Азбука веры Православная библиотека митрополит Арсений (Стадницкий) Речь, произнесенная его высокопреосвященством архиепископом Новгородским Арсением пред открытием религиозно-нравственных бесед в Софийском соборе 2-го октября


митрополит Арсений (Стадницкий)

Речь, произнесенная его высокопреосвященством архиепископом Новгородским Арсением пред открытием религиозно-нравственных бесед в Софийском соборе 2-го октября

Господи благослови!

Настоящим молитвенным посланием мы полагаем начало религиозно-нравственным беседам, которые будут предлагаемы, как здесь в Софийском соборе, так и в других храмах г. Новгорода в назидание и душевное спасение верующих чад Православной Церкви. В этом мы следуем примеру св. апостолов, которые просвещая народ светом евангельского учения, не оставляли забот об усовершенствовании их в истинах веры Христовой, в познании преподанного им учения. Вместе с тем они обращались с молитвою, дабы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец Славы, дал Духа премудрости и откровения в познании Его. (Ефес. I, 17). И я молюсь об этом и обращаюсь к вам, возлюбленные, с апостольским увещанием: возрастайте в познании Бога и Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа (Кол. I, 10. Ср. 2Петр. 3, 18).

Быть может кто либо из вас скажет: приложимы-ли эти слова к христианам нашего времени? Нуждаемся-ли и мы в наставлениях относительно усовершенствования в познаниях истины Христовой? Действительно, казалось бы, что, в течение 19-и веков, исповедующие Христову веру имеют достаточное познание об истинах веры Христовой, и 20-й век, богатый разного рода познаниями в области природы, не скуден будет и познаниями о Боге, Творце и Промыслителе мира, о Христе, и вообще в занятиях христианских. Казалось бы, что теперь уже настало время, когда, когда, по словам Пророка, все от малого до большого будут знать Бога (Иерем. 31 – 34. Сн. Евр. 8, 11). Но, к прискорбию, употребляя слово апостола, что некоторые из вас не знают Бога (Кор. 15, 34), а непогрешимым быть может, если скажем с пророком, что путь богопознания на земле (Ос. 4, 2).

Этот недостаток богопознания составляет одно из величайших несчастий нашего времени. Наши православные мало знают свою веру, а многие из принадлежащих к званию христианскому и не считают для себя необходимым, знать, как следует, учение своей веры, законы и постановления Церкви, к которой принадлежат.

Каждый добросовестный человек, старается узнать все, что относится к его званию: купец изучает торговое дело; судья – законы; воин подготавливает себя для борьбы с врагом отечества; земледелец знакомится с лучшими приемами хлебопашества. Словом, всякий человек, который хочет принести пользу себе и другим, старается изучить все, что относится к его званию. Одни только христиане не хотят знать того, что относится к их христианскому служению и обязанностям, как членов общества верующих, Св. Церкви; не хотят знать самой важной и спасительной науки о своем вечном спасении, забывая при этом, что богопознание, изучение веры, требуется первой заповедью Закона Божия.

И сказанное нами относится не только к простецам, но и к считающими себя образованными, которые, будучи сведущими в разных науках, обнаруживают в деле веры поразительное неведение. У большинства потерян вкус ко всему духовному. Недугует душа, болеет воля. Жизнь сбилась с пути, какой указал Бог. Люди как бы нарочно избегают того светоча, который мог бы осветить мрачный путь жизни.

Вера ослабла везде, Нерадение к вере поразительное. Таково религиозно-нравственное состояние жизни в настоящем. Не менее утешительно и будущее.

Будущее поколение получает очень недостаточное воспитание в семьях и школах. Современная педагогика опускает из виду основное правило всякого воспитания, по которому начало премудрости страх Божий. Современное воспитание, как оно практикуется в семействах, и в школах, не придает надлежащего значения религиозным началам и не заботится о возможно более твердом и глубоком укоренении их в юных сердцах и умах. А между тем, религия – первый и самый надежный страж нравственности и доброго направления жизни.

Первое домашнее воспитание лежит главным образом на обязанности матерей. Многие из них и религиозны; но мысли и заботы их, за немногими исключениями, направлены не туда, чтобы сделать детей своих крепкими в нравственности и твердыми в вере. Они заботятся о внешности, – чтобы дитя их было чисто одето, приглажено и наряжено, как игрушечка, чтобы все любовались им и его нарядами. Они заботятся о телесном здравии, – чтобы ветер не пахнул на их дитя, чтобы не простудилось оно, чтобы хорошим питанием поддержать его силы и укрепить его организм. А о душе, ее питании и укреплении, о развитии ее по образу и подобию Создавшего ее, – об этом слишком мало попечения, как будто в этом интерес второстепенный для человека и его будущности.

Все реже и реже становятся благочестивые матери, которые сами приготовляют своих детей для поступления в училище, обучая их начаткам веры, беседуя с ними о Боге милосердом, о Христе Спасителе, о Божьей Матери, об ангеле хранителе и т. д. Не мало знают они мирских песен, стихов разных и так мало молитв.

И вот такое дитя, невежественное в религиозном отношении, поступает в школу. Здесь есть непременно законоучитель – священник, и для всех обязательны уроки по Закону Божию. Но если дитя из семейства не вынесло твердой религиозной выдержки, если в течение школьного курса не стараются действовать на развитие религиозного чувства дитяти люди постоянно его окружающие, то самому усердному законоучителю трудно пересоздать его и сделать его таким, каким желает видеть каждого из нас Св. Церковь.

Притом положение и действия законоучителя в наших школах не так видны и широки!... Естественно поэтому, что дети оставляют школу с крайне недостаточными познаниями в важнейших науках, именно – науке спасения. Вступив в жизнь, они вскоре и совсем забывают выученное в училищах. Восполнить же свои религиозные знания им не придется уже, так как книг религиозного содержания они читать не будут, пастырских поучений и проповедей они слушать не пойдут…

Удивительно-ли, после этого, распространение религиозного невежества? И не понятны-ли разве результаты от такого религиозного оскудения? Чем дороже сокровище, чем ценнее имущественное благо, тем больше прилагается старания о приобретении его, тем больше усилий сберечь его. «Чего не знаешь, того не ценишь», говорят обыкновенно. Кто не обладает достаточными знаниями в предметах веры, в учении Св. Православной Церкви, тот не будет высоко ценить свою веру, свою Церковь, такой легко становится равнодушен к ней и наконец, без сожаления может оставить ее.

Такая опасность особенно велика среди смешанного населения православных с иноверцами, при совместной жизни с ними. Не умея защитить своего упования от нападок иноверных, такие религиозные невежды начинают сомневаться в той или другой истине св. веры и наконец впадают в совершенное неверие. Такое религиозное невежество является удобной почвою для уклонения в разного рода секты, ереси, расколы, для увлечения модными самозваными пророками. Так расхищается драгоценное сокровище св. веры.

Такое религиозное невежество сказывается в ужасном падении нравственности. Когда подавлена в человеке одна сторона, – высшая, религиозная, – взамен ее развивается другая, низшая, животно-человеческая, и трудно не видеть уродливого развития человека, забывающего веру. Точно плевелы, заглушающие доброе семя, в нем вырастают пожелания своекорыстия и похотливые стремления, и занимают всю широту его помышлений. Чувственность, ничем не сдерживаемая, заявляет тем больше требований и притязаний, чем меньше слышится голос веры, духовной стороны.

Вот почему, пророк Осия, сказав что нет богопознания на земле, затем прибавляет: клятва и обман, и убийство, и воровство, и прелюбодеяние крайне распространились на земле (4, 2). А ап. Павел говорит: «Помраченные в разуме, отчужденные от жизни Божией, по причине своего невежества, люди доходят до бесчувствия, предаются распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытностью» (Ефес. 4; IS. 19).

Не так-ли и ныне? Все больше и больше видится нарушений Закона Божия; страсти самые постыдные не встречают удержу в своем удовлетворении. Вот в каком состоянии находится наша религиозно-нравственная жизнь. Вот то зло, с которым нам надо бороться.

Прежде всего, призываю вас, пастыри, на борьбу с ним. Как добрые служители Иисуса Христа, сами питаясь словесами веры и добрым учением (Тим. 4, 6), внемлите чтению и учению (4, 11). Ваши уста иерейские должны хранить ведение и закона ищут от уст ваших (Мал. 2, 7). А затем возвысьте голос свой, подобно трубе, и укажите народу на беззакония его. Взывай громко, не удерживайся, говорит Бог пророку Исайе (Ис. 58, 1). Это требование приложимо и к пастырям-проповедникам.

Возвышают голос, или громко говорят, во-первых тогда, когда те, к которым обращена речь, находятся на большом расстоянии от говорящего. Пастырь Церкви и должен действовать на совесть грешников, удалившихся от Бога. Чтобы возвратить их на путь истины, он своим возвышенным голосом должен проникать в сердце такого человека, в отдалении сущего, указывать на ужас и бедствие того положения, в котором находится.

Во-вторых, , возвышают голос свой тогда, когда имеют дело с глухими людьми физически. Пастырю весьма нередко приходится иметь дело с глухими, только не телесно а духовно. Сюда относятся все закоснелые, упорные грешники, которые повторяя часто какой-нибудь грех, наживают такую сильную к нему привычку, что все вразумления их являются напрасными; они намеренно закрывают уши своего сердца, не хотят слушать пастыря-проповедника, когда он обличает их порочную жизнь.

Взывают, далее, громко, когда имеют дело с людьми, находящимися в сонном состоянии. Крепко заснувший ничего не чувствует, что происходит вокруг него; он не боится и ничего не слышит даже и тогда, когда ему угрожает опасность от воров и разбойников, от огня и других несчастий. То же бывает и с людьми, находящимися в состоянии нравственного сна, когда они не видят и не сознают опасностей для своей души. Сюда относятся все беспечные, равнодушные, религиозные и индифферентные, число которых, к прискорбию, чрезвычайно большое. Сюда принадлежат и те самоправедные фарисеи, которые, внешне исполняя дела Закона, без соответствующего внутреннего настроения, думают, что они угождают Богу.

К духовно спящим, далее, относятся те, которые, в своем безумном ослеплении, пороки свои облекают в тогу добродетелей, выдавая, напр., гордость за самоуважение, скупость за бережливость, роскошь в одежде за чистоплотность., и т. д. Сюда же принадлежат и те, которые, предаваясь греху и пороку, утешают себя мыслью о бесконечном милосердии Бога, забывая при этом о Его бесконечной святости правосудия.

Находясь в таком духовном усыплении, люди не сознают опасности. Пастырь, своим громким голосом и должен пробуждать их, выводя их из мнимого покоя и безопасности.

Возвышают, наконец голос, тогда, когда говорят в чувстве ревности и справедливого негодования с желанием произвести более сильное впечатление на слушающего. Пастырь – благовестник нередко находится в таком положении, когда ему приходится возвышать свой голос против греха и порока, против тайного и явного растления в обществе. Гнев его в таком случае – справедливый, священный, как выражение ревности о Боге. В чувстве такого гнева часто говорили ветхозаветные пророки, Иоанн Предтеча, обличавший Ирода за беззакония. Таким гневом воспламенялся нередко и Сам Спаситель – эта воплощенная Кротость и Любовь – при виде таких возмутительных злодеяний, какие совершались у Него на глазах. Такому священному гневу естественно предаваться и проповеднику божественного слова, который должен неустрашимо возвышать свой голос против всякого зла.

К сожалению, голос проповедника часто бывает голосом вопиющим в пустыне, конечно – не в физической а в духовной пустыне. Часто проповедь его пред многочисленным собранием, в храмах, переполненных народом, бывает малодейственною, как если бы он проповедовал в безлюдной пустыне, пред одними скалами и камнями. В этом случае он испытывает судьбу притчевого сеятеля. Из семян Слова Божия, которые он сеет, одна часть, как говорит Сам Спаситель в своей притче, падает на дороге и затаптывается проходящими, другая попадает на каменистую почву и не восходит, третья падает между терниями и заглушается сорною травою, и только небольшая часть падает на добрую почву и приносит плод.

Не такова-ли часто бывает участь и проповедника – сеятеля Слова Божия? Многие слушают его, но только телом, а не душою; не воспринимают проповеди его своим сердцем, не следуют тому, что им проповедуется, а потому Слово Божие не производит на них должного впечатления; они идут своим путем, отходя все дальше и дальше от Бога.

Он хочет пробудить нравственно заснувших от их глубокого сна, а они не трогаются его словами, Если же, наконец, он, объятый праведным гневом, смело и неустрашимо возвышает свой голос против явных и тайных пороков в своей пастве, то или подвергается насмешкам и презрению, или же делается предметом явного и тайного преследования врагов своих, которые при этом не стесняются в средствах. И исполняются над такими мужественными проповедниками – обличителя слова Премудрого, который устами обличаемых нечестивцев так изображает участь праведника: «Устроим оковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в делах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания. Он пред нами – обличение помыслов наших. Тяжело нам и смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его: он считает нас мерзостью, и удаляется от путей наших, как от нечистот. Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его» (Прем. Сол. 2, 12, 14, 15, 16, 19).

Такая участь действительно и постигла ветхозаветных праведников, пророков, Иоанна Предтечу, и наконец самого нашего Пастыреначальника Христа, примеру Которого мы и должны следовать, помня обетование блаженства за поношение ради имени Его.

Проповедник Слова Божия не должен падать духом, когда проповедь его не имеет действенного успеха. Его обязанность настойчиво продолжать свои благочестивые труды. Он всегда должен твердо помнить наставление ап. Павла: проповедуй слово, настой благовременно и безвременно, обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением (Тимоф. 2-е гл. 4, ст. 2).

Идите же, отцы, из этого храма в свои храмы и проповедуйте нелестно: и сущим в отдалении от Бога грешникам, и глухим, и тем, которые спят сном духовным. Не оставляйте не испробованными ни одного средства: ни нежной доброты, ни суровой строгости, ни любви и снисходительности ни настойчивой требовательности. И хотя бы вы своей ревностью и нажили себе явных и тайный врагов, то это не должно сбивать вас с прямого пути в исполнении ваших священных обязанностей душе попечения. Вы не должны искать людской похвалы и бояться человеческого злословия, но всегда помнить слова Апостола: если бы я угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал. 1, 10).

Обращаюсь затем к вам, возлюбленные посетители сего храма, миряне: вы любите укорять нас, что мы вас не учим. Но что может сделать самый ревностный пастырь, если он не находит отклика в ваших сердцах? Спасение совершается не одной благодатью Божией, а и произволением человека. Обратите же внимание и на самих себя, как вы относитесь к своему спасению.

Вы, отцы и матери, всячески заботьтесь о том, чтобы ваши дети из млада знали главное из науки о спасении. Особенно вы, матери, не уступайте ни кому своего драгоценного права быть первыми для своих детей наставницами религии, обучая их начаткам св. веры. Всех же, принявших драгоценную веру по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа (2Петр. 1, 1), молю и прошу: возрастайте в познании Бога и Его воли, в изучении Закона Христова, учения и заповедей Св. Церкви, и вам откроется свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа (2Петр. 1, 11). В этом и состоит священная цель открываемых нами религиозно-нравственных бесед.

Да благословит Господь наши труды.

Вам может быть интересно:

1. Речь перед молебном по случаю начала учения в Московской Духовной Академии 1 сентября 1899 г. Об образовании характера, как цели воспитания митрополит Арсений (Стадницкий)

2. Речь, произнесенная на публичном акте московской духовной академии. Критический разбор учения О. Конта о трёх методах философского познания профессор Виктор Дмитриевич Кудрявцев-Платонов

3. Речь студента 4-го курса А.А. Грибановскаго (будущего митрополита Анастасия) при погребении профессора А.П. Смирнова митрополит Анастасий (Грибановский)

4. Речи по причащении наставников и студентов Академии протоиерей Александр Горский

5. Речи на славлении Христа у их Императорских Величеств митрополит Антоний (Вадковский)

6. Речь Преосвященного Анастасия, ректора академии, перед закрытием краткосрочных курсов оо. законоучителей средних учебных заведений, сказанная за молебном по окончании занятий, в академическом храме епископ Анастасий (Александров)

7. Речи, произнесенные при выпусках воспитанников первого десятилетия Александровского военного училища протоиерей Александр Иванцов-Платонов

8. Речь пред панихидой накануне освящения храма, сооруженного в память в Бозе почивающего Государя Императора Александра III епископ Борис (Плотников)

9. Речь, произнесенная перед защитой магистерской диссертации архимандрит Григорий (Борисоглебский)

10. Речь по поводу рассуждений о нуждах единоверцев, сказанная в заседании Санкт-Петербургского отдела Общества любителей духовного просвещения профессор Иван Васильевич Чельцов

Комментарии для сайта Cackle