Джон X. Уолтон, Виктор X. Мэтьюз, Марк У. Чавалес
Библейский культурно-исторический комментарий. Ветхий Завет

 Часть 1Часть 2Часть 3 

ИСТОРИЧЕСКИЕ КНИГИ

Введение

 

Древних ближневосточных материалов, проливающих свет на исторические книги Ветхого Завета, сохранилось значительно больше, чем материалов, имеющих отношение к другим жанрам ветхозаветной литературы. Эти источники можно разделить на три группы: царские надписи, хронографические тексты и исторические литературные тексты. Царские надписи содержат отчеты о достижениях царей, особенно о военных подвигах и строительной деятельности. Хронографические тексты отражают последовательность исторических событий, начиная с простого перечисления царей и кончая придворными хрониками и военными анналами. Исторические литературные тексты – это преимущественно эпические повествования о жизни царей. Иногда эти тексты высечены в камне (на скалах, каменных рельефах или статуях), но чаще написаны на глиняных табличках. Одни летописцы вели свои записи на небольших прямоугольных табличках, тогда как другие использовали большие плиты, цилиндры или глиняные многоугольники.

Если записи об исторических событиях предназначались для будущих поколений, то рано или поздно им предстояло войти в состав некоего текста. Но введение этих записей в текст предполагает, что составитель – сознательно или подсознательно – руководствуется определенной системой принципов. Эта система принципов называется историографией, и она изменяется от культуры к культуре, и даже от историка к историку. Что дает историку уверенность в том, что определенная форма, содержание и структура описания событий способствует утверждению его историографии? И это еще далеко не самый сложный вопрос. Какое значение имеют прошлые события? Почему выбираются те или иные рассказы? Как происходят события? Существуют ли исторические законы? Есть ли в истории замысел? Ответы на эти вопросы играют важную роль в определении метода описания истории. Само собой разумеется, что различные авторы и различные культуры отвечают на эти вопросы по-разному. Поэтому любое историческое повествование представляет особый взгляд на события прошлого. Форма любой историографии определяется вопросами, на которые стремится ответить историк. Мы не вправе говорить о «верной» или «ошибочной» точке зрения применительно к истории, ибо это означало бы, что нам известен общепризнанный абсолютный критерий истины. Существуют самые разные точки зрения, представления и мнения. Проще всего наклеить на них ярлыки верных или ошибочных. В этом свете к любой историографии следует относиться как к «особой точке зрения». В определенном смысле любую историографию можно рассматривать как колонку редактора.

Изучая историографию, мы должны понять, какие цели ставили перед собой авторы этих документов. В противном случае мы не сможем использовать их произведения, пытаясь реконструировать историю того или иного периода. При этом необходимо помнить, что их представления о том, как надо описывать историю, отнюдь не совпадали с современными представлениями. Когда история пишется в рамках западной культуры, ее часто воспринимают как «историю для истории» (хотя бывают и исключения). В современном обществе возобладало убеждение, что записывать, оценивать и, следовательно, сохранять память о событиях прошлого необходимо только для того, чтобы они были зафиксированы. Наряду с этим существует стремление узнать, «что происходило на самом деле», и определить причины и следствия.

Для древней историографии вопрос «что происходило на самом деле» был не столь важен. Почти все документы, из которых мы черпаем историческую информацию, создавались под покровительством монархов и служили их интересам. Репутация царя была значительно важней, чем объективное изложение фактов. На современном языке это называется пропагандой. Судя по всему, древняя ближневосточная историография, представленная в виде царских надписей или хроник, перечней царей или анналов, ставила перед собой пропагандистские задачи. Как и в предвыборных речах наших дней, истина иногда оказывалась полезной царствующему дому, но отнюдь не была его главной целью. Пропаганда действует намного эффективней, если истина на ее стороне; но даже если в ее распоряжении только случайные и редкие «факты», она довольствуется и этим. Ракурс, в котором эти тексты изображают истину, выставляет царей в наиболее выгодном свете. Летописец пытается дать ответ на вопрос: почему царя считают добрым и могущественным? В большинстве случаев определить, прибегает ли он к умолчанию, или дезинформации, невозможно, но то, что информация негативного свойства опускается всегда, не вызывает сомнений. Когда в наши руки попадают рассказы обеих воюющих сторон об определенном сражении, мы не находим ничего удивительного в том, что каждый из них сообщает о победе. Цари часто исправляли надписи, вставляя свое имя вместо имени предшественника (даже если предшественником был отец). Древний царь редко признавался в поражении, и негативные суждения о его царствовании могли исходить скорее от следующих царей, стремившихся узаконить собственные притязания на престол. В древних культурах историография была по преимуществу делом своекорыстным.

Историческая литература Израиля имеет сходство с хронографическими текстами и лишь в немногих отдельных примерах сопоставима с царскими надписями и литературными историческими текстами. Но литература Израиля подчинена религиозной цели. Как и всякое историческое произведение, она избирательна и имеет в своей основе определенную концепцию. Библейского историка не интересует фиксация фактов ради них самих. Его цель – документально подтвердить деяния Яхве в истории и Его власть над ходом событий. В этих документах народ играет более важную роль, чем царь, а главным действующим лицом является Бог. Назначение Израиля как избранного народа Яхве составляет самую сущность всех книг исторического корпуса. Таким образом, мы можем сказать, что если целью большинства древних исторических писаний является позитивная интерпретация деятельности царя, то целью библейской историографии является позитивная интерпретация деятельности Бога.

Следует также отдавать себе отчет в том, что в Древнем мире на роль божества в истории смотрели иначе, чем в современной западной культуре. Вплоть до эпохи Просвещения мировоззрение человека полностью определялось верой в сверхъестественное. Роль божества не вызывала сомнений, а вера в чудеса, не поддающиеся естественному объяснению, была повсеместной. Просвещение внесло в эту картину существенные изменения. Историко-критический метод, возникший в результате этих изменений, основывался на постулате, согласно которому за истину следует принимать только то, что поддается эмпирической проверке. Новую историографию интересовали только естественные причины и следствия в истории. В значительной мере эта точка зрения была воспринята современной западной культурой.

Современное мировоззрение кардинальным образом отличается от мировоззрения древних историков. Подход к описанию истории в наши дни показался бы древним авторам чрезвычайно странным. Простое перечисление фактов и событий представлялось им бессмысленным, если эта информация никак не использовалась. Древние не отрицали существования естественных причинно-следственных связей в истории, но участие высших сил в историческом процессе интересовало их значительно больше. Оценивая древнееврейскую историографию, современный историк может сказать, что «она не предоставляет информации, заслуживающей доверия», на что древнееврейский историк мог бы возразить, что современная историография «не предоставляет информации, имеющей ценность».

Изучая историографию культуры, предшествовавшей эпохе Просвещения, необходимо помнить о мировоззрении, которым она руководствовалась, и отдавать должное его целостности. В историографии Израиля представлен тот тип мировоззрения, в котором первостепенное значение имеет деятельность Бога. Подобный подход не ограничивается признанием произвольного вмешательства сверхъестественных сил в жизнь людей, а усматривает проявление божественной воли и в естественных явлениях. По существу, утверждается, что все события вплетены в ткань замысла Бога, Который является движущей силой истории.

Историография Израиля формировалась в тесном контакте с древними соседними культурами. Хотя исторические писания Месопотамии не претендуют на происхождение в результате божественного откровения, им присущ огромный интерес к выявлению вмешательства богов. Однако политеистическая природа религии Месопотамии препятствовала развитию каких-либо представлений о едином божественном замысле, охватывающем всю историю. В лучшем случае правящая династия могла усмотреть божественный замысел в собственном утверждении на царствование. В некоторых документах предпринимаются экскурсы в прошлое, чтобы разгадать логику событий, приведших к настоящему. Как правило, основное внимание уделяется тому, что было сделано для божества, а не тому, что сделало божество. В Месопотамии верили, что боги играют важную роль в причинах и следствиях, образующих историю. Боги способны вмешиваться в жизнь людей, и от богов ожидали подобного вмешательства. Но влияние и вмешательство богов воспринимали как случайность, не связанную с каким-либо всеобъемлющим планом или грандиозным замыслом. В Израиле, как и в Месопотамии, Бога считали причиной всех явлений и активно вмешивающейся силой, формирующей события. История записывалась в Израиле не для того, чтобы зафиксировать события, а для того чтобы показать, как Бог действует в истории. В библейской историографии нет ничего мирского.

Для древнего человека с его верой в сверхъестественное любое историческое событие было откровением, проявлением божественной воли. К сожалению, эти события нуждались в истолковании, но политеистические культуры, окружавшие Израиль, не обеспечивали подобного истолкования. В том, что касалось выяснения намерений богов, жители Месопотамии были предоставлены самим себе. В Израиле же не только исторические события, но и историография была откровением Бога. Это означает, что Бог не только действует, но и обеспечивает истолкование Своих деяний, объясняя, почему они совершены и какую цель они преследуют. В этом смысле Яхве был и причиной событий, и источником их истолкования. Используя язык теологии, можно сказать, что общее откровение истории было дополнено частным откровением историографии.

Итак, Израиль разделял присущее Древнему миру представление об историческом событии как откровении, свидетельствующем о том, что это дело рук богов. Подобный подход являет полную противоположность западной историографии. Но Израиль свято верил, что его историография также является откровением, а это уже нечто совершенно иное, по сравнению не только с современной, но и с древней историографией других народов.

 
 

Книга Иисуса Навина

1:1–18 Миссия Иисуса

 

1:4. Территория обетованной земли. «Пустыня» окружает южные и восточные границы земли. Ливан и Евфрат образуют северо-западную и северо-восточную границы, соответственно. В одном из описаний границ (см. коммент. к Втор. 1:7) «Евфрат» обозначает область, где река поворачивает на север, в район Эмара. Великое море (Средиземное) образует западную границу. Название «земля Хеттеев», по всей вероятности, относится к Сирии, где после падения Хеттского царства примерно в 1200 г. до н. э. расселились хеттские племена.

1:8. Книга закона. Мы склонны представлять книгу как предмет, имеющий страницы, переплет и обложку. Но в Древнем мире подобные книги еще не существовали. Использованное здесь понятие может относиться к любому документу – и к надписи на камне, и к свитку, и к папирусу, и к глиняной табличке. Хранимая перед ковчегом книга закона – это записанные Моисеем наставления Бога (см. коммент. к Втор. 31:26).

1:16–18. Клятва верности. Как явствует из документов древнего Ближнего Востока, при восшествии на престол нового царя вассалы прежнего царя должны были принести клятву верности. Подобная практика существовала на протяжении этого периода в отношениях между египетскими фараонами и правителями городов-государств Палестины.

 
 

2:1–24 Соглядатаи в Иерихоне

 

2:1. Ситтим. Полное название этого города – Аве-Ситтим (Чис. 33:49). Именно отсюда Иисус Навин послал «соглядатаев» и отсюда же началось вступление израильтян в Ханаан (Нав. 2:1; 3:1; Мих. 6:5). Иосиф Флавий помешает Ситтим в 7 милях от Иордана. Местоположение города точно не установлено, но, возможно, это Tell el-Hammam на вади Kefrein.

2:1. Иерихон. Иерихон расположен у оазиса Эриха, в 5 милях к западу от Иордана и в 6 милях к северо-западу от Мертвого моря. Он занимает важное стратегическое положение у прохода из Иорданской долины в центральную горную местность (включая Иерусалим, примерно в 15 милях к юго-западу, и Вефиль, на таком же расстоянии к северо-западу). Кроме того, близ Иерихона находится основная переправа через Иордан между рекой Иавок и Мертвым морем. Иерихон снабжается водой с помощью системы арыков, питаемых из источника Айн-эс-Султан. Курган, возвышающийся над руинами древнего города, называется Телль-эс-Султан. Иерихон расположен на 825 футов ниже уровня моря – ниже всех городов в мире. Продолговатый в плане холм, периметр основания которого равен 0,5 мили, занимает площадь в 10 акров. В городе такого размера могло проживать не более двух тысяч человек, хотя многие могли жить в окрестных селениях. Археологическую информацию см. в коммент. к 6:1.

2:2. Разведчики на древнем Ближнем Востоке. Разведчики на древнем Ближнем Востоке постоянно собирали информацию о передвижениях врага и численности его войск. Частым явлением было проникновение разведчиков в расположение сил врага под видом дезертиров или беженцев. Производя разведку в городе, они интересовались его оборонными укреплениями, запасами продовольствия и воды, численностью войск и общей готовностью к нападению или осаде.

2:3. Цари городов-государств. В то время Ханаан не представлял собой единое политическое образование. На его территории располагались небольшие «царства» – города-государства, обычно состоявшие из укрепленного города и прилегающих к нему селений. В каждом таком городе-государстве правил царь и имелась собственная армия. Амарнские письма XIV в. до н. э. – это переписка между правителями хананейских городов-государств и египетским фараоном, вассалами которого они являлись.

2:5. Запирание ворот в сумерки. На ночь ворота укрепленных городов обычно запирались, но когда поблизости находился враг, этот обычай соблюдали более строго. Из хеттских источников мы знаем, что это делалось с большой тщательностью. Ворота запирались под наблюдением высокопоставленного сановника, который собственноручно их запечатывал. Крепостные ворота были сложным строительным сооружением с помещениями внутри, поэтому стражники и даже военачальники спали прямо у ворот.

2:6. Архитектура жилища. Типичные дома израильтян, известные с 1200 г. до н. э., обычно состояли из четырех комнат. Это были строения из грубо обработанного камня или кирпича площадью 30x30 футов. Каждый дом (иногда состоявший из двух этажей) имел открытый внутренний дворик и плоскую крышу. О более ранних хананейских домах известно меньше, хотя они тоже имели открытый внутренний дворик с расположенными вокруг помещениями. Внешние стены, иногда в несколько футов толщиной, клали в один ряд из камней большого размера, вставляя в щели мелкие камни. Снаружи стены обмазывали глиной, а изнутри – штукатуркой. Двери были деревянными и поворачивались в каменных гнездах, укрепленных под землей. Обычно в доме не было окон. Комнаты отделялись от внутреннего дворика завесами, висевшими на деревянных или каменных столбах. Крыша была сделана из деревянных балок, которые покрывали хворостом или соломой и обмазывали глиной. Земляной пол иногда покрывали штукатуркой или каменными плитками.

2:6. Снопы льна. Лен – растение, из которого изготовляют полотно. Молодые растения идут на одежду высокого качества, а зрелые, более жесткие растения – на прочные материалы, например, веревки. Хотя в календаре из Газера упоминается период выращивания льна, в основном его импортировали из Египта. Собранные растения раскладывают для просушки перед вымачиванием, необходимым для отделения волокон. Затем сырье снова тщательно высушивают. Вероятно, нахождение под влажными, издающими неприятный запах снопами, было для разведчиков тяжелым испытанием.

2:7. Переправы через Иордан. В отсутствие мостов места, в которых реку можно перейти вброд, являются важными стратегическими пунктами. От южной оконечности Галилейского моря до реки Ярмук перейти Иордан вброд практически невозможно. Южнее реки Ярмук, до вади Jalud («Потока Ирода»), бродов довольно много. К югу от этого региона горы подступают ближе к рифтовой долине, до места слияния Иордана с рекой Иавок, чуть ниже которого, у города Адама, находятся броды. Затем берега Иордана становятся неприступными, и расстояние до следующего брода у Иерихона составляет около 20 миль.

2:10. Сигон и Ог. Историческая информация о Сигоне и Ore нигде, кроме Библии, не встречается. Это были аморрейские цари, потерпевшие поражение от израильтян в Трансиордании. См. коммент. к Чис. 21:21–35.

2:11. Вера Раав. Раав выражает страх перед Богом Израиля, Яхве, и признает в Нем Бога неба и земли. В контексте религиозного мышления древнего Ближнего Востока это означает причисление Яхве к космическим богам, а также признание в Нем могущественного национального бога-покровителя. Из слухов, доходивших до хананеев, явствовало, что Яхве может влиять на погоду, «иссушать море», напускать болезни и т. п. Хотя признание Раав показывает, какое впечатление произвело на хананеев могущество Яхве, это еще далеко не монотеизм. Не отрекаясь от своих богов и не выражая преданность Яхве, она только попросила Его о помощи. Раав ничего не знала о требованиях закона, и у нас нет никаких оснований считать, что она понимала смысл революционной религиозной системы, формировавшейся в Израиле. Одним словом, ее слова не означают, что она преодолела ограниченность политеистического мировоззрения; просто она признала силу, проявление которой было для нее очевидным. В древности существовало поверье, что ужас, внушаемый божеством-воителем, предшествует успешному наступлению войска. Египтяне приписывают этот «ужас» Амону-Ра в надписях Тутмоса III, а хеттские, ассирийские и вавилонские тексты свидетельствуют о существовании в религиях этих народов представления о божественных воителях, вселяющих страх в сердца врагов.

2:15. Дом в стене. Жилища, встроенные в крепостные стены, были в то время обычным явлением, что свидетельствует об умении жителей древних городов разумно использовать дополнительное полезное пространство. При раскопках Иерихона археологи обнаружили дома, построенные между двумя крепостными стенами и обращенные задним фасадом к внутренней стороне внешней стены (см. коммент. к 6:1).

 
 

3– 4Переход через Иордан

 

3:1. Ситтим. См. коммент. ко 2:1.

3:4. Две тысячи локтей. Две тысячи локтей составляют чуть более 0,5 мили.

3:10. Народы, населявшие Ханаан. Приведенный здесь перечень народов неоднократно встречается в Пятикнижии. Из семи племен, населявших Ханаан, первые три хорошо известны, тогда как об остальных сведения отсутствуют. Ханаан упоминается уже на глиняных табличках Эблы (XXIV в. до н. э.), хотя древнейшее достоверное упоминание содержится в материалах из Мари (XVIII в. до н. э.). Хананеи составляли основное население укрепленных городов этой земли, но, по-видимому, не были ее уроженцами. В амарнских письмах (середина 2-го тыс. до н. э.) местные цари называют себя Kinahhu – определение, встречающееся также в египетских надписях этого периода в форме Kinanu. Хетты были выходцами из Анатолии (совр. Турции), но племена, осевшие в некоторых районах Сирии и Ханаана, носили то же название и, возможно, были родственны хеттам Малой Азии. Хеттеи Ханаана носили семитские имена, тогда как имена анатолийских хеттов имели индоевропейское происхождение. Евеев иногда отождествляют с хорреями, и если это предположение верно, то их можно отнести к хурритам. До настоящего времени обсуждается вопрос, является ли определение «ферезеи» этническим, или социологическим (т. е. относящимся к тем, кто живет в не огороженных стенами селениях). О гергесеях почти ничего неизвестно, хотя они упоминаются в угаритских текстах. Аморреи (известные в Месопотамии как Amurru или Martu) упоминаются в письменных документах с середины 3-го тыс. до н. э. Многие ученые считают аморреев выходцами из Сирии.

Это понятие может использоваться как по отношению к географической местности («выходцы с запада»), так и по отношению к этнической группе. Некоторые аморреи были кочевниками, но уже в конце 3-го тыс. до н. э. в Сирии существовали аморрейские города-государства. Иевусеи жили в регионе, отведенном позднее колену Вениамина, в частности в Иерусалиме, и потому их часто объединяют с ферезеями, населявшими этот регион. Ферезеи, евеи и иевусеи не упоминаются нигде, кроме Библии.

3:16. Разделение вод Иордана. Была весна (см.: 4:19), а в это время года тающие снега с гор Антиливана часто приводят к разливу Иордана. Оползни, образующиеся в результате размывания горных склонов или вследствие сейсмической активности, иногда перекрывают Иордан именно в том месте, о котором говорится в тексте (последний раз это произошло в 1927 г.). В подобных случаях Иордан перегораживается почти на сутки.

3:16. Адам и Цартан. Адам – современное селение Дамийа (Damiya) на восточном берегу Иордана, чуть южнее впадения реки Иавок и в 18 милях к северу от бродов близ Иерихона. Здесь, в месте слияния двух рек, крутые берега Иордана особенно подвержены оползням. Цартан обычно отождествляют либо с Tell es-Sáidiyeh, в 12 милях к северу, либо с Телль-Умм-Хамад (Umm Hamad) на северном берегу Иавока.

3:17. Переходили по суше. В этой связи представляет интерес надпись ассирийского царя Саргона II (VIII в. до н. э.), в которой он заявляет, что перевел свое войско через Тигр и Евфрат во время разлива как по суше.

3:17. Значение ковчега. В русле представлений о божественном воителе божество принимает участие в битве и наносит поражение богам врага. В Ассирии «царем битвы» считали бога Нергала, а Иштар рассматривали как богиню войны. Божественными воителями были хананейский Ваал и вавилонский Мардук. Это не следует рассматривать как «священную войну», поскольку на древнем Ближнем Востоке другого типа войны не существовало. Чтобы заручиться поддержкой богов, древние люди усердно молились и дожидались благоприятных предзнаменований. Присутствие богов обычно символизировали штандарты или статуи. Ковчег, «штандарт» Яхве, символизирует Господа, возглавляющего войско израильтян и расчищающего их путь в Ханаан. Подобное представление существовало и в Ассирии, где считали, что боги умножают мощь оружия царя и сражаются на его стороне.

4:13. Сорок тысяч воинов. Слово, переведенное как «тысяча», иногда может означать военный отряд. Возможно, здесь оно использовано именно в таком значении, хотя это сложный вопрос. См. коммент. к Исх. 12:37. Сравните это число с предполагаемой численностью населения Иерихона (полторы-две тысячи человек).

4:13. Равнины Иерихонские. Иерихон находится примерно в 5 милях от Иордана, а между городом и рекой простирается обширное плоское пространство.

4:18. Возобновление паводка. Если приостановка течения реки была вызвана оползнями, то огромное количество воды, собравшейся в запруде, в конце концов прорвало затор и устремилось вперед с новой силой.

4:19. Десятый день первого месяца. Последний раз указание на время было сделано во Втор. 1– первый день одиннадцатого месяца сорокового года. После этого сообщения Моисей взошел на гору и умер (Втор. 32:48), а народ оплакивал его в течение тридцати дней (Втор. 34:8). Надо полагать, наступил первый месяц сорок первого года, т. е. прошло ровно два месяца после смерти Моисея. Первый месяц – нисан (март-апрель), пора празднования Пасхи. Это благоприятное время для военных действий, так как наступающие войска могут использовать поспевающие на полях злаки. Если принять более раннюю дату исходу (см. статью о датировке исхода в Исх. 12), то описываемые события происходили примерно в 1400 г. до н. э. Если верна более поздняя дата, – то примерно в 1240 г. до н. э.

4:19. Галгал. Местоположение Галгала пока не установлено. Некоторые исследователи локализуют его севернее Иерихона, близ Хирбет-Мефджир (Mefjir), где имеется достаточное количество воды и каменистых отложений (см.: 5:2), а также встречаются археологические древности (но лишь после 1200 г. до н. э.). Другой библейский Галгал отождествляют с Хирбет-эд-Даввара (ed-Dawwara) – селением, расположенным в центре круга, образованного Иерихоном, Гаем и Иерусалимом, не более чем в 6 милях от каждого из них. Но считается, что в этом фрагменте речь идет не о нем.

 
 

5:1–12 Обрезание и Пасха

 

5:1. Аморрейские и ханаанские цари. В этот период Ханаан состоял из множества городов-государств, в каждом из которых правил свой царь. Аморреи занимали горную местность, а хананеи – прибрежные долины. Хананейские города занимали более выгодное стратегическое положение, так как главный торговый путь из Египта проходил вдоль побережья (см. статью «Основные торговые маршруты на древнем Ближнем Востоке» в коммент. к Быт. 38). В горах израильтяне добились более значительных военных успехов, чем на прибрежных долинах. В амарнских письмах содержится большое количество информации о хананейских городах-государствах в XIV в. до н. э. Во многих письмах местные цари просят египетского фараона прислать дополнительные войска для борьбы с «хабиру», которые доставляют им массу беспокойства. «Хабиру» (Habini) – понятие, применявшееся по отношению к людям, не имеющим собственности, более чем в 250 ближневосточных текстах на протяжении 2-го тыс. до н. э. Израильтян (евреев), несомненно, причисляли к хабиру. Наиболее известными царями, чьи письма сохранились в амарнском архиве, были: Милкилу (Газер), Авди-Хева (Иерусалим), Лабайу (Сихем) и Авди-Тирши (Асор). Египтяне имели на территории Ханаана ряд административных центров, в том числе Газу и Иоппию на побережье и Беф-Сан, расположенный там, где Изреельская долина (и торговый путь) подступает к Иордану.

5:2. Кремневые ножи. Древнейшими инструментами и оружием, известными начиная с каменного века, были осколки камня, заточенные под определенным углом. Кремневые ножи были чрезвычайно острыми, удобными в применении и достаточно прочными. В Израиле и Египте с их помощью проводили операцию обрезания даже после широкого внедрения в обиход металлических инструментов. Возможно, использование кремневых ножей – дань традиции, возникшей задолго до появления металлических орудий. Высказывают предположение, что в тексте речь идет об обсидиане – материале, ценившемся за возможность получения острого и ровного лезвия.

5:2. Обрезание. Обрезание широко практиковалось на древнем Ближнем Востоке как ритуал, символизировавший плодородие и совершавшийся при наступлении половой зрелости или перед вступлением в брак. Египетские рельефы 3-го тыс. до н. э. изображают обрезание подростков жрецами, использующими каменные ножи. Израильтяне были не единственным народом, обрезавшим своих сыновей, но только у них этот обряд стал знамением завета с Богом. Если обрезание происходило перед вступлением в брак, его совершал кто-либо из родственников-мужчин со стороны невесты, что символизировало переход жениха под их покровительство в этих новых отношениях. Обрезание младенцев представляет собой чисто ритуальное действо, мало обусловленное гигиеническими соображениями. Пролитие крови свидетельствует о связи этого ритуала с жертвоприношением. Возможно, обрезание служило заменой человеческим жертвоприношениям, имевшим место у других народов. Обрезание можно рассматривать как один из многих примеров того, как Бог преобразует известные обычаи в соответствии со Своим замыслом откровения.

5:2. «Во второй раз». Необходимость повторного обрезания может вызвать недоумение. Здесь подразумевается либо повторное совершение ритуала обрезания (ст. 5), либо более радикальная хирургическая операция. Египетское обрезание включало только поверхностный надрез, а не удаление крайней плоти. Ст. 5 и 6 свидетельствуют против последнего толкования.

5:6. Молоко и мед. Ханаан описывается как земля, «где течет молоко и мед». Это образное определение относится не столько к сельскохозяйственным достоинствам земли, сколько к ее привлекательности с точки зрения скотоводов-кочевников. Молоко является продукцией животноводства, а мед – даром природы, причем здесь, по всей вероятности, подразумевается не пчелиный мед, а сок финиковой пальмы. Подобное выражение встречается в угаритском эпосе «Ваал и Мот», где возвращение плодородия земли передается в образе рек, текущих медом. В столь древнем египетском тексте, как «Повесть о Синухете», земля ханаанская предстает как изобилующая не только природными богатствами, но и продуктами человеческого труда.

5:10. Пасха. Празднование Пасхи совершается в память об освобождении из египетского рабства и, возможно, сопровождается ритуалом очищения, необходимым при подготовке к завоеванию. См. коммент. к Исх. 12:1–11.

5:12. Манна. См. более полное обсуждение этого вопроса в коммент. к Исх. 16:4–9. Тот факт, что Израиль получал манну во всех землях, через которые он прошел, подразумевает, что разнообразные естественные объяснения весьма далеки от истины.

 
 

5:13 – 6Падение Иерихона

 

5:13–15. Вождь воинства Господня. Встреча Иисуса Навина с небесным посланником – еще один знак того, что Яхве взял на Себя ответственность за исход военной операции израильтян. Подобно ангелу, явившемуся из горящего куста и сообщившему Моисею божественный замысел исхода, вождь воинства Господня сообщает Иисусу Навину божественный замысел завоевания. Послание, принесенное этим вождем, включает и тактические указания (изложенные в 6:2–4). На древнем Ближнем Востоке считали, что войны инициируются богами и ведутся в соответствии с божественными замыслами. Появление небесного посланника накануне важного сражения для древней ближневосточной литературы довольно необычно. Как правило, божественные повеления относительно ведения битвы получали в виде оракулов, а участие божества проявлялось уже в самом сражении. Тем не менее в угаритском эпосе о Керете бог Эл, явившийся царю во сне, дает ему наставления по поводу предстоящего сражения. Еще одну близкую параллель представляет история вавилонского царя Самсуилуны (XVIII в. до н. э.), принимавшего посланников от Энлиля, которые помогали ему проводить военные операции против Ларсы и Эшнунны.

 

Египетские сведения о Ханаане и Израиле

Начиная с возвышения 18-й династии в середине XVI в. до н. э., египтяне прочно обосновались в Ханаане, и их господство продолжалось, постепенно ослабевая, на протяжении четырех столетий. Египтяне часто совершали военные походы в Ханаан, а в некоторые периоды их присутствие выражалось в форме гарнизонов, дислоцированных в стратегически важных пунктах на торговых маршрутах. Во время правления Тутмоса III (XV в. до н. э.) Палестина была превращена в египетскую провинцию. После некоторого ослабления египетского контроля в амарнский период (XIV в. до н. э.) начало правления 19-й династии ознаменовалось усилением военной активности, и Ханаан стал плацдармом египетских военных операций против хеттов за контроль над Сирией. Помимо амарнских текстов, содержащих ценные сведения о политической ситуации в Ханаане и важной роли Египта в этом регионе, богатую информацию предоставляют египетские источники. 1) В описаниях маршрутов египетских военных походов часто встречаются названия городов, упоминаемых в Библии. Так, например, Тутмос III перечисляет более сотни хананейских городов.

Иногда эти сведения помогают определить местоположение того или иного города, так как предоставляют дополнительные ориентиры. Кроме того, упоминание некоторых городов в египетских маршрутах убеждает в том, что они были заселены, даже если археологические раскопки не обнаружили в них следов заселения, относящихся к этому периоду. 2) Египетские рельефы XI11 в. до н. э. изображают хананейские крепости и укрепленные города того же типа, что и города, встретившиеся на пути Иисуса Навина. 3) Знаменитая победная стела Мернептаха (вторая половина XIII в. до н. э.) содержит древнейшее упоминание Израиля в небиблейских источниках. Памятник из черного гранита высотой в 7,5 фута, обнаруженный в 1896 г., описывает подробности военных походов против ливийцев и «народов моря». В конце надписи говорится о полном разграблении Ханаана и о победах фараона над Аскалоном, Газером, Яноамом и Израилем. Египтолог Ф. Йурко высказал предположение, что эти военные кампании Мернептаха изображены и на стенах храма в Карнаке. Если эта гипотеза верна, то карнакские рельефы хранят древнейшие изображения израильтян.

 

6:1. Иерихон. История заселения Иерихона восходит к 9-му тыс. до н. э., что позволяет этому городу считаться древнейшим в мире. Результаты его раскопок вызвали ожесточенные споры, а их археологическая интерпретация осложняется значительной эрозией, перемешавшей слои, на которых археологи основывают свои датировки, и уничтожившей большое количество вещественных остатков. Раскопки, проведенные К. Кеньон в 1950-х гг., показали, что город 4 подвергся полному разрушению (следы землетрясения и пожара) примерно в 1550 г. до н. э. (в конце периода средней бронзы), после чего, вплоть до IX в., здесь лишь изредка появлялись немногочисленные жители. Этот вывод ставит под вопрос как раннюю, так и позднюю датировку исхода и завоевания. Главным аргументом Кеньон было отсутствие привозной кипрской керамики бронзового века. На это можно возразить, что в Иерихоне найдено множество образцов местной керамики периода поздней бронзы (1550–1200). И все же многие проблемы археологии Иерихона остаются неразрешенными. Город 4 окружен облицованными камнем стенами высотой 15 футов, надстроенными стенами из сырцового кирпича высотой 8 футов. Эти стены поддерживают вал, поднимающийся на высоту 15 футов к следующему, более высокому кольцу стен, также сложенных из кирпича. На вершине этого вала, между стенами, сохранились остатки жилых домов. Иерихон не упоминается ни в амарнских текстах, ни в египетских перечнях этого периода. Географические сведения см. в ком мент, ко 2:1.

6:3,4. Шесть дней обхода в молчании. В угаритском эпосе о Керете (вероятно, известном жителям Иерихона) войско Керета подходит к стенам города Удумми и получает повеление бога Эла соблюдать тишину и не делать ни единого выстрела в течение шести дней. И тогда на седьмой день из города приходят послы, которые предлагают Керету снять осаду за большой выкуп.

6:3,4. Роль священников. Главной обязанностью священников было поддержание святости ковчега. Своим присутствием они постоянно напоминали израильтянам о том, что война, которую они ведут, – это война Яхве. О символике ковчега см. коммент. к 3:17.

6:4. Звук трубы. Труба, о которой здесь идет речь, – это бараний рог (shofar). Shofar издает звуки различной высоты, но не годится для исполнения мелодии, поэтому его используют в основном для подачи сигналов в военной или ритуальной обстановке. Бараний рог размягчали в кипятке, после чего сгибали, придавая ему характерную форму. Известно, что в Египте трубы для подачи сигналов использовались уже в период поздней бронзы. Условные сигналы включали различные сочетания длинных и коротких звуков.

6:19. Городские стены. Оборонительные сооружения средней и поздней бронзы включают крутую земляную насыпь (высотой до 50 футов) у основания стен и глубокий ров, прорытый до подстилающей породы. Это препятствовало использованию осадных машин и исключало возможность подкопа. Кирпичные стены на каменном основании в 10–25 футов толщиной достигали примерно 30 футов в высоту. В хеттских текстах содержится рассказ о боге, который карает провинившийся город, заставляя его стены (в данном случае – деревянные) обрушиться.

6:20–23. Заклятие (herem). Словом «заклятие» передается идея полного уничтожения. Подобно некоторым видам жертв, которые полностью принадлежали Богу (а не разделялись со священниками и жертвователями), военная добыча также могла иногда принадлежать только Богу. Как и жертва всесожжения, полностью сжигаемая на жертвеннике, заклятие предполагало полное уничтожение. Поскольку эта военная акция была предпринята Богом и представляла Его суд над хананеями, израильтяне выполняли священную миссию, подчиняясь Яхве как своему военачальнику. Это была Его война, и добыча принадлежала Ему, как победителю. Хотя представление о боге-воителе встречается на древнем Ближнем Востоке повсюду, концепция herem имеет более узкое значение, и единственное упоминание этого понятия встречается в моавитской надписи Меши. Впрочем, идея полного уничтожения отражена и в хеттских материалах. Некоторые города (напр., Газер) имеют отчетливые следы пожара в слое, относящемся к периоду поздней бронзы. В условиях осады санитарное состояние города резко ухудшается, вследствие чего может вспыхнуть эпидемия. Таким образом, в обычае сжигать города после их сдачи содержится и некое рациональное зерно. Наиболее подходящей аналогией для объяснения понятия herem является радиоактивное излучение. В результате ядерного взрыва многое будет уничтожено, но еще больше – облучено. Страх и осторожность, которые вызывают у нас облученные предметы, имеют много общего с тем, как израильтяне относились к предметам, преданным заклятию.

6:20. Истребили мечом. Использованное в Библии выражение означает «острие меча», отражая тот факт, что в тот период мечи не были прямыми и обоюдоострыми. «Острие» находилось на внешней стороне изогнутого, серповидного лезвия. Это было не колющее, а рубящее оружие.

6:25. Проклятие на восстановление. В ассирийских надписях обычно выражается уверенность, что разрушенные города не будут восстановлены, но эти заявления не сопровождаются клятвой. В хеттских документах, касающихся завоевания Хаттусы в начале 2-го тыс. до н. э., Анитта призывает проклятие на всякого царя, который попытается восстановить этот город.

6:25. Связь между строительством и погибшими детьми. См. 3Цар. 16:34. Раньше было принято считать, что в древности при освящении дома приносили в жертву ребенка. Это предположение возникло в связи с необходимостью объяснить обнаружение скелетов детей, погребенных под порогами домов. Но подобное толкование было отвергнуто, и теперь многие исследователи усматривают связь между этим проклятием и шистосоматозом – болезнью, которую вызывают простейшие, переносимые улитками встречающегося в Иерихоне вида. Это заболевание поражает мочевые пути, оказывая негативное влияние на рождаемость и детскую смертность.

 
 

7:1–26 Непослушание Ахана

 

7:1. Взяли из заклятого. См. коммент. к 6:20–23.

7:1. Коллективная ответственность. На древнем Ближнем Востоке индивид осознавал себя только в рамках группы, например, племени или рода. Единство и взаимозависимость имели огромное значение, и каждая группа представляла собой единое целое. По этой причине поведение индивида не могло рассматриваться в отрыве от группы. Если один израильтянин совершал проступок, ответственность возлагалась на всех членов общества. Идея коллективной ответственности отражает не только отношения в обществе, но и отношения Израиля с Господом. Закон включал множество правил, определяющих индивидуальное поведение, и, нарушая эти правила, человек подвергал опасности право всего Израиля пользоваться преимуществами завета.

7:2. Гай. Город Гай обычно отождествляют с курганом эт-Телль, расположенным в 9 милях к северо-западу от Иерихона и в 10 милях к северу от Иерусалима. Площадь этого кургана составляет 27 акров. Жизнь кипела здесь на протяжении 3-го тыс. до н. э. (ранняя бронза), но город был разрушен задолго до периода патриархов. Раскопки не обнаружили никаких следов последующего заселения, кроме небольшого городка (площадью около 6 акров), основанного где-то в 1200 г. до н. э., в укреплениях которого использованы остатки стен периода ранней бронзы. Таким образом, какие-либо свидетельства заселения этого места в любой из возможных периодов завоевания отсутствуют. Археологическая летопись заронила некоторые сомнения относительно подлинности библейского рассказа, хотя, с другой стороны, многие усомнились в правильности отождествления этого кургана с библейским Гаем. На протяжении последнего столетия было выдвинуто немало альтернативных гипотез о его местонахождении, но ни одно из предложенных мест не может считаться реальным «претендентом».

7:2. Беф-Авен. Местонахождение Беф-Авена не установлено. Из того, как Беф-Авен представлен в тексте, явствует, что это был более известный город, чем Гай. Чаще всего его отождествляют с Телль-Мариам. Этот курган еще не раскопан, но предварительные исследования обнаружили здесь остатки поселения железного века. Считается, что Осия использует название «Беф-Авен» вместо «Вефиль» (4:15; 5:8; 10:5).

7:2. Вефиль. См. коммент. к 8:9.

7:5. Севарим. В одних переводах неясное древнееврейское слово истолковано как «каменные карьеры» (N1V), в других – как географическое название, Севарим. В этом регионе действительно есть каменные карьеры, но данное слово редко используется для обозначения карьеров. Археолог Ц. Цевит выдвинул предположение, что это слово следует переводить как «руины» и соотносить с развалинами города ранней бронзы, расположенными чуть ниже по склону от этого небольшого городка поздней бронзы. В тексте сказано, что жители Гая преследовали израильтян не из ворот, а «от ворот до руин». В таком случае ворота также могли принадлежать к остаткам крепостных сооружений ранней бронзы.

7:6. Оплакивание. Траурный ритуал обычно включает раздирание одежды, плач, посыпание головы пеплом и ношение вретища. Вретище, сделанное из козьей или верблюжьей шерсти, было грубым и колючим. Во многих случаях вретищем покрывали только чресла. Формально период траура составлял тридцать дней, но если скорбящий не утешался, этот срок мог быть продлен.

7:7–9. Аморреи и хананеи. Аморреи и хананеи составляли основное население обетованной земли. См. коммент. к 3и 5:1.

7:13. Освящение. Освящение требовало ряда мер для достижения ритуальной чистоты. Этот процесс состоял главным образом из омовения и воздержания от контактов с предметами, которые, как считалось, могли сделать человека нечистым. Обычно освящение предшествовало каким-либо ритуальным действам. В Израиле к таковым относились жертвоприношения, праздники и события, связанные с участием Яхве, например, войны и оракульские процедуры.

7:14–18. Отбор при помощи оракула. В тексте не указан механизм, с помощью которого производился отбор колена, племени, семейства и человека, виновного в похищении заклятого, хотя в некоторых переводах добавлено «по жребию». Но в Израиле жребий использовали только при необходимости сделать случайный выбор. Здесь же израильтяне пытаются выяснить Божью волю с помощью оракула (см. коммент. к Быт. 24:12–21). Фактически, прохождение колена или племени перед Господом означало вопрос: «Принадлежит ли преступник к этой группе?» Если механизм отбора был основан на том же принципе, что и урим и туммим, ответом на этот вопрос могло быть только многократное повторение одного и того же результата, исключающее вероятность ошибки. На древнем Ближнем Востоке для получения оракулов тоже использовали жребий, но в большинстве случаев оракулы получали при помощи гадания (напр., по внутренностям жертвенных животных). Учитывая, что накануне этой процедуры было совершено освящение, можно предположить, что здесь имело место непосредственное общение Иисуса Навина с Яхве.

7:21. Добыча Ахана. Золото и серебро из хананейских городов было предназначено для святилища, следовательно, Ахан присвоил то, что принадлежало Господу. Добыча Ахана составила примерно 6 фунтов серебра и полтора фунта золота. Чтобы заработать столько, обычному работнику понадобилась бы целая жизнь. Вавилонская («сеннаарская») одежда этого периода была отделана каймой и перебрасывалась через плечо, так что один край ниспадал на руку.

7:25. Казнь через побивание камнями. Побивание камнями – форма коллективной расправы над преступниками и один из наиболее часто упоминаемых в Библии видов смертной казни. Это наказание предусмотрено в случае преступления против всей общины, связанного с нарушением завета (вероотступничество, Лев. 20:2; волхвование, Лев. 20:27), и предполагает участие всех потерпевших. Невозможность определить, чей камень явился причиной смерти осужденного, снимала с участников расправы вину за убийство. Месопотамские тексты не сообщают о побивании камнями, но упоминают такие виды смертной казни, как утопление, сажание на кол, обезглавливание и сожжение на костре.

7:25. Казнь всех членов семейства. Наказанием за нарушение заклятия было предание заклятию. Это предполагало истребление всего рода. Закон запрещал наказывать детей за грехи родителей (Втор. 24:16), но заклятие налагалось только в исключительных случаях. Например, по законам Хаммурапи, наказанием человеку, виновному в смерти чужого сына, было предание смерти его собственного сына. Другим примером может служить обычай кровной мести, распространяющейся на весь род убийцы. Закон был направлен на ограничение системы обычного права. Этот инцидент относится к совершенно иной категории, так как суд вершил Сам Бог. Истребление рода было наказанием, которое мог наложить только Бог.

7:26. Долина Ахор. Местонахождение долины Ахор неизвестно. Возможно, это el-Buqeia в Иудейской пустыне, примерно в 10 милях к юго-востоку от Иерусалима. Но, к сожалению, это место слишком удалено от Иерихона. Другие упоминания долины Ахор позволяют локализовать ее на границе между Иудой и Вениамином (см.: 15:7). Долина el-Buqeia находится слишком далеко на юге, но все более или менее подходящие места в окрестностях Иерихона, Гая и Галгала (напр., вади Núeima) – слишком далеко на севере.

 
 

8:1–29 Взятие Гая

 

8:1. Гай. См. коммент. к 7:2.

8:2. Засада. Применяемую израильтянами тактику можно отнести к разряду косвенных боевых действий, характеризующихся засадами, притворными отступлениями, западнями, просачиванием в тыл противника и т. п. О том, что подобные методы ведения войны широко использовались на древнем Ближнем Востоке, свидетельствуют тексты из Мари (XVIII в. до н. э.), египетский папирус Анастаси (XIII в. до н. э.) и среднеассирийские тексты (X в. до н. э.).

8:3. Тридцать тысяч воинов. Тридцать тысяч человек, посланных против города, в котором было всего несколько сотен солдат, – явно завышенное число. В ст. 25 сказано, что в тот день было убито двенадцать тысяч жителей Гая. Гай представлен как небольшой городок, располагающий немногочисленным войском (7:3). Если он был меньше Иерихона, то все его население составляло менее тысячи человек. Все это наводит на мысль, что слово, переведенное в этом фрагменте как «тысяча», следует понимать в значении «отряд». Полагают, что каждое племя формировало отряд, численность которого зависела от численности племени. В ходе дальнейшей истории эти отряды были унифицированы и насчитывали по тысяче человек, но в данном случае отряд мог состоять всего из десяти воинов. В первом нападении на Гай (7:4,5) участвовало три «тысячи» человек, и гибель тридцати шести из них была воспринята как страшное поражение. В амарнских письмах цари городов-государств просят фараона прислать в качестве подкрепления десять-двенадцать воинов. О проблемах, связанных с определением численности израильтян, см. коммент, к Исх. 12:37. Дальнейшее обсуждение непомерно больших чисел – в коммент. ко 2Пар. 11:1; 13:2–20.

8:9. Вефиль. Вефиль упоминается только как один из городов, расположенных поблизости, пока его жители не приняли участие в преследовании израильтян (ст. 17). О разрушении Вефиля ничего не говорится, хотя царь Вефиля упоминается среди царей, пораженных Иисусом Навином в 12:16. В Суд. 1 Вефиль подвергается нападению колен Иосифа. Обычно Вефиль отождествляют с Бейтином (Beitin), в 10 милях к северу от Иерусалима и в полутора милях от эт-Телля, традиционно считающегося Гаем. В эпоху средней бронзы здесь стоял большой укрепленный город, разрушенный в середине XVI в. до н. э. В период поздней бронзы он был в значительной мере восстановлен, но после этого дважды подвергался разрушению (1550–1200 гг. до н. э.). Некоторые исследователи оспаривают отождествление Вефиля с Бейтином, так как поблизости невозможно найти место, удовлетворяющее описанию Гая (см. коммент. к 7:2). В качестве альтернативы Бейтину предлагают город Вира (Bireh), в 2 милях к югу от Бейтина.

8:9–13. Боевые позиции. Десятимильный переход посланных в засаду израильтян был совершен под покровом темноты. Они заняли позицию «позади города», с западной стороны (Иерихон и Галгал лежали к востоку от Гая). Наутро основные силы двинулись на запад по вади эль-Асас, которое привело их к стану в долине или на склон холма к северу от Гая. Когда воины Гая вышли из города, израильское войско побежало на восток, к своему стану, что позволило выступить воинам, сидевшим в засаде.

8:18. Копье. Во времена Иисуса Навина копья имели металлический наконечник, укрепленный на коротком деревянном древке. Позднее при метании копья стали использовать петлю, которая придавала копью вращение, увеличивала дальность полета и точность, но в описываемый период это приспособление было неизвестно. Многие исследователи считают, что в тексте подразумевается не копье, а хорошо известный серповидный меч (см. коммент. к 6:21).

8:25. Двенадцать тысяч погибших. Вероятно, речь идет о двенадцати отрядах. См. коммент. к 8:3.

8:28. Сожжение города. Раскопки эт-Телля не обнаружили следов разрушительного пожара ни в слое поздней бронзы, ни в остатках поселения железного века. См. обсуждение археологических проблем Гая в коммент. к 7:2.

8:29. Повесил царя. Умерщвление царей перед повешением в 10свидетельствует о том, что это не форма казни, а обычай обращения с трупом врага или преступника (см.: 1Цар. 31:10; 2Цар. 21:12). Многие считают, что здесь подразумевается сажание на кол – форма казни, получившая позднее широкое распространение у ассирийцев и персов. Иногда сажание на кол практиковалось и в Египте. Подобное обращение с телом считалось страшным унижением и осквернением (см.: Ис. 14:19,20; Иер. 7:33; 8:1–3), ибо древние верили, что надлежащее и своевременное погребение влияет на загробное существование. См. коммент. к 3Цар. 16:4. В эпосе о Гильгамеше Энкиду, возвратившись из преисподней, рассказывает Гильгамешу, что непогребенные не знают покоя, а те, у кого не осталось живых родственников, питаются отбросами. В одном вавилонском заклинании погребение рассматривается как соединение духа умершего с теми, кто был ему дорог. Даже израильтяне верили, что надлежащее погребение влияет на посмертное существование. Как и их соседи, израильтяне хоронили своих близких, снабжая их всем необходимым в будущей жизни, в том числе глиняными сосудами, наполненными пищей, драгоценностями для отвращения зла, орудиями и предметами личного пользования.

8:29. Груда камней. Груды камней в качестве надгробных памятников были широко распространены в Палестине около 2000 г. до н. э., в основном в южных районах пустыни Негев и на Синайском полуострове. Хананейские захоронения этого периода представляют собой гробницы, предназначенные для многократного использования, в которых всех членов рода хоронили в высеченных в скале камерах у основания вертикальных шахт. Обычно в гробницах было все необходимое для повседневной жизни умерших предков.

 
 

8:30–55 Возобновление завета у горы Гевал

 

8:30. Назначение жертвенника. По-видимому, этот жертвенник предназначался не для постоянного использования (еще одна причина применения необтесанных камней), а для совершения церемоний по поводу вступления в обетованную землю. Здесь были принесены мирные жертвы (см. коммент. к Лев. 3), а не жертвы за грех или жертвы повинности.

8:30,31. Современные находки на горе Гевал. Некоторые археологи утверждают, что остатки жертвенника на горе Гевал найдены. Это сооружение на одной из вершин горы, площадью примерно 25x30 футов, со стенами толщиной 5 футов и высотой 9 футов, сложенными из необтесанных камней. Внутри он заполнен грязью и золой, а нечто похожее на пандус ведет на вершину. Строение окружено двором, забросанным костями животных. Найденная здесь керамика датируется 1200 г. до н. э.

8:31. Жертвенник из цельных камней. Эти повеления аналогичны повелениям, данным в Исх. 20:25. Железные инструменты использовались для обтесывания камня – придания ему формы, позволяющей создать более прочную конструкцию. Жертвенники из обтесанных камней найдены в Иудее (лучший образец – в Беэршиве). Этот жертвенник не предполагалось присоединять к святилищу, и, возможно, использование необтесанных камней помогало сохранить это различие.

8:32. Закон, записанный на камнях. Законы Хаммурапи были написаны на диоритовой стеле высотой 8 футов и выставлены на всеобщее обозрение. Царские надписи часто устанавливались в прославленных местах. В нашей культуре памятные надписи делаются на надгробных плитах, мемориальных досках и в различных исторических местах. Назначение этих надписей состоит в том, чтобы люди не забывали прошлое. Что касается документов договоров, то на древнем Ближнем Востоке их хранили в священных местах, недоступных широкой публике. В этом случае цель заключалась в том, чтобы представить письменное изложение договора богам, именем которых он был заключен. Информацию о камнях, служащих пограничными знаками, см. в коммент. к 1Цар. 7:12.

8:34. Публичное чтение. В обществах, большинство членов которых были неграмотны и не владели какими-либо письменными материалами (кроме основных семейных документов), публичное чтение документов, имевших религиозное, культурное и политическое значение, было жизненно необходимо. Некоторые хеттские законы содержат статьи, предусматривающие публичное чтение этих документов (один из них требует чтения три раза в год, тогда как другие – просто «регулярного» публичного чтения).

 
 

9:1–27 Союз с гаваонитянами

 

9:1. Политическая ситуация в эпоху поздней бронзы (1550–1200 гг. до н. э.). В конце бронзового века на международной арене возникла напряженная политическая ситуация. На протяжении большей части этого периода Египет осуществлял контроль над Палестиной и стремился распространить его на Сирию, где пересекались важнейшие сухопутные и морские торговые пути. Другим могущественным государством этого региона была хурритская коалиция, известная под названием «Митанни» и занимавшая обширную дугу в северной части региона между Тигром и Средиземным морем. С исчезновением царства Митанни с политической сцены (ок. 1350 г. до н. э.) его место заняла Ассирия, первоначально располагавшаяся в верхнем течении Тигра, но постепенно раздвинувшая свои пределы до Евфрата. Хеттское царство, воспользовавшись упадком Митанни, распространило свой контроль на территорию, расположенную к югу от Анатолии, и вело борьбу с Египтом за господство над важным коридором между морскими портами Финикии и речной торговлей Евфрата. Все это время Южная Вавилония находилась под властью касситов. Противостояние этих великих держав оставляло небольшим городам-государствам Палестины мало надежд на приобретение политического веса. Тем не менее этот регион продолжал играть важную стратегическую роль и оставался единственным местом, по которому проходили сухопутные торговые маршруты в Египет.

9:1. Амарнские письма. Амарнский архив содержит около четырехсот писем, написанных главным образом правителями хананейских городов-государств египетским фараонам Аменхотепу III и Эхнатону в первой половине XIV в. до н. э. Они были обнаружены в селении Телль-эль-Амарна, на месте древней столицы Эхнатона на берегу Нила, в 200 милях к югу от Каира. Эта бесценная находка как нельзя лучше проливает свет на политическую ситуацию того времени. Царьков Ханаана мало волновала международная напряженность, описанная в предыдущем комментарии. Намного большее беспокойство вызывала у них угроза, которую представляли хабиру. Именно эта угроза вынуждала их обращаться за помощью к Египту. В своих письмах они выражают тревогу по поводу того, что кто-либо из царей этого региона может переметнуться на сторону хабиру и заключить с ними союз. В свете пошатнувшейся в этот период мощи Египта подобная перегруппировка сил явилась бы большим искушением. Такую же озабоченность вызывало у них нашествие израильтян. Правители городов-государств приходили в ужас при мысли, что этот враг овладеет каким-нибудь укрепленным городом.

9:1. Хабиру. «Хабиру» (Habiru) – понятие, использованное по отношению к людям, не имеющим собственности, более чем в 250 текстах на протяжении 2-го тыс. до н. э. от Египта и Анатолии до земель, лежащих к востоку от Тигра. Во многих амарнских письмах цари Ханаана обращаются к фараону с просьбой прислать дополнительные войска для борьбы с «хабиру», которые доставляют им массу беспокойства. Израильтян, несомненно, причисляли к хабиру, и не исключена вероятность, что понятие «еврей» (Hebrew) произошло от «хабиру» (см. коммент, к Быт. 14и Исх. 21:2). Однако обширное географическое пространство, на котором появлялись хабиру в первой половине 2-го тыс. до н. э., когда Израиль был в Египте, не позволяет отождествлять хабиру только с израильтянами.

9:3. Гаваон. Город Гаваон обычно идентифицируют как el-Jib, расположенный в 6 милях к северо-западу от Иерусалима и в 7 милях к юго-западу от Гая. Раскопки обнаружили здесь двойную систему водоснабжения, построенную в начале периода судей. Для создания более ранней из двух систем потребовалось вырубить в известняке шахту глубиной около 35 футов (в которую можно было спуститься по спиральной лестнице), благодаря чему жители города получили доступ к водам подземного источника. Вторая, более поздняя система, обеспечивала доступ к другому источнику с помощью тоннеля. Водная система является веским доказательством того, что это место действительно Гаваон, поскольку достопримечательностью этого города был знаменитый Гаваонский пруд. Кроме того, правильность идентификации подтверждается найденными здесь ручками кувшинов, на которых написано «Гаваон» (хотя следует заметить, что здесь найдены ручки кувшинов с названиями и других городов, но это легко объясняется специализацией Гаваона на виноделии). Остатков, которые датировались бы периодом завоевания, обнаружено очень мало, но раскопки (проведенные в конце 1950-х гг.) ограничились лишь небольшой частью площади древнего города. Гаваон упоминается в некоторых небиблейских источниках. Фараон Сусаким I (X в. до н. э.) включил Гаваон в перечень завоеванных (или встретившихся на его пути) городов в ходе успешного военного похода в Палестину.

9:3. Тактика обмана. Хотя в древней ближневосточной литературе не встречаются примеры точно такого же рода, случаи нечестного поведения и обмана в процессе заключения международных договоров были довольно частым явлением.

9:7. Евеи. Евеев часто путают с хорреями, а тех и других вместе отождествляют с хурритами. Хурриты – индоевропейские племена, которые, объединившись, создали царство Митанни, просуществовавшее примерно с 1500-го до 1350 г. до н. э. (см. коммент. к 9:1). Часть переписки хурритов Митанни с египтянами сохранилась в амарнском архиве. Хурриты составляли основное население Хеттского царства и города-государства Нузи. В египетских документах этого периода Ханаан часто обозначается как «земля Хуру».

9:10. Сигон и Ог. Историческая информация о Сигоне и Ore нигде, кроме Библии, не встречается. Это были аморрейские цари, потерпевшие поражение от израильтян в Трансиордании. См. коммент. к Чис. 21:21–35.

9:10. Астароф. Астароф назван здесь столицей Васана. Он часто упоминается в египетских текстах этого периода, в амарнских письмах и в поздних ассирийских текстах.

Некоторые исследователи считают, что Астароф встречается в угаритских текстах как город, в котором правит бог Эл. В наши дни он известен как Телль-Аштара, расположенный на реке Ярмук в 25 милях к востоку от моря Галилейского.

9:14. Вопрошание Господа. Вопрошание Господа осуществлялось посредством оракулов, для чего в Израиле обычно использовался такой механизм, как урим и туммим. См. коммент. к 7:14–18.

9:17. Города Гаваона. Два из трех городов Гаваона можно идентифицировать с некоторой долей уверенности. Кефира – это современный Khirbet el-Kefireh, в 5 милях к югу от Гаваона. Кириаф-Иарим, в нескольких милях от Кефиры, – Tell el-Azhar. Беероф обычно локализуют к северу от Кефиры, в районе Вефиля и Гая, в el-Bireh или Nebi Samwil.

9:18. Обязывающая природа клятв. В культурах, наделявших богов могуществом и способностью активно вмешиваться в жизнь, клятвам придавали очень большое значение. Обеты не исключали возможности послабления (Лев. 27; Чис. 30), но неисполнение клятв ставило тех, кто их приносил, под угрозу божественного возмездия. Если человек не держал слово, значит, имя бога, которого он призывал, было для него пустым звуком. Хеттский царь Мурсили (XIV в. до н. э.) истолковывал войну и чуму как следствие нарушения договоров, скрепленных клятвами. Правота Иисуса Навина, считавшего эту клятву священной, подтвердилась во 2Цар. 21, где нарушение такой же клятвы привело к ужасным последствиям.

9:26. Дровосеки и водоносы. Пополнение запасов дров для жертвоприношений и воды для очищения требовало больших усилий. Эту обязанность возложили на гаваонитян. Характер работы навсегда определил их низкий социальный статус.

 
 

10:1–43 Поражение южной коалиции

 

10:1. Адониседек. Это имя имеет много общего с именем царя Иерусалима в Быт. 14, Мелхиседека (Melchi ­ «мой царь»; adoni ­ «мой господин»). В небиблейских текстах информация об этом царе отсутствует.

10:1. Иерусалим в амарнских текстах. В амарнском архиве (см. коммент. к 9:1) сохранилось шесть писем Авди-Хевы, царя Иерусалима, в которых он просит фараона о военной помощи. Царь намекает на то, что египетскому господству в этом регионе угрожает опасность как со стороны хабиру, так и со стороны вероломных царей других городов-государств, которые пользуются безразличием Египта к этой проблеме. Иерусалим был одним из важнейших городов Ханаана, соперничавшим с Сихемом за господство над горной местностью.

10:1. Остатки позднего бронзового века в Иерусалиме. В этот период Иерусалим занимал лишь узкую возвышенность площадью около 10 акров, протянувшуюся к югу от современных стен Старого города. Его население не превышало тысячи человек. Площадка на вершине возвышенности имеет всего 400 футов в ширину и около 1500 футов в длину. Остатки сооружений эпохи поздней бронзы весьма скудны и сосредоточены на небольшом пространстве у северо-восточного края возвышенности. Среди находок – фундамент некоего строения и массивная каменная терраса.

10:2. Стратегическое положение Гаваона. Один из основных проходов из горной местности в долины, из Беф-Орона в долину Аиалона, находился на территории, контролируемой Гаваоном. Учитывая победы над Иерихоном, Гаем и Вефилем, подчинение Гаваона обеспечивало Израилю господство над важнейшим поперечным проходом через Палестину (от Иорданского нагорья к побережью Средиземного моря).

10:2. Царские города. Царские города были административными центрами крупных регионов. В амарнский период некоторые города Палестины, например Газа и Беф-Сан, служили резиденциями египетским наместникам. Такие города, как Сихем и Асор, также могли считаться царскими, поскольку они контролировали большие территории. Уподоблением царским городам Гаваон обязан своему выгодному стратегическому положению и крепостным сооружениям.

10:3. Союзники: Гогам, Фирам, Яфий и Девир. Ни один из этих царей не упоминается в современных Библии источниках, но типичность их имен хорошо подтверждается различными документами этого периода. Сравните, например, имя «Яфий» с именем царя Бейрута из амарнского текста, «Япа-Хадда». Личные имена часто включали имя божества; имя «Япа-Хадда» означает «бог (Хадда) явился». Подобные имена обычно сокращали, опуская имя божества. Еще большее сходство с именем «Яфий» обнаруживает имя царя Газера из амарнского текста – Я паху.

 
 
 
Важнейшие города и регионы Палестины

10:3. Хеврон. На месте древнего города, расположенного примерно в 20 милях к югу от Иерусалима, находится Телль-Хеврон. Раскопки не обнаружили здесь следов заселения периода поздней бронзы, и этот город не упоминается в амарнских текстах, но египетский фараон Рамсес II (XIII в. до н. э.) включил Хеврон в перечень городов этого региона. См. также коммент. к Быт. 13и Чис. 13:22.

10:3. Иармуф. Иармуф отождествляют с Khirbet el-Yarmuk, в 15 милях к юго-востоку от Иерусалима. Город стоял на холме площадью 4 акра, в стратегически важном пункте между долинами Эйла и Сорек, – двумя проходами из Шфелы (плоскогорья между горной местностью и прибрежными долинами) к городам побережья.

10:3. Лахис. Расположенный в 30 милях к юго-западу от Иерусалима, Лахис (Телль-эд-Дувайр, ed-Duweir) был одним из главных городов Шфелы. Как и Хеврон, он стоял у прохода, ведущего в горную местность. В письме из амарнского архива Авди-Хева Иерусалимский утверждает, что Лахис наряду с Газером и Аскалоном снабжают хабиру продовольствием (то ли в виде дани, то ли во исполнение союзнических обязательств). В другом письме сказано, что хабиру убили царя Лахиса, Зимриду. Кроме того, в этих текстах упоминаются такие цари, как Шипти-Балу и Явни-Илу. В амарнском архиве сохранилось пять писем из Лахиса. Раскопки обнаружили здесь город средней бронзы с внушительными укреплениями, разрушенными пожаром в конце этого периода (середина 1500-х гг. до н. э.). Поселение амарнского периода (поздняя бронза) представляло собой довольно большой, но, по-видимому, неукрепленный город. Раскопки не обнаружили в этом слое следов разрушений.

10:3. Еглон. По всей вероятности, Еглон – это Телль-Айтун (Aitun), расположенный в 7 милях к юго-востоку от Лахиса. Небиблейские источники не содержат сведений об этом городе, и раскопки здесь не проводились.

10:5. Аморреи. См. коммент. к 5:1.

10:6. Галгал. Местонахождение не установлено; см. коммент. к 4:19.

10:9. Переход из Галгала в Гаваон. Поскольку местонахождение Галгала неизвестно, оценить пройденное израильтянами расстояние затруднительно. От Иерихона до Галгала примерно 15 миль, следовательно, они прошли не более 20 и не менее 5 миль.

10:10. Вефорон, Азек, Макед. Беф-Оронский проход охраняется двумя городами: Верхним Беф-Ороном, Beit Urel-Foqa, в 2 милях к северо-западу от Гаваона, и Нижним Беф-Ороном, Beit Uret-Tahta, еще в полутора милях к северо-западу и примерно на 1000 футов ниже. Предполагают, что этот город фигурирует в амарнских письмах под названием Бит-Нинурта (Bit Ninurta). Проход ведет в долину Аиалона (названную в амарнских текстах Айалуной) – главному пути из горной местности в прибрежные равнины. В Аиалонской долине аморреи повернули на юг, пересекли долину Сорек и прошли примерно 12 миль на юго-восток, в Азек (близ Иармуфа). Оттуда они продолжили путь на юг, в Макед (примерно 14 миль). Этот путь проходит вдоль границы между горной местностью и Шфелой. Макед отождествляют с Хирбет-эль-Ком (el-Qom), на полпути от Лахиса до Хеврона, в 3 милях к северо-востоку от Еглона. Здесь проводились ограниченные раскопки, не обнаружившие следов поселения позднего бронзового века. Азек – Телль-Закарийа (Zakariya), где найдены следы хананейского поселения, но результаты археологических исследований этого слоя очень незначительны.

10:11. Град. В рассказах о завоеваниях град как божественное возмездие встречается довольно часто. В послании своему богу (Ашшуру) ассирийский царь Саргон II сообщает, что во время войны с Урарту (714 г. до н. э.) бог Адад уничтожил его врагов, забросав их «камнями с неба». В рассказе об этой битве фигурируют несколько объединившихся в союз царей, которые бегут, преследуемые Саргоном, и, наконец, прячутся в расщелинах скал.

10:12. Гаваон и Аиалон. Для истолкования этого фрагмента имеет значение расположение солнца и луны. Гаваон находится на востоке, а Аиалон – на западе, следовательно, солнце всходило, а луна заходила. В фазе полнолуния луна остается на некоторое время на западе после восхода солнца.

10:12,13. Солнце и луна как знамения. На древнем Ближнем Востоке продолжительность месяцев была непостоянной и менялась в зависимости от фаз луны. Лунный календарь периодически приводился в соответствие с солнечным годом, чтобы определенные месяцы приходились на соответствующие времена года. Началом месяца считался день новолуния. Полнолуние наступало в середине месяца и определялось тем фактом, что луна заходила всего через несколько минут после восхода солнца. День полнолуния служил индикатором продолжительности месяца. Считалось добрым знаком, если полнолуние приходилось на четырнадцатый день месяца, ибо в таком случае молодой месяц появлялся на тридцатый день, и месяц имел «правильную» продолжительность, предвещавшую гармонию. Если «противостояние» (одновременное нахождение солнца и луны на противоположных горизонтах) приходилось на четырнадцатый день, считалось, что дни этого месяца имеют «полную продолжительность». Таким образом, продолжительность дней колебалась в зависимости от поведения луны. Из ст. 13 явствует, что солнце и луна ведут себя не так, как полагалось бы в день «полной продолжительности». Вследствие этих представлений в середине месяца наблюдения за горизонтом проводили особенно тщательно – в надежде на то, что противостояние солнца и луны наступит в благоприятный день (четырнадцатый). Противостояние в «неправильный» день считалось дурным знаком, сулящим всевозможные несчастья, в том числе поражение в войне. На древнем Ближнем Востоке этим знамениям придавали огромное значение и часто принимали их в расчет, решая, в какой день проводить сражение. Судя по описанию положения солнца и луны в ст. 12, дело происходило в полнолуние, на рассвете.

10:12,13. Терминология небесных знамений. В месопотамских астрономических текстах для описания относительного движения и положения небесных тел используются такие глаголы, как «ждать», «стоять» и «останавливаться». Когда луна или солнце не «ждут», луна опускается за горизонт до того, как на противоположном горизонте появляется солнце. Когда луна и солнце «ждут», или «стоят», это означает, что происходит противостояние, определяющее день полнолуния. Таблицы астрономических наблюдений, входящие в состав текста «Энума Ану Энлиль», часто указывают на изменение скорости движения луны, влияющее на вероятность противостояния. Здесь (в ст. 13) также говорится о том, что солнце «не спешило», а «стояло среди неба». Следует отметить, что в тексте отсутствуют указания на необычайность этого астрономического явления; напротив, в ст. 14 сказано, что если в нем и было что-то необычное, так это то, что Господь перенял военную тактику у человека («слышал глас человеческий»). В одной месопотамской поэме-плаче (1-е тыс. до н. э.) божественное возмездие описывается в сходных выражениях: небеса грохочут, земля содрогается, солнце лежит на горизонте, луна стоит на небе и страшная буря проносится по земле. Возможно, Иисус Навин, зная о вере аморреев в знамения, попросил Господа устроить то, что должно было их деморализовать, – противостояние в неблагоприятный день.

10:13. Книга Праведного. Предполагают, что «Книга Праведного» содержала древнейшие поэтические сказания о героических подвигах (еще раз она упоминается только во 2Цар. 1:18). Название Jashar- это либо прилагательное «праведный, справедливый», либо форма древнееврейского глагола «петь». Эта книга не сохранилась.

10:16–43. Рассказы о завоеваниях на древнем Ближнем Востоке. Описания военных походов в египетских хрониках имеют много общего с Книгой Иисуса Навина. В записях Тутмоса III мы встречаемся с таким же сочетанием пространных рассказов с краткими сообщениями. Хеттские и ассирийские военные хроники также обнаруживают значительное стилистическое сходство с библейским рассказом. Декларации об инициативе божества в развязывании войны и о его решающем вкладе в победу, а также сообщения о преследовании и разгроме врага являются общими для всех народов элементами. Это свидетельствует о том, что библейский автор был хорошо знаком с литературными веяниями своего времени.

10:19. Не пускать в города. Макед находится всего в нескольких милях от Лахиса, Еглона и Хеврона. Иисус Навин не хотел, чтобы цари добрались до городов, где они могли возглавить оборону. Оставленные без руководства города было легче завоевать.

10:24. Символика попирания врага ногами. Ассирийский царь Тукультининурта 1 (XIII в. до н. э.) «ставил ногу на шею» каждого побежденного царя, а также (символически) – на завоеванные земли, показывая, что они становятся его «подножием». Таким образом, описанное здесь действие связано с символикой превращения врагов в «подножие» (Пс. 109:1).

10:26. Выставление мертвых тел на всеобщее обозрение. Умерщвление царей перед повешением свидетельствует о том, что это не форма казни, а обычай обращения с трупом врага или преступника (см.: 1Цар. 31:10; 2Цар. 21:12). Многие считают, что здесь подразумевается сажание на кол – форма казни, получившая позднее широкое распространение у ассирийцев и персов. Иногда сажание на кол практиковалось и в Египте. Подобное обращение с телом считалось страшным унижением и осквернением (см.: Ис. 14:19,20; Иер. 7:33; 8:1–3), ибо древние верили, что надлежащее и своевременное погребение влияет на загробное существование (см. коммент. к 8:29).

10:29. Ливна. Ливну, расположенную на пути из Македа в Лахис, обычно отождествляют с селением Телль-Борнат (Bornat), занимающим выгодное стратегическое положение у вади Цейта (Zeita), позволяющее контролировать наиболее удобный проход к Хеврону с побережья. Раскопки здесь не проводились, но предварительное исследование места обнаружило следы поселения поздней бронзы и железа. Другой вариант идентификации – Khirbet Tell el-Beida, в 9 милях к северо-востоку от Лахиса.

10:33. Газер. Современный Tell Jezer, курган площадью 33 акра в западной оконечности Аиалонской долины, в 25–30 милях от района сосредоточения. Войско Газера было разгромлено, но сам город во время этого похода завоеван не был (см.: 16:10). Это один из городов, перечисленных в победной надписи фараона Мернептаха, а в амарнском архиве хранится десять писем от царя Газера, Япаху. Здесь проводились широкомасштабные раскопки. Хорошо укрепленный город средней бронзы был уничтожен пожаром в конце этого периода (вероятно, Тутмосом III, XV в. до н. э.). Город поздней бронзы был окружен стенами толщиной 12–14 футов и более 15 футов высотой.

10:33. Горам. Горам, царь Газера, не упоминается в других текстах этого периода, но у него типичное западно-семитское имя.

10:36. Хеврон. См. коммент. к 10:3. Поскольку раскопки не обнаружили в Хевроне слой заселения, относящийся к периоду поздней бронзы, археология не может пролить свет на разрушение этого города Иисусом Навином и израильтянами. Ввиду того что на месте древнего Хеврона стоит современный город, многие участки недоступны для раскопок.

10:38. Давир. Давир – это Khirbet Rabud, участок площадью 15 акров, примерно в 8 милях к юго-западу от Хеврона. Этот хананейский город периода поздней бронзы занимал господствующее положение в вади Хеврон, ведущем из Беэршивы в Хеврон. Раскопки ограничились здесь двумя траншеями, поэтому они не пролили свет на историю разрушения города Иисусом Навином.

10:40. Масштабы завоевания. Все описанные в этом фрагменте города находятся в южной горной местности и в Шфеле. Иерусалим и Газер не входят в число городов, атакованных Иисусом Навином. Поскольку цари, правившие в этом регионе, потерпели поражение, эта территория стала принадлежать израильтянам. Сообщение о полном истреблении врага типично для древних рассказов о завоеваниях. Подтверждение того, что это гипербола, можно найти в самом тексте, в Нав. 15:13–16, где упоминаются жители Хеврона и Давира. Подобные гиперболы встречаются в надписи Мернептаха, где говорится о том, что Израиль остался без потомства, и в надписи Меши, где Израиль назван погибшим навеки. Риторические фигуры, свидетельствующие о военных победах, встречаются и в хеттских, и в египетских, и в ассирийских военных хрониках. Это не означает, что рассказ неточен или неправдив, ибо читатели прекрасно понимали, что таковы требования риторического стиля, используемого для сообщения о результатах сражения.

10:41. От Кадес-Варни до Газы. Кадес-Варни обозначает границу между той частью обетованной земли, которую занимает Негев, и Синайской пустыней. Газа (примерно в 60 милях к северу) обозначает границу между Палестиной и египетскими территориями на Синайском полуострове вдоль побережья Средиземного моря. Вместе они образуют юго-западную границу Ханаана.

10:41. Землю Гошен до Гаваона. Как явствует из 11:16 и 15:51, где земля Гошен включена в перечень южных пределов горной местности, это название относится не к территории в дельте Нила, а к области в горах Иудеи. Гаваон представляет самое северное приобретение израильтян в результате южной кампании. Вместе они образуют восточную границу территории, завоеванной в ходе войны с южной коалицией.

 
 

11:1–15 Поражение северной коалиции

 

11:1. Иавин. Вероятно, это сокращенный вариант имени, образованный опусканием имени божества (см. коммент. к 10:3). В амарнских текстах похожее имя имеет царь Лахиса, Иавни-Илу («[бог] Ил создал»). В текстах из Мари (XVIII в. до н. э.) царь Асора носит имя Иавни-Адду («[бог] Адад создал»). Возможно, это имя упоминается в перечне Рамсеса II, где Ивни назван царем Кишона (Qishon). Кишон – это, по-видимому, Кедес, где Девора и Варак сражались с царем по имени Иавин, правившим в Асоре (Суд. 4:1–13).

11:1. Асор. Асор (Телль-эль-Кеда, el-Qedah) расположен примерно в 10 милях к северу от моря Галилейского, на одном из главных торговых маршрутов этого региона. Верхний город на вершине холма занимал площадь 25 акров, а Нижний город – 175 акров, что позволяет считать Асор крупнейшим городом «Плодородного полумесяца». Высота холма составляет примерно 140 футов. Верхний город периода средней бронзы окружали кирпичные стены толщиной 23 фута. Некоторые участки Нижнего города были укреплены валом и рвом. Судя по амарнским текстам, Асор считался наиболее значительным городом этого региона. В своих письмах царь Асора, Авди-Тирши, заверяет Египет в преданности, хотя его называли одним из тех, кто сотрудничает с хабиру. Кроме того, его обвиняют в захвате городов, принадлежащих Айаве, царю Астарофа (см. коммент. к Втор. 1:4).

11:1. Мадон. Учитывая наличие текстуальных разночтений, многие считают, что Мадон – это и есть Мером, упоминаемый в ст. 5 как место расположения стана вражеской коалиции. В настоящее время Мером отождествляют с Телль-Карней-Хиттин (Qarnei Hittin), в 5 милях к западу от Тиберии на Галилейском море. Раскопки обнаружили здесь крепость периода поздней бронзы, разрушенную в XIII в. до н. э. Завоевание Мерома приписывали себе и фараон Тутмос III (XV в. до н. э.), и ассирийский царь Тиглатпаласар III (VIII в. до н. э.). О царе Иоаве другие источники ничего не сообщают.

11:1. Шимрон. Шимрон (Shamhuna амарнских текстов и перечня городов, завоеванных Тутмосом III) – это Хирбет-Саммунийа (Sammuniya) в западной оконечности Изреельской долины, в 5 милях к западу от Назарета и в 17 милях к юго-востоку от Карней-Хиттин. Здесь найдены остатки материальной культуры позднего бронзового века.

11:1. Ахсаф. Ахсаф (Akshapa амарнских текстов и перечня городов, завоеванных Тутмосом III) с некоторой неуверенностью отождествляют с Телль-Кейсан (Keisan), в 12 милях к северо-западу от Шимрона и в 3 милях от Средиземного моря в долине Акко. Папирус Анастаси (XIII в. до н. э.) подтверждает локализацию этого города в долине Акко, но заставляет искать его несколько южнее Кейсана. Здесь найдены остатки материальной культуры позднего бронзового века.

11:2. Цари горы, равнины и низменных мест. Описание региона в ст. 2 не отличается ясностью, но, по-видимому, речь идет о землях, простирающихся в юго-западном направлении от линии Асор – Галилейское море до Нафоф-Дора. Нафоф-Дор – вероятно, одно из названий города Дор (Хирбет-эль-Бурдж, Burj), важного морского порта периода средней бронзы. Название «Хиннароф» относится либо к городу на северо-западном берегу озера, либо к самому озеру. Арава (☼ в русском переводе – «низменные места») – рифтовая долина Иордана.

11:3. Народы Ханаана. См. коммент. к 3:10.

11:3. Евеи в земле Массифе. Земля Массифы – долина, простирающаяся в южном направлении через бассейн озера Хуле и ограниченная с востока горой Ермон. Жившие там евеи были, по всей видимости, хурритами, переселившимися из Митанни. См. коммент. к 9:7.

11:4. Колесницы позднего бронзового века. Хананейские колесницы позднего бронзового века представляли собой легкие повозки, почти без брони, с колесами, снабженными четырьмя спицами. Обычно в колесницы впрягали двух лошадей. Они не идут в сравнение с железными колесницами следующего периода, покрытыми броней и снабженными массивными колесами с шестью спицами, способными выдержать дополнительную нагрузку.

11:5. Меромские воды. Если локализация Мерома в Карней-Хиттин верна (см. коммент. к 11:1), то воды Меромские – это река или ручей в окрестностях города. К северу от селения Карней-Хиттин проходит русло вад и.

11:6. Порча лошадей. У израильтян не было возможности пристрелить лошадей из милосердия или взять на себя заботу о них. Но и оставлять лошадей врагу они не хотели. Порча лошадей заключалась в подрезании подколенного сухожилия (аналогичного ахиллову сухожилию человека).

11:8. Путь преследования. Путь преследования проходил по области, известной под названием «Верхняя Галилея», на запад, по направлению к побережью Средиземного моря. Сначала израильтяне преследовали хананеев в долинах к северу от Назарета, затем вверх по побережью, до территории Сидона, южная граница которого проходит по реке Литани (Мисрефоф-Маим?). Следуя вдоль течения реки на восток, они вошли в долину Хуле (долина Мицфа) и снова повернули на юг, к Асору, чтобы заявить свое право на завоеванные города.

11:11. Разрушение Асора. Асор был уничтожен пожаром в XIII в. до н. э., причем Нижний город никогда больше не заселялся. Строительная деятельность Соломона в Асоре ограничилась только Верхним городом.

11:12. Города царей. Царские города были административными центрами крупных регионов. В амарнский период некоторые города Палестины, например Газа и Беф-Сан, служили резиденциями египетским наместникам. Такие города, как Сихем и Асор, также могли считаться царскими, поскольку они контролировали большие территории. Уподоблением царским городам Гаваон обязан своему выгодному стратегическому положению и крепостным сооружениям.

11:13. Города на возвышенности. Возвышенности, о которых здесь идет речь, – это холмы, или курганы, на которых обычно стояли древние города. Город, построенный на холме, лучше приспособлен для обороны, но если он по какой-либо причине разрушался, на его руинах возникало следующее поселение. Так, слой за слоем, столетие за столетием курган (телль) становился все выше и выше. В некоторых городах насчитывается более двадцати слоев заселения, исследование которых позволяет археологам реконструировать историю города.

 
 

11– 12Итоги завоеваний

 

11:16,17. Масштабы завоеваний. В ст. 16 перечислены все географические районы Ханаана от Галилеи на севере до Негева на юге, кроме побережья Средиземного моря. В ст. 17 для обозначения завоеванной территории используется два ориентира. Гору Халак, расположенную на юге, близ границы с Эдомом, обычно отождествляют с хребтом Джебел-Халак, простирающимся вдоль вади Марра между Беэршивой и пустыней Син. Ваал-Гад на северной границе, расположенный в окрестностях Дана (Лаиса), к северу от Асора, иногда отождествляют с Баниасом, чуть восточнее Дана. Долина Ливанская (долина Мицфа) соединяет долину реки Литани с бассейном озера Хуле. О свойственных древним сказаниям преувеличениях см. коммент. к 10:40.

11:21. Енакимы. Потомков Енака считали «исполинами» (см.: Чис. 13:33,34; Втор. 2:10,11; 2Цар. 21:18–22). В других источниках достоверные сведения о енакимах не встречаются, хотя, возможно, они упоминаются в египетских «Текстах проклятий». Кроме того, в египетском письме на папирусе Анастаси I (XIII в. до н. э.) описаны могучие воины из Ханаана ростом от 7 до 9 футов. В Tell es-Sáideyeh, в Трансиордании, найдены два женских скелета ростом около 7 футов, датируемые XII в. до н. э.

11:21. Хеврон, Давир, Анав. Сведения о Хевроне и Давире представлены в коммент. к 10и 10:38, соответственно. Анав, также расположенный в горах Иудеи, – это, по-видимому, Khirbet Unnab es-Seghir (Tell Rekhesh), в 15 милях к юго-западу от Хеврона. Он упоминается в египетских текстах этого периода, а раскопки обнаружили здесь остатки поселения железного века.

11:22. Газа, Геф, Азот. Газа, Геф и Азот – три из пяти филистимских царских городов, расположенных в южной части прибрежной равнины. Азот находится в 3 милях от берега Средиземного моря, к западу от Иерусалима. Он упоминается в угаритских текстах, а раскопки обнаружили здесь значительное поселение позднего бронзового века. Газа расположена примерно в 20 милях к юго-западу от Азота. Город существует здесь и поныне, поэтому широкомасштабные раскопки на этом месте невозможны, но Газа хорошо известна из небиблейских источников этого периода. Несколько более отдаленный от берега Геф, Tell es-Safi, находится в долине Эйла, в 5 милях к западу от Азеки. Раскопки здесь еще не проводились.

 
 

12:1–24 Перечисление поверженных царей

 

12:1. От потока Арнона до горы Ермона. Завоеванная израильтянами область Трансиордании простиралась от реки Арнон (границы между Моавом и царством Сигона) на юге до горы Ермон на севере (см.: Втор. 3:8), что составляет около 130 миль. Этот тип географического определения территории соответствует определению Палестины как земли, простирающейся «от Дана до Вирсавии».

12:2,3. Географическая область. Поскольку точное местоположение библейского Есевона пока не выяснено (в Телль-Есван не обнаружены археологические материалы, связанные с периодом завоевания), о нем можно сказать только то, что он находился близ северной оконечности Мертвого моря, на территории Моава (см. коммент. к Чис. 21:25–28). Владения Сигона начинались на востоке от Ароера, пограничного города, расположенного на окраине долины Арнон и контролирующего торговый путь через этот регион, охватывали часть Галаада и простирались до реки Иавок. На восточном берегу Иордана Сигон владел землями к северу от Иавока до моря Хиннерефского (Галилейского), а к югу – землями, простирающимися до северо-восточного берега Мертвого моря, в том числе склонами горы Фасги, расположенной напротив Иерихона.

12:4. Рефаим. Рефаимы упоминаются в библейском тексте либо как духи умерших (Пс. 87:10–12; Ис. 26:14), либо как коренные жители Васана в Трансиордании (Быт. 14:5; Втор. 3:13). Они славились высоким ростом (Чис. 13:33; 2Цар. 21:16), но были вытеснены наряду с енакимами и эмимами Моава вторгшимися израильтянами. Царя Ога с его огромным железным одром называют последним из рефаимов, что служит еще одним подтверждением их исчезновения в период завоевания Ханаана израильтянами. Истоки отождествления рефаимов с духами умерших можно обнаружить в угаритских легендах о древних царях и героях (см.: Ис. 14:9). Вероятно, причисление рефаимов к народам Трансиордании связано с угаритским преданием об этой земле, а также с божеством или предком-эпонимом Рафой.

12:4, 5. Географическая область. Владения Ога простирались от Ермонского хребта и Васана на севере Трансиордании до реки Ярмук на юге. Ог царствовал в Астарофе (Телль-Аштара, в 25 милях к северо-востоку от моря Галилейского) и в Едрее (которая упоминается в анналах Тутмоса III и расположена на притоке реки Ярмук [Дера в совр. Сирии]). Пограничным городом на востоке владений Ога была Салха, возможно, современный Салкат (см. коммент. к Втор. 3:1–11).

12:7,8. Географическая область. Перечень завоеванных территорий к западу от Иордана является повторением Нав. 11:16,17. Этот прием подкрепляет право израильтян на землю, основанное на завете в Быт. 15:19–21, и подготавливает почву для распределения земли между коленами. Южная граница обозначена горой Халак, а северная – Ваал-Гадом у подножия Ермона на границе с Ливаном.

12:9–12. Перечень царей. Перечень поверженных царей приблизительно соответствует последовательности завоеваний, описанных в Нав. 6–11. Так, Иерихон и Гай (кроме Вефиля, см.: Нав. 7:2) фигурируют в Нав. 6–8. Цари южной коалиции перечислены в ст. 10–12, а описание их поражения – в Нав. 10:3,23. В ассирийских надписях также перечисляются царства, покоренные тем или иным царем. Например, Тиглатпаласар I сообщает о сорока двух царствах, завоеванных им за пять лет, а Салманасар I утверждает, что разрушил пятьдесят один город.

12:13. Давир. См. коммент. к 10:38.

12:13. Гадер. Местоположение Гадера не установлено. Возможно, это название возникло вследствие ошибки переписчика вместо «Герар», хананейского города в западной части Негева. Впрочем, в 1Пар. 27один из «начальников» Соломона назван гедеритянином, что подтверждает существование города с таким названием. Один из вариантов его локализации – Хирбет-Джедур (Jedur), в 7 милях к северу от Хеврона.

12:14. Хорма. Поскольку это слово означает «истребление», такое название могли иметь различные места. По-видимому, Хорма находилась на юге Иудеи, в Негеве, но ее точные координаты являются пока предметом споров (среди прочих вариантов называют Телль-эль-Милх, в 7 милях к северо-востоку от Беэршивы, и Телль-Масос, в 7 милях к востоку от Беэршивы). Это географическое название ассоциируется с первым поражением израильтян (Чис. 14:45) и с победой над Арадом (Чис. 21:1–3).

12:14. Арад. Телль-Арад находится в 18 милях к северо-востоку от Беэршивы в северной части региона Негев. В окрестностях разбросано множество небольших селений, но библейский «Арад» – это либо Телль-Малата, в 4 милях от Телль-Арада, либо Телль-Масос, в 7 милях к востоку от Беэршивы. Керамика или ее отсутствие в раскопках этих мест вызывает противоречивые суждения. Очевидно, Телль-Арад опустел в конце периода ранней бронзы, хотя это был большой укрепленный город, находившийся под сильным влиянием Египта. Раскопки показывают, что на протяжении железного века (XI в. до н. э.) здесь выросло неукрепленное селение, каковое можно соотнести с городом кенеев, упоминаемым в Суд. 1:16.

12:15. Ливна. См. коммент. к 10:29.

12:15. Одоллам. Расположенный в Шфеле, в Южной Иудее, примерно в 16 милях к юго-западу от Иерусалима, Одоллам отождествляют с Телль-эш-Шейх-Мадхур (esh Sheikh Madhkur). Здесь он упоминается только в перечне поверженных царей, но это место связано с историей возвышения Давида (1Цар. 22:1) и входило в число укрепленных городов Соломона (2Пар. 11:7). Следуя пророческой традиции, Михей оплакивает его разрушение во время ассирийского нашествия.

12:16. Макед и Вефиль. См. коммент. к 10и 8:9.

12:17. Таппуах. Отождествляемый с расположенным на вершине холма селением Телль-Шейх-Абу-Зарад (Sheikh Abu Zarad), в 9 милях юго-востоку от Наблуса, Таппуах был пограничным городом между владениями Ефрема и Манассии (см.: 16:8; 17:7,8). В 15другой город с таким же названием упоминается среди городов Иуды, но его местоположение не установлено.

12:17. Хефер. Определить местоположение города-государства Хефер пока не удалось, но, по всей вероятности, он находился в северо-восточном секторе удела Манассиина, где-то в районе долины Дофан и хребта Гелвуй. Недавние археологические исследования этой местности позволяют локализовать Хефер в Телль-эль-Мухафар (el-Muhaffar). См. 17:2,3 о связи между Хефером и уделом Салпаада.

12:18. Афек. Упоминающийся в анналах Тутмоса III (1479–1426) и Аменхотепа II (1426–1400) этот Афек находился на равнине Сарон. Его отождествляют с Телль-Рас-эль-Айн (Ras el-'Ain), у истока реки Яркон (Yarqon) близ современного Тель-Авива. По меньшей мере, дважды Афек становился полем крупных сражений между израильтянами и филистимлянами (1Цар. 4:1; 29:1).

12:18. Шарон. Опираясь на текст Септуагинты, можно предположить, что «Шарон» указывает местонахождение Афека, поскольку это географическое название используется в других местах по отношению к другим городам (см.: Нав. 13:4; 3Цар. 20:26–30). Если же это отдельный город, то, скорее всего, он был расположен вблизи территории филистимлян. 12:19. Мадон и Асор. См. коммент. к 11:1.

12:20. Шимрон-Мерой и Ахсаф. См. коммент. к 11:1.

12:21. Фаанах. Несмотря на то что Фаанах (Телль-Тааннук, в 4 милях к северо-западу от Мегиддона, на окраине Изреельской долины) был основан примерно в 2700 г. до н. э., сведения об этом городе не встречаются в небиблейских источниках вплоть до XV в. до н. э., когда Тутмос III упомянул его в своем отчете о битве при Мегиддоне (1468). Впоследствии Фаанах, как и некоторые другие города Изреельской долины, стал регулярно попадать в перечни завоеванных городов этой благодатной спорной территории. Его включение в перечень завоеваний Иисуса Навина – дань этой традиции. Первоначально он входил в состав удела Асира, но затем стал причисляться к владениям Манассии (Нав. 17:12; Суд. 5:19). Судя по результатам раскопок, расцвет Фаанаха приходится на середину 3-го тыс. и на период между XVII и XIV вв. до н. э., что свидетельствует о его зависимости от Египта, господству которого положило конец вторжение «народов моря». Тем не менее в X в. до н. э. здесь была построена новая система укреплений, указывающая на возрождение города в период царств.

12:21. Мегиддон. Мегиддон, господствующий над западным проходом к стратегически важной Изреельской долине, равнине Сарон и приморскому торговому пути из Египта в Месопотамию, привлекал внимание многих древних завоевателей. Основанный около 3300 г. до н. э. вблизи двух источников, Мегиддон разрушался и восстанавливался двадцать раз, по мере того как египетские (анналы Тутмоса III, Сети, Рамсеса II; амарнские письма), хеттские и месопотамские войска сражались за господство над городом и торговыми путями, проходившими через Сирию и Палестину. Разрушение города поздней бронзы (слой VIIA) в XII в. до н. э. совпадает с прекращением вассальной зависимости от Египта, последовавшим за вторжением «народов моря» (о чем свидетельствует обнаружение в этом слое филистимской керамики). В рассказе о завоевании Мегиддон упоминается только в этом перечне поверженных царей. Отданный во владение Манассии (Нав. 17:11), город, однако, не был покорен израильтянами вплоть до периода царств (З Цар. 4:12; 9:15).

12:22. Кедес. Это географическое название встречается в различных областях, в том числе в Галилее (Телль-Кадес) и в уделе Неффалима близ Мегиддона (Суд. 4:11; 5:19; Телль-Абу-Кедес). Его появление в этом перечне указывает на то, что город находился в Изреельской долине, но точное определение его местоположения невозможно.

12:22. Иокнеам. Современный Тель-Йокним (Yok-neam) расположен к северо-западу от Мегиддона, у выхода вади Милх в долину Изреель, на границе с Завулоном (Нав. 19:11; 21:34). Основанный в период ранней бронзы, Иокнеам был непрерывно заселен вплоть до образования Османской империи. О стратегическом значении этого города свидетельствует его включение в перечень завоеванных городов Тутмоса III. Он был разрушен в результате политического переворота XIII в. до н. э. и – вторично – в конце XI в. до н. э., вероятно, в результате продвижения израильтян на север.

12:23. Дор. Приморский город Дор, по всей вероятности, был основан в XIII в. до н. э. в результате попыток Рамсеса II интенсифицировать торговлю между Эгейским регионом и Палестиной. Впоследствии здесь обосновались филистимляне (о чем свидетельствует египетский текст о путешествии Ун-Амуна), а еще позднее город был захвачен Соломоном и превращен в один из его административных центров (3Цар. 4:11). Дор находился на территории Манассии, но не был завоеван вплоть до периода царств (Нав. 11:2; Суд. 1:27).

12:23. Гоим в Галгале. В древнем Ханаане было несколько городов с названием «Галгал». Определитель «Гоим» («гои, язычники») не добавляет ясности, хотя некоторые исследователи, основываясь на переводе LXX, связывают это название с Харошеф-Гоимом в Суд. 4:2. Поскольку Гоим упоминается в этом перечне между Дором и Фирцей, можно предположить, что он находился в восточной части равнины Сарон.

12:24. Фирца. До наступления периода царств Фирца упоминается в Библии только в этом перечне поверженных царей. Обычно ее отождествляют с Телль-эль-Фарах (el-Far'ah), в 7 милях от Наблуса на центральной возвышенности. Ее связь с Манассией основана на женском имени «Фирца» в родословии (Чис. 26:33; Нав. 17:3). Поселение возникло здесь еще в неолитическую эпоху, а крупный город с мощными стенами и цитаделью датируется примерно 1700 г. до н. э. Расцвет Фирцы приходится на железный век, когда она стала столицей Израильского царства (3Цар. 15:21), но после переноса столицы в Самарию она заняла более скромное положение.

 
 

13:1–33 Раздел Трансиордании

 

13:1. Пограничные списки на древнем Ближнем Востоке. Некоторые хеттские договоры обнаруживают сходство с пограничными списками Нав. 13–19. В договорах пограничные списки указывают границы земли, предоставленной вассалу сюзереном. Хотя формально земля принадлежит сюзерену, он позволяет вассалу распоряжаться ею и определяет границы, в которых будут действовать эти правовые отношения. Земля определяется как территория, которую следует защищать из преданности сюзерену. Самый пространный пограничный список содержится в договоре хеттов с вассальной областью Тархунтассой (на юге Центральной Анатолии). В этом списке определялась территория, принадлежащая Тархунтассе, и территории, принадлежащие ее соседям, другим вассальным областям. Такую же цель – определить, какая территория принадлежит каждому из колен, – преследует Нав. 13–19. Определение границ – прерогатива сюзерена, свидетельствующая о господстве сюзерена над вассалами и над их землей.

13:2–5. Оставшаяся земля. Земля, которую предстояло завоевать, включает три региона: 1) Филистию, в том числе пять крупных филистимских городов-государств и область на юге, граничащую с Египтом у вади эль-Ариш (см.: Нав. 15:4); 2) финикийский участок побережья; 3) Библ и горную часть Ливана к востоку от Сирии. Последний регион так и не был завоеван израильтянами, хотя торговые и дипломатические связи были с ним налажены (3Цар. 9:19). Финикийские города-государства Тир и Сидон предназначались Асиру, но никогда не были завоеваны (Суд. 1:31). Тем не менее правители этих городов, несомненно, имели союзнические отношения с Давидом и Соломоном (3Цар. 5:1; 9– 13). На территории Филистии находятся поселения «народов моря». Раскопки некоторых из них (последние – в Тель-Микне/Экроне) обнаружили слои разрушений, совпадающие по времени с вторжением «народов моря» и вытеснением коренных жителей Ханаана (об аввеях см.: Втор. 2:23). Все эти города, кроме Гефа, достоверно идентифицированы.

13:6. География. Здесь повторно упоминается географический регион Финикии, но все его жители получают определение «сидоняне». Этот стих можно рассматривать как продолжение географического описания в 13:5. В любом случае он подтверждает северную границу региона, который предстоит завоевать Иисусу Навину (о Мисрефоф-Маиме см. Нав. 11:8).

13:9–13. География. Обсуждение этого географического описания Трансиордании см. в коммент. к Нав. 12:2–6 и Втор. 3:8–17.

13:9. Равнина Медева. Плодородное плато в северной части Моава, расположенное в 25 милях к югу от Аммана, Иордания. Медева, отданная Рувиму, была полем многочисленных сражений израильтян с моавитянами за господство над этой территорией (Суд. 3:12–30; 1Цар. 14:47; 2Цар. 8:2; 1Пар. 19:7).

13:10. Есевон. См. коммент. к Чис. 21:26–30.

13:17–20. Города. Перечень завоеванных городов царства Сигона (Есевон, Иааца, Дивон, Медева) впервые появляется в Чис. 21:21–32. В Чис. 32:33–41 также заявлено право Рувима, Гада и Манассии на города в пределах этого региона. Вамоф-Ваал упоминается в цикле преданий о Валааме (Чис. 22:41), а некоторые из этих городов встречаются в перечне городов левитов (Нав. 21). Города, проблемы локализации которых не обсуждаются в других местах, идентифицируют следующим образом: Беф-Ваал-Меон – Máin (в 4 милях к юго-востоку от Медевы); Кедемоф – Khirbet er-Remeil или 'Aleiyan (в 15 милях к юго-востоку от Медевы); Мефааф – либо Khirbet Nefa (в 4 милях к югу от Аммана), либо Tell Jawah (в 5 милях к югу от Аммана), либо, скорее всего, – Umm eг-Rasas (в 20 милях к юго-востоку от Медевы); Сивма – Khirbet qurn el-Kibs; Цереф-Шахар – Khirbet ez-Zarat (у берега Мертвого моря); Беф-Фегор – Khirbet 'Uyun Musa.

13:21. Вожди мадиамские. Перечень побежденных мадиамских вождей впервые встречается в Чис. 31:8, где они названы царями. Евий и Рева упоминаются только в этом перечне, тогда как Цур назван «начальником племени» в Чис. 25(1Пар. 8:30), а Хур – имя одного из вождей израильтян в Исх. 17(☼ в русском переводе – «Ор»). Рекем – довольно распространенное личное имя (1Пар. 2:43,44; 7:16) и географическое название (Нав. 18:27). Возможно, эти имена связаны с определенными пунктами, расположенными между Южной Трансиорданией и Северной Аравией, контролирующими торговые пути этого региона.

13:22. Валаам. См. коммент. к Чис. 22 и 25:3.

13:24–29. География Гадова удела. Территория, выделенная Гадову колену, включает большую часть Галаада. Этот регион простирается к югу от реки Иавок до гор в окрестностях Аммана. Ароер, расположенный близ Аммана (Раввы), – это не тот южный город, что упоминается в 13:16. Иазер – вероятно, Khirbet es-Sar (в 8 милях от Есевона), а Ветоним – Khirbet el-Batne, в 3 милях от es-Salt. Маханаим чаще всего отождествляют с Tell Heggag в долине реки Иавок, к югу от Пенуэла, а Давир мог располагаться чуть севернее (см.: Ам. 6:13). Остальные географические объекты идентифицируют следующим образом: долина Беф-Гарам – либо Tell er-Rameh, либо Tell Iktanu у слияния с вади Hesban; Беф-Нимра – либо Tell el-Blebil, либо Tell Nimrin; Сокхоф – Tell Deir 'Alia на реке Иавок; Цафон – Tell es-Sáidiye на вади Kafrinji.

13:30,31. География удела Манассиина. Описание территории, выделенной восточной половине колена Манассиина, не так подробно, как описание территории Гада. Параллели встречаются в Чис. 32:39–42 и Втор. 3:13,14. В общих чертах, этот удел простирался от Маханаима, служившего Гадову колену северным пограничным пунктом, на север до горы Ермон, охватывая значительную часть Васана (см.: 12и 13:11,12). «Селения Иаира» невозможно идентифицировать, так как эти палаточные городки (см.: Чис. 32:41; Втор. 3:14; 1Пар. 2:22) были разбросаны по всему Васану. О Махире как сыне Манассии см. Быт. 50и Чис. 26:29. Эта часть колена Манассиина связана с Северным Галаадом (см.: Чис. 32:39,40; Суд. 5:14).

 
 

14– 19Раздел земли Ханаанской

 

14:6. Кенезеянин. Кенезеи – нееврейское племя, родственное кенеям (см.: Быт. 15:19; Чис. 32:12; Суд. 1:13). Их территория включала регион к юго-востоку от Хеврона и доходила до Эдома у южной оконечности Мертвого моря. После установления царства это небольшое племя было поглощено коленом Иуды.

14:15. Сыны Енака. См. коммент. к 11:21.

14:15. Хеврон. См. коммент. к 10:3.

15:2–4. География южных пределов удела Иудина. Южные пределы колена Иудина совпадают с границами земли Ханаанской в Чис. 34:3–5. Они простираются от южной оконечности Мертвого моря на границе с Эдомом до пустыни Син (см.: Чис. 13:21; 20:1) и далее на запад, до Средиземного моря. Возвышенность Акраввимская («скорпионов») – это, возможно, Naqb es-Safa (см.: Чис. 34:4). Кадес-Варни – оазис, в котором неоднократно останавливались израильтяне и послуживший отправным пунктом для завоевания Ханаана (см.: Чис. 13:26; Втор. 1:19,46). Он расположен на севере Синайского полуострова, у источника 'Ain el-Qudeirat в вади el-'Ain. Селения Хецрон, Аддар и Каркая не идентифицированы, но, вероятно, они находились у колодцев или источников близ Кадес-Варни. Местоположение Ацмона точно не установлено, хотя его отождествляют с Ain Muweilih, другим источником в этой местности. О потоке Египетском, вади el-'Arish, см. 13(☼ в русском переводе – «Сихор, что пред Египтом»). Ориентиры, приведенные в этом перечне географических названий, не отличаются определенностью и дают только приблизительное представление о расположении тех или иных мест.

15:5а. Восточный предел Иуды. Восточной границей территории Иудина колена является Мертвое море. «Устье Иордана» – место впадения Иордана в Мертвое море, расположенное на 1285 футов ниже уровня моря. Как и у всех древних народов, границей Иуды служит естественная преграда.

15:56–11. Северный предел Иуды. Северная граница начинается от устья Иордана и тянется на северо-запад к Иерихону и вади Qelt. Затем она проходит к югу от Иерусалима (Иевуса) и поворачивает к Кириаф-Иариму (Deir el-Azhar). По горам Иудеи граница доходит до Вефсамиса (Tell el-Rumeileh) и по северной стороне горы Экрон (Tel Miqne) – до Филистии. Далее она проходит через долину Сорек в западном направлении до Иавнеила (2Пар. 26:6; Ямния более позднего времени) и Средиземного моря. Упоминание Галгала вызывает сомнения, ибо принято считать, что этот город лежит к северу от территории Иуды (Нав. 5:9). Возвышенность Адуммим, буквально: «крепость крови», – это Tal'at ed-Damm. Ен-Шемеш – название колодца к югу от Иерусалима, отождествляемого с 'Ain el-Hod восточнее Масличной горы. Ен-Рогел находится у соединения Кедронской и Енномовой долин к востоку от Иерусалима. Нефтоах отождествляют с Лифтой, в 2 милях к северо-востоку от Иерусалима.

15:7. Давир. См. коммент. к 10:3. Там Девир назван царем Еглона и членом хананейской коалиции, потерпевшей поражение от Иисуса Навина. В 10Давир упоминается как город. В данном случае «Давир» также является географическим названием, но его не следует путать с городом в Нав. 10:38. Этот пункт идентифицируют как Thorget ed-Debr, к юго-востоку от Иерусалима.

15:15. Кириаф-Сефер. Хананейское название города, известного позднее как Давир (см.: Суд. 1:11,12). Это название означает «город книг» или «город договора», что свидетельствует либо о существовании в этом городе писцовой школы, либо о том, что здесь был заключен договор. Согласно библейскому сообщению, город был расположен к юго-западу от Хеврона в южной части гор Иудеи. Современные раскопки позволяют локализовать его в Khirbet Rabud.

15:13–19. Дарование земли. Земля, пожалованная Халевом Гофониилу, – типичный для древнего Ближнего Востока дар господина вассалу. Обычно цари или князья жаловали землей военачальников, вознаграждая таким образом их заслуги. Дарование земли было средством освоения необработанных земель и расширения налогооблагаемой базы (как явствует из некоторых законов Хаммурапи). Кроме того, власти прибегали к подобной практике, чтобы облегчить переход кочевых племен к оседлому образу жизни, ибо в противном случае эти племена могли угрожать благополучию государства (согласно текстам из Мари). Связь дарования земли с обещанием отдать в жены дочь (см.: 1Цар. 17:25; 18:17) – это всего лишь дополнительное подтверждение важности задачи покорения енакимов. Поскольку пожалованная земля была совершенно безводной, просьба Ахсы не выглядит чрезмерной и заставляет Халева занять более честную позицию.

15:21–32. Южные города Иуды. Эти города группируются вокруг Вирсавии (Беэршивы) и простираются от границы с Эдомом до Шарухена (см.: Нав. 19:6) на побережье Средиземного моря. Те города, местоположение которых удалось определить, идентифицированы следующим образом: Кавцеил (2Цар. 23:20; Неем. 11:25) – возможно, Tell Gharreh между Вирсавией и Арадом; Иагур – возможно, Khirbet el-Gharrah, в 9 милях к востоку от Вирсавии; Кина – Horvat 'Uza, в 3 милях к юго-востоку от Арада; Кириаф-Хецрон – возможно, Khirbet el-Qaryatein, в 4 милях к северу от Арада; Амам – возможно, Ве́ег Navatim близ Вирсавии; Молада – возможно, Khirbet el-Waten, в 6 милях к востоку от Вирсавии; Ваала – возможно, Tulul el-Medbah близ Телль-Масос; Мадмана – возможно, Khirbet Tatrit; Сансана – возможно, Khirbet esh-Shamsaniyat на равнине Негев; Риммой – возможно, Tel Halif, в 8 милях к северо-востоку от Вирсавии (см.: Неем. 11:29; Зах. 14:10).

15:33–47. Западные города Иуды. Западные города и селения Иуды в Шфеле разбиты на четыре группы и перечислены в направлении с севера на юг с центром в Лахисе. Последняя группа, включающая Филистию и ее главные города (Экрон, Азот и Газу), была отдана Иуде только на словах, так как покорить эту территорию не удалось вплоть до установления царства. Из городов, допускающих хотя бы приблизительную идентификацию, можно назвать следующие: Иармуф (Нав. 10:3) – Khirbet Yarmuk, в 16 милях к западу от Иерусалима; Ценан – 'Araq el-Kharba близ Лахиса; Лахис – Телль-эд-Дувайр (Нав. 10:3), был хорошо укреплен в период царств; местоположение Еглона не установлено (его традиционное отождествление с Tell el-Hesi необоснованно); Ливна – Tell es-Safi или Tell Bornat; Ефер – Khirbet el-'Ater; Ашна – Idhnah; Нецив – Khirbet Beit Nesib, в 8 милях к северо-западу от Хеврона; Кеила – Khirbet Qila в восточной части Шфелы (амарнские таблички: Qiltul).

15:48–60. Города в горной местности. Горная местность Иудеи, расположенная на узкой, протянувшейся с севера на юг, полосе между Иудейской пустыней на востоке и Шфелой на западе, охватывает пять (в LXX – шесть) округов с городами и селами, отданными колену Иудину. Среди тех, которые удалось приблизительно идентифицировать, можно назвать следующие: Шамир – el-Bireh; Иаттир – Khirbet 'Attir (см.: 1Цар. 30:27); Анаф – Khirbet 'Anab; Аним – Khirbet Ghuwein et-Tahta, в 7 милях к юго-западу от Хеврона; Холон – Khirbet 'Illin; Арав расположен в er-Rabiyeh; Дума – Deir ed-Domeh (возможно, Udumu в ЕА #256); Беф-Таппуах – TafTuh, в 3 милях к западу от Хеврона; Цигор – Síir, в 5 милях к северо-востоку от Хеврона; Маон – Tell Máin, на юге Хеврона (см.: 1Цар. 25:2); Кармил – Khirbet el-Kermel; Юта – Yatta; Гива – el-Jebá, к юго-западу от Иерусалима; Беф-Цур – Khirbet et-Tubeiqah, в 4 милях к северу от Хеврона; Гедор – Khirbet Jedur; Аравва – возможно, Rubutu, упоминаемая в египетских перечнях завоеванных городов и в амарнских текстах.

15:61,62. Города пустыни. Иудейская пустыня лежит на бесплодной полосе земли вдоль западного берега Мертвого моря (см.: Пс. 62:1). Этот унылый ландшафт образуют высокие скалы и глубокие ущелья, начинающиеся непосредственно у берега моря. В некотором отдалении от моря возвышаются восточные склоны Иудейских гор, растянувшиеся примерно на 10 миль. Особенности рельефа оказывают существенное влияние на климат, понижая годовой уровень осадков, необходимых для земледелия или возникновения крупных поселений. Жизнь в этом регионе возможна только близ источников и колодцев, поэтому здесь упоминаются только шесть городов. Из них только Беф-Араву ('Ain el-Gharabeh, на северном берегу вади Qelt, в 3 милях к юго-востоку от Иерихона) и Ен-Геди можно локализовать с некоторой долей уверенности. Последний отождествляют с оазисом с горячими источниками близ Tell ej-Jurn, на западном побережье Мертвого моря. Некоторые исследователи считают, что Секаха – это Хирбет-Кумран.

16:1–4. Границы удела сынов Иосифа. Соприкасаясь с северным пределом Иуды у Иордана возле Мертвого моря и Иерихона, а также с пределом Вениамина, в состав которого входит Иерихон, территория сынов Иосифа простирается к северу от этого города. Далее граница идет по горной местности к Вефилю и через пустыню Бефавен (см.: 18:12). На западе граница достигает Газера (см.: 10:33) и, наконец, Средиземного моря. Последний участок принадлежал израильтянам только номинально.

16:2. Вефиль/Луз. Чередование названий не обязательно означает, что это был один город (см.: Быт. 28:19; Нав. 18:13; Суд. 1:23).

Возможно, первоначально это были два самостоятельных города, но в дальнейшем значение Вефиля как культового центра настолько возросло, что Луз поблек в его тени и стал восприниматься как дополнение к Вефилю. Вероятно, оба города находились близ селения Бейтин (см. коммент. к 8:9).

16:5–9. Предел удела Ефремова. Удел Ефремов, южные границы которого описаны в ст. 1–4, простирается на север до Сихема, а затем поворачивает на юго-восток к Фаанаф-Силому (Khirbet Tánah el-Foqa) и Ианоху (Khirbet Yanun). Идентифицированные пункты этого региона включают Атароф (возможно, Tell Sheikh ed-Diab или Tell-Mazar) и Наараф (Tell е! – Jisr близ Иерихона или Khirbet Mifgir). Западная окраина этого удела включала Таппуах (возможно, Sheikh Abu Zarad; см.: 17:7,8).

17:3,4. Дочери Салпаада. См. коммент. к Чис. 36:1–13.

17:7–11. Территория Манассии. Описание пределов этой территории не отличается определенностью. Очевидно, она располагалась к северу от Ефрема и простиралась от Асира до окрестностей Сихема. Границы проведены таким образом, что некоторые владения перекрывают друг друга, во всяком случае, Таппуах (см.: 12:17) принадлежал Ефрему, а окрестные земли – Манассии (см.: 16:9). Западным пределом было Средиземное море, а на востоке Манассия граничил с Иссахаром. И снова некоторые города в уделах Иссахара и Асира отдаются во владение Манассии: Беф-Сан (Tell el-Husn), Мегиддон (Tell el-Mutesellim), Ивлеам близ Наблуса, Дор на берегу Средиземного моря к югу от горы Кармил, Ен-Дор (в 7 милях от Назарета) и Фаанах (Tell Tíinnik, в 4 милях к северо-западу от Мегиддона).

17:16. Железные колесницы. Как и в Суд. 1:19, неспособность израильтян полностью завоевать землю Ханаана объясняется наличием у врага железных колесниц. Хетты и «народы моря» научились обрабатывать железо в XII в. до н. э., но в Палестине эта технология не получила широкого распространения вплоть до X в. Очевидно, в рассказе о завоевании под «железными колесницами» подразумеваются деревянные колесницы с железными деталями, повышающими их прочность, или колеса, обшитые железом. Возможно, корпус колесницы был снабжен выступающими наружу острыми железными гвоздями, утяжеляющими это боевое транспортное средство и повышающими его эффективность при столкновении с пехотой. Впрочем, применение железа ограничивалось тем обстоятельством, что слишком тяжелая колесница снижала маневренность и быстроту лошадей.

17:16. Беф-Сан. Древний Беф-Сан стоял на восточной окраине Изреельской долины, контролируя важный в стратегическом и экономическом отношении проход в долину Иордана. Город был отдан во владение Манассии, но его не удалось завоевать во времена Иисуса Навина, так как у местных жителей были железные колесницы. Он оставался независимым хананейским анклавом и в период царств (1Цар. 31:10–12), но при Соломоне был включен в число подчиненных царю административных округов (3Цар. 4:12). Позднее на этом месте вырос римско-византийский город (Скифополь). Археологические исследования показывают, что участок был непрерывно заселен со времен халколита (4500–3300 гг. до н. э.). Выгодное стратегическое положение, пахотные земли и доступ к воде (вади Jalud) позволяют предположить, что жители этого края благоденствовали и в период египетского владычества (начиная с Тутмоса III в XV в. до н. э.), и после вторжения «народов моря», и при израильтянах.

18:1. Силом как культовый центр. Силом (Khirbet Seilun), расположенный в плодородной долине на территории Ефрема между Вефилем и Сихемом и заселенный на всем протяжении железного века, обладал рядом архитектурных достопримечательностей. Среди них – крепостные ворота и некое сооружение, напоминающее храмовый комплекс. Разрушения в слое XI в. до н. э., возможно, связаны с захватом ковчега филистимлянами (см.: 1Цар. 4–10). Сведения о религиозном значении этого города до основания царства, содержащиеся в Суд. 21:19–23 и в позднейших преданиях (Пс. 77:60; Иер. 7:12–15), указывают на то, что до сооружения храма в Иерусалиме Силом был важным культовым центром.

18:4–8. Древняя картография. Картография берет начало, по меньшей мере, в 3-м тыс. до н. э., о чем свидетельствуют найденные археологами глиняные таблички с начертанными на них картами. Среди них наиболее известны карты месопотамского города Ниппур (1500 г. до н. э.) и вавилонская «карта мира» (середина 1-го тыс. до н. э.). В Египте найдена подробная карта золотых рудников, датируемая временем Рамсеса II (XIII в. до н. э.).

18:6–10. Бросание жребия. Бросание жребия с целью выяснения божественной воли является формой гадания. См. коммент. к Исх. 28(урим и туммим) и к Чис. 26:55. Поскольку колена перечисляются в порядке их старшинства, можно предположить, что жребий использовался не для того, чтобы решить, какое племя будет выбирать первым. Напротив, представители каждого колена следовали в установленном порядке, а жребий определял, какую часть земли получит то или иное колено. На древнем Ближнем Востоке раздел собственности между наследниками обычно совершался следующим образом: старший сын выбирал свою долю, а остальное разделялось по жребию.

18:11–20. Удел Вениамина. Территория Вениамина лежит между владениями Иуды и владениями сынов Иосифа, причем северная граница Иуды приблизительно совпадает с южной границей Вениамина. Северная граница идет по южной границе Ефрема, но не до самого Средиземного моря, а только до Кириаф-Иарима, оставляя пространство для территории Данова колена. Владения Вениамина описываются в направлении с востока на запад (от места впадения Иордана в Мертвое море). То, что граница проходит через долину Енномову, означает, что Иерусалим находился на территории Вениамина.

18:14. Беф-Орон. Верхний Беф-Орон (Beit Ur el-Foqa) расположен в 2 милях к северо-западу от Гаваона, а Нижний (Beit Ur et-Tahta) – в полутора милях дальше к северо-западу и примерно на тысячу футов ниже. Полагают, что этот город упоминается в амарнских письмах под названием Bit Ninurta. Беф-Оронский проход ведет в Аиалонскую долину (упоминаемую в амарнских текстах как Ayyaluna) – основной путь из горной местности к прибрежным равнинам. Неизвестно, какой город подразумевается в Нав. 16 и 18, – Верхний или Нижний, но, вероятно, в сознании библейского автора они были неразличимы, так как играли одинаково важную роль в контроле над торговым маршрутом.

18:15. Кириаф-Иарим. Расположенный в 8 милях к северу от Иерусалима в Deir el-Azhar, Кириаф-Иарим («город лесов») был пограничным пунктом между владениями Вениамина и Иуды. В 15он назван Ваалом, а в 15и 18– Кириаф-Ваалом. Этот город фигурирует в рассказе о завоевании (Нав. 9, 10) и в истории о временном изъятии ковчега (1Цар. 6:19 – 7:2).

18:21–28. Города Вениамина. Некоторые города неизвестны, но остальные идентифицированы: Фара – Khirbet el-Farah, к северо-востоку от Анафофа; Офра – et-Taiyibeh, в 4 милях к северо-востоку от Вефиля; Гева – возможно, Khirbet et-Tell, в 7 милях к северу от Вефиля; Гаваон обычно отождествляют с эль-Джибом, в 4 милях к северо-западу от Иерусалима (см.: 9:3–5); Рама – er-Ram, в 5 милях к северу от Иерусалима; Бероф – возможно, el-Bireh; Мицфа – возможно, Tell en-Nasbeh; Кефира – Khirbet Kefirah, к юго-западу от эль-Джиба; Моца – возможно, Khirbet Beit Mizze, к западу от Иерусалима; Гивеаф-Кириаф – возможно, возвышенность, известная как «холм Кириафиарима» (см.:1Цар. 7:1,2).

19:1–9. Удел Симеонов. Поскольку территория сынов Симеоновых определяется как расположенная «среди удела сынов Иудиных», можно предположить, что это колено распалось или ассимилировалось на очень раннем этапе, оставив только память о своих первоначальных владениях. Их города находились в основном в Негеве, а Ефер и Ашан – в Шфеле (см. коммент. к 15:21–32). Беф-Маркавоф, «город колесниц», и Хацар-Суса, «город коней», – это, по-видимому, не географические названия, а обозначения профессиональной специализации. Эти города обычно отождествляют с Мадманой и Сансаной(15:31).

19:8. Ваалаф-Беер. Возможно, это другое название Валофа из 15(см. Ваал в 1Пар. 4:33), расположенного к востоку от Вирсавии. Упоминание «Рамы в Негеве» (☼ в русском переводе – «южной Рамы») указывает на то, что это была «высота», или языческое культовое место (см.: 1Цар. 30:27).

19:10–16. Удел Завулонов. Несмотря на отсутствие в перечне Назарета, он является основным ориентиром этого удела. Границы и большинство городов расходятся от этого города в восточном и западном направлениях. Северная граница проходит примерно в 12 милях к западу от Тиберии и в 6 милях к северо-востоку от Назарета у Риммона (Rummaneh). Сарид – вероятно, Tell Shadud (в 5 милях к юго-востоку от Назарета). Оттуда граница идет по потоку Киссон до Иокнеама (см.: 12:22). На востоке владения Завулона граничат с уделом Иссахара. Города этой местности: Давраф (Daburiyeh близ горы Фавор) и Иафия (Yafa, к юго-востоку от Назарета). Единственной нитью, связывающей Завулон с морем (вопреки Быт. 49и Втор. 33:18,19), была торговля с Акко, возможно, через соседний город Нагалал (Tell en-Nahl). Его территория не имела выхода к Средиземному морю.

19:15. Вифлеем. Этот город, расположенный к юго-западу от Нагалала в уделе Завулона, не следует путать с Вифлеемом на юге, в Иудее. Здесь был погребен судья Есевон (Суд. 12:8–10). Современное арабское селение по-прежнему носит название Beit-Lahm.

19:17–23. Пределы и города Иссахара. Эта территория лежит в Изреельской долине к северу от Манассии, к востоку от Асира и к югу от Неффалима. Ее северная граница простирается от горы Фавор до Иордана, южнее моря Галилейского. О стратегическом значении этого региона свидетельствуют его упоминания в анналах Тутмоса III (Анахараф и Кишион) и Сети I (Ремеф ­­ Иармуф, возможно то же, что и гора Иармуга в 6 милях к северу от Беф-Сана). Остальные города: Изреель – Zer'in, северо-западнее горы Гелвуй; Кесуллоф ­­ Кислоф-Фавор (см.: 19:12) – современный Иксаль, в 2 милях к юго-востоку от Назарета; Сунем – Солем, в 3 милях к северо-востоку от Изрееля.

19:24–31. Пределы и города Асира. Удел Асира лежит в долине Акко к западу от Завулона и Неффалима и простирается на север до финикийских портов Тира и Сидона. Эта территория также фигурирует в египетских царских анналах. Тутмос III упоминает Хелкаф (возможно, Tell el-Harbaj или Tell el-Qassis), Ахсаф (см.: 11:1), Мишал (близ горы Кармил) и Аламелех, а Рамсес II включает в число завоеванных хананейских городов Кану (в 7 милях к юго-востоку от Тира). Идентифицированы следующие города: Кавул (Kabul); Еврон (Khirbet 'Abdeh, в 10 милях к северо-востоку от Акко); Умма – возможно, Акко; Рехов (не путать с одноименным городом в Чис. 13:22) – возможно, Tell el-Gharbi, в 7 милях к востоку от Акко.

Включение Тира и Сидона в пределы Асира отнюдь не означает фактическое господство над этими городами. Граница была не столько реальной, сколько теоретической, хотя селения в окрестностях городов-государств в какие-то периоды действительно принадлежали израильтянам.

19:29. Ахзив. Ахзив, расположенный к северу от Акко и отданный во владение Асиру, так и не был завоеван (Суд. 1:31). Раскопки показывают, что со времен средней бронзы до римского периода здесь существовал процветающий торговый центр. Он многократно подвергался разграблению, но неизменно возрождался, и достиг наивысшего расцвета в VIII в. до н. э., незадолго до его разрушения Сеннахиримом в 701 г. Этот город не следует путать с Ахзивом в Шфеле, отданным Иуде (15:44).

19:32–39. Пределы и города Неффалима. На этой территории основной точкой отсчета является гора Фавор. Южная граница Неффалима следует по вади Fajjas на восток до Иордана. Из городов, расположенных вдоль этой линии, идентифицированы: Хелеф (Khirbet 'Arbathath возле горы Фавор); Адами-Некев (Khirbet et-Tell); Иавнеил (Tell en-Náam); Лаккум (Khirbet el-Mansurah). Местоположение Хуккока вызывает споры, но большинство исследователей отождествляют его с Yaquq, к западу от Галилейского моря. Остальные города: Адама – возможно, Hajar ed-Damm, в 2 милях к северо-западу от места слияния Иордана и моря Галилейского; Иреон – Ярун, на ливанской границе; об Асоре см. коммент. к 11:1; Кедес – севернее пересохшего к настоящему времени озера Хуле.

19:40–48. Пределы и города удела Данова. Хотя Дану была выделена довольно большая территория на побережье Средиземного моря от ручья Сорек до реки Яркон близ Иоппии, маловероятно, чтобы Даново колено когда-либо занимало всю эту землю. Большую часть этого региона контролировали филистимляне, а позднее – ассирийцы. Во времена Соломона эта территория образовала юго-западный административный округ и была аннексирована Иудеей. Подтверждением может служить тот факт, что принадлежавший Дану город Беф-Шемеш (Tell er-Rumeileh) упоминается далее как город левитов в Иудее (21:16). Остальные города Данова удела идентифицируют следующим образом: Шаалаввин – возможно, Selbit (к востоку от Газера; см. Суд. 1:35); Аиалон – возможно, Yalo (в 5 милях к востоку от Газера; упоминается в амарнских текстах); Фимнафа – Tell el-Batashi (в 5 милях к северо-западу от Беф-Шемеша); Гиввефон – возможно, Tell el-Melat (упоминается в перечне завоеванных городов Тутмоса III); Бене-Верак – el-Kheiriyah (близ Иоппии; упоминается в анналах Сеннахирима); Ракон – либо река, либо Tell er-Reqqeit близ Иоппии.

19:47. Ласем. Вероятно, под давлением филистимлян Даново колено мигрировало (см.: Суд. 18). Сыны Дана двинулись на север, в Ласем (Лаис), который был переименован в «Дан» и стал важным культовым центром при царе Иеровоаме. Крупнейший в этом регионе город (площадью около 50 акров) находился к северу от озера Хуле, на дороге, ведущей в Дамаск. О его значении свидетельствуют упоминания в египетских «Текстах проклятий» и в письмах из Мари.

19:50. Фамнаф-Сараи. Город, отданный Иисусу Навину после того, как все территории были распределены. Он был построен на горе Ефремовой, но принадлежал только Иисусу Навину и его дому. Его отождествляют с Khirbet Tibnah, в 12 милях к юго-западу от Сихема. Раскопки обнаружили здесь большое поселение, перестроенное в период железа I.

20:1–9. Города-убежища. См. коммент. к Чис. 35.

 
 

21:1–45 Города левитов

 

21:1, 2. Обоснование выделения городов левитам. См. коммент. к Чис. 35:1–5.

21:3–40. Территориальное распределение городов. Закон о выделении левитам городов и пастбищ исполняется здесь с помощью жребия – орудия выяснения божественной воли. Однако города распределяются среди колен Израилевых неравномерно, причем это никак не связано с численностью колен. Возможно, такое распределение зависело от величины кланов колена Левиина.

21:3–40. Города левитов. Хотя среди городов левитов были широко известные культовые центры (Хеврон, Сихем), многие из них располагались на границах и, возможно, были «колониями» или пограничными заставами. Так, города, перечисленные в ст. 11–15, находятся на палестинской границе, в ст. 28–35 – на северной и приморской границах (контролируемых могущественными хананейскими городами-государствами вроде Мегиддона), а в ст. 36–39 – на территории к востоку от Иордана, потерянной израильтянами после царствования Соломона. Из не упоминавшихся ранее городов этого перечня идентифицированы следующие: Иаттир (Khirbet 'Attir, в 13 милях к юго-западу от Хеврона); Ештемо (es-Samú, в 8 милях к юго-западу от Хеврона, раскопки которого обнаружили остатки поселения железного века); Ашан (Khirbet 'Asan, в миле к северу от Вирсавии, а не Аин, 1Пар. 6:59); Ютта (Yatta, в 5 милях к юго-западу от Хеврона); Гева (Jeba, в 6 милях к северо-востоку от Иерусалима); Алмон (Khirbet Almit, в миле к северо-востоку от Анафофа); Елфеке (Tell el-Melat, к северо-западу от Гезера), упоминаемый в анналах Сеннахирима за 701 г. до н. э.; Аиалон (Yalo, в 12 милях к северо-западу от Иерусалима); Авдон (возможно, Khirbet 'Abden, в 4 милях к востоку от Ажжиба); Кедес (Tell Qedes, в 6 милях к северу от Асора, слои заселения которого относятся в основном к ранней бронзе, но встречаются единичные остатки материальной культуры железного века); Димна (возможно, Rummaneh, в 6 милях к северо-востоку от Назарета).

21:16. Беф-Шемеш (Вефсамис). Город находился на филистимской границе в долине Сорек, в северо-восточной части Шфелы. Его отождествляют с Tell er-Rumeilah, и раскопки показывают, что это место было непрерывно заселено со времен средней бронзы I до римского периода. Заметная роль этого города в библейском рассказе о завоевании проявляется в 1Цар. 6:9–15, в рассказе о захвате ковчега. Превращению Вефсамиса в административный пункт израильтян (не укрепленный Ровоамом и, возможно, не сразу заселенный) во времена объединенного царства предшествовало разрушение в XI в. до н. э. Обнаружение скарабеев Аменхотепа III и Рамсеса II, а также угаритских клинописных табличек подтверждает торговые контакты этого стратегически важного города.

21:18. Анафоф. Расположенный в Ras el-Kharrubeh, в 3 милях от Иерусалима, Анафоф был левитским городом на территории Вениамина. Сюда был сослан Авиафар (3Цар. 2:26) и здесь родился Иеремия (Иер. 1:1). Раскопки показывают, что это место было заселено со времен железа I до византийского периода.

21:21. Сихем. См. коммент. к Быт. 12:6; Нав. 24и Суд. 9:1.

21:21. Гезер. Гезер, занимавший выгодное положение на пути с побережья в Иерусалим, отождествляют с Tell Jezer, в 5 милях к юго-востоку от Рамлы. Древнейшее поселение на этом месте относится к периоду халколита (3400–3300 гг. до н. э.), но между 2400–2000 гг. до н. э. город обезлюдел. В период средней бронзы Гезер был восстановлен и после 1800 г. до н. э. стал крупным укрепленным городом. «Высота», образованная десятью вертикально стоящими камнями, была сооружена после 1650 г. Возможно, разрушение этого слоя заселения связано с завоевательным походом Тутмоса III. Следующий период оживления приходится на амарнскую эпоху, когда Гезер стал одним из основных центров, через которые Египет осуществлял свое господство над Ханааном. Филистимляне владели этим городом на протяжении железного века I (XII-XI вв. до н. э.). Израильтяне поселились здесь во времена царствования Соломона (3Цар. 9:15–17), и раскопки обнаружили здесь характерные для строительной деятельности Соломона крепостные стены и ворота с множеством внутренних помещений, найденные также в Мегиддоне и Асоре.

21:24. Гаф-Риммон. Город отождествляют с двумя близлежащими селениями – Tell Abu Zeitun и Tell Jerishe. Они находятся примерно в 2 милях от Средиземного моря, недалеко от Тель-Авива, на реке Яркон. Отождествление с обоими селениями правомерно, так как город не раз опустошался и переносился в другое место, сохраняя старое название. Возможно, это Гаф, обозначенный в перечне Тутмоса III как knt и упоминающийся в амарнских текстах как Giti-rimuni.

21:38. Рамоф в Галааде. Первоначально отданный Гаду, Рамоф Галаадский был назначен городом-убежищем (Втор. 4:43), а здесь упоминается в перечне левитских городов. Его местоположение точно неизвестно, поскольку в тексте отсутствуют ориентиры, а среди курганов, расположенных на сирийской границе, некоторые соответствуют его описанию. Наиболее вероятно, что это Tell Ramith, в 3 милях к югу от Рамты на современной границе между Сирией и Иорданией, где обнаружены следы поселения железного века.

21:43–45. Общепринятые формулы в рассказах о завоеваниях на древнем Ближнем Востоке. Заявления о победоносном завоевании и полном подчинении территории в соответствии с замыслом и под предводительством божества типичны для царских анналов древнего Ближнего Востока. Например, отчет ассирийского царя Сеннахирима о третьей кампании (включающей осаду Иерусалима в 701 г. до н. э.) содержит не только перечень завоеванных городов (подобные перечни имеются на стеле Мернептаха, на Моавитском камне и во многих других надписях), но и заключительный пассаж, прославляющий величие его завоеваний. Армантская стела фараона Тутмоса III (1468 г. до н. э.) также содержит перечисление «героических подвигов, совершенных этим добрым богом в каждом великом сражении». Подобные формулы были отличительной особенностью литературного жанра военных хроник древнего Ближнего Востока (дополнительную информацию см. в коммент. к 10:40).

 
 

22:1–34 Размолвка между западными и восточными коленами

 

22:8. Добыча. В результате успешного завоевания победителям досталась большая добыча. Перечисленные здесь трофеи являются типичными для древней экономики ценностями. Принцип справедливого раздела добычи, свидетельствующий о единстве колен в их совместной борьбе, будет исполняться и в дальнейшем (см.: 1Цар. 30:16–25). 22:9. Силом. См. коммент. к 18:1.

22:10. Гелилоф (☼ в русском переводе – «подле Иордана»), В 18это географическое название использовано вместо «Галгал», и, возможно, здесь имеет место такое же чередование названий (в Ватиканском кодексе действительно написано «Галгал», а не «Гелилоф»). Как бы то ни было, проблема возникла из-за несанкционированного сооружения жертвенника на окраине Ханаана. Почти все варианты идентификации Галгала указывают на местность к северо-востоку от Иерихона, на Иордане.

22:9–34. Назначение жертвенника. Сооружение жертвенника сынами Гада, Рувима и половины колена Манассиина вызвало опасения, что они хотят основать свой культовый центр, который будет соперничать с Силомом. В этом споре обращает на себя внимание тот факт, что главным действующим лицом выступает не Иисус Навин, а священник Финеес. Но галаадские колена незамедлительно ответили, что жертвенник построен не для жертвоприношений, а только как памятник («свидетель») их союза с Яхве и остальными коленами (см.: 4:19–24). Его внушительные размеры («большой по виду») объясняются тем, что он служил памятным знаком единства, а не религиозного соперничества. Таким образом, за Галгалом сохранилась роль объединяющего центра, в котором заключались союзы (9:6–15), а Силом (позднее – Иерусалим) был признан религиозным центром, в котором совершались жертвоприношения.

22:11–20. Нарушение договора как причина войны. Обычно документы о заключении соглашения содержали условие, по которому нарушение любого пункта договора являлось основанием для войны. Например, в договоре между фараоном Рамсесом II и хеттским царем Хаттусили III (1280 г. до н. э.) цари призывают богов в свидетели и перечисляют проклятия, которые обрушатся на нарушителя их союза. Обвинения, выдвинутые против сынов Рувима, Гада и Манассии, основаны на завете, который требует от колен Израилевых не только образования военного союза, но и признания культового центра в Силоме. Вероятно, внимание, уделяемое этому обстоятельству, обусловлено не столько политическими соображениями, сколько интересами священников. Здесь спор возник из-за недоразумения, хотя, возможно, в его основе лежало стремление обеспечить свободный переход через Иордан (см.: Суд. 12:1–6).

22:17. Беззаконие Фегорово. Упоминаемое здесь «беззаконие» – грех идолопоклонства, в который впали израильтяне, «прилепившись» к Ваал-Фегору (см. коммент. к Чис. 25:3,4,6,8). Обвинители предполагают, что несанкционированное сооружение жертвенника таит угрозу отступничества и может вызвать гнев Бога.

22:34. Наречение жертвенников. Присвоение имен географическим пунктам и различным сооружениям в память о важных событиях довольно часто встречается в Библии. Например, явление Бога Агари в Быт. 16:7–14 привело к наречению близлежащего источника именем Беэр-лахай-рои («Источник Живого, видящего меня»). В Суд. 6Гедеон называет возведенный им жертвенник «Господь мир».

 
 

23:1–16 Иисус Навин наставляет старейшин

 

23:1. Хронология. В тексте нет указания на то, когда была произнесена «прощальная проповедь» Иисуса Навина старейшинам и народу, – то ли непосредственно после инцидента, описанного в гл. 22, то ли накануне возобновления завета в гл. 24 (заметьте также отсутствие географических подробностей). Очевидно, самое важное для библейского автора – связь между окончанием завоевания («Господь успокоил Израиля») и окончанием служения Иисуса Навина.

23:2. Старейшины, судьи и надзиратели. В Исх. 18:21,22 Моисей назначил судей, дабы они помогли ему нести бремя власти. В рассказе о завоевании упоминаются различные предводители народа: старейшины (1:10; 7:6; 8:33), судьи (8:33), надзиратели народа (8:33). Эти люди помогали Иисусу Навину решать административные и военные вопросы, проводили в жизнь его повеления и поддерживали порядок в стане. Предводители выступали в качестве представителей народа в важных ритуальных действах и при заключении завета (см.: Исх. 24:1; Чис. 11:16). Кроме того, в тексте часто упоминается их роль в решении правовых вопросов (Втор. 16:18; 19:16–18; 21:1–4,20).

23:13. Метафоры угнетения. Соблазн сближения с другими народами и поклонения их богам уподобляется петле и сети, бичу и терну для глаз. Это предостережение против уступок синкретизму повторяется непрестанно (Исх. 23:33; 34:12; Чис. 33:55; Втор. 7:16). Хотя это выражение звучит как поговорка (см.: Пс. 68:23; Прит. 29:6), оно стало ассоциироваться с отношениями завета и последствиями неповиновения.

 
 

24:1–27 Возобновление завета

 

24:1. Сихем. Расположенный в 35 милях к северу от Иерусалима в горной местности на территории Ефрема, Сихем (Телль-Балата) господствовал над торговым маршрутом, проходившим между горами Гаризим и Гевал. Его археологическая летопись насчитывает двадцать четыре слоя и простирается от эпохи халколита до эллинистического периода. В течение среднего бронзового века городом, по-видимому, владели гиксосы, которые возвели огромные крепостные валы и построили храм. Египтяне, вновь появившиеся в этом регионе в XVI в. до н. э., полностью разрушили город средней бронзы III. Однако в период поздней бронзы Сихем восстанавливается и упоминается в амарнских текстах как резиденция местного царя Лабайу, который на словах выражал преданность Египту, а на деле создавал мини-империю в Северном Ханаане (1400 г. до н. э.). В слоях железного века разрушения не обнаружены, следовательно, израильтяне могли овладеть этим городом, не встретив сопротивления (он не упоминается в перечне городов, завоеванных Иисусом Навином; 12:7–23). Вероятно, Сихем был избран для проведения церемонии возобновления завета по причине его связи с патриархами (жертвенник Авраама в Быт. 12:6; покупка поля Иаковом в Быт. 33:18–20 и др.). Не исключено, что израильтяне совершали эту церемонию неподалеку от хананейского святилища (или даже на его территории) на возвышенности в черте Сихема, утверждая тем самым превосходство своего Бога над хананейскими богами (дополнительную информацию см. в коммент. к Суд. 9:1).

24:2–27. Процедура возобновления завета. Процедура возобновления завета следует установленному в Древнем мире образцу, используемому также в Книге Второзаконие. Дополнительную информацию см. в статье «Завет и древние ближневосточные договоры» в коммент. к Втор. 2.

24:2. Языческие корни Израиля. Родиной патриархов была Месопотамия, страна с политеистическими религиозными традициями. Здесь говорится о том, что Авраам и его родичи поклонялись множеству богов, в том числе богам-покровителям своего города, обожествленным предкам, а также различным богам языческого пантеона, исцеляющим болезни и обеспечивающим плодородие. Дав обетование завета, Яхве просто отучил их от этой практики (см. статью «Религия Авраама» в коммент. к Быт. 12). Это важное свидетельство, подтверждающее, что Авраам не был наследником некоей непрекращающейся традиции древнего монотеизма.

24:2. Земля за рекою. Это определение является специальным термином, применяемым для обозначения региона, расположенного к западу от Евфрата. Например, Харран – город, в который отправился Фарра в Быт. 11:31, – находился к западу от Евфрата. Строго говоря, Ур был расположен так же, но эта провинция, как явствует из военных анналов месопотамских царей и более поздних персидских административных документов (см.: Езд. 7:21), включала северные ответвления Евфрата и «западные земли» в Сирии и Финикии.

24:5–7. Чермное море. См. коммент. к Исх. 13,14.

24:8. Земля аморреев. См. коммент. к Чис. 21:21–35.

24:9–11. Валаам и моавитяне. См. коммент. к Чис. 22–24.

24:12. Шершни. Точное значение слова, переведенного как «шершни», неясно. В Септуагинте (древнейшем греческом переводе Ветхого Завета) это слово истолковано как «шершни», и многие комментаторы признают его как символ божественного вмешательства, подготовившего почву для завоевания Ханаана израильтянами. Насекомые часто используются в метафорическом изображении вражеского нашествия (напр.: мухи и пчелы, Ис. 7:18,19; саранча, Иоил. 1,2). Тем не менее некоторые исследователи рассматривают это слово как намек на Египет, так как, во-первых, оно имеет сходное со словом «Египет» написание (см. коммент. к Исх. 23:28), а во-вторых, шершень является символом Нижнего Египта. В таком случае здесь подразумевается нашествие египтян на Палестину, предшествовавшее вторжению израильтян и способствовавшее достижению их цели. Некоторые комментаторы переводят это слово как «чума» или «ужас».

24:1–27. Церемония возобновления завета. В библейском тексте описаны четыре церемонии возобновления завета, и каждая из них знаменует не только подтверждение условий завета, но и начало нового этапа в истории Израиля (см.: Исх. 24:1–8; 4Цар. 23:1–3, 21,22; Неем. 8:5–9). Каждая церемония включает собрание народа, перечисление могущественных деяний Бога или чтение закона, подтверждение народом преданности завету и жертвоприношение или празднование. В Сихеме Иисус Навин ставит точку в истории исхода и завоевания и открывает новую страницу, в которую будет вписано освоение обетованной земли израильтянами.

24:26. Камень и дуб. Камни (столбы) и священные деревья были принадлежностью хананейских (см. угаритский эпос об Акхате) и древнейших израильских святилищ (см.: Быт: 28:18–22; Исх. 24:4; 2Цар. 18:18-камни; Быт. 12:6; Втор. 11:30; Суд. 6:11; 9:6; 1Цар. 10– деревья). Хотя позднейшая традиция осуждает сакрализацию камней и деревьев (Исх. 23:24; Лев. 26:1; Втор. 12:2; 4Цар. 16:4), здесь их использование вполне оправдано. Кроме того, камень и дуб послужили памятником о важном событии (подобно двенадцати камням, поставленным в память о переходе через Иордан в Нав. 4:2–9). И, наконец, при помощи камня и дуба церемония возобновления завета была символически отделена от храма Ваала.

 
 

24:28–33 Смерть и погребение Иисуса Навина

 

24:30. Гора Гааш. Вероятно, эта гора находилась на территории Ефрема, к югу от Фамнаф-Сараи (Khirbet Tibneh) и примерно в 20 милях к юго-востоку от Сихема.

24:32. Израильские участки для погребения в Ханаане. Участки для погребения, использованные патриархами, были куплены у местных жителей. Первым таким участком была пещера Махпела близ Хеврона, купленная Авраамом у Ефрона Хеттеянина. Здесь были погребены Авраам, Сарра, Исаак, Ревекка и Иаков. Только Рахиль, умершая при родах близ Вифлеема, была погребена в другом месте (Быт. 35:19). «Памятник», воздвигнутый Иаковом над ее могилой, представлял собой груду камней, типичную для захоронений кочевых народов этого региона. В Книге Иисуса Навина отмечено, что кости Иосифа были похоронены на участке поля близ Сихема, купленного Иаковом у сынов Еммора. Будучи иммигрантами, патриархи не имели права просто хоронить своих умерших на родовых участках. Чтобы обрести это право, они должны были купить землю, иначе их могилы могли быть потревожены или стать недоступными. Погребение Иисуса Навина и Елеазара являет совершенно иную картину, так как они были похоронены в земле, обретенной в ходе завоевания и отданной им в вечное владение.

24:33. Холм Финееса (Гивеаф). Участок, на котором похоронили Елеазара, сына Аарона, находился на территории Ефрема. Евсевий помещает его в 5 милях к северу от Офни, но в настоящее время определение этих мест невозможно.

 
 
 

Книга Судей Израилевых

1– 2Попытка овладеть обетованной землей

 

1:1,2. Вопрошание Господа. Прежде чем начать какую-либо военную операцию, на древнем Ближнем Востоке было принято осведомляться о воле богов и заручаться их поддержкой (см.: 20:18). Например, одна ассирийская царская надпись гласит, что война произошла «по повелению бога Ашшура». Для того чтобы выяснить характер божественного повеления, использовались самые разнообразные способы гадания: исследование внутренностей животных, бросание жребия, наблюдение за полетом птиц или формой облаков и т. п. Ответ божества, или оракул, определял, следует ли проводить сражение в тот же день и какой тактики необходимо придерживаться.

1:3. Территория Симеона и Иуды. Удел, полученный Симеоном в Нав. 19:1–9, находился в южной части Палестины «среди удела» Иуды. В данном эпизоде разделение этих колен логически оправдано. Но в конечном счете Симеон был поглощен более сильным и многочисленным коленом Иуды. Таким образом, предложенная Иудой помощь в завоевании их общего удела положила начало исчезновению Симеона как самостоятельного колена.

1:4. Везек. Место битвы, в которой Иуда и Симеон нанесли поражение хананеям и ферезееям, возглавляемым Адони-Везеком. Географические сведения здесь не приводятся, но название этого места встречается в рассказе о Сауле (1Цар. 11:8–11), откуда следует, что это была открытая равнина, подходящая для проведения смотра войск, не более чем в 12 милях к юго-западу от Иависа Галаадского (El Maklub). Исследования горной местности между Сихемом и Иорданской долиной позволяют локализовать древний Везек в Khirbet Salhab, где обнаружены остатки поселения железного века.

1:6. Отсечение больших пальцев рук и ног. Как и в 1Цар. 11:2, увечье наносилось для того, чтобы унизить пленников и исключить возможность их возвращения в строй. Воинам, неуверенно стоящим на ногах и неспособным держать меч, копье или лук, оставалось только молить о пощаде. Такие изувеченные пленники изображены на рельефах времен Салманасара III (IX в. до н. э.).

1:7. Собирание крошек под столом. Победитель, демонстрируя свое могущество, нередко выставлял напоказ пленников, которые, как собаки, подбирали объедки под столом (угаритская параллель – обращение бога Эла с враждебными богами). По иронии судьбы Адони-Везеку пришлось испытать такое же унижение, какому он сам подвергал прежде семьдесят царей.

1:7,8. Иерусалим. Вопреки сообщению о захвате и сожжении Иерусалима в этом фрагменте, все остальные упоминания этого города и его жителей, иевусеев, в рассказе о заселении Ханаана израильтянами указывают на то, что ни Иуде (Нав. 15:63), ни Вениамину (Суд. 1:21) не удалось захватить Иерусалим. В Суд. 19:10–12 он все еще считается «городом иноплеменников». Скудость археологических данных об этом периоде (лакуна и значительные разрушения в слоях, относящихся ко времени нашествия «народов моря») оставляет многие вопросы без ответа. Некоторые комментаторы полагают, что Иуда захватил и предал огню неукрепленные участки города, но эту гипотезу невозможно доказать. Честь окончательного завоевания Иерусалима принадлежит Давиду, который превратил его в свою столицу (2Цар. 5:6–10).

1:9. География. Как явствует из этого стиха, израильтяне двигались в южном и юго-западном направлении: к Хеврону и северной окраине пустыни Негев, затем к Шфеле и прибрежной равнине филистимлян. Отсюда следует, что они намеревались завоевать как можно большую территорию, выделенную Иуде (Нав. 15:1–12,21–63) и Халеву (15:13–19).

1:10. Хеврон. Хеврон расположен у горы ег-Rumeidah, в 23 милях к северо-востоку от Беэршивы и в 19 милях к югу от Иерусалима, на пересечении дорог, ведущих в Шфелу и Негев. Старое название города, Кириаф-Арба (см.: Быт. 23:2; Неем. 11:25), напоминает о том времени, когда он был клановым центром енакимов (Нав. 14:15; 15:13). Дополнительную информацию см. в коммент, к Нав. 10:3.

1:11. Давир. Расположенный к юго-западу от Хеврона на южной окраине Иудейских гор, в начале железного века Давир, очевидно, служил пограничной заставой вторгшихся в Палестину «народов моря» (если енакимы в Нав. 11не были хананеями). См. коммент. к Нав. 10:3,38,39 и 11:21.

1:12. Дочь в награду. Хотя это было нечастым явлением, мысль о повышении статуса посредством заключения брака, невозможного в иных обстоятельствах, казалась некоторым честолюбивым воинам привлекательной. Так, например, Давид женился на дочери Саула, которую царь обещал отдать тому, кто победит Голиафа (1Цар. 17:25). Как и в эпизоде с Голиафом, предстоящее боевое задание было трудным и опасным, и обещание столь необычной награды должно было воодушевить героя. Как родственник Халева Гофониил и без того имел высокий социальный статус, но, очевидно, хотел добиться большего.

1:15. Источники верхние и источники нижние. Так могли называться источники воды, доступ к которым получали при помощи незначительного углубления русла пересыхающих рек (вади) или рытья глубоких колодцев в тех местах, где уровень фунтовых вод был ниже. Очевидно, эти источники находились в Негеве, но где именно – неизвестно.

1:16. Кенеи. Кенеи – одно из племен, обитавших в пустынных районах Синайского полуострова и на южных окраинах Негева вплоть до залива Акаба (Быт. 15:19; 1Цар. 27:10; 30:29; 1Пар. 2:55). Учитывая размещение стоянки Хевера в Суд. 4:11, можно предположить, что кенеи распространились на север до Изреельской долины. Их связь с Моисеем и Иофором восходит к Исх. 3:1. Они были пастухами (Суд. 5:24–27), вожатыми караванов и странствующими кузнецами. Об этой последней особенности свидетельствует само их название, означающее «кузнецы». См. коммент. к Чис. 24:21,22.

1:16. Город Пальм. Судя по приведенному здесь описанию, связанному с упоминанием города Пальм в 3:13, речь идет об Иерихоне, древнем городе-оазисе, расположенном всего в 6 милях к северо-западу от Мертвого моря (Tell es-Sultan). Оазис обязан своим плодородием источникам Айн-эс-Султан и Айн-Дук. Древнейшее поселение возникло здесь в мезолитическую эпоху (9000–8700 гг. до н. э.)., и постепенно значение города настолько возросло, что в период ранней бронзы III (2700 г. до н. э.) он был обнесен крепостными стенами из кирпича. Вторжения завоевателей приводили к тому, что временами жизнь в городе прекращалась (в конце периода ранней бронзы III, 2500 г. до н. э., и в начале периода поздней бронзы Ib, 1350 г. до н. э.). Вероятно, в период судей это малонаселенное место служило пограничной заставой или стоянкой для караванов. Иерихон был восстановлен только в IX в. до н. э. (3Цар. 16:34).

1:16. Арад. Заселение Телль-Арада, расположенного в долине Беэршивы, в 20 милях к югу от Хеврона, началось в период халколита. Благодаря контактам с Египтом, Нижний город, построенный вокруг естественной котловины с водой, на протяжении периода ранней бронзы расширялся и процветал. Верхний город вырос на близлежащем холме на протяжении железного века. Возможно, он был населен кенеями (см.: 1Цар. 27:10). Расположенный на месте древнего Арада курган насчитывает семь слоев железного века, в том числе крепость и храмовый комплекс, построенные в X в. до н. э.

1:17. (Цефаф) Хорма. См. коммент. к Чис. 21и Нав. 12:14.

1:18. Газа. Расположенная в юго-западной части прибрежной равнины на важном международном пути («дороге филистимской» или «приморском пути», Via Maris), Газа (Tell Harube) в 1550– 1150 гг. до н. э. была египетским административным центром. Она упоминается в анналах фараона Тутмоса III и в амарнских текстах. После вторжения «народов моря» Газа становится важнейшим из пяти филистимских городов и фигурирует в ряде столкновений этих народов с израильтянами (6:3,4; 16:1–4). Текст, касающийся взятия Газы Иудой, неясен. Септуагинта утверждает, что Иуда не одолел Газу, Аскалон и Экрон, и, по-видимому, это подтверждает 1:19, где говорится о том, что израильтянам не удалось завоевать города долины.

1:18. Аскалон. Расположенный в 10 милях к северу от Газы, Аскалон был одним из городов филистимского Пятиградия и крупным морским портом. Выгодное стратегическое положение привлекало к нему внимание египтян, которые стремились к господству над Ханааном и торговыми путями на север, начиная с периода средней бронзы (2000–1800 гг. до н. э.), когда название этого города впервые появилось в египетских текстах. На протяжении амарнского периода (XIV в. до н. э.) правитель Аскалона был вассалом Эхнатона, о чем свидетельствуют несколько сохранившихся писем, адресованных им этому фараону. Мернептах также упоминает Аскалон среди прочих завоеваний на своей победной стеле (1208 г. до н. э.) и изображает его захват на стенах храма в Карнаке. Хотя Аскалон был отдан во владение Иуды, этот город, как и остальные города филистимского Пятиградия, не был завоеван израильтянами.

1:18. Экрон. Выделенный Иуде (Нав. 15:45) и Дану (19:43), Экрон лежал на границе между Шфелой и центральной горной местностью. Его отождествляют с Тель-Микне (Miqne), в 20 милях к юго-западу от Иерусалима, в пограничной зоне между Филистией и Иудеей. Раскопки этого места показали, что, хотя следы заселения восходят к эпохе халколита, крупный город появился здесь только в период поздней бронзы. Найденные в этом слое скарабеи и керамика указывают на контакты с Египтом и Кипром. Резкое изменение характера материальной культуры, вызванное вторжением «народов моря» в XII в. до н. э., привело к расширению города и появлению нового населения. На протяжении 1-го тыс. до н. э., при ассирийском и вавилонском владычестве, Экрон превратился в крупный промышленный центр, специализирующийся на производстве оливкового масла. Появление Экрона в Суд. 1 указывает на значение этого филистимского города, не завоеванного израильтянами (см.: Суд. 3:1–4).

1:19. Железные колесницы. Использование железных колесниц приписывается врагам Израиля в Ханаане, особенно жителям городов долины, на всем протяжении периода завоевания (см. коммент. к Нав. 17и Суд. 4:3). Свидетельствуя о более высоком уровне развития общества и технологии (см.: 1Цар. 13:19–21), колесницы представляли большую угрозу успешному завершению завоевания. Собственно железа использовалось, вероятно, очень мало, но одного его вида в украшениях, креплениях или в ободьях колес было достаточно, чтобы посеять смятение в рядах врага. В этом фрагменте упоминание колесниц указывает на реалистическую оценку военной ситуации, вынуждавшей израильтян оставаться в горной местности, где использование колесниц было невозможно. Не вызывает сомнения, что силы израильтян, возглавляемые Богом-Воителем, могли бы преодолеть это затруднение (Нав. 17:18; Суд. 4:7). Однако археологические данные, равно как и признание того, что некоторые области так и не были завоеваны, указывают на то, что эта неудача была обусловлена естественными причинами. Только тогда, когда израильтяне освоили технологию обработки металла и добились военного паритета с филистимлянами, это грозное оружие перестало их пугать.

1:20. Сыны Енаковы. Енакимы принадлежали к местным жителям Ханаана времен завоевания. Занимавшие территорию вокруг Хеврона (Нав. 21:11), они славились высоким ростом (Втор. 2:10; 9:2) и вызывали страх у израильтян (Чис. 13:29,33). Их изгнание из Хеврона Халевом указывает, по меньшей мере, на один успех в деле освобождения земли Иуды от местных жителей. Возможно, впоследствии уцелевшие енакимы нашли прибежище в филистимских городах Газе, Гефе и Азоте. См. коммент. к Нав. 11:21.

1:21. Иевусеи. Упоминаемые впервые как потомки Ханаана (Быт. 10:16), иевусеи, по-видимому, не принадлежали к семитам, а, скорее, были связаны с хеттами или хурритами, появившимися в этом регионе в начале 2-го тыс. до н. э. Они жили в горной местности вдоль южной границы Вениамина (Нав. 15:8)и в городе Иевусе (Суд. 19:10,11). Иевус, в отличие от Иерусалима, не упоминается в амарнских текстах и не встречается в египетских «Текстах проклятий». Сообщение о том, что сыны Вениаминовы не смогли завоевать город, подтверждается отказом левита остановиться в «городе иноплеменников, которые не из сынов Израилевых», в 19:10–12. После того как Давид завоевал Иерусалим, иевусеи либо ассимилировались, либо, превратившись в рабов, окончательно утратили национальную самобытность.

1:22,23. Вефиль. Выгодное стратегическое положение Вефиля (совр. Бейтин) на скрещении дорог, пересекающих центральную горную местность севернее Иерусалима, не могло не привлечь внимание израильтян, равно как и последующих завоевателей, к этому городу. Упоминание сынов Иосифа (т. е. Ефрема), вероятно, указывает на возникновение новых племенных союзов после выделения Вефиля Вениамину (см.: Нав. 18:22). Роль вефильского святилища имеет в библейском повествовании давнюю историю (см. коммент. к Быт. 28:19), и раскопки обнаружили здесь культовые сооружения средней бронзы. В период разделенных царств Вефиль стал одним из двух главных культовых центров (3Цар. 12:29–33). Из описания, отсутствующего в Книге Иисуса Навина, следует, что Вефиль был взят благодаря обнаружению потайного входа (подобного тому, что найден археологами в Рамат-Рахеле, к югу от Иерусалима). Раскопки Вефиля указывают на значительные разрушения в слое XIII в. до н. э.

1:26. Луз в земле хеттеев. «Землю хеттеев» обычно отождествляют с Сирией или Ливаном – регионами, входившими в состав Хеттского царства до вторжения «народов моря» в 1200 г. до н. э. Возможно также, что новый город Луз был построен в пределах Палестины чуть дальше к северо-западу от Вефиля (см.: Чис. 13:30; Нав. 16:2).

1:27. Бефсан. Идентифицируемый как Телль-эль-Хусн (el-Husn), Беф-Сан расположен в восточной оконечности Изреельской долины на севере Ханаана. Как и Мегиддон в западной части долины, он господствует над важной «приморской дорогой», Via Maris. Заселение этих мест началось в эпоху халколита и практически не прерывалось до настоящего времени. У подножия кургана лежит второй город, основанный в эллинистический период среди прочих городов Десятиградия и значительно выросший во времена Римской и Византийской империй (Скифополь). Раскопки показывают, что, в отличие от многих городов поздней бронзы, Беф-Сан не был разрушен «народами моря», и Рамсес III сохранял господство над этим важным торговым центром в первой половине XII в. до н. э. Саулу не удалось завоевать Беф-Сан (1Цар. 31:10–12), и он был присоединен к территории израильтян только во времена Соломона (3Цар. 4:12).

1:27. Фаанах. См. коммент. к Нав. 12:21.

1:27. Дор. См. коммент. к Нав. 12:23.

1:27. Ивлеам. Этот укрепленный город (Khirbet BeFameh) расположен в восточной части Изреельской долины. Перечисленный среди городов, которые не удалось завоевать колену Манассиину (Нав. 17:11,12), он тем не менее играл определенную роль в качестве форпоста израильтян в период разделенных царств (4Цар. 9:27). Его стратегическое значение подтверждается упоминанием в перечне завоеваний Тутмоса III (XV в. до н. э.).

1:27. Мегиддон. См. коммент. к Нав. 12:21.

1:29. Газер. См. коммент. к Нав. 12:21.

1:30. Китрон. По всей вероятности, этот выделенный Завулону город находился в северо-западной части Изреельской долины. Гипотезы, приверженцы которых помещают его в долине Акко (Tell Qurdaneh и Tell el-Far) только потому, что эта местность благоприятствовала применению хананейской военной тактики, не соответствуют имеющейся на сегодняшний день информации.

1:30. Наглол. Хотя местонахождение этого города из удела Завулона точно неизвестно, иногда его отождествляют с Tell en-Nahl, в 5 милях от Средиземного моря близ Хайфы. Сходство названий и остатки материальной культуры начиная с периода ранней бронзы свидетельствуют в пользу такой идентификации, но расположение города на территории Асира порождает географическую проблему, которая пока не решена.

1:31,32. Территория Асира. См. коммент. к Нав. 19:24–31.

1:33. Вефсамис. См. коммент. к Нав. 21:16.

1:33. Бефанаф. Местонахождение этого города точно неизвестно. Наиболее вероятный претендент – Safed el-Battikh в Верхней Галилее. Если Бефанаф лежал на пути из Асора в Тир, то, возможно, он упоминается в египетских анналах Тутмоса III, Сети I и Рамсеса II.

1:34–36. Аморреи. См. информацию об этом народе в Чис. 21:21. Аморреи, создавшие высокую цивилизацию Вавилона Хаммурапи и сохранившие свою национальную идентичность (по меньшей мере, в некоторых регионах) до начала железного века, пожалуй, оказали наиболее значительное влияние на культуру и язык Месопотамии, Сирии и Палестины.

1:35. Гора Херес. «Гора солнца» часто отождествляется с Беф-Шемешем (см.: Нав. 21:16) или Ир-Шемешем (Нав. 19:41). Полной определенности, однако, нет, и с этим местом можно отождествить несколько селений к юго-востоку от Аиалона. Будучи частью Данова удела, Херес, вероятно, находился в юго-восточной части Аиалонской долины.

1:35. Аиалон. Город, предназначенный Дану (Нав. 19:42), вероятно, можно отождествить с Yalo, расположенным в 5 милях к востоку от Газера в западной части Аиалонской долины. Важность стратегического положения Аиалона на главном пути в горную местность подтверждается его упоминанием в амарнских текстах и в рассказе о войне Саула с филистимлянами (1Цар. 14:31).

1:35. Шаалвим. Город на территории Дана (Нав. 19:42) отождествляют с Селбитом, в 3 милях к северо-западу от Аиалона. Позднее он вошел в состав второго административного округа Соломона (3Цар. 4:9) и, возможно, как и Аиалон, служил крепостью, охранявшей проход через Аиалонскую долину.

1:36. Возвышенность Акравим («скорпионов»). Так назывался проход у юго-западных берегов Мертвого моря (Neqb es-Safa), которым, возможно, впервые воспользовались египтяне, направляясь к медным рудникам в районе Аравы и Элафа (см.: Чис. 34:4; Нав. 15:3).

1:36. Села. Хотя местонахождение Селы точно неизвестно, упоминание в связи с возвышенностью Акварим позволяет поместить ее на юго-западе Мертвого моря. Из-за названия, означающего «скала», некоторые комментаторы отождествляют ее либо с Петрой, набатейским скальным городом, либо с современной Селой, в 2 милях к северо-западу от Босры. Тем не менее раскопки не обнаружили ни в одном из этих городов материалов, датируемых более ранним, чем IX в. до н. э., временем.

2:1–5. Бохим. Это место получило название в память о плаче израильтян в ответ на упреки ангела Господня. Его местонахождение точно неизвестно, но из текста явствует, что дело происходило недалеко от Галгала, к западу от Иордана.

 
 

2– 3Воздвижение судей

 

2:9. Фамнаф-Сараи. См. коммент. к Нав. 19:50.

2:9. Гора Гааш. Определить гору, ассоциирующуюся с уделом Иисуса Навина, не удалось. Вероятно, это одна из гор хребта, протянувшегося на 15–20 миль к юго-западу от Сихема на территории Ефрема. Точную идентификацию затрудняет горный рельеф этого региона (см.: 2Цар. 23:30).

213. Ваалы. Использование формы множественного числа не указывает здесь на многочисленность различных хананейских богов, именуемых Ваалами. Скорее, это определение относится к различным проявлениям одного и того же бога бури и плодородия – Ваала. Считалось, что боги связаны с определенными местностями («высотами», святилищами, городами). По-видимому, подобные представления распространялись и на Яхве (Вефиль, Иерусалим и Силом ассоциируются с именем и пребыванием Бога). «Ваал», что означает «господин», встречается как имя божества уже в XVIII в. до н. э. в аморрейских личных именах из Мари. Начиная примерно с XIV в. до н. э. египтяне называли Ваалом бога бури и дождя. Это имя встречается в текстах из Алалаха, Амарны и Угарита как личное имя бога бури, Адада. Ваал был богом плодородия, умирающим зимой и воскресающим весной. В угаритских мифах большое место занимает борьба Ваала с Йамму (богом моря) и Мотом (богом смерти). Супругой Ваала была богиня Анат.

2:13. Астарты. Форма множественного числа имени Астарты, супруги Ваала в хананейском пантеоне, указывает на многообразие ее локальных проявлений. Эта богиня плодородия была в то же время богиней войны. В единственном числе это имя встречается только в 3Цар. 11и 4Цар. 23:13, где оно относится к главной богине финикийского города Сидона. Фактически, в угаритских и финикийских текстах упоминается несколько богинь, считавшихся супругами Ваала (Анат, Ашерту, Ашера и др.). Возможно, популярность Астарты у хананеев объясняется соединением в ее образе привлекательных черт многих других богинь. Культ Астарты существовал также в Египте периода Нового царства (вероятно, благодаря расширению связей с Ханааном) и в Месопотамии.

2:11–19. Цикличность отношений с Богом. Представление о цикличности отношений с божеством было широко распространено на древнем Ближнем Востоке. Подъемы и падения объяснялись последовательностью определенных типов поведения, вызывающих то гнев божества и неисчислимые бедствия, то благосклонность божества и возрождение страны. Подобный ход мысли наблюдается, например, в рассказе ассирийского царя Асархаддона о разрушении Вавилона (совершенном его отцом, Сеннахиримом, в VII в. до н. э.). Отличие в том, что преступления в тексте Асархаддона носили ритуальный характер и что там не появляется спаситель, хотя Асархаддон дает понять, что эту роль он отводит себе.

2:16–19. Судьи. В английском языке понятие «судья» используется для обозначения лица, поддерживающего справедливость в рамках существующей судебной системы. Древнееврейское слово, используемое в контексте этой книги, обозначает лицо, поддерживающее справедливость в интересах колен Израилевых. Справедливость такого рода достигается защитой от иноземных угнетателей. Вопросы международных отношений обычно находились в ведении царей. Судьи отличаются от царей тем, что их власть не передавалась по наследству, а вступление в должность не сопровождалось официальной церемонией. Они не опирались на государственный аппарат, не располагали регулярной армией и не взимали налоги. Фактически, судья исполнял те же функции, что и царь, не пользуясь при этом никакими царскими привилегиями. Как и цари, судьи иногда разбирали гражданские дела (см.: 4:5), но это не было их главной обязанностью. Судья не считался «главой правительства», но имел право созывать ополчение. До установления монархии ни один представитель какого-нибудь колена не мог распоряжаться другими коленами. Единственным авторитетом для израильтян был Бог. Поэтому, если судье удавалось собрать ополчение из нескольких колен, считалось, что через этого судью действует Господь (см.: 6:34,35).

3:3. Пять владельцев филистимских. После вторжения «народов моря» (1200 г. до н. э.) на прибрежной равнине Ханаана обосновались филистимляне. Они владели пятью городами: Газой, Аскалоном, Азотом, Гефом и Экроном (Нав. 13:2,3). Слои разрушений, обнаруженные в раскопках Азота и Аскалона, указывают на исчезновение египетских гарнизонов примерно в 1150 г. до н. э. и заселение этой местности филистимлянами. Города-государства филистимлян были независимыми, но в отношениях с Израилем и другими государствами они часто выступали как коалиция (см.: 1Цар. 6:16; 29:1–5). В пору наибольшего могущества филистимляне дошли на севере до Телль-Касиле (Qasile, на берегу Яркона) и на востоке до Беф-Сана, включая Изреельскую долину. Конец гегемонии филистимлян на остальной территории Палестины был положен только с установлением сильной монархии при Давиде и Соломоне.

3:3. Хананеи. См. коммент. к Быт. 15:19–21. В контексте Книги Судей «хананеи» – родовое этническое определение, используемое по отношению к четырем народам, с которыми сталкивались израильтяне в ходе завоевания (филистимляне, евеи, финикийцы [сидоняне]). По сравнению с Быт. 10:15–18 и 15:19–21, это весьма сокращенный перечень, отражающий основные политические группировки, с которыми имели дело израильтяне.

3:3. Сидоняне. Сидоняне упоминаются в Быт. 10как потомки Ханаана. Однако в контексте периода судей это определение относится к народам Л ивана и Финикии, которые занимали территории, граничившие на севере с уделами Израилевых колен. Город-государство Сидон был крупным морским портом в 25 милях к северу от Тира, финикийского порта. Он упоминается в угаритском эпосе о Керете (1400 г. до н. э.), в амарнских текстах и в анналах Тутмоса III. Позднее между Израилем и Сидоном установились дипломатические и торговые связи (Иер. 27:3; Ис. 23:2).

3:3. Евеи. См. коммент. к Быт. 34:2.

3:3. Гора Ливан. Эти горы простираются с севера на юг более чем на 100 миль и достигают высоты более 10 тыс. футов. На западные склоны выпадает около 60 дюймов осадков в год, что создает благоприятные условия для сельского хозяйства. В древности Ливанские горы покрывали обширные кедровые леса.

3:5. Народы Ханаана. Перечень народов, с которыми пришлось соперничать Израилю, встречается с некоторыми изменениями и в других местах (см.: Быт. 15:19–21; во Втор. 7:1 упоминаются гергесеи, отсутствующие в Суд.). См. коммент. к Суд. 3(хананеи); Быт. 23:3–20 (хеттеи); Суд. 1:34–36 и Чис. 21(аморреи); Быт. 15(ферезеи); Быт. 34(евеи); Суд. 1(иевусеи).

 
 

3:7–11 Гофониил

 

3:7. Ваалы и Астарты. Эти хананейские боги плодородия часто упоминаются вместе. Они символизируют обильные дожди и богатый урожай. См. коммент. ко 2:11–13.

3:8. Aram Naharaim (☼ в русском переводе – «Месопотамия»). Так называлось Арамейское Двуречье – область Восточной Сирии, между северным течением Евфрата и рекой Хабур, где находились города Харран и Нахор (см.: Быт. 24:10). В 1500–1350 гг. эта территория принадлежала хурритскому царству Митанни. Но оно пало под ударами хеттов, в результате чего племена хурритов рассеялись по всему сиро-палестинскому региону и Месопотамии. Имя царя, Хусарсафем, несомненно, гебраизированное, тем не менее обнаруживает сходство с типичными хурритскими именами этого периода (Kuzzari-rishti). Таким образом, первая угроза израильтянам исходила не от иноземного завоевателя, стремившегося расширить свое царство, а от лишенного земли племени, искавшего территорию, на которой можно было бы осесть.

 
 

3:12–30 Аод

 

3:12,13. Моавитяне, аммонитяне, амаликитяне. Моав и Аммон – трансиорданские царства, народы которых имели генеалогические связи с израильтянами (см.: Быт. 19:30–38). Их упоминание здесь в качестве враждебных государств, вероятно, свидетельствует об учащении пограничных конфликтов, возникающих из-за продвижения колен Израилевых на восток. Амаликитяне постоянно изображаются как заклятые враги Израиля (см.: Чис. 24:20; Втор. 25:17–19). Хотя, по некоторым сведениям, амаликитяне населяли Синайский полуостров, не исключено, что они проникли в южные районы Ханаана и в горы Самарии. В таком случае они были полезным союзником для такого захватчика, как Еглон, который возглавлял силы моавитян.

3:13. Город Пальм. Здесь, как и в Суд. 1:16, подразумевается оазис Иерихона, к северу от Мертвого моря. Это был естественный опорный пункт для любых сил, намеревающихся господствовать над Иудейской пустыней и дорогами, ведущими в центральную горную местность.

3:15. Левша. Появление здесь и в Суд. 20левшей из колена Вениамина говорит о том, что в этом колене воинов приучали одинаково свободно владеть обеими руками. Во всяком случае, это свойство было настолько необычным, что его удалось использовать как тактический прием, позволивший Аоду пройти к Еглону со спрятанным оружием.

3:15. Дары. В древности неизбежным следствием завоевания одного государства другим было наложение дани (см.: 2Цар. 8:2; 3Цар. 4:21; 4Цар. 17:3,4). Дань могла выплачиваться драгоценными металлами (в слитках или в виде ювелирных украшений), продуктами или рабочей силой. Неудивительно, что эта подрывающая экономику обязанность была чрезвычайно непопулярна и нередко давала повод к восстаниям и войнам. Тема дани всесторонне освещена в многочисленных небиблейских источниках. Например, в анналах ассирийских царей часто содержатся перечни предметов, полученных в виде дани; в надписи Салманасара III (858–824 гг. до н. э.) на «Черном обелиске» говорится о дани, выплаченной Ииуем Ассирии золотом, серебром, свинцом и красным деревом; Тиглатпаласар III (744–727 гг. до н. э.) получал от своих вассалов из Дамаска, Самарии и Тира слоновьи шкуры, слоновую кость, одежды из тонкого полотна и прочие предметы роскоши.

3:16. Меч Аода. Скорее всего, меч Аода был бронзовым. Чтобы стражники не заметили оружие, Аод сделал его коротким (всего 18 дюймов) и прямым. Эта форма позволила сделать меч обоюдоострым – в отличие от более распространенных в ту эпоху серповидных мечей, предназначенных для рубящих, а не колющих ударов. Поскольку меч должен был пронзить жертву, у него отсутствовала гарда в виде поперечины, а был только черенок или обернутая тканью поверхность для захвата. Благодаря этому меч полностью вошел в тело Еглона, не вызвав большого кровопролития. Как и многие другие детали этого рассказа, оружие было весьма необычным, использовалось левшой и предназначалось для единственной цели – политического убийства.

3:16. Препоясал к правому бедру. Будучи левшой, Аод носил меч у правого бедра, поскольку для незамедлительного приведения колющего оружия в действие оно должно находиться наискосок от рабочей руки. Большинство людей являются правшами, поэтому стражникам Еглона не могло прийти в голову, что оружие может находиться справа.

3:19. Истуканы в Галгале. Эти истуканы могли стоять на границе между владениями израильтян (Ефрема и Вениамина) и территорией вокруг Иерихона, захваченной Еглоном. Возможно, в Галгале существовало хананейское святилище, и Аод должен был приносить дань именно здесь, перед лицом богов. Однако дальнейшие события (и повторное упоминание истуканов в 3:26) указывают, что это было всего лишь то место, из которого Аод возвратился в расположение Еглона.

3:19. Тайное слово. Реакция Еглона на обещанное Аодом «тайное слово» говорит о том, что это считалось важной и ценной информацией. Очевидно Еглон надеялся услышать не донесение шпиона, а оракул от бога, иначе он не стал бы удалять из помещения своих советников. Аод подтвердил его предположение, сказав, что имеет «слово Божие» (ст. 20). После того как люди Аода выразили свою покорность Еглону, он ожидал от божественного слова обещания новых побед и поддержки свыше (в пророчестве из Мари царь получает тайное предупреждение о готовящемся перевороте). Таким образом, причиной гибели Еглона явилось его честолюбие.

3:26. Сеираф. Это место не установлено. Близость к «истуканам, которые в Галгале», указывает на область в Иорданской долине к северу от Иерихона. Собравшимся там войскам израильтян потребовалось немного времени, чтобы напасть на моавитский гарнизон в Иерихоне.

3:28. Переправа. Захват переправы (брода) через Иордан позволял контролировать продвижение войск из Трансиордании в Ханаан и обратно (см. коммент. к Нав. 2:7). План Аода заключался в том, чтобы помешать отступлению войска Еглона и не допустить подкрепление со стороны Моава. Тактика захвата переправ упоминается также в Суд. 12:5,6, где Иеффай отрезает ефремлянам путь к отступлению, и в описании Рамсесом II битвы с хеттами при Кадесе (1285 г. до н.э.).

 
 

3Самегар

 

3:31. Самегар. Нет никаких оснований считать Самегара израильтянином или судьей. В конце XIII в. до н. э. филистимляне продвигались с севера к Египту, и египтяне, несомненно, использовали отряды наемников, чтобы остановить их. Самегар мог быть предводителем такого отряда (вероятно, хабиру; см. коммент. к Нав. 5:1). Его военное вмешательство было выгодно израильтянам не меньше, чем египтянам. Как бы то ни было, Господь использовал его как орудие спасения.

3:31. Сын Анафов. Возможно, такое именование Самегара указывает на его преданность хананейской богине войны, Анат. По всей видимости, «Самегар» – хурритское имя (хотя некоторые исследователи считают его западно-семитским и, следовательно, хананейским). Таким образом, он мог быть наемником, как Иеффай или тридцать воинов Давида (2Цар. 23:8–39). Этот титул сопоставим с понятием Haneans, используемым в текстах из Мари для обозначения воинственных наемников из святилища Анат. Кроме того, в XIII в. до н. э. в Египте был воитель, которого называли сыном Анат, а в Палестине найден наконечник стрелы периода поздней бронзы с изображением Бен-Аната (сына Анат). Все это говорит о существовании некой воинской касты, обозначаемой этим титулом.

3:31. Филистимляне. Когда «народы моря» начали оседать в Сирии и Палестине после успешного вторжения в Восточное Средиземноморье (кроме Египта, откуда их изгнал Рамсес III), им пришлось сражаться за землю с местными жителями (см.: 3:3). Филистимляне, принадлежавшие к «народам моря», сталкивались с множеством противников, в том числе с израильтянами. В данном случае отряд из шестисот филистимлян подвергся нападению Самегара. Этот эпизод можно истолковать так, будто Самегар справился с ними в одиночку. Не исключено, однако, что он был предводителем хананейских или хурритских наемников (достаточно известным, судя по упоминанию в рассказе о Деворе в 5:6), чьи подвиги на поприще уничтожения общего врага шли на пользу израильтянам.

3:31. Воловий рожон. Слово таImad встречается только в этом рассказе. Вероятно, оно обозначает стрекало, которым пастухи погоняют скот. Снабженное металлическим наконечником, оно могло служить копьем или пикой, когда обычного оружия не было под рукой. Этот «рожон», как и прочее самодельное оружие, упоминающееся в Книге Судей, свидетельствует о примитивной в технологическом отношении культуре.

 
 

4:1–24 Девора и Варак

 

4:2. Асор. Упоминаемый в текстах из Мари (XVIII в. до н. э.) и в амарнских письмах (XIV в. до н. э.), Асор (Телль-эль-Кеда, el-Qedah) находился в стратегически важном пункте в Северной Галилее, на пути из Мегиддона в Дамаск. В Книге Иисуса Навина Асор назван «главою всех царств их», а поражение царя Асора, Иавина, описано и в Книге Иисуса Навина, и в Книге Судей (Нав. 11:13; Суд. 4:24; см. также: 1Цар. 12:9). Археологические раскопки действительно показывают значительные разрушения в слое XIII в. до н. э., которые могли возникнуть в результате нападения «народов моря» или израильтян. Впоследствии Асор был заново укреплен Соломоном (3Цар. 15:29). Город оставался крупным торговым центром на северной границе Израиля вплоть до ассирийского завоевания (4Цар. 15:29). См. коммент, к Нав. 11:1.

4:2. Харошеф-Гоим. В Септуагинте это словосочетание переведено как «леса народов», поэтому не вполне ясно, что оно обозначает: город или лесистый регион в Галилее. Предложенные варианты идентификации (Tel el-Harbaj и Tell Amr) не имеют веского археологического подтверждения. Кроме того, нет никаких оснований отождествлять его с Muhrashti амарнских писем. Из описания в тексте явствует, что Харошеф-Гоим был местом сбора войск в пределах Изреельской долины, возможно, в зоне, находившейся под контролем филистимлян (Сисара – несемитское имя). Скорее всего, так называлась область, принадлежавшая Сисаре, который был военачальником Иавина.

4:3. Девятьсот железных колесниц. Количество колесниц, использованных в этом сражении, столь внушительно, что некоторые исследователи считают его завышенным. Иногда на древнем Ближнем Востоке прибегали к гиперболам при описании могущества противника, чтобы подчеркнуть заслуги военачальника или божества в достижении победы. Подобные гиперболы можно встретить, например, в анналах ассирийского царя Сал манасара III (858–824 гг. до н. э.), который насчитывал в войсках противника 3240 колесниц, или Тутмоса III, который утверждал, что захватил в битве при Мегиддоне 892 колесницы. В библейских рассказах большое число колесниц упоминается также в 1Цар. 13(30тыс.; в Септуагинте – 3 тыс.); 3Цар. 10(1400); 1Пар. 19(32 тыс.). См. также коммент. к Суд. 1:19.

4:5. Приходили к ней на суд. Девора – единственный персонаж Книги Судей, изображенный за исполнением собственно судейских обязанностей. Она разбирает тяжбы и дает ответы на оракульские вопросы, сидя под пальмой, ставшей достопримечательностью этой местности. Описание ее «суда» напоминает описание суда в эпосе об Акхате (ок. 1600 г. до н. э.), где царь Даниэл сидит на току перед городскими воротами, выслушивая жалобы вдов и сирот.

4:5. Между Рамою и Вефилем. Раму, что на территории Вениамина, отождествляют с ег-Ram, в 3 милях к северу от Иерусалима, а Вефиль (Бейтин) находится на 4 мили дальше к северу, если идти по дороге на территорию Ефрема. Это оживленное место как нельзя лучше подходило для судьи и пророчицы.

4:6. Кедес. См. коммент. к Нав. 12:22.

4:6. Сбор войска на горе Фавор. Плоская вершина и расположение в северо-восточной оконечности Изреельской долины (в 2 милях от Назарета), где соединяются территории Завулона, Иссахара и Неффалима (Нав. 19:22), делало гору Фавор подходящим местом для сбора войск этих колен. С ее вершины открывается вид на гору Гелвуй на юге и Кармил на западе. Она считалась ничейной землей, на которой совершались жертвоприношения и другие религиозные ритуалы накануне сражения или после его завершения (см.: Суд. 8и 1Цар. 10:3). Даже если бы противник заметил передвижение израильтян, они отошли бы на свои позиции, откуда было удобно вести бой и оставаться недосягаемыми для колесниц Сисары. Однако битва состоялась у потока Киссон.

4:7. Приведу Сисару к потоку Киссон. Киссон протекает к югу от горы Фавор близ Фаанаха (см.: Нав. 12:21). Хотя вокруг была ровная местность, удобная для использования колесниц Сисары (см.: Суд. 1:19), река, очевидно, вышла из берегов из-за сильных дождей. Должно быть, поле битвы настолько размокло, что колесницы увязали в грязи, превратившись в смертельные ловушки. Сила, которая привела противника на равнину, где его самонадеянность сменилась полным замешательством, обеспечила исход битвы, необходимый израильтянам.

4:10. Десять тысяч человек. Трудно сказать, действительно ли Варак привел десять тысяч человек, или речь идет о десяти отрядах. Древнееврейские термины расплывчаты. Обычно каждый клан формировал отряд вооруженных воинов, насчитывающий значительно меньше тысячи человек. Дополнительную информацию см. в коммент. к Нав. 8:3.

4:11. Кенеи. См. коммент. к Чис. 24:21,22 и Суд. 1:6.

4:11. Дубрава в Цаанниме. Очевидно, стан Хевера располагался на южной границе Неффалима (Нав. 19:33), а священные дубы, возле которых он раскинул свой шатер, составляют в этом рассказе параллель Девориной пальме (4:5). По всей вероятности, это место находилось недалеко от горы Фавор, на территории Кедеса, т. е. к северу от поля битвы и в пределах досягаемости для тех, кто, подобно Сисаре, спасался бегством.

4:12,13. План Сисары. Получив донесение (вероятно, от дружественных кенеев; см.: 4:17) о развертывании объединенных сил Варака на горе Фавор, Сисара собрал свои войска и колесницы и направил их на восток, в долину Изреель. На пути следования к потоку Киссон они, вероятно, миновали Мегиддон (в тот период еще не восстановленный) и Фаанах. Но тут замысел Сисары потерпел крах, ибо вышедшая из берегов река и проливной дождь превратили равнину в болото.

4:14–16. План израильтян. Очевидно, план, разработанный Деворой и осуществленный Вараком, состоял в том, чтобы собрать объединенные силы на горе Фавор, с вершины которой открывался хороший обзор и где они были надежно защищены. Заманив войско Сисары в долину у потока Киссон, израильтяне бросились в атаку, пользуясь тем, что колесницы неприятеля увязли в грязи. Как явствует из Суд. 4, 5, этот план предполагал божественное вмешательство (дождь) и способность выбрать наиболее благоприятный момент для атаки, которой обладала Девора, представительница Яхве.

4:18–21. «Гостеприимство» Иаили. В «перевернутом вверх дном мире», изображенном в Книге Судей, обычный ход вещей нарушен (см. описание приема гостей в Быт. 18:2–8). Здесь гостя принимает не хозяин, а его жена. По обычаю, Сисаре не полагалось о чем-нибудь просить, однако он просит воды и велит женщине постоять на страже. И, наконец, законами гостеприимства никогда не предписывалось убийство гостя. Тем не менее поступок Иаили объясним, ибо Сисара представлял угрозу для нее самой и для репутации ее дома.

4:21. Кол от шатра и молот. Иаиль умертвила спящего Сисару предметами, с которыми хорошо умела обращаться, так как ей, несомненно, не раз доводилось ставить свой шатер. Она сразу вспомнила об этих предметах, и удар, пронзивший висок Сисары, не составил для нее труда.

 
 

5:1–31 Песнь Деворы

 

5:1–3. Победные песни. Одним из способов празднования победы и ее увековечения было сочинение и воспевание песен. Эти песни прославляли героев (см.: Суд. 11и 1Цар. 18:6,7), а иногда становились неотъемлемой частью устной традиции (см. «Песнь при Чермном море» в Исх. 15– 18). Примером этого жанра в литературе древнего Ближнего Востока может послужить победная песнь в поэме о Тукультининурте (Ассирия, XI11 в. до н. э.), посвященной войне этого царя с касситским царем Каштилиашем. В песни говорится о том, как Тукультининурта просит помощи у богов, напоминая об их прежних благодеяниях, и как боги отзываются на его просьбу. Кроме того, песнь содержит насмешки над противником, трусливо бежавшим с поля битвы. Как и в песни Деворы, которая поэтически излагает события, описанные в гл. 4, в древней ближневосточной литературе также известны примеры описания сражений в поэзии и прозе (помимо Тукультининурты подобные произведения посвящены Тиглатпаласару I, Рамсесу II и Тутмосу III).

5:6,7. Трудные времена. На фоне царившего в тот период беззакония единственными светлыми пятнами были индивидуальные проявления героизма таких людей, как Самегар и Иаиль. Угроза подвергнуться нападению разбойников на дорогах была так велика, что купцы и поселяне обходили их стороной. Подобное описание трудных времен встречается и в пророчестве Валаама, найденном в Телль-Дейр-Алла (см. коммент. к Чис. 22:4).

5:8. Щит и копье. О низком уровне развития технологии и нехватке оружия у израильтян говорится также в 1Цар. 13:19–22. Возможно, им пришлось сдать все свое оружие филистимским и хананейским угнетателям, а знаний и средств, чтобы сделать новое, не хватало. Тем не менее в песни Деворы выражена мысль, что подчинение израильтян произошло вследствие почитания ими других богов и гнева Яхве.

5:10. Ездящие на белых ослицах. Ездить верхом на этих ценных животных могли себе позволить только зажиточные купцы. Призыв присоединиться к песни, прославляющей Яхве, Который спасет Израиль, обращен ко всем классам – и к тем, кто ездит верхом, и к тем, кто ходит пешком из-за бедности.

5:11. Поющие у колодцев. Песнь, прославляющая Яхве, должна была прозвучать громче, чем голоса тех, кто подвизался поить животных у колодцев и на стоянках караванов. Эти люди сообщали новости или рассказывали интересные истории, возможно, аккомпанируя себе на кимвалах или других музыкальных инструментах. Развлекая путников и таская воду, они зарабатывали себе на пропитание и поддерживали устную традицию.

5:14. Укоренившиеся в земле Амалика. Среди тех, кто откликнулся на призыв Деворы, были воины, жившие на территории Ефрема, на «земле Амалика» (возможно, принадлежавшей прежде амаликитянам).

5:14. Махир. Отсюда и из 1Пар. 7следует, что Махир – это название клана, обосновавшегося между территориями Ефрема и Завулона, близ потока Киссон.

5:19. Фаанах. Расположенный в 5 милях к юго-востоку от Мегиддона и на таком же расстоянии к западу от горы Гелвуй, Фаанах был одним из укрепленных городов, охранявших вход в долину Изреель (см. коммент. к 6:33). Он упоминается в сообщениях Тутмоса III о битве при Мегиддоне (XV в. до н. э.) и, возможно, в амарнских табличках. В XII в. город был малонаселенным, но раскопки обнаружили слой разрушений, датируемый примерно 1125 г.

5:20. Звезды сражались. В ближневосточной и средиземноморской мифологии различные боги (египетский Решеф, шумеро-аккадский Нергал, греческий Алоллон) были связаны с небесными объектами – планетами, звездами и кометами. Считалось, что иногда они сходят со своих обычных путей и вступают в человеческие битвы, сея замешательство в стане врагов и губя их лошадей. В конце 3-го тыс. до н. э. в тексте Саргона Древнего говорится о потемневшем солнце и о сражающихся с врагом звездах. Тутмос III на своей победной стеле также сообщает о звездах, сорвавшихся с неба и уничтоживших его врагов, хурритов. Следует, однако, заметить, что в этом фрагменте Книги Судей звезды не персонифицированы, а выступают только как посланники и орудия Яхве. См. также коммент. к Нав. 10:12,13.

5:21. Поток Киссон. Река Киссон – это либо вади аль-Мукатта в Изреельской долине, несущий свои воды на запад, в Средиземное море, либо вади эль-Бира, стекающий с горы Фавор на восток, в Иордан. В песни Деворы река является неотъемлемым элементом тактического замысла. При помощи звезд (источника дождя в угаритской и месопотамской мифологиях) исход битвы при потоке Киссон был предрешен необычным летним ливнем, переполнившим реку. Когда вода вышла из берегов, промокшая земля свела на нет преимущество колесниц Сисары. Этот эпизод во многом напоминает Исх. 14:23–28, где колесницы фараона были приведены в негодность и уничтожены возвратившимися водами Чермного моря.

5:26. Пронзила висок. В известном по угаритским источникам хананейском мифе богиня Ашерту (библейская Астарта) предстает как воительница, пронзающая головы своих врагов.

5:28. Мать у окна. Образ женщины – жены или матери, – ожидающей своего мужа или сына у окна, исполнен подлинного драматизма. Несмотря на попытки сохранить свое достоинство и придумывание версий, объясняющих его запаздывание (ст. 29, 30), она способна только с надеждой всматриваться вдаль из решетчатого окна. В одних случаях окно держит ее в плену замкнутого мирка, в других – обрамляет как поборницу проигранного дела (см.: Мелхола во 2Цар. 6и Иезавель в 4Цар. 9:30–32).

5:30. Добыча. Войны в Древнем мире объяснялись божественным повелением или необходимостью защищать честь нации. Тем не менее и цари, и обычные воины шли на битву, движимые стремлением захватить добычу. Победа в войне означала богатство, власть и порабощение врага (см.: Чис. 31:11,12; Втор. 20:14; Нав. 11:14; 1Цар. 14:30–32).

 
 

6– 8Гедеон

 

6:1. Мадианитяне. Народ, населявший южные области Трансиордании. Они названы потомками Авраама и Хеттуры (Быт. 25:2), а в рассказе об Иосифе представлены как купцы, занимающиеся караванной торговлей (37:28–36). После побега из Египта Моисей породнился с племенем мадианитян (см. коммент. к Исх. 2:15), но мадианитяне не присоединились к израильтянам в завоевании Ханаана. В рассказе о Валааме старейшины мадиамские вместе с моавитянами нанимают пророка, чтобы он проклял Израиля (Чис. 22:4–7). Первоначально территория мадианитян была сосредоточена к востоку от Акабского залива в Северо-Западной Аравии, но в различные периоды они расширяли свои владения на запад, в пределы Синайского полуострова, и на север, в Трансиорданию. На раннем этапе своей истории они вели полукочевой образ жизни, однако археологические исследования показывают, что уже в эпоху поздней бронзы (время исхода и начало периода судей) у них были селения, укрепленные города и система искусственного орошения. Никаких сведений о мадианитянах в древних источниках не содержится, но иногда их отождествляют с Shasu, часто упоминающимися в египетской литературе.

6:2. Ущелья и пещеры. Располагая всего несколькими укрепленными городами, израильтяне были вынуждены искать убежище в горах. По всей вероятности, в этом регионе они использовали пещеры Кармильского хребта, возвышающегося на юго-западе долины Изреель.

6:3. Вторжение во время жатвы. Время, выбранное завоевателями для набегов, имело большое значение. Если бы жатва уже закончилась, весь урожай был бы убран и спрятан, и израильтянам было бы легче выдержать нападение. Но когда злаки еще оставались на полях, завоеватели не испытывали недостатка в продовольствии, а у поселян не было ничего. Это означает, что нападения происходили в апреле-мае. Все, что не было использовано или похищено, уничтожалось, и варварское отношение к земле ставило под угрозу будущий урожай.

6:3. Амаликитяне. См. коммент. к Чис. 24:20. Амаликитяне кочевали на обширных пространствах Негева, Трансиордании и Синайского полуострова. Они не упоминаются нигде, кроме Библии, и с ними не удается соотнести какие-либо археологические материалы. Тем не менее археологические исследования обнаружили множество следов пребывания в этом регионе кочевых и полукочевых племен в библейские времена.

6:5. Верблюды. Не следует строить умозаключения, для которых текст не дает оснований. Здесь ясно сказано, что верблюдам мадианитян «не было числа», но это не означает, что их использовали как боевых лошадей в кавалерийских отрядах. Сведения о подобном использовании верблюдов относятся к гораздо более позднему времени. Но типы седел этого периода действительно указывают на использование верблюдов в качестве вьючных животных.

6:8. Пророк. Это первый не названный по имени пророк в библейском тексте. О различных аспектах пророчествования см. коммент. к Втор. 18:14–22. Здесь пророк выступает как поборник завета, призывающий почитать только Яхве. Древние ближневосточные пророки нередко включали в свои пророчества наставления о том, кому и каким образом следует поклоняться.

6:11. Ангел Господень. В Древнем мире контакты между главами государств были редкостью. Дипломатические и политические отношения обычно поддерживались с помощью посредника. Такой посредник был полномочным представителем пославшей его стороны, от имени и по поручению которой он выступал. Ему полагалось оказывать такой же прием, как и лицу, которое он представлял. Но, несмотря на требования официального протокола, путаницы относительно личностей никогда не возникало. Торжественный прием представителя был не более чем знаком уважения к тому лицу, которое он представлял. Приносимые дары предназначались не посланнику, а представляемой им стороне. Предполагалось, что слова, сказанные посланнику, будут в точности переданы пославшему его лицу. Когда представитель произносил слова официального послания, все понимали, что он говорит не от себя, а передает слова, мысли и решения своего господина. Сходным образом в роли посредника, уполномоченного передать послание, выступает Ангел Господень.

6:11. Орфа. Местоположение точно не установлено. Основным претендентом является современный Affuleh, между Мегиддоном и холмом Море в долине Изреель. Поддеревьями нередко пророчествовали, имели видения и призывали имя Бога (см.: Быт. 12:6,7; 21:33; 35:4; Суд. 4:5; 9:37; Ис. 1:29; Ос. 4:13).

6:11. Выколачивал пшеницу в точиле. Обычно зерно молотят на открытой площадке, чтобы ветер сносил мякину в сторону. Молотьба происходила главным образом в июне-июле, с использованием волов, которые ходили по разложенным на площадке снопам. Точило представляло собой квадратное или круглое углубление в скале, достаточно просторное, чтобы в нем могло поместиться несколько человек. Молотьба в точиле была не так заметна, как на открытом гумне.

6:12. Муж сильный. В контексте предстоящей войны слова, с которыми ангел обратился к Гедеону, можно истолковать как «доблестный воин». Между тем в характеристике некоторых других библейских персонажей это выражение указывает на высокий социальный статус (см.: Руф. 2:1; 1Цар. 9– «человек знатный»).

6:15. Младший в доме из самого бедного колена. Замечание Гедеона о слабости его колена и о его скромном положении в семье имеет отношение к проблеме социального статуса. Он не обладал авторитетом, чтобы созвать воинов собственного колена или дома, не говоря уже о других коленах. Право повелевать принадлежит людям известным и уважаемым, к каковым Гедеон себя не причислял.

6:16. Как одного человека. Во многих переводах это выражение истолковано так, как если бы оно относилось к слабости мадианитян перед Гедеоном. Согласно другому толкованию, израильтяне, несмотря на отсутствие у Гедеона формального права, будут сражаться под его предводительством «как один».

6:19. Дар Гедеона. Гедеон называет то, что он хочет принести, «даром» – словом, хотя и не всегда подразумевающим жертвоприношение, но применительно к пище обычно имеющим такой оттенок значения. Такое же слово использовано для обозначения приношений Каина и Авеля (см. коммент. к Быт. 4:1–7), а также для обозначения одного из видов жертвоприношения (см.: Лев. 2). Из того, что Гедеон принес приготовленное мясо козленка, а не привел животное на заклание перед ангелом, следует, что это, скорее, было угощение, а не жертвоприношение. Трапеза состояла из мяса, похлебки и пресного хлеба (приготовленного на скорую руку). Из ефы муки должно было выйти примерно десять лепешек диаметром 8– 10 дюймов – весьма щедрое угощение для трудных времен, переживаемых израильтянами.

6:20. Положи на камень. Превращение трапезы в жертвоприношение произошло тогда, когда Гедеон по повелению ангела положил мясо на камень, где его «поел огонь». Камни иногда использовались как жертвенники (1Цар. 14:32–34), но обычно с той целью, чтобы дать стечь крови из закланного животного; здесь этот вопрос не стоял.

6:25. Другой телец, семилетний. В тексте говорится о двух тельцах, причем второго из них следовало принести в жертву, а с помощью первого, по мнению некоторых исследователей, Гедеон должен был разрушить жертвенник Ваала. Обычно в стаде держат всего несколько быков, а остальных закалывают в раннем возрасте. Для разведения оставляли самых лучших особей, поэтому семилетний бык, несомненно, был основным производителем. Принесение такого быка в жертву было чрезвычайно значимо. Некоторых быков оставляли для тяжелых работ, но их обычно кастрировали, чтобы сделать более управляемыми и смирными. Вероятно, первый телец был кастрированным тягловым животным.

6:25. Жертвенник Ваала. Несмотря на то что жертвенник находился у отца Гедеона, реакция жителей города показывает, что это было общее святилище. В Израиле нашли несколько хананейских храмов (Асор, Лахис) и святилищ под открытым небом, относящихся к этому периоду, в частности, «Святилище Быков» в нескольких милях к востоку от Дофана. Однако объекты, найденные в этих святилищах, относятся, скорее, к типу masseboth (вертикально стоящие камни; см. коммент. к Быт. 28:18,19), а не к жертвенникам. Один из древнейших израильских жертвенников (X в. до н. э.) найден в Араде. Сложенное из необтесанных камней сооружение имеет 5 футов в высоту и основание 8 футов.

6:31. Речь Иоаса. Отец Гедеона, Иоас, остановил жителей города, желавших отомстить за оскорбление Ваала, заметив, что Ваал может постоять за себя сам. В случае осквернения святыни право судить принадлежит только божеству (см.: Лев. 10:1–3; 1Цар.6:19; 2Цар. 6:7). Иоас говорит, что всякий, кто возьмет дело отмщения на себя, будет обвинен собственным кланом в кровопролитии и предан смерти соплеменниками. На древнем Ближнем Востоке считалось, что в случае необходимости боги сами защищают свои храмы и статуи. Например, согласно вавилонским хроникам, Мардук карает тех, чье исполнение ритуалов ему неугодно. Точно так же Мардук пытается возвратить в Вавилон свои статуи, похищенные эламитами. Однако все эти акции производились руками людей, которые считались орудиями божественного возмездия. Своей речью Иоас развенчивает эти домыслы.

6:33. Долина Изреель. Изреельская долина получила название по городу Изреель, расположенному в ее восточной оконечности. Эта плодородная равнина отделяет Кармильский хребет от Нижней Галилеи, простираясь на юго-восток вдоль потока Киссон к Иорданской долине у Беф-Сана. Ее длина от Иокнеама до Изрееля составляет около 15 миль, а ширина – от 5 до 10 миль. Основные торговые пути входят в долину у Мегиддона, так что иногда ее называли долиной Мегиддонской, или – позднее – Армагеддон. Самой природой это место было предназначено для больших сражений, и многие из них произошли здесь в библейские времена, в том числе битва Деворы и Варака с хананеями (Суд. 4), битва Саула с филистимлянами у горы Гелвуй (1Цар. 31) и битва Иосии с фараоном Нехао (4Цар. 23:29). В этой же долине произошла знаменитая битва Тутмоса III при Мегиддоне (XV в. до н. э.) за господство над Ханааном.

6:34,35. Дух Господень в Книге Судей. В Книге Судей появление Духа Господня почти всегда связано с созывом войска. В родоплеменном обществе, не имеющем центральной власти, заставить все колена объединиться в борьбе с врагом, угрожающим тому или иному колену, было очень трудно. Лидер должен был обладать способностью заставить всех следовать за собой, даже если у него не было на это формального права. В Израиле эту способность рассматривали как знак Бога, ибо только Яхве обладал властью созывать ополчение. Поэтому каждый, кто созывал войско, применяя власть, принадлежащую только Яхве, считался «объятым Духом Господним» (см.: Суд. 11:29; 1Цар. 11:6–8). Это было одним из отличительных свойств судей Израилевых.

6:36–40. Знамение шерсти и росы. Этот способ предсказания заключается в том, что божеству задается вопрос, на который возможны ответы «да» или «нет», а затем применяется некий механизм бинарной природы для получения ответа от божества. Первосвященник Израиля прибегал в подобных ситуациях к помощи урима и туммима (см. коммент. к Исх. 28:30). Поскольку этот метод был недоступен, Гедеону пришлось проявить изобретательность и воспользоваться для решения своего вопроса естественным механизмом (см.: Быт. 24:14; 1Цар. 6:7–9). Его интересовало, намерен ли Господь сделать его спасителем Израиля. Ответ зависел от того, что произойдет с шерстью, оставленной на ночь на гумне. Поскольку шерсть мягкая и гигроскопичная, а площадка гумна твердая, следовало ожидать, что шерсть намокнет от росы, а земля останется сухой. Таков обычный ход вещей. В этом случае ответом на его вопрос было бы «да». Гедеон уже получил от ангела известие о связанных с ним намерениях Господа, и теперь просто предоставляет Господу возможность дать знать, если Его намерения изменились. После того как результаты первой ночи оказались такими, каких и следовало ожидать, Гедеон задумался – не означает ли это молчание, что Господь не обращает на него внимания? Поэтому он изменил условия вопроса так, чтобы положительным ответом считался необычный результат – сухая шерсть и мокрая земля. Гедеон исходит из того, что если ответ действительно дает Бог, Он изменит обычный ход вещей, чтобы сообщить Свой ответ. На древнем Ближнем Востоке использование естественного механизма гадания сводилось главным образом к исследованию внутренностей жертвенных животных (см.: коммент. к Втор. 18:10).

7:1. Источник Харод. Источник Харод протекает у северного склона горы Гелвуй, в полутора милях к востоку от Изрееля. Это узкий проход в восточной оконечности Изреельской долины.

7:1. Холм Море. Холм Море находится к северу от горы Гелвуй и к югу от горы Фавор. Он загораживает северо-восточную оконечность долины Изреель. Чтобы добраться до Беф-Сана и переправы через Иордан, следовало повернуть к югу от холма Море и пройти через проход, где собрались люди Гедеона. Мадианитяне расположились станом у холма Море, в 5 милях от источника Харод, близ Офры, родного селения Гедеона (см. коммент. к 6:11).

7:3. Гора Галаад. Это темное место, связанное, по мнению многих специалистов, с проблемами письменной передачи текста. Горой Галаад обычно называют область к востоку от Иордана, не имеющую отношения к описываемым событиям.

7:5,6. Способы пить воду. Те, кто пьет воду, стоя на коленях, представляют собой прекрасную мишень и могут не заметить приближения врага. Другое дело – те, кто ложится на живот (представляя менее заметную мишень) и пьет с руки, внимательно поглядывая по сторонам.

7:13. Сон. В Древнем мире снам придавали большое значение. Сон был истолкован как предзнаменование не только мадиамскими воинами, но и подслушивающим Гедеоном. Хотя из-за сложности символики толкованием снов обычно занимались специалисты, некоторые сны были довольно прозрачны. Не надо быть специалистом, чтобы догадаться, что ячменный хлеб символизирует земледельцев, а шатер – кочевников. См. также коммент. к Быт. 40:5–18; 41:8–16; Втор. 13:1–5. Тема случайно подслушанного слова, оказывающего воодушевляющее воздействие, встречается также в «Одиссее», где герой подслушал высказанную служанкой надежду, что пир, на который собрались женихи, станет для них последним.

7:16–21. План Гедеона. Три отряда Гедеона должны были расположиться с трех сторон стана – северной, западной и южной (с востока находился холм Море). Выданные воинам светильники были сделаны из тростинок, которые тлели, когда ими размахивали в воздухе. До определенного момента тлеющие светильники прикрывались кувшинами. Когда все три отряда заняли свои позиции, затрубили трубы. Обычно трубы для подачи сигналов имелись только у нескольких воинов, так как руки основного большинства были заняты оружием и щитами. Такое же небольшое количество воинов требовалось для освещения ночной битвы факелами или светильниками. Таким образом, можно было предположить, что факельщики и трубачи представляют лишь малую часть войска, готового к сражению. Услышав звук трехсот труб и увидев вокруг стана множество огней, мадианитяне решили, что на них собирается напасть огромное войско, тогда как Гедеон приказал своим воинам просто стоять на своих местах вокруг стана.

7:22. Обратили мечи друг на друга. Достижение победы божеством, сеющим в стане врага замешательство, – распространенный мотив древней мифологии. В Египте он встречается в мифе о Горе, который в битве при Эдфу привел врагов в замешательство, и те начали сражаться друг с другом, пока никого не осталось в живых.

7:22. Бефшитта. По общему признанию, этот город можно отождествить с современным селением Шатта (Shatta), в 6 милях к востоку от поворота Изреельской долины к Беф-Сану. Поэтому мадианитяне, пытаясь добраться до переправы через Иордан, обогнули холм Море с юга.

7:22. Царера. Царера известна также под названиями Цартан (Нав. 3:16) и Цареда. В настоящее время ее отождествляют с Телль-эс-Садийех (es-Sadiyeh), в 8 милях к югу от Авелмехолы, на восточном берегу Иордана.

7:22. Авелмехола, Табафа. Авелмехола расположена на западном берегу Иордана, южнее Беф-Сана. По всей вероятности, это Телль-Абу-Сус, в 11 милях к югу от Беф-Сана, в южной оконечности Бефсанской долины, где река Иавис впадает в Иордан с востока. Здесь найдены черепки керамической посуды, датируемой этим периодом. Относительно Табафы полной ясности пока нет. Ее часто отождествляют с Ras Abu Tabat, хотя это место находится слишком далеко на юге, ближе к Telles-Sadiyeh, чем к Tell Abu Sus.

7:24. Бефвара. Это место не установлено, но, по-видимому, оно находилось в Иорданской долине, у переправы близ Авелмехолы.

8:1. Протест ефремлян. Несмотря на то что каждому колену была выделена земля, между ними часто возникали земельные споры. Военная операция, проведенная Гедеоном, должна была привести к подчинению территории, находившейся прежде во владении мадианитян. Ефремляне не хотели остаться в стороне при распределении дополнительной территории.

8:5. Сокхоф. Сокхоф локализуют в Телль-Дейр-Алла, в миле от реки Иавок и в 3 милях от Иордана. Здесь обнаружены археологические материалы, относящиеся к этому периоду (железный век I). Площадь вершины кургана составляет примерно полтора футбольных поля, или 1,25 акра. Это было небольшое селение, где занимались выплавкой бронзы.

8:6. Руки врагов. Отсечение кистей рук павших в бою для подсчета потерь врага было обычной практикой. На египетских рельефах этого периода изображены груды рук, собранных после битвы. Князья Сокхофа не захотели оказывать помощь Гедеону, так как цари мадиамские еще не были убиты.

8:8. Пенуэл. Пенуэл находится в 5 милях к востоку от Сокхофа у реки Иавок (Tell ed-Dhahab esh-Sherqiyeh). Предварительное исследование подтверждает существование поселения этого периода, однако раскопки здесь не проводились.

8:9. Городская башня. Поскольку раскопки древнего Пенуэла не проводились, остатки башни не обнаружены. Однако система укреплений городов железного века действительно нередко включала подобные башни. Например, в Сокхофе археологи нашли башню диаметром около 25 футов, датируемую концом периода судей. Подобные башни составляли основу конструкции ворот, служили дозорными вышками или, что наиболее характерно для этого периода, были внутренними цитаделями на территории местного святилища.

8:10. Каркор. Каркор, по-видимому, не следует истолковывать как географическое название. В тексте это слово имеет определенный артикль (несвойственный географическим названиям) и означает «низкая земля». Очевидно, речь идет о котловине Бекаа – широкой плоской низине длиной около 5 миль, протянувшейся с юго-запада на северо-восток недалеко от современного Аммана (библейской Раввы).

8:11. Путь кочевников. Местный маршрут шел из долины реки Иавок к югу от Пенуэла и далее на юго-восток до пересечения с юго-западной оконечностью котловины Бекаа. Но «живущие в шатрах» могли значительно отклоняться от исхоженных путей. В этом стихе сказано, что Гедеон, преследуя их, пошел на восток от Новы и Иогбеги. Местонахождение Новы неизвестно, а Иогбегу обычно отождествляют с селением Джубейхат (Jubeihat), в 6 милях к северо-западу от Аммана. Оно расположено в средней части возвышенности, образующей южную сторону котловины Бекаа. Если Гедеон пошел на восток от Иогбеги, то ему пришлось обогнуть северо-восточную оконечность котловины. Это означает, что кочевники прошли вдоль течения Иавока несколько миль на восток, прежде чем повернули на юг и оказались на южной стороне котловины, где на них напал Гедеон. Этот путь составляет около 20 миль от Пенуэла и около 70 миль от холма Море, где произошло первое столкновение.

8:13. Херес. Как и Каркор, слово «Херес» имеет определенный артикль и, скорее всего, не является географическим названием. Heres означает «солнце», но это обстоятельство мало способствует идентификации. Если реконструкция пути в комментарии к 8верна, то Херес мог находиться у юго-западного выхода из котловины.

8:14. Грамотность обычного населения. В шумерской, египетской, аккадской и хеттской письменности использовались сотни различных клинообразных знаков и иероглифов. По этой причине умением читать и писать обладали только профессиональные писцы. Алфавитное письмо, изобретенное в середине 2-го тыс. до н. э., сделало грамотность более доступной, так как в нем использовалось менее тридцати знаков. Рабы, трудившиеся на бирюзовых копях Синайского полуострова вблизи Серабит-эль-Хадема, оставили алфавитные надписи («протосинайские») уже в XVII в. до н. э.

Поэтому не приходится удивляться, что Гедеон легко нашел человека, способного написать имена старейшин.

8:14. Старейшины. Старейшины составляли руководящий совет города. Вероятно, в небольших городах в этот совет входило по двое самых старых мужчин от каждого дома. Если в Сокхофе было 77 старейшин, то, учитывая размеры города (см. коммент. к 8:5), можно предположить, что его население составляло 200–250 человек, или 30–35 домов. В угаритских текстах число 77 (как и 66) используется для метафорического обозначения больших чисел. О символическом использовании числа 77 см. также в коммент. к 8:30.

8:16. Наказание терновником. Использованный здесь и в ст. 7 глагол «молотить» встречается в некоторых местах Ветхого Завета в составе метафор, изображающих уничтожение врага (см.: Мих. 4:13). Гедеон «наказывает» старейшин терновником и молотильными досками. Возможно, здесь подразумевается либо форма казни, либо глумление над мертвыми телами. Таким же образом были наказаны жители Пенуэла.

8:18. Убитые на Фаворе. В тексте не упоминается сражение на Фаворе. Когда Гедеон напал на мадианитян, они бежали на юг от холма Море (см. коммент. к 7:22). Если на горе Фавор была битва, значит, некоторые из них попытались скрыться, обогнув холм с севера, чтобы добраться до Иордана по вади Фавор. Из ст. 19 явствует, что Гедеон оставил там своих братьев, чтобы они отрезали врагу путь к отступлению.

8:20,21. Казнь царей. Казнь мечом могла быть очень длительной и болезненной, если тот, кто приводил ее в исполнение, не знал, куда ударять, или был слишком слаб и не уверен в себе, чтобы вонзить меч в человека. Хотя Гедеон оказал своему сыну честь, легко понять, почему цари предпочли, чтобы это было сделано опытной и умелой рукой.

8:21. Пряжки на шеях верблюдов. Предполагают, что это были изображения лунного серпа. Подобные украшения найдены в раскопках Tell al-Ajjul. Такую же форму обычно имели серьги, образцы которых найдены в Tell el-Fara и Tell Jemmeh.

8:26. Тысяча семьсот сиклей. В Быт. 24сказано, что вес золотой серьги составляет полсикля. Если эти серьги были такого же размера, то тысяча семьсот сиклей (более 42 фунтов золота) – вес трех тысяч четырехсот серег.

8:27. Золотой эфод. В Израиле эфод был принадлежностью облачения первосвященника (см. коммент. к Исх. 28:6–14), а в Египте и Месопотамии – элементом одежды высокопоставленных жрецов и украшением статуй богов. В Исх. 39показано, каким образом из золота вытягивалась нить, которая вплеталась затем в ткань эфода. Очевидно, эфод Гедеона также был изготовлен из золотых нитей, а не из чистого золота. Учитывая, что Гедеон был удачлив в получении оракулов (6:30–36) и что эфод тесно связан с оракулами (в нем хранились урим и туммим; см.: Исх. 28:30; 1Цар. 30:7,8), можно предположить, что этот эфод предназначался для получения оракулов. Вероятно, люди, желавшие задать вопрос божеству, приходили к эфоду и за определенную плату получали ответ (с помощью Гедеона и членов его семьи).

8:30. Семьдесят сыновей, много жен. Жены древнего правителя олицетворяли его политические союзы. Города-государства, племена и народы, желавшие вступить в союз с каким-нибудь могущественным правителем или попасть под его покровительство, скрепляли договор, отдавая сюзерену в жены девицу из наиболее влиятельного семейства. Это было проявлением преданности со стороны вассалов, у которых отныне появлялась личная заинтересованность в поддержке правящей династии. Множество сыновей свидетельствовало о силе рода, ибо в таком случае ему не грозило вымирание. Для правителя это имело большое значение, так как члены его рода занимали ключевые посты в государстве. С теоретической точки зрения, большая семья была гарантией благополучия династии в будущем. Некоторые исследователи полагают, что «семьдесят» – это условное обозначение некоего большого числа. Помимо нескольких примеров в Библии, в угаритском мифе о Ваале говорится о семидесяти сыновьях Асират (Ашеры), а в хеттском мифе об Элькунирши Ваал хвастается тем, что убил 77 (88) детей Ашерту (Ашеры).

8:32. Гроб отца. Родовые пещерные гробницы этого периода служили для многократного использования. Покойник помещался в гробницу лицом вверх, а вокруг раскладывались его личные вещи.

8:33. Ваалвериф. Титул «Ваалвериф», означающий «господин завета», принадлежал божеству, которого почитали в Сихеме (где жила одна из наложниц Гедеона). См. также коммент. к 9:46.

 
 

9:1–57 Авимелех

 

9:1. Сихем. Древний Сихем отождествляют с современным селением Телль-Балата, к востоку от Наблуса и в 35 милях к северу от Иерусалима. Возможно, благодаря соседству со знаменитыми горами Гаризим и Гевал, земля Сихема на протяжении многих веков считалась священной. Выгодное стратегическое положение Сихема у восточного прохода между этих гор делало его важным торговым центром. Уже в период средней бронзы I Сихем упоминается в египетских текстах фараона Сенусерта III (1880–1840 гг. до н. э.). В амарнский период (XIV в. до н. э.) Сихем процветал и считался одним из крупнейших городов Ханаана. Правитель Иерусалима жаловался фараону, что царь Сихема, Лабайу, уступил часть территории хабиру (дополнительную информацию см. в коммент. к Нав. 5и 9:1). Город площадью около 6 акров был окружен стеной с воротами на востоке. Внутри города, на холме, возвышался храм. В период судей (железный век) Сихем не претерпел значительных изменений. Он не был завоеван Иисусом Навином и, соответственно, в этом слое не обнаружены следы разрушений. Вероятно, храм на холме – это «капище Ваал-Верифа», упоминаемое в ст. 46. Следы трагедии, описанной в ст. 49, видны в развалинах и пепле слоя XI, датируемого концом XII в. до н. э.

9:2. Право первородства в Израиле. На древнем Ближнем Востоке право первородства соблюдалось не всегда. Из многих текстов явствует, что дети разделяли наследство поровну. Что касается наследования власти, то в некоторых культурах братья имели преимущество перед сыновьями. Иногда право назначать наследника принадлежало царю, причем в некоторых случаях требовалось согласие подданных. У израильтян первенцы обычно имели определенное преимущество, однако и наследство, и власть далеко не всегда доставались первенцам.

9:4. Семьдесят сиклей серебра. Семьдесят сиклей из храмовой казны были выданы за жизнь семидесяти сыновей Гедеона. Это свидетельствует о том, как дешево они ценились (ср.: 50 сиклей – выкуп за мужчину в Лев. 27:3; 20 сиклей – средняя цена раба).

9:4. Наемники. В городе такого размера, как Сихем, вероятно, проживало около тысячи человек, следовательно его войско могло насчитывать 200–300 человек. Однако большинству из них поставленная задача была не по душе. Обычно основным мотивом участия наемников в военных действиях была возможность наживы. В таких ситуациях, как эта, подобная возможность отпадала. Известно, что в городе-государстве Мари (XVIII в. до н. э.) финансовое обеспечение военных действий, одобряемых божеством, осуществлялось храмами.

9:5. Ритуальная казнь. Сообщение о том, что сыновья Гедеона были убиты «на одном камне», свидетельствует о ритуальном характере казни. Обычно жертвоприношения совершались на жертвеннике, но иногда с этой целью использовали большой камень (см. коммент. к 6:20). Возможно также, что это действо было связано с огромным вертикально стоящим камнем, установленным в центре сихемского святилища на холме. Казнь соперников в борьбе за престол была обычным явлением для древнего Ближнего Востока, да и для всей истории. Однако примеры превращения казни претендентов на престол в ритуал человеческого жертвоприношения на древнем Ближнем Востоке нигде больше не встречаются.

9:6. Дом Милло. Очевидно, «дом Милло» следует понимать как укрепленную территорию храма на городском холме (см. коммент. к 9:46). По мнению большинства исследователей, милло – это не что иное, как земляная насыпь.

9:7. Гора Гаризим. Не вызывает сомнений, что человек, расположившийся на склоне горы Гаризим, мог быть услышан в Сихеме. Гаризим подступает к самому городу, что создает благоприятные акустические условия для подобного выступления. В нижней части склона, недалеко от Сихема, имеется каменистое обнажение, на котором, по мнению многих, стоял Иофам. В то время там, очевидно, находились руины еще более древнего храма.

9:8. Притчи о деревьях. В старовавилонской сказке «Тамариск и пальма» (начало 2-го тыс. до н. э.) два дерева спорят, какое из них важнее, выясняя вклад каждого в устройство царского дворца. Представляет интерес раздел поэмы о Набу и Ташмету, в котором кроны различных деревьев (кедра, кипариса и др.) метафорически изображают царское покровительство. В шумерском мифе Lugale Нинурта сражается с врагом, которого растения избрали своим царем.

9:9–13. Маслина, смоковница и виноградная лоза. Эти важнейшие сельскохозяйственные культуры составляли основу экономики Палестины. Они символизируют внутреннее благополучие и успешные внешние связи, достигнутые благодаря мудрому правлению царя.

9:14. Терновник. Многие полагают, что это колючий кустарник семейства Buxus, чрезвычайно тонкие листья которого практически не дают тени. В сухом климате Палестины кустарник нередко возгорается, вызывая лесные пожары, в которых погибают большие деревья. В арамейских «Поучениях Ахи кара» содержится разговор между шиповником и гранатовым деревом.

9:21. Беер. Древнееврейское слово béer означает «колодец» и входит в названия многих городов и селений (напр.: Беэршива). Поэтому точная идентификация этого города невозможна. Полагают, что это el-Bireh в Изреельской долине, к северу от Сихема и поблизости от Офры, родного города Гедеона.

9:25. Засады в горах. Через город, расположенный на торговом пути, постоянно проходили купцы, которые продавали свои товары и покупали продукцию местного производства, способствуя тем самым оживлению деловой активности в городе и пополняя его казну. Участившиеся нападения грабителей делали Сихем непривлекательным для купцов и лишали Авимелеха возможности брать с них пошлину. Таким образом, этот план преследовал цель разорить Авимелеха посредством подрыва торговли.

9:26. Гаал и его братья. По всей видимости, Гаал и его браться принадлежали к небольшому, не имеющему земли клану, каких было немало в тот период. Изгнанные из своих родных селений, они становились бродячими ремесленниками или наемниками, надеясь найти место, где смогут, наконец, обосноваться. В амарнских текстах подобные группы населения получили название «хабиру».

9:28. Проблемы смешанного населения. Вспоминая Еморра, отца Сихемова, Гаал апеллирует к местному населению, жившему в Сихеме со времен патриархов (см.: Быт. 34). Очевидно, Гаал пытается посеять рознь между евреями и евеями (хурритами?), населяющими Сихем. Авимелех обосновывал свои притязания на власть собственным смешанным происхождением (см.: 8и 9:2). Но если ранее его принадлежность к обеим группам населения способствовала его признанию, то теперь это становится причиной его неприятия.

9:35–37. Тень гор. Зевул и Гаал стоят у восточных ворот и смотрят на восток. Перед ними расстилается долина Аскар, на юго-востоке которой возвышается гора Урма (el-Urmeh), а на северо-востоке – гора Кабир (el-Kabir). Вероятно, в лучах восходящего солнца западный склон Кабира и северный склон Урмы погрузились в тень. На вершине Урмы найдены остатки укрепленного селения, в котором мог находиться штаб Авимелеха (Арума, ст. 41).

9:42. Народ вышел в поле. Это выражение может означать и обычную трудовую деятельность населения (как в 9:27), и занятие позиций перед битвой (см.: 2Цар. 11:23; 18:6). Несмотря на то что Гаал был изгнан из Сихема, очевидно, в городе еще оставались люди, не желавшие примириться с Авимелехом и возобновившие военные действия.

9:43,44. Засада. Вероятно, засадный отряд подошел к воротам из-за горы Гаризим, которая находится к югу от города. Этот отряд напал на выходивших из ворот жителей Сихема сзади, тогда как впереди их уже поджидали другие два отряда.

9:45. Засеял город солью. В Библии этот обычай нигде больше не упоминается, но он подтверждается древнейшими хеттскими документами, где говорится о засевании уничтоженного города травой, а также ассирийским текстом XIII в. до н. э., согласно которому Салманасар I засеял поверженный город солью. И трава, и соль упоминаются в разделе проклятий одного арамейского договора. Ни в одном из указанных текстов не объясняется назначение этой акции. Некоторые исследователи полагают, что это делалось для уничтожения плодородия почвы. Но такой результат вызывают далеко не все соли, к тому же этой операции были подвергнуты не поля, а город. В Ветхом Завете, как и на всем древнем Ближнем Востоке, соль использовалась для освящения (см.: Лев. 2– 13). Возможно, засевание солью было ритуалом очищения и посвящения города божеству. Кроме того, соль нейтрализует действие закваски, а, поскольку закваска была символом неповиновения, возможно, соль представляет силу, которая подавляет мятеж. И, наконец, соль – символ бесплодия. В одном хеттском договоре свидетель клянется, что если договор будет нарушен, то он сам, его род и его земля уподобятся безжизненной соли и не принесут потомства.

9:46. Капище Эл-Верифа (☼ в русском переводе – Ваал-Верифа). Сопоставимый титул il brt встречается в хурритских гимнах, начертанных на глиняных табличках из Уга-рита. Эл был главным богом хананейского пантеона, a «berith» означает «завет». Полагают, что верованиям смешанного еврейско-хананейского населения Сихема был присущ синкретизм, сочетающий представления о Яхве, еврейском Боге завета, с представлениями об Эле, хананейском божестве. В Сихеме обнаружены остатки храма этого периода (см. коммент. к 9:1). Он имел площадь основания 108 х 92 фута и мощные стены толщиной 18 футов. Священный столб (massebah) находился во дворе. Некоторые ученые полагают, что с капищем Эл-Верифа следует отождествлять святилище близ горы Гевал (см. коммент. к Нав. 8:30,31), поскольку жители Сихема искали там убежища после того, как город был разрушен (ст. 45). Но на этом месте следы крепостного сооружения не обнаружены.

9:48. Гора Селмон. Это название встречается в Ветхом Завете только здесь и в Пс. 67:15. По мнению некоторых исследователей, оно относится либо к Гевалу, либо к Гаризиму, но по какой причине гора именуется по-разному, объяснить затруднительно. Согласно другому предположению, это название относится к соседнему хребту к югу от горы Гаризим.

9:50. Тевец. Основываясь на сведениях раннехристианских авторов (Евсевий), Тевец отождествляют с Тубасом, примерно в 9 милях к северо-востоку от Сихема. Археологические раскопки здесь не проводились. 9:51. Башня среди города. Характерной особенностью городов этого периода было дополнительное укрепление внутри города – своего рода цитадель. Обычно она представляла собой башню, расположенную в самой высокой точке города, и включала святилище, кладовые и казну.

9:53. Жернов. Мельничные жернова были каменными, обычно базальтовыми. Нижний жернов представлял собой тяжелый (весом до 100 фунтов) камень с плоской или слегка изогнутой поверхностью. На него насыпали зерно, которое растирали в муку при помощи верхнего, более легкого жернова (весом от 4 до 5 фунтов), соответствующего форме руки.

 
 

10:1–5 Малые судьи: Фола и Иаир

 

10:1. «Малые» судьи. Это современное, не встречающееся в библейском тексте определение обозначает судей, которые не принимали участия в военных действиях. Следовательно, природу их «судейства» следует определить по-другому. Утверждение справедливости было обязанностью царя; такую же задачу ставили перед собой и эти «судьи». Справедливость поддерживалась не столько с помощью правовой системы, сколько посредством многообразных аспектов правления. По существу, судьи были местными правителями. См. коммент. ко 2:16.

10:1. Шамир. Некоторые исследователи отождествляют Шамир с Самарией, которая позднее стала столицей Северного Царства. Если это предположение неверно, то местоположение Шамира неизвестно.

10:4. Тридцать сыновей, тридцать ослов, тридцать городов. Возможно, здесь подразумеваются не только сыновья Иаира, но и его вассалы (см.: 4Цар. 16:7) или слуги (см.: 1Цар. 25:7; 4Цар. 8:9). В таком случае Иаир, вероятно, владел тридцатью городами, в каждом из которых был свой правитель (обычно они ездили на ослах), считавшийся его вассалом. В одном хеттском мифе рассказывается о царице Канеса, рождавшей каждый год тридцать сыновей.

10:4. Селения Иаира. Селения Иаира находились в Галааде, т. е. к востоку от Иорадана, между реками Ярмук и Иавок.

10:5. Камон. Несмотря на множество предположений относительно местонахождения Камона, отсутствие данных не позволяет подтвердить ни одно из них.

 
 

10– 12Иеффай

 

10:6. Перечень богов. Если хананейские боги названы по именам («Ваалы и Астарты»), то остальные боги определены по названиям народов, которые их почитали. Вероятно, это были боги плодородия и других сил природы. Это свидетельствует о присущем Израилю синкретизме и его устойчивом тяготении к политеизму. Политеизм Древнего мира был открытой системой. Пренебрегать любым божеством, способным принести вред или пользу, считалось опасным легкомыслием.

10:8. Галаад. Галаад – регион Трансиордании, ограниченный реками Ярмук на севере и Иавок на юге (хотя иногда это название применяют к территории, простирающейся на юг до реки Арнон).

10:9. Аммонитяне. Аммонитяне жили к северу от Моава в районе реки Иавок. Из ассирийских источников они известны как Bit-Ammon, а их земля – как Вепаттапи. Они обосновались на этой территории примерно в то время, когда израильтяне странствовали в пустыне.

10:17. Массифа (Мицфа). Это название относится к нескольким различным местам. Наиболее известное находится на территории Вениамина (Tell en-Nasbeh), в 8 милях к северу от Иерусалима, но это слишком далеко для сбора войск, намеревавшихся воевать в Галааде. В Мицпе Галаад с кой заключили свое соглашение Иаков и Лаван (Быт. 31), но ее местонахождение неизвестно. Галаад, в котором расположились станом аммонитяне, – это, возможно, город Галаад, современный Khirbet Jel'ad, в 6 милях к югу от Иавока.

10:18. Военачальники. Во времена военной опасности территории, управляемые старейшинами и вождями, проявляли готовность подчиниться военачальнику, который был способен защитить население и дать отпор врагу. Параллель этой политической ситуации можно увидеть даже в рассказах о богах. В вавилонском гимне, посвященном Мардуку, этот бог становится главой пантеона именно тогда, когда соглашается взять на себя ответственность за ликвидацию военной угрозы, представляемой младшими богами. Полагают, что соглашения подобного рода стали социальной предпосылкой формирования царской власти на древнем Ближнем Востоке.

11:1. Человек храбрый. В переводе Иеффай назван «человеком храбрым». Однако использованное здесь древнееврейское слово может означать не только храброго воина, но и человека, имеющего хорошую репутацию и пользующегося уважением в обществе. Впрочем, учитывая данный контекст, можно предположить, что своей хорошей репутацией Иеффай был обязан военным успехам. Такое же выражение использовано для характеристики Гедеона в 6:12.

11:2. Изгнание незаконнорожденных детей из дома. Следует отметить, что причиной изгнания Иеффая были отнюдь не соображения чести и доброго имени семьи. При наличии храмовой проституции и полигамии присутствие в доме незаконнорожденных детей было обычным явлением. Текст не оставляет сомнений, что причиной изгнания явилось беспокойство законных сыновей о наследстве. Независимо от того, полагалась ли Иеффаю двойная доля как первенцу, или наследство предполагалось поделить поровну (см. коммент. к 9:2), исключение одного участника увеличивало доли остальных.

11:3. Земля Тов. Тов отождествляют с et-Tayibeh между Едреей (Der'a) и Босрой (Busra ash-Sham) в Западном Галааде, примерно в 20 милях от горы Авран. Здесь не проводились археологические раскопки, но, возможно, этот пункт упоминается в перечне городов Тутмоса III.

 

Политическая обстановка в раннем железном веке

В период поздней бронзы (1550–1200 гг. до н. э.) между основными политическими силами Ближнего Востока шла непрекращающаяся борьба за господство над Палестиной (см. коммент. к Нав. 9:1). С появлением ок. 1200 г. «народов моря» (см. коммент. к Суд. 13:1) главные участники этой борьбы были либо уничтожены (напр., хетты), либо нейтрализованы (Египет). В начале железного века (примерно в то время, которое описано в Книге Судей) равновесие сил привело к политическому затишью. Приостановка соперничества крупных держав за господство над регионом позволила небольшим государствам испытать свои силы и создать региональные «империи». В начале этого периода указанным преимуществом смогли воспользоваться филистимляне. Затем весьма значительную империю удалось создать Давиду и Соломону, которым не приходилось действовать с оглядкой на политические силы Месопотамии, Анатолии или Египта.

 

11:8–10. Пост, предложенный Иеффаю. Первоначально старейшины предложили Иеффаю стать военачальником Галаада, но, по-видимому, с условием, что он будет действовать под их руководством. В ст. 9 Иеффай требует, чтобы ему подчинялись и старейшины, подступая тем самым к идее царской власти (ср. с воцарением Авимелеха в Сихеме в гл. 9 и воцарением Давида в Иудее во 2Цар.2:1–4).

11:12,13. Урегулирование территориальных конфликтов. Главное, на что следует обратить внимание при рассмотрении этих переговоров, это то, что и аммонитяне, и израильтяне разделяют представление о даровании земли божеством. Право на владение землей дают боги, и потому их призывают разрешить спор и, если потребуется, защитить землю военным путем. Вопрос о праве на землю сводится не к тому, кто был первым, а к доказательству дарования земли божеством и его способности отстоять право своего народа на владение этой землей.

11:15–23. Позиция Иеффая. Израильтяне отвоевали землю у аморреев, а не у аммонитян. Возможно, аммонитяне утверждали, что эту землю у них отобрали аморреи, но Иеффай стоял на том, что Яхве взял землю у аморреев и отдал ее Израилю. Любые претензии аммонитян сводились на нет сроком, в течение которого землей владел Израиль, не встречая со стороны аммонитян никаких препятствий. О географических пунктах, упоминаемых Иеффаем, см. соответствующие коммент. в Чис. 21.

11:24. Хамос. Хамос – национальное божество моавитян, упоминающееся в надписи Меши на Моавитском камне, где ему приписывается победа в сражении – подобно тому, как в Израиле эта честь всегда приписывается Яхве. Аммонитским национальным божеством обычно считается Милхом (3Цар. 11:5,33). Хотя Хамос был богом моавитян, упоминание его имени в форме «Камиш» в перечне богов из Эблы, где ему был посвящен храм, указывает на то, что уже в 3-м тыс. до н. э., задолго до появления моавитян, он входил с число основных семитских богов Сирии. В одном из ассирийских перечней богов Хамос (Каммуш) отождествляется с Нергалом, богом подземного царства. С каким природным явлением ассоциировался Хамос, точно неизвестно, а археологические раскопки пока не обнаружили ни одного бесспорного изображения этого божества.

11:26. Хронологическое замечание. Иеффай говорит, что Израиль владеет этой землей уже триста лет. Хотя это, несомненно, округленное число, оно подтверждает предположение о том, что завоевание произошло в XV, а не в XIII в. до н. э. (см. статью о датировке исхода в Исх. 12). Учитывая, что после Иеффая следует отвести время для правления Самуила, Саула и Давида, его пребывание на посту судьи Израиля обычно относят примерно к 1100 г. до н. э. Разумеется, достоверность Библии не будет поколеблена, если Иеффай преувеличивал или был неправильно информирован, однако трудно поверить, что его доводы прозвучали бы убедительно, если бы на самом деле Израиль пробыл на этой земле вдвое меньшее время.

11:29. Дух Господень. И снова Дух Господень ассоциируется с собиранием войска (см. коммент. к 6:34,35). Несмотря на пост военачальника Галаада, Иеффай не обладал формальным правом на созыв войска в областях, принадлежавших Манассии (в том числе в Васане, на севере Галаада), а также на значительной территории к западу от Иордана.

11:30. Обеты. Обет – это обещание принести дар божеству в ответ на его благодеяние (дополнительную информацию см. в коммент. к Быт. 28:20–22; Лев. 27:2–13; Чис. 30:2–15). В классической литературе обет Иеффая находит параллель в обете критского царя Идоменея (жившего примерно в то же время). Буря, застигшая Идоменея при возвращении из-под Трои, вынудила его дать обет, весьма похожий на обет Иеффая, и в результате ему пришлось принести в жертву собственного сына. Обычно жертвоприношения, сопровождающие просьбу о божественной помощи, совершались накануне битвы (см.: 1Цар. 13:8–12), но если такой возможности не было, допускалось принесение обета. В принципе, Иеффай мог посвятить Господу всю добычу (ср.: Чис. 21:2), но, вероятно, применительно к городам, расположенным за пределами территории Израиля, это было неуместно.

11:31. Кого предполагал встретить Иеффай. Хотя израильтяне нередко держали в своих домах сельскохозяйственных животных, трудно предположить, чтобы такое животное вышло кому-нибудь навстречу. Собак не держали в домах как любимцев, к тому же они не годились для жертвоприношения. Более того, простое принесение в жертву животного не соответствовало величию и значимости победы, одержанной Иеффаем. Следовательно, Иеффай предусматривал возможность человеческого жертвоприношения (о человеческих жертвоприношениях на древнем Ближнем Востоке см. коммент, к Быт. 22:1,2; Втор. 18:10).

11:31. Всесожжение. Более чем в 250 упоминаниях этого понятия в Ветхом Завете оно применяется к жертве, в буквальном смысле сжигаемой на жертвеннике. Оно никогда не используется в переносном смысле или символически. О жертве всесожжения см. Лев. 1:3,4. Это же слово использовано в Быт. 22:2 и 4Цар. 3:27, где речь идет о человеческом жертвоприношении.

11:33. Завоеванная территория. Завоеванная Иеффаем территория включала двадцать городов, в том числе Ароер, Миниф и Авель-Керамим. Археологи обнаружили в этом регионе множество небольших укрепленных селений, характерной особенностью которых были круглые сторожевые башни. Вероятно, многие из завоеванных городов принадлежали к этому типу. Хорошо известный Ароер находится к северу от Арнонского ущелья, на южной границе территории аммонитян, но это, по-видимому, другой город с таким же названием, расположенный ближе к Равве (как и в Нав. 13:25). Авель-Керамим, вероятно, упоминается как кгтт в перечне городов Тутмоса III, но его местонахождение не установлено. На основании данных из поздних греческих источников Миниф помещают между Есевоном и Раввой, предположительно – в Umm el-Basatin. Несмотря на некоторую неопределенность сообщения о завоеванных городах, ясно одно: Иеффай не просто изгнал аммонитян из израильского Галаада, а вторгся на территорию Аммона и завоевал многие его крепости, в основном между Раввой и Есевоном.

11:34. Празднование победы. Подтверждение обычая встречать победителей песнями и плясками женщин можно увидеть в чествовании Саула и Давида (1Цар. 18:6,7) и в победной песни Мариам в Исх. 15:20,21. «Тимпан», на котором играла дочь Иеффая, судя по изображениям на древних рельефах, представлял собой небольшой бубен (из кожи, натянутой на обруч), но, в отличие от современных инструментов этого типа, он не издавал резких металлических звуков.

11:34. Единственное дитя. Согласно популярным религиозным верованиям древнего Ближнего Востока, почитание предков будущими поколениями имело большое значение для благоприятного существования после смерти. Иногда подобные представления разделяли израильтяне, хотя это не одобрялось. В контексте завета пресечение рода означало утрату дарованной Богом земли. В любом случае смерть единственной дочери была трагедией и на философском, и на эмоциональном уровне.

11:35. Раздирание одежд. Наряду с посыпанием головы пеплом раздирание одежд было обычной формой выражения скорби на древнем Ближнем Востоке. Один из примеров встречается в угаритском эпосе об Акхате (1600 г. до н. э.), в котором сестра героя, предсказывая приближающуюся засуху, раздирает одежды своего отца. Обычно таким способом проявляли горе по поводу смерти родственника, друга или выдающегося человека (2Цар. 3:31), но иногда, как в угаритском примере, в Чис. 14и в данном случае, раздирание одежд было выражением отчаяния в связи с надвигающейся катастрофой.

11:35,36. Нарушение обета. Как религиозный акт, вынуждающий божество вступить в соглашение с верующим, обет не мог быть нарушен безнаказанно (см.: Исх. 20:7). Тем не менее закон допускал возможность смягчения обетов, особенно в тех случаях, когда они касались людей (см. коммент. к Лев. 27:2–8). Очевидно, эти правовые тонкости были неизвестны Иеффаю.

11:37. Скитания в горах в течение двух месяцев. В угаритском мифе «Ваал и Мот» богиня-дева Анат скитается в горах, оплакивая гибель Ваала, повлекшую за собой утрату плодородия земли. Тема оплакивания в горах утраченного плодородия, несомненно, перекликается с темой оплакивания дочерью Иеффая своего девства. В древнейший период истории Месопотамии женщины ежегодно оплакивали смерть Думузи (Фаммуза), который считался «покровителем зачатия». Двухмесячный период, очевидно, соотносится с одним из еврейских «времен года». В календаре из Газера (X в. до н. э.) год делится на восемь периодов: четыре двухмесячной и четыре месячной продолжительности. Второй двухмесячный период (сев) приходился на зимние месяцы, когда беспокойство о плодородии было особенно велико.

11:39. Исполнение обета. Некоторые исследователи полагают, что дочь Иеффая была не принесена в жертву, а посвящена на служение в скинию по обету безбрачия. В Библии имеются примеры пожизненного посвящения на служение Господу (Самуил в 1Цар. 1:28) и служения женщин при скинии (1Цар. 2:22), но о том, чтобы женщина служила в скинии по обету безбрачия или была посвящена на пожизненное служение Господу, ничего неизвестно. Вообще говоря, на древнем Ближнем Востоке посвящение в святилище подразумевало проституцию, а не безбрачие (см. коммент. к Втор. 23:17,18). Посвящение такого рода было сопоставимо с жертвоприношением сына. В этом отношении наиболее показательна категория женщин, именовавшихся в старовавилонский период (1800–1600 гг. до н. э.) naditu. Они принадлежали храму как «невесты бога», и потому им было запрещено выходить замуж, хотя и не предписывалось хранить целомудрие.

11:40. Ежегодное оплакивание. Значение глагола, переведенного как «оплакивать», неясно (он встречается только в Суд. 5:11, где переведен как «воспоют хвалу»), однако именно этим глаголом ограничивается описание ежегодного ритуала дочерей Израилевых. Комментаторам остается только гадать о характере этого ритуала, поэтому подыскать ему параллель в Древнем мире затруднительно. В старовавилонский период naditu ежегодно совершали ритуалы в память о тех, кто умер бездетным. Исходя из контекста данного фрагмента, можно предположить, что этот четырехдневный ритуал был так или иначе связан с оплакиванием утраченного плодородия.

12:1. Цафон (Севина). В общих чертах местоположение Цафона достаточно ясно, но согласие относительно его точной локализации пока не достигнуто. В Нав. 13:27 он упоминается сразу после Сокхофа среди владений Гада. Обычно его отождествляют с Tell el-Qos, в 2 милях к северу от Сокхофа (Tell Deir Allah).

12:1. Упреки ефремлян. Ефремляне любили поспорить (см.: 8:1), но если Гедеону удалось их умиротворить, то здесь спор перерос в настоящую гражданскую войну. Из земель, отвоеванных у аммонитян, ефремлянам ничего не досталось, но их наследственные владения были отделены от аммонитских земель Иорданом. Следует помнить, что колена Израилевы были независимыми политическими субъектами, объединенными только общей религией и наследием. Единственной властью, которую они признавали, была власть их национального Бога, Яхве, а на уровне колен – власть вождей и старейшин. Официальное предоставление Иеффаю властных полномочий было отступлением от этой традиции (см. коммент. к 11:8–10). Возможно, его возвышение рассматривалось как угроза другим коленам.

12:4. Галаадитяне «беглецы». (☼ В русском переводе – «…и побили жители Галаадские Ефремлян, говоря: вы беглецы Ефремовы». В английских переводах, как и в оригинале, смысл другой: «и побили жители Галаадские Ефремлян, потому что те говорили: вы беглецы Ефремовы».) Ефремляне пытались опротестовать территориальные притязания галаадитян, отрицая их статус среди колен Израилевых. Исторически Галаад был одним из кланов колена Манассии. Напоминая галаад итя нам об их смешанном происхождении («среди Ефрема и среди Манассии»), ефремляне называют их самовольными захватчиками, не имеющими на землю тех прав, какими располагали полноценные колена.

12:5. Переправа через Иордан. Вероятно, речь идет о броде близ города Адам, чуть южнее слияния Иордана с рекой Иавок (см. коммент. к Нав. 2:7).

12:6. Варианты произношения в древнееврейском языке. В родственных семитских языках древнего Ближнего Востока некоторые согласные звуки произносятся по-разному. Одним из примеров вариативного произношения, строящегося на чередовании двух согласных звуков, sh и th, из угаритского (родственного хананейскому) языка, является древнееврейский согласный shin (sh). Так, слово «три» на древнееврейском языке – shalosh, на угаритском – thalath, на арамейском – talat. Примечательно, что для языка аммонитян также было характерно произношение th. Различие в речи ефремлян и галаадитян проявилось в произношении именно этого звука. Как это обычно бывает, произнести согласный звук, отсутствующий в родном диалекте, без практики оказалось непросто. Наиболее правдоподобную версию сцены у переправы, удовлетворяющую контексту и требованиям лингвистики, представил Дж. Рендсбург. Ефремляне обычно произносили это слово как «шибболет», тогда как жители Галаада, говорившие на том же диалекте, что и аммонитяне, произносили его как thibboleth. Испытывая подозреваемых ефремлян, галаадитяне заставляли их произнести thibboleth, на что ефремляне могли ответить только «сибболет». Слово shibboleth означает либо колосья, либо речной поток. В данном контексте второе значение более уместно.

 
 

12:8–15 Малые судьи: Есевон, Елон, Авдон

 

12:8. «Малые» судьи. Помимо сведений, изложенных в данном разделе Книги Судей, об этих людях ничего неизвестно. См. также коммент. к 10и 2:16.

12:8. Вифлеем. Принято считать, что здесь речь идет не о том городе, который расположен в Иудее в нескольких милях к югу от Иерусалима, а о городе на территории Завулона, в Галилейских горах, к северу от Изреельской долины. Единственным доводом в пользу такого решения является то, что Елон и Авдон также были родом из этого региона.

12:8. Политические браки. Обычно жены и дети древнего правителя олицетворяли его политические связи. Города-государства, племена и народы, желавшие вступить в союз с каким-нибудь могущественным правителем или попасть под его покровительство, скрепляли договор, отдавая в жены сюзерену или его сыну девицу из наиболее влиятельного семейства. Это было проявлением преданности со стороны вассалов, у которых отныне появлялась личная заинтересованность в поддержке правящей династии. Множество сыновей свидетельствовало о силе рода, ибо в таком случае ему не грозило вымирание. Для правителя это имело большое значение, так как члены его рода занимали ключевые посты в государстве. С теоретической точки зрения большая семья была гарантией благополучия династии в будущем. Ст. 9 указывает на обширную сеть политических связей.

12:11. Аиалон в земле Завулоновой. Хорошо известный город в Аиалонской долине находится на территории Дана, следовательно, Елон был погребен в другом городе с таким же названием. Его местонахождение не установлено.

12:13. Пирафон. Пирафон отождествляют с селением Farata, в 6 милях к юго-востоку от Самарии.

12:14. Сорок сыновей и тридцать внуков, ездивших на семидесяти ослах. Трудно сказать, что символизируют сыновья и внуки Авдона, – его политические связи (см. коммент. к 10:4) или многочисленность возглавляемого им клана (см. коммент. к 12:8). Упоминание семидесяти ослов говорит в пользу первого предположения, а упоминание внуков – в пользу второго.

 
 

13:1–25 Рождение Самсона

 

13:1. Филистимляне. Филистимляне, играющие заметную роль в повествовании Книги Судей и первых двух книг Царств, появились в Палестине около 1200 г. до н. э. в результате переселения из Эгейского региона так называемых «народов моря». Принято считать, что именно «народы моря» явились виновниками крушения Хеттского царства и разрушения многих городов средиземноморского побережья Сирии и Палестины (в том числе Угарита, Тира, Сидона, Мегиддона и Аскалона), хотя об их присутствии в этом регионе свидетельствуют только косвенные доказательства. Сражения «народов моря» с египетским фараоном Рамсесом III запечатлены на знаменитых рельефах храма в Мединет-Абу. Это великое переселение народов нашло отражение и в гомеровском эпосе об осаде Трои. Вероятно, продвигаясь из Греции, Анатолии и Крита, эти народы использовали остров Кипр как плацдарм для своих морских атак. После неудачной попытки «народов моря» овладеть Египтом племя, получившее известность под названием «филистимляне», захватило южную часть побережья Палестины, основав здесь пять городов: Аскалон, Азот, Экрон (Tell Miqne), Геф (Tell es-Safi) и Газу.

13:2. Цора. Цору отождествляют с современной Sar'a, в 16 милях к западу от Иерусалима, в долине Сорек, которая была основным путем из прибрежной равнины к горам вокруг Иерусалима.

13:2. Бесплодие. Неспособность родить ребенка делало женщину беззащитной перед нападками мужа, и чаще всего браки расторгались именно по этой причине. С другой стороны, бесплодие жены нередко давало мужу повод брать других жен, которые, рождая детей, занимали в семье более высокое положение. Но библейский текст посвящен отнюдь не психологическим проблемам семьи. Предшествующее бесплодие жены Маноя – один из элементов, помогающих продемонстрировать сверхъестественные аспекты рождения и судьбы Самсона.

13:4,5. Обет назорейства. Как и большинство обетов на древнем Ближнем Востоке, обет назорейства представлял собой род соглашения, по условиям которого божеству – в ответ на его благосклонность – посвящались некие дары. Отличительным свойством обета назорейства был период воздержания, предшествовавший приношению даров. В случае с Самсоном период воздержания продолжался целую жизнь. Дополнительную информацию об особенностях обета назорейства см. в коммент. к Чис. 6:1–21.

13:5. Ритуальное значение волос. В финикийской надписи IX в. до н. э. говорится о посвящении чьих-то остриженных волос богине Астарте во исполнение обета. Следует отметить, что в библейском тексте остриженные волосы вообще не являются предметом обсуждения. Их не посвящали Богу, как в приведенном выше примере, и не отдавали на хранение в храм, как было принято у некоторых других народов. Богу посвящались не остриженные волосы, а волосы, которых не касалась бритва. По представлениям древних, волосы, как и кровь, были средоточием жизни. По этой причине их часто использовали в магических целях. Об этом, в частности, свидетельствует существовавшая в Мари практика посылать царю прядь волос пророка вместе с его пророчествами. Волосы предназначались для гадания, которое определяло, заслуживает ли внимания присланное пророчество.

13:15,16. Угощение. По обычаю гостеприимства каждому путнику, проходившему мимо жилища, полагалось предложить отдохнуть, освежиться и поесть. Это делалось для того, чтобы убедиться в его дружественных намерениях. В случае с незнакомцем, изрекавшим столь важные предзнаменования, соблюдение законов гостеприимства приобретало особое значение. Проявлением щедрости было предложенное гостю свежее мясо, далеко не всегда присутствовавшее в рационе израильтян.

13:17. Значение имени. Считалось, что имя тесно связано с сокровенной сущностью человека. Имя нередко использовали в магических ритуалах, например, для наведения порчи. Сообщение собственного имени было проявлением расположения и доверия, но в то же время, с человеческой точки зрения, делало уязвимым. В Десяти заповедях Яхве запрещает израильтянам использовать Свое имя в магических целях. Но в данном случае Маной не имеет никаких недобрых намерений. Из текста явствует, что Маной не осознавал, что перед ним сверхъестественное существо. Если незнакомец был пророком, то в случае исполнения благоприятных предсказаний он мог прославиться, но для этого требовалось знать его имя.

13:19. Хлебное приношение. В оригинале использовано слово, буквально означающее «дар» или «дань». Такое приношение было знаком почтения. В угаритском и аккадском языках в соответствующих ситуациях использовалось это же слово. По правилам, небольшая часть хлебного приношения сжигалась на жертвеннике в дар Господу, а остальное доставалось священнику, совершающему ритуал. В состав хлебного приношения входили мука, оливковое масло и благовоние. (Дополнительную информацию см. в коммент. к Лев. 2.)

13:19. Жертвоприношение на камне. Возложение пищи на камень превращало ее из угощения в жертвоприношение. Камни нередко использовались в качестве жертвенников (см.: 1Цар. 14:32–34).

13:22. Запрет на лицезрение Бога. Представление о внушающем ужас облике божества было присуще не только израильтянам, но и другим народам древнего Ближнего Востока. Например, в Месопотамии считалось, что боги являют себя с помощью melammu, божественного сияния. Несмотря на то что подобное явление вселяло ужас, оно не считалось смертельно опасным. Из библейского текста явствует, что ничего похожего на melammu у вестника не было, так как Маной не догадался о его сверхъестественной природе. Этот запрет не имеет параллелей в древней ближневосточной литературе.

13:24. Имя Самсона. Имя Самсона является формой древнееврейского слова, означающего «солнце». В нескольких милях от его родного селения находился город Вефсамис, «дом (храм) солнца». Известно, что среди прочих религиозных отклонений в Израиле существовал и культ солнца (4Цар. 23:11), и некоторые исследователи полагают, что Яхве иногда изображался в виде солнца на рельефах (напр., на курильнице для благовоний из Фаанаха) и в литературе (Пс. 79:2,3; Втор. 33:2).

13:25. Между Цорою и Естаолом. Цора и Естаол находятся всего в миле друг от друга, но их разделяет ручей, протекающий по вади Kesalon, где и расположился Данов стан.

 
 

14– 16Подвиги Самсона

 

14:1. Фимнафа. Фимнафа находится примерно в 5 милях к западу от Цоры в долине Сорек. Это современное селение Tell el-Batashi, расположенное между Цорой и Экроном, городом филистимлян. Археологические раскопки обнаружили здесь следы поселения этого периода, но не добавили ничего нового к библейскому рассказу.

14:2. Устройство брака родителями. Повсюду на древнем Ближнем Востоке брак рассматривался как союз между кланами (обычно обусловленный экономическими соображениями), зависящий не столько от романтических чувств жениха и невесты, сколько от социального положения их семейств. По этой причине устройство брака находилось в ведении главы семейства. Нередко бывало, что соглашение о браке достигалось тогда, когда будущие супруги еще были детьми. Эндогамия, заключение браков внутри одного племени или селения, была распространенным явлением, особенно в Израиле, где владение землей было связано с принадлежностью к определенному колену. Даже если человеку предоставлялась возможность найти невесту по собственному выбору, переговоры о финансовой стороне дела, касающиеся размера выкупа за невесту (см. коммент. к Быт. 29:18–20) и приданого, обычно вели родители. Как в Библии, так и на всем древнем Ближнем Востоке выкупу за невесту уделяли значительно больше внимания.

14:3. Необрезанные. Обрезание практиковалось многими народами древнего Ближнего Востока (см. коммент. к Быт. 17:9–14), но не филистимлянами. В этом замечании не осуждаются физические свойства или обычаи филистимлян, а подчеркивается их отличие от израильтян, у которых обрезание было знамением завета.

14:5,6. Лев. Многие цари и герои Древнего мира гордились своим умением охотиться на львов. Популярный сюжет египетской живописи – фараон, поражающий льва, стоя на колеснице с луком или копьем в руках. Анналы ассирийских царей изобилуют сообщениями о сотнях львов, добытых ими в качестве охотничьих трофеев. На рельефе из Телль-Халафа (ок. 900 г. до н. э.) изображен воин, поражающий льва мечом. Шумерский герой Гильгамеш и греческий герой Геракл прославились тем, что одолели львов голыми руками. Львы водились в лесистых районах Палестины, а в тот период всю землю в окрестностях долины Сорек, между Цорой и Фимнафой, покрывали леса.

14:6. Дух Господень. В предшествующем повествовании Дух Господень появлялся в те моменты, когда возникала необходимость созыва войска (см. коммент. к 6:34,35 и 11:29). Тогда Дух наделял судей властью, которую может дать только Бог. В данном случае Дух наделяет Самсона не властью, а необыкновенной физической силой. Дух Господень сходит на Самсона несколько раз (см.: 14и 15:14), но это не всегда связано с совершением необыкновенного подвига. Общий признак состоит в том, что Дух появляется в ситуациях, когда Самсон нападает или защищается.

14:10. Брачный пир. Второй стадией заключения брака был пир, который происходил через некоторое время после официального объявления об обручении. Кульминацией продолжавшегося семь дней традиционного пира была брачная ночь, которая, возможно, имела место после первого дня празднования. Церемония в брачном чертоге упоминается в библейских материалах (Пс. 18:6; Иоил. 2:16). В угаритском эпосе содержится описание свадьбы царя Керета и Хурай, но оно дает мало подробностей.

14:11. Тридцать брачных друзей. Вероятно, брачные друзья принадлежали к клану невесты или были местными жителями Фимнафы. Их функция неясна, но, возможно, она заключалась в обеспечении безопасности невесты. Первая строка ст. 11 допускает разночтения: не «как… увидели его», а «из-за того что испугались его». Если этот вариант верен, то, очевидно, здесь подразумевается, что вид Самсона многим показался устрашающим.

14:12. Загадки. Обычно загадки строятся на неоднозначности смысла входящих в них слов. На поверхностном уровне используются обычные значения слов, тогда как разгадывание загадки требует проникновения в их скрытый смысл. Полагают, что, на первый взгляд, загадка Самсона содержала либо некую грубость (связанную с опьянением), либо эротический намек (связанный с предстоящей брачной ночью). По греческой легенде этого периода, Мопс вызвал Калханта, одного из участников Троянской войны, на состязание в загадках. В этой связи интересно отметить, что позднее Мопсу приписывали честь основания Аскалона.

14:13. Тридцать перемен одежд. Тридцать комплектов одежды, о которых здесь идет речь, – это парадные одеяния, используемые в особых случаях. Их можно сравнить с современными костюмами. Подобно тому, как рубашка надевается под костюм, «синдон» надевался под вышитый плащ.

14:14. Мед в трупе. Представление о том, что пчелы устраивают улей в трупе крупного животного, известно из литературы Эгейского региона (откуда вели происхождение филистимляне), поэтому такую загадку филистимляне вполне могли разгадать.

14:18. Загадка в ответ на загадку. Брачные друзья ответили на загадку Самсона, загадав свою загадку, объясняющую, каким образом они получили ответ. Мед и лев – ответ на загадку Самсона. Но что слаще меда и сильнее льва? Разумеется, женские чары. Самсон продемонстрировал свое умение разгадывать загадки, мгновенно дав образный ответ, разоблачающий коварство его жены.

14:19. Аскалон. Аскалон расположен на берегу Средиземного моря, примерно в 40 милях к югу от Тель-Авива. Хорошо укрепленное древнее поселение площадью примерно 150 акров было одним из пяти главных городов филистимлян. В амарнский период (XIV в. до н. э.) хананейским правителем Аскалона был Йидья (Yidya), которому принадлежат семь писем из амарнского архива. Филистимляне обосновались здесь около 1175 г. до н. э. Во времена Самсона (железный век I) Аскалон имел укрепления, по меньшей мере, на северном склоне, а также гласис (скат у основания крепостной стены, затрудняющий доступ к стене) и кирпичную башню. Чтобы добраться от Фимнафы до Аскалона, требовалось покрыть около 25 миль. Неясно, почему Самсон отправился именно туда, а не в Экрон, Геф или Азот, находившиеся значительно ближе.

14:20. Итог свадьбы: жена, отданная другому. Выдача жены Самсона замуж за брачного друга отнюдь не указывает на тайную любовную связь и не противоречит существовавшему в то время порядку вещей. Задача брачного друга состояла в том, чтобы обеспечивать поддержку женщины, если муж ее бросит. В вавилонской молитве, адресованной Иштар, содержится просьба, чтобы разгневанный муж возвратился к жене в дом ее отца, а связанный с этой молитвой ритуал имеет целью зачатие.

15:1. Время жатвы пшеницы. В этой части страны время жатвы пшеницы приходится на конец мая.

15:1. Принес молодого козленка. Несмотря на то что осуществление брачных отношений начиналось в первую ночь свадебного пира, невеста не всегда уходила в дом жениха после семидневного празднования. В течение нескольких месяцев жених регулярно навещал невесту в доме ее отца и приносил подарки, пока все не было готово к переезду. В Вавилоне этот «испытательный» период продолжался четыре месяца и, вероятно, предназначался для выяснения способности невесты забеременеть.

15:4. Триста лисиц. Считается, что слово, переведенное как «лисицы», является общим понятием, могущим относиться и к шакалам. С практической точки зрения, использование шакалов представляется более вероятным. Лисы охотятся в одиночку, а шакалы – стаей. Чтобы поймать такое количество лис, требовалось не только затратить много времени, но и прочесать огромную территорию. Поимка шакалов представляла более простую задачу, так как за один раз можно было захватить целую стаю. В этот период в Палестине водились животные обоих видов.

15:8. Скала Етама. Город с таким названием находится близ Вифлеема (2Пар. 11:6, «Ефам»), однако это слишком далеко от места действия. Наиболее приемлемый вариант идентификации – 'Araq Ismáin в окрестностях Цоры.

15:9. Леха. Неизвестно, является ли «Леха» географическим названием. В аккадском языке слово «челюсть» используется для обозначения границы территории, и некоторые исследователи полагают, что аналогичное явление имеет место в Книге Судей, хотя в Ветхом Завете оно нигде больше не встречается. Те, кто считает, что «Леха» – географическое название, отождествляют ее с Khirbet es-Siyyagh в горах Иудеи, недалеко от Вефсамиса.

15:13. Новые веревки. Веревки, найденные в египетских гробницах, сделаны из зеленого папируса или из волокна финиковой пальмы. В Израиле материалом для изготовления веревок служили стебли пустынного кустарника. Новые веревки были более эластичными и прочными.

15:15. Ослиная челюсть. В среднем длина ослиной челюсти составляет около 9 дюймов, а вес – чуть меньше фунта. Она слегка изогнута, а если и зубы на месте, может послужить неплохим оружием.

15:19. Вода. Известно, что в осадочных породах часто образуются полости, в которых вода может накапливаться прямо под поверхностью. Чтобы получить доступ к накопившейся воде, достаточно ударить в нужном месте. Но в тексте не сообщается, каким образом Бог разверз скалу.

16:1. Газа. Один из пяти главных городов филистимлян, расположенный в 12 милях к юго-востоку от Аскалона и в 3 милях от Средиземного моря. В амарнский период Газа была важнейшим административным центром, из которого Египет осуществлял свое господство над регионом. В египетских рельефах встречаются изображения города с такими же укреплениями, как в Газе, однако ограниченные археологические раскопки обнаружили здесь немного материалов, относящихся к ветхозаветному периоду.

16:3. Конструкция городских ворот. В тексте упоминаются три элемента ворот: двери, косяки и запор. Двери обычно вставлялись в каменные гнезда, врытые в землю. Косяки фланкировали ворота с обеих сторон. Они были деревянными и прочно присоединялись к стене. В железном веке I крепостные стены были не во всех городах, но их заменяли дома, выстроенные по периметру города без зазоров. Ворота закрывались с помощью массивной балки, вставляемой в отверстия в косяках. Поскольку археологи не обнаружили укреплений древней Газы, дать более точное описание этих ворот невозможно. Ширина проема ворот доходила в этот период до 12 футов, хотя в некоторых случаях она составляла всего 6 футов.

16:3. Гора на пути к Хеврону. Хеврон находится в 40 милях к востоку от Газы, причем дорога к нему постоянно идет в гору. В тексте не сказано, что Самсон отнес ворота в окрестности Хеврона. Использованное здесь выражение часто означает «на пути» (напр., в Нав. 13:3). Он направился в Хеврон и по пути сбросил ворота на какой-то горе.

16:4. Долина Сорек. Деятельность Самсона в основном протекала в долине Сорек. Долина простирается на 13 миль к западу Иерусалима, являясь частью вади, текущего в северо-западном направлении с Иудейских гор к Средиземному морю.

16:5. Владельцы филистимские. Очевидно, пятеро филистимских правителей обладали одинаковой властью. Понятие, использованное для их обозначения, является филистимским, и многие ученые считают, что оно восходит к языку «народов моря» (греческому или другому индоевропейскому языку). Отсутствие необходимой информации затрудняет более подробный анализ политического содержания этого понятия.

16:5. Тысяча сто сиклей серебра. Тысяча сто сиклей серебра – огромная сумма (см.: 2Цар. 18:12). Сравните: обычный годовой заработок наемного работника составлял 10 сиклей, а участки земли стоили от 400 до 600 сиклей. Пять тысяч пятьсот сиклей – это 550 средних годовых заработков.

16:5. Представления филистимлян о силе Самсона. Филистимляне считали, что в великой силе Самсона скрывается какая-то тайна, узнав которую они смогут ослабить его. Это говорит о том, что они догадывались о сверхъестественной или магической природе его способностей. Понимая это, Самсон предлагал им различные магические способы связать его. Если даже в наше время существует предрассудок, будто волка-оборотня можно убить только серебряной пулей, то в древности некоторым материалам тем более приписывали свойство нейтрализовать сверхъестественные явления. В хеттских текстах описаны ритуалы, в которых различные материалы, в том числе шерсть и разноцветные шнурки, использовались для нейтрализации магических свойств.

16:7. Сырые тетивы. Иногда тетивы для лука изготовляли из кишок скота. В шумерской литературе говорится о тетивах из овечьих сухожилий или из бараньих кишок, а в угаритской литературе в этой связи упоминаются бычьи сухожилия. Перед использованием их обычно высушивали. Некоторые исследователи считают, что тетивы изготовляли из вьющихся растений. Число «семь» также указывает на магический характер этой процедуры.

16:13,14. Ткальная колода. В этот период применяли два вида ткацких станков – горизонтальный и вертикальный. Из описания явствует, что станок Далиды был горизонтальным. Он представлял собой прямоугольную раму на четырех неподвижно закрепленных стойках. На эту раму через равные промежутки натягивалась нить основы, затем с помощью челнока между нитями основы протягивался уток. Самсон предложил использовать в качестве утка свои волосы. В подобной процедуре также можно усмотреть магический смысл, ибо волосы считались средоточием жизни, а вплетение волос в ткань означало связывание. 16:13. Семь кос. Обычно мужчины связывали волосы в пучок или разделяли их на пряди. Волосы Самсона были разделены на семь прядей (одна на спине и по три с обеих сторон).

16:17. Назорей. Информацию об обете назорейства и значении волос см. в коммент. к Чис. 6. Хотя, по-видимому, Самсон неоднократно допускал нарушения, в подобных случаях требовалось просто возобновить обет. Но все это не идет в сравнение с остриганием волос, которое означало завершение обета.

16:17–19. Лишение неуязвимости остриганием волос. Это представление известно из древнейших преданий Эгейского региона, пересказанных Аполлодором (II в. до н. э.). У Ниса, царя Мегары, были длинные волосы, которые делали его неуязвимым. Дочь Ниса, Сцилла, влюбилась в его врага, критского царя Миноса (XVII в. до н. э.), и срезала с головы отца прядь волос, чтобы Минос одержал победу. Подобная судьба постигла и Птерелая, царя острова Тафос. Золотой волос, делавший его бессмертным, также был вырван дочерью, полюбившей врага. Филистимлянам, происходившим из Эгейского региона, эти истории были, вероятно, знакомы.

16:21. Ослепление пленников. Самые многочисленные подтверждения этого обычая связаны с Месопотамией, где пленникам либо выкалывали глаза, либо вырывали язык.

16:21. Медные цепи. На древнем Ближнем Востоке применяли и ручные, и ножные кандалы, материалом для которых обычно служила бронза. Даже с наступлением железного века для этой цели по-прежнему использовали бронзу (см.: Иер. 39:7). Очевидно, у Самсона были скованы и руки, и ноги.

16:21. Молол в доме узников. Зерно мололи с помощью жерновов, и эту работу часто поручали людям, занимавшим самое низкое положение в социальной иерархии. Одним из основных «бытовых приборов» древности была ручная мельница (см. коммент. к Суд. 9:53). В Месопотамии на крупных мукомольных предприятиях обычно работали пленники, но каждый из них использовал ручную мельницу. Вращающиеся мельничные жернова, приводимые в движение животными или рабами, появились уже после ветхозаветного периода. В одном из помещений дворца в Эбле обнаружили шестнадцать ручных мельниц. Возможно, здесь мололи узники. В «домах узников» держали военнопленных, преступников и несостоятельных должников.

16:23. Дагон. Согласно текстам из Мари, Дагон считался важным богом семитского пантеона уже в начале 3-го тыс. до н. э. Ассирийцы почитали Дагона в первой половине 2-го тыс. до н. э., а в угаритской литературе он представлен как отец Ваал-Адада. Храм Дагона в Угарите превосходил размерами храм Ваала. Первоначально Дагон считался подателем пищи и покровителем земледелия. У филистимлян Дагон – верховное божество, бог войны; вероятно, они заимствовали это представление у местного хананейского населения.

16:25. Пусть он позабавит нас. «Забава», вероятно, была связана не с остроумием или силой Самсона, а с его слепотой. Препятствия на пути, неожиданные удары и подножки – лишь немногие способы издевательства над слепым человеком, попавшим в незнакомую обстановку.

16:29. Храмовая архитектура. Храмы в Телль-Касиле (древнее название этого филистимского поселения, расположенного в пределах совр. Тель-Авива, неизвестно) и в Беф-Сане – единственные филистимские храмы этого периода, обнаруженные археологами, хотя храм в Лахисе не менее показателен. Характерной особенностью этих храмов были деревянные колонны на каменных основаниях в центральном проходе. Устойчивость колонн обеспечивалась весом крыши, которую они поддерживали. Архитектура железного века I представлена в Тель-Касиле храмом площадью 25x45 футов, а в Беф-Сане – площадью 45x45 футов. К такому же типу относится хананейский храм периода поздней бронзы в Лахисе, но он значительно больше – 60 х 100 футов.

16:31. Цора и Естаол. Цору отождествляют с современным селением Sar'a в долине Сорек, в 16 милях к западу от Иерусалима. Цора и Естаол (Khirbet Deir Shubeib) находятся всего в миле друг от друга, но их разделяет ручей, протекающий по вади Kesalon.

 
 

17– 18Миха и сыны Дановы

 

17:2. Тысяча сто сиклей. Хотя это очень большая сумма, обладание таким количеством серебра не выходит за пределы возможного (ср.: 400 сиклей, уплаченных Авраамом за Махпелу, и количество золота, захваченного Гедеоном в Суд. 8:26). Вероятно, это серебро составляло приданое, полученное женщиной при замужестве на тот случай, если она овдовеет или будет брошена. Такое же количество серебра обещал дать Далиде каждый из филистимских правителей в 16:5.

17:2. Проклятие. Некоторая неопределенность текста допускает двоякое толкование понятия, связанного с этим серебром: как «проклятия» и как «клятвы». Возможно, мать Михи посвятила это серебро Яхве или призвала проклятие на того, кто его взял. В любом случае Бог призывался в свидетели (см.: Чис. 5и Неем. 10:29). Вероятно, мать отчаялась найти свое посвященное серебро и обратилась к Богу за помощью в поисках. Признание Михи выдает в нем не столько послушного сына, сколько человека, охваченного страхом перед заклятым (т. е. посвященным Богу) предметом (см.: Нав. 7:20,21).

17:2. Изменение проклятия на благословение. Подобно Валааму (Чис. 23:11), мать Михи сменяет проклятие на благословение. Возможно, она была обескуражена, узнав, что серебро взял сын, однако быстро изменила одну форму воззвания к Богу на другую. Таким образом потенциальный грех получил поощрение (см.: 2Цар. 21:3).

17:3. Изготовления истукана. Изготовление сакральных объектов запрещено в Исх. 20:4. Однако беззаконие, царившее в период судей, а также влияние хананеев привели к тому, что израильтяне нарушили эту заповедь (см. эфод Гедеона в Суд. 8:27). Идолов вырезали из дерева или камня, а также отливали из драгоценных металлов (см.: Исх. 32:1–4; 3Цар. 12:28). Литейные формы для отливки изображений богов найдены в раскопках некоторых хананейских поселений. Очевидно, используемый материал освящался в начале процесса изготовления, а затем совершались определенные ритуалы («размыкание уст» в египетских и месопотамских текстах) и церемонии, чтобы «оживить» статую. После этого сакральный объект посвящался на служение богу, которого он представлял (см.: Исх. 40:9–11 и Лев. 8:10,11 об освящении скинии).

17:5. Дом Божий. Археологические раскопки обнаружили во многих поселениях сиро-палестинского региона домашние святилища. Эти частные святилища служили нуждам так называемых «расширенных семей» в рамках сельской культуры (возможно, с ними связаны фрагменты надписей, найденные в Дейр-Алла и Кунтиллат-Аджрузе). В более крупных городах помимо домашних святилищ функционировали общедоступные храмы, в которых можно было почтить богов и совершить жертвоприношения с помощью жрецов. Библейский текст не оставляет сомнений, что святилище Михи не соответствовало требованиям, предъявляемым к месту почитания Яхве, а наличие истукана красноречиво свидетельствует о влиянии запрещенного местного культа (см.: Втор. 12:2–7).

17:5. Эфод. Эфод был элементом облачения Аарона и других первосвященников (см. коммент. к Исх. 28:6–14). Вероятно, это был род передника, сделанного из ткани, сотканной из шерстяных, льняных и золотых нитей. К эфоду прикреплялся нагрудник с двенадцатью камнями, символизирующими колена Израилевы (Исх. 28:25). Связь эфода с уримом и туммимом – предметами, применявшимися для определения божественной воли, – позволяет считать эфод элементом этой оракульской процедуры. Вероятно, это обстоятельство привело к тому, что эфод превратился в объект поклонения (см. золотой эфод Гедеона в Суд. 8:27). Эфод Михи имел целью придать законность его личному святилищу, а упоминание эфода наряду с идолами указывает на то, что он был объектом поклонения (см.: Суд. 18:14–31). 17:5. Идолы. Любые изображения строго запрещаются заповедями в Исх. 20:4–6; 34:17. Однако идолы, сделанные из металла, дерева или камня, постоянно присутствовали в жизни Древнего Израиля (см.: Ис. 40:19,20; Ос. 8:4–6). Поэтому неудивительно, что Миха сделал идолов. Однако официальный статус, приданный им левитом, получил широкую огласку даже в отмеченный беззаконием период судей.

17:6. Не было царя. Обладая ограниченной властью, судьи не могли предпринимать значительные религиозные или социальные реформы, а также улаживать конфликты между коленами. Повествование Книги Судей ясно показывает, что священники, вожди и судьи не столько помогали разрешать проблемы, сколько сами являли собой проблему. Учреждение центральной гражданской власти могло разрешить некоторые из этих проблем, но только при условии правильного отношения к царской власти. Как явствует из 1Цар. 8–12, недостатки присущи и царскому правлению, а попытка решения религиозной проблемы политическими средствами является опасным заблуждением.

17:7–10. Домашние священники. Сначала Миха намеревался сделать священником одного из своих сыновей. Однако как только ему удалось заполучить левита, он охотно воспользовался возможностью узаконить свое святилище (о славе, которую оно приобрело, см.: Суд. 18:14,15). Понятие «отец» относится здесь к способности изрекать предзнаменования в ответ на заданные Богу вопросы (см. примеры использования этого понятия в 4Цар. 6:21; 8:9; 13:14). Применительно к священнику понятие «отец» сопоставимо с титулом «мать Израиля», присужденным Деворе в Суд. 5:7. Однако по мере усиления царской власти и централизации богослужения в Иерусалиме деятельность местных и домашних священников была запрещена.

17:7–9. Странствующий левит. Левиты не получили земельного надела, так как их предназначением было служение Господу от имени всех колен (Нав. 18:7). Поэтому в появлении молодого левита, странствующего в поисках места, где бы он смог заниматься своим делом, не было ничего необычного. Некоторые проблемы возникают в связи с его принадлежностью к Иудину колену, но неопределенность исторического контекста не позволяет их разрешить.

17:10. Жалованье священника. Закон не предусматривает для священников денежного вознаграждения. В Исх. 28и 29:26–28 говорится о причитающейся священникам доле жертвоприношений, а в Нав. 21:3–40 перечислены города и пастбища, выделенные левитам. Предложенное в качестве вознаграждения количество серебра можно рассматривать как подкуп ценного наемного работника.

18:1,2. Переселение Данова колена. Удел Дана находился между владениями Ефрема и Вениамина на прибрежной равнине (Нав. 19:40–48). Израильтяне, принадлежавшие Данову колену, жили в наиболее близком соседстве с филистимлянами и были особенно подвержены их влиянию (см. подвиги Самсона в Суд. 13–16). Вероятно, в конце концов они поняли, что им никогда не удастся взять верх в соперничестве с этим значительно более сильным народом.

18:5,6. Оракул. Одна из наиболее распространенных форм гадания на древнем Ближнем Востоке состояла в задавании божеству вопросов, на которые возможны ответы «да» или «нет». Вопрошание осуществлялось либо при помощи жребия, либо, как в данном случае, через пророка или жреца. Хотя, казалось бы, такая форма вопроса исключает всякую двусмысленность, ответ левита показывает, что предзнаменование могло быть довольно туманным. В Месопотамии жрецы-предсказатели, которых называли baru, иногда использовали чаши для гадания (см.: Быт. 44:5) или обращались за помощью к текстам предзнаменований.

18:7. Лаис. Расположенный у подножия горы Ермон на самом севере территории Израиля, Лаис (упоминаемый в Нав. 19:47 как Ласем) отстоял от выделенного Дану удела почти на сотню миль. Сыны Дана завоевали город и переименовали его в «Дан». Древность города, на территории которого находится один из истоков Иордана, подтверждается египетскими «Текстами проклятий» и письмами из Мари. Неудивительно, что в этом северном городе можно заметить финикийское влияние. Дополнительную информацию о Дане см. в коммент. к 18:29.

18:12. Кириафиарим. Упоминаемый как город Иуды (Нав. 15:60), Кириафиарим отождествляют с Tell el-Azhar, в 9 милях к северо-западу от Иерусалима, хотя эта гипотеза не подтверждается археологическими находками или небиблейскими источниками. Соседство с так называемым «станом Дановым» (см. коммент. к 13:25) позволяет поместить его в пределах указанной местности. Это примерно в 6 милях от Гаваона, который также связан с Кириафиаримом (см. коммент. к Нав. 9:17).

18:14–27. Ограбление святилища. В Древнем мире войны не обходили стороной храмы и святилища. В таких местах часто находились кладовые для хранения зерна и других продуктов, а также содержались ценные предметы из драгоценных металлов. Захват священных статуй в качестве «заложников» также был распространенным явлением (см.: 1Цар. 5:1,2), что подтверждается письмами из Мари (XVIII в. до н. э.) и надписью на «Цилиндре Кира» персидского периода (ок. 540 г. до н. э.).

18:28. Сидон, Беф-Рехов. Во времена завоевания Лаиса Даном, Беф-Рехов был селением, подчиняющимся Сидону (на Ливанском побережье). Местонахождение Беф-Рехова точно неизвестно, но, вероятно, его следует искать «близ Емафа» (Чис. 13:22), в долине Хуле, где она соединяется с долиной Бика (Beqa) в Южном Ливане.

18:29. Дан. Тель-Дан (Tell el-Qadi) расположен у подножия горы Ермон, в изобилующей источниками местности, где берет начало Иордан. Правильность его идентификации подтвердила найденная в раскопках надпись, которая гласит: «бог Дана». Первоначально город назывался Лаисом (см.: Нав. 19:47; Суд. 18:7), и под этим названием он упоминается в египетских «Текстах проклятий» и, возможно, в письмах из Мари. В период средней бронзы город занимал площадь более 30 акров. Перекрытые сводом кирпичные ворота этого периода свидетельствуют о высоком уровне культуры. Завоевание города в раннем железном веке не подтверждается слоем разрушений, но некоторые находки (керамика, ямы для хранения овощей) свидетельствуют о появлении нового населения в железном веке. Храм или святилище этого периода не обнаружены, но, возможно, Иеровоам следовал более древней традиции, построив капище, когда в X в. страна разделилась на два царства (3Цар. 12:29,30).

18:30. Священник в колене Дановом. Обязанностью левитов было священническое служение Господу от имени всех колен. Поэтому говорить об Ионафане, сыне Гирсона, как о священнике в колене Дановом вполне правомерно. Ионафан занял этот пост, послужив сначала домашним священником в колене Ефрема и совершая ритуалы перед идолами, а затем согласившись на конфискацию этих сакральных объектов из дома Михи. В этом смысле Ионафан, как и осуждаемые Осией священники, не сумевшие передать народу истинное ведение Бога (Ос. 4:6), виновен в закреплении одной из форм незаконного богослужения.

18:31. Дом Божий в Силоме. Святилище в Силоме функционировало как культовый центр в период судей (Суд. 21:19) и во времена Самуила (1Цар. 1:3), но, по-видимому, было уничтожено филистимлянами после сражения при Авен-Езере (1Цар. 4:1–11). Упоминание в Пс. 77и Иер. 7:12; 26:6–9 указывает на то, что святилище, вероятно, было восстановлено и действовало, пока Соломон не построил храм в Иерусалиме. Силом отождествляют с Khirbet Seilun, между Вефилем и Сихемом. Древний город площадью 7,5 акра занимал стратегически выгодное положение, располагая плодородными землями, источниками воды и доступом к главному торговому пути, соединявшему север и юг страны. Археологические раскопки обнаружили руины Силома железного века I и следы разрушений, вызванных пожаром. Несмотря на обнаружение остатков общественных зданий этого периода, никаких следов святилища не нашли. Вероятно, оно находилось на вершине кургана, наиболее пострадавшей от эрозии и позднейших поселений.

 
 

19– 21Война с вениамитянами

 

19:1. Левиты. Информацию о роли и обязанностях левитов, а также о связанных с ними предписаниях закона см. в коммент. к Чис. 16:10; Втор. 14:27–29; 18:1–5; 18:6–8.

19:1. Наложницы. Наложница – неполноправная жена, вышедшая замуж без приданого. Ее дети могли рассчитывать на часть наследства только в том случае, если отец публично признает их наследниками (см.: Быт. 25:1–6). Вероятно, необходимость в такой форме отношений возникала тогда, когда первая жена оказывалась бесплодной (см.: Быт. 16:1–4; 35:21,22). Как бы то ни было, в брачном соглашении с отцом женщины, взятой в наложницы, указывалось, что она будет иметь более низкий статус, чем законная жена. Следует учесть, что в силу своего особого положения левит имел право жениться только на женщине, соответствующей определенным требованиям (см.: Лев. 21:7). Возможно, по этой причине он не спешил возвратить наложницу домой (ст. 2).

19:1. Гора Ефремова – Вифлеем. Расстояние между этими географическими пунктами невелико (около 30 миль), но они представляют владения двух различных колен, а в более позднее время – двух царств, Израильского и Иудейского. Во всяком случае, чтобы пройти это расстояние, требуется целый день, поэтому, отправившись в обратную дорогу слишком поздно, к вечеру путники дошли только до Иевуса/Иерусалима (18:8–11).

19:10. Иевус/Иерусалим. Информацию о двойном названии города см. в коммент. к 1:7,8 и 1:21. Иерусалим находился примерно в 4 милях к северу от Вифлеема.

19:12–14. Гива. В настоящее время ученые помещают Гиву в Jabá, в 6 милях к северу от Иерусалима. Jabá стоит на вершине горы над глубоким ущельем с многочисленными пещерами (см.: скала Риммой в 20:47). Позднее Саул, ставший первым царем Израиля, сделал Гиву Вениаминову своей столицей (см.: 1Цар. 10:26; Ис. 10:29). Вероятно, путники пошли на запад от Иерусалима, а затем повернули на дорогу, идущую в северовосточном направлении через Анафоф в Гиву.

19:15–17. «Гостеприимство» жителей Гивы. В отличие от ситуации, описанной в Быт. 19, левита и его спутников в Гиве никто не встретил, поэтому им пришлось устраиваться на ночлег на улице. В Быт. 19 ангелы намеревались ночевать на улице, чтобы испытать жителей города. В этом смысле нарушение жителями Гивы законов гостеприимства стало их роковой ошибкой.

19:18. Дом Господа. Левит говорит либо о своем доме на горе Ефремовой, где он, возможно, исполнял какие-то священнические обязанности, либо о Силоме, где находился ковчег Завета и левиты совершали жертвоприношения (1Цар. 1:3).

19:21. Омовение ног. По обыкновению, хозяину полагалось скромно предложить гостю крышу над головой, воду для омовения, пищу и питье. Это не исключало вероятности, что гостю будет дано гораздо больше, зато хозяину не приходилось краснеть, если в доме было пусто. В любом случае хозяину полагалось приложить все старания, чтобы обеспечить гостю надлежащий отдых, в том числе дать воду для омовения уставших, пыльных ног (см.: Быт. 18:4; 19:2; 24:32).

19:24. Дочь и наложница. Описанная здесь сцена красноречиво свидетельствует о царившем в тот период беззаконии, не позволявшем людям чувствовать себя в безопасности. Слова «делайте с ними, что вам угодно» перекликаются с последней фразой этого повествования – «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (21:256). Следует отметить, что с точки зрения закона в Древнем Израиле женщины были «продолжением» своих мужей, и потому подлежали такой же правовой защите, какая была гарантирована их мужьям. В данном случае ефремлянин превращается из гостеприимного хозяина в негостеприимного, предлагая толпе наложницу левита, чтобы спасти свою честь и, возможно, жизнь. По законам гостеприимства наложницу следовало защищать точно так же, как и левита.

19:25. Левит отдает наложницу толпе. Эта замена менее драматична, чем в Быт. 19:9. Жители Гивы просто проигнорировали предложение ефремлянина, не обвиняя его в намерении «судить». Ощущение безвыходности положения передается в тексте бессмысленностью поведения толпы, чем, очевидно, и объясняется поступок левита, выведшего свою наложницу на поругание. В обоих случаях гости спасают жизнь хозяина, однако решение, принятое гостями Лота, предпочтительнее, чем решение левита. Что очевидно из обоих рассказов, так это то, что гость вынужден спасать не только свою собственную жизнь, но и жизнь хозяина. Повествование пронизано горькой иронией по поводу изменения обычного хода вещей, к которой примешивается отвращение к насилию, содеянному над наложницей левита. Она – жертва, чья попытка отстоять свою независимость (побег из дома левита) была пресечена отцом, мужем и неспособностью жителей Гивы надлежащим образом исполнить роль гостеприимных хозяев. Левит предпочел принести ее в жертву, чтобы спастись самому.

19:29. Рассылка частей тела. Левит подверг тело наложницы последнему унижению, разрезав его на двенадцать частей и послав их во все пределы Израилевы. Несомненную параллель этому поступку составляет поступок Саула, который, призывая народ к оружию, рассек на части своих волов (Шар. 11:7).

20:1. От Дана до Вирсавии. Традиционное обозначение географической протяженности Израиля от северных до южных границ, составляющей примерно 160 миль.

20:1–3. Собрание в Массифе. Это селение на территории Вениамина было обычным местом собрания израильтян до установления царства (Суд. 10:17; 1Цар. 7:16). Название означает «стеречь, наблюдать», поэтому, возможно, Массифа была пограничной заставой или крепостью, подходящей для устройства военного лагеря или собрания народа. Ее можно отождествить с Tell en-Nasbeh, в 8 милях к северу от Иерусалима.

20:2. Четыреста тысяч пеших, обнажающих меч. Как и во многих других фрагментах, сообщающих о численности войска, толкование древнееврейского слова, переведенного как «тысяча», вызывает сомнения (см. коммент. к Нав. 8:3). Как бы то ни было, на призыв откликнулось очень много народа. Учитывая количество селений, их размеры и среднее число жителей на акр городского пространства, население Израиля этого периода составляло от 200 до 250 тыс. человек. Упоминаемые здесь мечи были, очевидно, бронзовыми, так как израильтяне освоили технологию обработки железа только в период царства.

20:3–8. Слушание дела и вердикт. В этом эпизоде отражены некоторые аспекты древнееврейского судебного разбирательства. На собрании народа начальники колен и старейшины выслушивают свидетельство и выносят приговор (ср.: непокорный сын во Втор. 21:18–21). Единственное допущенное здесь отступление – выслушивание только одной стороны (левита). Обычно для вынесения приговора требовалось двое свидетелей (см.: Чис. 35:30; Втор. 19:15). В данном случае решение народа приняло форму клятвы – не покидать поле боя, пока виновные не будут наказаны. Подобное единство было беспрецедентным в период судей, когда колена воевали друг с другом (Суд. 12–6) или отказывались принимать участие в войне против общего врага (см.: Суд. 5:15–17). Представление о необходимости отмщения оскорбленного достоинства военными методами встречается также в 1Цар. 25:21,22, где Давид клянется отомстить Навалу за неблагодарность.

20:9,18. По жребию. Эпизоды с бросанием жребия накануне битвы образуют композиционное обрамление Книги Судей. В начале книги на вопрос израильтян «кто из нас прежде пойдет на Хананеев – воевать с ними?» Господь отвечает: «Иуда пойдет» (1:1,2). И в заключительном эпизоде Иуда снова назначается «идти впереди» на войну с вениамитянами (20:18). Израильтяне традиционно обращались к жребию при распределении земли (см.: Нав. 14:2; 19:1–51) или при необходимости найти виновных (см.: Нав. 7:14–21; 1Цар. 14:41,42). Это такая форма гадания, в которой решение, основанное на показаниях жребия, определяется ответом Бога на поставленный вопрос (см. коммент. к Суд. 1:1,2 и 18:5,6).

20:15. Двадцать шесть тысяч человек, обнажающих меч. См. обсуждение проблемы больших чисел в коммент. к 20:2.

20:16. Семьсот левшей – метателей из пращи. Вероятно, такова была численность отряда отборных воинов, одинаково хорошо владеющих обеими руками (см. коммент. к Суд. 3:15). Они так метко метали камни, что могли противостоять даже превосходящим силам противника (см.: 1Пар. 12:2 о другой группе отборных воинов-вениамитян, специалистов по метанию камней из пращи).

20:26. Пост. О соблюдении поста на древнем Ближнем Востоке известно очень мало. Как правило, пост соблюдали во время траура. В Ветхом Завете пост почти всегда сопровождает обращение к Богу с прошением. Идея поста заключается в том, что человек, осознавая важность обращения к Богу, настолько заботится о своем духовном состоянии, что физические потребности отступают на второй план. В этом смысле пост означает очищение и смирение перед Богом (Пс. 68:11). После второго поражения от вениамитян израильтяне решили снова обратиться за советом к Богу, но сначала соблюли пост и принесли жертвы, дабы удалить любой грех или иное препятствие, послужившее возможной причиной их поражения. См. также: 1Цар. 7и 2Пар. 20:1–4.

20:26–28. Ковчег в Вефиле. Это единственное упоминание ковчега в Книге Судей, поэтому на протяжении всего повествования мы не знали, где хранился ковчег и как он использовался. Принято считать, что в этот период место хранения ковчега неоднократно менялось. В начале 1 Цар. ковчег находится в Силоме.

20:29–36. Применение засад. Очевидно, засады, вроде описанной в этом эпизоде, играли важную роль в израильской военной стратегии. Иисус Навин использовал засаду во втором нападении на Гай (Нав. 8:2–22), а Авимелех – при взятии Сихема (Суд. 9:30–45). Подобная тактика относится к категории косвенных военных действий, каковая характеризуется засадами, ловушками, ложным отступлением, просачиванием в тыл противника и т. п. Осаждать укрепленный город, не располагая осадными машинами и силами, необходимыми для окружения города и предотвращения контратак, было невозможно. Поэтому, чтобы заставить горожан открыть ворота или вывести за пределы города часть войск, которые можно было отрезать с помощью засады, прибегали к хитростям (см. пример неудачного применения этой тактики Иеровоамом во 2Пар. 13:13–18). О том, что подобные методы ведения войны были известны на древнем Ближнем Востоке, свидетельствуют тексты из Мари (XVIII в. до н. э.), египетский папирус Анастаси (XIII в. до н. э.) и среднеассирийские тексты (X в. до н. э.).

20:33. Ваал-Фамар. Пункт между Гивой и Вефилем, местонахождение которого точно не установлено. Возможно, это Khirbet Atarah, Ras et-Tavil или Sahre al Gibiyeh. Здесь израильтяне нанесли противнику отвлекающий удар, что позволило их основным силам атаковать Гиву и победить.

20:35. Двадцать пять тысяч убитых. Первоначально войско вениамитян насчитывало 26 отрядов и 700 отборных воинов (ст. 15). В ст. 35 указано общее число их потерь, имевших место в обстоятельствах, описанных в последующих стихах. Из всех отрядов было уничтожено 25, в том числе: 18 – на поле битвы (ст. 44), 5 – во время бегства (ст. 45) и еще 2 – в ходе операции по окончательному уничтожению врага (ст. 45). Из 700 отборных воинов 100 было убито, а 600 человек убежали и засели в укрытии (ст. 47).

20:45. Скала Риммон. Известняковые скалы вокруг Гивы изобилуют небольшими пещерами, удобными для устройства засады или для укрытия беглецов (см. коммент. к 19:12–14). Отсюда произошло название скалы Риммон («гранатовое яблоко»), которую отождествляют с карстовым образованием el-Jaia в вади es-Swenit, в одной миле к востоку от Гивы.

20:48. Полное уничтожение городов вениамитян. Несмотря на то что слово «заклятие» (herem) здесь не упоминается, акция, предпринятая против городов вениамитян, несомненно, была священной войной, требующей полного уничтожения людей, животных и имущества в качестве жертвоприношения Богу (см.: Нав. 6:17–21 о заклятии Иерихона и 1Цар. 15:2,3 о заклятии амаликитян). Этим объясняется, почему после опустошения уцелело только 600 вениамитян, укрывшихся в скале Риммон. Подобные чрезвычайные методы ведения войны применялись лишь изредка, поскольку не приносили завоевателям добычи и пленников. 21:1. Клятва. Это уже второй пример неразумной клятвы в Книге Судей (см. обет Иеффая в 11:30,31). В своем стремлении отомстить вениамитянам остальные колена повели войну, направленную на их полное уничтожение, и предрешили судьбу тех, кто остался в живых, клятвой не отдавать за них своих дочерей (о важности исполнения обета см. в Чис. 30:2–15). Возможно, это было защитной мерой на случай возникновения конфликтов с вениамитянами в будущем. Во всяком случае, население городов Вениамина было полностью истреблено, поэтому шестьсот оставшихся в живых воинов остались без жен или женщин, на которых могли бы жениться. Поскольку израильтяне не могли нарушить клятву, не вызвав гнев Божий, вениамитяне были вынуждены искать невест на стороне.

21:4. Устроили жертвенник. Если в этом эпизоде Вефиль был только местом собрания, а не постоянным культовым центром, в котором хранился ковчег, то устройство нового жертвенника Яхве для нужд израильтян было вполне закономерно (см. установления о сооружении жертвенников в Исх. 20:24–26). Вероятно, новый жертвенник был построен на открытом пространстве или на возвышенности, чтобы вокруг могли разместиться все собравшиеся здесь израильтяне (см. новый жертвенник Гедеона в Суд. 6:26).

21:4. Жертвоприношения. Израильтяне соорудили жертвенник и принесли мирные жертвы, чтобы очиститься и стать достойными внимания Бога (см.: Исх. 20:24). Необходимость в этом возникла потому, что неразумная клятва поставила их в трудное положение. Они виновны в почти полном истреблении колена Вениамина. Теперь они раскаиваются в этом поступке и спрашивают Яхве, как спасти Вениамина от вымирания. Построив жертвенник и принеся жертвы, израильтяне поступили правильно (как и в Суд. 20:26) и получили ответ от Бога. 21:8–12. Иавис Галаадский. По всей вероятности, – Tell Maklub на реке Иавис, в северной части Галаадских гор, к востоку от Иордана. Это был стратегически важный пункт, господствовавший над дорогой, проходившей по вади к югу от города, что позволяло жителям Иависа контролировать торговлю в этом регионе (см.: 1Цар. 11).

21:5,10. Смерть за неучастие в войне. Колена Израилевы дали клятву о взаимной выручке. Все, кто не принял участия в войне, считались пособниками врага и потому заслуживали такой же участи. По этой причине Иавис Галаадский подлежал наказанию, а оставленные в живых девицы этого города были отданы уцелевшим вениамитянам.

Принятие подобной клятвы можно сравнить с поступком Саула в 1Цар. 11:7, где он призывает израильтян объединиться, чтобы спасти Иавис Галаадский от аммонитян. Он угрожает уничтожить волов всех тех, кто не последует за ним на войну. По всей вероятности, такая участь ожидала не только скот, но и людей. Яркий пример подобной угрозы встречается в одном тексте из Мари: голову преступника выставляли на шесте в назидание уклоняющимся от исполнения воинского долга.

21:16. Старейшины. В отсутствие царя или иного авторитетного лидера колена Израилевы подчинялись совету старейшин. Старейшины отправляли правосудие (Втор. 19:12; 21:2–6; 22:15) и выступали в качестве представителей народа на всенародных собраниях (Нав. 8:10; 1Цар. 4:3).

21:19. География. Праздник в Силоме (Khirbet Seilun), вероятно, проходил по паломническому маршруту между Вефилем на юге и Сихемом (Tell Balatah, в 30 милях к северу от Иерусалима) на севере. Левона находилась к северу от Силома (возможно, El-Lubban или Lubban Sherqujeh). Все эти сообщаемые старейшинами подробности показывают, что никто из них не принимал участия в этом хананейском празднике.

21:21–23. Девицы Силомские. Тема похищения невест встречается в древнейших греческих и римских преданиях, вероятно, отражая тот факт, что в Древнем мире это было довольно распространенным явлением. Скорее всего, праздник, о котором здесь идет речь, был хананейским праздником урожая.

21:25. Не было царя. Эта глава заканчивается уже встречавшейся выше сентенцией, объясняющей анархию периода судей отсутствием царя (см. коммент. к Суд. 17:6). Рассказы о времени, переполненном жестокостью и насилием, стали весомым доводом в пользу введения царского правления. В те дни, когда каждый делал то, что ему казалось справедливым, завет был забыт и никакой закон не был застрахован от нарушения. Поэтому единственное, что давало надежду на мир и справедливость, было возобновление завета и установление сильной власти.

 
 
 

Книга Руфь

1:1–22 В Моав и обратно

 

1:1. Хронологическое замечание. Рассказчик относит историю Руфь к периоду судей, но не дает никаких указаний относительно того, в какой момент продолжавшегося несколько столетий периода произошли эти события. Если в помещенном в конце книги родословии нет пропусков (см. коммент. к Быт. 5:1–32), то, скорее всего, эта история произошла во второй половине XII в. до н. э., приблизительно во времена Иеффая и Самсона.

1:1. Вифлеем. Вифлеем расположен в 5 милях к югу от Иерусалима. Здесь найдена керамика эпохи бронзы и железа, но основательные раскопки не проводились, так как на этом месте стоит современный город. В Вифлееме отсутствуют источники воды, поэтому ее приходилось собирать в цистерны. Основные сельскохозяйственные культуры этого региона – злаки (пшеница и ячмень), а также маслины и виноград.

1:1. Бегство в Моав во время голода. Регион Моава пересекает множество вади, а климат и характер почвы создают благоприятные условия для сельского хозяйства. Семейство Елимелеха, вероятно, направилось на север, в район Иерусалима, а затем по дороге к Иерихону до переправы через Иордан. Пройдя на восток к Есевону, они оказались на протянувшейся с севера на юг «Царской дороге», ведущей в Моав. В зависимости от того, где они обосновались, их путь составил от 70 до 100 миль и занял около недели.

1:1. Моав. Моав простирается от равнин, расположенных к северу от реки Арнон до реки Заред на юге. Его протяженность с севера на юг составляет около 60 миль, а от Мертвого моря до восточной пустыни – около 30 миль. «Поля моавитские» принадлежали Сигону (см.: Чис. 21) и были отданы колену Рувима. О Моаве этого периода почти ничего неизвестно, хотя археологи обнаружили несколько десятков поселений, относящихся к этому времени.

1:2. Ефрафяне. Определение «ефрафяне» может указывать как на географический район, так и на родоначальника клана. Тот факт, что определение могло происходить от имени предков из различных колен и кланов, делает его довольно расплывчатым, но и географическое истолкование этого определения не менее затруднительно.

1:3–5. Участь вдовы. Вдовы на древнем Ближнем Востоке находились в весьма незавидном социально-экономическом положении. Их можно сравнить с бездомными в современном обществе. В отсутствие родственников, которые могли бы о них заботиться, вдовам оставалось надеяться только на экономическую поддержку общества.

1:1–6. Посещение Бога. Как и всякое природное явление, голод считали делом рук Господа, а причину его прекращения усматривали в «посещении» Бога. На древнем Ближнем Востоке первопричиной любого явления – как в природе, так и в истории – считалось божество. Разделяя современное мировоззрение, мы объясняем любые явления естественными причинами или «человеческим фактором», и только после этого добавляем: «Разумеется, за всем этим стоит Бог». На древнем Ближнем Востоке люди смотрели на мир совершенно иначе, уделяя такое же внимание естественным причинам, какое мы уделяем сверхъестественным.

1:8. Дом матери. Обычно человек находил опору в отчем доме, а не в доме матери. Из Руф. 2явствует, что отец Руфи был еще жив. В других местах Ветхого Завета дом матери упоминается в связи с приготовлениями к замужеству (Быт. 24:28; Песн. 3:4; 8:2). Такая же картина наблюдается в литературе Египта и Месопотамии, где мать считалась покровительницей и наставницей дочери в вопросах любви и брака. Таким образом, призывая молодых женщин возвратиться в дом матери, Ноеминь подразумевает не то место, где они обретут правовую защиту, а то, где они смогут вступить в новый брак.

1:13. Можно ли вам ждать? В соответствии с утвержденным законом Израиля обычаем левирата (см. коммент. к Быт. 38:6–26; Втор. 25:5–10), брат мужчины, умершего бездетным, был обязан оплодотворить вдову, дабы род покойного не пресекся. Однако комментаторы отмечают, что по плану, предложенному Ноеминью, ее предполагаемые сыновья, которые могли бы обеспечить наследников Руфи и Орфе, родятся не от того же отца, что и умершие мужья этих женщин, следовательно, такой брак нельзя считать левиратом. Поэтому неясно, каким образом подобный брак мог спасти от вымирания род Махлона или Хилеона. Тем не менее эти сыновья могли бы обеспечить женщинам правовую защиту и позаботиться о них в старости.

1:16,17. Преданность Руфи. И не помышляя о том, чтобы привлечь моавитянку к своему Богу, Ноеминь делает все возможное, чтобы Руфь вернулась к своим богам. Обычно женщины, выходившие замуж за чужеземцев, продолжали почитать богов своего народа (см.: Быт. 31:19; 3Цар. 11:8; 16:31). Имеющаяся в тексте информация позволяет сделать вывод, что Руфь узнала о Яхве только тогда, когда в Моаве появились переселенцы из Израиля. Начав с того, что пойдет за Ноеминью, куда бы та ни пошла, Руфь утверждает, что народ Ноемини будет ее народом, а Бог Ноемини – ее Богом. Совершенно очевидно, что решение Руфи было продиктовано ее преданностью Ноемини, а не тем, что она осознавала превосходство монотеизма и считала Яхве единственным Богом на небе и на земле.

1:17. Даже смерть не разлучит нас. Вопреки большинству переводов, Руфь говорит здесь о том, что даже смерть не заставит ее покинуть Ноеминь. Она имеет в виду, что возьмет на себя заботу о погребении Ноемини и совершит все необходимые ритуалы, а также выражает желание быть погребенной там же. Решение Руфи умереть на земле Ноемини свидетельствует о том, что она полностью отказалась от своих прежних привязанностей ради того, чтобы связать свою судьбу с Ноеминью. Перспектива погребения в одной гробнице была дополнительной гарантией того, что забота о Ноемини будет продолжаться и после смерти. Согласно широко распространенным в народе представлениям, забота об умерших влияла на их существование в загробной жизни.

1:19. Весь город. Несмотря на свое значение в истории Израиля, Вифлеем никогда не был большим городом. Во все времена численность его населения не превышала нескольких сотен человек, а в тот период, вероятно, была еще меньше.

1:20. Значение имен. На древнем Ближнем Востоке имя почти всегда давалось с надеждой, что оно повлияет на судьбу человека. К сожалению, имя Ноеминь, «приятная», звучало как насмешка над ее бедами. Она подразумевает, что зваться Ноеминью после всех горестей, выпавших на ее долю, было бы нелепо, и потому просит называть ее именем «Мара» («горькая»).

1:21. Бог как причина страданий. В Древнем мире люди считали, что боги вмешиваются во все человеческие дела и, разумеется, определяют жизнь каждого человека. Природные явления (напр., засуха, вызвавшая голод), а также здоровье и жизнь человека – все это находилось в руках богов. Поэтому вполне естественно, что Ноеминь считает Яхве причиной своих страданий. Главное, что это понимание не перерастает в обвинение. Она не говорит о своей невиновности, не требует возмещения и не подвергает сомнению справедливость Бога. Допустимо предположить, что она не представляла, какие требования может предъявлять к ней Бог, а отсутствие видимых причин направленных против нее деяний Яхве доставляло ей страдание. С другой стороны, повсюду в Древнем мире существовало убеждение, что смертным редко удается понять, почему боги поступают так, а не иначе. Эта загадка послужила темой для размышлений во многих произведениях нравоучительной литературы Месопотамии.

1:22. Начало жатвы ячменя. В этом регионе жатва ячменя начиналась во второй половине апреля, когда заканчивался сезон дождей. Это был первый из основных периодов жатвы.

 
 

2:1–23 Встреча Руфи с Воозом

 

2:2. Подбирание колосьев. В законе Израиля содержится специальное установление о бедных, позволяющее им подбирать оставшиеся после жнецов колосья (см. коммент. к Лев. 19:9,10; Втор. 24:19–22). Подобное решение социальной проблемы предполагает, что нуждающиеся будут зарабатывать себе на жизнь тяжелым трудом и благодаря этому сохранят свое достоинство, которое нередко теряется теми, кто полностью зависит от щедрости окружающих.

2:8. Поле Вооза. Выделенная каждому колену земля была разделена на определенные участки, принадлежавшие различным кланам и семействам. Границы между участками отмечали межевые камни, поэтому переходить с одного участка на другой не составляло труда. Чтобы собрать как можно больше колосьев, обычно бедняки ходили по всему полю. Вооз просит Руфь не переходить на другие участки, обещая, что здесь она соберет более чем достаточно.

2:12. Прибежище под крылами. Представление о спасении под крыльями божества, встречающееся также в псалмах (Пс. 35:8; 56:2; 60:5; 90:4), имеет непосредственное отношение к благословениям завета. Эта метафора была хорошо известна и в других ближневосточных культурах, особенно в Египте, где даже не связанные с телом крылья символизировали защиту. На датируемой VIII в. до н. э. плакетке из слоновой кости из Арслан-Таша изображены антропоморфные персонажи с крыльями, простертыми над фигурой в центре.

2:14. Обмакивание хлеба в уксус. По всей вероятности, обед жнецов состоял из приготовленных на оливковом масле лепешек, которые они обмакивали в соус, представлявший собой побочный продукт процесса брожения винограда. В качестве напитка эта жидкость была горьковатой, но приготовленный на ее основе соус был приятным на вкус.

2:15,16. Дополнительные возможности. Распоряжения, отданные Воозом своим жнецам, изложены в ст. 16 довольно темным языком, но общий смысл ясен: Вооз хочет сделать труд Руфи более продуктивным. По мнению некоторых исследователей, он приказал жнецам отделять от снопов часть колосьев и оставлять их Руфи.

2:17. Молотьба. Твердая, хорошо утрамбованная площадка гумна служила всем жителям селения. При ручной молотьбе обычно пользовались камнем или палкой, которым били снопы, чтобы отделить зерно от мякины.

2:17. Ефа. Объем ефы составлял около двух третей бушеля. Подсчитано, что эта мера вмещала от 30 до 50 фунтов зерна, что составляло почти месячную норму зернового пайка одного работника.

2:20. Родственник. Обязанностью родственника было возмещение утрат рода, будь то человеческих (в каковом случае он становился мстителем), правовых (в каковом случае он решал дело судебным порядком) или экономических (в каковом случае он возвращал собственность члена своего рода). Поскольку землю израильтянам дал Яхве, они не могли ее продавать, а когда часть земли приходилось отдавать за долги, ее скорейшее возвращение считалось делом первостепенной важности. Значение неотъемлемого права на землю можно понять из ответа Навуфея на предложения Ахава купить его виноградник: «…чтоб я отдал тебе наследство отцов моих!» (3Цар. 21:2,3). В Месопотамии, особенно в древнейший период, земля принадлежала не частным лицам, а семействам, поэтому права отдельного человека на продажу земли были ограничены.

2:23. Жатва ячменя, жатва пшеницы. Жатва ячменя заканчивалась в мае, а жатва пшеницы – в июне.

 
 

3:1–18 Руфь проявляет решительность

 

3:2. Веяние ячменя на гумне. Обычно веяние производилось поздней осенью, когда после дневной жары поднимался ветер. В этом процессе использовались вилы, с помощью которых обмолоченное зерно подбрасывалось в воздух. Ветер относил в сторону легкую мякину (которую затем пускали на корм скоту), а зерно падало на площадку. Как правило, гумно устраивалось на возвышенности, чтобы с максимальной пользой использовать ветер.

3:3. Благовония. Упоминаемые здесь благовония – ароматические масла, которыми обычно умащались по праздникам или в других важных случаях. Душистые вещества получали из привозного сырья.

3:3. Почему Вооз не должен был знать о ее присутствии? Некоторые комментаторы полагают, что Руфь нарядилась как невеста, поэтому, показавшись в таком виде, она бы выдала свои намерения. Но многие считают, что эта предосторожность объясняется не соображениями этикета, а необходимостью выбрать подходящий момент.

3:7. Место подле скирда. Гумном пользовались сообща, поэтому, вероятно, рядом с Воозом веянием занимались и другие жители селения. У каждого было свое традиционное место, и после трапезы каждый устраивался на ночлег рядом со своим зерном, чтобы стеречь его до утра.

3:7–9. Открыла у ног его. В Ветхом Завете в некоторых случая слово «ноги» используется как эвфемизм для обозначения половых органов. Выражение «открыть у ног» также содержит сексуальный намек (ср.: Иез. 16:8). Ни о каком половом акте здесь не говорится, но текст провокационен своей двусмысленностью.

3:9. О чем просит Руфь? Руфь произносит слова, уместные в ситуации помолвки или обручения. Ноеминь не учила ее быть настолько смелой, но, несомненно, надеялась, что дело закончится браком.

3:12. Какое значение имеет существование более близкого родственника? Выгоды, связанные с ролью родственника – «искупителя», требуют соблюдения очередности родства. Поэтому сначала возможность исполнить эту роль предоставлялась более близким родственникам.

3:14. Почему никто не должен знать, что приходила женщина? Помимо естественного стремления не запятнать репутацию Руфи и свою собственную (выражение «переночуй эту ночь» в ст. 13 не подразумевает сексуальный контакт), Вооз беспокоится о том, чтобы на следующий день правовое решение этого вопроса не было омрачено подозрениями в безнравственности.

3:17. Шесть мер. Эта единица измерения неизвестна. Едва ли речь идет о шести ефах – так много Руфь не смогла бы унести. Вероятно, Вооз мерил ячмень лопатой или пригоршнями.

 
 

4:1–16 Муж и сын

 

4:1. У городских ворот. Площадь у городских ворот была в Израиле «центром деловой активности». Купцы, приезжие, вестники и судьи – все приходили сюда и занимались здесь своими делами. Это место как нельзя лучше подходило для поиска нужного человека. Поскольку, направляясь в поля, люди проходили через площадь у ворот, Вооз надеялся встретить здесь человека, которого искал. В археологических раскопках обнаружены планы ворот, из которых видно, что у ворот часто располагались скамьи. Но в Вифлееме проводились только ограниченные раскопки, поэтому ворота этого периода еще не обнаружены.

4:2. Десять старейшин в качестве свидетелей. Старейшины, обычно вожди кланов или главы больших семейств, составляли руководящий совет города. Решение судебных и правовых вопросов находилось в их руках. В данном случае никакого судебного разбирательства не предстояло, но старейшины следили за тем, чтобы правовая сделка совершалась в соответствии с законом и обычаем, а также выступали в качестве свидетелей.

4:3. Почему родственник захотел выкупить землю? Выкупив землю Ноемини, родственник надеялся в скором времени увеличить свои наследственные владения. Поскольку у Ноемини не было наследников, после ее смерти эта земля должна перейти в собственность его семьи и передаваться его наследникам. Деньги, отданные за землю, были вложением в будущие доходы. Если бы дело заключалось только в покупке земли, то такое деловое предложение было бы весьма привлекательным.

4:5,6. Почему упоминание о Руфи изменило ситуацию? Поскольку изложенное Воозом толкование обязанностей родственника включает женитьбу на Руфи, экономический смысл ситуации существенно меняется. Непонимание другим родственником того, что «в нагрузку» к земле прилагается Руфь, заслуживает снисхождения. Считать, что на него распространяются левиратные обязанности по отношению к Руфи, было бы расширительным толкованием этого обычая (см. обзор законов о левирате во Втор. 25:5– 10), хотя ст. 5, где говорится о «восстановлении имени умершего», не оставляет сомнений, что подразумевается именно это. Если бы этот родственник женился на Руфи, то сын, которого она бы от него родила, стал бы наследником дома Елимелеха. В таком случае деньги, использованные на выкуп земли, были бы не выгодным вложением, а убытком. Вместо того чтобы послужить увеличению его владений, эти деньги были бы потрачены на благотворительность. Кроме того, ему бы пришлось содержать Ноеминь, Руфь и неизвестно сколько детей. Возможно также, что дети Руфи будут вместе с его собственными детьми претендовать на долю его наследства. Очевидно, этот родственник был женат, и оценка экономических последствий женитьбы на Руфи стала главной причиной его отказа.

4:7,8. Снятая сандалия (☼ в русском переводе – «сапог»). На древнем Ближнем Востоке сандалии были обычной обувью, но имели еще и символический смысл, особенно в отношениях между вдовой и ее опекуном. Это объясняется тем, что покупка земли осуществлялась с учетом величины треугольника, который можно обойти за час, за день, неделю или месяц (3Цар. 21:16,17). Земля разделялась на треугольники, на границах которых стояли межевые знаки (Втор. 19:14). Поскольку землю обходили в сандалиях, они превратились с символ владения землей. Снимая сандалию с ноги своего опекуна, вдова отнимала у него право распоряжаться своей землей. В документах земельных сделок из Нузи также упоминается замена «ноги прежнего владельца» на «ногу нового владельца».

4:9,10. Характер сделки. Купив землю Ноемини, Вооз взял на себя обязательство заботиться о ней при жизни и после смерти. Взяв в жены Руфь, Вооз обязался дать ей возможность родить детей, первый из которых должен был стать наследником Елимелеха и его сыновей.

4:11,12. Благословение. В благих пожеланиях, связанных с заключением брака, прежде всего подразумевались дети, а не отношения мужа и жены. Рождение детей было знаком благословения Бога. О том, что подобных воззрений на брак придерживались в Древнем мире повсюду, свидетельствуют, в частности, угаритские тексты, где царю Керету желают, чтобы его жена родила семь или восемь сыновей. Примеры в благословении Вооза взяты из истории Израиля (Рахиль, Лия; см.: Быт. 30) и из истории колена Иуды (Фамарь; см.: Быт. 38).

4:15. Обязанности детей. Потеряв мужа и сыновей, Ноеминь нашла утешение в сыне, которого родила Руфь. Ее страдания по поводу смерти самых близких людей усугублялись экономическими трудностями и, возможно, беспокойством о загробной жизни, благополучие которой, согласно поверьям, зависело от регулярно совершаемых потомками ритуалов (см. коммент. к Чис. 3:1). На детях лежала обязанность заботиться о родителях в старости (давать им пищу и кров, обеспечивать правовую защиту и устраивать надлежащие похороны).

4:17. Сын Ноемини. Некоторые исследователи считают, что Ноеминь официально усыновила ребенка. Усыновление с целью узаконения отношений действительно было распространенным явлением в Древнем мире, однако в данной правовой ситуации оно не требовалось. Согласно другому предположению, ребенок был отдан на воспитание Ноемини, поскольку он фактически заменял ей сына. Но, по всей вероятности, эти слова просто отражают признание того, что Ноеминь – законная мать этого ребенка и что она сыграет важную роль в его воспитании.

 
 

4:17–21 Родословие

 

4:18. Значение рода. Здесь мы узнаем, что история, едва не закончившаяся вымиранием одного еврейского рода, посвящена не чему иному, как роду Давида. Великий царь Давид был близок к тому, чтобы никогда не появиться на свет! Родословие показывает, что критическая ситуация в истории рода была разрешена Богом. Род Ноемини не только выжил, но и стал самым прославленным родом в Израиле. Выжить в труднейший период судей (1:1) удалось благодаря вере и преданности, а вера и преданность привели к появлению такой личности, как Давид (4:21).

 
 
 

Первая Книга Царств

1:1–28 Рождение Самуила

 

1:1. Рамафаим-Цофим на горе Ефремовой. На территории Вениамина есть город Рама (совр. er-Ram, в 5 милях к северу от Иерусалима и в 4 милях к югу от Вефиля). Поскольку в 1Рама названа родиной Самуила, некоторые исследователи считают, что в 1:1 также говорится об этом месте. Однако в тексте Рамафаим-Цофим со всей определенностью помещен на горе Ефремовой. Это место традиционно ассоциируется с Аримафеей из Нового Завета, в 15 милях к западу от Силома.

1:2. Полигамия в Израиле. Как и повсюду в Древнем мире, преимущественное распространение в Израиле получила моногамия. Полигамия не противоречила закону или морали, но обычно была экономически неосуществима. В основном полигамия имела место в тех случаях, когда первая жена оказывалась бесплодной, однако были и другие факторы, определявшие эту практику, в том числе: несоответствие численности мужчин и женщин; потребность в большом количестве рабочих рук; стремление к повышению престижа и благосостояния рода посредством многочисленных брачных контрактов; высокая смертность женщин при родах. Чаще всего полигамия встречается у пастухов-кочевников и в земледельческих общинах, где значение плодовитости и прикрепления каждой женщины к хозяйству особенно велико. В Библии большинство случаев полигамии имело место до установления царства.

1:2. Бездетность. Дети были наградой от Господа (Пс. 126:3), а неспособность родить детей считалась знаком Божьего наказания. Кроме того, если женщина не рожала детей, ее положение в семье было очень шатким. От бесплодной женщины могли отказаться, ее могли выгнать или понизить в статусе. Месопотамские молитвы и правовые материалы показывают, что подобные проблемы существовали на всем древнем Ближнем Востоке.

1:3. Силом. И Рама Вениаминова, и Рамафаим Ефремов находились примерно в 15 милях от Силома. Чтобы проделать этот путь с семейством, требовалось два дня. Силом отождествляют с Khirbet Seilun, между Вефилем и Сихемом. Древний город площадью 7,5 акра занимал стратегически выгодное положение, располагая плодородными землями, источниками воды и доступом к главному торговому пути, соединявшему север и юг страны. Археологические раскопки обнаружили руины Силома железного века I и следы разрушений, вызванных пожаром. Несмотря на обнаружение остатков общественных зданий этого периода, никаких следов святилища не нашли. Вероятно, оно находилось на вершине кургана, наиболее пострадавшей от эрозии.

1:3. Ежегодные жертвоприношения. Закон предписывал совершать паломничество трижды в году: в Праздник опресноков, Праздник седмиц и Праздник кущей. Поскольку повод праздничного паломничества в тексте не уточнен, некоторые исследователи полагают, что это был традиционный семейный ритуал, отражающий благочестие Елканы.

1:3. Священнический род Илия. Илий происходил из рода Аарона через его четвертого сына, Ифамара. В начале периода судей первосвященником был Финеес, сын Елеазара, третьего сына Аарона. Два старших сына Аарона, Надав и Авиуд были поражены смертью за нарушение ритуала (Лев. 10). Каким образом попечение о скинии собрания и ковчеге перешло от ветви Елеазара к ветви Ифамара, неизвестно.

1:4. Части жертвы. Некоторые виды жертвоприношений сопровождались общей трапезой, особенно мирная жертва (см. коммент. к Лев. 3:1–5). Если в жертву приносилось животное, то и священник, и семейство жертвователя получали части жертвенного мяса – продукта, редко присутствовавшего в рационе древних.

1:7. Святилище в Силоме. Неопределенность использованного здесь обозначения святилища – «дом Господень» – не позволяет судить о характере этого сооружения. В ст. 9 оно названо «храмом», что подразумевает некое здание. Во 2упоминается скиния собрания, т. е. шатер. Чередование определений указывает на то, что либо вокруг скинии было возведено некое более прочное сооружение, либо она находилась внутри священных пределов, возможно, принадлежавших ранее хананеям.

1:8. Не лучше ли я для тебя десяти сыновей? Попытка Елканы утешить Анну звучит довольно неубедительно. Несмотря на любовь и заботу мужа, у Анны были более глубокие причины скорбеть. Во-первых, бесплодие было клеймом позора в общественном мнении. Во-вторых, отсутствие детей лишало ее надежды на будущее. Дети заботились о родителях в старости, устраивали надлежащее погребение и хранили память о родителях. Считалось, что благополучие в загробной жизни зависит от ритуалов, совершаемых потомками. И положение Анны в обществе, и ее перспективы на будущее были безрадостными.

1:9. Седалище священника у входа в храм. Вероятно, Илий был очень стар, чтобы совершать жертвоприношения, но еще был в силах встречать народ у входа в святилище, давая советы и наставления. Слово, переведенное как «седалище», обычно обозначает престол или почетное место. В публичных местах стояли скамьи, а в жилых домах – диваны и кресла. Раскопки в Мари обнаружили множество образцов подобных кресел.

1:11. Обеты. Обеты – это добровольные соглашения, содержащие некое условие. Сведения об обетах встречаются в хеттских, угаритских, месопотамских и – реже – египетских источниках. В Древнем мире обеты обычно сопровождали просьбу, адресованную божеству. Как правило, условием были помощь и покровительство божества, а то, что посвящалось по обету, было даром божеству. Чаще всего дар принимал форму жертвы, но иногда эти дары предназначались святилищу или священникам. Принесение обета обычно происходило в святилище, и было публичным актом. В угаритском эпосе царь Керет просит бога дать ему жену, которая сможет произвести на свет потомство. В ответ на исполнение этой просьбы он обещает пожертвовать столько золота и серебра, сколько будет весить его невеста.

1:11. Бритва не коснется головы. Длинные волосы – один из основных элементов обета назорейства (см. коммент. к Чис. 6). Обычно назорейство ограничивалось определенным сроком, но здесь, как и в случае с Самсоном, оно продолжалось всю жизнь. Причина запрета на остригание волос неизвестна, хотя волосы (как и кровь) были, по представлениям древних, сосредоточием жизни. Поэтому волосы часто использовали в магических обрядах. Об этом, в частности, свидетельствует существовавшая в Мари практика посылать царю прядь волос пророка вместе с его пророчествами. Волосы предназначались для гадания, которое должно было определить, заслуживает ли внимания присланное пророчество.

1:13. Безмолвная молитва. Обычно жертвоприношение сопровождалось молитвой, которую произносил священник, совершавший ритуал. Анна, не решаясь попросить об этом священника, молилась сама, но к ее удовольствию священник дал ей благословение, которое Анна восприняла как благое предзнаменование. В Месопотамии женщины, мечтавшие забеременеть, обращались к жрецам-прорицателям, которые предсказывали судьбу с помощью гадания. Подобные спонтанные молитвы встречаются в Ветхом Завете довольно часто, но здесь перед нами единственный пример молитвы без слов. На древнем Ближнем Востоке молитвам была свойственна некоторая стереотипность, к тому же многие из них были основаны на заклинаниях. Поэтому о безмолвной спонтанной молитве нам почти ничего неизвестно.

1:19. Поклонились Господу. Очевидно, они приняли участие в ежедневном утреннем жертвоприношении (см. коммент. к Лев. 6:8–13).

1:22–24. Отнятие от груди. Обычно младенца отнимали от груди в возрасте от двух до трех лет, и с этим событием были связаны особые ритуалы. Согласно египетским «Наставлениям Ани», младенец вскармливался грудью примерно до трех лет.

1:24,25. Характер жертвоприношения. О жертвоприношении тельца (молодого вола), сопровождаемом хлебным приношением и возлиянием вина, см. коммент. к Чис. 15:8–12.

1:28. Пожизненное посвящение. Как отмечалось в коммент. к 1:11, столь длительное назорейское служение было необычно. Анна не только исполнила свой обет, но и соблюла древнюю традицию, согласно которой все первенцы мужского пола людей и животных принадлежали божеству. На древнем Ближнем Востоке это представление иногда приводило к детским жертвоприношениям, направленным на обеспечение плодородия. С другой стороны, в древности первенцы исполняли обязанности священников в семейном богослужении, и эта роль передавалась по наследству. В Израиле это привело к освящению (отделению) первенцев на служение Богу. По закону первенцы могли освобождаться от этой роли посредством выкупа, а их место занимали левиты (Чис. 3:11–13). Дав обет, Анна не воспользовалась возможностью выкупить своего сына. В Месопотамии храмам иногда дарили рабов, а в аккадской литературе содержатся сведения об особой категории женщин, посвященных на служение в храм в качестве жриц. Принесение детей в дар храму зафиксировано в шумерских текстах начала 2-го тыс. до н. э.

 
 

2:1–10 Псалом хваления Анны

 

2:1. Рог. Вознесенный рог – символ радости и ликования (см.: 1Пар. 15:28; 2Пар. 15:14; Пс. 97:6; 131:17). Иногда рог является зримым воплощением силы, способной поразить врага. Головные уборы богов и царей Месопотамии часто украшались рогами.

2:6. Преисподняя (Sheol). На древнем Ближнем Востоке верили, что после смерти существование продолжается в некоем загробном мире. Попадание туда считалось актом божественного наказания, но с преисподней не связывали представление о вечном воздаянии. Слово Sheol часто используется иносказательно для обозначения смерти.

2:8. Изменение привычного хода вещей. Считалось, что Бог властен изменить привычный ход вещей. Эти изменения затрагивают природу (горы превращаются в прах, солнце меркнет), общество (нищие возвышаются, знатные унижаются), политику (империи исчезают). Эта часто возникающая в Ветхом Завете тема выражает идею абсолютного господства Бога над миром. В дальнейшем эта тема получила развитие в представлении о грядущем Божьем царстве, где установится иной, чем на земле, порядок.

2:8. Основания земли. Основаниями земли считали столпы (Пс. 74:4) или воду (Пс. 23:2). По мнению комментаторов, оба толкования применимы к слову, встречающемуся только в этом фрагменте и переведенному как «основания». В древнем мировоззрении и вода, и столпы составляли основу строения мира.

2:10. С небес возгремит. Гром и молния считались на древнем Ближнем Востоке постоянными спутниками божества, особенно на поле битвы. И в шумерском мифе «Возвышение Инанны», и в хеттских мифах о боге грома, и в аккадской и угаритской мифологии боги поражают своих врагов громом и молнией. Ваала нередко изображали с молниями в руке. Хеттские и ассирийские цари, представлявшие себя орудиями богов, охотно пользовались образами грома и молнии, обрушиваясь с устрашающими речами на тех, кто нарушал договоры или стоял на пути имперских завоеваний.

2:10. Царь. Упоминание царя вызывает некоторое недоумение, так как в этот период в Израиле еще не установилось царство. Однако израильтяне прекрасно знали о существовании царской власти у других народов, и некоторые из них уже пытались подступиться к этой идее (Суд. 9). Кроме того, перспектива установления царства намечена в таких фрагментах, как Быт. 17:6; Чис. 24и Втор. 17:14–20.

 
 

2:11–36 Суд над домом Илия

 

2:13. Вилка. Образцы вилок с тремя зубьями были раскопаны археологами в Газере. У этих бронзовых вилок, датируемых периодом поздней бронзы, короткие ручки и длинные прямые зубья. В староассирийских текстах вилки обозначаются таким же словом.

2:13–16. Поведение священников. Принятые в Силоме нормы поведения священников противопоставляются в тексте бесчинствам сыновей Илия, но и те и другие противоречат нормам, предписанным в Пятикнижии (см.: Лев. 7:30–34). Пятикнижие четко регламентирует, какие части жертвенного мяса составляют долю священников. В Силоме же священники привыкли брать любые части мяса прямо из котла, а сыновья Илия даже настаивали на своем праве брать все, что пожелают. Допускавшиеся ими нарушения ритуала состояли в следующем:

1) присвоение лучших частей мяса;

2) предпочтение жареного мяса вареному;

3) противодействие сжиганию тука на жертвеннике (Лев. 3:16; 7:25).

2:18. Льняной эфод. Льняной эфод – принадлежность священнического облачения (см.: 2:28), следовательно, Самуил стал учеником священника. Эфод, вероятно, представлял собой род передника, сшитого из льняного полотна, но у первосвященника он был заткан золотой нитью.

2:19. Верхняя одежда, приносимая матерью Самуила. Одежда, о которой говорится в этом стихе, также является священническим облачением (см.: Исх. 28:31–34, «риза»), но это же слово встречается в описании одежды царей, пророков, Иова и его друзей и даже Бога. Как правило, она была отделана узорчатой каймой, служившей отличительным признаком знати.

2:22. Женщины у входа в скинию собрания. На древнем Ближнем Востоке многие женщины состояли при храмах, исполняя самые разнообразные функции. Это были служанки и жрицы, девственницы, давшие обет безбрачия, и храмовые блудницы, женщины, совершавшие временное служение по обету, и женщины, посвятившие служению всю свою жизнь. Поэтому определить характер служения упоминаемых здесь женщин затруднительно. Обвинение сыновей Илия в разврате указывает на то, что эти женщины либо участвовали в каком-то богоугодном деле, либо были девственницами. Следует отметить, что мы не располагаем сведениями о религиозно обоснованном обете безбрачия в Израиле, а в тексте не говорится о том, что эти женщины были девственницами. Дополнительную информацию см. в коммент. к Суд. 11:39.

2:27. Пророк. На древнем Ближнем Востоке прекрасно понимали, в чем заключается роль пророка. Об этом, в частности, свидетельствуют десятки текстов из Мари, в которых содержатся послания, переданные различными пророками. Как правило, пророк сообщал весть, исходившую от божества. Дополнительную информацию см. в коммент. к Втор. 18.

 
 

3:1–21 Самуил становится пророком

 

3:3. Храм. Использованное здесь понятие обозначает здание. См. также коммент. к 1:7.

3:3. Светильник Божий. Светильник в скинии горел всю ночь (Исх. 27:21; Лев. 24:1–4), но он и не должен был гаснуть, поэтому замечание о том, что он еще не погас, кажется лишенным смысла. С другой стороны, мы убедились, что в Силоме далеко не всегда следовали предписаниям закона. Выражение «светильник Божий» символизирует надежду (2Цар. 21– «светильник Израиля»; 3Цар. 11– «светильник Давида»; 4Цар. 8:19), и в данном контексте этот смысл, несомненно, присутствует.

3:3. Пророческие сны в храме. На древнем Ближнем Востоке верили, что человек, уснувший в храме, может удостоиться посвящения в божественные замыслы. Желающие получить такого рода откровения совершали соответствующие жертвоприношения и проводили ночь в храме. Из древнейшей литературы Месопотамии известно, что цари Нарам-Син и Гудеа пытались получить информацию с помощью таких снов. В период судей подобная практика нашла отражение в угаритских сказаниях об Акхате (где Даниэл просит дать ему сына) и о Керете (где Керет просит дать ему сына). Хотя Самуил просто исполнял свои обычные обязанности и явно не ожидал откровения, то, что с ним произошло, следует рассматривать в свете общепризнанной связи храма и откровения. В древней ближневосточной литературе примеры подобных «нечаянных» пророческих сновидений не встречаются.

3:4–10. Было ли это сном? Поскольку Самуил вставал и бежал к Илию, когда приходил Господь (ст. 10), современные читатели едва ли назовут это событие сном. Однако эти обстоятельства не противоречат тому, что понимали под сновидением древние. В месопотамской, египетской, хеттской и даже греческой литературе существовало такое понятие, как слуховой пророческий сон. К этой категории относятся получившие широкую известность сны египетского фараона Тутмоса IV (XV в. до н. э.), хеттского царя Хаттусили (XIII в. до н. э.) и вавилонского царя Набонида (VI в. до н. э.). В этих примерах сны либо подтверждали их право на царствование, либо оправдывали предпринимавшиеся ими действия. В слуховом пророческом сне приход бога (ст. 10) иногда заставляет спящего проснуться от испуга. Содержание сна составляет произнесенная божеством весть, а не события или символические образы. В некоторых случаях человек отвечает божеству (напр., Набонид). Таким образом, по древним ближневосточным критериям происшествие с Самуилом могло быть классифицировано как сон.

3:11–14. Значение повторяющихся пророчеств. По существу, откровение, ниспосланное Самуилу, было повторением пророчества, произнесенного человеком Божьим в гл. 2. Повторение пророчества указывает на его важность и истинность, а также подтверждает пророческое призвание Самуила.

 
 

4:1–7Захват и возвращение ковчега

 

4:1. Политическая обстановка в раннем железном веке. В период поздней бронзы (1550–1200 гг. до н. э.) между основными политическими силами Ближнего Востока шла непрекращающаяся борьба за господство над Палестиной (см. коммент. к Нав. 9:1). С появлением около 1200 г. «народов моря» (см. следующий коммент.) главные участники этой борьбы были либо уничтожены (напр., хетты), либо нейтрализованы (Египет). В начале железного века равновесие сил привело к политическому затишью. Приостановка соперничества крупных держав за господство над регионом позволила небольшим государствам испытать свои силы и создать региональные «империи». В начале этого периода указанным преимуществом смогли воспользоваться филистимляне. Затем весьма значительную империю удалось создать Давиду и Соломону, которым не приходилось действовать с оглядкой на политические силы Месопотамии, Анатолии или Египта.

4:1. Филистимляне. Филистимляне, играющие заметную роль в повествовании Книги Судей и Первой и Второй книг Царств, появились в Палестине около 1200 г. до н. э. в результате переселения из Эгейского региона так называемых «народов моря». Принято считать, что именно «народы моря» явились виновниками крушения Хеттского царства и разрушения многих городов средиземноморского побережья Сирии и Палестины (в том числе Угарита, Тира, Сидона, Мегиддона и Аскалона), хотя об их присутствии в этом регионе свидетельствуют только косвенные доказательства. Сражения «народов моря» с египетским фараоном Рамсесом III запечатлены на знаменитых рельефах храма в Мединет-Абу. Это великое переселение народов нашло отражение и в гомеровском эпосе об осаде Трои. Вероятно, продвигаясь из Греции, Анатолии и Крита, эти народы использовали остров Кипр как плацдарм для своих морских атак. После неудачной попытки «народов моря» овладеть Египтом одно из племен, получившее известность под названием «филистимлян», захватило южную часть побережья Палестины, основав здесь пять городов: Аскалон, Азот, Экрон (Tell Miqne), Геф (Tell es-Safi) и Газу.

4:1. Авен-Езер и Афек. Оба города расположены недалеко от одного из основных путей, соединяющих равнину и горную местность. Этот район находится в 20 милях к западу от Силома, севернее территории филистимлян (в 20 милях к северу от Экрона, самого северного из пяти филистимских городов). Афек отождествляют с Ras el-Ain (другое название -Tell Aphek) на реке Яр-кон. Он упоминается в египетских «Текстах проклятий» уже в XIX в. до н. э., а также встречается в перечне городов Тутмоса III (XV в. до н. э.). Раскопки обнаружили здесь следы относящегося к этому периоду поселения филистимлян. Идентификация Авен-Езера менее очевидна. Многие исследователи полагают, что этот пункт можно отождествить с селением Izbet Sartah, расположенным на фанице горной местности, в 2 милях к востоку от Афека. Это небольшое селение (площадью 0,5 акра) было основано в конце периода судей и опустело в начале XI в. Здесь обнаружена одна из самых древних и пространных протохананейских надписей. По мнению ученых, остракон (глиняный черепок), на котором начертаны восемьдесят три буквы, но ни одного связного слова, был букварем. Некоторые исследователи полагают, что эту надпись следует классифицировать как древнеизраильскую.

4:3,4. Ковчег и херувимы. Ковчег представлял собой деревянный, открытый сверху ящик, имевший около 3 футов в длину и около 2 футов в ширину и глубину, если считать локоть равным 18 дюймам. Снаружи и внутри ковчег был обложен чистым листовым золотом и имел по сторонам четыре золотых кольца для вставления позолоченных шестов, с помощью которых его можно было переносить. Золотая крышка, украшенная двумя крылатыми херувимами, обеспечивала сохранность скрижалей закона и служила «подножием» Божьего престола, отражая земную связь Бога с израильтянами. В шествиях, устраиваемых в Египте во время праздников, статуи богов носили в ладьях, снабженных шестами. В росписях эти ладьи изображены в виде ящиков размером с ковчег, украшенных статуэтками хранителей. Библейские описания, равно как и археологические находки (в том числе несколько прекрасных изображений на плакетках из слоновой кости, найденных в Нимруде в Месопотамии, Арслан-Таше в Сирии и Самарии в Израиле), показывают, что херувимы представляли собой крылатые существа, в облике которых сочетались черты различных животных и человека, наподобие египетского сфинкса. В древнем искусстве херувимы часто изображались фланкирующими престолы царей и богов. Сочетание символики ковчега, согласно которой херувимы являются хранителями престола, а вместилище скрижалей – его подножием, и ветхозаветного образа Яхве, «седящего на херувимах», подтверждает концепцию невидимого престола Яхве, воплощенную в ковчеге. Пустующие престолы, предназначенные для богов и царственных персон, были широко распространены в Древнем мире.

4:3–7. Использование ковчега на войне. В русле представлений о божественном воителе божество принимает участие в битве и наносит поражение богам врага. В Ассирии «царем битвы» считали бога Нергала, а Иштар рассматривали как богиню войны. Божественными воителями были хананейский Ваал и вавилонский Мардук. Это не следует рассматривать как «священную войну», поскольку на древнем Ближнем Востоке другого типа войны не существовало. Чтобы заручиться поддержкой богов, древние усердно молились и дожидались благоприятных предзнаменований. Присутствие богов обычно символизировали штандарты или статуи. Ассирийские цари IX и VIII вв. до н. э. постоянно упоминали в своих анналах священные штандарты. Ковчег, «штандарт» Яхве, символизирует Господа, возглавляющего войско израильтян и расчищающего их путь в Ханаан. Подобное представление существовало и в Ассирии, где считалось, что боги умножают мощь оружия царя и сражаются на его стороне. Почти все армии древнего Ближнего Востока располагали жрецами и предсказателями (о чем свидетельствуют тексты из Мари), пророками (4Цар. 3) и переносными святынями (ассирийские анналы Салманасара III (858–824 гг. до н. э.)). Это давало возможность советоваться с богами на поле битвы или призывать богов вести воинов к победе.

4:9,10. Власть филистимлян над Израилем. Определить, какая часть территории Израиля попала в этот период под власть филистимлян, затруднительно. По мнению большинства ученых, эта территория простиралась от Изреельской долины до центральной горной местности, огибая горы вокруг Иерусалима, но захватывая значительную часть Негева.

4:10. Тридцать тысяч павших израильтян. Потери израильтян, несомненно, были велики, но приведенные здесь цифры допускают различные толкования. Дополнительную информацию см. в коммент. к Суд. 20:2.

4:12. Силом. Силом отождествляют с Khirbet Seilun, между Вефилем и Сихемом. Древний город площадью 7,5 акра занимал стратегически выгодное положение, располагая плодородными землями, источниками воды и доступом к главному торговому пути, соединявшему север и юг страны. Хотя в этой главе не сообщается о разрушении Силома филистимлянами, из Иер. 7:12–15 явствует, что город был уничтожен именно в этот период. Здесь обнаружены значительные остатки поселения железного века I со следами разрушений, вызванных пожаром.

4:12. Прах на голове. Посыпание головы прахом или пеплом – типичный способ выражения скорби в Ветхом Завете, встречающийся также во времена Нового Завета. Этот обычай был распространен на древнем Ближнем Востоке повсюду. Целью многих траурных ритуалов было отождествление живых с умершими. Нетрудно догадаться, что посыпание головы пеплом символизировало погребение.

4:21. Значащие имена. Наречение имен было в Древнем мире знаменательным событием. Считалось, что имя влияет на судьбу, поэтому тот, кто дает имя, обладает некоторой властью над будущим человека. Имена часто выражают надежды или благословения. Иногда они запечатлевают некоторые обстоятельства рождения, особенно если эти обстоятельства представлялись значительными.

Здесь имя образовано из слов, сказанных по поводу утраты ковчега и смерти Илия (ст. 18). Обычно рождению сына придавали большое значение, но все то, что обладало значением для народа Израиля, было утрачено – Илий, его сыновья и, главное, ковчег. Будущее представлялось в мрачном свете. 5:1. Азот. Азот находится в 3 милях к западу от Иерусалима. Курган древнего поселения возвышается в 3 милях к югу от современного города. Древний Азот состоял из двух частей: на вершине (площадью около 20 акров) и у подножия (площадью более 100 акров) холма. Он упоминается в угаритских текстах как важный торговый центр, а раскопки обнаружили на вершине холма остатки значительного хананейского поселения поздней бронзы. Этот хананейский город был разрушен «народами моря». Затем здесь обосновались филистимляне, превратившие Азот в один из своих важнейших городов. Поселение времен Самуила (железный век) представлено слоем X, филистимским по культуре. В этот период город был хорошо укреплен и начал разрастаться у подножия холма. Но никаких следов храма в этом слое не обнаружено.

5:2. Филистимские храмы. Филистимские храмы представляли собой сооружения, в священном пространстве которых помещалась статуя бога на пьедестале. См. также коммент. к Суд. 16:29.

5:2. Дагон. Дагон был одним из главных богов семитского пантеона уже в начале 3-го тыс. до н. э. Ассирийцы почитали Дагона в первой половине 2-го тыс. до н. э., а в угаритской литературе он представлен как отец Ваал-Адада. Храм Дагона в Угарите превосходил размерами храм Ваала. Первоначально Дагон считался подателем пищи и покровителем земледелия. У филистимлян Дагон – верховное божество, бог войны; вероятно, они заимствовали это представление у местного хананейского населения.

5:2. Ковчег, помещенный в храм в качестве военного трофея. Помещение ковчега в храм указывало на то, что Яхве, Бог Израиля, был пленником Дагона. Предполагалось, что превосходство Дагона доказано на поле сражения, а подчиненность Яхве проявляется в смиренном служении Дагону. Не исключено, что впоследствии победители намеревались подвергнуть Яхве еще большему унижению. Это весьма напоминает обращение победителей с захваченными в плен царями (см. коммент к Суд. 1:6,7). В древности известны случаи, когда в качестве военных трофеев захватывали статуи богов. В XVII в. до н. э. статую Мардука вывезли из Вавилона Hanaeans, в XIII в. – эламиты, в VII в. – ассирийцы, но всякий раз ее возвращали и снова устанавливали в храме. Статуя Шамаша была похищена из Сиппара сутеями (XI в.). В VIII-VII вв. до н. э. похищение статуй широко практиковали ассирийцы, и Исайя пророчествует, что эта судьба ожидает богов Вавилона (Ис. 46:1,2). О захвате вражеских богов в качестве трофеев сообщает в своих анналах ассирийский царь Асархаддон.

5:3,4. Значение падения, рук и головы. Повторяющееся падение Дагона ясно указывало на то, что Яхве не побежден и отнюдь не намерен терпеть унижение. Если ковчег был помещен в храм Дагона с целью унижения Яхве, то отсеченные руки и голова Дагона означали его уничтожение. Обычно голову поверженного врага выставляли напоказ в доказательство его смерти (см.: 17:51–54), а отсеченные кисти рук служили для подсчета убитых в сражении (см. коммент. к Суд. 8:6). В одном угаритском тексте Анат, богиня войны, уносит с поля битвы головы и руки своих убитых врагов. Кроме того, учитывая способ изготовления подобных статуй, следует признать, что голова и руки не могли не отвалиться. В хеттской молитве этого периода содержится обещание изготовить статую царя в натуральную величину, голова, кисти рук и ступни которой будут из золота, а все остальное из серебра. Поскольку статуи, как правило, наряжали в одежды, наиболее тщательно отделанными и ценными были те части, которые оставались открытыми. Статуи почти никогда не отливались целиком, а состояли из частей, соединенных шипами.

5:5. Святость порога. Обычно порог представлял собой каменную плиту, которая перекрывала дверной проем, слегка возвышаясь над уровнем пола. Высота порога препятствовала открыванию дверей наружу. Любые входы считались в древности священными и в то же время уязвимыми. Согласно суеверным представлениям, ступая на порог, человек впускал в дом бесов, столпившихся у входа. По-видимому, филистимляне объясняли постигшее Дагона несчастье именно так. На Востоке подобные суеверия получили распространение от Сирии и Ирака до Китая, но информация, связанная с происхождением этого суеверия, отсутствует.

5:6. Наказание филистимлян. Упоминание в этом фрагменте грызунов (5:6, в выражении, сохранившемся только в Септуагинте; 6:4) указывает на то, что «поражение» было инфекционным заболеванием, возможно, бубонной чумой. Древнееврейское слово, переведенное как «наросты», вполне могло обозначать бубоны, симптоматичные для этой чумы. Неизвестно, однако, существовала ли бубонная чума на Ближнем Востоке в столь древнюю эпоху. Поэтому была выдвинута альтернативная гипотеза, согласно которой болезнь, поразившая филистимлян, была бациллярной дизентерией, передающейся через пищу, зараженную мышами. Даже если эта гипотеза верна, она не объясняет появления наростов.

5:8. Владетели филистимские. Очевидно, пятеро филистимских правителей обладали одинаковой властью. Понятие, использованное для их обозначения, является филистимским, и многие ученые считают, что оно восходит к языку «народов моря» (греческому или другому индоевропейскому языку). Отсутствие необходимой информации затрудняет более подробный анализ политического содержания этого понятия.

5:8. Геф. С некоторыми сомнениями Геф отождествляют с Tell es-Safl, в 5 милях к югу от Экрона (Tell Miqne). По сравнению с другими филистимскими городами, Геф находился довольно близко от Иудеи. Ограниченные раскопки на этом месте подтвердили наличие остатков железного века. Город лежал в долине Эйла, служившей одним из главных путей из прибрежной равнины в горную местность вокруг Иерусалима.

5:10. Экрон (☼ в русском переводе – Аскалон). Экрон отождествляют с Tell Miqne в долине Сорек, в 20 милях к юго-западу от Иерусалима и в 15 милях от Средиземного моря. В его состав входят Нижний город площадью 40 акров, Верхний город площадью 10 акров и «акрополь» площадью 2,5 акра. Раскопки, начатые в 1980-х гг., дали наглядное представление о городе, который ко времени разделения царств прославился производством оливкового масла. Найденная в 1996 г. надпись (датируемая VII в. до н. э.) является первым образцом использования финикийской письменности для филистимского диалекта западно-семитского языка. В этот период город был укреплен кирпичной стеной толщиной в 10 футов. Археологи считают, что обнаруженное в раскопках большое общественное сооружение (более 2500 квадратных футов) этого периода является дворцово-храмовым комплексом. Если они правы, то, возможно, в этом здании хранился ковчег и собирались владетели филистимские.

6:2. Жрецы и прорицатели. Когда филистимляне поняли, что Яхве и Его ковчег более могущественны, чем их боги, они обратились за советом к специалистам. Жрецы знали, как обращаться со священными объектами, и были компетентны в вопросах ритуальной чистоты, а прорицатели были искусны в произнесении заклинаний, толковании знамений и магических ритуалах.

6:2. Значение правильного совершения ритуалов. Бедствие, постигшее филистимлян с появлением ковчега, не оставляло сомнений, что они имеют дело с разгневанным богом. Умилостивление божества требовало принесения даров и совершения ритуалов. Согласно распространенным в то время представлениям, умилостивить богов можно только при условии принесения угодных даров, произнесении правильных слов и совершении надлежащих действий. Неправильно совершенные ритуалы могли оказаться совершенно бесполезными или разгневать божество еще больше. Все это происходило в сфере магии – искусстве, требующем точности.

6:3. Жертва повинности. Информацию об этом жертвоприношении см. в коммент. к Лев. 5:14–16. Одним из нарушений, исправление которых требовало принесения этой жертвы, было святотатство (осквернение священных пределов или объектов). В данном случае преступление, для искупления которого требовалось принести жертву повинности, состояло в помещении незаконно присвоенной святыни в неподобающую обстановку. Таким образом, филистимляне признали, что осквернили ковчег.

6:4,5. Символы «казни». Изготовление золотых мышей и наростов было магическим действом, в основе которого лежала идея о способности изображений замещать реальные предметы и явления. Отсылая вместе с ковчегом символы постигших их бедствий, филистимляне надеялись от них избавиться.

Изображения мышей и других животных, очевидно, использовавшихся в магических ритуалах, находят в раскопках на всем Ближнем Востоке.

6:4,5. Крысы. Как отмечалось в коммент. к 5:6, в некоторых вариантах толкования зафиксирована связь «поражения» филистимлян с грызунами. Использованное здесь древнееврейское слово обычно переводят как «мыши», но это понятие не настолько конкретно и вполне могло обозначать крыс. Бубонная чума переносится блохами и зараженными крысами.

6:7–9. Способ получения оракула. В случае успеха этого предприятия филистимляне смогли бы определить, правильно ли они подошли к решению проблемы и угодны ли их дары богу, которого они хотели умилостивить. Филистимляне не только приносят дары и пытаются избавиться от «поражения» с помощью магии, но и хотят получить от Яхве оракул. Фактически, возвращение ковчега означало признание того, что Бог Израиля могущественнее их богов. Подобное признание унизительно, поэтому филистимляне не могли сделать его, не убедившись, что их несчастья действительно вызваны Богом Израиля. В этом им должен был помочь оракул. Сущность этого метода заключается в том, что божеству задается вопрос, на который возможны ответы «да» или «нет», а затем применяется некий механизм бинарной природы для получения ответа. Первосвященник Израиля прибегал в подобных ситуациях к помощи урима и туммима (см. коммент. к Исх. 28:30). На древнем Ближнем Востоке использование естественного механизма гадания сводилось главным образом к исследованию внутренностей жертвенных животных (см. коммент. к Втор. 18:10). Здесь филистимляне также используют для получения оракула естественный механизм (другие примеры см. в Быт. 24и Суд. 18:10). Их интересовало, действительно ли Яхве, Бог Израиля, ответствен за постигшее их бедствие. Если ответом на вопрос будет «нет», то поведение коров будет обычным: они вернутся в хлев кормить своих телят или будут просто бродить по полю. Если ответом будет «да», то Господь заставит коров вести себя необычно: не обращая внимания на голод, переполненное вымя и мычание телят, они пойдут по дороге прямо к израильскому Вефсамису (в гору). Идея, положенная в основу этого процесса, состояла в том, что если ответ будет исходить от Бога, то Он изменит обычный ход вещей, чтобы сообщить Свой ответ.

6:9. Вефсамис. Вефсамис находился в пограничном районе между Израилем и Филистией. Он занимал примерно 7 акров на горном хребте, возвышавшемся над долиной Сорек, которая лежала к северу от города. Путь из Экрона в Вефсамис шел по долине Сорек и насчитывал около 9 миль. Вефсамис отождествляют с Tell er-Rumeilah, к западу от современного Ain Shems. Обнаруженный здесь слой поселения железного века датируется XI в. до н. э., временем Самуила. В этом слое раскопан жилой дом с обширным внутренним двором, вымощенным каменными плитами, вокруг которого расположено несколько комнат.

6:13. Жатва пшеницы. В этом регионе жатва пшеницы приходится на май-июнь.

6:19. Поражение жителей Вефсамиса. Количество убитых жителей Вефсамиса вызывает споры. NIV, следуя некоторым еврейским рукописям, приводит цифру «семьдесят», однако в подавляющем большинстве рукописей указана цифра «пятьдесят семь тысяч». Это необычно, поскольку, как правило, числа в Ветхом Завете округляются до десятков тысяч. Кроме того, Вефсамис был небольшим городом, население которого насчитывало менее тысячи человек. Даже число «семьдесят» истолковывают как условное обозначение некоего большого числа (см. коммент. к Суд. 8:30).

6:19. Наказание за заглядывание в ковчег. Вопреки популярным современным объяснениям текст не содержит никаких сведений о способе умерщвления нарушителей. В Чис. 4сказано, что даже священники не должны смотреть на святыню. Вероятно, жителям Вефсамиса трудно было от этого удержаться, но они нарушили неприкосновенность ковчега, позволив себе нечто большее, чем случайный взгляд. Ограничение доступа в священное пространство и к священным предметам было в Древнем мире обычным явлением (см. коммент. к Лев. 16:2), поэтому отношение к ковчегу как к заурядному объекту любопытства было признано актом осквернения.

6:21. Кириафиарим. Упоминаемый как город Иуды (Нав. 15:60), Кириафиарим отождествляют с Tell el-Azhar, в 9 милях к северо-западу от Иерусалима, хотя эта гипотеза не подтверждается археологическими находками или небиблейскими источниками. В Суд. 18он упоминается в связи с так называемым «станом Дановым» (см. коммент, к Суд. 13:25), что позволяет поместить его в пределах указанной местности. Это примерно в 6 милях от Гаваона, который также связан с Кириафиаримом (см. коммент. к Нав. 9:17), и в 7 милях к северо-востоку от Вефсамиса.

 
 

7:2–17 Поражение филистимлян

 

7:3. Иноземные боги и Астарты. Хотя «Астарты», в отличие от «иноземных богов», названы здесь по имени, использование формы множественного числа указывает на необходимость отказаться от всех языческих богов. Богиня Астарта, известная в Ханаане под различными именами, была супругой Ваала (см. коммент. к Суд. 2:13).

7:5. Массифа. Такое название носило несколько городов, но здесь идет речь о самом известном из них, расположенном на территории Вениамина. Обычно этот город отождествляют с современным Tell en-Nasbeh, в 8 милях к северу от Иерусалима. Массифа того времени представляла собой овальное пространство площадью 8 акров, окруженное стенами толщиной около 3 футов. Крепость охраняла основную дорогу с севера на юг между горами Иуды и Ефрема.

7:6. Пролитие воды перед Господом. Возлияния вином известны из текстов о жертвоприношениях, но примеры ритуального пролития воды в Ветхом Завете нигде больше не встречаются. Талмудические источники говорят о возлиянии водой как об одном из ритуалов, совершавшихся во время Праздника кущей. В таком контексте этот ритуал мог сопровождать моление о дожде. В Месопотамии возлияния водой входили в число жертв, приносимых умершим; кроме того, там было принято проливать воду при рытье колодца, чтобы отвадить злых духов. Ни одно из этих объяснений не удовлетворяет данному контексту, связанному с покаянием и очищением.

7:6. Пост в религиозной практике. О соблюдении поста на древнем Ближнем Востоке известно очень мало. Как правило, пост соблюдали во время траура. В Ветхом Завете пост почти всегда связан с какой-нибудь просьбой, адресованной Богу. Идея поста заключается в том, что человек, осознавая важность обращения к Богу, настолько заботится о своем духовном состоянии, что физические потребности отступают на второй план. В этом смысле пост означает очищение и смирение перед Богом (Пс. 68:11). Израильтяне совершали покаяние и постились, надеясь избавиться от греха, приведшего их к подчинению филистимлянам. О соблюдении поста при подготовке к войне см.: Нав. 20и 2Пар. 20:1–4.

7:6. Возвышение Самуила. Функции Самуила обозначены тем же понятием, которое применялось по отношению к судьям (см. коммент. к Суд. 2:16–19). Оно охватывает полномочия пророка, священника и судьи. В этом фрагменте Самуил совмещает все три роли, призывая народ к покаянию, необходимому для спасения от филистимлян.

7:7. Ответные действия филистимлян. Почему филистимляне выбрали для нападения то время, когда израильтяне собрались на молитву и покаяние? На древнем Ближнем Востоке ритуалы обычно совершались накануне важных военных операций. Одним из признаков, по которым разведчики могли догадаться о подготовке военной акции, было подозрительное собрание народа для совершения ритуалов, не связанных с известными религиозными праздниками. Ассирийские цари регулярно получали донесения от своих разведчиков об участии вассальных царей в ритуалах, которые были подозрительно похожи на военные приготовления.

7:9. Ягненок во всесожжение. В системе жертвоприношений (см. коммент. к Исх. 29:38) агнцы приносились в жертву ежедневно, а также использовались в качестве жертвы очищения (см.: Лев. 12и 14:10). Для этих жертвоприношений требовались «однолетние» агнцы, а здесь речь идет о сосунке, мясо которого особенно нежно. В ассирийском тексте времен Ашшур-Нирари V (VIII в. до н. э.) сообщается об использовании новорожденного ягненка в церемонии принесения клятвы в связи с заключением договора.

7:10. Возгремел громом. Гром и молния считались на древнем Ближнем Востоке постоянными спутниками божества, особенно на поле битвы. И в шумерском мифе «Возвышение Инанны», и в хеттских мифах о боге грома, и в аккадской и угаритской мифологии боги поражают своих врагов громом и молнией. Ваала нередко изображали с молниями в руке. Хеттские и ассирийские цари, представлявшие себя орудиями богов, охотно пользовались образами грома и молнии, обрушиваясь с устрашающими речами на тех, кто нарушал договоры или стоял на пути имперских завоеваний. Информацию о божественных воителях см. также в коммент. к Исх. 15:3; Нав. 3:17; 6:21–24; 10:11.

7:11. Вефхор. Этот пункт упоминается только здесь и не идентифицирован.

7:12. Мемориальный камень. На древнем Ближнем Востоке камни, часто надписанные, использовали для обозначения границ. Вавилонские камни kudurru были межевыми знаками, надписи на которых сообщали подробности получения от царя права на землю. Установленные при свидетелях, они свидетельствовали о законности владения землей и, как считалось, находились под защитой богов. Как и в этом эпизоде, kudurru иногда получали имена (напр.: «Учредитель вечных границ»). Египтяне также воздвигали мемориальные стелы, обозначающие границы их территории, особенно присоединенные в результате захватнических войн. Примеры встречаются на протяжении всего 2-го тыс. до н. э. Как правило, на вавилонских и египетских мемориальных камнях высечены более пространные надписи, в которых рассказывается о победах или перечисляются условия или проклятия, связанные с вечным владением землей.

7:12. Сен. В некоторых переводах это название читается как «Jeshanah», и многие комментаторы считают этот вариант более вероятным. Сен нигде больше не упоминается, тогда как Jeshanah можно отождествить с Burj el-Isaneh. С другой стороны, маловероятно, что филистимляне бежали на север (хотя они владели гарнизонами в этом направлении). Возможно, shen («зуб») – это просто обозначение какого-то природного объекта.

7:12. Авен-Езер. Авен-Езер, упомянутый в 4(Izbet Sartan), расположен примерно в 20 милях к северо-западу от Массифы. Очевидно, пункт, названный Авен-Езером в этой главе, находился в другом месте. Называя камень этим именем («Камень помощи»), Самуил хотел показать, что этот Авен-Езер символизирует победу, а не унизительное поражение, ассоциирующееся с другим Авен-Езером.

7:14. От Экрона до Гефа (☼ в русском переводе – «от Аккарона»). Граница от Экрона (долина Сорек) до Гефа (долина Эйла) тянется с севера на юг и составляет около 5 миль. Прибрежная равнина филистимлян лежит к западу от этой границы и от Шфелы, ведущей в горы Иудеи на востоке. Очевидно, этот стих подразумевает, что захваченные филистимлянами города Шфелы были освобождены.

7:14. Аморреи. Наряду с хананеями аморреи составляли основное население Ханаана до прихода израильтян и филистимлян. Дополнительную информацию см. в коммент. к Чис. 13:29.

7:16. Территория Самуила. Округ, включающий Вефиль, Галгал и Массифу, по-видимому, находился на территории Вениамина. Было несколько городов с названием «Галгал», в том числе на северной границе территории Иуды. Если здесь подразумевается этот Галгал, то Самуил начинал обход от Рамы, где был его дом, и шел около 15 миль на юго-восток до Вефиля. Пройдя еще 2 мили к югу, он попадал в Массифу, а оттуда почти 10 миль шел до Галгала. Обратный путь составлял 25–30 миль. Впрочем, возможно, здесь идет речь о каком-то другом Галгале, менее отдаленном от Вефиля и Массифы. В документах из Мари упоминается прорицатель Asqudum, который регулярно обходил четыре города, предлагая горожанам свои услуги.

7:17. Жертвенник в Раме. Текст не уточняет, предназначался ли этот жертвенник для жертвоприношений, или был памятником (см. коммент. к Нав. 22:9–34). Если на этом жертвеннике совершались жертвоприношения, то, вероятно, он заменил жертвенник, который находился в Силоме и был уничтожен филистимлянами.

 
 

8:1–22 Просьба о царе

 

8:2. Сыновья Самуила. Самуил «судил» в округе, очерченном в 7:16. Это было несколько иное судейство, чем то, которое описано в 7:6, и заключалось оно в решении гражданских споров (см. коммент. к Исх. 18:13–27 и Втор. 16:18–20). Такие же функции выполняли сыновья Самуила, которые отнюдь не принадлежали к разряду судей-спасителей, фигурирующих в Книге Судей. В отличие от Самуила, судившего в центральной части Израиля, они судили на далекой окраине (см. следующий коммент.).

8:2. Вирсавия. Вирсавия (Tell es-Sebá) расположена на южной окраине обетованной земли, в Негеве, в 3 милях к востоку от современного города. Археологические раскопки показывают, что в этот период процесс превращения временного поселения в постоянное только начался; появились первые немногочисленные дома. Население Вирсавии составляло менее 200 человек. Следовательно, это было очень скромное назначение.

8:6. Царская власть на древнем Ближнем Востоке. Цари в Древнем мире пользовались почти неограниченной властью и постоянно напоминали о том, что их поддерживают боги. Считалось, что царская власть спущена с неба, а ее основы заложены в самом творении и устройстве мира. Царь выступал наместником бога на земле, и его задачей было поддержание порядка и справедливости в обществе. Считалось, что при жизни цари исполняют божественную миссию (понимаемую по-разному в различных культурах и в различные периоды), а после смерти становятся богами. Закон и справедливость исходили от царей. Они часто выполняли жреческие функции и изображались в виде пастырей. Важнейшей обязанностью царей было содержание храмов. На всем древнем Ближнем Востоке цари были военными предводителями. Они обеспечивали защиту своего народа и захватывали новые земли. Эти завоевания открывали доступ к дополнительным природным ресурсам и торговым маршрутам, пополняли царскую казну и приносили рабов. Все это несколько облегчало бремя, возложенное на население собственной страны.

8:6. Просьба старейшин. Старейшины Израиля решили, что народу необходим постоянный глава правительства, наделенный властью над всеми коленами и располагающий регулярной армией. Они пришли к выводу, что такая форма организации, как союз племен, ставит их в невыгодное положение по сравнению с противником, и надеялись, что царь, под командованием которого будет находиться хорошо обученное войско, исправит это положение и отстоит их землю. Ошибочно истолковывая трудности, с которыми столкнулся Израиль, как политическую проблему, они, соответственно, предлагали политическое решение. Как ни пытался Самуил объяснить, что их проблема является не политической, а духовной, они так и не поняли, что политическое решение ни к чему не приведет, если не будет сопровождаться духовным обновлением.

8:7. Царь небесный и царь земной. Законы, по которым жил союз колен Израилевых, не предусматривали возможности сосредоточения верховной власти в руках одного человека. Моисей пользовался властью как пророк, а Иисус Навин был наделен властью военачальника, но после его смерти этот пост никто не унаследовал. Моисей считался посредником, передававшим наставления Бога, Который вел народ. Иисус Навин, как неоднократно подчеркивается в Книге Судей, также подчинялся «вождю воинства Господня» (Нав. 5:13–15), и одержанные им победы были победами Господа. В каждом колене были свои вожди и старейшины, но верховная власть принадлежала Господу, и только Он мог ею наделять. Так, Он возвысил судей, наделив их властью, которую признавали все колена (см. коммент. к Суд. 2:16–19). Тот факт, что Бог назначал военачальников и приносил победы, означает, что царем, возглавлявшим войско израильтян, был Бог. Победа в сражении была обеспечена, если Господь был доволен Израилем. Старейшины, требуя поставить им царя, подразумевали, что Бог не слишком успешен в добывании побед, и царь справится с этим лучше.

8:11. Царские права. Царская власть нуждается в поддержке государственного аппарата. Этот аппарат надо где-то разместить и чем-то кормить. Для царских придворных придется строить дома и выделять им земли. Необходимость создания регулярной армии повлечет за собой те же проблемы размещения и питания. Кроме того, царю потребуются самые разнообразные работники. Налоги и принудительный труд будут основными способами обеспечения царского двора. Все это должно было привести к коренным социально-экономическим переменам. Такое изображение царской власти имеет много общего с монархиями, существовавшими в этот период на древнем Ближнем Востоке.

8:11. Колесницы и лошади. Израиль не располагал кавалерией и колесницами. Создание подобного рода войск возможно только при централизованной власти и только в составе регулярной армии. Изготовление и поддержание колесниц в боевой готовности, а также содержание конюшен требовало государственного попечения и присмотра.

8:11. Будут бегать пред колесницами. Бегущие перед колесницами оповещали о присутствии царя и охраняли его персону. В хеттских текстах говорится о том, что перед колесницей царя бегут боги, ведущие к победе. Воины, бегущие перед колесницей царя («скороходы»; см.: 2Цар. 15:1;З Цар. 1:5; 18:46), выполняли функции герольдов.

8:12. Военачальники. Когда войско собирается в случае необходимости (как это было принято в Израиле прежде), оно не располагает опытными военачальниками. Однако формирование регулярной армии требует учреждения таких должностей. Как явствует из ассирийской и вавилонской военной терминологии, подобные воинские подразделения существовали и там, например, один из младших чинов именуется «пятидесятником».

8:12. Возделывание царских полей. Учреждение царского правления повлечет за собой передачу определенных земель в собственность царя (2Пар. 26:10). В пользу царя отчуждались земли, конфискованные в наказание за преступления, или земли умерших владельцев, не имевших наследников. Урожай с этих земель предназначался для содержания государственного аппарата и для создания неприкосновенного запаса. Возделывание царских полей требовало введения трудовой повинности или использования рабской рабочей силы (военнопленных или долговых рабов, у которых не было другой возможности вернуть свою собственность).

8:12. Царское вооружение. Царское вооружение включало лук и стрелы, меч, кинжал, щит и копье. В этот период израильтяне еще не освоили технологию обработки железа (либо им в этом активно препятствовали), поэтому их оружие было бронзовым. По сохранившемуся до Средних веков обычаю войско сопровождал царский кузнец, который занимался починкой поврежденного оружия. В текстах из Нузи среди придворного персонала упоминаются плотники и бронзовых дел мастера.

8:13. Повара, пекари и составители масти. Повара и пекари трудились на царской кухне. Многочисленных родственников царя и придворных полагалось регулярно кормить по-царски. Кроме того, во дворце могли содержаться пленники царя, а также слуги, которые нуждались хотя бы в скудном питании. Составители масти (парфюмеры) исполняли при дворе самые разнообразные обязанности. Они изготовляли благовонные смеси для умащения царя и его облачения и воскуряли благовония в помещениях дворца. Поскольку некоторые благовония считались полезными для здоровья, составитель масти был еще и фармацевтом. Некоторое представление о сложной процедуре приготовления благовоний и притираний дают ассирийские тексты и египетская настенная живопись.

8:14. Конфискация земли. Привлекательные земельные угодья нередко становились объектом конфискации. Таким способом царь вознаграждал своих придворных и фаворитов, побуждая их к преданности (см. коммент. к 22:7). Подобная практика хорошо известна по хеттским и угаритским материалам, а также по документам Вавилона касситского периода, когда пожалование земли придворным было обычным явлением.

8:16. Присвоение рабов и ослов. Цари нередко присваивали привлекших их внимание рабов или понравившихся животных. Владельцам не оставалось ничего другого, кроме как приносить их царю в дар.

8:15,17. Десятая часть урожая и мелкого скота. В угаритской литературе сообщается об обязанности каждого города и селения регулярно выплачивать царю десятину. В Пятикнижии десятина рассматривается как нечто, причитающееся священникам и святилищу. Здесь понятие «десятина» обозначает царский налог.

 
 

9:1–27 Встреча Саула и Самуила

 

9:1. Вениамин. Колено Вениамина вело свое происхождение от младшего сына Иакова. В период судей оно покрыло себя дурной славой и было едва не уничтожено в гражданской войне (Суд. 20,21). Территория Вениамина была небольшой, но располагалась в стратегически выгодном месте между могущественными коленами Иуды и Ефрема. Иерусалим, величие которого было еще впереди, в то время не был завоеван израильтянами и находился на территории Вениамина.

9:2. Внешность Саула. На древнем Ближнем Востоке придавали большое значение внешности царя. Первыми царями были наделенные временной властью военачальники – могучие витязи, непобедимые в сражениях. Но и позднее, когда царское правление окончательно утвердилось, народы гордились царями-витязями, осененными ореолом непобедимости. Такими богатырями, не знавшими равных в сражении, были аккадский царь Саргон Древний, ассирийский царь Тукультининурта, вавилонский царь Навуходоносор и древний герой Гильгамеш, обладавший могучим телосложением и редкой красотой.

9:2. Саул вне Библии. До настоящего времени упоминания о Сауле в древних ближневосточных надписях не встречались. Фактически, Саул имел дело только с филистимлянами, но значительные исторические архивы филистимлян не обнаружены.

9:4,5. Радиус поисков. Саул жил в Гиве, в 6 милях к северу от Иерусалима. Гора Ефрема находилась примерно в 15 милях от его селения. Идентификация Шалиши и Шаалима затруднительна, но большинство комментаторов отождествляют их с Ваал-шалишей и Шаалвимом, соответственно, которые находились на северо-западной и юго-западной окраинах горы Ефрема. Чтобы обойти эту местность только по периметру, пришлось проделать путь длиной около 60 миль – большое расстояние для трехдневных поисков (ст. 20). Землю Цуф обычно помещают (на основании 1Цар. 1:1) вблизи родного города Самуила на горе Ефремовой.

9:6. Известность Самуила. Вызывает удивление, что Саул, живший в двух шагах от города Самуила, в пределах округа, регулярно посещавшегося Самуилом, не знал этого всенародно известного человека. Очевидно, это свидетельствует не столько о преувеличении славы Самуила, сколько о политической наивности Саула.

9:6–9. Человек Божий. Несмотря на всенародную славу, для земляков, среди которых Самуил прожил всю свою жизнь, он был чем-то вроде местного святого. Такие святые жили за счет приношений, а жители селения обращались к ним за советом по самым разнообразным вопросам. В сферу их компетенции входили вопросы здоровья и болезней, ритуалов и молитв, политики и права, личной и общественной жизни.

9:8. Серебро. Четверть сикля серебра – это примерно недельный заработок обычного работника. Учитывая стоимость пропавших ослиц, такую плату можно считать уместной.

9:9. Пророки. Для обозначения пророков в этом фрагменте используются три понятия: человек Божий, прозорливец и пророк. Первое из них имеет наиболее общий характер. Прозорливцы и пророки занимались, в сущности, одним делом, но их позиции в обществе несколько различались (примерно так, как различались позиции судей и царя). Тем не менее здесь идет речь не о социальном, а о терминологическом различии.

9:11. Девицы, вышедшие черпать воду. Обычно города располагались на возвышенностях вблизи водных источников (колодцев или ручьев). В более позднее время для обеспечения безопасного доступа к воде стали прорывать тоннели, но в этот период за водой приходилось выходить из города. Как правило, это делалось рано утром или вечером, а не в самое жаркое время дня.

9:12. Высота. Высота (евр. bamah) – место богослужения, где функционировал жертвенник. Как правило, это было не святилище под открытым небом, а некое сооружение, в котором хранились священные предметы и было достаточно места для размещения священников. Из надписи Меши явствует, что подобные святилища использовались и в моавитском культе. Образцы «высот» найдены в Мегиддоне и Нахарии.

9:12,13. Жертвоприношение на высоте. Хотя название города не указано, многие исследователи полагают, что это родной город Самуила, Рама (Рамафаим-Цофим, см. 1:1). После падения Силома Самуил построил жертвенник в Раме (7:17), и, пока ковчег находился у филистимлян, это место, вероятно, было главным святилищем. Жертвоприношения обычно сопровождались трапезой; так было и на этот раз. Возможно, жертвоприношение совершалось в связи с новолунием, которое считалось в Израиле важным событием (см. коммент. к 20:5). С другой стороны, это могло быть церемонией возведения на престол, устроенной специально к приходу Саула, ибо Самуил был предупрежден о его появлении.

9:13. Благословение жертвы. О благословении жертвы в Ветхом Завете нигде больше не говорится. Обычно благословение – это доброе пожелание, высказанное с упованием на его осуществление божеством. Поскольку прошения обычно сопровождались жертвоприношениями, возможно, благословение Самуила выражает надежду на то, что прошение будет удовлетворено.

9:21. Возражение Саула. На древнем Ближнем Востоке цари старались приписать своим предкам самые высокие заслуги, даже если таковых не имелось, чтобы этот недостаток не был использован какими-нибудь честолюбивыми претендентами как повод для их свержения. Царя, у которого не было знатных предков, могли заклеймить как самозванца. В Библии признание низкого происхождения встречается довольно часто, причем иногда такое признание делается с гордостью (Ам. 7:14). Информацию о колене Вениамина см. в коммент. к 9:1. О клане Саула больше ничего неизвестно.

9:22. Комната. Жертвенное мясо, предназначавшееся для священников и других участников жертвоприношения, иногда полагалось съедать в священном месте (см.: Лев. 7:6). Поскольку трапеза была важной частью церемонии жертвоприношения, в святилищах предусматривались помещения для этой цели. Слово, использованное здесь для обозначения этого помещения, используется в других местах применительно к различным комнатам, связанным со святилищем в храмовом комплексе. Археологи часто находят вспомогательные помещения, связанные с главным святилищем, но определить назначение этих комнат удается далеко не всегда.

9:23,24. Отборное мясо. Плечо считалось одной из лучших частей мяса и обычно предназначалось священнику, совершавшему жертвоприношение (Лев. 7:32,34). Здесь Самуил предлагает его почетному гостю.

9:25,26. Кровля. Хотя наличие лестниц и опорных столбов (помимо прочих признаков) указывает на то, что во многих домах имелся второй (или даже третий) этаж, археологам не удается обнаружить в сохранившихся руинах ничего, кроме поэтажных планов жилых домов. Помещения на кровле были излюбленным местом времяпрепровождения и отдыха, так как они лучше проветривались.

 
 

10:1–27 Помазание Саула на царство

 

10:1. Помазание елеем. Обычай помазывать царей на царство существовал у многих народов древнего Ближнего Востока. Большая часть сведений содержится в хеттских документах, посвященных церемониям возведения на престол. О помазании царей в Месопотамии неизвестно. В Египте фараон не помазывался на царство, но мог помазывать своих царедворцев и вассалов. Эта церемония символизировала их подчинение фараону и была знаком его покровительства. Возможно, это представление нашло отражение в помазании Саула как вассала Бога. Однако во 2Цар. 2Давид помазывается на царство народом. Такое помазание подразумевает некие договорные обязательства между Давидом и народом, которым ему предстояло править. В Нузи деловые партнеры помазывали друг друга при заключении сделки, а в Египте помазание елеем составляло часть церемонии заключения брака. Информацию о венчании на царство см. в коммент. к 11:15.

10:2. Гробница Рахили в Целцахе. Установить местонахождение этого пункта чрезвычайно сложно. Кропотливые исследования, сделанные с учетом всех аргументов, позволяют остановиться на двух основных вариантах. Согласно первому варианту, гробницу Рахили следует поместить в окрестностях Кириафиарима (см. коммент. к 6:21). Кириафиарим находится примерно в 15 милях к юго-западу от родного города Самуила. Согласно второму варианту, гробница Рахили находилась у дороги, по которой Саул шел на восток из Рамы в Гиву.

10:3. Дубрава Фаворская. В Суд. 4:5 упоминается пальма, под которой жила и судила Девора, Авраам делал стоянку у дубравы Море (см. коммент. к Быт. 12:6). Высокие деревья служили ориентирами, в дубравах и рощах устраивали собрания и даже богослужения. В стране с жарким климатом деревья, дающие тень и прохладу, приобретали особую ценность.

10:3. Вефиль. На протяжении большей части истории Израиля Вефиль был важным религиозным центром. В период судей здесь некоторое время хранился ковчег (см. коммент. к Суд. 1:22,23; 20:26–28; 21:4).

10:3. Продукты для жертвоприношения. Козлята, хлебы и вино составляли основу жертвенной трапезы. Вручение Саулу священных хлебов снова демонстрирует отношение к нему, как к священнику (см. коммент, к 9:23) и уважаемой персоне.

10:5. Гива Божия (☼ в русском переводе – «холм Божий»). Название показывает, что на этом холме (Гива ­­ холм) находилось какое-то святилище, но в данный момент этот пункт был занят филистимским охранным отрядом. Поскольку в 13также упоминается филистимский охранный отряд в Гиве, многие исследователи считают, что речь идет об одном и том же месте, которое отождествляют с Jaba, в 6 милях к северу от Иерусалима. Раскопки здесь не проводились, но исследование поверхностного слоя обнаружило остатки поселения железного века. Город возвышается над стратегически важной переправой через глубокое ущелье вади Swenit у Михмаса, открывавшей путь из северного региона в Иерусалим. Дополнительную информацию о Гиве см. в коммент. к 10:26.

10:5. Музыкальные инструменты. Здесь перечислены типичные музыкальные инструменты того времени. Их изображения на рельефах и в живописи, а также упоминания в те кетах древнего Ближнего Востока встречаются уже с 3-го тыс. до н. э. Некоторые разногласия вызывает проблема соотнесения понятий «арфа» и «лира» (☼ в русском переводе – «псалтирь» и «гусли») с использованными в этом фрагменте древнееврейскими словами. Слово, переведенное в NIV как «lyre» (☼ в русском переводе – «псалтирь»), по-видимому, обозначало десятиструнный инструмент, а слово, переведенное как «harp» (☼ в русском переводе – «гусли»), – инструменте меньшим количеством струн. Эти музыкальные инструменты были переносными и имели деревянный корпус. Судя по изображениям на древних рельефах, тимпан представлял собой небольшой бубен (из кожи, натянутой на обруч), но, в отличие от современных инструментов этого типа, он не издавал резких металлических звуков. Духовой инструмент, название которого переведено как «свирель», вероятно, представлял собой дудочку из бронзы или тростника.

10:6. Пророки и музыка. Профессии пророка (или прозорливца) можно было научиться. В этот ранний период истории Израиля существовало даже пророческое сообщество, получившее название «сонм пророков». Как правило, пророки использовали различные процедуры, чтобы подготовиться к получению пророческих откровений. Музыка играла важную роль в достижении похожего на транс состояния (исступления), которое, как полагали древние, делало человека восприимчивым к божественным откровениям. В текстах из Мари сообщается о существовании целой категории храмового персонала, состоявшей из «исступленных», которые часто изрекали пророческие откровения.

10:6. Дух Господень. В Книге Судей появление Духа Господня почти всегда связано с созывом войска. В родоплеменном обществе, не имеющем центральной власти, заставить все колена объединиться в борьбе с врагом, угрожающим тому или иному колену, было очень трудно. Лидер должен был обладать способностью заставить всех следовать за ним, даже если у него не было на это формального права. В Израиле эту способность рассматривали как знак Бога, ибо только Яхве обладал властью созывать ополчение. Поэтому каждый, кто созывал войско, применяя власть, принадлежащую только Яхве, считался «объятым Духом Господним» (см.: Суд. 11:29; 1Цар. 11:6–8). Это было одним из отличительных свойств судей Израилевых. Саулу предстояло править пожизненно и обладать более широкими, чем у судей, полномочиями, но и его власть нуждалась в освящении Духом Господним. В 11сошествие Духа приводит к тому, что Саул собирает войско, как это делали судьи. Здесь сошествие Духа связано с пророчествованием, точнее, с восприимчивостью Саула к божественному водительству.

10:8. Галгал. Как отмечалось в коммент. к 7:16, такое название носило несколько городов, и невозможно сказать с уверенностью, какой из них подразумевается здесь.

10:8. Цель жертвоприношений. Всесожжения и мирные жертвы – два основных вида жертвоприношений. Жертва всесожжения обычно сопровождает прошение, тогда как мирная жертва предоставляет возможность празднования и проведения общей трапезы перед Господом. Очевидно, эти жертвоприношения связаны либо с учреждением царства, либо с подготовкой к войне с филистимлянами. Судя по тому, что жертвоприношения совершались в городе Самуила, в Вефиле и в Галгале, можно прийти к заключению, что в этот период богослужение еще не было централизовано.

10:10. Саул как пророк. На древнем Ближнем Востоке царям часто приписывали пророческие способности. Особенно это касается Египта, где фараон был представителем богов и говорил от их имени. Люди, стоявшие до сих пор во главе Израиля, также занимались пророческой деятельностью (Моисей, Девора, Самуил). Самуил был священником, пророком и судьей, но во главе Израиля он оказался именно потому, что был пророком и священником. Применительно к Саулу вопрос заключается в том, в какой мере человек, избранный на царство, должен сочетать в себе роли пророка и священника. На древнем Ближнем Востоке эти роли нередко соединялись в лице царя. Поэтому вопрос «неужели и Саул во пророках?» вполне закономерен.

10:17. Массифа. Такое название (приблизительно означающее «застава», «крепость») носило несколько городов, но здесь идет речь о самом известном из них, расположенном на территории Вениамина. Обычно этот город отождествляют с современным Tell en-Nasbeh, в 6 милях к северу от Иерусалима. Массифа того времени представляла собой овальное пространство площадью 8 акров, окруженное стенами толщиной около 3 футов. Крепость охраняла основную дорогу с севера на юг между горами Иуды и Ефрема.

10:20,21. Процедура избрания царя. Из документов Месопотамии известно, что гадание использовалось для утверждения назначенного царя, а не для его выдвижения. В Израиле гадание считалось неприемлемым. Использованная здесь процедура больше напоминает обращение к оракулу, описанное в Нав. 7 (см. коммент. к Нав. 7:14–18).

10:25. «Права царства». По-видимому, этот документ представлял собой нечто вроде устава. Возможно, в нем уточнялись принципы подчинения народа царю и подчинения царя Господу. В Египте церемония коронации включала официальное утверждение фараона, которое от имени всех богов провозглашал бог Тот. Фактически, в этой главе о венчании Саула ничего не сказано; мы узнаем лишь то, что он избран (см. коммент. к 11:15).

10:26. Гива. Родной город Саула, Гиву, долгое время отождествляли с Tell el-Ful, в 3 милях к северу от Иерусалима. Однако, несмотря на обнаруженную здесь небольшую крепость, которую археологи окрестили «дворцом Саула», эта идентификация казалась многим исследователям неубедительной. Археологические, текстологические и топографические данные подтверждают гипотезу, что Гива и Гивеаф – это одно и то же место, которое следует отождествлять с Jaba на южном берегу вади Swenit, в 6 милях к северу от Иерусалима.

 
 

11:1–11 Саул поражает аммонитян

 

11:1. Иавис Галаадский. Город в Трансиордании на берегу реки Иавис, притоке Иордана, протекающем в северной части Галаадских гор. Иавис Галаадский предлагали локализовать во многих местах этого региона, но ни одно из них не удовлетворяет всем требованиям. Наиболее вероятным претендентом является Tell Maklub на северном берегу реки Иавис. Найденные материалы убедительно доказывают, что здесь находилось поселение железного века I (1200–1000 гг. до н. э.). Из библейского повествования явствует, что в период судей этот город был связан с Израилем договором (гл. 21; ср.: 2Цар. 2:4–7). В состав Израиля Иавис Галаадский вошел только после смерти Саула. Ср.: 11:9,10.

11:1,2. Наас. Аммон и Израиль постоянно воевали за территорию к востоку от Иордана (см.: Суд. 11:33). С учетом фрагментов из свитков Мертвого моря, восстановленный текст 1Цар. 10гласит, что Наас угрожал также израильским коленам Гада и Рувима, – факт, подтверждаемый историком Иосифом Флавием (37–100 гг. н. э.). Кроме Библии Наас нигде больше не упоминается, а аммонитские исторические документы этого периода не сохранились.

11:1,2. Аммонитяне. Помимо Библии аммонитяне упоминаются только в позднеассирийских анналах (733–665 гг. до н. э.) и во фрагментарных эпиграфических источниках (до 590 г. до н. э.). В Библии аммонитяне представлены как народ Трансиордании, родственный израильтянам через племянника Авраама, Лота. Со времен исхода израильтян из Египта аммонитяне были заклятыми врагами Израиля, пока их не покорил преемник Саула, Давид (2Цар. 10–12).

11:2. Выкалывание глаз. Практику ослепления своих врагов применяли филистимляне (против Самсона; Суд. 16:21) и вавилонский царь Навуходоносор (против Седекии; 4Цар. 25:7). Ассирийские цари нередко расправлялись подобным образом со своими вассалами, нарушавшими условия договоров. Иосиф Флавий поясняет, что в таких случаях правый глаз выкалывали для того, чтобы лишить воинов способности сражаться, поскольку левую часть лица обычно прикрывал щит. Однако в контексте 1Цар. 11 целью выкалывания глаз было унижение Израиля. Нанесение увечий, приводящих к лишению дееспособности, наблюдается также в обращении с пленными царями, которым отсекали большие пальцы рук и ног (см. коммент. к Суд. 1:6).

11:4. Гива. См. коммент. к 10:26.

11:6. Дух Божий. Дух Божий сошел на Саула, как это происходило прежде с Гофониилом, Гедеоном, Иеффаем, и особенно Самсоном (Суд. 3:10; 6:34; 11:29; 14:6,19; 15:14). В период судей сошествие Духа Господня почти всегда предшествовало созыву войска. В родоплеменном обществе, не имеющем центральной власти, заставить все колена объединиться в борьбе с врагом, угрожающим тому или иному колену, было очень трудно. Лидер должен был обладать способностью заставить всех следовать за ним, даже если у него не было на это формального права. В Израиле эту способность считали знаком Бога, ибо только Яхве обладал властью созывать ополчение. Поэтому каждый, кто созывал войско, применяя власть, принадлежащую только Яхве, считался «объятым Духом Господним». В 1Цар. 10 Дух подвиг Саула на пророчествование, а в 1Цар. 11 Дух дал ему власть для созыва войска. Присутствие Духа в Сауле незамедлительно отразилось в его праведном гневе, что заставляет вспомнить случай, когда охваченный яростью Самсон убил тридцать жителей Аскалона (Суд. 14:19), и подтвердилось беспрекословным подчинением израильтян, откликнувшихся на его призыв.

11:7. Посланные части рассеченных волов. Параллель этой акции встречается в Суд. 19:29,30, где не названный по имени левит рассек на двенадцать частей тело своей наложницы, призывая все колена объединиться в войне против Вениамина. Идея заключалась в том, что все, кто не примет участия в войне, подвергнутся такому же наказанию. В письме из Мари некий Бадилим просит, чтобы царь отрубил голову пленнику и послал ее в качестве предупреждения войскам, не желавшим принимать участия в сражении.

11:8. Численность войска. В древних версиях Ветхого Завета эта цифра значительно варьирует. Однако в позднейших текстах данные о численности войск Израиля и Иуды явно завышены. Археологи подсчитали, что в этот период численность всего населения Ханаана не была столь велика. Многие исследователи рассматривают древнееврейское слово «тысяча» как понятие, означающее отряд воинов, а не реальное число (см. коммент. к Нав. 8:3; Суд. 20:2).

11:9. Расстояние между Везеком и Иависом Галаадским. Если идентификация Везека и Иависа Галаадского современными археологами верна, то эти города отстояли друг от друга на 13–14 миль. Это расстояние вполне преодолимо для войск, выступивших из Везека вечером и завершивших свой поход в стане аммонитян в утренние часы.

 
 

11:12–15 Признание Саула царем

 

11:14,15. Утверждение царства в Галгале. Местоположение Галгала, религиозного центра в округе Самуила, не установлено, но многие считают, что он находился близ Иерихона (см. коммент. к 1Цар. 7:16). Избрание Галгала для венчания Саула на царство объясняется тем, что здесь действовало ближайшее к месту сражения святилище. Несмотря на то что Саул был назначен царем с помощью двух различных процедур, действительное венчание на царство произошло только теперь, когда он проявил себя в бою (не забывайте, что народ хотел царя, который способен возглавить войско). В тексте говорится не о подтверждении царского статуса Саула, а о том, что его поставили царем. В Месопотамии церемонии возведения на престол совершались ежегодно и приурочивались к празднованию Нового года. На древнем Ближнем Востоке венчание на царство обычно сопровождалось вручением царю царских регалий и помазанием. Одним из важнейших аспектов этой церемонии было утверждение законности царя верховным божеством. В данном случае помазание и подтверждение законности уже имели место.

11:15. Мирные жертвы. Одну часть мирной жертвы приносили Богу, а остальные части раздавали участникам жертвоприношения. Обычно мирные жертвы сопровождали заключение или ратификацию договоров. Дополнительную информацию см. в коммент. к 10:8;Исх. 24:5; Лев. 3:1–5.

 
 

12:1–25 Речь Самуила

 

12:1–5. Самуил призывает народ к свидетельству. За три тысячелетия политика претерпела немного изменений. Обычно глава государства обвиняет во всех проблемах страны предшествующую администрацию. В Древнем мире возведение обвинений на всех, кто мог представлять угрозу силам, стоящим у власти, также не было редкостью. Поэтому стремление Самуила добиться от народа признания справедливости его правления вполне объяснимо. Описанная здесь правовая процедура состоит из трех частей: перечисления свидетелей (Яхве, Его помазанника и народа, ст. 3), обращения Самуила к этим свидетелям и ответа свидетелей. Подобная процедура встречается также в Книге Руфь (4:4,11) и в Книге Иисуса Навина (24:22).

12:6–12. Хронологические границы исторического экскурса. В Исх. 12сказано, что израильтяне пробыли в Египте 430 лет. В 3Цар. 6сообщается, что храм был освящен через 480 лет после исхода. Если Саул был венчан на царство примерно за 80 лет до освящения храма, то в пяти кратких стихах Самуил охватывает исторический период продолжительностью от 800 до 850 лет. Это сравнимо с попыткой рассказать обо всех ошибках христианства, начиная с крестовых походов и до наших дней, менее чем в ста словах.

12:12. Господь – царь ваш. Начиная с Книги Исход, в библейском повествовании раскрывается тема Яхве, сражающегося на стороне израильтян, вследствие чего Господь прославляется как воитель и царь. В Книге Иисуса Навина настойчиво повторяется мысль, что победы израильтян – это победы Господа. Яхве был царем израильтян, победоносно возглавлявшим их в сражениях. Писание изобилует примерами, в которых Яхве назван царем (Исх. 15:18; Чис. 23:21; 1Цар. 8:7; 10:19). Однако представление о боге-царе существовало не только в Израиле. И вавилонский Мардук, и хананейский Ваал утверждали свою царскую власть, покоряя море, олицетворяемое их божественными врагами (Тиамат и Йамму, соответственно). Установление порядка в первозданном хаосе, сотворение жизни и провозглашение бога царем – обычные темы древней ближневосточной литературы, посвященной космическим битвам. Например, ассирийцы считали царем бога Ашшура, а в царе, правящем на земле, видели его представителя. Отличие Израиля состоит в том, что до установления царства у Яхве не было земных «двойников», каковые имелись у богов других народов. Тот факт, что Бог назначал военачальников и обеспечивал победы, означает, что Бог и был царем, возглавлявшим войска израильтян в сражениях (см. коммент. к 8:7). Отныне царствование Саула должно стать земным отражением небесного царствования Яхве.

12:17,18. Дождь во время жатвы. В мае-июне, во время жатвы пшеницы, дожди в Палестине не идут, поэтому внезапная гроза была воспринята как сверхъестественное явление. Кроме того, этот дождь ставил под угрозу урожай (см.: Прит. 26:1). Таким образом Господь выступил как свидетель против израильтян.

12:19. Изменение роли Самуила. До сих пор Самуил, подобно Моисею и Деворе, возглавлял народ благодаря своему пророческому статусу. С установлением царского правления пророку будет отведена роль советника. Вместо того чтобы вести народ, получая откровения от Бога, пророку придется направлять царя, который сохранит за собой право прислушиваться к советам пророка или отвергать их. Кроме того, в этом фрагменте отчетливо показана посредническая роль пророка (см. также коммент. к Втор. 18:14–22).

12:25. Отождествление народа и царя. На древнем Ближнем Востоке царя нередко считали олицетворением государства. По этой причине царь нес ответственность за поведение народа, а народ мог быть наказан или благословлен за поступки царя.

 
 

13:1–22 Саул приносит жертвы

 

13:1. Хронологическое замечание. Возраст Саула ко времени восшествия на престол точно неизвестен, так как этот стих в большинстве древних рукописей не сохранился. В греческом переводе Ветхого Завета (Септуагинте) здесь приведена цифра «тридцать», но, вероятно, это не более чем предположение, основанное на возрасте воцарения Давида (2Цар. 5:4). У Саула были взрослые сыновья и, по меньшей мере, один внук (2Цар. 4:4). Лука (Деян. 13:21) и Иосиф Флавий были знакомы с преданием, по которому Саул правил сорок лет. Необычное написание числа в древнейших рукописях заставляет исследователей признать, что цифра, первоначально означавшая продолжительность царствования Саула, утрачена.

13:2. Численность и характер регулярной армии. Избранные Саулом три тысячи воинов, вероятно, составляли царскую гвардию, а не все ополчение, численность которого была значительно больше. Регулярные армии на древнем Ближнем Востоке формировались из профессиональных воинов и наемников. Они несли гарнизонную службу на границе и обеспечивали охрану царского дворца. Возможно, число «три тысячи» означает «три отряда» (один под командованием Ионафана и два под командованием Саула). Гива – небольшой город, и в мирное время там не разместилось бы и несколько сот человек, но теперь израильтянам предстояло встретиться с объединенными силами филистимлян (см. коммент. к ст. 5).

13:2. Михмас. Михмас (совр. Mukhmas) расположен к юго-западу от Вефиля на высоте 2000 футов над уровнем моря. Скудость археологических находок железного века заставляет некоторых специалистов отдавать предпочтение идентификации с Khirbet el-Нага el-Fawqa, всего на одну милю севернее, где обнаружено больше следов поселения этого периода. Горный рельеф этой местности препятствовал применению колесниц.

13:3. Филистимский охранный отряд в Гиве. Гиву отождествляют с современным селением Jaba, в 6 милях к северу от Иерусалима. Раскопки здесь не проводились, но исследование поверхностного слоя обнаружило остатки поселения железного века. Город возвышается над стратегически важной переправой через глубокое ущелье вади Swenit у Михмаса, открывавшей путь из северного региона к Иерусалиму.

13:4. Расстояние от Галгала до Михмаса. Название «Галгал» носили многие селения, а их местоположение точно неизвестно (см. коммент. к 7:16). Галгал в 10:8, по-видимому, находился недалеко от Гивы. Если Галгал, в котором расположился стан Саула, – это город времен Иисуса Навина, то он находился значительно дальше к востоку, близ Иордана, примерно в 20 милях от Михмаса. В таком случае Саул был далеко от театра военных действий.

13:5. Войско филистимлян. В этой ситуации филистимляне, располагавшие тридцатью тысячами (по уточненным данным – тремя тысячами) колесниц и шестью тысячами всадников (колесничих), имели подавляющее военное преимущество. Если уточненная цифра верна, то на каждую колесницу приходилось два воина, как и в Египте, Анатолии и Ассирии того времени. Например, ассирийский царь Салманасар III (IX в. до н. э.) утверждал, что он переправился через Евфрат с войском, насчитывающим 120 тыс. человек. В обязанности правителей ассирийских провинций входило формирование отрядов из 1500 всадников и 20 тыс. пехотинцев для ассирийского войска. Учитывая, что таких провинций было более двадцати, можно предположить, что ассирийское войско было очень велико.

13:6. Укрытия. Склоны гор близ вади Swenit и вади Kelt изобилуют пещерами. В Палестине люди часто прятались в пещерах, когда им угрожала опасность. Иногда пещеры служили родовыми гробницами. Эти пещеры были труднодоступны, и только местные жители знали их расположение. О том, что пещеры служили укрытием, свидетельствует надпись в одной из пещер близ укрепленного иудейского города Лахиса. На ее стене написано: «Пощади меня, Боже милосердный, пощади меня, Яхве. О Яхве, спаси».

13:7. Гад и Галаад. Понятия «Гад» и «Галаад» использовались для обозначения израильских земель к востоку от Иордана. Галаад был заселен коленами Рувима и Гада. Израильтяне бежали в эти места, так как они находились достаточно далеко от стана филистимлян.

13:8. Дилемма Саула. В Древнем мире было принято совершать жертвоприношения, чтобы заручиться поддержкой богов в предстоящей битве. Многочисленные примеры соблюдения этого обычая содержатся в «Илиаде», а также в хеттских и ассирийских текстах (напр., в анналах Асархаддона, VII в. до н. э.), из которых явствует, что жертвоприношения и толкование знамений накануне битвы были неотъемлемой частью военной стратегии. В случае с Саулом необходимость совершения жертвоприношения вступила в противоречие с тактическими соображениями. Его решение свидетельствует о стремлении приобрести благосклонность Бога (с помощью самостоятельно совершенного жертвоприношения) и в то же время получить военное преимущество, пока не упущен момент.

13:8–13. Проступок Саула. Вообще говоря, в исполнении царем некоторых священнических функций не было ничего необычного (см. коммент. ко 2Цар. 8:18). Однако, принимая во внимание роль, которую играл Самуил, можно предположить, что устав царствования Саула (10:25) четко разграничивал их функции. Следует отметить, что в ст. 13 Самуил обвиняет Саула не в нарушении «протокола» или осквернении святыни, а в неповиновении Богу.

13:9,10. Назначение жертвоприношений. Всесожжения и мирные жертвы – два основных вида жертвоприношений. Жертва всесожжения обычно сопровождает прошение, тогда как мирная жертва предоставляет возможность празднования и проведения общей трапезы перед Господом. Иногда мирные жертвы выражают признание царского статуса божества, что особенно важно накануне битвы. Информацию о жертвоприношениях см. в коммент. к Лев. 1:3,4; 3:1–5.

13:14. Муж по сердцу Своему. Это выражение означает, что Бог намерен избрать того, кто будет соответствовать Его воле и цели, а не воле и цели израильтян. Здесь подразумевается не праведность Давида, а то, что Бог явит Свою волю, отвергнув Саула (человека, устраивающего израильтян) и заменив его тем, кто будет избран по иным критериям. Такое же выражение используется в аккадском тексте, рассказывающем о том, как Энлиль поставил царя по собственному выбору. Даже Навуходоносор ставит в Иерусалиме царя по собственному выбору.

13:15. Из Галгала в Гиву. Эти города разделяет глубокое ущелье вади Swenit. Рядом находится стратегически важная переправа через вади, позволяющая попасть в район Иерусалима с севера. Михмас находится в одной миле к северу от Гивы.

13:17,18. Маршруты захватчиков. Филистимские отряды двинулись в трех направлениях. Одна дорога вела прямо на север, к городу Офре, в 5 милях от Михмаса. Другая дорога вела на запад, к Вефорону (Беф-Орону), в 12 милях от Михмаса. Она проходила через Гаваон и, вероятно, была одним из главных путей подвоза с филистимских равнин в горную местность близ Иерусалима. Последняя дорога, ведущая к границе долины Цевоим, проходила к юго-востоку от Михмаса, вероятно, там, где соединяются вади Swenit и вади Kelt, между Михмасом и Иерихоном. Это был основной путь в Иорданскую долину.

13:19–21. Не было кузнецов. В древности процесс выплавки железа был связан с большими техническими трудностями. Требовалось постоянно поддерживать высокую температуру, обеспечивать хорошую тягу и добиваться правильного соотношения железа и углерода в процессе «карбонизации», благодаря которому железо превращается в сталь. Оружие, сделанное из бедного углеродом железа, уступало по своим качествам бронзовому. Очевидно, технология карбонизации была освоена в Палестине только в X в. до н. э. Мы не знаем, где впервые научились выплавлять железо, но к концу 2-го тыс. до н. э. эта технология получила на Ближнем Востоке широкое распространение (особенно в Анатолии и Северном Ираке). В настоящее время принято считать, что повсеместный переход к использованию железа вместо бронзы произошел не только в результате освоения технологии плавления железа, но и вследствие дефицита олова, необходимого для производства бронзы. Следует, однако, отметить, что в тексте говорится не о неумении израильтян выплавлять железо, а об отсутствии кузнецов. Израильтяне продолжали широко использовать бронзовые орудия. Вероятно, эти стихи указывают на то, что филистимляне наложили запрет на кузнечное ремесло, чтобы не допустить изготовления каких бы то ни было металлических орудий. Приспособления, нуждавшиеся в затачивании и «поправке» (сошники, заступы, топоры и кирки), использовались главным образом в земледелии. Они могли быть как железными, так и бронзовыми, но израильтянам было запрещено иметь кузницы, где их можно было бы заточить. На всей территории Палестины археологи находят железные плуги. В Tell Jemmeh, на юго-востоке Палестины, найдены железные мотыги. Рожон, которым подгоняли волов на пахоте, представлял собой палку с металлическим наконечником.

13:22. Нехватка оружия. Этот стих подтверждает, что израильтянам не разрешалось изготовлять ни железное, ни бронзовое оружие. Можно сделать вывод, что господство филистимлян в этом регионе привело к конфискации оружия, а запрет на его производство вынудил израильтян пользоваться самым примитивным оружием.

 
 

13– 14Победа при Михмасе

 

13:23. Переправа Михмасская. Стратегически важная переправа через глубокое ущелье вади Swenit, позволяющая проникнуть в регион Иерусалима с севера. Дополнительную информацию о Михмасе см. в коммент. к ст. 2. Передовой отряд филистимлян вышел из стана и подошел к ущелью, отделявшему Михмас от Гивы и стана израильтян. Это место было окружено горами, образующими северный берег вади. Михмас был неприступен, если не считать переправы, соединяющей его с Гивой.

14:1,6,17. Оруженосец. Оруженосец Ионафана был не просто носильщиком военного снаряжения, а помощником и боевым товарищем своего господина. Ближайшей параллелью в древней ближневосточной литературе является член экипажа колесницы, который держит щит.

14:2. «Гранатовое дерево» в Мигроне. Хотя некоторые комментаторы истолковывают «Мигрон» как гумно, другие полагают, что это древнее название вади es-Swenit. В одной миле к востоку от Гивы находилась гора Риммой («гранатовое яблоко»; см. коммент. к Нав. 20:45) с большой пещерой, которая, возможно, служила ставкой Саула. С другой стороны, между Гивой и вади Swenit действительно находится древнее гумно, а угаритские тексты сообщают, что царь Даниэл принимал народ на гумне. Однако, учитывая, что гумно представляет собой открытую площадку, следует признать, что такое толкование не удовлетворяет данному контексту.

14:3. Эфод. В Израиле эфод был принадлежностью облачения первосвященника (см. коммент. к Исх. 28:6–14), а в Египте и Месопотамии – элементом одежды высокопоставленных жрецов и украшением статуй богов. Эфод использовался для получения оракулов (в нем хранились урим и туммим; см. коммент. к Исх. 28:30).

14:4,5. Боцец и Сене. Недалеко от переправы, на южном берегу вади Swenit, где горы становятся выше, находится небольшое селение Khirbet el-Miqtara. Здесь встречаются скалы, взобравшись на которые можно осмотреть местность, оставаясь незамеченным.

14:6. Господь поможет нам. В русле представлений о божественном воителе божество принимает участие в битве и наносит поражение богам врага. В Ассирии «царем битвы» считали бога Нергала, а Иштар рассматривали как богиню войны. Божественными воителями были хананейский Ваал и вавилонский Мардук. С точки зрения древних, война, которую ведут люди – это всего лишь отражение войны между богами. Более могущественный бог одержит победу независимо от силы или слабости сражающихся на земле сторон. Поэтому Ионафан уверен, что, если Яхве на их стороне, израильтяне обязательно победят.

14:10. Способ получения оракула. В этот период способ получения оракулов основывался на бинарном механизме, с помощью которого определенные события истолковывались как положительный или отрицательный ответ божества. Как правило, оппозицию составляли обычные и необычные явления (см. коммент. к Суд. 6:36–40 и 1Цар. 6:7–9). Однако в данном случае любая из прогнозируемых реакций филистимлян выглядит вполне естественной. Очевидно, Ионафан усмотрел в (неосторожном) приглашении филистимлян знак Яхве.

14:14. Поле битвы. Древнееврейский текст в этом месте чрезвычайно труден, и переводы значительно различаются. (☼В русском переводе – «на половине поля, обрабатываемого парою волов в день.) Перевод в NIV – «на поле примерно в пол-акра».

14:15. Дрогнула вся земля. Сочетание небесного грома с содроганием земли было на древнем Ближнем Востоке знаком вступления в битву божества (см. коммент. ко 2:9). Кроме того, считалось, что ужас, внушаемый божеством-воителем, предшествует успешному наступлению войска. Египтяне приписывают этот «ужас» Амону-Ра в надписях Тутмоса III, а хеттские, ассирийские и вавилонские тексты свидетельствуют о существовании в религиях этих народов божественных воителей, вселяющих страх в сердца врагов. Достижение победы божеством, сеющим в стане врага замешательство, – распространенный мотив древней мифологии. В Египте он встречается в мифе о Горе, который в битве при Эдфу привел врагов в замешательство, и те начали сражаться друг с другом, пока никого не осталось в живых.

14:18,19. Использование эфода для получения оракула. Урим и туммим хранились в наперснике священнического эфода (см. выше, ст. 3). Полагают, что информацию от урима и туммима получали, задавая вопрос, на который возможны ответы «да» или «нет», после чего в результате какой-то манипуляции выпадал один из камней. Если один камень выпадал три раза подряд, это считалось подтверждением ответа. Приказав Ахии сложить руки, Саул приостановил процесс получения оракула от Бога и начал действовать по собственному усмотрению.

14:23. Аспекты божественного вмешательства. Обычно на вмешательство Бога указывают четыре признака: наставление с помощью оракула (ст. 10); победа над численно превосходящим противником (ст. 14); содрогание земли (ст. 15); смятение и паника в рядах врага (ст. 15). Все это присутствовало в действиях Ионафана, тогда как Саул был лишен божественной помощи, хотя и добивался ее.

14:23. Беф-Авен. Местонахождение Беф-Авена не установлено. Судя по тому, как Беф-Авен представлен в тексте, это был более известный город, чем Гай. Чаще всего его отождествляют с Tell-Maryam. Этот курган еще не раскопан, но предварительные исследования обнаружили здесь остатки материальной культуры железного века. Считается, что Осия использует название «Беф-Авен» (букв.: «город лжи») вместо «Вефиль» (4:15; 5:8; 10:5). С другой стороны, в некоторых рукописях Ветхого Завета содержится вариант «Беф-Орон» (к востоку от Михмаса). В любом случае этот пункт находился на пути к Аиалону.

14:24. Пост во время битвы. О соблюдении поста на древнем Ближнем Востоке известно очень мало. Как правило, пост соблюдали во время траура. В Ветхом Завете пост почти всегда связан с какой-нибудь просьбой, адресованной Богу. Идея поста заключается в том, что человек, осознавая важность обращения к Богу, настолько заботится о своем духовном состоянии, что физические потребности отступают на второй план. В этом смысле пост означает очищение и смирение перед Богом (Пс. 68:11). Как элемент ритуальных приготовлений к битве, пост выглядит вполне естественно, однако требование соблюдать пост во время битвы представляется нелепым. Настойчивость, с которой Саул требует воздерживаться от пищи, свидетельствует не столько о его религиозном рвении, сколько о желании быстрее отомстить врагу.

14:31. От Михмаса до Аиалона. Аиалон (совр. Yalo) находился юго-западнее Беф-Орона, примерно в 20 милях к западу от Михмаса, на окраине горной местности.

14:32–35. Народ ест с кровью. В сакральных текстах из Угарита и Месопотамии кровь определяется как жизненная сила любого живого существа. Согласно еврейской традиции, кровь, как жизненная сила, принадлежит подателю жизни, Богу-Творцу Яхве. Поэтому израильтянам запрещалось употреблять мясо с кровью. Эту священную жидкость полагалось сцеживать из мяса и «выливать на землю, как воду», т. е. возвращать земле. При совершении жертвоприношения кровь следовало выливать на жертвенник (см.: Лев. 17:11,12). Запрет на употребление мяса с кровью в Лев. 19связан с запретом на ворожбу и гадание. Таким образом, это повеление является не просто пищевым ограничением, а заповедью, направленной против обычая сливать кровь жертвенного животного в землю или в специальное углубление, чтобы привлечь духов мертвых (см.: 1Цар. 28:7–19) или подземных богов и спросить их о будущем. Описание подобных обрядов содержится в некоторых хеттских текстах и в эпизоде посещения Одиссеем подземного мира («Одиссея», XI, 23–29,34–43). Эта практика осуждалась (Втор. 18:10,11), ибо она подрывала представление о Яхве как Всемогущем Боге, Которому подвластен рок.

14:33–35. Камень – жертвенник. Использование камня в качестве жертвенника отнюдь не являлось нововведением. Камень послужил жертвенником для жертвоприношения в Вефсамисе (6:14). Закон допускал заклание животных для употребления мяса в пищу, но только при условии, что кровь будет вылита на землю (Втор. 12:15–24).

14:37. Бог не отвечал Саулу. Принято считать, чтоурим и туммим использовались для получения оракулов от Бога (см. следующий коммент.), а для подтверждения ответа требовалось определенное количество повторений.

14:40–43. Процесс определения виновного. Саул совершил такую же церемонию, какая проводилась при его избрании на царство (10:19–21) и при осуждении Ахана (Нав. 7:16–18). Согласно тексту, сохранившемуся в некоторых достоверных рукописях, решение принималось с помощью урима и туммима (см.: Исх. 28:30; Лев. 8:8; Втор. 33:8) – предметов, хранившихся в священническом эфоде. Библия не содержит описания этих предметов, однако по традиции, восходящей к эллинистическому периоду, урим и туммим рассматриваются как род жребия, позволяющего определить Божью волю (см.: Чис. 27:21; 1Цар. 28:6). Обычай вопрошать богов при помощи вопросов, на которые возможны ответы «да» или «нет», существовал на древнем Ближнем Востоке повсюду. Особый интерес представляют вавилонские тексты tamitu, содержащие ответы на множество оракульских вопросов. «Положительные» и «отрицательные» камешки (как полагают, светлые и темные) широко использовались в Месопотамии в процедуре под названием «псефомантика». В одном ассирийском тексте в этой связи упоминаются алебастр и гематит. Задав вопрос, предполагающий ответ «да» или «нет», гадатель начинал вынимать из мешка камни. Камни одного цвета, вынутые три раза подряд, давали определенный ответ. Древнееврейское слово urim означает «свет» и, следовательно, обоснованно ассоциируется со светлыми или белыми камнями. Одно из последних исследований указывает, что гематит, служивший материалом для изготовления гирь и печатей, получил в шумерском языке название «истинного камня». Возможно, древнееврейское слово thummim имело сходное значение. В хеттских оракулах KIN подробное изложение вопроса сопровождалось просьбой о благоприятном ответе, после чего производилась серия бросаний жребия, по результатам которой определялся ответ. В данном случае Саул ставит несколько вопросов, на которые возможны ответы «да» или «нет», и жребий определяет Ионафана как виновника.

14:47,48. Завоевания Саула. До сих пор внимание рассказчика было сосредоточено на религиозных промахах Саула, но здесь он дает понять, что было и немало побед. Ни в самом тексте, ни в других источниках не содержится никаких указаний на то, что эти победы означали расширение израильского господства. Моав, Аммон и Эдом граничили с Израилем на востоке и юге. Территория филистимлян и амаликитян, бывших в этот период злейшими врагами израильтян, лежала к юго-западу от Израиля. Сова – арамейское государство в долине Бика на территории современного Ливана. Вероятно, Саул вел не столько завоевательные, сколько оборонительные войны.

 
 

15:1–35 Роковая ошибка Саула

 

15:2–8. Амаликитяне. Кочевой народ, населявший пустыню к югу от Иуды, в Негеве и на Синайском полуострове. Библейские авторы рассматривают амаликитян (наряду с эдомитянами) как потомков Исава. Амаликитяне враждовали с израильтянами, начиная с Исх. 17:8–13, где они пытались помешать израильтянам пройти в Западную Азию из Египта. В этом фрагменте мы впервые сталкиваемся с описанием вторжения израильтян на территорию Амалика. В небиблейских источниках амаликитяне не упоминаются.

15:3. Заклятие. Словом «заклятие» передается идея полного уничтожения. Подобно некоторым видам жертв, которые полностью принадлежали Богу (а не разделялись со священниками и жертвователями), военная добыча также могла иногда принадлежать только Богу. Как и жертва всесожжения, полностью сжигаемая на жертвеннике, заклятие предполагало полное уничтожение. Поскольку война была инициирована Богом и представляла Его суд над врагами Израиля, израильтяне выполняли священную миссию, подчиняясь Яхве как своему военачальнику Это была Его война, и добыча принадлежала Ему, как победителю. Хотя представление о боге-воителе встречается на древнем Ближнем Востоке повсюду, концепция herem имеет более узкое значение, и единственное упоминание этого понятия встречается в моавитской надписи Меши. Впрочем, идея полного уничтожения отражена и в хеттских материалах. Наиболее наглядной аналогией, позволяющей объяснить понятие herem, является радиоактивное излучение. В результате ядерного взрыва многое будет уничтожено, но еще больше – облучено. Страх и осторожность, которые вызывают у нас облученные предметы, имеют много общего с тем, как израильтяне относились к предметам, преданным заклятию. Понятно, что, если нечто подверглось облучению, это непоправимо. Именно в такое положение поставил себя Саул, не исполнив повеления о заклятии. Несмотря на то что народы, жившие за пределами обетованной земли, не подлежали заклятию, для амаликитян, совершивших злодеяния против Божьего народа (15:2), Бог сделал исключение.

15:4. Телаим. Телаим (Телем в Нав. 15:24) – город в Негеве, недалеко от Зифа (совр. Khirbet ez-Zeifeh), примерно в 30 милях к югу от Хеврона. Город принадлежал колену Иудину.

15:4. Численность войска. В 1Цар. 13 у Саула было всего три тысячи воинов, а Давид воевал с амаликитянами, имея всего четыреста воинов. Слово, переведенное в этих местах как «тысяча», следует понимать в значении «отряд». Какова была численность этих отрядов, неизвестно, но полагают, что каждый клан выставлял отряд, соответствующий численности клана. В дальнейшем эти отряды были унифицированы и стали насчитывать по тысяче человек, но в данном случае отряд мог состоять всего из десяти человек. Таким образом, на сборы в Телаим явилось двести отрядов израильтян и десять отрядов из колена Иудина.

15:6. Кинеяне (кенеяне). В Писании кенеяне упоминаются как дружественный Израилю народ. Возможно, понятие kenite имело отношение к кузнечному делу, а кенеяне были странствующими кузнецами. Обычно их помещают на юго-восточной границе Израиля, близ Эдома. Многие кенеяне были связаны с Моисеем (Суд. 1:16; 4:11). Некоторые исследователи полагают, что кенеяне считались знатоками ритуала.

15:7. От Хавилы до Сура. Местоположение Хавилы неизвестно, но, вероятно, она находилась на западе Аравийского полуострова, близ современной Медины (см. коммент. к Быт. 25:18). Не исключено, что Саул действительно преследовал амаликитян до самого Египта, хотя текст допускает и другие толкования. Согласно одному варианту, Саул преследовал амаликитян по дороге от Хавилы до Сура. Согласно другому, речь идет об определенной группе амаликитян, занимавшихся торговлей на указанном маршруте.

15:12. Царский памятник. Древние ближневосточные цари нередко увековечивали свои победы памятными стелами. В надписях сообщались подробности победоносной войны и провозглашалось господство царя-победителя над завоеванной местностью. Одним из наиболее известных памятников такого рода является стела фараона Мернептаха (1208 г. до н. э.), воздвигнутая в ознаменование победы над ливийцами. Цари стремились не только прославить свое имя, но и рассказать о решающей роли божества в достижении победы. Саул поставил памятник в городе Кармил, на территории Иуды. Авессалом воздвиг подобный памятник в «царской долине» (2Цар. 18:18).

15:22. Послушание важнее жертвоприношений. На древнем Ближнем Востоке полученные от божества оракулы обычно касались ритуалов, которые должен совершить царь. Если в повелениях говорилось о необходимости приступить к военным действиям, можно было не сомневаться, что божество дает такое повеление, чтобы его храм получил выгоду от захваченной на войне добычи. Поэтому отделить идею послушания от идеи жертвоприношения довольно затруднительно. Исполнение повелений, полученных от божества, неизменно выражалось в принесении жертв. Легко понять, почему Саул считает жертвоприношение выражением послушания, а не проступком.

15:23. Понимание греха на древнем Ближнем Востоке. Древнееврейское слово, переведенное как «непокорность», имеет отношение к упрямству и настойчивому стремлению доказывать свою правоту. Это же слово использовано для описания непокорного поведения израильтян в пустыне. Здесь оно характеризует попытки Саула оправдаться. Самуил приравнивает непокорность волшебству. Гадание (волшебство) основано на представлении, что знание о замыслах и деяниях богов можно получить самыми разнообразными способами (напр., исследованием внутренностей жертвенных животных). Не получая от божества непосредственной информации, колдуны и предсказатели заявляли о своей способности определять желания божества. С такой же настойчивостью Саул утверждает, что ему известно, чем можно угодить Богу (несмотря на конкретные повеления Яхве). В свое оправдание он ссылается на информацию того же рода, что и гадатели, – на интуитивное знание того, что будет угодно Богу. Древнееврейское слово, переведенное как «противление», используется для обозначения тех, кто поступает своевольно. Сравнение с идолопоклонством вполне уместно, поскольку идолов использовали для манипулирования богами и принуждения богов к определенным действиям (см. коммент. к Втор. 4:15–18). Богам преподносили пищу и дары, чтобы заставить их исполнять просьбы и посылать благословения. Самуил подразумевает, что Саул преследовал именно эту цель, собираясь преподнести Господу всех этих животных. Саул пытался манипулировать Богом с помощью даров точно так же, как это делали идолопоклонники.

15:27. Край одежды Самуила. Подобно облачению первосвященника, украшенному разноцветной вышитой каймой (Исх. 28:33,34), одежда Самуила также имела кайму, указывавшую на его статус пророка и отличавшуюся определенным цветом и рисунком. О ее значении говорит тот факт, что по оттиску каймы на глиняных табличках из Мари определяли личность пророка. Муж разводился с женой, символически отрывая кайму от ее платья. Выражение «схватиться за край одежды» встречается в угаритском, арамейском и аккадском языках (родственных языку Библии). И в Израиле, и в Месопотамии этот жест означал мольбу и покорность. Хватание за край одежды Самуила было последней мольбой Саула о пощаде. В угаритском цикле сказаний о Ваале Анат хватается за край одежды Мота, прося пощадить ее брата, Ваала. В том, что кайма порвалась, пророк увидел символический смысл: разрыв одежды означал раскол царства по вине Саула.

15:33. Разрубил Агага. Использованное здесь слово встречается в Ветхом Завете только один раз. Расчленение было обычной формой умерщвления высокопоставленных врагов, о чем свидетельствуют изображения на рельефах ассирийского царя Салманасара III.

 
 

6:1–12 Помазание Давида

 

16:1–13. Рассказ о смене власти и прецеденты в хеттской истории. Описание возведения Давида на престол Израиля имеет некоторое сходство с историческими документами Хеттского царства XIV-XIII вв. до н. э. Так называемый «Указ» Телепину содержит пространный пролог, в котором узурпатор пытается оправдать свое восшествие на престол событиями, происшедшими за сотни лет до правления царя, которого он сверг. Как и Давид, Телепину не претендует на то, что власть принадлежит ему по закону наследования, однако демонстрирует свою принадлежность к ветви героических правителей прошлого, чьим принципам изменил его предшественник. Еще один пример представляет «Автобиография» Хаттусили III – документ, целью которого было оправдание переворота, вознесшего Хаттусили на престол. Как и Телепину, Хаттусили утверждает, что захватил власть только потому, что его предшественник оказался человеком недостойным. История воцарения Давида вместо недостойного Саула имеет внешнее сходство с историей этих хеттских царей. Однако в библейском тексте настойчиво проводится мысль, что Давид не захватывал престол и, по существу, не предпринимал никаких действий, чтобы подорвать власть Саула. Он не участвовал в каких-либо заговорах и был всего лишь орудием в руках Бога.

16:1. Помазание елеем. Обычай помазывать царей на царство существовал у многих народов древнего Ближнего Востока. Египтяне и хетты считали, что помазание защищает человека от происков богов подземного мира. Большая часть сведений об этом ритуале содержится в хеттских документах, посвященных церемониям возведения на престол. О помазании царей в Месопотамии неизвестно. В Египте фараон не помазывался на царство, но мог помазывать своих царедворцев и вассалов. Эта церемония символизировала их подчинение фараону и была знаком его покровительства. В текстах из Амарны упоминается царь Нухасси (в совр. Сирии), помазанный фараоном. Возможно, это представление нашло отражение в помазании Давида как вассала Бога. Во 2Цар. 2Давид помазывается на царство народом. Такое помазание подразумевает некие договорные обязательства между Давидом и народом, которым ему предстояло править. В Нузи деловые партнеры помазывали друг друга при заключении сделки, а в Египте помазание елеем было элементом церемонии заключения брака. Информацию о венчании на царство см. в коммент. к 11:15. Благовония, необходимые для приготовления елея помазания, включали смирну, корицу, благовонный тростник и кассию (см. рецепт в Исх. 30:23–25). Елей символизировал дары Бога народу и ответственность, возлагаемую этой церемонией на предводителей народа. У израильтян помазание было знаком избранности и часто ассоциировалось с дарами Духа. Кроме того, в Древнем мире помазание повсюду означало повышение личного правового статуса. Возможно, помазание царя связано с идеей защиты и изменения статуса, ибо эта процедура обеспечивала защиту царя на престоле и определяла его принадлежность к священной сфере.

16:4. Вифлеем. Небольшой город Вифлеем находился в 6 милях к югу от Иерусалима, на границе плодородной земли Beit-Jalah и засушливого региона Boaz на окраине Иудейской пустыни. Возможно, Вифлеем упоминается в письме Авди-Хевы, царя Иерусалима, египетскому фараону (XIV в.). Он говорит о городе Bet-Ninurta, название которого, по мнению некоторых исследователей, может читаться как Bit-Lahama. Найденные в Вифлееме остатки материальной культуры железного века (XII-XI вв. до н. э.) очень незначительны и связаны, в основном, с Нижним городом.

16:5. Жертвоприношения в местных святилищах. До сооружения храма в Иерусалиме израильтяне совершали жертвоприношения в местных святилищах, которые были весьма многочисленны. Хотя это понятие здесь не использовано, возможно, речь идет о «высоте» (евр. bamoth), специальном сооружении, в котором совершались богослужения. Обычно в подобных сооружениях находились жертвенник и различные предметы культа. В дальнейшем пророки осуждали эти высоты.

16:7. Господь смотрит на сердце. Согласно широко распространенным представлениям, боги не ограничивались тем, что доступно наблюдению, а проникали вглубь явлений. В одном загадочном шумерском тексте бог луны заглядывает в сердце и внутренности помазанника, обращающегося к нему с мольбой. В нововавилонском тексте Шамаш (бог справедливости) исследует человеческое сердце.

16:10,11. Восьмой сын. Тема героической судьбы младшего, восьмого сына, встречается уже в середине 3-го тыс. до н. э. в шумерском эпосе «Лугальбанда в Хуррумхур-ре». Лугальбанда участвовал вместе с семью старшими братьями в походе против Аратты. Пережив ряд приключений, он проявил себя как герой.

 
 

16:13–23 Давид при дворе

 

16:13,14. Дух Господень. В период судей Дух Господень наделял человека властью, которой обладал только Господь (см. коммент. к Суд. 6:34,35). Дух Господень сошел на Саула в очень похожих обстоятельствах (см. коммент. к 11:6), а также подвиг его на пророчествование (см.: 10:6). В отличие от судей, власть которых была временной, царь обладал постоянной властью, которой его также наделял Господь. Подобно судьям и пророкам, царь был представителем Бога и исполнителем Его воли. Но Дух никогда не уполномочивал на решение одной задачи двух человек одновременно. Когда полномочия представителя Бога перешли к Давиду, у Саула они были отобраны. Дух мог наделить человека положительными качествами – отвагой, харизмой, интуицией, мудростью и уверенностью, но и негативные результаты могли возникнуть под влиянием Духа. Среди них – страх, паранойя, нерешительность, подозрительность и недальновидность. Понятие, использованное в ст. 14 для описания воздействия Духа, подразумевает не столько моральное зло, сколько разнообразные негативные проявления (см., напр.: Суд. 9:23; Ис. 4:4; 37:7; 61:3).

Подобно тому, как Бог поражает физическим недугом, Он может наказать и психическим расстройством. В Месопотамии считали, что боги наделяют царя melammu (зримым проявлением божественной славы). Это сияние отличало царя как божественного представителя и свидетельствовало о признании законности его власти богами. Ореол, окружающий царя, упоминается и в ассирийских надписях. Если царь оказывался недостойным или неумелым правителем, боги лишали его melammu. Так, в эпилоге законов Хаммурапи царь призывает проклятия на всех, кто не чтит слова закона. Если таким окажется будущий царь, говорит Хаммурапи, то «пусть Ану отберет у него melammu, надломит его скипетр и проклянет его судьбу».

16:16–18. Придворные музыканты. Многие цари древнего Ближнего Востока держали при дворе музыкантов, как мужчин, так и женщин. О музыкантах в царствах долины Тигра и Евфрата, хеттской Анатолии и Египта свидетельствуют многочисленные тексты (в том числе из Урука и Мари). Кроме того, музыканты часто изображались в египетской настенной живописи. Музыкантов держали для увеселения царей и для музыкального сопровождения культовых церемоний. Как явствует из списков распределения довольствия, музыканты входили в число постоянного дворцового персонала.

16:16. Лира (☼ в русском переводе – «гусли»). Струнный инструмент, представлявший собой деревянный резонатор, из которого выходили две дуги, соединенные наверху перекладиной. К этой перекладине крепились струны. Образцы подобных лир найдены в хананейском Мегиддоне.

16:20. Дары, посланные с Давидом. Надо полагать, что отец Давида, Иессей, воспринял призвание сына на царскую службу как большую честь, и потому послал с ним дары. В Ветхом Завете хлеб и вино иногда упоминаются как дары. О конкретном назначении даров в этом фрагменте не говорится. Очевидно, это был не официальный налог, а пожертвование семейства Давида в царскую кухню, поскольку Давид стал отныне членом царского дома. Многочисленные примеры принесения продуктов в дар монарху от подданных содержатся в текстах новоассирийского периода.

 
 

17:1–58 Давид и Голиаф

 

17:1. Филистимляне. Филистимляне, знакомые нам из повествования Книги Судей и Первой и Второй книг Царств, появились в Палестине около 1200 г. до н. э. в результате переселения из Эгейского региона так называемых «народов моря». Принято считать, что именно «народы моря» явились виновниками крушения Хеттского царства и разрушения многих городов средиземноморского побережья Сирии и Палестины (в том числе Угарита, Тира, Сидона, Мегиддона и Аскалона), хотя об их присутствии в этом регионе свидетельствуют только косвенные доказательства. Сражения «народов моря» с египетским фараоном Рамсесом III запечатлены на знаменитых рельефах храма в Мединет-Абу. Это великое переселение народов нашло отражение и в гомеровском эпосе об осаде Трои. Вероятно, продвигаясь из Греции, Анатолии и Крита, эти народы использовали остров Кипр как плацдарм для своих морских атак. После неудачной попытки «народов моря» овладеть Египтом племя, получившее известность под названием «филистимляне», захватило южную часть побережья Палестины, основав здесь пять городов: Аскалон, Азот, Экрон (Tell Miqne), Геф (Tell es-Safi) и Газу. После битвы, в которой был захвачен ковчег (1Цар. 4), филистимляне вторглись на территорию Израиля. Во время царствования Саула, который пытался освободить землю от захватчиков и предотвратить дальнейшие набеги, вражда с филистимлянами практически не прекращалась.

17:1. Стан филистимлян. Сокхоф (совр. Khirbet Abbad) – город в Шфеле, примерно в 14 милях к западу от Вифлеема, близ филистимской территории. Здесь производились археологические раскопки, обнаружившие керамические остатки, датируемые этим периодом. Азек (совр. Tell ez-Zakariyeh) – крепость в 3 милях к северо-западу от Сокхофа, господствовавшая над главной дорогой через долину Эйла. Раскопки, произведенные в начале XX в., обнаружили здесь датируемую этим периодом прямоугольную крепость с четырьмя башнями. Эта местность имела стратегическое значение для обеих враждующих сторон, так как через нее проходил главный путь из Филистимской долины к Иудейским горам. Дорога через Шфелу шла к северу от Лахиса к Азеку, но в миле к югу от Азека поворачивала на восток, следуя вдоль вади es-Sant, открывающего путь в долину Эйла. Местоположение Ефес-Даммима не установлено, но, очевидно, его следует искать в этом районе.

17:2. Стан израильтян. Долина Эйла («долина дуба») – широкая, протянувшаяся с севера на юг низменность, вход в которую находится там, где вади es-Sant начинает подниматься в Иудейские горы, примерно в 2 милях к востоку от Сокхофа.

17:4. Геф. В порядке рабочей гипотезы Геф отождествляют с Tell es-Safi, в 5 милях к югу от Экрона (Tell Miqne). По сравнению с другими филистимскими городами Геф находился довольно близко от Иудеи. Ограниченные раскопки на этом месте подтвердили наличие остатков железного века. Город находился в 5 милях к западу от Азека у вади es-Sant, выходящего в долину Эйла. 17:4. Рост Голиафа. Судя по приведенным в тексте данным, рост Голиафа составлял около 9,5 фута. Полагают, что он принадлежал к роду енакимов – высокорослых обитателей Ханаана, которых израильтянам удалось победить в ходе завоевания. Очевидно, противники необычайно высокого роста – это не плод воображения израильтян, и не персонажи приукрашенных легенд. В египетском письме на папирусе Анастаси I (XIII в. до н. э.) описаны могучие воины из Ханаана ростом от 7 до 9 футов. Кроме того, в Tell es-Sáideyeh, в Трансиордании, найдены два женских скелета ростом около 7 футов, датируемые XII в. до н. э.

17:5–7. Вооружение Голиафа. Вероятно, у Голиафа был типичный украшенный перьями головной убор, известный в финикийском и египетском изобразительном искусстве. Медные доспехи («чешуйчатая броня»), вес которых составлял более 125 фунтов, были выполнены в египетском стиле и покрывали все тело. Одно из лучших описаний чешуйчатых доспехов содержится в текстах из Нузи, где сказано, что на изготовление кольчуги шло от семисот до тысячи металлических пластинок различного размера. Эти пластинки пришивались к кожаной безрукавке или куртке. Кольчуга надевалась через голову и доходила до колен. Защищавшие голени медные наколенники, подбитые изнутри кожей, вероятно, относились к тому же типу, что и известные микенские образцы. Сабля (NIV – bronze javelin; ☼ в русском переводе – «древко копья») Голиафа представляла собой тяжелый, изогнутый, плоский меч, острый край которого находился на внешней стороне лезвия (см. коммент. к Нав. 8:18). Копье, напоминавшее дротик, имело заостренный железный наконечник и весило более 15 фунтов. Возможно, оно было снабжено кольцом для метания – тип, известный в Греции и Египте того времени. Щит Голиафа был, по всей вероятности, «стоячим» и превосходил размерами обычный круглый щит.

17:8–10. Сражения единоборцев. Чтобы предоставить богам возможность проявить свою волю, враждующие стороны устраивали единоборства, в которых лучшие из воинов представляли каждый свое войско. Изображения единоборств встречаются в египетской настенной живописи в Бени-Хасане (начало 2-го тыс. до н. э.) и в египетской «Истории Синухета». Сражение единоборцев изображено также на хананейской вазе первой половины 2-го тыс. до н. э. Более близкие в хронологическом отношении параллели можно обнаружить в «Илиаде» (Гектор и Аякс, Парис и Менелай) и в «Автобиографии» хеттского царя Хаттусили III. На рельефе X в. до н. э. из Телль-Халафа изображены борцы, схватившие друг друга за головы и пронзающие друг друга короткими мечами.

17:11. Роль царя. Вне всякого сомнения, автор текста хочет показать несостоятельность Саула, ибо народ мечтал о царе, который способен возглавить войско в битве. Однако в том, что царь посылал на единоборство богатыря, а не шел сражаться сам, не было ничего необычного. Даже в том случае, когда царь был великим воином, возможность проявить свое искусство сначала предоставлялась другим. Во многих отношениях этот обычай напоминает отборочные матчи, предшествующие бою за звание чемпиона в современном боксе. О древности этого обычая свидетельствует шумерский эпос «Гильгамеш и Ага», где главный герой не торопится вступать в бой, посылая сразиться с врагом другого способного борца. В «Илиаде» Патрокл облачается в доспехи Ахилла, чтобы вызвать на бой Гектора. Тем не менее, учитывая, что прошло много времени, Саулу следовало принять вызов самому.

17:12. Ефрафянин. Очевидно, ефрафяне составляли подгруппу потомков Халева, населявших район Вифлеема. Вифлеем находился на их территории, и постепенно название клана стали использовать как синоним для обозначения самого города.

17:12. Вифлеем. См. коммент. к 16:4.

17:17,18. Продукты для воинов. Давид пришел в стан с половиной бушеля сушеных зерен (пшеницы или ячменя), хлебами и сырами – любимой пищей простого народа. Из зерна обычно пекли хлеб или варили пиво. Согласно египетским текстам, десять хлебов, полфунта ячменя и кувшин пива составляли стандартный дневной рацион. В ассирийских анналах сообщается, что воины в походе имели при себе зерно и солому для лошадей. Местные правители в Ассирии были обязаны открывать амбары для войск, проходящих по их территории. Поскольку стан израильтян находился недалеко от Иудейских гор, жителям этого региона полагалось снабжать воинов продовольствием.

17:19. Расстояние от Вифлеема до долины дуба. Вифлеем находился примерно в 15 милях от долины дуба, так что Давиду пришлось идти почти весь день.

17:25. Награда за победу над Голиафом. Древние цари всегда стремились заручиться преданностью тех, кто проявил воинскую доблесть. Брачные соглашения на древнем Ближнем Востоке нередко представляли собой взаимовыгодные политические или социальные альянсы между кланами. Для семейства доблестного воина соединение с царствующим домом было великой честью, тогда как царю было выгодно породниться с прославленным героем, победившим Голиафа. Древнееврейский текст ничего не говорит о налогах, а только то, что дом его отца будет свободным в Израиле. Некоторые исследователи сопоставляют древнееврейское слово «свободный» с родственным ему аккадским словом, обозначавшим иногда социальный класс. В таком случае это понятие относится к подданным, ставшим «клиентами» короны и получившим от царя земельные наделы (см.: 1Цар. 22:7). О существовании этого привилегированного класса хорошо известно из кодекса Хаммурапи, текстов из Мари и законов Эшнунны. В этих текстах говорится о лицах, которым царь пожаловал землю за оказанные ему услуги. Впрочем, более обоснованным представляется сравнение с одним понятием в угаритских текстах, обозначающим награду за подвиг. Получение этой награды освобождало от обязательной службы.

17:36. Львы и медведи в окрестностях Вифлеема. Раскопки последнего времени обнаружили в Палестине останки львов и медведей в слоях железного века (начало 1-го тыс. до н. э.). Медведи водились в центральной горной местности, где пещеры и леса обеспечивали им благоприятную среду обитания. Там же, в горах Иудеи, покрытых в древности гораздо более густыми лесами, обитали и львы. Хотя в современную эпоху львы в этом регионе не встречались, медведи сохранились здесь вплоть до начала XX в. В древности львы водились в Греции, Турции (Анатолии), на Ближнем Востоке, в Иране и в Индии, а широко распространенные бурые медведи были в основном представлены сирийским подвидом.

17:37. Надежда на божественное вмешательство. Представление о том, что божество принимает участие в сражении, было широко распространено на древнем Ближнем Востоке. И в Египте, и в Месопотамии победы всегда приписывали богам. Фактически, столкновение инициировалось самим божеством, которое затем сражалось на стороне монарха (см. коммент. к 4:3–7). В Египте полки носили имена богов, под чьими знаменами они сражались. В Ханаане божественного воителя отождествляли с разрушительными силами природы. Тем не менее эти народы признавали, что боги принимают участие в войнах с помощью посредников, которые исполняют на поле битвы их повеления. Этот аспект мировоззрения древних отчетливо проявляется в «Илиаде», где различные боги оказывают помощь и покровительство своим фаворитам.

17:38,39. Доспехи Саула. В Египте и Месопотамии защитные доспехи (щит, шлем, кольчугу и наколенники) использовали с начала 3-го тыс. до н. э. Хотя эти предметы почти никогда не встречаются в археологических раскопках, на древнейших изображениях воины нередко представлены в доспехах (напр., на рельефах из шумерского города Лагаш и в настенной живописи из египетского Иераконполя додинастического периода). Стены дворца ассирийского царя Сеннахирима (VII в. до н. э.) украшают многочисленные рельефы, которые дают полное представление об ассирийской военной тактике, вооружении и доспехах воинов. Одежда и доспехи царя, несомненно, имели особый вид. Если бы Давид вышел на битву, облачившись в царские доспехи, многие приняли бы его за царя. Очевидно, вероятность подобной ошибки казалась привлекательной Саулу, которого тяготила ответственность, возложенная на него израильтянами. Эпизод с переодеванием встречается и в «Илиаде», где Патрокл облачается в доспехи Ахилла, надеясь устрашить троянцев. Давид отказался от предложения Саула, так как понимал, что непривычные доспехи и оружие принесут ему не пользу, а вред.

17:40. Праща. Хотя праща действительно была оружием пастухов, ее нередко использовали в военных действиях, и Голиаф, несомненно, осознавал, какую опасность она представляет. Ассирийские метатели из пращи изображены на стенах дворца Сеннахирима в Ниневии. В вавилонской поэме «Ludlul Bel Nemeqi» невинный страдалец рассказывает о своем спасении с помощью разнообразных метафор, в одной из которых говорится, что Мардук отобрал у его врага пращу и отвел пущенный из нее камень. Ассирийские метательные камни найдены в Лахисе, иудейском укрепленном городе железного века. Они были размером с кулак (2–3 дюйма в диаметре) и использовались ассирийцами при осаде Лахиса в 701 г. до н. э. (а также, возможно, – вавилонянами при осаде Лахиса в 587 г. до н. э.). Вениамитяне славились необычайной меткостью в метании из пращи (Суд. 20:16), а у опытных метателей камни летели со скоростью более 100 миль в час. Дальность броска составляла, вероятно, около 100 ярдов. Камень клали на кусок кожи, к обоим концам которого были привязаны веревки, после чего вращали пращу над головой и отпускали один конец.

17:43–47. Оскорбления перед битвой. Оскорбления и проклятия, которыми осыпал Давида и его Бога Голиаф, – обычная риторика, характерная для подобных единоборств на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Оскорбительная бравада была нацелена на устрашение и деморализацию противника. Считалось, что произносимые в такой ситуации проклятия – это не пустые слова, а грозное оружие, действенность которого обеспечивается божеством. В 701 г. до н. э. посланники Сеннахирима превозносили у стен Иерусалима величие богов Ассирии и подвергали осмеянию Бога Иуды за неспособность защитить город (4Цар. 18:17–36). В эпосе о Гильгамеше Хувава, страж кедрового леса, также говорит Гильгамешу, что отдаст его тело на съедение хищным птицам и шакалам.

17:43. Имена богов Голиафа. Боги Голиафа не названы по именам, но одним из главных упоминаемых в Библии богов филистимлян был Дагон, бог-покровитель многих западно-семитских народов от Евфрата до Средиземного моря. Храмы Дагона найдены в филистимских городах Газа и Азот. Кроме того, филистимляне почитали Ваал-Зевува, чей храм обнаружен в Экроне, и богиню Астарту, «капище» которой находилось в Беф-Сане (1Цар. 31:8–13). Однако археологические исследования показали, что филистимляне имели религиозные и архитектурные связи с Эгейским регионом. В Азоте, Экроне и Телль-Касиле найдены схематические изображения женских божеств, имеющие много общего с эгейской скульптурой. Найденная в городах филистимлян культовая утварь также обнаруживает эгейское влияние.

17:45–47. Причины уверенности Давида. Заявления Давида следует рассматривать в рамках религиозного мировоззрения Древнего мира. Здесь происходит столкновение двух концепций. Первая заключается в том, что более сильный и лучше вооруженный воин является более эффективным представителем бога в сражении. На этом основывалась уверенность Голиафа в собственном превосходстве. Доведя эту мысль до логического завершения, Давид излагает другую концепцию. Если боги действительно сражаются друге другом с помощью человеческих посредников, то сила и оружие воюющих на земле сторон не имеет значения. Поэтому Давид называет Яхве Господом Саваофом, «Богом воинств Израильских», и строит свою уверенность в победе не на собственных возможностях, а на возможностях Яхве. Вероятно, в психологическом отношении этот аргумент был достаточно весом, чтобы поколебать самоуверенность Голиафа. В «Илиаде» Гектор признает превосходство Ахилла, но выражает надежду, что боги станут на его сторону и помогут ему убить Ахилла. В другом эпизоде, сражаясь с Аяксом Теламонидом, Гектор предлагает сделать перерыв до утра, пока боги не решат, кому из них суждено победить.

17:49. Поражение Голиафа. Текст не предоставляет сведений о расстоянии между Давидом и Голиафом в момент метания из пращи. Камень, пущенный из пращи, может нанести смертельное ранение только в том случае, если попадет в определенные участки головы (которая была защищена шлемом). Своим броском Давид попал в один из уязвимых участков, в результате чего его противник потерял сознание. Это позволило Давиду подбежать, вынуть из ножен меч Голиафа и поразить пребывающего в бессознательном состоянии врага.

17:51. Обезглавливание врага. Поражение врага его собственным оружием не было беспрецедентным подвигом. Ванея отнял копье у одного египтянина, и убил его собственным копьем (2Цар. 23:21). В египетской «Истории Синухета» главный герой убил богатыря из Речену его собственным боевым топором. Вероятно, голова Голиафа была трофеем, который предполагалось выставить на всеобщее обозрение. Об ассирийском царе Ашшурбанипале рассказывали, что он обедал со своею царицей в саду, а на ближайшем дереве была выставлена голова царя Элама.

17:52. Геф, Аккарон (Экрон) и Шаарим. Аккарон, как и Геф, был одним из главных городов филистимлян. Он находился примерно в 5 милях к северу от Гефа. Шаарим – город близ Сокхофа и Азека (см.: Нав. 15:36). Вероятно, это современный Khirbet esh-Sharia, в миле к северо-востоку от Азека. Следовательно, Шаарим находился примерно в 6 милях к востоку от Гефа и в 7 милях к юго-востоку от Аккарона. По ведущей на запад дороге из Шаарима можно было попасть как в Геф, так и в Экрон.

17:58. Небиблейская информация о Давиде. Давид не упоминается ни в древних израильских надписях, ни в источниках за пределами Израиля, ни в относящихся к его эпохе археологических материалах, найденных в Иерусалиме. Однако обнаруженный недавно в Tel Dan фрагмент арамейской надписи IX в. до н. э. содержит слова «дом Давида», которые обозначают царскую династию Иудейского царства – государства, образовавшегося в результате распада единого царства Израиля. Таким образом, мы располагаем свидетельством враждебного государства, что иудеи возводили свою царствующую династию к некоему Давиду, который, по всей вероятности, и был прославленным библейским Давидом.

 
 

18:1–30 Давид вступает в семью Саула

 

18:4. Дар Ионафана Давиду. «Верхняя одежда», которую Ионафан подарил Давиду, названа словом, часто обозначающим царское платье. В угаритских текстах упоминается особое облачение, носимое наследным принцем. Если в Израиле существовал такой же обычай, то дарение этого платья Давиду означало отказ Ионафана от притязаний на престол. Кроме того, он отдал Давиду свою повседневную воинскую одежду и оружие. Израильтяне носили меч в ножнах, висящих на поясе. Лук сложной конструкции был сделан из дерева, укрепленного роговыми пластинами и сухожилиями. Дары Ионафана вполне могли символизировать его готовность уступить Давиду право на престол Израиля, принадлежавшее ему как старшему сыну царя. Таким образом он выразил преданность и, возможно, подчинение Давиду.

18:5. Должность Давида. «Военные люди», начальником которых был поставлен Давид, – это регулярная армия, сформированная из профессиональных воинов. Скорее всего, Давиду была предоставлена должность административного характера («военный министр»). Назначение Давида тысяченачальником в действующую армию в 18:13, несомненно, означало понижение его статуса.

18:6,7. Сопоставление Саула и Давида. Сопоставление «тысяч», побежденных Саулом, и «десятков тысяч», побежденных Давидом, – традиционный способ обозначения больших чисел в поэзии. Подобный параллелизм наблюдается в Пс. 90:7, где говорится о Боге, защищающем человека от язвы, и даже в угаритской поэзии, где бог ремесел Кусарва-Хасис выковывает кирпичи из серебра тысячами, а из золота – десятками тысяч. Эти слова означают только то, что побежденных было великое множество, и не содержат намека на превосходство одного победителя над другим. В некоторых случаях Давиду действительно оказывали большие почести, но Саул был недоволен тем, что имя Давида упоминали наряду с его собственным именем, ставя его тем самым на одну доску с царем.

18:10. Играл на струнах. См. коммент. к 10и 16:16.

18:10. Копье. Очевидно, копье Саула было знаком царского достоинства, чем-то вроде жезла (см. также: 22:6; 26:7). В 22Саул сидит с копьем в руке в окружении своих военачальников точно так же, как изображался сидящий с жезлом фараон в египетском искусстве. С оружием в руках, в том числе с копьем, изображались и ассирийские цари. Обычно копье использовалось как колющее оружие для ближнего боя и не предназначалось для метания, как более короткий дротик. Тем не менее в некоторых эпизодах «Илиады» тяжелые копья, пущенные могучими воинами, успешно поражают противников.

18:13. Должность Давида. Давид был поставлен «тысяченачальником», однако понятие «тысяча», по-видимому, обозначало отряд, укомплектованный членами одного клана, а численность подобных отрядов зависела от величины соответствующих кланов. Позднее эти отряды были унифицированы и стали насчитывать по тысяче человек, но в начальный период отряд мог состоять всего из десяти человек. Очевидно, израильское войско было разделено на такие «кланы» (Чис. 31:5; Нав. 22:21,30; Суд. 5:8). Следующим подразделением израильского войска была «сотня» (1Цар. 22:7) и даже «пятьдесят» (см. коммент. к 1Цар. 8:12).

18:17. Женитьба на дочери царя. Женитьба на старшей дочери царя могла принести Давиду титул «царского зятя», что чрезвычайно повысило бы его статус. Во многих древних обществах это было единственной возможностью приблизиться к престолу, но в Израиле подобная практика не подтверждается. Давид осознавал, что его род имеет более низкий социальный статус, чем род Саула. Саул хотел обеспечить преданность и заручиться поддержкой прославленного воина (см. коммент. к 17:25). Следовательно, низкий социальный статус Давида не рассматривался как препятствие его принятию в семью Саула.

18:25. Выкуп за невесту. Выкуп за невесту (вено) – денежная сумма, выплачиваемая женихом родителям невесты (см. коммент. к Быт. 29:21–24; Исх. 22:16,17; Втор. 22:23,25; 22:29). Обычно эти деньги хранили на тот случай, если муж разведется с женой или умрет. Для членов царского рода в подобной предусмотрительности не было необходимости, но величина выкупа имела значение, поскольку отражала статус невесты. Давид не располагал средствами для женитьбы на царской дочери. Но, очевидно, величина выкупа определялась отцом невесты (см.: Быт. 34:12), и Саул решил связать этот вопрос не с финансовыми возможностями будущего супруга, а с его воинскими качествами. На древнем Ближнем Востоке подсчет убитых нередко производили по каким-нибудь частям тела, например, отсеченным кистям рук (см. коммент. к Суд. 8:6) или отрубленным головам (4Цар. 10:6–8). Саул потребовал принести «краеобрезания», чтобы убедиться, что убитые действительно были филистимлянами, поскольку многие другие соседи Израиля практиковали обрезание.

 
 

19:1–24 Саул преследует Давида

 

19:13. Идол (☼ в русском переводе – «статуя»). Понятие teraphim относится к идолам, которых, по-видимому, использовали при гадании (Иез. 21:21; Зах. 10:2) и которым приписывали благополучие и процветание рода. Библейские авторы со всей определенностью осуждают идолопоклонство (Исх. 20:23; 4Цар. 23:24). В Быт. 31 рассказчик называет богов Лавана идолами. Судя по тому, что Рахиль спрятала идолов под верблюжье седло (Быт. 31:34), они были небольшого размера, но из этого фр