Библиотеке требуются волонтёры

блаженный Аврелий Августин

Беседы души с Богом (в сокращении)

1. Тебя ищу, Жизнь моя: «без Тебя умираю» (О сладости познания Бога)

О, дай мне познать Тебя, Господь; дай мне познать Тебя, Сила души моей! Явись мне, Утешитель мой, – чтобы мне увидеть Тебя, Свет очей моих. Приди, Веселие души моей, чтобы мне увидеть Тебя, Радость сердца моего. Дай мне любить Тебя, Жизнь души моей. Явись мне, Наслаждение мое, сладостное Утешение мое, Господи Боже мой, Податель жизни, Слава души моей. Дай мне обрести Тебя, Желание сердца моего; дай мне удержать Тебя, Любовь души моей. Дай мне постигнуть Тебя, Жених небесный, величайшая Радость и Утешение мое! Дай мне обладать Тобою, Блаженство вечное; дай мне обладать Тобою в сердце моем, Жизнь блаженная, высочайшая Сладость души моей. Дай мне возлюбить Тебя, Господи, Крепость моя, Прибежище мое, Избавитель мой! Дай мне возлюбить Тебя, Боже мой, Помощник мой, Опора твердости моей, сладостная Надежда во всякой скорби моей. Дай мне объять Тебя Благого, без Которого нет никакого блага; дай насладиться Тобою Преблагим. Слух мой изостри словом, острейшим всякого обоюдоострого меча, чтобы мне услышать голос Твой. Загреми, Господи, с высоты голосом громким и сильным! Пусть взволнуется море и живущее в нем. Пусть поколеблется земля и все существующее на ней!

Просвети очи мои, Свет непостижимый! Блесни молниею и ослепи их, чтобы они не видели суеты. Свет невидимый, даруй мне зрение, при посредстве которого я увидел бы Тебя. Благоухание жизни, создай новое обоняние, чтобы мне идти путем Твоим «в приятное благоухание» (Лев. 17:6) Тебе. Уврачуй вкус, чтобы, вкусив, я познал, как велика сладость Твоя, Господи, которую Ты скрыл для исполненных любви Твоей. Даруй, Господи, чтобы сердце помышляло о Тебе, дух горел любовью к Тебе, мысль всегда о Тебе вспоминала, ум познавал Тебя, разум к Тебе прилеплялся.

О, Жизнь, дающая мне жизнь! Жизнь, моя жизнь, Которой я живу и без Которой умираю! Жизнь, о Которой я радуюсь и без Которой печалюсь! Жизнь животворящая, сладостная и возлюбленная, – где Ты находишься? Где найти мне Тебя? Будь в душе моей, в сердце и на устах, – потому что я таю от любви, умираю без Тебя и оживаю, вспомнив о Тебе. Благоухание Твое услаждает меня, воспоминание Твое исцеляет... Желает и скончавается душа моя воспоминанием о Тебе. Когда приду и явлюсь Тебе, Радость моя? Зачем Ты, Веселие мое, которым наслаждаюсь, отвращаешь лицо Свое? Благоухание Твое обоняя, живу и радуюсь; но Тебя не вижу. Голос Твой слышу; но зачем Ты скрываешь лицо Свое? Может быть, скажешь: «пусть не видит Меня человек, чтобы быть живым.» О, Господи, пусть я умру, лишь бы видеть Тебя. Не хочу жить, чтобы предаться смерти; «имею желание разрешиться и быть со Христом» (Флп.1:23). Я желаю умереть, чтобы увидеть Христа. Господи Иисусе, прими дух мой! Податель жизни, прими душу мою! Веселие мое, привлеки сердце мое! Свет очей моих, просвети меня! Благоухание мое, оживи меня. Похвала моя, возвесели душу раба Твоего; войди в нее, радость моя, чтобы она радовалась о Тебе.

Свет вечный, воссияй в ней, чтобы она уразумела, познала и полюбила Тебя. Потому она не разумеет, что не постигает Твоего света; «и свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:5).

О, светлая Истина, о, истинный Свет, просвещающий «всякого человека, приходящего в мир» (Ин.1:9), отгони тьму от мысли моей, чтобы она познала Тебя разумом и полюбила Тебя познанием. Познающий Тебя любит Тебя; любя Тебя более себя, он отвергается себя и идет к Тебе. Я же, Господи, мало люблю Тебя, потому что мало познаю; а так как мало люблю Тебя, мало радуюсь о Тебе. От Тебя, истинной внутренней радости, я удаляюсь, пленяемый наружными вещами. Сердце свое, которое я должен был со всей любовью и стремлением предать Тебе, я обратил к суетным вещам и, возлюбивши суету, стал суетным. Это служит причиною того, что я не о Тебе, Господи, радуюсь и не к Тебе прилепляюсь. Я душою и помышлением обретаюсь в земных и преходящих вещах, а Ты – во внутреннем, и духовном, и вечном. Ты – на небе, я – на земле; Ты возлюбил небесное, а я – земное. А как могут соединиться эти противоположности?

2. Тебе поведаю бедность мою: «помоги Твоему созданию» (О бренности человеческого естества)

Как может моя неправда соединиться с Твоею правдою? Ты, Господи, любил уединение, а я – общение; Ты -тишину, а я – шум; Ты – истину, а я – суету... Ты – благ, а я – зол; Ты – щедр, а я – беден; Ты – свят, а я – нечестив; Ты – праведен, а я – неправеден; Ты – свет, а я – слеп; Ты – жизнь, а я – мертв; Ты – врачевство, а я – немощен; Ты – радость, а я – печаль; Ты – величайшая истина, а я – суета, как и всякий живой человек. Что же, Творец, мне сказать? Призри, Создатель, на меня, создание Твое: я уже погиб, я уже умираю. Я – творение Твое: «руки Твои сотворили меня и устроили меня» (Пс.118:73), – руки, пригвожденные за меня (на кресте). Я – дело рук Твоих, Господи: не презри меня; на язвы рук Твоих, умоляю, взгляни. К Тебе воздыхаю я, создание Твое, Ты, Творец, возвесели меня. К Тебе взываю, творение Твое: Ты, Жизнь, оживи меня. На Тебя уповаю, творение Твое: Ты, Создатель, обнови меня. Пощади меня, Господи, потому что дни мои – ничто.

Что такое человек, чтобы мог беседовать с Богом, Творцом своим? Пощади меня, говорящего с Тобою. Прости раба Своего, осмеливающегося взывать к Господу: в крайности ослабляется закон. Скорбь побуждает меня говорить; беда, претерпеваемая мною, принуждает меня взывать. Я немощен и взываю к врачу; я слеп и спешу к свету; я мертв и воздыхаю к жизни. Ты – Врач, Ты – Свет, Ты – Жизнь; Иисус Назарянин, помилуй меня! Сын Давидов, помилуй меня! Источник милосердия, услышь вопль немощного! Свет мимогрядущий, подожди слепого и подай ему руку, чтобы он пришел к Тебе и в свете Твоем увидел свет. Податель жизни, воззови [к жизни] мертвого. Что я такое, что осмеливаюсь к Тебе обращать речь свою? Пощади меня, Господи! Я – гнилой труп, пища червей, хворост для [возжигания] огня. Что я такое, что говорю с Тобою? Прости меня, Господи: я – несчастный человек. Я – человек, рожденный от жены, имеющий краткую жизнь, удрученный многими бедствиями; человек, плененный суетою и уподобившийся скотам бессловесным.

Что такое я? Прах, земля, сын гнева, рожденный в нечистоте, живущий в нищете и имеющий умереть в тесноте и скорби. Горе мне бедному: что такое я теперь и чем я буду? Я – слепой, нищий, нагой, подверженный многим бедствиям, не знающий входа и исхода своего; смертный, дни которого проходят, как тень, – жизнь которого исчезает, как лунная тень, – как цветок, который появляется на дереве и вскоре увядает: временно цветет и мгновенно засыхает.

Жизнь моя, подлежащая разрушению и упадку, чем более возрастает, тем более умаляется, и чем более продолжается, тем более приближается к смерти, – жизнь обманчивая, исполненная сетей. Теперь я радуюсь – и вскоре начинаю печалиться; сейчас я в силе – и вот я лишен сил; сейчас я жив – и уже умираю. Все подлежит перемене, так что ничто не пребывает ни одного мгновения в одинаковом положении. Отсюда страх и трепет; отсюда голод и жажда; отсюда жар и холод; отсюда расслабление, отсюда усиливается болезнь, а за нею следует безвременная смерть, которая бесчисленными способами ежедневно похищает людей. Одного она умерщвляет горячкою, другого изнурительными болезнями, того голодом, того жаждою, иного наводнением, иного насилием, одного истребляет пожаром, другого зубами диких зверей; того губит мечом, того отравляет ядом, иной кончает свою жалкую жизнь от [панического] страха. И сверх того: нет ничего неизбежнее смерти, но человек не знает времени своей кончины. И в то самое время, когда он чувствует себя бодрым, разбивается и погибает надежда его, – так как не знает человек, когда, где и каким образом он умрет, хотя известно ему, что умереть ему придется.

Вот как велико, Господи, несчастие человеческое; велико бедствие, претерпеваемое мною, но и об этом я не скорблю. Я воззову к Тебе, Господи, пока не умру, возвещу о несчастии моем, открою его и не постыжусь ничтожества моего. Помоги мне Ты, сила, восстанавливающая меня; помоги мне, сила, поддерживающая меня, приди, свет, которым я вижу; явись, слава, о которой радуюсь; явись Ты, Господи Боже мой, – жизнь, которою я буду жив!

3. О, Свет мой, просвети тьму мою! (О досточудном свете Божества)

О, Свет, Который видел Товия, когда с закрытыми глазами наставлял сына своего на путь жизни! Свет, Который видел внутренно Исаак, когда со слепыми глазами возвещал сыну будущее! Свет невидимый, перед Которым открыта вся глубина человеческого сердца! Свет, Который видел Иаков, когда, по наставлению Твоему, предсказывал будущее сыновьям! Тьма на лице бездны мысли моей, а Ты – Свет! Мрак на водах сердца моего, а Ты – Истина! О, Слово, Которым сотворено все и без Которого ничего не сотворено, Слово предвечное, прежде Которого ничего не было, Слово, управляющее всем, – Слово, без Которого все – ничто! Слово, сказанное в начале: «да будет свет» (Быт. 1:3),– и был свет. Скажи также и мне: «да будет свет» – и пусть будет свет, и я увижу свет, и узнаю все то, что не свет, – так как без Тебя тьма бывает светом и свет тьмою, потому что без Твоего света нет истины. Тогда наступает заблуждение, суета, вместо различия смешение, вместо знания неведение, вместо зрения слепота, вместо пути недоступность, вместо жизни смерть.

4. Горе мне без Тебя, Господи! (О мертвенности человеческого естества)

Справедливо, Господи, что мы получаем достойное по делам нашим [воздаяние], обращаясь в ничто, как проточная вода. Без Тебя нет ничего, – и мы обращаемся в ничто, так как мы – ничто без Тебя, чрез Которого сотворено все и без Которого ничего не сотворено. О, Бог Слово, Которым все сотворено, горе мне бедному, настолько ослепленному, – потому что Ты – Свет, а я удален от Тебя! Горе мне несчастному, так израненному, – потому что Ты – Врачевство, а я – удален от Тебя! Горе мне жалкому, так обезумевшему, – потому что Ты – Истина, а я удален от Тебя! Горе мне бедному, впавшему в такие заблуждения, потому что Ты – Путь, а я удален от Тебя!

О, Бог Слово, Ты – Свет, Которым сотворен свет; Ты – Путь, Истина и Жизнь, в Которой нет тьмы, заблуждения, суеты и смерти. Свет, без Которого все – тьма; Путь, без Которого везде – заблуждение; Истина, без Которой все – суета; Жизнь, без Которой все – смерть. Скажи, Слово Божие: «да будет свет» (Быт. 1:3) – чтобы я увидел свет и избежал тьмы, чтобы я увидел путь и уклонился от заблуждения, увидел истину и удалился от суеты, увидел жизнь и избежал смерти. Воссияй мне, Господи, Свет мой, Просвещение мое, Спасение мое, – Господь мой, Бог мой, Отец мой. Явись, Свет мой, слепцу Твоему, который сидит «во тьме и тени смертной» (Пс.106:10;), и направь стопы его на мирный путь, идя которым он достиг бы дома Божия «со гласом радости» (Пс.41:5) и исповедания. Истинная исповедь есть путь, по которому дойду до Тебя и обращусь к Тебе, так как Ты – прямой путь жизни.

5. Без Тебя я ничто! (Что значит быть ничем?)

Что Тебе исповедую? Исповедую Тебе, Отче, Господи неба и земли, бедность мою, чтобы мне приступить к милосердию Твоему. Я обеднел, но не сознал своей бедности, ибо Ты – истина, а я не был с Тобою; меня изранили беззакония мои, и я не сожалел об этом, ибо Ты – жизнь, а я не был с Тобою. Я не был с Тобою, Которым сотворено все и без Которого не было ничего. Все Словом создано, что ни сотворено. «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт.1:31). Все, что ни сотворено, Словом сотворено, и все Словом сотворенное весьма хорошо. Почему хорошо? Потому что все Словом сотворено и без Него не было ничего, потому что ничего хорошего не бывает без высочайшего добра. Где нет никакого добра, там бывает зло, которое, собственно, есть ничто, так как оно – не что иное, как лишение добра, как слепота есть лишение света.

Итак, зло есть ничто, потому что оно произошло без Слова, без Которого ничего не бывает. Зло есть лишение Того Добра, Которым сотворено все, что ни сотворено. А чего нет, то не сотворено Им и поэтому есть ничто. То, что не сотворено, есть зло, потому что все сотворенное Словом сотворено и все созданное Словом есть добро. Если же все сотворено Словом, зло Им не создано. Стало быть, все несотворенное не [есть] добро, потому что все сотворенное [есть] добро; поэтому несотворенное есть зло и оно есть ничто, потому что без Слова ничего не бывает. Но как же зло существует, если оно не сотворено? [Это происходит] потому, что зло есть лишение Добра, Которым сотворено все доброе. Итак, быть без Слова есть зло и значит не быть, потому что без Него ничего не бывает. Но что значит разлучиться от Слова?

Если ты хочешь знать это, послушай, что такое Слово. Слово Божие говорит: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). Разлучиться от Слова значит быть без пути, без истины, без жизни; потому и зло – ничто, что оно разлучается от Слова, Которым все сотворено. Разлучиться от Слова, создавшего все, значит не что иное, как уничтожиться, потому что без Него нет ничего. Поэтому, поскольку ты удаляешься от добра, постольку ты разлучаешься от Слова, Которое есть добро, и тем самым становишься ничто, так как ты удалился от Слова, без Которого нет ничего. Итак, Господи, теперь Ты просветил меня, чтобы я увидел Тебя и познал себя. Ибо я столько раз был ничто, сколько разлучался от Тебя; так как я Тебя, сущее Добро, позабыл, то сделался злым. Горе мне бедному, как я не познавал того, что, оставив Тебя, я был ничто? Но зачем я спрашиваю об этом? Если я был ничто, то как не хотел познать? Мы знаем, что зло есть ничто и что сущее ничто не бывает; и что не добро, то не бывает, потому что оно ничто. Когда же я был ничто, быв без Тебя, я был подобен идолу, который – ничто, который хотя и имеет уши, но не слышит; имеет ноздри, но не обоняет; имеет глаза, но не видит; имеет уста, но не говорит; имеет руки, но не осязает; имеет ноги, но не ходит; имеет все изображения членов без их чувств.

6. Без Тебя враги одолели меня. (О падении души в грехах)

Когда я был без Тебя, то это не был я, но я был ничто: и поэтому я был слеп, глух и бесчувствен, так как я не различал добра, не избегал зла, не ощущал язв моих болезней, ни тьмы моей не видел, потому что я был без Тебя, истинного Света, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. Увы! меня уязвляли, а я не чувствовал боли; меня влекли, а я не ощущал этого, потому что я был ничто, так как я был без жизни, которая есть Слово, сотворившее все. Поэтому-то, Господи, мои враги сделали меня орудием своих хотений: били, обнажили, осквернили, растлили, изранили и убили меня, так как я удалился от Тебя и сделался без Тебя ничто.

Увы! Господи, Жизнь моя, Который сотворил меня; Свет мой, Который наставил меня! Защититель жизни моей! Помилуй меня и восстанови меня, Господи Боже мой, Надежда моя, Сила моя, Крепость моя, Утешение мое! В день моей скорби взгляни на моих врагов и отними меня от них; да бежит от лица моего ненавидящий меня и да живу я в Тебе и Тобою. Ибо они, Господи, помышляли о мне и, увидев меня без Тебя, почувствовали ко мне презрение. Разделили между собой одежды добродетелей, которыми Ты меня украшал; проложили себе путь через меня и ногами своими попрали меня; греховными мерзостями осквернили храм святой Твой; повергли меня, лишенного всего и сокрушенного печалью. За ними я следовал, слепой и нагой, опутанный узами грехов. Они влекли меня за собою от порока к пороку и от мерзости к мерзости, и я шел без сопротивления. Я был рабом и любил рабство; я был слеп и желал слепоты; я был связан и не боялся уз. Горькое я считал сладким, а сладкое горьким. Беден я был и не разумел этого, потому что был без Слова, без Которого «ничто не начало быть» (Ин. 1:3), Которым все сохраняется, без Которого все превращается в ничто. Ибо как все чрез Него сотворено «и без Него ничто не начало быть» (Ин. 1:3), так Им сохраняется все, что ни есть на небе и на земле, в море и во всех безднах. И частица с частицею в камне, как и в чем-либо ином созданном, соединяется только Словом, Которым все произведено и сохраняется. Ради этого прилеплюсь к Тебе, Слову, да соблюдешь меня; так как я, отступив от Тебя, погиб бы в себе, если бы Ты, Создатель мой, не обновил меня. Я согрешил, Ты меня посетил; я пал, Ты меня восстановил; я был в неведении, Ты меня вразумил; я не видел, Ты меня просветил.

7. Откуда мне это, что так возлюбил Ты меня, Господи? (О многообразных благодеяниях Божиих)

Боже мой! Как я бедный обязан любить Тебя, покажи мне; как хвалить Тебя должен, яви мне; как мне следует благоугождать Тебе, возвести мне. Возгреми, Господи, свыше во внушение сердцу моему, научи и спаси меня, и я восхвалю Тебя, создавшего меня из ничего, просветившего меня, бывшего во тьме; воскресившего меня из мертвых, упасшего меня от юности моей всеми благами Твоими. Сего непотребного червя, смердящего грехами, питаешь Ты изобильно прекрасными дарами Твоими.

Отверзи мне, о, Ключ Давидов! отверзи Ты, Который кому отверзаешь, тому никто не затворяет, и кому заключаешь, тому никто не отверзает (ср.Апок.3, 7) отверзи мне двери света Твоего, да войду, увижу и познаю, и исповедуюсь Тебе всем сердцем моим, так как «милость Твоя велика ко мне и Ты избавил мою душу от ада преисподнего» (Пс.85, 13). Господи Боже наш! сколь чудно и славно имя Твое по всей земле! «Что такое человек, что Ты помнишь его? или сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс.8, 2, 5) Господи, Надежда святых и Столп их крепости! Боже, Жизнь моей души, Которою я живу и без Которой умираю! Свет моих очей, Которою я живу, без Которого я слеп! Веселье моего сердца и Радость моего духа! Возлюблю Тебя всем моим сердцем, и всею моею душою, и всеми членами и внутренностью моею: так как Ты прежде возлюбил меня. «И откуда мне это» (Лк.1, 43), о, Создатель неба и земли и бездны, никак не требующий моих благ! Откуда мне это, что Ты возлюбил меня?

О, Премудрость, отверзающая уста, связанные немотою! О, Слово, сотворившее все! Отверзи мои уста, дай мне голос хвалы, да поведаю все благодеяния Твои, которые Ты мне явил от начала. Вот я существую, ибо Ты создал меня: и Ты сотворил меня и от вечности предопределил мне быть в числе тварей Твоих – прежде, нежели распростер Ты небеса, когда еще не было бездны, еще Ты не произвел земли и не основал гор и источники еще не протекали. Прежде всего этого, созданного Словом, Ты по неложному провидению Твоему предвидел, что я буду тварию Твоею, и быть ею мне благоволил.

И откуда мне это, благоутробнейший Господи, Боже Всевышний, Отче премилосердный, Творец всемощный и кротчайший! Какие мои заслуги, какое мое доброе дело, что благоугодно стало пред лицом Твоего великолепного величия создать меня? Я не был, и Ты создал меня; был ничто, и из ничего – меня соделал нечто. Что же такое нечто? Не водную каплю, не огонь, не птицу или рыбу, не змею или некоторое из животных, не камень и дерево. Не из рода тех, которые имеют только бытие, и не из тех, которые могут только быть и расти; не из числа тех, которые быть, расти и чувствовать могут: но выше всего этого благоволил Ты мне быть из числа существующих, ибо и я существую; и из числа имеющих бытие и произрастание, так как и я существую и расту, – и из числа существующих, растущих и чувствующих; ибо я существую, расту и чувствую. И мало чем соделал меня меньше ангелов, так как я получил от Тебя общий с ними разум к познанию Тебя. Но сделал меньше, я сказал, ибо они познают Тебя уже в лицо, а я упованием; они «лицом к лицу», а я «зерцалом в гадании»; они совершенно, а я «отчасти» (1Кор.13, 12).

«Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится» (1Кор.13, 10); когда уже откровенным лицом лицо Твое увидим, то что тогда помешает нам не быть меньшими ангелов, которых Ты, Господи, украшенных венцом упования, увенчаешь славою и честью, которых Ты прославишь, как Своих друзей: что помешает нам быть и во всем равными ангелам? Так как истина Твоя так возвещает: будут как ангелы и сынами Божиими нарекутся. Отчего же не будут сынами Божиими, если будут равны ангелам? Истинно будут сынами Божиими, так как Сыном Человеческим стал Сын Божий. Когда я об этом рассуждаю, то дерзаю сказать, что человек ничем не менее ангелов и не только им равен, но выше ангелов, так как Бог был человеком, а не ангелом.

И поэтому я скажу, что человек есть достойное создание, потому что Слово, Которое было искони Бог у Бога; Слово, чрез Которое сказал Бог: «да будет свет» (Быт. 1:3), то есть ангельское естество; Слово, Которым Бог искони сотворил все, то самое «Слово стало плотию и обитало с нами, и мы видели славу Его» (Ин.1:14). Это слава, которою хвалюсь, когда действительно хвалюсь! Это радость, которою радуюсь, когда истинно веселюсь, Господи Боже мой, жизнь и вся слава моей души! Исповедуюсь Тебе, Господи Боже мой, что Ты, сотворив меня разумным, сотворил не как равного с ангелами; так как я чрез Слово Твое могу достигнуть и равенства с ними, и стать сыном чрез единородное Слово Твое, Господи, чрез возлюбленного Сына Твоего, о Котором Ты благоволил; чрез единого наследника и соестественного Тебе и равновечного Иисуса Христа, единого Господа, Искупителя нашего, Просветителя и Утешителя нашего, – Который есть Ходатай наш пред Тобою, Жизнь наша, Спаситель наш, единая Надежда наша, – Который возлюбил нас более Себя, чрез Которого имеем упование, и твердую надежду, и доступ к Тебе, так как Он дал власть верующим во имя Его быть сынами Божиими.

Воздам хвалу имени Твоему, Господи! За то, что Ты меня, сотворив по образу и по подобию Своему, сделал причастным такой славы, что я могу быть сыном Божиим, чем не могут быть деревья или камни и вообще все движущееся и растущее в воздухе, или в море, или на земле, так как не дал им власти чрез Слово Твое быть сынами Божиими, потому что не имеют разума. Ибо эта власть состоит в разуме, которым мы познаем Бога. А дал эту власть людям, которых сотворил разумными по образу и по подобию Своему. И я благодатью Твоею человек; и сыном Твоим быть могу благодатью, а все упомянутое быть им не может.

Откуда мне это, Господи, истина высочайшая и истинная высота, начало всех тварей? Откуда мне это, Господи, что я могу быть сыном Божиим, а они не могут? Ты живешь вечно и все сотворил вместе. Ты вместе создал человека и скотов, камни и растения земли. Не предупредили никакие заслуги или добрые дела: так как все Ты по одной благости сотворил, все твари были равны заслугами, потому что все не имели никаких заслуг. Так откуда же благость Твоя более в сей твари, которую Ты сотворил разумной, нежели во всех прочих, бессловесных, явилась? Для чего я не такой, как все прочие, или все они не такие, каков я? Какие мои заслуги, какие мои добрые дела, что Ты меня сотворил способным быть сыном Божиим, а им в том всем отказал? Да не помыслю, Господи, о своих заслугах. Твоя только благодать, только Твоя благость сделала то, чтобы я был участником этого блаженства. Итак, по одной Твоей благодати, которою Ты меня произвел из ничего, молю Тебя: «даруй мне благодать, да благодарение за это принесу Тебе.

8. По единой благости Твоей – я разумное творение» (О всемогуществе Божием)

Всемогущая Твоя десница, которая всегда одна и та же, сотворила на небе ангелов и на земле людей; не более сильная в одних и не более слабая в других. Ибо ничья иная рука не могла создать червячка. Как ничья рука, кроме Твоей, не могла создать неба, так ничья иная не могла произвести самого малейшего листка на дереве. Как никакая тело, так никакая бы не могла сотворить ни одного белого или черного волоса, – кроме всемогущей десницы Твоей, которой все равномерно возможно. Ибо не удобнее ей сотворить червячка, нежели ангела; и не труднее распростереть небо, нежели листок; и не легче произвести волос моей головы, нежели тело; и не более трудно основать землю на водах, нежели воды на земле. Но все, что захотела, она сотворила, на небе и на земле, в море и во всех безднах, и меня посреди всего, как захотела, так устроила. Могла Твоя рука, Господи, сотворить меня камнем, или птицей, или змеей, или каким-нибудь зверем и знала, но не захотела по благости Своей. Для чего же я не камень, или не дерево, или не зверь какой? Потому что так постановила благость Твоя; но чтобы так было решено, не было моих заслуг.

9. Не мне хвалить Тебя: «Ты Сам похвала моя!» (О восхвалении Бога)

Откуда мне, Господи, откуда мне хвалы к хвалению Твоему? Как сотворил меня без меня, по благоволению Своему, так хвала Твоя без меня, как угодно пред Тобою. Пред Тобою, Господи, хвала Твоя – Ты Сам. Да восхвалят Тебя дела Твои по множеству величия Твоего. Хвала Твоя, Господи, непостижима: необъятна для сердца, невыразима для уст, непонятна для слуха, так как они временны, а хвала Твоя, Господи, пребывает вовеки. Помышление начинается и кончается; голос раздается и проходит; ухо слышит и перестает слышать, а хвала Твоя пребывает вечно.

Кто же Тебя восхвалит? Какой человек возвестит хвалу Твою? Хвала Твоя вечна, а не преходяща. Тот Тебя хвалит, кто верит, что Ты Сам – хвала Твоя. Тот Тебя хвалит, кто понимает, что он сам хвалы Твоей не может постигнуть. Хвала вечная, никогда не преходящая, о Тебе – хвала наша, о Тебе похвалится душа моя. Не мы Тебя прославляем, но Ты Сам Себя, Собою и в Себе: и мы хвалимся о Тебе. Тогда мы имеем истинную похвалу, когда от Тебя имеем ее, когда свет одобряет свет: так как Ты, истинная похвала, даешь истинную похвалу. А когда мы от иного, а не от Тебя ищем похвалы, тогда лишаемся Твоей похвалы, потому что та временна, а Твоя вечна. Если мы ищем временной похвалы, то теряем вечную. Если желаем вечной, то пусть не любим временной. Похвала вечная, Господи Боже мой, от Которого всякая похвала, без Которого никакой нет похвалы! Я не могу похвалить Тебя без Тебя; имея Тебя, восхвалю Тебя. Ибо что я, Господи, чтобы мог Тебя восхвалить? Прах и пепел, пес мертвый и смердящий, червь и гной. Кто я, чтобы восхвалить Тебя, Господи Боже мой Всесильный, Дух всякой плоти, населяющий вечность?

Разве тьма восхвалит свет или смерть – жизнь? Ты свет, я тьма: Ты жизнь, я смерть. Разве суета восхвалит истину? Ты истина, а я человек, уподобившийся суете. Как же, Господи, я восхвалю Тебя? Разве бедность моя восхвалит Твое богатство? Разве зловоние восхвалит благоухание? Разве человеческая мертвенность, ныне существующая, а завтрашним днем уносимая, восхвалит Тебя? Восхвалит ли Тебя, Господи, человек – гной, и сын человеческий – червь? Восхвалит ли Тебя, Господи, во грехах зачатый, рожденный и воспитанный? Ибо не красна похвала в устах грешника. Да восхвалит Тебя, Господи Боже мой, Твое непостижимое могущество, неописанная премудрость Твоя и невыразимая словами благость Твоя. Да восхвалит Тебя безмерная милость Твоя, изобильное милосердие Твое, вечная сила и Божество Твое. Да восхвалит Тебя всемогущая крепость Твоя, крайняя благость Твоя и любовь Твоя, по которой Ты нас сотворил, Господи Боже, Податель жизни души моей.

10. По благости создал Ты меня, по благости и спаси. (О возложении упования на Бога)

Я – создание Твое, под кровом крыл Твоих буду уповать на благость Твою, которою сотворил меня. Помоги созданию Твоему, сотворенному благоутробием Твоим. Пусть не исчезнет в злобе моей то, что сделала благость Твоя; пусть не погибнет в моем окаянстве то, что произвела крайняя милость Твоя. Ты создал меня, Господи, так управляй Твоим созданием. Меня сотворил из ничего: если Ты не будешь управлять мною, я опять возвращусь в ничто.

Помоги мне, Господи, Жизнеподатель мой, чтоб я не погиб во злобе моей. Если бы Ты не создал меня, меня бы не было; так как Ты сотворил меня, я существую. Когда Ты не управляешь мною, то я уже лишаюсь существования. Ибо не мои заслуги принудили Тебя к созданию меня, но человеколюбивейшая благость Твоя и милость Твоя. Эта любовь Твоя, Господи Боже мой, которая побудила Тебя к созданию, да поведет Тебя к управлению. Что пользы в том, что любовь Твоя приклонила Тебя к творению, если я погибну в бедности моей и мною не будет управлять десница Твоя? Пусть убедит Тебя, Господи Боже мой, к сохранению создания Твоего милость, которая Тебя убедила к сотворению того, чего не было. Да подвигнет Тебя к соблюдению та самая любовь, которая подвигнула Тебя к творению, так как эта любовь – Ты Сам, Который всегда Тот же: не оскудела десница Твоя, чтобы опять не могла меня спасти. Но грехи мои положили преграду между мною и Тобою, между тьмою и светом, между образом смерти и жизнью, между суетою и истиною, между этой превратной жизнью моею и вечною Твоею.

11. Много сетей, много врагов: не покинь меня(О сетях вожделений)

Вот тени тьмы, которыми покрытый лежу, поверженный в пропасти этой мрачной темницы, пока не придет день и не исчезнет тень и не воссияет свет на тверди силы Твоей. Глас Господень в крепости, глас Господень в великолепии возгласит, да будет свет, и да исчезнет тьма, и да явится суша и произрастит земля траву зеленеющую и творящую семя и добрый плод правды царства Твоего. Господи, Отче и Боже, жизнь, которою все живет и без которой все становится мертвым! Не оставь меня в злобном помышлении, и превозношения моих очей не дай мне: отними от меня вожделения и не предай меня духу бесстрашному, но Ты обладай моим сердцем, чтобы оно всегда помышляло о Тебе.

Просвети мои очи, чтобы видели Тебя и не превозносились пред Тобою, вечною славою, и узрели, что одесную и что ошуюю Тебя. Истреби вожделения мои сладостью Твоею, которую хранишь для боящихся Тебя, чтобы я возжелал Тебя вечными желаниями, чтобы не почел, суетными вещами прельстившись и обманувшись, горького сладким, а сладкого горьким, тьмы светом и света тьмою, чтобы я мог избавиться от врага посреди стольких прелестей и обманов, встречающихся на этом пути для уловления душ грешников.

Вот, Господи Боже мой, весь мир этот наполнен сетями похотей, которые готовят пагубу ногам моим! И кто избежит их? Поистине тот, от кого Ты отнимешь превозношение очей его, чтобы не прельщала его похоть их; и от кого Ты отнимешь похоть плоти, чтобы она его не обольщала; и от кого Ты отнимешь дух бесстрашный и безумный, чтобы его не прельстила житейская гордость. О сколь блажен тот, кому Ты это сотворишь! Ибо он пройдет свой путь безвредно.

Тебя, Избавитель мой, молю Тобою, помоги мне, чтобы я не пал пред лицом врагов моих, уловленный сетями, приготовленными ногам моим к преклонению души моей. Но избавь меня, сила спасения моего, чтобы не посмеялись надо мной мои враги, ненавидящие меня. Восстань, Господи Боже мой, крепость моя, и расточатся враги мои, и да бегут от лица Твоего ненавидящие Тебя. Как тает воск от лица огня, так да погибнут грешники от лица Твоего: и я да скроюсь в тайне лица Твоего и возрадуюсь с сынами Твоими, насыщенный всеми благами Твоими. И Ты, Господи Боже, Отче сирот, услышь вопль сынов Твоих и простри крылья Твои, да скроемся в них от лица вражия. Столп крепости Израилевой, Который не воздремлешь и не уснешь, храни Израиля: «не спит и не дремлет враг, вооружающийся на Израиля.

12. О, Свет мой! Без Тебя я во тьме: осияй меня!» (О скудости человеческой и о благодеяниях Божиих)

О, свет, которого не видит другой свет! Светлость, которую не зрит иная светлость! Свет, который затмевает всякий свет, и светлость, которая ослепляет всякий наружный блеск! Свет, от которого всякий свет! Светлость, от которой всякая светлость! Сияние, пред которым всякий блеск – тьма, пред которым всякая светлость – темнота! Свет, пред которым всякая тьма – светлость, у которого всякая мрачность – свет, Свет высочайший, которого слепота не помрачает, мрак не покрывает, которого тьма не затмевает, которого никакая противолежащая вещь не пресекает, которого никогда не отделяет никакая тень! Свет, просвещающий все вдруг, однажды и всегда, да повергнусь в глубину светлости Твоей, да узрю всюду Тебя в Тебе, и меня в Тебе, и все под Тобою. Не оставь меня, чтобы не умножился мрак неведения моего и не возросли беззакония мои. Ибо без Тебя все для меня – тьма, все – зло: так как ничто не благо без Тебя, истинного, единого и высочайшего Блага.

Это исповедую, это признаю, Господи Боже мой! так как, где я нахожусь без Тебя, все для меня зло, кроме Тебя: не только вне меня, но и во мне, так как всякое изобилие, которое не есть Бог мой, для меня нищета. Я насыщаюсь тогда, когда явится мне слава Твоя. И Ты, Господи, жизнь моя блаженная, сотвори, чтобы я исповедал пред Тобою мою бедность, так как меня, отпавшего от единого блага, высочайшего и единого добра, многоразличность временных вещей лишила духовных сокровищ чрез плотские чувства; и самое богатство стало мне тягостным и нищетою многою, когда я за тем и за другим гонялся и ничем не удовлетворялся; когда в себе не имел Тебя, непременяемое и особенное нераздельное единое добро, получив которое, не имею ни в чем нужды; которое, получив, не соболезную; которое, имея, насыщаю желание мое.

Увы, бедность хуже бедности моей, когда бедная душа моя удаляется от Тебя, с Которым всегда изобилует и радуется, и следует за миром, с которым всегда находится в нищете и страдает. Мир вопиет: изнемогаю; а Ты, Господи, вопиешь: восстановляю; и моя развратная бедность предпочитает следовать за изнемогающим, а не за восстановляющим. Истинно, это – немощь моя; Врач душ, исцели ее, да исповедуюсь Тебе, спасение души моей, всем сердцем моим о всех благодеяниях Твоих, которыми обогащает меня от моей юности до старости и престарелости. Тебя умоляю Тобою Самим, не оставь меня; Ты сотворил меня, когда меня не было, искупил погибавшего; я погибал и мертв был, Ты ко мне умершему снизошел, мертвенность на Себя воспринял; Ты, Царь, пришел к рабу, для искупления раба предал Себя. Для оживления меня Ты принял смерть, смерть победил. Меня восстановил, смиривши Себя Самого.

Я погибал, исчезал, грехами продан был: Ты за меня продался, чтобы искупить меня; и столько Ты возлюбил меня, что в цену кровь Свою дал за меня; возлюбил Ты, Господи, меня более Себя Самого, так как умереть благоволил за меня. Таким образом столь дорогою ценою возвратил Ты меня из заточения, искупил меня из рабства, избавил меня от мучения, назвал меня именем Твоим, назнаменовал меня кровию Твоею, чтобы памятование о Тебе – всегда было во мне и никогда бы от сердца моего не отступало, так как Ты за меня не удалился от креста. Помазал Ты меня елеем Своим, которым Ты Сам помазан был, дабы я от Тебя Христа назывался Христианином. На дланях Твоих начертал меня, чтоб Тебе всегда помнить меня, если только я непрестанно стану памятовать о Тебе. Таким-то образом всегда благодать Твоя и милость предупреждали меня. Ибо Ты от многих и великих бед часто избавлял меня, Избавитель мой! Ты заблуждающегося меня на путь наставлял, неразумеющего вразумлял, согрешающего исправлял, в печали утешал, терзаемого отчаянием укреплял, падающего восстановлял, плачущего удерживал, ищущего привел, пришедшего принял, спящего сохранял, возопившего к Тебе услышал.

13. Ты все видишь: «как мне не бояться Тебя?» (О том, что Бог рассматривает дела и намерения человеческие)

Такие и многие иные благодеяния сотворил Ты мне, Господи Боже мой, Жизнеподатель мой, о которых мне сладостно всегда говорить, всегда помышлять, всегда Тебя благодарить, да возмогу Тебя всегда хвалить за все блага Твои и любить Тебя всем сердцем моим, и всею душою моею, и всею мыслию моею, и всею крепостью моею, от всей внутренности сердца моего, и всеми чувствами моими. Блаженна сладость, Господи Боже мой, всех услаждающихся Тобою. И не сделанное мной видели очи Твои. Очи, говорю, Твои, призирающие на все пути человеческие и на глубину бездны, светлее солнца и на всяком месте видят всегда добрых и злых.

Так как Ты всем управляешь, все наполняешь, весь везде всегда присутствуешь и промышляешь о всем созданном Тобой, ибо Ты ничего не презираешь, что сотворил: то и на мои пути и стези взираешь, и днем, и ночью на страже моей стоя, все мои пути прилежно надзираешь. Зритель вечный! Ты как бы всю тварь Свою, небо и землю позабывши, только меня одного рассматриваешь и меньше о других творениях промышляешь. Ибо в Тебе не умножается неизменяемый свет зрения Твоего, когда Ты на одного зришь, и не умаляется, когда Ты простираешь взор на бесчисленные и различные творения. Поэтому, как Ты все вдруг совершенно усматриваешь, так каждую вещь и различно, совершенно вдруг всю видит око Твое. Но как все, так и одно; и как одно, так каждое Ты без разделения, или изменения, или умаления созерцаешь. Поэтому Ты во всем времени без времени, всего меня вдруг и всегда видишь, как бы созерцал меня одного, оставляя все прочее.

Так бдишь Ты на страже моей, как бы все забыл, благоволишь надзирать меня одного. Ибо Ты всегда мне присущим являешься, когда меня обретаешь готовым. Куда я ни пойду, Ты меня, Господи, не оставляешь, если я прежде Тебя не оставлю. Где я бываю, Ты не отступаешь от меня; так как Ты везде находишься, то куда я ни пойду, везде Тебя найду: ибо чрез Тебя только я могу существовать, чтобы мне не погибнуть без Тебя. Признаюсь, что все, что я ни делаю, пред Тобою делаю, и мною творимое Ты лучше видишь, нежели я, делающий. Ибо что ни творю, Ты всегда присутствуешь, как вечный Надзиратель всех помышлений, предприятий, радостей и деяний моих. Господи, пред Тобою всегда все желание мое, пред Тобою все помышление мое.

Ты, Господи, знаешь, откуда приходит дух, где живет и куда грядет, так как Ты всех духов Испытатель. И корень тот сладок ли или горек, от которого красивые листья произрастают, как Судия, лучше Ты знаешь, и самые жилы кореньев ясно зришь. И не только Ты расположение, но и корня этого внутренний состав откровеннейшею света Твоего истиной рассматриваешь, исчисляешь, зришь и замечаешь, да воздашь каждому не только по делам или по намерению, но и по самому расположению сокровенному состава древа, от которого происходит предприятие делающего. К чему я стремлюсь в деле, что ни думаю и чем ни увеселяюсь, Ты все видишь, уши Твои слышат, очи Твои видят и рассматривают; наблюдаешь, вникаешь, замечаешь и записываешь в книге Твоей доброе и злое, да воздашь после за доброе награды, а за злое мучения, когда откроются книги и судимы будут люди по написанному в книгах Твоих.

Это неоспоримо; ибо Ты Сам поведал нам: «увижу, какой будет конец их» (Втор. 32:20); и это о Тебе сказывается, Господи! Ты конец всего рассматриваешь: так как Ты во всех делах наших на конец намерения более взираешь, нежели на действие. И когда я об этом с прилежанием рассуждаю, Господи Боже мой, страшный и всемогущий, то страхом и стыдом великим смущаюсь, потому что великая нам надлежит необходимость жить праведно и свято, так как мы все делаем пред очами Судии всевидящего.

14. Тебе, Господи, слава; нам же стыд (О том, что человек сам по себе бессилен без благодати Божией)

Всесильный, Всемогущий Боже духов и всякой плоти, очи Которого над всеми путями сынов Адамовых от дня рождения их до дня их исхода, да воздашь каждому по делам его, добрым или злым! Научи меня исповедать пред Тобою нищету мою: так как я в себе сказал, что я богат и ничего не требую, и не разумел, что я нищ, слеп, наг, беден и сожаления достоин. Ибо я, будучи ничто, думал, что буду нечто. Говорил в себе: сделаюсь разумным, и стал безумным. Помышлял, что я благоразумен, и обманулся; и теперь вижу, что это дар Твой, без которого мы ничего не можем совершить: так как если не Ты, Господи, сохранишь город, то напрасно бодрствует стерегущий его. Ты вразумил меня, чтоб я познал самого себя; ибо Ты оставил меня и испытал меня не ради Себя, чтоб Ты познал меня, но ради меня, чтоб я познал себя. Так как, как сказал, я думал, Господи, что буду нечто сам собою: мнил я, что я сам собою доволен, и не понимал, что Ты управлял мною; пока несколько удалился от меня, и я тотчас пал в себе, тогда уже я увидел и познал, что Ты управляешь мною; и что я пал, то было от меня; и что восстал, то от Тебя.

Открыл мне очи Ты, Свет, и пробудил и просветил меня: увидел я, что человеческая жизнь на земле – искушение и что не может похвалиться пред Тобою никакая плоть и оправдаться никто живой; так как все доброе, малое или великое, Твой дар, а наше только зло. Чем же похвалится всякая плоть? Разве только злом? Это не слава, но бедность. Похвалится ли добром? Но не чужим ли? Твое, Господи, добро, Твоя слава. Ибо кто Твоим добром ищет славу себе, тот вор и разбойник и подобен диаволу, хотевшему похитить Твою славу. Так как кто хочет похвалиться Твоим добром и не ищет им славы Твоей, но ищет своей, тот, хотя будет хвалим за свое дарование людьми, но от Тебя отвержен: так он Твоим даром не Твоей, но своей славы ищет. А хвалимого людьми, Тобою же презираемого, не защитят люди на суде Твоем и не избавят от осуждения Твоего.

Но Ты, Господи Создатель мой от утробы матери моей, не попусти мне впасть в это поношение, чтобы меня не упрекали тем, что я хотел когда-либо похитить славу Твою: да будет слава Тебе, Которого все добро, а нам посрамление и бедность, которых все зло, разве только Ты благоволишь помиловать. Ибо Ты милуешь, Господи; милуешь все, и ничего из созданного не презираешь: и подаешь нам блага Свои, и обогащаешь нас, Господи Боже, убогих, преблагими дарами Своими. Вот, Господи, мы убогие дети Твои и малое стадо Твое: отверзи нам двери, и будут есть нищие, и насытятся и восхвалят Тебя ищущие Тебя. Ибо знаю, Господи, и исповедую по внушению Твоему, что только одни признающие себя нищими и исповедующие Тебе нищету свою обогатятся Тобою; так как мнящие себя богатыми, будучи нищими, от Твоего богатства будут удалены.

Ради этого исповедую Тебе, Господи Боже мой, нищету мою, да будет Тебе вся хвала Твоя, так как Твое все доброе, сделанное мною. Господи! Исповедую пред Тобою, что я не что иное, как всякая суета, и смертная тень, и некая мрачная пропасть, и пустая земля, которая без Твоего благословения ничего не произращает и плода не приносит, но только посрамление, грех и смерть. Если я когда-либо имел какое-нибудь доброе дело, то принял его от Тебя; что ни имею доброго, Твое и от Тебя получил. Если я стоял, Тобою стоял; но когда падал, падал собой: я бы всегда в грязи валялся, если бы Ты меня не восстановил; всегда б был слеп, если бы Ты не просветил меня. Упавши, я никогда бы не восстал, если бы Ты мне не помог: и по Твоем восстановлении меня я всегда бы падал, если бы Ты меня не поддерживал. Часто бы я погибал, если бы Ты мною не управлял.

Так всегда, Господи, так всегда благодать Твоя и милосердие Твое предупреждали меня, избавляя от всех зол, спасая от прошедших, восстановляя от настоящих, ограждая от будущих и расторгая предо мною греховные сети, отнимая случаи и причины ко греху, так как, если бы Ты не предохранял меня, я бы все грехи сделал. Знаю, Господи, что нет греха, сделанного человеком, которого бы другой сделать не мог, когда отступит от него Творец, создавший его. Но в чем я не согрешил, то Ты так сотворил; от чего воздержался, Ты повелел, и что я в Тебя верую, это Ты в меня вселил. Ибо Ты, Господи, управлял мною; Ты мне даровал благодать и свет, чтобы я не сделал прелюбодеяния и никакого иного греха.

15. Самим нам не спастись от врага: «Сам спаси!» (О различных искушениях от диавола)

Не было искусителя, и, чтобы его не было, Ты то сотворил: не было места и времени, и это, что их не было, Ты сделал. Явился искуситель, было место, было и время; но что я не согласился на козни их, Ты меня удержал. Пришел темный искуситель, и что я его презрел, Ты меня укрепил. Приступил искуситель вооруженный и сильный; но что меня не одолел, Ты его обуздал. Пришел искуситель, преобразившийся в светлого ангела; и что меня не обманул, Ты ему воспретил; и что я узнал его, Ты меня просветил. Он – тот дракон великий и черный, змий древний, нареченный диаволом и сатаною, имеющий семь голов и десять рогов, которого Ты создал играть в этом великом и пространном море, в котором пресмыкаются бесчисленные животные: и животные малые с великими, то есть различные роды демонские, которые днем и ночью иного ничего не делают, как только всюду обтекают, ища кого поглотить, если Ты не избавишь.

Он – тот древний дракон, возникший в раю радости, который хоботом своим отторгает третью часть звезд небесных и повергает на землю; который ядом своим заражает воды земные, чтобы пьющие их люди умирали; и который бросает золото, как грязь, и имеет упование, что Иордан поглощен будет челюстями его; который сделался безбоязненным и неустрашимым. И кто защитит от уязвлений его? Кто исхитит из челюстей его, если не Ты, Господи, сокрушивший головы змея великого? Помоги нам! Распростри, Господи, крылья Твои, да укроемся в них от лица этого дракона, гоняющего нас, и щитом Твоим избавь нас от рогов его. Ибо он о том только непрестанно старается, к тому единственно усиленно и стремится, чтобы поглотить созданные Тобою души.

И поэтому к Тебе, Боже, мы вопием: избавь нас от всегдашнего врага нашего, который на нас, спим ли мы или бодрствуем, едим ли или пьем, или какое другое дело делаем, всеми способами вооружается, нападает днем и ночью, пронырствами и коварствами то явно, то тайно стрелы ядовитые против нас устремляет на умерщвление душ наших. Но при всем том крайнее наше безумие: так как мы, непрестанно видя против нас дракона, зияющего отверстыми челюстями и готового на поглощение нас, спим без опасения и нежимся в наших небрежениях, как бы не имели никакой опасности от него, который ничего иного не ищет, как только нашей погибели. Враг наш для погубления нас всегда неусыпно бодрствует; а мы для своего сохранения не хотим пробудиться от усыпления.

Вот он распростер бесчисленные сети пред нашим ногами и наполнил все пути наши различными приманками для уловления наших душ. Кто избежит? Сети положил он в богатстве, сети положил он в убожестве, сети расставил он в пище, в питье, в увеселении, во сне и во бдении; сети положил он в слове и в деле и во всяком нашем пути. Но Ты, Господи, избавь нас от сети ловящих и от уст неправедных, да исповедуемся пред Тобою, говоря: благословен Господь, Который не оставил нас в лов зубам их. Душа наша как птица, избавившаяся из сети ловящих. Сеть сокрушилась, и мы избавились.

16. Без Тебя не распознать нам сетей вражиих: Сам укажи их!

Ты, Господи, Свет мой! Просвети очи мои, чтобы я узрел свет, и пошел во свете Твоем, и не впал в сети диавола. Ибо кто избежит этих многих сетей, если не будет видеть их? И кто увидит их, кроме того, кого Ты просветишь светом Твоим? Так как он, отец тьмы, скрыл свои сети во мраке своем, чтоб ими уловлять всех находящихся во тьме его, сынов этой тьмы, не видящих Твоего света, в котором всякий ходящий не устрашится. Ибо ходящий во дне не споткнется, а ходящий в ночи спотыкается; так как нет света в нем. Ты Свет, Господи: Ты Свет сынов света: Ты День, не имеющий запада, в котором сыны Твои ходят без преткновения и без которого все ходящие во тьме ходят, потому что Тебя, истинного света мира, не имеют.

Вот мы повседневно видим, что чем более кто от Тебя, истинного Света, удаляется, тем более он тьмою греховною покрывается, и чем далее во тьму вступает, тем менее видит сети на пути своем, и тем менее их узнает, и поэтому тем скорее и чаще уловляется, и повергается в них, и, что ужаснее, не разумеет своего падения. А кто своего падения не знает, тот тем меньше старается восстать, чем более думает, что он еще стоит. Но Ты, Свет мысленный, Господи Боже мой! Просвети теперь очи мои, да увижу и познаю, чтобы мне не пасть пред лицом врагов моих. Ибо враг наш старается вовсе искоренить нас; молим Тебя, чтобы Ты прогнал его от лица нашего так, как тает воск от лица огня. Так как он-то, Господи, душегубец первый и последний, сотворивший совет на похищение Твоей славы; потому что он, превознесшись гордостью, восшумел и устремился на лицо свое, и Ты низверг его с Твоей святой горы и из средины огненных каменьев, посреди которых он ходил.

И теперь, жизнь моя, Господи Боже мой, с тех пор он не перестает гнать сынов Твоих; и из ненависти к Тебе, Царь великий! старается погубить это создание Твое, которое сотворила всемогущая благость Твоя по образу Твоему, чтобы ему получить славу Твою, которую он потерял по гордости своей. Но сокруши его, Крепость наша, пока он не пожрал нас, агнцев Твоих. Просвети нас, да увидим сети его, приготовленные им для нас, и убежим к Тебе, радость наша! И это все Ты больше знаешь, Господи; потому что Ты знаешь вражду его и гордость его. Я приношу пред стонами величия Твоего жалобу на врага моего, Судия вечный, чтобы Ты наказал его и избавил нас, сынов Твоих, которых крепость – Ты Сам.

Ибо, Господи, этот враг лукав и пронырлив, и нескоро понятны все хитрые следы пути его и познаваемы виды лица его, если Ты не просветишь, потому что он то здесь, то там показывает собою то волка, то агнца, то тьму, то свет; и на всякое качество, время и место, по разным переменам вещей, делает разные искушения: он, чтобы обмануть печальных, печалится сам; чтобы поглумиться над радующимися, притворяется и сам веселым. Для обмана духовных он преобразуется в ангела света; для одоления крепких является агнцем; чтобы поглотить кротких, показывается волком. Это все по сходству разнообразных искушений является для того, чтобы поглотить и устрашить иных страхом ночи, иных летящими стрелами днем, других – вещами, во тьме происходящими, иных нападениями, иных полуденными бесами. И ко всему этому, кто поймет хитрости его, кто узнает его? Кто расскажет вид одежды и козни его кто узнает? Это он скрывает стрелы свои в колчане и сети свои ставит под видом света; и это трудно усмотреть, если только от Тебя, Господи, не просветимся и не увидим все, – потому что он скрывает тонкие сети не только в плотских делах, легко узнаваемых, не только в пороках, но и в самых духовных упражнениях, и под видом добродетелей показывает пороки, и обращается в ангела света. Это, Господи Боже наш, и многое другое делает против нас сын Ваалов, сам сатана; и то как лев, то как дракон, явно и тайно, внутри и вне, днем и ночью, он, нападая, старается похитить души наши. Ты избавь нас, Господи, спасающий уповающих на Тебя, Господи Боже наш.

17. Все от Тебя: «как мне не благодарить Тебя?!» (О благодеяниях Божиих)

Я – сын рабы Твоей, вручивший себя деснице Твоей, этими моими убогими исповеданиями исповедуюсь Тебе, Избавитель мой, всем сердцем моим и вспомяну все блага Твои, которые Ты явил мне от юности моей, во всю жизнь мою. Я знаю, что неблагодарность неприятна Тебе, потому что она есть корень всего духовного зла и некоторый ветер, иссушающий и пожигающий всякое добро, заграждающий источник Твоего божественного к человеку милосердия. И я, Господи, благодарю Тебя, да не буду неблагодарен пред Тобою, Избавитель мой, потому что Ты сохранил меня.

Сколько раз тот дракон хотел поглотить меня, но ты, Господи, из челюстей его избавлял меня. Когда я грешил и он приготовлялся пожрать меня, Ты, Господи Боже мой, защищал меня.

Когда я жил непотребно пред Тобой и заповеди Твои преступал, тогда он готовился похитить меня в ад, но Ты запрещал ему.

Я Тебя прогневлял, но Ты меня защищал, я Тебя не страшился, но Ты меня хранил.

Я удалялся от Тебя и предавался врагу моему, но Ты, чтобы он не похитил меня, устрашал его. Господи Боже мой, Ты оказывал мне такие благодеяния, но я, несчастный, не понимал их. Много раз Ты меня, не понимающего, выводил из ада. Я спустился до самых врат адских, но от входа в него Ты меня удержал.

Я приближался уже к вратам смертным, но Ты устроил то, что я не был там заключен.

Когда одержим я был тяжкими болезнями, Спаситель мой, когда я был в опасности на море и на земле, Ты хранил меня, от огня и меча и от всякого зла Ты избавлял меня.

Милосердие Твое и благодать Твоя предваряли меня и избавляли от телесной и душевной смерти.

Ты один, Создатель мой, одушевляешь души наши и ничего Тобою сотворенного не презираешь. Исповедую благодеяния Твои великие, потому что Ты избавлял меня тысячекратно от ада преисподнего; я всегда стремился в ад, но Ты меня всегда отводил. Праведно Ты сотворил бы, если бы наказал меня. Но Ты не хотел этого сделать со мною, потому что Ты любишь души наши и прикрываешь грехи человеческие покаянием. Господи Боже мой! «Все пути Господни – милость и истина» (Пс. 24:10). Ты избавил душу мою от ада преисподнего. Я весь был в смерти, но Ты всего меня воскресил.

Поэтому я возлюблю Тебя, Господи, Жизнь моя, возлюблю Тебя, несказанная Радость моя. Господи Боже мой, Освятитель мой, Твое все – добро. Ты повелеваешь любить Тебя. Дай Сам то, что повелеваешь, и повели, что угодно Тебе.

18. О, Любовь пламенеющая! Воспламени меня любовью к Тебе! (О горячей любви к Богу)

Люблю Тебя, Боже мой, и всегда сильнее любить Тебя хочу, потому что Ты слаще всякого меда, питательнее всякой пищи и дороже всякого золота и драгоценных камней. О, Огонь всегда горящий и никогда не погасающий! О, Любовь, всегда пламенеющая и никогда не умаляющаяся! Воспламени меня, да возгорюсь я весь Тобою, да весь возлюблю Тебя, потому что тот не любит Тебя, кто, нечто другое любя, любит то не для Тебя.

Возлюблю Тебя, Господи, потому что Ты прежде возлюбил меня. Но где найду выражения на изъяснение знаков великой любви Твоей ко мне, ради бесчисленных благодеяний Твоих, которыми Ты меня воспитывал с самого начала? Ты меня сотворил из ничего, украсив светом лица Твоего, и малым чем умалил меня перед ангелами. Но и это малым показалось пред лицом Божества Твоего, потому что Ты питал меня повседневными, особенными и великими дарами Твоих благодеяний и, как младенца Твоего, сосцами Твоего утешения отдоил и укрепил. Ибо все сотворенное Тобою отдал на службу мне, чтобы я Тебе одному служил.

19. Все для человека, чтобы весь человек был для Тебя. (О том, что Бог отдал все на служение человеку)

Ты покорил все под ноги человеку, чтобы только один человек весь был покорен Тебе, чтобы весь человек был Твой и властвовал над всеми делами Твоими. Ибо все наружные вещи Ты сотворил для тела, тело для души, а душу для Тебя, чтобы она Тобою одним была занята и Тебя одного любила, владея Тобою для утешения, а наружными вещами как служебными. Все, что обнимется окружностью небесною, ниже человеческой души, которая сотворена для того, чтобы ей владеть высочайшим добром, и обладанием его быть блаженною, и с радостью увидеть лицо вечного бессмертия, Господа своего. Тогда она насладится в доме Божием теми благами, в сравнении с которыми все видимые нами здесь вещи кажутся ничтожными.

Ты, Господи Боже мой, и телу нашему – чтобы видеть – дал свет рукою неустанных служителей Твоих, солнца и луны, которые по повелению Твоему непрерывно днем и ночью служат сынам Твоим. Для дыхания Ты дал человеку чистоту воздуха, для слуха разнообразие голосов, для обоняния аромат, для вкуса качества его, для осязания Ты облек тело в чувственные составы. Для помощи в нуждах Ты дал скотов. Птицы, рыбы морские и плоды земные Ты назначил для подкрепления человека. Лекарства от всех его болезней сотворил на земле. Против всякого его зла приготовил всякое облегчение. Ибо Ты милостив и щедр и знаешь состав наш, Ты горшечник наш, а мы все – как глина в руке Твоей.

20. Если здесь много благ: «то каково будет там?» (Из рассмотрения временных благ познается превосходство небесных)

Да откроется мне милосердие Твое светом Твоим! Просвети еще более меня, да увижу яснее его, – потому что мы познаем от этих малых благ Твои великие и от видимых невидимые Твои блага, Господи Боже святой и благой Творец наш! Ибо если Ты, Господи, для этого бесславного и тленного тела являешь такие великие и бесчисленные благодеяния от неба и воздуха, от земли и моря, от света и темноты, от теплоты и мрака, росы и дождя, от ветров, птиц и рыб, скотов и деревьев, и от различных трав и растений земных, и от службы всех созданий Твоих, попеременно служащих нам к облегчению нашему, – то какие великие и бесчисленные будут те блага, которые Ты уготовал любящим Тебя в том небесном отечестве, где мы увидим Тебя лицом к лицу? Если Ты даешь нам такие блага в темнице, то что уже дашь в доме Твоем? Велики и неисчислимы дела Твои, Господи, Царь небесный! Если такие утешения в этот день плача, то какие явишь в день брака? Если такие радости имеет темница, то какие будут в отечестве? Око не видело, что Ты уготовал любящим Тебя, – ибо Ты велик, Господи Боже мой, непостижим и неизмерим и нет предела величию Твоему, нет числа премудрости Твоей, нет меры благоутробию Твоему. Так нет предела, ни числа, ни меры воздаянию Твоему! Ты велик, и велики дары Твои, потому что Ты Сам награда воинов Твоих.

21. Сладость души моей! не хочу иных утешений кроме Тебя! (Сладость Божественная уничтожает привременную горечь)

Этими благодеяниями Твоими великими, Господи Боже, освящение святых Твоих, Ты дополнишь недостаток алчущих сынов Твоих; потому что Ты Сам надежда отчаянных, Ты венец упования, украшенный славою, уготованный побеждающим. Ты – утешение бесконечное, подаваемое только тем одним, которые ради Твоего вечного утешения презирают грехи этого мира – потому что все здесь веселящиеся не достойны Твоего утешения. Но здесь томимые услаждаются Тобою, и участвующие в страданиях участвуют и в утешениях, – потому что никто не может и в том, и в здешнем веке быть утешаем. Но надо тому лишиться одного, кто желает получить другое. Когда я рассуждаю об этом, Господи, Утешитель мой! то я отстраняю земное утешение, чтобы сделаться достойным вечных Твоих утешений. Ты – Сладость несравненная, которою услаждается всякая горечь.

Сладость Твоя усладила Стефану поточные камни. Твоя сладость блаженному Лаврентию наполнила сладостью череп главы. Апостолы, упоенные Твоей сладостью, шли, радуясь, из синедриона, что удостоились принять поношение за имя Твое. Андрей шел дерзновенно на крест, радуясь, что приближается к сладости Твоей. Для достижения ее Варфоломей собственную свою отдал кожу. Чтобы вкусить ее, Иоанн выпил чашу, наполненную ядом. Ее Петр вкусил и упоенный воскликнул: «Господи! хорошо нам здесь быть; сделаем три куши» (Мк.9:5;Лк. 9:33): здесь пребудем, Тебя всегда да видим, ибо мы ничего иного не требуем. Это-то и есть блаженство, Господи Боже наш, которого от Тебя ожидаем, для которого мы непрестанно Тебе служим, для которого умерщвляемся весь день, да поживем в Твоей жизни.

22. Без Тебя не войти нам в вечные обители Твои! (Все наше упование и желание сердца должно быть устремлено к Богу)

Ты, Господи, упование, желание наше, к Которому стремится дух наш, поспеши и не замедли. Восстань, поспеши и приди, да изведешь нас из темницы этой исповедаться имени Твоему. И я, отрок между отроками дома Твоего, Боже, Отче и крепость моя, когда приду и явлюсь лицу Твоему? Блажен буду я, если увижу славу Твою. Знаю, Господи, знаю, что я недостоин войти под кров Твой, но не посрами уповающего на Тебя раба Твоего. И кто войдет в святилище Твое, видеть силы Твои, если Ты не отворишь? Если Ты заключишь человека, то никто не освободит его. Если Ты удержишь воды, то все посохнет. А если пустишь их, то они потопят землю. Если Ты все, что сотворил, обратишь в ничто, то кто будет противоречить Тебе?

Вечна благость Твоего милосердия, по которой Ты сотворил все, что ни восхотел. Ты нас создал, не возгнушайся нами, потому что мы творение Твое. Господи Боже наш, мы точно прах и черви, не можем войти в Твою вечность, если Ты не введешь нас Сам, создавший все из ничего.

23. Ты – надежда моя: «хочу ли, не хочу ли, – спаси меня!» (Спасение наше зависит от Бога)

Я – дело рук Твоих, «утверди сердце мое в страхе имени Твоего» (Пс.85:11), потому что я не на лук мой уповаю и меч мой не спасет меня, «но Твоя десница и Твоя мышца и свет лица Твоего» (Пс.43:4). Иначе я бы отчаялся, если бы не Ты, Создатель мой, был надеждою моею; потому что Ты не оставляешь уповающих на Тебя. Не прогневайся на нас, когда мы падаем; так как Ты знаешь наш слабый состав, Господи Боже наш.

Разве Ты, Боже неизреченной сладости, хочешь показать силы Твои против праха, взметаемого ветром, и будешь сокрушать иссохшую трость? Разве Ты накажешь презреннейшего червя? Мы слышали о милосердии Твоем, что Ты не творишь смерти и не радуешься о погибели умирающих. Все в Твоей состоит воле, и никто ей противиться не может. Ты, что хочешь, то творишь.

Желать принадлежит мне, а что сделать, я не обретаю. Я не могу хотеть доброго, если Ты не захочешь; и что хочу, не могу, если Твое могущество не подкрепит меня. И что могу, того иногда не хочу, если Твоей воли не будет, как на небе, так и на земле. И что хочу и могу, того не разумею, если Твоя премудрость не просветит меня. Так да будет в нас воля Твоя!

Кто избавит нас от руки ада, если Ты один не избавишь, Жизнь, оживотворяющая всякую жизнь, которой живут все?

24. По опыту вижу, что я ничего не могу: «Ты спаси!» (Для совершения добрых дел недостаточно одной человеческой воли без благодати Божией)

Как исповедуюсь пред Тобою, похвала жизни моей, Господи Боже мой, сила спасения моего? Уповал я когда-то на крепость мою, которой, однако, не имел. Когда я думал, что стою, тогда более падал и обращался опять назад, а не вдаль шел и простирался; и что намеревался получить, то более отдалялось от меня. Чем более я надеялся на собственную мою силу, тем менее мог всегда. Я говорил: это сделаю, то сделаю; но ни этого, ни того не совершал. Было желание, но не было способности; была способность, но не было желания, так как я на свои надеялся силы.

А теперь понимаю, что не укрепится силою своей человек, потому что не от него зависит хотеть, что может, или мочь, что хочет, или разуметь, что может, но Тобою стези человеческие управляются.

Молим Тебя, Господи, спаси создание Твое; так как в Твоей воле – сила спасения нашего.

25. Томлюсь в неизвестности будущего: «Надежда моя, не оставь меня!» (О древних благодеяниях Божиих)

Вспомни древние милости Твои, которыми Ты с начала опередил нас в благословениях сладости Твоей. Прежде чем родился я, Ты опередил меня, приготовляя мне путь, по которому бы я шел и вошел в славу дома Твоего. Прежде образования моего в чреве матери Ты знал меня, и прежде исхода моего из утробы Ты все, что ни благоугодно было пред Тобою, предопределил обо мне.

Пред лицом вечности Твоей самоё будущее уже совершилось. А я ничего не знаю, и страх нападает на меня, когда я вижу, что со всех сторон окружен множеством бедствий. И если бы не было помощи Твоей, то я впал бы в отчаяние.

Но я великую имею надежду на Тебя, милостивый Боже, и размышление о щедротах Твоих укрепляет надежду мою, чтобы она веселилась о Тебе, Господи Боже мой, веселие святое и живое, которым Ты увеселяешь юность мою.

26. Ради любви Твоей к нам и ангелы Твои любят нас как братьев своих (Об ангелах-хранителях)

Ты возлюбил меня, единственная Любовь моя, прежде чем я стал любить Тебя. Ты создал для меня ангелов, Твоих духов, которым повелел хранить меня во всех путях моих. Они посланы для получающих наследие спасения, чтобы они избавляли их от врагов, также укрепляли и наставляли и молитвы сынов Твоих приносили пред лицо славы величия Твоего. Они любят нас и с недремлющим старанием присутствуют с нами; во всякое время и на всяком месте помогают нам и заботливо ходят между нами. Стенания и воздыхания наши относят к Тебе для испрошения нам милости Твоей и приносят нам благословения благодати Твоей. Ангелы входят и выходят с нами; прилежно смотрят, как живем мы посреди развращенного рода и с каким усердием ищем царства Твоего. Они помогают трудящимся, покрывают отдыхающих, увещевают сражающихся, венчают побеждающих. Все это ангелы делают в честь Твоей любви, которою Ты возлюбил нас, – потому что они любят то, что Ты любишь, хранят тех, которых Ты соблюдаешь, и оставляют, которых Ты оставляешь, и не любят делающих беззаконие, так как Ты ненавидишь всех творящих беззаконие. Когда мы совершаем добро, ангелы радуются.

Велики благодеяния Твои, которыми Ты облагодетельствовал нас, дав нам ангелов, Твоих духов, на служение нам.

Да восхвалят Тебя, Господи, все ангелы Твои, и святые Твои да благословят Тебя. О, слава наша, безмерно прославляющая нас!

Что есть человек, что Ты прилагаешь к нему сердце Свое? Не гной ли человек и не червь ли сын человеческий? И Ты считаешь такого достойным, чтобы глядеть на него и привести его на суд с Собою.

27. Единый чистый, кто чист пред Тобою, если Ты Сам не очистишь избранных своих? (О предведении Божием)

Наставь меня, бездна глубочайшая, все сотворившая премудрость, которая повесила на весах горы и холмы и на мериле утвердила тремя перстами громаду земли. Свет, сиявший прежде всякого света на святых горах древней вечности, пред Которым было все обнажено и отверсто прежде творения. Свет, ненавидящий всякую скверну, как непорочнейший и чистейший! Какое Тебе веселие с человеком? Какое сообщение света с тьмою? Где Ты уготовал во мне достойное святилище Себе? Где находится в человеке к восприятию Тебя столь чистый храм? Кто может сделать чистым зачатого от нечистого семени?

Не Ты ли один – чист? Мы чистыми быть можем только тогда, когда Ты очистишь нас. А очищаешь Ты тех, в которых благоволишь обитать, которых без их заслуг предопределил прежде мира, призвал из мира, оправдал в мире и прославляешь после мира.

Которых Ты избрал Себе из многих в храм Себе, тех очищаешь, изливая на них чистую воду, которых имена Ты знаешь, написанные в книге жизни, которые никак погибнуть не могут и которым все споспешествует во благое.

Когда они падают, не разбиваются, так как Ты полагаешь десницу Твою, храня все кости их, да ни одна от них не сокрушится.

28. Трепещу при мысли, как изменчив человек и как праведен Ты, Судия земли! (О непостижимости судеб Божиих)

Велики суды Твои, Господи Боже, Судия праведный и крепкий, судящий правду и творящий непостижимое, о Котором когда я рассуждаю, содрогаются все кости мои. Человек должен жить всю жизнь благочестиво и служить Тебе с трепетом, да не хвалится пред Тобою ни праведный, ни неправедный, да не похвалится пред Тобою всякая плоть, но да боится и трепещет от лица Твоего, так как не знает человек, любви ли или ненависти достоин он; но все это на будущее время хранится неизвестным.

Мы видели многих, как они взошли до самого неба и поселились между звездами, но после упали до самой бездны. Мы видели, что звезды, отторгнутые хвостом дракона, с неба упали; и лежавшие в прахе земном, от лица восставляющей десницы Твоей, Господи, чудесно вознеслись. Видели мы, что ходившие посреди огненных камней как прах обратились в ничто. Видели мы, что свет померк и из тьмы стал свет, так как мытари и блудницы предупреждают жителей в царстве небесном, а сыны царства извергаются в тьму кромешную.

29. Один Ты можешь насытить желание души моей и никто кроме Тебя (Душа праведного – святилище Божие)

Душа, которую Ты сотворил Словом Твоим, не из материи, но из ничего, только одним Тобою, а не иным чем может быть наполнена. А когда она имеет Тебя, тогда исполняется желание ее и уже ничего более желать ей не остается.

Ты высочайшее добро, и она ничего иного желать не может.

Когда она желает какого-либо творения, то имеет постоянный голод, так как она хотя и получит желаемое ею, но остается пустою, потому что ее ничто не может наполнить, кроме Тебя, по образу Которого она создана. А Ты наполняешь тех, которые ничего иного, кроме Тебя, не желают, и Ты их делаешь достойными Тебя, святыми, блаженными, друзьями Божиими, так как они всё вменяют ни во что, чтобы приобрести одного Тебя.

Это – то блаженство, которое Ты явил человеку, это – та честь, которою Ты его между всеми и над всеми поставил тварями. Ты почтил его для прославления имени Твоего по всей земле. Вот, Господи Боже мой, преблагой, всемогущий, – я обрел место Твоего пребывания; потому что Ты живешь в душе, созданной Тобою, которая Тебя одного ищет и желает; а не в той, которая Тебя не ищет и не желает.

30. Искал я Тебя в мире, а нашел только в себе, ибо Ты Сам открыл Себя мне (Ни внешними, ни внутренними чувствами нельзя обрести Бога)

Я заблудился, как овца погибшая, ища Тебя вне находящегося во мне. И много трудился я, ища Тебя вне себя; а Ты живешь во мне, если я только желаю Тебя. Я всюду ходил по селам и распутьям мира этого, ища Тебя, но нигде не обретал; так как я напрасно искал того вне, что было во мне. Я посылал вестников моих – все внешние чувства – обрести Тебя, и не нашел Тебя.

Я вижу, Боже, Свет мой, просветивший меня, что я дурно искал Тебя чрез них; так как Ты находишься во внутренности моей, а они не знали, когда Ты вошел в меня.

Ибо глаза мне говорят: «если Он не имеет никакого цвета, то чрез нас не вошел». Уши сказывают: «если Он не издал никакого звука, то нами не проходил». Обоняние извещает: «если Он не имеет никакого запаха, то мною не входил». Вкус отвечает: «если Он не имеет вкуса, то чрез меня не вошел». И осязание добавляет: «если Он не телесен, то незачем о Нем и спрашивать меня».

Итак, в Тебе ничего этого нет, Боже мой! Ничего сходного с чувствами этими. Когда я Бога моего ищу, да не будет мне, чтобы я то почел Богом моим, что понимают и скоты. Но когда я Бога моего ищу, то ищу света, который больше всякого света, которого не вмещает око; некоторого голоса, который больше всякого голоса, которого не вмещает ухо; некоторое благоухание, которое больше всякого благоухания, которого не вмещает обоняние; некоторую сладость, которая больше всякой сладости, которую не понимает вкус; некоторое объятие, которое больше всякого объятия, которого не вмещает осязание. Этот свет блещет там, где место не обнимает; этот голос раздается там, где дух не прерывается; благоухание это там разливается, где ветер не дышит; вкус этот там ощущается, где нет позыва на пищу; объятие это там осязается, где не расторгается. Сей-то Бог мой, и не сравнится с Ним иной. Сего ищу, когда Бога моего ищу. Сие я люблю, когда Бога моего люблю. Поздно я возлюбил Тебя, красота древняя и новая. Ты был внутри меня, а я был вне и там искал Тебя, и в этих созданных Тобою прекрасных вещах я увязал. Со мною был Ты, но я не был с Тобою. Я ходил кругом всего, ища Тебя, и ради всего оставлял себя. Вопрошал я воздух, и сказал мне весь воздух со всеми своими жителями: «обманывается Анаксимен» (философ); я не Бог твой. Спросил я небо, солнце, луну и звезды; и они мне поведали: мы – не Бог твой. Тогда я вопросил громаду мира: скажи мне, ты ли Бог мой, или не ты? И отвечала она мне великим голосом: не я, но Тот сотворил меня, Кого ищешь ты. И кого я ни спрашивал, отвечали мне: Бог сотворил нас. И я возвратился к себе, взошел в себя и стал рассуждать об этом, спрашивая сам себя: ты кто? Откуда это такое живое существо? Откуда, если не от Тебя, Господи Боже мой? Ты сотворил меня, а не я сам себя. Кто же Ты? Ты, Которым я живу; Ты, чрез Которого все живет. Кто Ты? Ты, Господи Боже мой истинный, один всемогущий и вечный, непостижимый и неизмеримый, Который всегда жив, и ничто в Тебе не умирает. Ты бессмертен и населяешь вечность. Ты чуден для зрения ангелов. Ты неизглаголан и безымянен. Бог живой, не имеющий ни начала, ни конца, начало всего и конец; Который существует прежде веков и прежде всякого начала веков. Ты – Бог мой и Господь всех творений, и у Тебя причины всех неизменяемых вещей и начало всех изменяемых. Никто не может быть художником своего состава. Все, что ни есть, от Тебя существует, потому что без Тебя ничего не бывает. Ты – Источник жизни, из Которого истекает всякая жизнь. Все живущее Тобою живет, и без Тебя ничто не живет.

Благодарю Тебя, Свет мой, что Ты просветил меня.

Ты – Свет неприступный и сияние недомыслимое, до Которого никакой не достигает свет.

Кто может познать Тебя, Которого ни один человек не видел никогда, да и видеть не может? Только Ты Сам Себя познаешь и чудно созерцаешь. Одна Троица Себя одну познает совершенно. Небо Твое, Господи, скрывающее тайный, вышеразумный свет, никто никогда из ангелов не видел. Это «небо – небо Господу» (Пс.113:24). Оно чудно превознесено выше всякого неба. Оно никому неведомо, кроме Господа; на него никто не входил, только Сшедший с небес. Ты, Троица Святая, превосходишь всякий разум, всякое понятие, всякий ум, всякое естество духов небесных; Тебя не может ум ангельский ни высказать, ни вообразить, ни понять, ни познать.

Тебя серафимы и херувимы не постигают, но крылами созерцаний своих закрывают лица свои от Сидящего на престоле.

Как же человек может познать Тебя? Как я познал Тебя? Я познал Тебя не таким, каков Ты в Себе, но познал Тебя, каков Ты по отношению ко мне, но и то с Тобою, потому что Ты – Свет, просветивший меня. Каков Ты в Себе, то знаешь только Ты один. А каков Ты по благодати Своей относительно меня, то и я познал.

Но позволь мне, праху и пеплу, говорить пред милосердием Твоим.

Скажи, поведай мне, смиренному рабу Твоему, что Ты такое по отношению ко мне?

И возгремел с высоты голос Твой во внутренние уши сердца моего и прервал глухоту мою, и услышал я голос Твой и познал, что Ты Бог мой. Поэтому-то я сказал, что познал Тебя. Я познал Тебя, единого истинного Бога и, Которого послал Ты, Иисуса Христа.

Ты просветил меня, Свет мира, и я узрел Тебя и возлюбил Тебя, – потому что никто Тебя не любит, кроме того, кто видит Тебя; и никто Тебя не видит, кроме того, кто Тебя любит. Поздно я возлюбил Тебя, красота сколько древняя, столько новая. Поздно я возлюбил Тебя. Горе времени тому, в которое я не любил Тебя.

31. Познал я Тебя в Троице славимого и поклоняюсь Тебе (Исповедание истинной веры)

Благодарю Тебя, Свет мой, что Ты просветил меня и я познал Тебя. Как же я познал Тебя? Познал я Тебя, единого Бога, живого и истинного Создателя моего; познал Тебя, Творца неба и земли, видимых и невидимых, Бога всемогущего, неописанного, беспредельного, вечного, неприступного, непостижимого, недомыслимого, неизмеримого, бесконечного, начало всех видимых и невидимых тварей, Которым все сотворено и все стоят стихии.

Познал я Тебя и исповедую Тебя, Бога Отца нерожденного, Тебя, Сына, от Отца рожденного, и Духа Святого Утешителя, не рожденного, но от Отца исходящего, Святую и нераздельную Троицу, в трех равных Лицах единоестественных и равновечных: Троицу в Единице и Единицу в Троице. Сердцем верую в правду и устами исповедую во спасение.

Познал я Тебя, истинного Бога и Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, Создателя, Избавителя и Искупителя моего и всего рода человеческого; Которого я исповедую от Отца рожденного прежде веков, Бога от Бога, света от света; Бога истинного от Бога истинного, не сотворенного, но рожденного, единосущного Отцу и Святому Духу; «все чрез Него начало быть» (Ин. 1:3); крепко верую и истинно исповедую Тебя, Бога Единородного Иисуса Христа, для спасения человеков из всей Троицы воплотившегося от Марии Приснодевы, зачатого содействием Святого Духа, истинным человеком ставшего, из души разумной и плоти человеческой состоящего.

По Божеству бесстрастный и бессмертный, Ты, по безмерной любви Своей, которою возлюбил нас, Тот же Самый Сын Божий, по человечеству сделался нам подобострастен и смертен; для спасения рода человеческого один Ты, Сын Божий, на крестном древе благоволил претерпеть страдание и смерть, чтобы нас избавить от вечной смерти. И во ад, где сидели во тьме отцы наши, сошел Ты, Начальник света, и в третий день со славою воскрес, приняв священное тело, которое лежало мертвым во гробе за грехи наши и ожило, по Писанию, в третий день. Ты, освободив сидящих в аде, истинный Сын Божий – с существом нашей плоти, то есть с душою и плотию человеческой, от Девы воспринятой, – восшел выше всех небес, где сидишь одесную Бога Отца, где источник жизни. Тебе, истинному Богу Иисусу Христу, поклоняемся, и веруем, исповедуя, и ждем пришествия Твоего для суда живых и мертвых и для воздаяния всем добрым и злым по делам их, когда воскреснут от голоса силы Твоей все люди. Познал я Тебя, Бога истинного, единого, Духа Святого, от Отца исходящего, единосущного и равновечного Отцу и Сыну, Утешителя и Ходатая нашего, на Бога нашего и Господа Иисуса Христа в виде голубя сошедшего и на апостолах явившегося в огненных языках, Который и всех святых Божиих поучал дарованием Твоей благодати.

Я всем сердцем моим прославляю имя Твое и поклоняюсь Тебе, Который помазанием Своим наставляешь нас на всякую истину, Свет животворящий, исходящий от Отца светов и чрез Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, в мир посылаемый, Которым соприсносущен, равен и вечен, пребывающий в существе единой Троицы, сопрославляемый и соцарствующий.

Познал я Тебя, единого Бога живого и истинного, Отца и Сына и Святого Духа, тройственного в Лицах, единого в существе; Которого исповедую, поклоняюсь и прославляю всем сердцем моим, единого истинного Бога, бессмертного, неизменяемого, недомыслимого; один свет, один хлеб, одну жизнь. Бога, сотворившего небо и землю, небеса и земля да благословят.

32. Не искал я Тебя – Ты меня взыскал: «благодарю Тебя, Просветитель мой!» (Признание в своей духовной слепоте)

Кто подобен Тебе, Господи? Кто уподобится Тебе, великий в святости, страшный, достохвальный и творящий чудеса?

Я поздно познал Тебя. Я был весь во тьме, сын тьмы. Я был слеп, любил слепоту мою и шел из тьмы во тьму. Кто извел меня оттуда, где я был, человек слепой и сидящий во тьме и тени смертной? Кто взял меня за руку и вывел оттуда? Ты, Ты, Господи Боже мой, милостивый и щедрый, Отец щедрот и Бог всякой утехи. Ты призвал меня в чудный свет Твой, и вот я вижу. Благодарю Тебя, просветитель мой, потому что нет света вне Тебя.

33. Боже неисповедимый! Просвети очи мои, да узрю Тебя лицом к лицу! (О величии Божием)

Святой святых, Боже непостижимого величия, у Боже богов и Господь господствующих, чудный, неизреченный, от Которого на небесах содрогаются ангельские власти, Которому поклоняются все господства и престолы и от лица Которого все силы трепещут; Которого могуществу и премудрости нет числа; Который основал мир ни на чем и море связал на воздухе, как в мехе; всемогущий, святейший Боже духов и всякой плоти, от лица Которого бежит небо и земля, перед мановением Которого все стихии раболепно служат! Тебе да поклоняются и Тебя прославляют все твари Твои! Вот вижу свет небесный, блещет в очах мысли моей луч с высоты от лица света Твоего и веселит все кости мои. Горе слепым очам, которые не видят Тебя, Солнце, освещающее небо и землю!

О, Свет блаженнейший, Который только чистыми может быть видим очами! Благодарю Тебя, Свет мой. Вот, я вижу! Да распространится, молю, зрение мое Тобою. Открой очи мои, да узрю чудеса от закона Твоего. Я вижу, но еще в зерцале и гадании. Но когда лицом к лицу? Когда придет день радости и ликования, в который войду в место чудного селения, даже до дома Божия, да увижу видящего меня лицом к лицу, и насытится желание мое?

34. Когда приду и явлюсь лицу Твоему, Боже мой! (О стремлении души к Богу)

Как стремится олень на источники водные, так желает душа моя к Тебе, Боже жаждет душа моя Тебя, Бога, источника живого! Когда приду и явлюсь лицу Божию? О, поток вод живых! Когда приду к водам сладости Твоей из земли пустой, непроходимой и безводной, да увижу Тебя и утолю водами милосердия Твоего жажду мою? Жажду я, Господи! Ты источник жизни: утоли жажду мою. Жажду я, Господи, жажду Тебя, Бога живого. О, когда приду и явлюсь лицу Божию? Когда приду и явлюсь лицу Твоему, Господи Боже мой? Увижу ли день тот, день радости, день, который сотворил Господь, да возрадуемся и возвеселимся в оный? О, день прекрасный, не имеющий вечера, в который услышу: войди в дом Господа твоего, где все великое, чудное, которому нет числа! Там будет все, чего ни захочешь, и не будет ничего, чего не желаешь. Там вечное блаженство и радость большая всякой радости. О, царство вечное, царство всех веков! О, царство красоты, в котором души праведных упокоиваются и радость вечная в глазах их и откуда отбежала болезнь и воздыхание. Там одежды праведных – свет, там красота никогда не увядает, юность не стареет, там любовь никогда не хладеет, там здоровье не умаляется, болезнь не ощущается, радость вечно ликует.

35. Тогда насыщусь (О славе царства небесного)

Когда же мы придем к Тебе и увидим Тебя уже не в зерцале и в гадании, но лицом к лицу? Тогда насытится во благих желание наше, потому что ничего больше не остается желать нам. Там мы увидим, возлюбим и прославим Тебя. Там в свете Твоем мы узрим свет. Какой же свет? Свет неизмеримый, свет бестелесный, нетленный, непостижимый, свет не ослабевающий, свет неугасимый, свет несозданный, свет божественный, который просвещает очи ангельские, который веселит юность святых, который есть Свет светов, Который есть Ты, Господи Боже мой.

Да говорит Тебе всегда сердце мое: «всем, сердцем моим ищу Тебя» (Пс.118:10); «буду искать лица Твоего, Господи» (Пс.26:8). И так как ищу всегда горячо, непрерывно лицо Твое, – может быть, наконец, откроется мне дверь и врата правды, да войду в радость Господа моего. Это – врата Господни, в которые праведные войдут.

36. Стучу – отверзи мне, Господи! (Молитвенное воздыхание к Пресвятой Троице)

О, три равные и вечные Лица, Бог мой истинный, Отец, Сын и Дух Святой, Который один живет в вечности и свете неприступном; Который основал землю силою Своею и управляет движением земли премудростью Своею! Свят, свят, свят Господь Бог Саваоф, страшный и крепкий, праведный и милостивый, чудный, хвальный, любимый. Один Бог, три Лица; одно естество, могущество, премудрость, благость, одна и нераздельная Троица! Отвори мне вопиющему врата правды, «войду в них, прославлю Господа» (Пс.117:19). Вот двери Твои, высочайший этого дома хозяин, я толкаю нищий! Повели отворить толкающему Ты, Который сказал: «стучите, и отворят» (Мф.7:7), – потому что ударяют в двери Твои, Отец премилостивейший, желания стремящегося сердца моего и вопли слезные очей моих. Пред Тобою все желание мое, и воздыхание мое от Тебя не утаилось. И Ты, Господи, «не скрой от меня лица Твоего» (Пс.26:9) и не уклонись в гневе от раба Твоего. Отец щедрот, услышь плач сироты и подай руку Твою, благую помощницу, да извлечет меня из глубины вод, и из болота бедности, и из скверны беззаконий, да не погибну в виду милосердия лица Твоего и милостивого благоутробия Твоего, но да приду к Тебе, Господу Богу моему, видеть богатство царства Твоего и всегда зреть лицо Твое и хвалить имя святое Твое. Господи! Который творишь чудеса, Который веселишь сердце мое памятью о Тебе, Который просвещаешь юность, не презри старости моей, но возвесели все кости мои и обнови старость мою.

Комментарии для сайта Cackle