Азбука веры Православная библиотека митрополит Арсений (Стадницкий) Речь при пострижении в монашество кандидата Академии И. Абурруса, в иночестве Игнатия 7 июня 1903 года


митрополит Арсений (Стадницкий)

Речь при пострижении в монашество кандидата Академии И. Абурруса, в иночестве Игнатия 7 июня 1903 года

Возлюбленный брат о Господь!

Изволением блаженнейшего патриарха Антиохийской Церкви, к которой ты принадлежишь, и с благословения Первосвятителя Московской Церкви я совершил пострижение тебя в монашество. Радостно приветствую тебя с этим знаменательным днем твоей жизни. Окончив курс наук в высшей богословской школе, ты не вступаешь на обычный широкий жизненный путь, а избираешь тесный путь отречения от мира, чтобы беспрепятственно послужить Богу и миру и достигнуть спасения. Это – путь, каким шли и достигли царствия небесного многие святые угодники – преподобный Серий Радонежский, в обители которого ты совершал свое книжное учение, святые Антоний и Феодосий Печерские, в храме которых ты только что, пред лицом нас – грешных, пред лицом Самого Господа и святых Его, исповедал торжественные обеты своего нового иноческого жития. Радостен для тебя этот день, потому что ты давно его ожидал, но желанию твоего сердца суждено только теперь исполниться. Благословен Бог, благоволивый тако! Воистину добро дело и блаженно избрал еси ты. Радуюсь и я, послуживший тебе в этом добром деле. Радость моя основывается на уверенности в тебе. Знаю твое доброе, мягкое сердце, твою благочестивую настроенность, твою любовь к церковности, знаю тебя как моего ученика, знаю твой дом, знаю твою далекую, славную, многострадальную родину....

Какое же дам я тебе напутствие при вступлении в новую жизнь твою? Вступление твое на новый путь жизни соединено с восприятие нового имени, которым Церковь обручила тебя Христу. Тебе дано имя в честь Игнатия Богоносца, святителя Антиохийской Церкви. Союз этот должен заключаться в том, между прочим, чтобы ты подражал добродетельной жизни этого святого мужа. По имени твоему, да будет и житие твое. По преданию Церкви, Св. Игнатий именуется Богоносцем потому, что он был тем отроком, которого Спаситель во время земной жизни Своей взял на руки и указал на невинность его, как на условие для желающих наследовать царствие небесное1. «Того ради и Богоносец наречен бысть». Затем, в течение последующей жизни своей и пред мученическою кончиной своею он имел Бога на устах своих и носил в сердце своем. «Кто носит Христа-Бога в душе своей и устнами исповедует Его, той есть Богоносец. И я в себе ношу и исповедую Его», – отвечал Св. Игнатий мучителям своим на вопрос их, почему он называется Богоносцем.

Будь же и ты Богоносцем! Для этого посвяти всего себя – мысли, сердце и волю – на непоколебимое служение Богу, безбоязненно возвещай славу Божию по вся дни. Такое качество и расположение духа апостол Павел называет ревностию по Боге2, ревностью о вере и любви к Богу. Она состоит в сохранении истинной веры, которую человек познал и возлюбил, в исповедании и распространении ее, в очищении от суеверий и соблазнов, в защите ее от врагов. Она жива и деятельна, потому что сопровождается тою горячностью духа, пламенным, кипящим усердием служить Богу, о чем говорит апостол Павел: «Господу служите, не ослабевая в усердии, духом горяще»3. В основе такой ревности непременно должна лежать любовь к Господу. В самом деле: раз мы возлюбили Господа, то уже не можем не ревновать о славе Его; найдя счастье в общении с Ним, мы не можем и других не призывать к этому общению; познавши истину Христову, мы не можем не заботиться о просвещении и других. Это будет явным свидетельством, того, что мы находимся в действительном союзе с Богом и живыми членами Его св. Церкви. Но как мало, возлюбленный брат, таких людей, которые пламенеют духом во имя чести и славы Божией! И напротив, как много таких, в душах которых, если не совсем потухла, то едва-едва теплится искра веры, готовая потухнуть! Как много таких людей, которые, прикрываясь неправильным, широким пониманием веротерпимости, являются совершенно безразличными к своему упованию, к своей вере! Ратуя за свободу веры, они совершенно равнодушно относятся ко всем исповеданиям, так как в их холодном сердце нет живой веры и искренней любви к своей Церкви, к которой они принадлежат только по имени. Не знают они ни своей веры, не знают они и исповедания других.

Поэтому, как же они могут любить, распространять, защищать свою веру? Это – мертвые члены Церкви. Это – мертвые тела, беспомощно плавающие по бурным нечистым волнам разных лжеучений, не знающие цели своего плавания, не могущие указать ее другим и предохранить себя и других от ложного пути. Это – тепло-хладные люди, о которых так говорит Господь: «ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст моих»4.

Ревность о Боге, о славе имени Божия, о чистоте христианской веры, как основывающейся на святой любви, разумеется не должна быть ревностью не по разуму. Ревность христианская не есть фанатическая ревность Магомета: с вещественным оружием в руках привлекать последователей своего учения. Не соединяясь с внешним насилием, она не соединяется и ни с подкупами, обманом, хитростью. Спаситель, посылая своих учеников на проповедь, не велел им запасаться деньгами для приобретения последователей. Такую ревность ап. Павел называет нечистою, предостерегая от нее Галатян, Коринеян и всех последующих христиан: «ревнуют по вас нечисто, а хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали по них. Хорошо ревновать в добром всегда»5.

«Ревную о вас ревностию Божиею... Но боюсь, чтобы как змей хитростию своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе».6 А между тем, как много есть таких нечистых ревнителей-лжеучителей, которые путем хитрости совращают с прямого пути чад Церкви, приявших в простоте сердца слово истины и совершающих свое спасение в детском послушании учению и уставам Св. Церкви! С такой нечистой ревностью должна бороться ревность истинная, святая, чистая. Но такая борьба должна быть духовной, и оружие ее – духовное. Тот же апостол говорит: «облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских... и, все преодолев, устоять. Итак, станьте, препоясав чресла ваши истиною, и облекшись в броню праведности... А паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленныя стрелы лукаваго, и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие»7. И Спаситель, посылая Своих учеников на проповедь, заповедал: «шедше, научите... и если вас будут гнать в одном городе, бегите в другой»8. Итак, средствами истинной ревности является духовное оружие: 1) Слово Божие, дышащее любовью, «полезное для научения, для обличения, для исправления, для наставления в справедливости, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен»9. 2) Чистая, святая жизнь, по слову Спасителя: «тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваша, прославят Отца нашего, иже на небесех». 3) Неутомимый труд, перенесение страданий и вера во всепобеждающую силу благодати Христовой».

Говорю тебе, возлюбленный брат, о ревности духа в деле служения Божия не потому, что сомневаюсь в существовании ее у тебя, а заповедую ее тебе, как завет мой в предстоящей тебе деятельности. Причислившись к монашескому лику, ты предназначаешься не к одной только келейной, созерцательно-молитвенной жизни, но к общественному служению, к пастырскому деланию среди твоих соплеменников. И хотя, я знаю, ты более склонен по своему характеру к первого рода жизни, но тебе предстоит второй род служения.

Пути ревности Божией различны. И если одному, как преподобному Арсению, заповедуется свыше: «бегай людей, и спасешься», то другому, как Моисею: «иди к людям сим». Иди же к людям твоей страны, в которой жатва многа, а делателей мало. Твоя славная, многострадальная родина нуждается теперь в истинных делателях, в помощи со стороны лучших своих сынов, нуждается в утешении, ободрении, научении, подкреплении. В этом я лично убедился, посетив вместе с тобою родину твою. Настоящее печальное состояние ее в сравнении со славным прошлым невольно вызывает слезы...

Сирия, просвещенная Ап. Петром светом христианского учения, давшая впервые вожделенное имя христиан исповедникам Христа, обагренная святою кровию мучеников, в числе которых был и Св. Игнатий, епископ Антиохийский, – она скоро засияла святыми обителями, в которых бесчисленные сонмы душ, жаждущих нравственного совершенства и спасения, в тиши уединения трудились и подвизались о Господе, созревая для небесной жизни. Тут являлись величайшие подвижники, удивлявшие мир христианскою высотою и необычайностью своих подвигов, – мужи благодатные, обильно преисполненные даров Св. Духа. Имена св. подвижников, обладавших высоким христианским просвещением, каковы: Симеон Столпник, Ефрем Сирин, Исаак Сирин и много других, известны всей христианской Церкви. Своею высокою жизнью и писаниями, святою ревностью во славу Божию, они защищали Церковь Христову, ограждая от волновавших ее ересей и гонений, воздвигаемых на нее со стороны императоров-еретиков. Твердые и стойкие духом и верою, они, как рабы Христовы, не боялись ни угроз, ни преследований, готовы были претерпеть все мучения, даже самую смерть, во имя Христа. В многочисленном сонме исповедников и мучеников Христовой Церкви лучезарным светом сияют многие Сирийские подвижники...

Но с начала седьмого века, с появлением Магомета и его последователей – фанатических ревнителей своей веры, дышавших враждой ко всему христианскому, православная Сирия подверглась тяжкому испытанию. Тяжелая рука ислама налегла на Сирию и на весь христианский Восток. И томится с тех пор в угнетении славная Сирийская страна, покорная неисповедимым судьбам Всевышнего... Древние славные обители разрушены, и только величественные руины свидетельствуют о былом величии их. Храмы поражают своим убожеством – изнутри и снаружи; икон почти нет, – заменяют их лубочные картины; торжественность церковного богослужения отсутствует... Но довольно! Зачтем мне растравлять раны твои? Ты лучше меня знаешь несчастие твоей многострадальной родины, – о чем неоднократно со скорбью ты делился со мною.

Будем, возлюбленный брат, веровать и уповать, что не до конца Господь прогневался и забыл славную Сирийскую страну, и настанет время, когда она снова явится в прежнем виде – в полном свете свободного, открытого исповедания Христовой веры и высокой религиозно-нравственной жизни ее чад, и выглянут на свет Божий столь долго лежащие в развалинах и запустениях знаменитые, дорогие для всего христианства, св. обители...

Основанием такой веры и упования служат многие отрадные явления. К таким знаменательным явлениям я отношу, прежде всего, то, что Господь воздвигает в последнее время из среды твоего народа достойных архипастырей, право правящих слово истины, знакомых с нуждами вверенных им паств, говорящих с ними на одном языке. Так, с чувством благоговения молитвенно воспоминаю я о недавно почившем святителе твоего родного града – Бейрута, митрополите Гаврииле, сиявшем святостью жизни, ревностно о благочестии и благолепии церковных служб. Хвалюсь братским содружеством с ныне здравствующим архипастырем града Триполи, митрополитом Григорием, – этим мужем разума, крепости и сил душевных и телесных. Славно имя первосвятителя твоей Церкви, блаженнейшего патриарха Мелетия, воплощающего в жизни своей христианскую любовь и смирение и с достоинством управляющего кораблем Сирийской Церкви. Достохвальны имена и других святителей – Афанасия Эмесского и Герасима Бейрутского, просвещенных архипастырей и насадителей христианского просвещения чрез устроениe школ...

Другим отрадным знамением, усмотренным мною, является любовь твоих соплеменников к единоверной им России, на которую они с благоговением взирают, как на мощную представительницу православия, защитницу его и покровительницу всех восточных православных народов. Надежда на нее окрыляет их светлые чаяния на лучшее будущее... О любви твоей к России, к русской Православной Церкви, к обители Преподобного Сергия, к благолепию торжественных служб в ней, и вообще ко всему русскому, я не буду и говорить, – она слишком ведома всем нам.

И вот ныне ты, одушевленный такими святыми чувствами, вступаешь в число деятелей Сирийской Церкви, призываешься к возрождению церковной жизни в твоей родине. Ревнуй же о славе Божией, ревнуй ревностью святою! Воинствуй духовным оружием – с двумя мечами: крестом веры в правой, и книгой истины и жизни (Евангелием) в левой руке. Учи, проповедуй, утешай, просвещай светом истинной веры и святой жизни, жги глаголом Божиим сердца людей, веди ко спасению, да и сам спасешься. Помни, что вера Христова – одна у тебя и у нас, и она служит залогом нашего единения, ибо, по Апостолу, в царстве Божием несть Иудей, ни Еллин... Вси бо едино о Христе Иисусе10. Любя веру Христову, ты тем явишь любовь к своей родине, а вместе – и ко второй духовной родине твоей России, которой ты обязан своим духовным образованием, благодатью пострижения в иночество и, наконец, благодатью хиротонии, которую даст Бог, ты сподобишься получить через мое недостоинство.

В знак моей любви и духовного единения, в какое ты вступил со мною с нынешнего дня, благословляю тебя иконою Спасителя, Который, молитвами Св. Игнатия Богоносца, да укрепляет и усовершает тебя во всяком деле блазе во славу пресвятого имени Его и на пользу святой Церкви Его. Христос посреди нас. Аминь.

* * *

1

Mф. 18:2–5.

4

Ап. 3:15–16.

8

Mф. 10:23.


Источник: Арсений (Cтадницкий), еп. Речь при пострижении в монашество окончившего курс Московской Духовной Академии Илии Абурруса, в иночестве Игнатия, сказанная в пещерном храме Гефсиманского скита 7 июня 1903 г. // Богословский вестник 1903. Т. 2. № 7/8. С. 393-399 (4-я пагин.).

Вам может быть интересно:

1. Речь при пострижении в монашество студента 4-го курса Московской Духовной Академии Михаила Сенцова, в иночестве Леонида 9 марта 1902 года митрополит Арсений (Стадницкий)

2. Научное описание греческих рукописей Синайского монастыря: Отзыв о сочинении Бенешевича профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

3. Новые и старые источники первоначального монашества. [Рец. на:] Amélineau E. Histoire de Pakhôme et des ses communautés профессор Алексей Петрович Лебедев

4. Из академической жизни. О монашестве профессор Василий Александрович Соколов

5. Общественное значение монастырей Николай Дмитриевич Кузнецов

6. Слово на воспоминание об избавлении Свято-Троицкой Сергиевой Лавры от осады протоиерей Александр Горский

7. Английское издание «Церковной истории» Сократа профессор Анатолий Алексеевич Спасский

8. Мир усопших по изображению П. Виргилия Марона профессор Александр Иванович Садов

9. Памяти прот. А. В. Горского профессор Николай Александрович Заозерский

10. Литургия по новооткрытому памятнику "Festamentum Domini nostri jesu christi" протоиерей Александр Петровский

Комментарии для сайта Cackle