дух — Бог — это делает их сердца каменными: они наполовину здоровы, но совершенно слепы, причисляя Творца к творению, и Владыку делая слугой и безмолвным рабом. Отлучая их от христианства, великий Апостол сказал: «Кто не имеет Духа Христова, тот не есть Его (Христов)». А иное семя, — сказал Господь, — упало на благую землю и дало плод: одно тридцать, одно шестьдесят, одно сто. С землей благой сравнивается правое и благоразумное сердце, очищенное от терна ереси, и сперва прозябающее траву веры, а затем — колос надежды, а после — зрелый плод совершившейся любви. На это указует и божественный Павел, утверждая, что лучшим является вера, надежда и любовь. Итак, тот кто верит — творит тридцать, кто надеется — шестьдесят, а кто стал совершенным благодаря любви, тот совершает из божественного [плод] сторицей, от единого семени трижды собирая плоды. Бога почитая, в Церкви возносимого, само Сущее духом разумеем, душой зрим, телом претерпеваем. На земле славим, из мертвых встаем, на небесах почиваем. Совершенный человек о Троице — он верен, кроток, любим всеми, смирен, милостив, человеколюбив, праведен, не щадя тела идет в Божественном, с жаждой Небесного, живя телом с людьми и являясь на земле «образом». Так что тридцать они собирают как живущие среди людей, шестьдесят — как служащие вместе с Ангелами, и сто — как общающиеся с Богом. Елеопомазанием они дают плод тридцать, Крещением — шестьдесят, и совершенным Миропомазанием — сто. Верующий во Отца творит тридцать, исповедующий Бога Сына равным Отцу творит шестьдесят, а Духом совершаемый, исповедующий Его (Духа) Богом, — совершенно творит сто. Некие люди из богомерзких сказали, что вера к Духу творит тридцать, к Сыну — шестьдесят, ко Отцу — сто. Они сами себя развращают, что считают нужным умалить Святой Дух, Отца и Сына превознося и славя более Него, высшими, по числу (по порядку) полагая Отца и Сына. Это весьма порочно для разума. Ибо сперва веруют не в Духа, а во Отца, потом — в Сына, и затем — в совершенный Святой Троицы Божественный и Святой Дух. Как и божественный Песнопевец, сказывая, что во всем сотворении мира была Троица, сказал: «Словом Господним небеса утверждены, и Духом уст Его вся сила их». Уст — Господа Отца; словом — Сыном, Дух Святой — полнота Святой Троицы. Его (Духа) Господство (то, что Он — Господь) явил Господь, когда воскрес из мертвых и сказал Своим ученикам: «Примите Дух Святой... Кому отпустите грехи, будут отпущены». Этим Он являет Господство Духа — что приятие Духа дарует [власть] отпускать грехи. Мы не должны теперь погибнуть вместе с еретиками, желая, чтобы южная царица (Савская), которая пришла с конца земли к Соломону, чтобы встретиться с премудростью, осудила нас за леность о лучшем.

216 Вопрос. Мы должны разуметь только то, что написано, или это содержит в себе какой-то внутренний смысл — вопрос Петра и ответ Господа ему вопрошающему: «Сколько раз, если согрешит по отношению ко мне мой брат, отпущу ему? До семи ли раз?». На это Господь изобильно отвечал «Аминь, говорю тебе, не только до семи, но до седмижды семидесяти».

    Ответ. Хорошо и уместно, конечно, и на пользу обеим сторонам — и согрешающему, и прощающему. Первому — что он просит, [обещая этим] исправиться в том, в чем согрешил, а второму — что он виноват в тех же вещах, ибо нет никого без греха и вины, только единая вышевластвующая и несравниваемая Святая Троица во едином естестве. Ибо говорит богоносное слово Писания: «Кто похвалится, что у него чистое сердце? Или кто дерзнет рассматривать себя как чистого от греха?» Прежде Спасителя дивный Иов, незыблемый столп, когда его бил диавол, а он не слабел от страданий, не истощался, этот человек явным образом восклицает: «Никто не чист от греха». Даже если и один день живет он на земле, он проживает жизнь, а не из ложесн выходит жить. Но с возрастанием тела и завершением ума — начало Промысла о житии. Ибо Петр желал взять ключи Царствия Небесного и церковного устроения. Под ключами нужно понимать власть прощать грехи. Вместо ключа у нас есть язык, который отворяет небеса и затворяет. И при нас это — языком себе отворять или затворять небеса: первое — когда мы делаем достойное, а второе — когда делаем недостойное того, что изречено Богом. Тот, у кого надежда приять власть прощать грехи, спрашивает Господа: «Сколько раз, если согрешит по отношению ко мне мой брат, отпущу ему? До семи ли раз?» Почему он не ищет четного или круглого числа, а здесь спрашивает «до семи»? Думаю я, что он желал узнать тайну об убийце: удостоен ли будет прощения Крещением и покаянием тот, кто впал в семь грехов. Первый в мире убийца Каин осужден на столь великие мучения соответственно связанным с убийством грехами. Первый среди людей Каин сотворил зло — первый убил. Первый солгал Богу, когда Бог спрашивал о убитом. Первый доставил родителям плач и рыдыние, убив брата. Первый породил ненависть и ревность. Первый лукаво принес початки хлеба. Первый землю осквернил кровью, став посредником ее проклятия. Семь раз он был в убийственном действе — равночисленное мучение приносит божественный глас: безпло-дие и безхлебие земли, не принимающей при этом убийцу, стон и дрожь по всему телу... Подобает понимать, что мучение завершилось по этому числу. «Проклята земля от тебя» — первая мука. «Возделывай землю» — вторая. Он сопрягся с некоей неизреченной необходимостью, которая заставляла его страдать на земле и трудиться. И не позволит земле даровать от своего обилия — третье мучение — трудиться и от усилий не иметь никакого приплода. «Стенать и дрожать на земле» — к трем мукам Божие устроение прибавляет две: беспрестанное стенание и не отпускающую дрожь, так что нельзя доставить телу ни пищи, ни питья, чтобы правая рука не устала, ибо крепость руки убила брата: здоровьем надо искупать болезнь. Шестая мука, что он лишился дерзновения к Богу, а это страшная и тяжелая мука все выдерживать, когда Бог отвращается. В ней, рыдая, находясь в этом искушении, он просит смерти, которая бы избавила от бедствия, и она лучше, чем жить отверженным от Бога. И сказал: «Если отлучишь меня от земли», то есть не велишь при этом наслаждаться ее плодами, и «от лица Твоего скроюсь», раз земного, что служит потребностям, я лишился. «И когда Ты велишь, я не могу явиться, и пусть любой, кто меня встретит, меня убьет, лучше мне умереть, чем жить, жестоко мучимым». К нему Господь сказал: «Никак нет. Я поставил знак на тебе, чтобы тебя не убил никто из встречающихся тебе». Это седьмая мука — не удостоиться смерти, которая обращает в прах всякий позор и «славу», но продолжать жить в мучениях, будучи обличаемым знаком, что он есть начинатель злых среди людей. Ибо это самая тяжелая мука — позор среди наделенных даром разума и слова. Виновным суд Божий налагает запрет, когда говорит: «Воскреснут эти в жизнь вечную, а эти — в срам и похуление вечное». Так как убийца внес семь зол, то столькими же наказаниями был осужден. Знал Петр, что седьмой день назван почтенным Господним днем: Господь в этот день прекратил Свои дела. И не почему-либо другому, но именно поэтому закон почитает субботу, чтобы, в соответствии с названием , отдыхать от трудов. И число семь особо выделяется и почитается иудеями. И в нем все численные установления. В нем день очищения. А седьмой год у них — в честь прощения. Шесть лет вспахивая землю и собирая урожай, учреждают на седьмой год, чтобы она отдыхала и была нетронутой, изобилуя самосевом хлеба. Раб, поработав семь лет, получал свободу, когда седьмой год заканчивался. Семьдесят лет пробыли иудеи пленниками в Вавилоне. Прибавляется и святой Христоносной нашей Церкви благодать седьмых. «Семь раз днем я восхвалил Тебя», — сказал Давид, божественный песнопевец. Днем он называет настоящий век (настоящую жизнь), восхваляя семь дней недельного круга. Исайя насчитывает семь духовных даров, и «семь очей Господних», что сказал и Соломон: «Премудрость создала себе храм и поддержала его семью столпами». Премудрость — это Христос, как объясняет божественный Павел, а дом — это небо и Церковь. Семь столпов — это ангельские чины. А в Церкви — те, кто вместе со Стефаном и Филиппом — семь диаконов апостольских. И опять же другой из святых сказал: «Семь раз праведник падет и встанет», — не иначе как покаянием. Седьмой от Адама Енох по преставлении не увидел смерти. Итак, его преставление указует, что мы сможем из тленного и временного жития [преставиться] в бессмертное житие Церкви, сохраненные от потопа бесов, как духовно понимаемый Ной, имея Христа кормчим. Седьмой после Ноя — Авраам; он принимает обрезание, отбрасывая плотное и тучное жизни. Седьмым после Авраама явился божественный законодатель Моисей: изменение жития, очищение от беззакония, возвращение благого Закона. Он даст дивный устав, чтобы на седьмой год почитать «субботу»: чтобы была свободна пахотная земля, чтобы должники были прощены от долгов, а рабы освобождены из рабства. Семьдесят седьмой от Адама рождается Христос, как свидетельствует божественный Лука по числу родов. И именно поэтому Священное Писание число прощения грехов дает по уставу семи; по седмицам продолжается и настоящее житие. Седьмой день совершен у Творца. Седмица, возвращаясь всегда к себе, несет отпущение грехов через покаяние — для тех, кто склоняется к исправлению (выпрямлению) и трезвению, дарованному от Бога. Мы об этом ленимся, но вскоре мы, отринувшись от весьма горшего, опять прикоснемся деланию добра. Омоем одежды и сердце от скверны, убежав от нее, чтобы не задохнуться, и взойдем к древнему возвышенному житию. Слух приклоним к Божией воле, забудем земное. И приобретем верховный град добродетели от любви. И на скрижалях сердца начертаем Божий Закон, став доской в руках Бога.

217 Вопрос. Почему Петр, который, столько раз согрешив, получил прощение, сам не простил Ананию и Сапфиру, но одновременно словом умертвил обоих. И этот грех не сопоставим с клятвенным отречением. Тем более, что речь идет об утаивании своего золота, а не чужого. И даже если оно было чужое, то это нельзя приравнять: немного утаить из своего — или отвергнуться Бога.

    Ответ. Не бездумно к виновным применено верховное наказание — проразумея наставление, многим людям уврачующее страсти. Потому что тот человек Богу передал только одну часть золота, но уязвленный святокрадством, утаил [остальное]. А когда его спросили, то отрекся. И когда начал Петр сеять евангельские семена, то увидел только проросшие плевелы. И он искусно их сразу остановил: чтобы они, растя вместе с пшеницей, не задавили ее. И когда они не изменились к лучшему, о чем и вся горесть Симона, осудил их на смерть. Он уразумел Духом и ответил, что они не изменятся к лучшему. Они молились простить от стыда, но сердце их пело нестройно с устами. , Как сказал божественный песнопевец о Израиле: «И возлюбили устами своими, а языком своим солгали Ему: ибо сердце их не по прямому пути с Ним». И. не стали верными в Завете Его. Так и искусные во врачевании обычно делают: если кто до конца одержим (удерживается) неисцелимым страданием, то отрезают от руки или ноги палец, прежде чем повреждение не распространится на прочие члены. Так и дивный Моисей, когда увидел изначально, что принадлежащее Закону находится в небрежении, хотя и слаб был, приказал камнем побивать того, кто в субботу греховно собирает хворост. Так Бог повелел написать — преступление осуждаемо и о великом и о малом. Как сказал Господь: «Если кто выполнит и весь Закон, но согрешит об одном, то будет повинен всему». Не губит он всю [свою] добродетель, ибо так подобает думать тем, кто неправедно и плохо мыслит о Божием праведном суде, но думается, что повинен всему тот, кто отнимает что-то от добродетели.

218 Вопрос. Если неизбежен конец мира и пришествие Христово, то почему Господь говорит: «Тогда те, кто в Иудее, пусть бегут в горы, а те, кто наверху, пусть не спускаются взять что-либо из своего дома, и кто в поле, пусть не возвращается взять свой плащ». И еще Он говорит: «Но молитесь, чтобы бегство ваше не было в субботу, или зимою. Горе беременным и кормящим в те дни». А если конец случится летом, в воскресенье или в понедельник, то мы можем спрятаться и убежать? Почему, когда так много людей и собраний, только кормящих и беременных из всех Он оплакал, по причине родства. Потому ли, что они не смогут быть родителями, или потому, что они тогда примут мучения более тяжелые?

    Ответ. Господь, предвозвещая будущее бегство, научает иудеев бежать в горы. Ибо после Вес-пасиана пришел Тит, который полностью перекопал и перемолол Иерусалим. Он со злом загубил иудеев, сжиная мужчин мечом, разбивая о землю маленьких детей, распарывая готовых родить женщин, и всяким пагубным истреблением потчуя племя богоборное. В субботу город был осажден, а дома всех были праздными по причине субботнего празднества, и была зима, так что никто из них не смог убежать от гибели и посечения. А те, кто стремился спрятаться в верхних комнатах, они не смели ничего забрать снизу из своего добра, размышляя, что честнее жизнь, чем имущество. А те, кто был в поле, не только не возвращались домой, но и далеко бежали и отходили, увидев, как горит и гибнет город. А если вы хотите достойно, обращаясь к нашему, истолковать слово: «Те, кто в Иудее, да бегут в горы», — то Иудея толкуется как крепкие в благой вере; и на высокое прибежище — Христа — пусть уповают, хранимые своим исповеданием веры. Те, кто наверху, пусть не спускаются взять то, что в храмине их дома, то есть ни во что вменяют настоящую жизнь в стенах, презирая всю здешнюю красоту, став выше мира; и выбив изнутри страсти, ничего из них да не приемлет: ни радости, ни печали, ни напрасной ела вы, ни напоминания о богатстве, — что было б сошествием с горы. А тот, кто в поле, пусть не возвращается взять свою верхнюю одежду: тот, кт снял с себя ветхого человека и отрекся от плотского, пусть носит нового человека, ибо он сам себя обновил для того, чтобы ведать Бога. И очистились от скверны, став свободны тем самым о всякого зла, и никакое смущение или сердечно пристрастие не отвратит их от любви ко Христу (любви Христовой). Христос говорил, кто зовется матерью и братьями, становятся таковыми по причине послушания заповедям спасения. Это учит, что духовное честнее плотского. Так и ученики Его оставили трапезу, чтобы пойти под сен благочестия, и прияли Слово, а не были все умудряемы словами, но и показывали дела. Хорошо говорить подобно свирели или гуслям, а творит добро — это ангельское.

219 Вопрос. Но они будут призваны с концом мира, когда все будут веровать со всех стран света, тогда и иудеи начнут обращение. Ибо говорит Господь в Евангелиях, что «есть у Меня и другие овцы, которые не из этого стада. И хорошо Мне и тех привести, чтобы да было одно стадо и один пастырь». И Апостол в согласии с этим говорит: «Когда число стран войдет совершенное, тогда весь Израиль спасется».

    Ответ. Никогда по вере иудеи не вернутся, не так учит Господь, не так — возвышенный Апостол. Хотя о ней правильно сказано, но дурно тобой понято и вместе с тем и высказано. Господь сказал, что у Него есть другие овцы, то есть явно мы, что не из этого стада, то есть из иудейского, из которых иудеев первой была Мать по человеческому началу Господа и Бога, затем — святые апостолы, и те, кто вместе с ними и по причине них верные из Иудеи. Ибо не было со стороны людей прежде спасительного рождения в муках Церкви, ибо не было нам проповедовано, не было Крещения, которое Христос соделал по Воскресении своими апостолами, смешав нас верному стаду от иудеев: так что мы все верные единое стадо, пасомые и хранимые единым Пастырем, Архиереем и Пастушеским Владыкою Христом — ибо один Господь, одна вера, одно Крещение — как сказал ученик старейшина пастухам, и поднебесной учитель великий Апостол, который и произнес: «Когда число стран войдет совершенное, тогда весь Израиль спасется». Он говорит, что не иудеям в конце явится спасение, но тем, кто видит Бога в чистоте ума и вере. Это и есть Израиль, как толкуют все, в том числе и сами иудеи: «Ум, ведающий Бога». Не все те, кто происходит от Израиля, те — Израиль. Не те, кто семя Авраамово, те все чада, но о Исааке говорится «семя». То есть не чада плотские, но чада Божий, как сказал тот же Апостол. И опять Господь сказал в Евангелии, что много званых — потомков Израиля и христиан, но мало избранных, то есть спасаемых. Когда будет полнота стран — войдет вселенская Церковь, явно что на Суде, тогда весь Израиль — «ум, зрящий Бога», то есть любой человек, в вере и благочестии разумеющий Бога, спасется.

220 Вопрос. Иудеи слышали об этом и очень часто говорят христианам, что вновь они получат град и огородятся, и возведут церкви. И что они опять, как предписано в Законе, будут праздновать. И если бы Бог не хотел принимать их жертв, то Он бы не повелел Аврааму приносить жертвы, и жертва не была бы принадлежащей Закону. И города и церкви Он дал. Они говорят, что «насильно нас захватили римляне, думая прекратить наши праздники; они отняли у нас город, отняли все, а мы в согласии с Законом все хранили, празднуем и приносим жертвы. Так что в любом случае необходимо, чтобы наша церковь (Иерусалимский храм) была воздвигнута, как и город, и были отданы нам». Так как они хвалятся тем, что говорят; и с ними соглашается большая часть нашей Церкви, то умоляем тебя ясным образом сказать о том; и множеством свидетельств из книг их остановить, тех, кто до сегодняшнего дня ни по какой причине не будут оставлять надежды.

    Ответ. Злонравные сообщники иудеев. Мне думается, что такие в древности пришли в Афины, восхищались постройками, улицами, красотами Афинскими, не по причине пустословного учения. А теперь от этого учения они отказались мыслью, и только суетно пустословят одним мнениям. Не поверив разумом божественное, они говорят языком гортани, ни одного слова не совершая истинно. Они не разумеют, что не показ говорения, но служение воистину на деле являет ревнителя Божественного учения. Не был похвален древний противник, который разбился, упав с небес, замыслив на Божественное пророчество, искушая Господа, — но был он осужден и отвержен, так как, имея разум, он не выбрал действовать. Иуда, облеченный апостольским саном, не сделал никакой пользы, хотя и изучил небесную премудрость. И опять: Голиаф, увешанный внешним оружием, не оказался храбрым, ибо хилым было его внутреннее, и не было у него щита веры, не было меча Святого Духа. И если иудеи не желают явиться подобными этим людям, то есть держать наставление только на языке и быть поругаемыми, то, далеко отойдя и отвергнув иудеев, с братьями той же крови да трудятся в Церкви, Лазарем отрешаемые от пламени богатства, и перстом разумения сподобляющиеся быть напояемыми каплями Духа. С наступлением света изгоняется тьма, и с ясностью дня расходятся сумеречные тени на востоке, а с восходом солнца темнеют полки звезд. С пришествием большего прогоняется более слабое. Так и когда воссияла Евангельская благодать, прекратилось учение Законное. Так оглох Захария, будучи его образом, оглашаемый новым Благовествованием, и [затем] родил голос — живую притчу (аллегорию) Слова. Так прекратилось иудейство, когда премудрость Христова учила и обличала. При этом их город и их храм ни воздвигнуть им, ни получить невозможно, ибо они их лишились. И они теперь совершают пасху как беззаконную, и [беззаконно] празднуют пятидесятницу. Ибо ничего из этого Закон не велит совершать вне повеленного им места и города, явно возглашая: «Вы не можете совершать Пасху ни в одном из ваших городов, которые вам дает Господь Бог ваш», но только в четырнадцатый день первого места и в Иерусалиме велит ее творить. Так и день пятидесятницы Господь повелевает творить через семь недель, говоря: «То место, которое выберет Господь Бог твой, так и для того, чтобы поставить заклание, место нареку, и нельзя вне его это творить». Разве оба эти [правила] могут соблюсти отошедшие в другие края и живущие вдали от Иерусалима в различных городах и селах? Исследуем их Закон. Когда некие, лишившись времени и места [чтобы праздновать] из-за какого-то установления, спрашивали законодателя Моисея: «Мы не чисты о душе человеческой. Будем ли мы лишены принесения дара Богу вовремя, посреди сынов Израиля». Нечистые душою по Закону те, кто погребают мертвеца, и наступают на кость и на падаль, и те, кто испускает семя, а также пестрые, которым нельзя входить в святилище и чье приношение не принимается. А когда кончаются для них установленные дни, то они окропленные и очищенные омовением, только так прикасаются к святилищу, принося дары по Закону. Так и у нас Закон не велит роженицам до сорока дней прикасаться святыне церковной, по подобию девственно родившей Приснодевы, которая через сорок дней после рождества вошла в храм и принесла Слово выше слова, Отрока, праведному Симеону. И сказал им Моисей, божественный законодатель: «Стойте тут, и буду я слушать, что заповедует Господь о вас». И сказал Господь к Моисею, говоря: «Скажи сынам Израилевым: Если будет человек не чист о душе человеческой на долгом пути, среди вас или в роду вашем, то да не творит Пасху в месяц второй». Смысл, как я думаю, не только в промышлении о времени: но и в том, что да не будет Пасха вне Иерусалима, чтобы не преступать время ради места. Это — истинные указания иудейскому беззаконию, для творящих Пасху вне Иерусалима. Так и [благодаря людям] от племени их, от той же крови сущих обличу их до конца беззаконствующих и Богу сопротивляющихся. Ведь все божественные пророки, которые были в Иудее, которые подчинялись тому же Закону, не избирали ни алкать, ни петь песнопения, ни приносить жертвы, и ничего иного из принадлежащего Закону делать на земле чуждой: даже понуждаемые теми, кто их взял в плен, бедственно страдающие, когда те захотели, чтобы иудеи начали игру на органах (свирелях) и пение. Послушай их плач и смиренное пение, которое исполняется в Писании Псаломском. «На реке Вавилонской, мы там сидели и плакали, вспоминая Сион. На вербе у самой реки этой мы повесили наши органы. И тут попросили нас те, кто нас взял в плен, о словах пения, и они, зная о наших песнях, сказали: «Пойте нам из песней Сиона ». — «Но как мы воспоем песнь Господню», — сказали на это, и прибавили в плаче и рыдании: «Если забуду тебя, Иерусалиме, да забыта будет правая рука моя. Да прилипнет язык мой к гортани моей, если не вспомню тебя"". Так и три отрока, те, что с Ананией, в детстве уведенные в Вавилон, не хотели, не желали приносить жертвы или совершать что-либо из принадлежащего отцам: поскольку Закон возбраняет. И сказали они: «Нет в сие время ни князя, ни пророка, ни владыки, ни всесожжения, ни жертвы, ни приношения, ни ладана, ни места, чтобы принести пред Тобою требуемое, необходимое». То есть пред Богом, чтобы обрести милость. Хотя и велик, и широк был Вавилон; и никто не запрещал им приносить жертвы и творить принадлежащее Закону. Ибо не в обычае халдеев запрещать пленникам творить отеческую службу о вере. Ибо и много наших (христиан) у них, и они не запрещают творить ничего о вере. Но тем более отроки оставались блаженными, подчиняясь Закону, и ничего из Закона не творили на чуждой земле, не праздновали Пасху. И явно, что для них из названного не было там ни песни, ни необходимой службы, ни жертвоприношений, ни пожертвований, ни каждения. Ибо ясно, что не по причине скудости тимьяна они не кадили в пасху: ведь много благовоний в Вавилоне, и тем более ребята, которые были с Даниилом и Ананией, были устроены у Царя, и для царя были более чем любы их имена: он назвал святого Даниила по имени их бога Валтасаром, Ананию — Седраком, Азарию — Мисаком, Мисаила — Авдинаком. Но прямо ходя по благовониям, они не кадили благовониями, думая сохранить Закон, который запрещает кадить вне Иерусалима. Но подобает понимать, и делать известным искомое, и доверять словам Даниила. Послушай, что он сам сказал: «Во дни те был я Даниил, в скорбном настроении в доме моем, я хотел хлеба — и не ел; и вино и мясо не входили в уста мои, и маслом я не помазывался в те недели. И было в двадцать четвертый день первого месяца, что я видел это видение». Здесь приклони ко мне ухо, досточудный. Во дни ядения опресноков алкать не подобает. А он двадцать один день ничего не ел. Начал с третьего дня первого месяца до двадцать четвертого, когда кончил. А Пасху иудейскую Закон повелевает начинать в четырнадцатый день этого самого месяца, и кончать в двадцать первый день. Из этого явно, что они не Пасху праздновали, семьдесят лет в Вавилоне. Ибо тогда бы блаженный Даниил не алкал бы во дни Пасхи, поскольку их Закон этого не велит. И, таким образом, разве не являются сквернавцами эти беззаконники? — когда они в рассеянии (диаспоре) празднуют эти дни, ослушавшись своих пророков и владык, которые избрали ничего не творить на чуждой земле — от страха перед Законом. А эти теперь бесстрашно творят. Так что можешь увидеть у меня, почему Бог не любит требуемых служений, совершаемых ими, и желает их очнуть от беснования. Он повелел им приносить жертвы только в едином городе, чтобы те, кто далеко живет и не может придти на собрание, отказались от служений, и не желали [их совершать]. Не с самого начала Бог повелел им приносить жертвы, как свидетельствует Пророк, когда говорит: «Услышь слово Господне, князи Содомские, внимай Закон Бога нашего, народ Гоморрский». Не на них, но на иудеев [Господь тогда] гневался, ибо они беззаконно вели себя по их подобию, и возвратились к своему беснованию. Он их называет и псами, и одичавшими конями, которые на жену ближнего наскакивают — они сменили [разумеется] не природу, а перешли по своей воле к скотскому блуд «Что мне множество жертв ваших, — говорит Господь. — Ибо полно у Меня всесожжении овец; жира агнцев, и крови телят Я не желаю. И если кто явится с ними, кто взыскивает эти жертвы о рук ваших?» И прежде этого Бог сказал иудеям через Песнопевца: «Не приму от дома твоего тельцов и не приму от стад твоих козлищ (козлят)». И затем, гнушаясь их жертв, сказал: «Разве я ем мясо телят или пью кровь коз?» — не хочу жертвы скота. Но что прибавляет тотчас: «Пожертвуй Богу жертву хваления, и воздай Вышнему ответы твои. И призови Меня в день печали твоей, и освобожу тебя, и прославишь Меня». И еще: Собой являя добродетельную Свою жертву, сказал: «Жертва Богу дух сокрушенный, сердца сокрушенного и смиренного Бог не уничижит». Если бы Бог радовался закланиям и крови, принимая такое служения, то в любом случае он древним повелел творить то же самое. Но что заколол Енох, который преставился, не видя смерти? Что заклал Ной, который был сохранен от всемирного потопа? Что заклал Авраам, который был оправдан? Что заколол Моисей, что заставил Нил вскипеть жабами? Что заклал тот, кто воевал с египтянами губительной саранчой, которая тлетворным облаком летит с воздуха? Что заколол тот, кто разделил Чермное море, высушив его ударом посоха? Что заколол Иисус Навин, который остановил солнце, и сделал день удвоенным? Что заколол Давид, который, ударив камнем страшного иноплеменника Голиафа, закованного в железо, в могучем шлеме, обмотанного броней и панцирями, поразил его? Что заколол Илия, который сделал медной природу неба — и высушил всю землю, и умертвил все, что на ней, сделав бесплодными дождеродные облака на три года с половиной? Что заколол Елисей, который воскресил сына Сонамитянки, уже скованного путами смерти? Что заколол Петр, который принял небесные ключи Церкви, взял их? Что заколол Павел — служитель Закона, который возлетел до третьего неба, и оттуда — в рай? А вершина мучеников, тезоименитый Стефан? Разве он заколол овцу или корову, или козу, или телку, и так сделал, что отверзлось небо, и убедил Христа явиться ему? И разве все они не были иудеями? Почему они тогда не сотворили жертв? По чему они не угодили Богу закланиями и кровью? Бог не хотел жертв, Бог выпрямил иудеев, но снисходя к их немощи, видя их беснующимися, радовался и жертвам, и закланиям, и крови. Так и искусный врач, когда видит, что человек, которому вредно мясо и прохладительное питье (алкоголь), тем не менее так к этому стремится, что если ему запретить это, он убьет себя или бросится с крыши на землю... Тогда врач, желая умерить большее зло, позволяет меньшее, дабы человек не погубил несчастным образом свою жизнь. Так и Бог обычно делает. Он попускает немощи человеческой, чтобы тихо и понемногу человек отошел от неприятия и похоти. Когда Он видел беснующегося умом и беззаконствующего Израиля, сгорающего огнем, давимого, желающего принести жертву и бывшего на это готовым: если бы Он прямо сразу не уступил, то Израиль по собственной воле ушел бы к идолам. Более того, они в древности так сами и пошли. Они собрались к Аарону и сказали ему: «Сделай нам богов, которые пойдут перед нами». И сломав серьги и перстни своих жен, они отлили голову вола в Хориве, и поклонялись идолу. И лишились славы Бога, ибо Бог не в подобии тельца, который ест траву. И велел Бог истребить их, [и так бы и было] если бы Моисей — избранный — не встал среди посечения пред Ним, чтобы обернуть гнев Его, чтобы Он не погубил их, как говорит божественное песнопение. Когда они праздновали погибельный праздник, и соединились с бесами, то Бог повелел им приносить жертвы, умоленный Своим угодником (Моисеем), чтобы не истребить их племя, но немного снизойти и одолеть, едва не обличив. То есть: если хотите жертвовать, то Мне, а не бесам, но премудро и тихо. Через некоторое время Бог вновь берется увести их от жертвоприношений, подобно врачам, которые ласковы с больным, и когда он хочет вина или вкусной еды, то это врач приносит из дома в стеклянном сосуде, и это дает больному словно выпить, а когда он слушает, тайно велит слугам разбить стеклянный сосуд, чтобы с молчанием врача затаившись, отошел от бесполезного пристрастия. Так и Бог делает. Он велел приносить жертвы в жгущем огне и истребляющем — не по всей вселенной, а только в Иерусалиме. И вот, через немногое время, когда они сотворили жертвоприношения, Он раскапывает град, и разрушает все, и более всего сосуды служебные. Как у врача разбивание чаши, так и тут раскапывание града, которое отдаляет иудеев от безумия идольского. Ты понимай уже у меня Бога — как врача, как стеклянный сосуд — град, а как больного — толпу иудеев, угождающую злу, прохладительное питье и жгучее вино — это неполезное пристрастие к жертвам. И как врач успокоил больного от гнусной похоти, разбив сосуд. Так и Бог удалил от жертвоприношений безумный люд, разметав их град, сделав так, что никто не мог в него войти. Если бы не хотел этого Владыка и Служитель всего, то почему Он ограничил храм только на одном месте, Он, «везде существующий и все наполняющий»? Ради чего службы жертвоприношения ограничил местом, од ним градом, временем? И Сам его опять же разметал? И это заслуживает удивления, что Он позволил иудеям ходить по всей подсолнечной, а град их до корня разметал, что они не могут в него войти. И в нем одном Он повелел им приносить жертвы. Разве тем самым не дана причина разметания града для причастников этого наставления? Как архитектор, который кладет основание и возводит стены, и сводит верх, связывает это посередине одним камнем, который строители называют клином. Если его выбить, то поколеблется все здание ибо будет отъято то, что его удерживает. Подобно архитектору и Бог, основав град как некое связующее службам, затем его разметал, и все служение в этом граде разметал. И этот град до конца века не будет никем возведен. И свидетель этому — не Ангел, не Апостол, не Пророк — но Сам Творец всего Бог. Он, войдя в Иерусалим и увидев храм, сказал: «И будет Иерусалим попираем многими народами, пока не закончится время для стран», — являя время до конца [мира]. О храме Он сказал: «Не останется камня на камне на месте этом», который не будет порушен. За что же? Из-за неразумия иудеев. Ибо они, получив благодать от Бога, присоединились к идолам и бесам, и опять за это преданы мучениям. Обращаясь к ним, глухим и бесчувственным, и наглядно обличая эту существующую причину их мучения, прежде даже чем оно покрыло их, проповедует им великий Исайя, говоря причину от лица Бога так: «Знай, что ты жесток, и шея твоя — струна железная», — так Он показывает их непреклонными и непокорными: — «и лоб твой из меди, и лицо блудницы у тебя», — так обличая их бесстыдство, не знающее наставлений. Обычно и мы называем бесстыжих людей меднолицыми. «И возвестил тебе, что Я желал к тебе прийти, и прежде возникновения твоего сделал тебя известным», — и приводя причину наказания: «Разве Я говорил делать Мне идолов, изваянных и литых?» Пусть бесстыжие не говорят, что мол ничего нам не показали пророки, и ни от кого мы не были предуведомлены отойти от зла. Повелевает Бог Пророку и говорит: «Поставь Мне человека верного в слышании: Урию священника, и Захарию сына Варахи». Но и тех было недостаточно для обличения иудеев. Но Бог прибавляет, говоря: «Возьми ты у Меня кожу новых бумаг, и напиши на них». Издавна Бог препятствовал им во зле, а так как они были настойчивы и не переменялись на добро, то со сбытием и опытом страдания они обличаемы от самого Писания, что они издавна и за много лет это слышали. Таким образом, в новую бумагу Он повелевает пророку написать проречение, которое сможет сохранить на многие лета совершение. Предложу и иные очевидные указания, что всегда иудеям проповедовали, и тем, что было (в их жизни) лучшего, и тем, что было (в их жизни) к худшему; и три раза они были в плену иноплеменников рабами. К Аврааму Бог сказал о первом их порабощении — в Египте: «Знай, что твое семя будет странником в земле чуждой, и поработят их, и будут зло поступать с ними четыреста лет. И будут в рабстве у народа, который Я — Бог им определю. А на четвертый род выйдет семя с богатством многим». Послушай причины их злого порабощения. Над ними не только творили насилие, как над рабами, но и принуждали делать кирпичи, и давить тесто для кирпичей, и к этому еще их калечили каждый день. «Будут в рабстве у народа, который Я — Бог им определю». То через Моисея Он бил египтян, то за мужчин их топил в Нильской реке, то через Ангела душил их первенцев, то в Чермнем море погубил их мужчин. Что Моисей, описывая в песнопениях, сказал: «Воспоем Господа, ибо Он в славе прославился, коня и всадника ввергнул в море». И опять Бог сказал причину исхода сынов Израиля: «выйдет семя с богатством многим». Бог повелевает им каждому взять у соседа сосуды серебряные и золотые — ибо поскольку они много лет работали, делая кирпичи и возводя городские стены, но никакой платы не получали, а, напротив, были избиваемы, — то премудрым образом искусно делает, что дурно с ними поступившие отдадут сосуды работникам в качестве платы. О них сказал божественный Песнопевец: «И вывел их в серебре и злате. И не было в племени их болящего». Это есть первое рабство иудеев. После этого рабства — рабство семьдесят лет в Вавилоне. Оно наглядно было сообщено за много лет через великого Иеремию. Ибо Иеремия говорит так: «Сказал Господь «Когда кончится Вавилону семидесятый год, то посещу вас, и применю к вам слова Мои благие, что вы вернетесь на место это, и переверну плен ваш, и соберу вас от всех народов и от всех мест, где Я рассеял вас», — сказал Господь. — «И верну вас на место, из которого изгнал вас"". Ты видишь, как богословящий пророк поведал им и землю, и год. На исходе семидесятого года было видение Даниилу. Как сказано: «Я сам Даниил, творящий дела царя, и удивлялся видению. И не было разумеющего, и я уразумел в Писании число лет, как было в слове Господа к Иеремии пророку, что опустошение Иерусалима кончится через семьдесят лет. И обратил я свое лицо к Господу Богу Моему, чтобы испросить молитву и моление, в алчбе, одетый во власяницу, посыпавший голову пеплом». Посмотри ты здесь на доброе говение боголюбца. Что он не раньше дерзнул помолиться Божеству, чем кончились эти семьдесят лет: опасаясь не услышит ли он тогда точно как услышал Иеремия: «Не молись за людей этих, и не проси о них, ибо не послушаю тебя». Но когда уразумел, что Божий ответ совершился, тогда молится об отлученных [от родного Иерусалима] в Вавилоне. Итак, конец плена, когда Божество смилостивилось, что показало наглядное слово, прорекшее второе рабство. Итак, возвращение по человеколюбию Божию. О первых пленах, как, возможно, мы разумеем, но покажем не только их, но и теперь их держащий плен, ибо никакая отрада уже не чаема в держащих их ныне бедствиях, что они опять примут отеческие земли и будут ступать там же или кем-то будет восстановлен город и храм. Ибо ни один из богоносных пророков не прорицал об избавлении и отпущении из ныне властвующего ими рабства у римлян, но все они предсказывали плен до самого конца и второго пришествия Христа. Ибо Бог устроил, что они остались в рассеянии рабами римлян. Эта третья рана для них — при славном Антиохе. Когда Александр Македонский убил царя вавилонского Дария, то он себе установил царство. А когда Александр умер, то четыре царя вместе поднялись. От одного из них родился Антиох, который правил много позже. Тогда он и поджег их храм, и разрушил Святая-святых, и разгромил жертвенники, взял в плен иудеев, разметал все их средства к жизни. Это все до единого дня провидел наперед божественный Даниил, и за много лет до этого прорек: когда сбудется, как, от кого, где кончится, и от кого получит возвращение. Ибо видел Даниил, как сказано, в видении: «Был я на увале (как называется некое место по-персидски) и возвел очи мои, и увидел. Один овен стоял прямо на увале. И были у него рога высокие, и один рог выше другого, и высокий уходил ввысь. После я увидел рога овна, как он бодает море, на север и на юг, и звери не выходили против него, и не было бы того, кто бы избавился от него. И он творил согласно тому, что хотел, и был возвеличен. И я был разумеющий: вот, козел грядет на лицо всей земли, и не касается земли. И у козла того рог виден между очей его». Овном он знаменует Дария, царя персов, а козлом — Александра, царя Македонии эллинской. А четыре рога — это после него поднявшиеся цари, а последний рог — это рог рожденного от одного из них Антиоха славного. Так был поведан поход Александра на Дария, его крепкая победа и богатство: «Пришел козел, до овна рог имеющей, и не было того, кто бы избавил овна от него». Затем у Даниила выводится смерть Александра, и преемство четырьмя царями. О крепости его сказано «Был сокрушен рог великий» — то есть в борьбе он умер. «И поднялись роги под ним, на четыре ветра небесных» — так поведаны четыре царя, откуда царство Антиоха. Даниил словом доходит и указует его. А одного из них существующего назвал: «От одного выйдет рог крепок, и увеличится более чем возможно, на юг и на восток». И проповедует, что тот возмутит и разорит житие иудеев. «Из-за этого рога жертвоприношение было возмущено в падении, и святилище опустеет...». Ибо он разорил жертвенник и попрал святыни, поставил в храме идолов и творил службы бесам. Затем Даниил проповедует о самом славном царстве Антиоха, о плене, погибели, опустошении. В конце книги он начал опять с царства Александра и подряд все поведал: что Птолемеи и Селевкиды сошлись в междоусобице, а их воеводы подчинили иудеев, [отправив их] в рабство на военных кораблях. И переходя опять на Антиоха, он плачет в своем слове и говорит: «Мышцы от него поднимутся, и будут часто осквернять», — так он ознаменовал непрекращающиеся ежедневные жертвоприношения. «И будет тогда явно в храме мерзость», — так он назвал идольское капище, которое Закон именует мерзостью. «И тщетно беззаконствующих уведут в падение, и с собой поведут». И поставят напрасно беззаконствующих; и без мук, или предписания, или какого-то подкупа, иудеи испугаются наказания, и принесут жертву идолам. И уведут в преступление с собою тех, кто был склонен к преступлению. И когда они были отведены от служения Закону, то придут к жертвоприношению, и предстанут, не все, но самые легко колеблющиеся, которых иудеи не сделали твердыми и которые поддаются любому искушению. Они перейдут от Закона к беззаконию, от святынь — к идолам, от Бога — к диаволу. «А люди знающие укрепят людей своих», — то есть Маккавеи и те, кто с ними был убит. «И наделенные разумом люди много разумеют Моего», — это явно о Иуде, о Симоне, о Нафанаиле. Это было при Антиохе. И что то смогут они сделать в оружии и в пламени — то есть в подожжении города — и за Бога примут мучение, и будут в плену, и надолго расхищены. Так согласно [с тем, что произошло, Даниил] сказал о иудеях и о городах, что они ненадолго смогут получить небольшую помощь. То есть явно, что среди печалей и страданий они смогут немного отдохнуть, вздохнув от оков. И прибавятся многие, которые впадут в самолюбование, и многие обленятся трудиться о Боге, и отпадут от твердого стояния в Боге. Пророк являет некоторых стойких и готовых на подвиг, когда наведено возмездие на обленившихся о Боге, чтобы они отошли от немощи. Он называет причину, которую допустил Бог, что они среди столь великого зла; что Бог хочет «убелить», то есть испытать их до времени конца, и очистить от постыдной жизни претерпеванием сурового, и отлучить их от смешения с суетой, не утвердившихся и легко гибнущих. Становится известной крепость царя: «Сотворит он по воле своей и вознесется». И обличая его хульный выбор воли, прибавляет: «Ибо против Бога он будет говорить гордо, и управится до тех пределов, где кончается гнев». Он наглядно свидетельствует, что не своей силой, но по Божию гневу он подчинит иудеев, все у них разрушив, уязвив превозношение и надменность; и разобьет их за лживость и за преступление Закона. Можно посмотреть, как Иеремия говорит о войске Навуходоносора, потому что иудеи думали, что человеческими силами он против них со всеми воинами пришел и что некоторые его подстрекают. Но против них воскликнул Боголюбец: «Не с человеком связан путь его. Не человек пойдет и направит путь его», — не по своей воле он идет, не человек его направляет, но Божией силой воюет против вас, о иудеи. И о многом другом сообщал Даниил: в сколько бед и страданий Антиох ввергнет египтян и опять вернется в Палестину. Кто его позвал? Какая причина его принуждала? Почему опять было такое возвращение сурового? Говоря об освобождении от суровых мук и ослаблении поругания, сказал им о Архангеле: «Поднимется Михаил, князь великий, приставленный над сынами народа твоего, и будет время скорби такой, какой не было с возникновения народов на земле; и до этого времени будут спасены все, кто обретется вписанным в эти книги», — то есть достойные спасения. Можно увидеть в этом, как человеколюбиво Бог позволяет печалям с ними сталкиваться, для протрезвления и исправления их. В первое рабство Бог обрек их на четыреста лет, во второе — на семьдесят, в третье — только на три с половиной года; как мы узнали от Даниила. Ибо Даниил видел плен своих соплеменников, пожар храма и разрушение города, и молился Богу узнать проречение о конце и об отмене суровостей. И сказал: «Господи, что последнее из всего этого». — И говорит Господь: «Приди, Даниил, ибо заграждены слова», — делая явным, что изреченное для него неведомо. И возвещая, до какого времени Он отвернулся от них, сказал: «От времени частой неизменности». Частым и неизменным он назвал совершающееся, ежедневно (так в тексте) иудейское жертвоприношение. Ибо привыкли они с утра до вечера приносить кровавые жертвы и есть мясо, а вместо нескверной (то есть целой) жертвы приносить жир и потроха. Об этом Бог негодует и, гневаясь на суету, их жертвоприношение справедливо называет частым. Их ведь и Антиох хотел истребить, и отомстить этому суетному развращению. Ангел сказал, что от изменения времени до конца дней печали — тысяча двести девяносто дней, то есть три с половиной года. И тут же прибавил: «Блажен вытерпевший, и дошедший до тысяча триста [тридцать] пятого дня». Почему Он прибавляет дни — «сорок пять» — к предыдущему числу. Месяц или еще полмесяца длилась бы битва, в которой бы произошла окончательная победа и совершенное изгнание печали. Ибо Бог говорит: «Блажен тот, кто останется к дню тысяча триста [тридцать] пятому, и явит отгнание бед». Бог не просто ублажает тех, кто дойдет до этого времени, но тех, кто увенчается с терпением венцом мученичества. Ибо многие, кто не выдержал уз мучения и кары, принесли жертву и подчинили себя горькому, и дошли до отвращения скорбей — но не этих слово именует блаженными. Те, кто отвергся от идолослужения, малым житием искупили вечную муку. Посмотри на богоносного Даниила, как он не до года, не до месяца, но до единого дня прорек это испытание за много лет до него. Гавриил поведал о последнем разорении и погибели для иудейской гордости, являя что будет. С тех пор, как они зло дерзнули убить Бога во плоти, в них угасли пророчества и дары. И потому они повсюду взяты в плен и повсюду рассеяны, а храм разрушен и. город перекопан. Делая это явным, Ангел сказал: «Пока отпечатывается видение и пророчество, отпечатыванием оно являет устав и покой». «И помазан Святой святым» — говорится не о помазании Давида на царство, но о помазании от него рожденного по плоти Христа, Который Святой святых Бога Слово. Он не по успешному достижению или по сотворенности, или по званию свят, но от природы святее святых, и выше всех Христос. О Нем сказал божественный Царь-песнопевец: «Поэтому Я помазал Тебя, Боже, Бог твой маслом радости более причастников Тебе», — ибо они причащаются Ему по плоти, и помазуются, когда их крестят, маслом видимым. А Он более причастник Твоего, не как человек от человека, а как Бог от Бога Отца Богом Духом помазуется — в виде голубки на него на Иордане слетевшим. Отсекая при этом тех, кто воспитан (вспитан) Законом и нечестиво беззаконствует, сказал Даниил и пророки до Иоанна Предтечи. С тех пор пленники уведены навечно, никак не подчинившись Избавителю, и потому не будут иметь другого срока вечного пленения, кроме настоящего, долгого и многого, и еще более многого будущего. Точно рассказывая, великий божественный Гавриил сказал Даниилу: «Ты узнаешь и уразумеешь от сбытия слов, что будет обустроен и так же огорожен Иерусалим до Христова пришествия через семь седмериц, и седмериц шестьдесят и две, из которых получается четыреста восемьдесят три года». Он считает не дни по неделям, не месяцы, но годы по седмерицам. И так он учит нас, откуда мы должны считать года: «От сбытия слов, что будет обустроен, и воссоздан, и так же огорожен Иерусалим», — то есть с тех пор, как он вернет свою славу, и древнее значение, и унаследует славное житие. При этом он не молчал о опустении, но разговаривал и отвечал ко всем окрестным дочерям. Ибо сказал божественный Соломон: «Дочери Иерусалима, выйдите и видьте...». А когда Иерусалим опять вернул свою славу: при Артаксерксе Долгоруком, как от древних нам дошло слово, на двенадцатый год его царствования Неемия пришел и огородил град, как говорит дивный Ездра, который очень подробно это описал. Итак, отсюда нужно отсчитывать четыреста восемьдесят лет. И придем мы к этому разорению. По сложении семидесяти седмериц с тех пор, как город опять огородился и вернул свой образ, будет обличено властвующее над ними теперь рассеяние и пленение. При этом у них нет ни ослабления, ни отрады от бед. Это наглядно описывая, Пророк сказал: «После семидесяти седмериц будет истреблено помазание, и сосуда не будет в нем, и град и святилище будут снесены вместе с владыкой, и будет сломлен, как при потопе, и в долгой битве он будет подвержен погибели», — то есть до тех пор, пока не окончится всякая война. А при этом невозможно тому быть до конца мира, чтобы никто ни с кем не воевал и ни на кого не шел: до конца мира будет истребление и гибель; и будет рассеяние иудеям. А потом будет Суд, и примет их вечный плач и скрежет зубов. Извещает об этом прибавленное речение: «И будет отнято жертвоприношение и служение». И до этого сказано, что будет дана кара, явно в обличение вечным опустошением. Что это? Мерзость запустения — образ того, что вскоре случится. Так наперед явлен образ Кесаря, который Пилат поставил в Храме — это прежде римского пленения. А на деле сбылся этот образ капища, когда это капище поставил в Иерусалиме-Элии царь Адриан. Об этом явным образом и Господь, когда во плоти пришел к нам, во времена после славного Антиоха, провозвестил, уча так, как об этом пленении и мерзости запустения пророчествовал Даниил. Ибо Он сказал: «Когда увидите мерзость запустения, о которой сказал Даниил пророк, на месте святом», — то есть в храме этого града, ибо все святые места называются землями; — «читающий да разумеет», что здесь сбылось пророчество Даниила. Читающий пророчество да разумеет плен и опустошение. А тот, кто почитает капища, да разумеет, что кто их хотел воздвигнуть, так же не смог. Ибо всякое изображение и капище, любой образ или подобие Закон и иудеи называют мерзостью. И поэтому Господь провозвестил (иногда Сам, иногда через Пророков) брать и разбивать о землю мерзкое и отреченное. И иудеи бывают ругаемы и поносимы теми, кто воздает почитание этим изображениям, как не пользующиеся ничем из тех служений. Нигде в святых книгах не говорится, что иудеи будут освобождены от рабства римлянам. Прежде бывшие пленения имели установленные сроки, которые Божий пророки передают. А теперь над ними властвующему пленению они никак не назвали сроков; но напротив возгласили, что до самого конца будут ими владеть. Это подобает понимать, и представить свидетельство от самих дел. Когда они, как обычно, лживо посмеют сказать, что по причине рассеяния мы мол не можем возвести град и стены — то разве когда им было еще хуже, но они к этому стремились, они не получили желаемого? И в древние годы, когда [град и храм] были разрушены, они по своей воле без трудностей их восстанавливали. И вслушайся, что не один раз, но трижды храм начинал падать «с шумом». А когда они начали всегда сопротивляться Божиему Духу, как сказал им из них тезоименитый [мученическому венцу] Стефан, в хороводе Церковном первый апостольский диакон, и первый мученик Христов, который первее всех до крови и смерти стоял за Него, то после Веспасиана и Тита настало запустение. При Адриане, восстав, они постарались вернуть себе прежнюю жизнь, и пошли в сражения на царя, но только стали для себя причиной еще большего запустения. И от него обрести покой им до [конца] века невозможно. Ибо тот разрушил храм, который они думали восстановить, и то, что у него осталось, сам сравнял с землей, в великое обличение их бесстыдства, и в вечное знамение их опустошенности. И у них поставил мерзкое капище, на месте их славного храма, написав на нем свое имя, подобающим образом подумав, что когда время пройдет, и упадет, обветшав, идол, или тайно ночью будет выкинут и предан огню, то придумал доски, отлитые из меди и, изобразив на них имя, прикрепил над всеми воротами города и на любом выдающемся месте, доски, письменно возглашающие: «Элиос Адриан победитель». И с этих пор он повелел именовать град Элией, что есть и до сегодняшнего дня. По обычаю, распространенному по всему востоку, город назывался Иевусом, при жизни Иевусейского народа. Он был переименован в Иерусалим по проречению некоего Солима, что он будет свят. Ибо он отнят у Иевусея и отдан Богу, и даже правильнее ему называться Иерусалимом, потому что в нем Соломон построил храм. А Элией он называется ради истребившего иудейский народ царя Элии Адриана, как теперь царствующие по прибавляемому титулу называются Августами. Как прежде по обычаю цари Египта назывались Фараонами, а цари Иудеев — Иродами. А у римлян в древности Элии, а теперь Августы. А когда иудеи то же самое начали при Константине, рассвирепев и возгордившись, то божественный [император] двинулся против них, отрезал им уши, наложив на теле признак ослушания — по подобию верховного из апостолов Петра, который вынул нож и отрезал ухо рабу архиерея. Под ножом разумей Святой Дух, Который наставляет великого Апостола, под архиереем — закон, под рабом — непослушный люд иудеев. Так он явился непослушным святому царю, и поэтому повсюду царь водит его сквозь народ, так что видят все, какая им нанесена телесная рана. И все народы на земле умудрены этим страшным случаем. Царь в конце концов препятствует дерзкому безумию. Но это древнее и было прежде нас. Скажу и другое, что произошло в наши годы; что знают даже очень юные. При Юлиане, который всех превзошел бесчестием, который отверг обеты ко Христу, и присоединился к идольскому заблуждению, было, что он звал иудеев на свою гнусность идольских жертвоприношений, и обласкивал их, на свою же погибель, ибо делал это лицемерно, со скрытой мыслью излагая о древнем и принадлежащем Закону служении, говорил, что это причина им приносить жертвы и совершать необходимые служения, и творить всесожжения: так мол и ваши отцы служили Богу, принося жертву. Неразумные и беззаконные иудеи даже не желали [этого] тогда, исповедуя то, что теперь здесь сообщено — что неправедно и беззаконно приносить жертвы вне града Иерусалима. И в этом они получили последнее мщение за беззаконие, если они выберут приносить жертвы на чужой земле. И они сказали: «Если ты хочешь видеть нас приносящими жертвы, о царь, отдай нам град, воздвигни нам храм, покажи нам Святая Святых, поставь жертвенник, и мы будем приносить жертвы. Ибо без всего этого, без повеленного Богом места, нам невозможно прикоснуться жертвоприношения: Закон не велит». Несчастные не понимали, что Богом сказанное и потом разрушенное не может быть кем-либо иным возведено опять. Когда Бог разрушил один и два раза, и желал восстановить, то Он являл это через пророков: и разрушение, и опять устроение и возведение. И это несмотря на смерть пророков, потому что была надежда на них, что когда-то и позже они могут остановить убийства; и перемениться к лучшему. Но так как они сделали противоположное, дерзнув на убийство Бога во плоти, то народ этот будет истреблен так, что уже не поднимется. Огонь уже не может слететь свыше и сжечь принесенное в жертву, — а без этого жертва скверна и не принята, как исповедуют сами иудеи. Но так как беззаконники до конца умоляли эллина-язычника, который преступил принадлежащее Христу, Юлиан был убежден о восстановлении по недомыслию, чтобы подать руку помощи, и выделить на строительство искусника-архитектора. А тот выделил на это средства, собрал старейших искусников, и понуждает их спешно начать работу, и отдает повеление. Преступник и губитель делал это, потихоньку льстиво угождая, и покушаясь переманить их от жертвы по Закону на служение идолам. Он знал, что они в большой степени развратились, но Тот, Кто «огорчает» и премудрых на их лукавстве, обоих наставил делом. «Ибо слова Его крепче человеческих дел»; «Кто повторит то, что пожелал Бог святый, и руку Его высокую кто возвратит», — сказал Исайя. И прежде него в песнопении сказал Давид: «Поставил Он это в Век, и в век века, повеление (проявление воли) положил, и оно не может миновать». «Поставил» — понимается двояко: к лучшему и к худшему. Когда они начали бесполезные усилия, и засыпали разбитый фундамент, и хотели начать возводить стены, тотчас пламя вырвалось из-под основания и многих опалило и испепелило. И они бежали, налетая друг на друга, прочь убегая и отпрыгивая от начинания по недомыслию. И они простирали руки к небесам для избавления, но многие из них были сожжены, чего они и не ожидали, когда закладывали на основании. А те, кто смог убежать, те были введены к царю и возвестили ему о видении Божия гнева: неожиданное в слове и деле сожжение. А он столь взбесился и не знал, что делать, что усомнился об этом созидании по недомыслию, испугался и тотчас оставил суетный труд: как бы он своей дерзостью не навел на свою голову этого огня. Свидетели этому мы и все восточные страны. В наши уже времена были эти суетные дерзости эллина. А фундамент храма остался до сегодняшнего дня, в обличение их противления Богу. Храм до последнего камня раскопан, против их помышления, что они не исповедуют Христа Богом, и невольно своими руками совершают Его богословие (слово о Боге): «не останется камня на камне от их храма». Иерусалим разметан до самого нижнего камня, и разметан даже самый малый остаток основания. Так совершилось завещанное Богом, что не останется камня на камне на их месте. Тотчас же они огнем были опалены. Как раз когда эллин царствовал, и иудеи им гордились, и ругались, то Бог велит быть этому чудному пламени, чтобы сами враги известили о положении дел, чтобы они по своему обычаю не дерзнули бесстыдно соврать, что дескать это христиане, владеющие вселенной, пришли и помешали и подожгли постройку. Тогда было гонимо церковное собрание, и была угроза жизни для христиан, и лиховала дерзость человеческая, и христиане, ударяемые по обнаженной голове, умирали, когда эллинская ложь и иудейское беззаконие воевало против христиан, и одних из них зло губило, а других неправедно изгоняло запретами в пустынные и самые отдаленные края. И вот тогда камня на камне не осталось, все рухнуло, когда собрались посреди бела дня сами иудеи вместе со строителями, и видели это. И они не дерзнут сказать так, как они [это сделали] при Божественном Воскресении, что мол когда мы спали, ученики Его ночью пришли и украли Его. Но здесь строители, складывающие камни, сгорели. Послушай пророчества, которые явно возглашают, что принадлежащее иудеям до самого конца пребудет пустым, а наше весьма процветет, и по всей подсолнечной друзья Христа будут ходить, проповедуя. Кого из богословцев я поставлю свидетелем этого? Не Исайю, не Иеремию, ни другого кого, кто был прежде пленения вавилонского, чтобы иудеи тогда не говорили, что они предварили те беды, которые были в вавилонском пленении, и тогда, в вавилонском пленении это все сбылось. Но дивный Малахия, который уже после возвращения из Вавилона и устроения града наглядно сказал об охвативших теперь нескончаемых бедствиях, которые сейчас есть, и что мы, народы, более прославляем Бога. Ибо сказал Пророк от лица Бога: «Как я приму ваши лица? — говорит Господь Вседержитель, — ибо от востока солнца до запада имя Мое прославилось в странах. И во всяком месте приносится курение имени Моему, и жертва чистая, а вы ее всегда оскверняете». Когда это так явилось? Когда на деле свершилось прореченное? Когда на всяком месте курение приносится Богу? И жертва чистая и нескверная? Нельзя назвать другого времени, кроме как настоящее: оно началось с пришествия Бога во плоти и будет до конца века. А жертву иудеев Закон ограничил не всюду, но на одном месте. Ибо Бог сказал им: «Ты не можешь приносить жертву ни в одном из городов твоих, которые Господь Бог твой даст тебе; но только на месте, которое изберет Господь Бог твой». Он говорил о чистой жертве, а жертва нечиста не по своей природе, ибо Закон дан Богом, но от злого ума приносящих ее. Ибо Бог принимает жертву, которая не имеет никакой скверны неправды. К тем, кто жертвует с усердием, но не отходит от зла, сказал Господь через пророка Исайю: «Грешник, который приносит в жертву Мне тельца, все равно что убивает пса»; «"Что Мне множество жертв ваших» — говорит Господь»; «Каждение ваше Мне мерзостно». И еще через Давида: «Не приму от дома твоего тельцов, ни от стад твоих коз». А к любодейцам сказал: «Плата блуднице — не войдет в дом Господа». А к тем, кто приносит церковную утварь неправедным путем, Он сказал через Иеремию: «Золото и серебро — Мое, тот, кто взяв у другого, принес его Мне, Меня оскорбил как убогого». Это, богословя в Евангелиях, Он сказал яснее: «Если ты милуешь тем, что получил неправедно, милуй тех, кого ты обидел». И еще: «Аминь, говорю вам: «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное», но творящие волю Мою». А к почитающим Закон и беззаконствующим сказано через божественного Певца: «Грешнику же сказал Бог: «Напрасно ты ведаешь правосудие Мое, и внемлешь Завету Моему на устах твоих: ты не хочешь видеть наставления, и отвергнул слова Мои прочь. Если видишь вора, то бежишь вместе с ним; и становишься участником любодейства. Уста твои умножили зло, и язык твой сплетает лживое. Ты сидишь, и на брата своего клевещешь: на сына матери твоей накладываешь обвинение"". На них и из-за них великий Апостол гневается и говорит: «Ты учишь не красть, а крадешь, ты гнушаешься идолами, а обкрадываешь святыню». И их, до конца беззаконствующих, обличает Господь и гнушается ими, говоря в Евангелии: На престоле Моисея сели жрецы (священники) и фарисеи... Все, что они говорят вам, творите, но дела их не творите. Ибо они говорят и не творят. Они навьючивают бремена тяжкие, и возлагают на братию; а сами даже пальцем прикоснуться не хотят к этим бременам. То есть ничего из того, что они говорят, не делают, и не исполняют никакого слова. И само это пожертвование: если кто сравнит его с церковным жертвоприношением, то найдет большое различие. Ибо сказал о Законе и о Евангелиях Павел — проповедник обоих, что прославленное не славно перед славой благодатной. Послушай и другого Пророка, который говорит то же самое, что не на одном месте будут служения, но все люди познают Бога, пришедшего в мир подобно им. Сказал ибо дивный Софрония: «Явным образом будет Господь над всеми народами. И погубит всех богов. И поклонятся ему каждый с места своего». Это не принадлежит годинам иудеев, которых Закон принуждает служить в Иерусалиме. Таким образом они тяжелое творили, что отказывались от жертв, и под Законом беззаконствовали, и вместо Бога жертвовали кумиру. Бог их отверг, и скорее призвал язычников. Ибо сказал от лица Бога Исайя: «Я был найден теми, кто Меня не искал, Я явился тем, кто обо Мне не спрашивал». Еще нагляднее указует Павел, когда говорит им: «Вам раньше подобало говорить слово Божие, но так как вы отказались от него и сделали себя недостойными, то мы повернулись в страны». Когда ты услышишь, что богословцые Пророки прорекли, что не в одном месте будут собираться люди, чтобы славить Бога, но каждый может сидя дома, или будучи на чужбине в отдаленных пустынных местностях, и ходя по гостиницам, и переезжая из города в город, и говоря просто, где кто изволит петь и молиться Богу: то какое это может иметь другое время, более чем настоящее, чему мы весьма точно научены от великого Апостола. Он согласен с Пророком: Пророк сказал, что Господь явится над всеми народами; а Апостол сказал, что Божия благодать спасения явится для всех людей. Пророк сказал, что Бог погубит всех богов в странах, а Апостол, — что мы, отвергнувшись отсутствия чести и мирских похотей, будем жить целомудренно, праведно, благочестно. Господь, запечатлевая слова рабам, сказал самарянке: «Верь мне, жено, что придет время — которое теперь есть — что ни на этом месте, и ни в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Ибо Бог — Дух; и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». Как говорится, течение воздуха все без оскудения принимают. Всегда, когда хотят дышать, воздух предложен наготове. И дыхание его независтно (щедро) вовлекает, сколь может вместить природа каждого из принимающих. Так и Бог. Кто на каком призовет Его месте, Он готов прийти, и на волю возглашающего является. Когда Он беседовал с Самарянкой, то Он рассеял местное предание, принося высочайшую божественную службу, Бог Слово. Ибо Он один для поклоняющихся, и Он Сам появляется поклоняющимся. Ибо Один со Отцом и Духом Бог, Которому воистину все поклоняются. И да умолкнет спорящее об этом любодейное собрание богоборцев, убившее Начинателя Жизни и Создателя всего во плоти, как сказал верховный Петр. Того, Кто дарует людям благое, напоили оцетом; Того, Кто защитник и кормитель всего, питали желчью; Того, Кто растянул как кожу небо, по словам божественного Песнопевца, на Кресте распяли в нашей плоти. А причтенные к Закону остаются с диаволом, и от него имеют детей, и в любодеянии детей убивают, и Владыки отверглись, и кумирам молятся, и доносят на своих соплеменников, ибо оттуда происходит и Петр. Но Он, как думается, терпя борение о Христе, и мне помогает. Ибо он — Христов ученик, а мне учитель. Я выведу Моисея законодателя, который доносит на тебя, и обличает твой лишенный верности выбор. Ибо Моисей сказал: «Увидите вашу Жизнь, висящую перед глазами вашими, и не уверуете». О Нем восклицает и великий Исайя: «Отроча родился нам, и дан был Сын, власть Которого на плече Его», — так делая явным Крест, который Он нес на Голгофу Сам, когда шел. «И назовется имя Его — «Великого Совета Ангел"". Он пришел, возвещая жизнь и воскресение: «Я — Жизнь и Воскресение» — «дивный Советник Отцу», когда сказал Отцу: «Сотворим человека», а нам: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Бог крепок, ибо разрушит Крестом смерть, и возьмет в плен ад; Властелин, как Бог, полагающий за нас душу и опять берущий ее.
   Богу нашему слава!