Азбука веры Православная библиотека Библия с толкованиями Феофана Керамея, архиепископа Тавроминского. Беседы на утренние Евангелия



архиеп. Феофан Керамей

Феофана Керамея, архиепископа Тавроминского. Беседы на утренние Евангелия

Содержание

Беседа на первое утреннее, или воскресное Евангелие Беседа на второе утреннее воскресное Евангелие Беседа на третье утреннее Евангелие Беседа на четвертое утреннее Евангелие Беседа на пятое утреннее Евангелие Беседа на шестое утреннее Евангелие Беседа на седьмое утреннее Евангелие Беседа на восьмое утреннее Евангелие Беседа на девятое утреннее Евангелие Беседа на десятое утреннее Евангелие Беседа на одиннадцатое утреннее Евангелие  

 

Беседа на первое утреннее, или воскресное Евангелие

Моисей боговидец, приготовляя народ израильский к богоявлению на горе Синае, повелел имеющим приблизиться к горе очиститься некоторыми кроплениями и измыть одежды свои, чтобы уже чистыми приступали к горе (Исх. 19). А, как и мы, вместе со святыми учениками намереваемся взойти разумно на гору Галилейскую, то очистим чувства души, как одежды, и, возвысившись, над чувственным миром духовно, будем созерцать Господа, как жениха от чертога исходящего (Пс. 18:6) и необычайною красотою светлеющего, или лучше, как солнце, из – под земли восходящего, из гроба. Послушаем же, что гласят Евангельские слова.

Одиннадцать учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус (Мф. 28:16). Спаситель уже исполняет обещанное ученикам; ибо предсказал им, идя на страдания, что снова увидится с ними: по воскресении же Моем предварю вас в Галилею (Мф. 26:32). Господь по воскресении в разных местах виден был и у гроба явился женам. И двум ученикам, шедшим в Еммаус, и одиннадцати при затворенных дверях, и при ловле рыбы на Тивериадском море, и, по известию апостола Павла (1Кор. 15:6–8), более, нежели пятистам братии в одно время, затем Иакову и всем апостолам. Это было показанием великого человеколюбия и обилия милости к ученикам, и вместе и подтверждением чуда воскресения. Не сказал же «в Галилее только увидите меня», но из всех явлений упомянул только об одном, то есть в Галилее: почему ж дал обещание об этом одном, а не о другом каком либо? Потому что оно было торжественнее и общее прочих, и во время его Господь преподал учение о Божественной Троице, дал заповедь о крещении и послал учеников на проповедь. Это явление Господа, поставившего проповедников всем народам, было четвертым, по замечанию многоученого Евсевия 1. поелику и учение Господа и проповедь апостолов обнимают эти четыре предмета: заповеди, догматы, обетования и угрозы, то в сходство со временем Он в это четвертое явление заповедует ученикам учить все народы. Много есть гор в Палестине, почему же является не на другой какой либо, а на горе Галилейской? Есть в Иудее гора Сигор, гора Сомор, гора Самарийская, гора Фавор, гора Елеонская, и кроме них Кирмил. Почему же, оставивши все эти, является на горе Галилейской? Потому что некоторые из тех были, позорищами худых дел, как Сигор и Сомор. Первая была местом кровосмешения Лотова (Быт. 19), а гора Самарийская вмещала идолов, которым служили Самаряне (4Цар. 17). Почему Он уклонился от них, как от оскверненных. А из остальных гор одна видела Его, преобразующегося со славою, Кармил был убежищем Илии пророка, Елеонская же была местом, с которого Он имел вознестись на небо. Итак, Господь на сей горе благоволил явиться ученикам своим. И поелику Галилея значит; «превращающаяся»2, непостоянная, а гора стоит выше Галилеи: то под Галилеею разумей этот мир, непрестанно подвергающийся переменам и превращениям, одним после других. А под горою высший род и высшее установление жизни, постановленное и исполненное вочеловечившимся Христом, который победил мир (Ин 36:33) и миродержателя (ст. 11), и подобно горе великой (Дан. 2:35) вознесся превыше всякого начальства и власти (Еф. 1:21) Такое знаменование имеет явление Господа на горе Галилейской.

И увидев Его, поклонились Ему; а иные усомнились (Мф. 28:17). Здесь нужно разобрать, как все увидя Его поклонились, а некоторые усомнились? Не все значить были одного мнения, некоторые колебались. Кто были сомневавшиеся, и что дало им повод сомневаться? Изъяснявшие это место прежде нас понимали, что это сказано о Фоме, не весьма точно по – видимому вникнувши в дело. Потому что если бы он тут обозначался, то последовательнее было бы сказать в единственном числе: некто же усомнился. А указание на многих заставляет иначе понимать это. Можно думать, что Спаситель не совсем в таком виде являлся ученикам после воскресения, в каком они видели Его прежде страдания, но в некоем другом виде3, чем прежде. Ибо когда воспринятое Им человеческое естество преобразовалось в бессмертное, что согласно с сим настал и новый вид его; победивший мир, соделавший тело нетленным и ставший превыше смерти облекался некоей чудною и светлою славою. Cиe и Давид предсказал: Господь, воцарился, величием облекся (пс. 22:1), предозначая царство и господство Его по воскресении. Ибо славу, какую всегда как, Бог имел, принявши по воскресении, как человек, и господствуя над всею тварью, Он являлся с отменным великолепием и небесною красотою, – не изменились черты Его, но прибыла некая неподражаемая доброта, подобно, как во время преображения на Фаворе. И может быть в таком великолепии, видя Его возносящимся на небо, ангелы спрашивали друг друга: « кто это идет от Едома, этот величавый в своем наряде» (Ис. 63)? Провидя это величие Христово, Соломон с изумлением говорил в песни: прекрасен Ты и любезен (1:15)! И чтобы сей Божественный вид, не сочтен был, превзошедшим Ему по воскресении из мертвых (тогда как он принадлежал Ему по естеству), Он прежде еще явил Себя в нем на Фаворе. Потому что преображение было и образом и предобразованием славы по воскресении.

Итак, одиннадцать в том виде видели Его в Галилее, в каком прежде три ученика на Фаворе. Потому и Петр, и сыны Зеведея, узнавши виденного тогда, не поколебались, а которые не видели преображения, пораженные необычным видом, усомнились. По сему, нисколько не выговаривая им за сомнение, терпит их недоверие и как бы, изъясняя им славу видимого ими образа, говорит: дана Мне всякая власть на небе и на земле (ст. 18). Пусть не смущается мысль ваша от того, что видите черты Мои солнцезрачными; тело Мое уже не подлежит немощам плоти; князь мира сего низложен, и Мне даны власть и господство над всякою тварью. – Будучи царем и владыкою всей природы и прежде всех веков имея прирожденное право царствовать, теперь от Отца как человек поставлен Царем. Так как Он воспринял плоть, которая имела нужду в прославлении, и не плоть кого – либо другого, но Его плоть это была, то справедливо Себе усвояет4 дарованное плоти и ей принадлежащее, и, как человек неимеющий, принимает от Отца то, что имел по естеству: все положил под ноги его (Пс. 8:7). А от лица, Отчего так говорит Писание ко Христу: проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе, и пределы земли во владение Тебе (Пс. 2:8). Ибо после того как один народ, Израильский, восстал против Него в ярости своей и потому отвержен Им (Рим. 11:22), даны Христу все народы, уверовавшие в Него.

И как Его ожидали народы и на Него уповали (быт. 49:10), и вместо одной страны Иудейской, он получил в наследие всю землю, то и поручает ученикам: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Mф. 28:19). Прежде страдания запрещал им ходить на путь к язычникам, и повелевал идти только к погибшим овцам дома Израилева (Мф. 10:5–6), а теперь вверил им заботу о всех народах. Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа. Теперь уже не в образах и символах указывается таинство Троицы, но явно всем открывается. Ибо ветхий завет прикровенно научал ему, а Господь явственнее упоминает о Себе Отце и Духе. Указано сие таинство на Иордане, когда Господь крещением очистил природу нашу. Ибо крестился Сын, Отец дал свидетельство о Том, кого коснулась рука Крестителя, Дух Святой сходил в виде голубя и ниспускался на Него (Mф. 3:16–17). И на горе Фаворе обозначилось различие ипостасей Святой Троицы, но не ясно показано тожество сущности и равночестие. Теперь же Он представляет равночестие яснейшим образом, сказавши: крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Но поелику у нас речь о крещении, то необходимо сказать, по какой причине установлено крещение? Ибо осмеивают священное омовение люди неверующие, незнающие символического значения его. Так как человек чрез первое рождение проводится в жизнь, подверженную смерти, то необходимо било найти другое рождение и таинственнейший способ бытия, не от тления начинающийся и не к тлению препровождающий, чрез которой можно – б было нам подражать Началовождю спасения нашего (Евр. 2:10), Иисусу Христу.

И вода крещения становится матернею утробою5, а наитием Духа образуется зародыш. И как Христос в третий день после положения во гроб восстал для жизни, так верующие из воды, как бы из земли, троекратно выходящие образуют восстание к жизни чрез три дня и воскресение, при освящении воды чрез призывание Святой Троицы; так что видимою водою просвещается тело, а невидимым Духом освящается душа. Ибо, как вода в сосуде воспринимает жар огня, так и вода в купели6, действием Духа получает особенную божественную силу.

Для чего же сказавши: научите все народы, прибавил опять: уча их соблюдать все, что Я повелел вам (ст. 20)? Этим Он указывает на различие между наставлением (научением) и учением. Первое есть вводное и как бы начаточное (элементарное), а учение свойственно более совершенным. Наставление, преподавая догматы, как бы основание (фундамент) полагает, а учение устрояет созидание посредством дел. Сказавши «наставьте» или «научите», Он указал на обучение догматам; посему и продолжил «крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Потому что это есть основной догмат. поелику же, как говорит святой брат Господень, вера без дел мертва (Иак. 2:20), то Он хочет, чтобы наставленный в догматах веры и чрез возрождение крещением освященный назидал на этом основании и дела Веры; дела же не от части, только, не какие нибудь, но все, какие заповедал Спаситель ученикам.

И се, Я с вами во все дни, до скончания века. Аминь. Радостная весть, дивное обещание! Господь наш обещал святым Своим вечно пребывать с ними. И не должно думать, будто Господь будет с ними только до скончания века, а потом отступит: не следует так легкомысленно ни думать, ни говорить. Потому что выражение, «до» означает не какое либо, определенное время, а неопределенное, как и обычно употребление его в сем значении в Писании. Так оно употреблено в сказании о вороне, который был послан Ноем, чтобы видеть, убыла ли вода с лица земли (Быт. 8:7–8); и о святом обручнике Иосифе говорится, что он не знал девы, доколе она не родила Сына своего первенца (Мф. 1:25); и в Псалме говорит пророк: сказал Господь Господу моему, сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Пс. 109:1). Во всех этих местах7, частица «до» или «доколе» имеет значение времени неопределенного и вечного. Посему и мы, держась этого блаженного обетования, как упования безопасного и якоря крепкого (Евр. 6:19), веруем несомненно, что Христос пребывает со всеми в Него верующими и Его словам неуклонно последующими, соблюдая их невредимыми от умыслов и злобы лукавого и соделывая наследниками вечных благ: коих да сподобимся все мы достигнуть во Христе Иисусе, Господе нашем, Которому с Отцом и Св. Духом слава во веки. Аминь.

Беседа на второе утреннее воскресное Евангелие

Веселит взоры солнце, восходящее с востока и блеском своим освещающее лицо земли: а души верных, радует слышание слова Божия, которое духовные помыслы, как некие светлые лучи, внушает нам. И поелику снова усердно пришли вы в этот священный храм, как бы в восточную страну, то открывши святое Евангелие, как солнечный круг, станем просвещаться светлостью его.

По прошествии субботы, Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Иисуса (Марк. 16:1). Святые евангелисты различно8 повествуют о чудном и живоносном воскресении Христа Спасителя. Ибо Матфей говорит, что Господь явился двум Мариям «по прошествии субботы, на рассвете первого дня недели» (28:1); а Лука, что «очень рано» они и с ними некоторые другие (24:1) пришли на гроб и увидали двух ангелов в одеждах блистающих, и когда они были в страхе, то ангелы обрадовали их вестью о воскресении. Но Иоанн, более всех Евангелистов говорящий о божестве Христовом, говорит (20:1–12), что одна Магдалина «рано, когда еще было темно», пошла на гробь и увидела двух ангелов, а потом увидела и самого Господа. Марк же святой иначе несколько повествует о сем видении жен, именно, что с теми Мариями пришла и Саломия, уже при восходе солнца (Марк. 16:2). Многие прежде нас наилучше объяснили это и основательнейшим образом указали, что Евангелисты не указали на время (час) воскресения9, оно, неведомое и совершенно неизвестное людям, сокрыто в тайнах премудрого домостроительства Божия, но каждый из них отрывочно передал о хождениях женщин ко гробу. И поелику при первом сотворении мира сотворивший все Бог Слово почил в день субботний и постановил чтобы этот день был днем покоя и отдыха от дел (Быт. 2:2. Исх. 20:8–10): то опять, обновляя тварь, поврежденную грехом, в шестой день смертью Своею воссоздает человека, а в седьмой день субботствует и соблюдает предписания закона, пребывая недвижно во гробе в день субботний. Потому что пришел Он не нарушить закон, а исполнить (Мф. 5:17). И так как закон постановил воздержание не от духовной, а от телесной деятельности, то, когда согласно закону Он покоился телом во гробе, Божественною силою Своею поразил силу смерти, Собою открывая всем умершим путь воскресения от смерти. Это предизображено и в книге Песней словами: Я сплю, а сердце мое бодрствует (5, 2). Ибо, когда тело почивало в гробе, Божество, означенное туг именем сердца, бодрствовало, разрушая ад. Когда же, прошел, мрак субботы и тайна воскресения совершилась, и Солнце правды взошло как бы с некоего небосклона (Мал. 4:2): тогда три жены мироносицы достигли живоносного гроба. Весьма рано, в первый день недели, приходят к гробу при восходе солнца. Ева, после полудня (Быт. 3:8) обольщенная, изгоняется из сада Эдемского; а cии, потомки ее, весьма рано спешат и узнают о восстановлении праматери чрез воскресение Христово.

Итак, они идут, уже при восходе солнца; тогда Солнце правды уже вышло из стран преисподних, живым и мертвым, подавая свет утренний. И поелику первобытный свет, произведенный в первый день недели (Быт. 1:3), омрачен был грехом, то Господь, воскресши в тот же день, сделал его светлее утра, на что, думаю, и Евангелист указал выражением весьма рано. Потому что, когда Христос воскрес из мертвых, души уже не содержатся в темных пещерах ада.

И говорят между собою, кто отвалит нам камень от двери гроба? Магдалина и другая Магдалина, а это, думаем, была10 пренепорочная Владычица (потому что эту Марию Евангелие называет матерью Иакова и матерью Иосифа), и раньше приходившие на гроб, не совсем не ведали о воскресении Христовом, хотя, все, более пламенея сильнейшею любовью, спешили получить удостоверение в нем. Саломия же, тогда впервые пришедшая, знала, что большой камень закрывал дверь гроба: потому что и она с прочими, бывшими около Богородицы, женщинами смотрела, когда и где полагали тело Иисуса, как заметили Матфей и Марк (Мф. 27: 55–56–61. Марк. 15:40–41–47). Не зная того, что произошло после, она недоумевала о камне и спросила: кто отвалит нам камень? А Мария, уже видевшая камень отваленным, движением11 глаз разрешают ее недоумение. Ибо взглянув, говорит, видят, что камень отвален (Марк. 16:4), а взглянули теперь снова, дав мановением очей знак и Саломии. Означена и величина камня, а он был весьма велик; означена в показание, что отвалили камень не воры и грабители, желавшие похитить мертвеца, как клеветали первосвященники пред Пилатом: чтоб ученики Его, придя ночью, не украли Его (Мф. 27:64). При этом нужно знать, что гробом оным была пещера рукотворенная (искусственная), к отверстию которой Иосиф, с помощью многих других, привалил такой большой камень, что затем и многим нелегко было сдвинуть его. Кроме того, у гроба была стража, и к камню приложена печать правительства.

И вшедши во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду, и ужаснулись (Марк. 10:5). Увидя камень снятым с живоносного гроба, женщины тотчас вошли внутрь, но ужаснулись от внезапного видения юноши на правой стороне и в необычном виде. Потому что ужас и изумление есть страх, происходящий от видения чего либо, необыкновенного. А что ангел явился на правой стороне, то сделано в знак радостного события. Так и Гавриил, имея возвестить рождение Предтечи, явился Захарии стоящим по правую сторону жертвенника (Лук 1:11). Белизна одежды указывала на светлое и светозарное воскресение; а юношеский вид – навсегда цветущее силами, живостью и бодростью, состояние ангелов12: потому что они всегда здравы, как юноши, никогда не стареются и печалей не испытывают.

Он же говорит им: не ужасайтесь! Иисуса ищете Назарянина, распятого. Сначала унимает трепет и освобождает от страха; потом, как знающий высказывает и причину, по коей пришли они: Иucyca ищете Назарянина, распятого. Но для чего, опустивши высокие и богоприличные означения, которыми мог бы указать на божество Слова, употребил эти простые смиренные названия? Может быть, поступил так в обличение мыслей женщин: потому что еще не всею душою стремились к Нему, как к Богу; иначе не шли бы, помазать Его ароматами, как мертвеца. Посему говоримое, им имеет несколько такой смысл: «Тот, которого вы считаете простым человеком, взирая только на видимое, Иисус из Назарета, потерпевший спасительное распятие на кресте, воскрес, и Он не между смертными, как вы думаете. Потому что Он есть Бог, не ограничиваемый местом и все наполняющий».

Открывши им тайну воскресения, послал их и апостолам дать благую и радостную весть: идите, скажите ученикам Его и Петру. Для чего, повелевая возвестить ученикам, прибавил «и Петру?» Потому что крепкий этот и несокрушимый столп, поколебавшись, отрекся Господа, а сознавши падение свое, горько оплакивал его, и в совести своей доселе мучился, доселе терзался мыслью и опасением, получил, ли прощение от Бога, может быть и не считал себя достойным быть в лике апостолов. Поэтому ангел, назвавши учеников, прибавил и собственное имя, чтобы узнал Петр, что по причине пролитых им слез он не исключен из лика апостольского.

А чтобы и в истинность видения они поверили и в воскресении Господа не сомневались, он повелевает им высказать, знамение, известное только ученикам.

Ибо говорит: скажите, что Он предваряет вас в Галилее, там Его увидите, как Он сказал вам (Марк. 16:7). Потому что еще пред страданиями Спаситель обещал им по воскресении Своем свидеться с ними в Галилее (Мф. 26:32).

Уместно бы спросить тут, почему богоглаголивый Лука говорит, что жены, возвратившись от гроба, возвестили все это одиннадцати и всем прочим (Лук. 24:9), и сам Марк, что Магдалина, возвратившись, возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим (Марк. 16:10), а тут говорит тот же Марк: выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись (ст. 8). поелику первым видениям жен, о которых говорят Матфей, Иоанн и Лука, не поверили ученики, хотя и слышали о них, почему и Господь, явившись одиннадцати, возлежавшим на вечери, упрекал их за неверие и жестокосердие (ст. 14): то жены, убоявшись, чтобы ученики по – прежнему, не оказались неверующими, умолчали об откровении. Они боялись, как бы ни подать, им повода к большему осуждению, если они упорно не поверят столь ясному и неоднократному видению.

Станем и мы подражать этим благочестивым и блаженным женам! Иной пусть ревнует Марии Магдалине в ее деятельном усердии, и как она в продолжение всей ночи наведывалась к гробу и старалась узнать о воскресении Господа, так пусть во всю свою жизнь ищет воскресения в себе самом жизни по Богу. Другой подобно Марии Иаковлевой пусть устремляет ум к созерцанию, всю жизнь занимается познанием вещей божественных, истинным видением рождает и питает в себе самом, по действию державной силы Господа, надежду призвания Его (Еф. 1:18–19) и усвоение Ему. Ибо кто будет исполнять волю Божию, говорит Господь, тот мне брат, и сестра, и матерь (Марк. 3:35). А кто впервые годы телесной жизни окажется ленивым на добро и преданным сонливости нерадению, пусть подражает Саломии, и при восходе солнца, то есть при сиянии Божественного света, стряхнет леность и присоединится к тем, кои упредили его в делании добра. Потому что Саломия именем своим, означающим миротворную13, показывает добрую душу, победительницу страстей и по силе хранящую мир со всеми (Евр.12: 14). И подражая им, с великою готовностью и полным усердием поищем знания Славы при восходе солнца, когда то есть владычественное в нас, ум, просвещено свыше, и неведение, как ночь, прогнано от него. Если так поищем, то сперва, увидим, что подобно камню снимется ожесточение сердца нашего; а тогда явится нам ангел, то есть некоторое движение в совести, которое возвестит нам о воскресении в нас умершей разумной части души. Будем наставниками в добре и для других, которые имеют расположение к слушанию и разумению вещей божественных; а кто считает учение Божественное баснями, тем ничего не станем говорить. Ибо нельзя божественные тайны, коих созерцателями быть мы удостоились, открывать неверным: иначе и слово наше осталось бы без плода, и для них дан бы был повод к большему осуждению. Христос же Бог, воскресением Своим из мертвых оживотворивший нас, Сам да восставит нас и от смертного усыпления греховного, и соделает нас достойными царства Своего. Ему подобает всякая слава и честь, во веки веков. Аминь.

Беседа на третье утреннее Евангелие

Реки, непрерывно текущие, и летом не оскудевают в течении, и зимою особенно разливаются, выступая из берегов, когда втекают в них сверх обычных потоки воды; и лощины и ручьи летом высыхают от бездождия, а в зимнее время обилуют водою наподобие рек и шлют волны потоками. Так и реки боговдохновенного Писания во всякое время текут обильно и орошают полноту Церкви. Но ручей ума нашего, сухой и невлажный, в прошлое время долго не журчал, может быть в зависимости от немощи тела; теперь, же орошаемый притоком Евангельских сказаний, спешит изливать толкование их, которое и начнем, с помощью Божьею.

Воскресши рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнано семь бесов (Марк. 16:9). События, относящиеся к живоначальному и преславному воскресению, различно описали св. Евангелисты, не означая14 часа воскресения Христова, потому что это неизвестно и совсем недоведомо людям, а передавая только о различных явлениях Воскресшего. Но тут богоглаголивый Марк людям, которые не довольно внимательно читают, представляется указывающим самый час воскресения. Ибо говорит: «воскресши рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине». Как будто говорит, что в самое утро первого дня недели воскрес Господь, что, однако дерзновенно было бы принять и далеко от истины. Но если разметим речь строчными знаками15, то обоюдность устранится. Потому что так нужно читать: «воскресши, рано в первый день недели Иисус явился сперва Марии Магдалине». Не о времени воскресения говорит, а о времени явления мироносице Магдалине, каковое яснее описал сын громов, когда, то есть, Мария, увидя Господа, сочла Его за садовника (Ин. 20:15). Что изложил Иоанн более обширно, на то Марк указал слегка. Но не Марк только, а и Лука святой сказал, что Магдалина прежде одержима была семью бесами, которых изгнал Господь (Лук. 8:2). Но та, которая прежде одержима была бесами и страстям демонским покорствовала, исцеленная Христом, сделалась Его ученицею и сподобилась такой благодати, что сделалась благовестницею для самих апостолов и мужественным духом превзошла слабость женской природы. Тогда как ученики из опасения от Иудеев скрылись, она не переставала наведываться к живоносному гробу, ища тела Владыки и плача от сильной скорби. Посему и удостоилась первою видеть, Воскресшего, и услышать радостный голос, и быть благовестницею о воскресении. Но мысли собрания апостольского так были омрачены страхом, что все говоримое Мариею они считали незаслуживающим веры. Она пошла, говорит Евангелист, и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим. Но они, услышав, что Он жив, и она видала Его, не поверили.

После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение.

Примечай краткость сего Евангелиста в повествовании, или лучше благодать Святого Духа, располагающую так. Ибо о чем св. Лука сказал пространнее, т. е. о явлении Спасителя Клеопе, на пути в Еммаус, то Марк для краткости выразил одним словом. И он употребил имя образ не в обычном значении16, не сообразуясь с мирскою мудростью. Потому что образом собственно называют бытие (существо), образованное из существенных отличий и сложенное в один вид, которое внешняя философия называет видом в теснейшем смысле. А тут Евангелист назвал образом различие неделимых (индивидуумов) по особенностям и очертаниям, так что один и тот же, оставаясь при них, видящим Его казался другим, наприм. Магдалине являлся как садовник, Клеопе и другому ученику, как один из пришедших в Иерусалим, а одиннадцати в Галилее – в величественнейшем виде.

Теперь следует вникнуть в кажущееся разногласие между Евангелистами. Ибо Лука говорит, что возвратясь из Еммауса, нашли вместе одиннадцать апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес, что Господь истинно воскрес и явился Симону (Лук. 24:33–34); а этот (Марк) ясно повествует, что апостолы ни Магдалине, ни Еммауским путникам не поверили (Марк. 16:11 – 13). Как примирит кажущееся разногласие? Посмотрим внимательнее. Не тому, что воскрес, а тому, что являлся Магдалине и тем двум ученикам, не поверили апостолы. Так как они еще были несовершенны и еще не приняли благодати Духа, то и считали невероятным и не естественным делом, чтобы Он, не явившись Петру, Иоанну и прочим, являлся Магдалине и меньшим ученикам. А когда пришел Петр и известил о виденном в гробе, что то есть, видел только пелены лежащие (Лук. 24:12), тогда не имея повода не верить свидетельству Петра, говорили, что Господь истинно воскрес. Наконец явился самим одиннадцати, возлежавшим (на вечери), и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. Говорит согласно с св. Лукою. Ибо этот, сказавши о возвращении Клеопы со спутником и рассказе их о явившемся Спасителе, так продолжает: когда они говорили о сем, сам Иисус стал посреди их (Лук. 24:36). Но Лука обстоятельно повествует о страхе апостолов, о показании язв на руках и ногах, и как Иисус ел пред ними мед и рыбу, а Марк, сокративши многое, говорит о послании на проповедь и вознесении на небо. Но выразившись об учениках, что они «возлежали», явно высказал порицание. Они впали в уныние и, как бы ни знали, что делать, и это тогда, как жены мироносицы всю ночь с усердием проводили на гробе.

И сказал им: идите по всему Миру, и проповедуйте Евангелие всей твари. Не частное апостольство вверяет им, ни различает язычников от Самарян и сынов Израиля, как говорил прежде: на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите (Мф. 10:5); но как уже явился Победителем Мира (Ин. 16:33) и получил в одержание всю землю от Отца, по псаломской песни: проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе, и пределы земли во владение Тебе (Пс. 2:8), то повелевает пронести Евангелие во всю землю.

И чтобы апостолы не ссылались на неверие тех, коих они имеют учить, Спаситель провозвещает спасение от веры и осуждение за неверие.

Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, и потому не будет креститься, осужден будет. Не окончил речи верою, а приложил и крещение. Ибо оно есть запечатление для уверовавшего, очищение от прежних грехов и освящение души и тела. – Но взявши с этого повод, опять губитель душ и сеятель плевел всеял плод своего непотребства, стараясь нанести вред жатве добродетелей. Ибо любящие ложь говорят, что упражнение в добродетелях излишне, так как веры одной достаточно для спасения. Здесь, говорят, не сказал Спаситель: «кто будет творить добрые дела», но: «кто будет веровать и креститься» – тот спасен будет. А я сказал бы им: и так вы, лжеучители, не обращаете внимания на сказанное у Матфея, что Спаситель повелел апостолам «учить все народы, крестить их во имя Отца и Сына и Святого Духа, и учить их соблюдать все, что я заповедал вам?» Как опускаете и другое, что Он сказал? Не всякий, говорящий Мне: Господи, Господи! войдет в царство небесное, но исполняющий волю Отца Моего небесного. (Мф. 7:21). То есть, не всякий, кто верует в Меня, наследует спасение, но кто веру подтверждает делами; ибо, как он будет верным. Мне когда поступает противно вере?

Уверовавших же будут сопровождать сии знамения (Марк. 16:17). Потому что ради недоверия многих необходимы были чудотворения. Кто не готов принимать наставление, для тех и чудеса нужны, чтобы, хотя таким способом привлекать их к истине. Именем Моим будут изгонять бесов. Чтобы благодати чудотворений не считали своею собственно и посему не возгордились, прибавил «именем Моим». Не вашею силою, говорит, это будет, но именем Моим, сообщающим вам силу. Будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками. Многократно святые совершали эти чудеса, и история повествует о них. Но в духовном смысле они совершаются и ныне. Благодатью Христовою изгоняются страсти, возбужденные коварством демонов – нечестие, ненависть, невоздержание и последующая за сими, которые совращают мысль человека с прямого пути. Кто прежде поносил Христа, те, уверовавши и познавши силу таинства небесного, говорят новыми языками и освящают уста свои песнями в честь Св. Троицы. Будут брать змей, – и берут, прогоняя всякое лукавое помышление от сердец своих. И если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы. Чрез руки означил деятельную добродетель, которая в приложении чрез учение к душам болезнующим, приносит им здоровье. Примет еще, что поелику эти слова нужно понимать двояко, и по видимости и в духовном смысле, то разделил чудесные действия на пять членов: «будут изгонять бесов, говорить новыми языками, брать змей, если что смертоносное выпьют, не повредит им, возложат руки на больных, и они будут здоровы». По видимости они относятся к пяти телесным чувствам, и к пяти же силам души они приспособлены в духовном смысле.

Итак, Господь, после беседования с ними, вознесся на небо, и воссел одесную Бога (ст. 19). Опять тут умолчал Марк и о месте, откуда вознесся, и об образе вознесения, о чем Лука точно повествует (Деян. 1:11). А когда слышишь, что «воссел одесную Бога», то не представляй какого либо чувственного престола и богоприлично понимай это. Конечно, говорится в Писании и о сидении и о стоянии Божием. Пророк, что некогда пас овец, видел Бога, стоявшего на отвесной стене (Ам.7:7), и святой Стефан, будучи исполнен Духа Святого, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога (Деян. 7:55–56). Богоглаголивый же Марк и великий Павел, а еще прежде их пророк Давид, говорят, что Христос воссел одесную Бога. Ибо сказал Давид: сказал Господь Господу моему: сиди одесную меня (Пс. 109:1); и Павел: воссел одесную престола величия на высоте (Евр. 1:3). И Евангелист здесь говорит согласно с ними. Но не следует оное сидение и стояние относительно естества премирного и все превосходящего представлять похожим на сидение и стояние в телесных существах. Но под стоянием мы должны разуметь постоянство во всяком добре, а чрез престол или восседание, что Бог неизменно и единственным образом пребывает недвижным в своей благости: так что в сущности оба выражения заключают одну мысль.

А они пошли, и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями. Хотя впрочем, не тотчас после вознесения Господня ученики вышли на проповедь, а уже после принятая благодати Духа чрез огненные языки, когда, облеченные силою свыше (Лук. 2: 49), они один туда, другой к иному народу рассеялись по вселенной, всюду учением своим, отгоняя прелесть дьявольскую и пролагая нам путь к царству небесному. Участниками его да сподобимся быть все мы, благодатью Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу и животворящему Духу слава ныне и во веки веков. Аминь.

Беседа на четвертое утреннее Евангелие

Так как нынешнее слово имеет быть о жизнеподательном воскресении Христовом, то придите, согласно пророчению Исаии (27:11), и увидим жен, идущих с позорища и проповедующих о том, что они видели. А это были Мария Магдалина и ее другие – мироносицы. Хотя ненависть злочестивых иудеев достигла своей цели, и почивало в гробе тело Того, которого ненавидели, но Он, божественною силою Своею, освободивши пленников ада, воскрес.

В первый день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они к гробу (Лук. 24:1). Это другое шествие священных жен, отличное от тех, о коих записали Матфей, Марк и Иоанн, как можно примечать из времени и лица. Потому что Иоанн говорит, что Магдалина одна только пришла к гробу рано (Ин. 20:1), не миро, нося, но желая, вероятно, воззрением на гроб облегчить тяжесть скорби. Так и Матфей, представляя ту же Магдалину и Марию Иаковлеву у гроба по прошествии субботы, не говорит, что они принесли ароматы, но – что пришли – посмотреть гроб» (Мф. 28:1). Ибо душа облегчается от гнетущей печали, когда видит гроб, последний знак любимого существа; при взгляде на него отнимается горесть и слезами, как мрачное облако, разрешается. Марк же и Лука говорят мироносицам у гроба, и первый причисляет к ним Саломию, а другой к Мариям присоединяет и Иоанну (24:10). К тому ж Матфей и Марк упоминают, что одного ангела видели одни, а Лука и Иоанн, что двух. Можно бы спросить: для чего тем явился один, а сим два открылись? Первым, думавшим, что Господь еще в гробе и причислявшим Его к мертвецам, являлся один ангел, чтобы возвестить им о воскресении; а вторым, которые недоумевали и считали тело Владыки украденным (Лук. 24:4, Ин. 20:13), явились два ангела – в показание, что тело, охраняемое такими стражами, не могло быть украдено. Так Марии Магдалине сказавшей ученикам «унесли Господа из гроба» (Ин. 20:2), явились два ангела в белом одеянии, чтоб вывести ее из подозрения. И теперь, когда нашли камень отваленным от гроба и войдя в гроб не нашли тела и сомневались, не украдено ли оно, вдруг предстают им два мужа в одеждах блистающих (Лук. 24:4). Они пришли рано помазать Господа, может быть, воспевая пророчественные слова Осии: устремимся к познанию Господа; как светлой заря появление Его (Ос. 6:3). Но войдя, не нашли кого искали и впали в недоумение. Камень же был отвален от гроба не для того, чтобы дать проход воскресшему Господу (потому что Он воскрес прежде отнятия камня), но чтобы все могли удостовериться в воскресении.

Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали пред ними два мужа в одеждах блистающих. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им (Лук. 24:4–5). Что навело страх? Блеск одежд, по сказанию Луки, а Матфей присоединяет и блеск лица, потому что говорит: «вид его был как молния» (28:3). Посему – то и наклонили они лица свои к земле, пораженные

Как бы солнечным блеском. Но ужаснувшие их и приведшие в страх ангелы обрадовали их, говоря: что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь; Он воскрес. А засим напоминают им и предсказанное, Спасителем еще до страданий, напоминают и для уверения в воскресении и чтобы несколько обличить забывчивость относительно глаголов божественных. Вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, сказывая, что Сыну человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть. Подтверждают ангелы, что не только ученикам, но и святым женам, следовавшим за Ним и служившим Ему, Спаситель предсказал многое о страданиях Своих и о воскресении. Посему, как только ангелы напомнили, они и вспомнили слова Его (Лук. 24:8); и, возвратившись от гроба исполненными веры и радости, становятся для апостолов посланницами свыше, для проповедников благовестницами, побеждают уставы природы и являются превосходнейшими мужей. Эти скрывались из опасения от Иудеев, а жены бесстрашно и дерзновенно проповедуют о воскресении, начиная с пламенной и мужественной Магдалины. Потому что Дева Матерь и Госпожа всей твари, хотя полнее всех веровала в воскресение Сына, так как очи ума Ея просвещены были яснейшим светом, намеренно избегала говорить о том много, чтобы не показаться говорящею по своей частной привязанности. Магдалину же немощь естества отклоняла от веры, но пламя божественной любви не позволяло ей оставаться в молчании, а побуждало обстоятельнее разузнать истину воскресения. К женам тем принадлежала и Иоанна, знатная и богатая женщина по внешним имениям, и еще богаче по внутренним достоинствам; оставивши супружеский чертог Хузы, домоправителя Иродова, она сделалась ученицею и, следуя за Спасителем, подобно другим служила Ему именем своим (Лук. 8:3. 24:10).

Не неизвестно же мне, что некоторые не допускают, чтобы мироносицы были благовестницами возкресения и проповедницами, так как Павел апостол воспрещает женщине учительство (Кор. 14:35. Тим. 2:12); посему, говорят, женщины не учили апостолов, а только давали им намеки. Такова выдумка взрослых младенцев. Но тогда еще не было Павла, да и Павел запретил женам учить в церкви, принимать обязанности учительства самочинно, и притом когда Церковь уже получила полное устройство; а мироносицам свыше поручена проповедь для апостолов о воскресении и таким образом ими поправлено первое, женское прегрешение. Ева, прародительница наша, первая научила человека злу в раю, теперь же внучки ее приносят доброе учение апостолам. Посему и сам Павел первомученице Фекле поручил проповедывать слово Божие неверующим, как говорит Метафраст в ее жизнеописании.

И показались им слова их пустыми, и не поверили им. До того, как представляется, ученики упали духом, что показание от женщин сочли вымыслом, плодом воображения, и сердца их коснулась ревность, что они уже после женщин узнают о деле. Но Петр, встав, побежал к гробу, и, поклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему (Лук 24:12). Бегство Петра к гробу и видение пелен подробнее описаны в Евангелии Иоанна Богослова (Ин. 20:2–10). Ибо когда Мария сказала «унесли тело Господа из гроба», то Петр и Иоанн тотчас поспешили туда и из пелен и головного плата сделали заключение о воскресении. Удивляется же Петр происшедшему, ибо знал, что пелены склеены были с Господним телом посредством алоя и мирры, так что трудно было отделить их.

Станем и мы подражать боголюбивым женам; поревнуем и доброй Иоанне, которой имя значить «голубь»; отложим всякую похоть плотскую (Ин. 2:16) и соделаемся учениками Христа, служа Ему имеющимися в нас естественными силами. Непорочностью нравов сделаемся подобными голубям (Мф. 10:16), чтобы принять озарение от Духа, сходившего на Иордане в виде голубя, на Христа Иисуса, Господа нашего, Которому подобает всякая слава ныне и присно и во Веки веков. Аминь

Беседа на пятое утреннее Евангелие

Петр, встав, подбежал к гробу, и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему. В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Еммаус (Лук. 24:12–13). Живоносное воскресение Христово не тотчас познано было избранными учениками, и прежде них удостоились быть свидетелями его жены мироносицы, а после них17 ученики учеников, из числа коих были и эти два, которые шли в Еммаус в тот самый день, когда совершилось чудное таинство воскресения. Евангелист имя одного указал, а другого умолчал, и посему многие различные догадки представляют о последнем. Одни считают его за Нафанаила. Кананита 18, другие за Симона 19, а иные опять за иного. Но вероятнее всего это был сам писатель Лука20, который посему и умолчал о себе из скромности. Впрочем, наше мнение не без достаточной причины выставляем, и ссылаемся на достойного веры свидетеля, на Метафраста; довольно и его одного, потому что в истории святого Луки он так сказал.

Итак, шли эти двое прямою дорогою в Еммаус. Они сокрушались духом о том, что произошло с Господом, были исполнены тревог и опасений и как бы пьянили от скорби. В таких обстоятельствах люди обыкновенно ищут облегчения печали в разговоре и разборе случившихся происшествий. Подобно делали и эти путники, припоминая бывшее и взаимным собеседованием умеряя душевную горесть. Они, говорит Евангелие, разговаривали между собою обо всех сих событиях. Но вездесущий Господь незримо был при них и слышал их малодушную беседу, а потом открылся им в видимом образе и, приблизившись, пошел с ними, как случайный путник из другой местности; они не узнали Его (Лук. 24:16).

Как бы ни зная причины скорбного настроения духа их, Господь Иисус сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и от чего вы печальны? И один из них, именем Клеопа, по Епифанию близкий родственник21 Господа по плоти, ответил: неужели ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им Господь о чем? И они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, который был пророк. Таким они считали Иисуса, не дошедши до более высшего понимания о Нем. Сильный в деле и слове. Этими словами указывает и на безбоязненную свободу в проповеди и на силу чудес. Потому что благодать изливалась из уст Христовых (Пс. 44:3) и в речах Его была приятная убедительность, обличавшая книжников, а толпы народа привлекавши, так что и противившиеся Ему стекались к Нему и говорили: «никогда человек не говорил так, как этот человек» (Ин. 7:46).

Дела же сопровождались некою божественною силою, которая при одном мановении и движении воли освобождала от болезней, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: «никогда ничего такого мы не видали» (Марк. 2:12). А приложенное, что Он был силен в деле и слове пред Богом и святыми людьми, сказано для того, что некоторые под прикрытием лицемерия считаются у людей добрыми, но Богом отвергаются; Богу, же и людям быть приятными могут только люди истинно благочестные и совершенные.

После сего, рассказавши, как Он предан был игемону и наконец, осужден на крестную смерть, прибавляет и о разрушении своих величайших ожиданий: а мы надеялись было, говорят, что Он есть тот, который должен избавить Израиля (Лук. 24:21). Прежде наступления страданий они были иного мнения о Христе; думали, то есть, что Он воцарится на земле и освободит народ Израильский от владычества Римлян. Посему-то и говорят: «мы надеялись было, что Он освободит Израиля». Когда же увидели, что Он так обесчещен и умер поносною смертью, стали иначе думать и даже укоряли себя за легкомысленные надежды. Но со всем тем ныне уже третий день как это произошло. Как бы так говорит: всякая надежда отнята у нас; вот уже третий день, как Он умер, и может быть, тление уже коснулось Его тела. Затем прибавляет и о виденном женщинами, рассказывая поверхностно.

Но и некоторые женщины из наших изумили нас; они были рано у гроба и не нашли тела Его, и пришедши сказывали, что они видели и явление ангелов, которые говорят, что Он жив (Лук. 24:23). Благовествованное женщинами называет чем – то изумительным, как бы страхованием призрака. И пошли некоторые из наших к гробу, и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели. Разумеет Петра и Иоанна, которые видели гробные пелены, а самого Христа не видели.

Спаситель, чтобы уврачевать грубость ума их, строго укоряет их за ослепление и неразумение закона и пророков: о, немысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Потом изъясняет предсказания пророков о Нем и показывает, что так надлежало пострадать Христу, смертью своею подающему спасение природе человеческой. И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании.

Прояснивши, таким образом, туман духовных очей их и просветивши мысли их, Он по приближении к селению показывал вид, что хочет идти далее. Но ученики, согретые в душе огнем учения и, не желая расстаться со сладкоглаголивым путником, ссылаясь на пору вечернюю, удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже сменился к вечеру. Охотно уступил Он приглашению, желая довести их до яснейшего познания истины о Себе. Готовится трапеза и полагается хлеб опресночный; потому что это был третий день Пасхи, когда еще не употребляли квасного хлеба.

Когда же, взяв хлеб, Он благословил, преломил и подал им, то в преломлении хлеба явил Себя, как Сам благоволил, и на мгновение, открывшись тотчас стал, невидим для них. Учеников объяла новая скорбь, растворяемая радостью и слезами. Ибо кого искали, тот был с ними, и кто был с ними, того не узнали, а когда узнали, то уже не видели. Радовались они, потому что видели Его; плакали о том, что лишились Его. Скорбели, что не узнали на пути, и обвиняли самих себя, что и благодать учения Его не привела их к познанию, по собственной глупости их. Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге, и когда изъяснял нам Писание (Лук. 24:32)? Что это значить? В словах Спасителя всегда была таинственная и неодолимая сила, воспламенявшая умы слушателей и возжигавшая в них искру убеждения. Почему и тогда, как Он объяснял им Писание, они пламенели любовью и увлекались божественными Его глаголами. Теперь же сожалели, что при таком обычном признаке Его речей они не узнали Его. И вставши в тот же час, возвратились в Иерусалим, и нашли вместе одиннадцать апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес, и явился Симону (Лук. 24:33–34). Пламя любви не давало им покоя и не позволяло выждать следующего дня; вставши в тот же час, они при ярком свете луны (потому что это шел третий вечер от полнолуния) спешили ускоренными шагами, как несущие радостные вести. Но спешность их предупреждена Христом, и Он является Симону, чтобы заверением старшего между учениками удостоверить прочих. Так как благовестие женщин они сочли мечтанием, то Господь открывается Петру. Хотя же умолчали Евангелисты о том, когда и как явился Он Симону, но удостоверяет в сем явлении и великий Павел говоря: Христос умер за грехи наши, был погребен, воскрес в третий день и явился Кифе. (1Кор. 15:3–5).

И мы, боголюбезное собрание, станем подражать, сей двоице учеников Христовых! Оставивши тот лицемерный Иерусалим, который сперва избивал пророков (Мф. 23:37), потом и Христа умертвил, и камнями побивал посланных к нему слуг Божиих, – а это есть порок, противящийся добродетели, распинающий Христа, всегда противодействующий учению пророческому и апостольскому, – оставивши его, поспешим в селение Еммаус, то есть деятельную благую жизнь, отстоящую от него в шестидесяти стадиях. Это число указывает и на великость расстояния и на многоплодность деятельности, утверждающейся на десяти заповедях Божиих. Протекая эти шестьдесят стадий, увидим Господа, духовно сопутствующего нам и поучающего нас. Потому что Бог Слово вспомоществует идущему путем добродетели, ободряя медлительного и давая особую благодатную силу, без которой и не совершается никакое богоугодное дело. И сопутствует нам Слово, сперва едва приметно для нас, а потом явственнее открываясь. Ибо души людей преданных добродетели, чем более очищаются, тем более познают

Бога. Явственнее же открывается им Бог в преломлении хлеба, то есть – в общении таинства Евхаристии. Если же показавшись ученикам, тотчас становится невидимым, ты не удивляйся! Озаривши ум людей очищенных, Он отходит как молния, ничем неудержимая, чтобы и желание верующего исполнить, и побудить любящую душу к большему преуспеянию, и возводит ее священными восхождениями от силы в силу (Пс. 83:8) к созерцанию Его, единой доброты и вечного упокоения нашего. Ему честь и слава во веки веков. Аминь.

Беседа на шестое утреннее Евангелие

Светлое воистину и преславное нынешнее торжество; оно глава всех праздников. Оно венец тайн Христовых; оно совершение нашего спасения. Ныне естество человеческое воссело на пренебесном престоле; ныне разрушена древняя вражда и распря разумной природы, состоялось единение и примирение ангелов и человеков. Ныне смертное естество возвышено над бестелесными и соделалось причастным божественной славы. Умные силы торжествуют ныне, с изумлением видя землю, примиренную с небом, и желая познать предреченное Исаиею пророком (Ис. 9:6). Но предложим слова Евангельские и по возможности проследим скрывающийся в них смысл. Восстав от мертвых, Иисус стал посреди учеников своих (Лук. 24:36). Уместно спросить, для чего Господь Иисус стал посреди учеников? Так как Он имел поручить им учительство в народах, а учительство обнимает и точность догматов и соблюдение заповедей, то образно (символически) показывает им, что оба сии, и богопочтение и деятельное благочестие, стоять на средине22. Ибо учение наше о Боге стоит на средине между Иудейским, сводящим единоначалие к одному лицу, и Еллинским, признающим множество богов; и самые добродетели суть середины23 не допускаются ни излишества, ни недостаточности. А что Иисус, как говорит Марк (16:14,), стал среди учеников, которые возлежали, не смущайся. Отсюда, прикровенно научаемся, что Божественная природа неизменна, неподвижна и непреложна, а род человеческий подвержен прирожденной ему немощи.

И сказал им: мир вам. Сказал так, чтобы избавить их от двойного страха, то есть опасения от Иудеев, и страха, что видят призрак. Мир дал им, и вместе показал, что Податель мира есть сам Он, Мир наш, упразднивший вражду крестом и смертью Своею и примиривший нас с Богом. (Еф. 2:14–16). Но, как видится, ученики были так несовершенны и так смущены, что хотя явно видели Господа и слышали глас Его, все-таки думали, что видят духа.

Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа (Лук. 24:37). Не за демона сочли видение; они убеждены были, что видят Господа, почему и обрадовались, как говорит Иоанн (Ин. 20:20), но самого Его считали духом, непричастным телу. Так как несвойственно телу входить, когда двери заперты, то ужаснулись, увидевши Его.

Но Спаситель сам успокаивает их от страха, и открывает происшедшее в сердцах их смущение, говоря: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? И вместе с тем показывает им язвы на руках и ногах, в удостоверение, что это, то самое тело, которое пострадало, и что не другое вместо него воскресло, и что сам Он не есть призрак или дух бесплотный. Посмотрите на руки Мои и на ноги мои; это я Сам! Осяжите Меня, и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня (Лук. 24:39). Тут возникает сомнение, как язвы от гвоздей показаны были на теле нетленном? Посему говорим, что Он показал их домостроительно, для удостоверения в воскресении Своем. Потому что если и по обнаружении их ученики еще не верили, то, что подумали бы, еслибы не видели признаков страдания?

Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им, есть ли у вас здесь какая пища? Видел Он, что не верили еще ученики и, как бы, взвешивая свою мысль, оставались в нерешительности: потому что в радостных внезапных событиях обыкновенно люди не скоро дают веру и себе самим; видел это, и явственнее удостоверяет их. Когда они подали Ему часть печеной рыбы и сот от пчел, то Он, взяв, ел пред ними (Лук. 24:43).

Пусть не тревожится мысль слушателей тем, что тело, сделавшееся бессмертным и не нуждающимся в пище, принимает пищу, пусть не спрашивает, что сталось с принятою? Такие запросы выставляют только люди, не признающие тайны воскресения. Ибо, как домостроительно показал им язвы от гвоздей и копья, хотя дебелости плоти уже не имеет в Своем чистом, тонком и боговидном теле: так и пищу принимает теперь, не как мы едим, так что ядомое, изменяясь, частью прилагается к телу, частью выбрасывается, частью испаряется чрез дыхание. Но как огненный луч солнца24 снедает подверженную ему влагу, ничего от ней не заимствуя в собственную свою природу, так сталось и с пищею, которую принял Спаситель. Как воск, капая на горячее железо, растопляется; и исчезает, так и пища та пожрана огнем Божественным. Но обрати внимание на вид пищи, как на символ домостроительства воплощения; ибо это была часть печеной рыбы и сот меду. Часть рыбы25 – потому что Он, соделавшись человеком и поживши в море нашей жизни, не вкусил горечи греха (Петр. 2:22. Евр. 4:15), подобно, как и рыба, живя в море, не становится соленою и горькою. Печеной – потому что плоть, соединенная с огнем Божества, ничего слабого или скоропреходящего не заимствовала из этой болезненной жизни. И влекомый на страдания и подъемля тысячи видов поругания, Он, как рыба, был безгласен, не противоречил, не жаловался и не отверзал уст Своих, по пророческому о Нем. выражению Исаии пророка (Ис. 53:7. сн. 42:2). Что же означал сот от пчел? поелику Он вкусил желчи (Мф. 27:34) когда пригвождали Его ко кресту, врачуя, то есть, противною горечью усладительное вкушение прародителя: то по исполнение всего домостроительства о природе нашей, теперь соделывает нас участниками просвещения26 и сладости, которых явственными символами были мед и сот, предложенные в пищу Господу. – По всему же не должно сомневаться, что Он и от вина вкусил после того, как ел 27. Хотя здесь и умолчано о сем, но это видно из слов апостола Петра, что мы с Ним ели и пили (Деян. 10:41), не пред страданием только, а и по воскресении Его из мертвых. Иначе, как бы исполнилось Его обещание, данное им на таинственной вечери: : отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в царстве Отца Моего (Мф. 26:29)? Царством назвал воскресение, о котором сказал: дана Мне всякая власть на небе и на земле (Мф. 28:18); а новым назвал вино потому, что воистину образ принятия его был чудный и необычный.

Удостоверивши, таким образом, учеников, напомнивши о том, о чем прежде учил, и, отверзши им ум к уразумению Писания, Он заповедал им пребывать в Иерусалиме и ожидать сошествия Святого Духа, которое выразил словами: доколе, не облечетесь силою свыше (Лук. 24:49). И потом вывел их вон из города до Вифании (ст. 50), этою соседнею местностью означая гору Елеонскую. Ибо на сей горе приличествовало совершиться вознесению Спасителя на небо, подобно как, согласно с преданиями древних отцов, на сей же горе явится Он с телом в последний день мира. Вершина этого места называется горою Елеонской (Масличною), а подгорье – долиною Плача; то и другое название, по моему мнению, указывает, что праведные получат милость вечного покоя, а грешные осуждены будут, на плачь неутешный. А что на сей горе имело последовать спасительное вознесение Господа, предсказал и боговдохновенный Захария словами: и выступит Господь, и станут ноги Его в тот день на горе Масличной, которая подле Иерусалима (Зах. 14:3–4).

Итак, на сию гору возводит Иисус учеников Своих, и, подняв руки Свои, которые ради нас распростер на кресте, преподает им благословение Владычное, то есть и последнее прощальное, и уполномочивающее их на дело их, и чудесным образом возносится на небо, не на огненной колеснице, как некогда Илия Фесвитянин (4Цар. 2), а взятый светлым облаком из вида учеников. Потому что сей же Евангелист в книге Деяний говорит: поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их (Деян. 1:9). Облако же представляло образно и начертательно силу Духа Святого. Как Сын Божий сошел на землю в Духе, по благовестию архангела Гавриила: Дух Святый найдет на тебя (Лук. 1:35), так и восходит в сопровождении Духа, который всегда и сосвидетельствует28 Ему, и существенно пребывает с ним. Но почему не тотчас по воскресении из мертвых взошел на небеса, а уже чрез сорок дней? Потому что в таком случае самое воскресение могло бы казаться призрачным и мечтою, если бы, то есть, Воскресший, показавшись, тотчас скрылся. Это было бы нечто подобное сонным радостным видениям, которые как только появляются, тотчас и исчезают, обманувши мысль спящего. Посему-то Он пробыл достаточно времени, и разными явлениями утверждал учеников, и когда чудо воскресения так подтвердил, что противоречить ему нельзя было, тогда, наконец, вознесся на небо. – Но если ум ваш приобвык к высшим созерцаниям и может возноситься, к более точным представлениям, то я объясню вам и то, почему Он вознесся чрез столько дней. Знаем три рождения Христа на земле: первое от пренепорочной Матери; второе, в Иордане посредством воды29; третье, паки бытие из мертвых, по которому Рожденный прежде всякой твари (Кол. 1:15) называется и Первенцем из мертвых (ст. 18:1Кор. 15:20. Ап. 1:5). И в первом рождении, после сорока дней, мать принесла Его, как первородного, в храм, чтобы представить Его пред Господом и принести жертву, по предписанному в законе (Лук. 2:22–24). Во втором рождении, чрез крещение, веден был Духом в пустыню и был там сорок дней, и когда победил все искушения и посрамил искусителя (Марк. 1:12–13. Лук. 4:1–14), начал проповедовать Евангелие царствия Божия. Соответственно сему и после третьего рождения, разумею, воскресение из мертвых, Он по прошествии сорока дней восходит (Еф. 4:10) в пренебесное святилище, принося Богу и Отцу естество наше Собою Самим в жертву чистую (Евр. 9:24–26), как победивший миродержителя и ставший превыше всякого начальства и власти (Еф. 1:21).

Не следует же опустить без упоминания и того, что не только одиннадцать учеников были зрителями вознесения Христова, но и сама пренепорочная Владычица, и многие из семидесяти учеников, в том числе и Нафанаил Кананит. Иначе как бы он мог видеть исполнение данного ему обещания30? Ибо когда Филипп научил его о Христе и уловил в сети Евангельские, то Спаситель сказал ему: отныне будете видеть небо отверстым и ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну человеческому (Ин. 1:51). А этим явно предъозначил Свое возвращение на небо, при коем одни из ангелов восходили, повелевая высшим Силам поднять врата небесные (Пс. 23:7–9), а другие нисходили удостоверить учеников, что сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет на землю опять таким же образом (Деян. 1:11), то есть с телом; указывали они на явление Его в последний день мира.

А для чего ангелы повелевают высшим Силам поднять врата, изъяснил Богослов31. поелику чрез страдания Спаситель возвысился, как говорит апостол посему и Бог превознес Его (Фил. 2:9), и сам Он сказал ученикам: дана Мне всякая власть на небе и на земле (Мф. 28:18), то для принятия Его и требует торжественнейшего открытия врат небесных. Но принимавшие Его ангелы, видя Входящего с телом и знаками страдания, с любовью вопрошают: Кто сей Царь славы, шествующий о Едома, в червленых ризах от Восора (Ис. 63:1)? То есть: Кто это идущий от земных стран и облеченный в плоть? Потому что Едом означает круг земной32, а Восор – плоть. И получают в ответ: Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани, Который сражался с диаволом за род человеческий!

Что-ж? скажет кто нибудь; разве умные силы не знали о возвращении Христа на небо? И не странно ли, что Исаия, Захария и до них Давид провидели это и предсказали, а чистейшие умы оставались в неведении о вознесении? А если знали, для чего любопытствуют о том, Кто это шествует от Едома? – Говорим. Ангелы знали, что Господь, совершивши на земле дела Своего домостроительства, возвратится в небесное жилище Свое и стояли у дверей для встречи. На это указывает и Евангельская притча, повествующая нам: Будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака (Лук. 12:36); ибо весьма вразумительно подразумевает ангелов, сидящих у небесных врат и ожидающих возвращения Господа с земли по совершении таинственного брака Своего33. Итак ангелы не неведали об имеющем быть вознесении, но не уверены были, что возвратится с телом. Посему мысленно созерцая вышеестественное величие таинства, и теперь видя Господа в таком образе и окропленной кровью одежде, недоумевают, Кто это. А удостоверенные двойным ответом, вопрошают34 самого Господа: от чего одеяние Твое багрово, и ризы у Тебя, как у топтавшего в точили (Ис. 63:2); Обагрилась плоть Господня кровью, истекшей из ребра, и украсилась самим страданием; посему и прибавляет священное множество бесплотных: Сей величественный в Своей одежде (ст. 1). Ибо одежда и покрывало есть человечество. – Но как на нетленном теле виделась окровавленная одежда? По домостроительству сделано было, что виделась. Как язвины от гвоздей показывал Господь ученикам, и ел рыбу, тогда как не имел нужды в пище, так и ангелам виделся в той одежде, чтоб показать им Свою благость к человечеству. Эту окраску плоти божественной провидел Иаков и провозгласил: омыл в вине одежду Свою и в крови гроздов облачение Свое (Быт. 49:11). – Что же ответствует Он на вопрошение ангелов? Я топтал точило один, и не было со Мною никого из народов (Ис. 63:3), – точилом называл полчища демонов и неверие Иудеев; ягоды их исполнены желчи, и вино их горько (Втор. 32:32). Это точило Я попрал на кресте один, и, украсив плоть как бы вином новым, победителем восхожу к престолу Отца. Тогда ангелы поспешно отверзают врата. И мы, вняв приглашение Исаии пророка, пойдем и взойдем на гору Господню (Ис. 2:3)! Последуем духовно за Тем, Который, по выражению псалмопевца, делает облака Своею колесницею (Пс. 103:3), и на высоты возводить естество наше, как вещает пророк Аввакум (Авв. 3:19). Приобщимся и мы сонмам ангелов, сопровождающих и сретающих Его, как увещевает нас Григорий Богослов35. Будет сопровождать Его словами о Промысле, которые научают нас истине воплощения Господня, а сретать речами о богословии, сколько то есть они уясняют нам вечное и неизреченное рождение Его и единосущее Его со Отцом. Возвышение же от земли к небесам есть переход от учения о домостроительстве Его к познанию божественности Его, или, если угодно, возведение от деятельности к созерцанию. Итак, кто, духовным разумением постигши, сколько можно, учение о Промысле, восходит к высшему богословию, те как бы некими восхождениями по степеням все более расширяют и поднимают врата ума своего для сретения и принятия Богочеловека Слова, от земных стран восторгаясь к небу, и возвышаясь мыслью и делом вместе с постоянно влекущим нас в горняя словом Божиим, и неизреченно соединяясь с Богом, Которому подобает всякая честь и слава, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Беседа на седьмое утреннее Евангелие

Когда исконный враг замыслил погубить природу нашу, употребивши змия в орудие, то сперва, обольстил жену, воспользовавшись ее простотою, а чрез нее и мужа ввел в грех. Теперь же Господь, по воскресении из мертвых, сперва является женам, чтобы жена, бывшая некогда причиною падения, была и вестницею восстановления. Итак, является Марии Магдалине, и сим явлением делает ее воистину великою. Ибо Магдалина значит возвеличенная36, и это прозвание указываете на величие, по которому она исполняла долг апостола для апостолов. Но чем был между учениками колеблющийся надвое Фома, посему и названный37 Дидимом, тем и Магдалина была между мироносицами. Потому что хотя оказывалась, может быть пламеннее других учениц, но не просто верила словам и делам, а требовала очевидных доказательств, точнее исследуя вещи, и вместе с другими идя к живоносному гробу, и одна пребывая у гроба. По прошествии субботы придя вместе с другою Мариею, не только ангельского видения и собеседования удостоилась, но и лице Вожделенного видела, и касалась ног Его, и слышала голос Его (Мф. 28). В глубокое утро она ходила туда с другими женщинами (Марк. 16:2), и снова рано спешит, и одна находится у гроба в самый день воскресения. Но лучше приведем самые слова Евангельские.

В первый день недели Мария Магдалина приходит к гробу рано, когда было еще темно (Ин. 20:1). Евангелист хочет означить тот промежуток между ночью и днем, который называется рассветом; но через исторические события возводит ум к высшим созерцаниям. Итак, было утро, потому что Солнце правды воссияло от гроба, как с востока (сн. Мал. 4:2); но было и темно38, потому что людям неизвестно еще было чудо воскресения. – Не говорит, что увидела камень отваленным, хотя три прочие Евангелисты так упомянули об этом. Но великий Иоанн, обыкновенно с историческими событиями соединяющий богословские мысли, говорит, что камень взят от гроба: потому что, кажется, не просто (не единственно, не одно только разумея) говорит, не о чувственном только камне повествует; ибо камень не был взят и унесен с гроба, но обретался при входе в гроб, – а говорить о краеугольном Камне, Христе39. К этой мысли приводит меня сам Евангелист, когда сказавши «видит камень взятым от гроба», представляет Магдалину говорящею: унесли Господа из гроба,

этим последующим выражением, объясняя предшествующее. Потому что Еммануил, сделавшийся для некоторых камнем претыкания и камнем соблазна (1Петр. 2:7), отринутым книжниками и старейшинами Иудейскими, которые устроили (Мф. 21:42) постановления закона, воистину сделался главою угла, соединяющим в себе два народа (Еф. 2:16). Может быть, Он же прознаменован был тем камнем, на который, опершись головою, то есть властною частью души, Иаков, и, заснув, отрешившись от чувственных предметов, духовным зрением видел оную мысленную лестницу (Быт. 28:12). Сей – то камень предъизображался и тем камнем, который источил для народа Еврейского воду в изобилии, как говорит апостол Павел: пили из духовного последующего камня; камень же был Христос (1Кор. 10:4). Это был тот камень, который, по предсказанному Даниилом пророком, без содействия рук отторгся от горы и сокрушил (Дан. 2:45) мерзости демонов.

Итак, бежит, и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус (Ин. 20:2). Что же? Не и прочим ученикам, а только Петру и Иоанну объявила? Так как другие, опасаясь неистовства Иудеев, скрывались, а Петр и Иоанн с большею доверенностью вели себя, один потому, что отрекся с клятвою, а другой потому не опасался, что знаком был первосвященнику (Ин. 18:15), то она и идет к сим и говорить: унесли Господа из – гроба. По женской немощи она думала, как видится, что тело Господа кем ни будь унесено.

При этой неожиданной вести вышли Петр и Иоанн, оставивши сомнение в том, что Господь не остался среди мертвецов, и пошли к гробу. Исполненные благих надежд, они ускорили шаги свои и побежали оба вместе (Ин. 20:4). Но Иоанн бежал скорее Петра и первым пришел к гробу, хотя из похвального уважения не первым проник во гроб, предоставив это старейшему себя.

Тут может казаться недоуменным: как другой ученик пришел скорее, если они бежали вместе? потому что выражение «вместе» как будто указывает на равенство хода. Они и бежали вместе, то есть с одинаковою готовностью и спешностью духа, но скоростью ног быстрее бежал другой. Так и созерцание, которого символом служит Иоанн, быстрее деятельности, которую означает Петр. Ибо первое, видениями ума, стремясь быстро, далеко простирается в изыскании истины и божественной славы, хотя и не может достигнуть ее без соответствующей деятельности; а деятельность, сперва руководствуемая созерцанием, после многих трудов и усилий соединяется с вожделеваемым и делается опорою для созерцания, взаимно давая ему помощь, как и сама была созерцанием вспомоществуема. Так и во время страдания Господня Петр чрез Иоанна вводится во двор. Ибо Петр стоял вне, за дверями; а Иоанн, знакомый первосвященнику, вошел с Иисусом во двор первосвященнический, потом вышел, и сказал придвернице, и ввел Петра (Ин. 18:15–16).

Но как Иоанн знаком был с врагом и обвинителем Иисуса. Христа? Так, как созерцающему знаемы вещи, противоположные друг другу40. Иначе как вошел бы во двор, в котором совершается Господне домостроительство, то есть в познание вещей божественных, если бы не имел благодатного дара внешней философии? Ибо Анна в переводе значит благодать41, а Каиафа – изыскатель; ими означается дар доказательного умозаключения, чрез которое выслеживается истина. – Итак, Иоанн был знаком, но не друг первосвященнику, а был возлюбленным учеником Иисусовым. Потому что упражняющемуся в деятельной добродетели надлежит быть знакомым с внешним любомудрием, но другом только слову истины.

И в другом отношении чрез сих учеников указываются свойства деятельности и созерцания. Петр отрекся, а Иоанн пребыл непоколебимым. Ибо человек, всего себя предавший деятельности, часто уклоняется с правого пути, или по немощи тела, или может быть по гордости ума, и трижды отрицается Господа, или на словах отметая Его, или увлекшись гневом, или поработившись какой-либо нечистой страсти; при сем поет петух, то есть совесть, неусыпный страж, и возбуждает в нем чувство прегрешений своих. А кто после деятельности просвещается в душе светом созерцания и соделывается сыном божественного учения, сыном грома (сн. Марк. 3:17), тот никогда не совратится с прямого пути42. Но станем опять читать Евангельские слова.

И наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел (в гроб). Иоанн, как быстрее ногами, упредил Петра, но что было внутри гроба, не видел. A за ним следовавший Петр пришел запыхавшись, и войдя внутрь гроба, видит сокровенные там тайны; после него и Иоанн входит. Так и на озере Тивериадском Иоанн первый узнал Господа и дал знать Петру, а Петр первый бросился в воду и на берегу встретил Господа (Ин 21:7–8).

Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит в гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте (Ин. 20:6–7). Видение покровов (пелен) было явственным указанием на воскресение43. Потому что, так как они соединены были с телом Господа посредством смирны и алоя, а эти вещи имеют силу склеивать, и не отрываются, то божественному только могуществу, возможно, было легко отделить их от тела. Если бы воры и ночные грабители украли тело, то не имели бы настолько времени, чтобы прежде уноса обнажить тело, намащенное клейким веществом, когда притом и стража охраняла, и столь великий камень покрывал вход в гроб. Если бы даже обкрадыватели и грабители гробов дерзнули на злодеяние, то оставивши тело, они скорее похитили бы покровы с погребенного. А что сии были прилично сложены и головной плат сложен отдельно от них, кто бы счел это делом обирателей мертвецов? Это все, имея в мыслях, ученики уверовали. Но тут некоторые люди со странным образом мыслей и необузданным языком выдумывают басни и выставляют ложные причины, почему головной платок не был сложен вместе с пеленами. И одни говорят, что это был подарок, какой – нибудь распутной женщины, а другие, что он дан был Иудеями, как означение приговоренного судом к смерти.

Все это старушечьи бредни и порождения праздного ума. Может быть лучше бы и не упоминать об этом; но я счел нужным обличить лживые выдумки, чтобы слух простецов не внимал им. А для тех, кои все-таки допытываются, почему головной плат лежал отдельно от полотнищ, говорим: самый порядок и ход дела требовал такого именно положения головного плата. Ибо: поелику глава Господня была обвита им, а все остальное тело обвито было пеленами (или полотнищами), то при воскресении Господа каждая вещь осталась на том месте, где была. На столько, то есть, отдален был плат от пелен, на сколько шея отделяет голову от остального тела. Потому и сложен был так, как сложен был на непорочной и божественной главе. Таково самое простое и согласное с делом решение вопроса.

А если хочешь проникнуть во внутреннейшее и созерцать более таинственное знаменование, то в Григории Нисском44 найдешь руководителя достоверного, который поведет тебя к высшим созерцаниям. Чему же научаемся из слов его? Научаемся чрез голову разуметь Божество Слова, а чрез остальное тело разуметь человечество. И потому пелены указывают на слова о домостроительстве, которые всякому доступны и от всех могут быть изъясняемы; а головной плат указывает на сокровенные и вышеразумные слова Богословия, на учение о Божестве. Они всегда должны оставаться сокровенными и свитыми, как таинственные, которых мысли нельзя выразить словами. Это же символическое указание находим и в агнце, которого узаконено Моисеем приносить в жертву и закалат в праздник Пасхи (Исх. 12:46 и дал.). Ибо повелевает Моисей, есть мяса и из костей съедомое, но костей не сокрушать и не касаться того, что внутрь их. Повеление имеет высший смысл и научает, нас, чтобы мы о домостроительстве воплощения и Божестве рассуждали, сколько нам возможно, а чего ни помыслить ни постигнуть не можем, того не касаться, но оставлять это сокровенным в сокровищах все проницающего и узнающего Духа (1Кор. 2:10–11), Которому вместе с Отцем и Сыном подобает поклонение и слава ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

Беседа на восьмое утреннее Евангелие

Мария стояла у гроба и плакала. И когда плакала, наклонилась во гроб, и видит двух ангелов в белом (Ин. 20:11–12). Когда немного прежде верховный из апостолов и другой, возлюбленный ученик Христов, пришли к живоносному гробу и уверились в воскресении ушли, христоносная45 Магдалина оставалась у гроба в слезах и ожидании узнать что-либо высшее и сокровеннейшее. И вот, ободривши себя, наклоняется внутрь Богоприемного гроба вдруг видит ангелов. Потому что ей явились два в белых одеждах ангелы в том самом месте, где лежало Божественное тело Иисусово. И как головной плат лежал отдельно от прочих пелен, то один виден был охраняющим плат, а другой пелены. И это может быть служило символом двух естеств во Христе: ибо глава изображала Божество, а ноги восприятое (человечество). поелику же плоть Слова, положенная во гробе, пребывала неразлучного от славы Божества, то ангелы стояли на страже у места Господня,: как у чертога, указывая мироносице, что в гробе была похоронена не простая плоть, которая могла бы подвергнуться хищению. Примечай удивительное в сем деле: как Петру и Иоанну, бывшим в тот же час во гробе, видены были одни пелены, никем казалось не охраняемые? Ибо священные умы хотя присутствовали, но не были зримы. А женщине приключилось наоборот: она не видела пелен, а видела ангелов. Почему это? Потому что ученикам, как большесмысленным, достаточно было для уверения видеть пелены, а немощи женской едва видения ангелов и самого явления Иисусова довольно было для удостоверения. А может быть и ученики, если бы подражали неотступному усердию женщины, удостоились бы такового – же видения.

Итак, Мария, изумленная видением ангелов и неожиданным зрелищем, стояла в трепете; ангелы же, выводя ее из страха, спрашивают ее, как бы желая узнать причину слез ее. Явлением своим и речью они выводят ее из подозрения, будто тело Господне украдено. И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Для чего думаешь, будто может быть украден охраняемый такими стражами? Видишь ангелов, сидящих, одного у главы, другого у ног, и думаешь, что сокровище похищено? Какой это наглый обкрадыватель мертвых или дерзкий опустошитель гробов, что похитил бы царя, окруженного воинством ангельским? Но Магдалина была так слаба и непонятлива, что это нисколько не убеждало ее. Унесли, говорит она, Господа моего, и не знаю, где положили Его. Что прежде сказала Петру, и Иоанну, то самое говорит теперь и ангелам.

Но, как славно постоянство, как прехвально терпеливое ожидание! Не презрел ее Вожделеваемый, не попустил обуреваться неверием Искомый, но видя пламенное желание, внезапно предстает ей. Потому что когда, сказавши сие ангелам, она оборотилась назад, то увидела Иисуса стоящего, и не узнала, что это Иисус. Что же побудило ее прервать начатую с ангелами беседу и обратиться назад? Из самого взгляда и одежды ангелов почувствовала, что некто стоит позади. Потому что при появлении Господа ангелы тотчас встали, переменою взора указывая на Стоящего. Приметивши это, и Мария обратила взор, но не узнала спрашивавшего: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Не узнала по причине усилившегося дневного света и потока слез с очей ее, а больше потому, что таково было домостроительное действие силы Божией. Жена, что ты плачешь, кого ищешь? Это слова укоризны и обличения за неверие. Как бы так говорит: Ты, вместе с другою Мариею, видевшая46 Меня и касавшаяся ног Моих, еще – ли сомневаешься? Но она не почувствовала укоризны и не узнала Того, Кто говорил; а думая, что это садовник, говорит Ему: если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Не неуместно сочла Его за садовника. Потому что Он был новый Адам (1Кор. 15:45), всецело восприявший первого садовника и стража Едемского (Быт. 2:15); в саду же был предан и в саду погребен Он, имевший даровать Адаму сад райский.

Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его. Для чего ты перенес мертвеца? Может быть, ты сделал это из брезгливости, и, не желая иметь Его в своем саду бросил, где – нибудь без погребения? Скажи мне, и я возьму это легкое бремя и помещу, где хочу. Что же Спаситель? Видя ее одержимою неведением и нисколько не помышляющею о воскресении, одним воззванием возбуждает ее от заблуждения. Он говорит ей: Мария! Она, обратившись, узнала сладкий глас, и от величайшей радости воскликнула: Учитель! – и с этим словом спешила припасть и коснуться непорочных ног Его, но не допускается к тому и слышит: не прикасайся ко мне. Не прикасайся, говорит, и не пытайся прикоснуться! Потому что уже не ношу дебелой плоти47, которая подлежала бы прикосновению твоему48. И хотя немного прежде по снисхождению Моему ты с другою Мариею касалась ног Моих (Мф. 28:9), но, то было по смотрению домостроительства и для удостоверения в воскресении. Итак, поелику и видевши Меня очами, и слыша ушами, и осязавши руками, еще не утвердилась в вере и снова ищешь Меня, как мертвого, то не прикасайся ко Мне (Ин. 20:17), как объятая мраком толикаго неверия49. Или может быть слова «не прикасайся ко Мне» означают духовное прикосновение;

может быть, Магдалина хотела дознать, как и для чего устроилась тайна воскресения. Посему Христос запрещает ей касаться таких вопросов, и говорит, не любопытствуй и не доискивайся того, что выше тебя; ты еще не можешь принять учения таинственного: потому, что Я еще не возшел к Отцу Моему, чтобы чрез ниспослание Духа вести вас к высшим созерцаниям. Может быть, к этому же имеет отношение то, что прежде говорил Он: когда Я вознесен, буду от земли, всих привлеку к Себе (Ин. 12:32), – вознесением называя восхождение к Отцу. Итак, говорит, я восхожу к Отцу Моему, чтобы и с телом пребывать всегда с Ним. Ты же иди и возвести о сем вознесении ученикам Моим: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. Знающим св. Писание не должно соблазняться, если Христос по причине домостроительства говорит что – либо человекообразно. Отца называет Богом Своим, как восприявший естество сотворенное; и Его же называет Отцем по тожеству сущности и природы. Он ест Отец Его по естеству, по божественной сущности, а наш – по благодати чрез Него, то есть чрез Христа.

Но в каком смысле говорим, что Христос по воскресении недоступен был50 человеческому прикосновению, рассмотрим, чтобы могли говорить с Павлом: если и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем (2Кор. 5:16). Когда преступление первого человека навлекло на нас дебелую толщу плоти51, которую слово Божие

называет кожаными одеждами52, то Пришедший для восстановления природы нашей сделался тем, чем был Адам после преступления53: а когда пострадал и воскрес, то преобразовал54 природу в то, чем был человек до преступления, снявши с нее те кожаные одежды. Потому что воскресение есть восстановление в прежнее состояние Его и мы ожидаем получить в пакибытии (Мф. 19:28), благодатию преобразовавшего Собою природу нашу и обессмертившего ее, Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, которому слава, во веки веков. Аминь.

Беседа на девятое утреннее Евангелие

В первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты (Ин. 20:19). Исследователям священных Писаний уместно спросить: от чего Христос по воскресении, женщинам являлся уже при восходе солнца и весьма рано, а ученикам тогда уже, когда оканчивался день? Если судить по последовательному ходу историй, то вероятно это сделано потому, что в течение дня ученики отлучались одни от других, как можно заключать от шедших в Еммаус, а ночь собрала их воедино: потому и явился им Христос вечером. Ибо когда вечерело, они стали сходиться в Сионскую горницу и, скорбя об Учителе и страшась Иудеев, делились мыслями друг с другом и ободряли души свои благими обетованиями Спасителя. Итак, вечером пришел к ним Иисус, и стал посреди, чтоб все видели Его. – А в высшем смысле вечер наступил и для учеников, потому что мысль их была омрачаема облаком печали, так как они думали, что Солнце правды еще скрывается над землею. Итак, приходит и по Своей божественной силе входит сквозь заключенные двери, делая это в показание, что они не плотским образом должны мыслить о Его природе, которая совершеннее приобщилась нетления и славы божества. Показывает еще, что таким же образом вышел из девственной утробы55 и из запечатленного гроба: потому что не повредил ключей девства, когда родился, и печати гробной не нарушил, когда воскрес, ни двери отверз, когда явился ученикам.

Ученики обрадовались, увидев Господа; это может быть та радость была, о которой Он говорил им пред страданиями Своими: опять увидите Меня, и возрадуется сердце ваше (Ин. 14:19. 16:22). Итак, обрадовались, когда увидели Его воскресшим и исполнившим обещание, и подобно как мрак ночи развевается при восходе солнца, так сладостное явление Господа прогнало тучи скорби от душ учеников. А если Лука, повествуя о сем же явлении, говорит, что они в смущении и испуге подумали, будто видят духа (Лук. 24:37), а этот говорит, что обрадовались, то этого не нужно считать разногласием. Ибо можно думать, что сперва они смутились, увидев Его вошедшим сквозь затворенные двери, а потом обрадовались, узнавши Его из приветствия и показания ран. Ибо для того и два раза мир возвещает им, прежде показания ран и после, чтобы избавить их от двойного страха, – и страха от Иудеев, и происшедшего от представления, что увидали духа. Но двойное подаяние мира может означать и нечто другое, что, то есть, не земное только, а и небесное примирил Христос. И сие возглашает речь апостолам: умиротворив кровью Сына Своего и земное и небесное (Кол. 1:20).

Сказав это, он показал им руки и ноги, и бок Свой (Ин. 20:20). Показывает язвы от гвоздей, еще видимые на членах, чтобы из самих язвин познали, что не иное тело восстало, а самое пострадавшее. Показывает руки, которыми прежде создал Адама, и его падшего опять воссоздал. Показывает бок, в котором Ева, созданная из ребра, обрела жизнь, освободившись чрез кровь и очистившись водою. Показывает им руки и ноги и бок, таинственно их, научая совершенству: деятельной добродетели – чрез руки и ноги, а вере – чрез бок, из которого истекла кровь и вода в знак таинственного единения с ним верующих чрез Крещение и Евхаристию. После вторичного преподания мира, Иисус дунул и говорит им; приимите Духа Святаго (ст. 22). Чрез дуновение преобразовывает природу, сообщая ей древнее 56 дарование благодатное, которого она лишилась, чрез преступление. Ибо, когда вначале произвел человека, то украсил его сообщением Духа, вдунувши в него дыхание жизни, которое было сообщением Духа Святого. И как оно было обезображено грехом, то опять чрез дуновение возобновляет, как бы от источника полноты Своей, наполняя (Еф. 1:23) учеников и соделывая их способнейшими57 к принятию тех даров Духа, которые они имели получить в праздник Пятидесятницы. Ибо теперь дал им один только вид благодати – отпускать грехи58. Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Посланнничество тут выставляет, равным не по достоинству. Ибо Отец послал Сына, как единосущного и равночестнаго, а Христос посылает апостолов, как рабов и учеников. И слова Его заключают в себе следующее: Как Отец послал Меня облагодетельствовать природу человеческую, так и Я посылаю вас проповедовать спасение людям. Так утвердивши их в вере, тотчас стал невидим, и этим показавши преображение тела Своего в высшее состояние.Фома же, один из двенадцати, называемый близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. По устроению Божию приключилось отсутствие Фомы, чтобы посредством тщательнейшего исследования яснее открылась тайна воскресения. Обрати внимание и на то, что он носил имя, соответственное характеру. Ибо Фома в переводе значит бездна, или пучина и близнец, или колеблющийся надвое59; ему-то и привелось двоиться пред пучиною и непостижимостью тайны воскресения. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей. Кажется, не воскресению не верит 60, а только хочет точнее исследовать, тоже ли тело воскресло? Потопу что если бы в воскресении не был уверен, то сказал бы скорее: если не увижу Господа, не поверю. А теперь, желая осязать руки и ребра, явно показывает, что сомневается о теле. Ибо, услыша от учеников, что Он вошел при заключенных дверях, пришел к мысли, что Он сложил тело и остается духовным существом. Это самое было и с другими учениками, которые думали, что видят духа (Лук. 24:37). Но что тело плотское воскресло духовным, никто не станет противоречить; иначе, как, же заключенные двери пропустили грубое тело? Но и не в невещественное что – либо изменилось оно, ни в природу божественную, на, то самое тело, которое пострадало, силою божественною преобразовалось в тонкое, духовное, и остается телом, сияющим славою божественною. И таким образом Он бесплотен, но не бестелесен61.

И если не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. Обращай мысль не на одно только неверие Фомы, а смотри и на твердость его и ревность к дознанию. Ибо так как ему, предстояло открыто и дерзновенно, проповедовать о воскресении Господа и говорить вместе с Иоанном о том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни (Ин. 1:1): то не безместно любопытствует и исследует, удостоверяя пытливостью своею и других. Не один только Фома не верил; и остальные увидя Господа, колебались. Ибо Матфей говорит: иные усомнились (28:17); а Лука: подумали, что видят духа (24:37). Итак, все утверждаются в вере чрез прикосновение Фомы. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Приходит Иисус, когда двери были заперты, и стал посреди их, и сказал мир вам! Таким же образом, как и прежде, входит к ним; и поелику непостижимо присутствовал, когда Фома произносил слова неверия, то властно позволяет ему свободно коснуться Себя: подай перст твой сюда, и посмотри руки Мои; подай руку твою, и вложи в ребра Мои. О, колеблющийся и сомневающийся человек! – говорит Он; прикоснись к ребрам, прикоснись к рукам Моим, вложи перст твой, и затем веруй! Отсюда обнаруживается и великость язв; потому что отверстия на руках до того были увеличены гвоздями, что палец мог войти туда, а отверстия в боку могло вместить целую руку.

Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! О несказанное обилие благодати божественной, которое стяжал Фома от того прикосновения! Осязавши раны, он почерпнул оттуда потоки учения божественного, и первый богословским языком проповедал62 Его и яснейшим образом исповедал в Нем два естества.

Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие. Что же? Апостолы и все, которые видели Христа и уверовали, исключены от сего блаженства? И как Он говорил им: ваши же блаженны очи, что видят; ибо многие пророки и праведники желали видеть, то, что вы видите (Мф. 13:16–17)? Нисколько не исключены! Но смысл сказанного таков: Так как ты самим свидетельством собственных очей удостоверился, то выходи уже на проповедь и, что видел, проповедуй; потому, что блаженны будут не видевшие и уверовавшие посредством проповеди.

Но слово наше не может опустить и вопроса, для чего не тотчас, и не чрез три или четыре дня, а чрез восемь дней Господь утвердил Фому в вере? Потому, что хотел к сему делу присоединить и таинственное предъизображение. Ибо Фома был образом неверного народа иудейского; дом Сионский, где были апостолы, скрывавшие себя, указывал, на мир сей, в который Господь вошел, в тихом безмолвии (Прем. 18:14) пройдя девственные врата непорочной отроковицы; а восьмерица дней означает тот будущий день, в который он придет опять и станет среди избранных. И воззрят иудеи на Того, Которого они пронзили (Зах. 12:10), и невольно поверят.

Если и мы от страха обуревающих страстей будем укрываться на высоте божественных созерцаний, как в горнице, и заключим чувства, как двери, то Господь невидимо будет при нас, станет среди сил души нашей, подаст мир и чрез дарование Духа Святого покажет нам символы непорочных Своих таинств, исполнит нас радости и веры, и соделает достойными неизреченных благ, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

Беседа на десятое утреннее Евангелие

И мы сегодня последуем со святыми учениками на озеро Тивериадское. Потому что первоверховный Петр, уже не надеясь обращаться и пребывать с Господом, как прежде, возвращается к обычному занятию, сообщает намерение свое Фоме, сынам Зеведеевым, Нафанаилу из Канны Галилейской, и двум другим из учеников Иисусовых, и говорит им: иду ловить рыбу (Ин. 21:3). Они же, связанные узами любви и, не желая отлучаться от старейшего из учеников (потому что довольно уже скорбели и об отсутствии Учителя), следуют желанию и говорят: идем и мы с тобою. Почему же и прочие ученики не последовали? Потому что другие не были достаточно искусны в рыболовстве. Матвей был мытарь и совершенно не знаком с работами на воде, а остальные были уроженцами суши и не жили при больших водах. Потому за Петром последовали только, привычные к рыболовству. Плавание, весла, сети и ловля рыбы не так идут к людям, привыкшим к суше, как к тем, которые занимаются и добывают средства к жизни в море. Примечай еще, что все это были Галилеяне, жившие близ озера Тивериадского63, и два, непоименованные ученика, были, по моему мнению, Андрей и Филипп64, уроженцы Галилеи, и именно галилейского города Вифсаиды. Один из них сопровождал брата своего, Петра, а Филипп – старого друга, Нафанаила. Впрочем, и сети, и плавание, и труд целой ночи не имели успеха; потому что в ту ночь не поймали ничего, говорится (ст. 3). А когда уже настало утро, когда то есть, Солнце правды и Податель света соделал утро, приходит Он, и не ступает на море и не ходит по волнам, как некогда, пред страданиями, но стал на берегу, может быть для показания, что воспринятая им природа, обессмертившаяся чрез воскресение, уже вне житейского моря, не подвержена немощам плоти, как волнам, а стоит на пристани бессмертия. Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? По – видимому, просто спрашивает их, но стороною косвенно порицает их несовершенство, малодушие и непостоянство. Дети! есть ли у вас какая пища? Смотри, как справедливо укоряет, называя их детьми, потому что, как дети, они до того забыли учение Господа, что снова возвратились к обычному образу жизни. Что, говорит, прибрели от суетного труда? Или может быть, потрудившись всю ночь, что нибудь, поймали? – Что же ученики? Признают то, что было на самом деле, и отвечали Ему: нет. Итак, желая напомнить Петру, что Он – тот самый, который и прежде, когда избирал учеников, войдя в лодку его, и повелевши отплыть и закинуть сети для лова, дал возможность поймать великое множество рыбы (Лук. 5:1–6), Иисус повелел закинуть сеть по правую сторону лодки. Повелел же не потому, что они узнали Его, кто Он (они еще не узнали), а потому что в словах Господа заключалась некая сила божественная, которая в добрых душах возбуждала любовь и повиновение. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы. О чудо, о беспредельное могущество Повелевавшего! Те, кои целую ночь, трудясь ничего, не поймали, теперь уже не в силах были вытащить сети от множества рыбы. Этим прознаменовалось то, что имело наступить, указывалось гадательно на будущее. Ибо море есть жизнь наша, обуреваемая волнами искушений, идущих одни после других; а ночь, в которую ловцы тщетно трудились, время пред пришествием Спасителя, когда последовательно трудившийся и закидывающий сети лик пророков не обрел никого верующего65. Уже, когда наступило утро, когда от гроба, как от востока взошло солнце правды и явилось, ученики, раскинувши Евангельские сети, уловили всю вселенную, которую означает число пойманных рыб, простирающееся до ста пятидесяти и трех. Это число указывает на великое множество чад Церкви.

Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь. Надлежало бы Петру прежде прийти к познанию Господа от совершившегося дела, так как и давно, еще до призвания в апостольство, Господь сотворил подобное же чудо с ним. Но поелику Петр был символом веры, как бы неким камнем веры, основанием и первым живым камнем духовного созидания Церкви (Мф. 16:18. Сн. 1Петр. 2:5), а, Иоанн представляет превосходство созерцания, как сын грома и первый поток Слова66, возлежавший на персях Его, коему вверены были сокровища мудрости и видения, и потому, Иоанн первый узнал Господа. Потому что созерцание, проницательнейшею силою обладает67. Примечай и горячность Петра, как пламя любви объяло его и повлекло к любимому. Ибо, как только услышал, что это Господь, то опоясался епендитом68 и с лодки бросился плыть к Нему. Епендит же есть накидка сверх рубахи, которую употребляли галилеяне. Петр опоясался ею для скромности и приличия. Но поелику Дух вещает нам не останавливаться на истории только, но вникать и в глубочайший смысл ее, то и здесь поищем, что означается епендитом? Знаем, что и прежде (Мф. 14:22–34). Господь, представ ученикам, носимым волнами, утишил как волны морские, так и смятение душ их, и Петру повелел прийти к Нему по волнам ногами. И он вышел на влажный путь как на сушу, но видя волны обрывающимися и сильный ветер, испугался и скоро утонул бы, если бы божественная благодать не поддержала его и не вывела из опасности. Почему это? Потому что, намереваясь идти по волнам, не препоясал себя епендитом веры, за что и обличен был Господом в маловерии. Слово Божие указывает, что там от немощи веры Петр подвергся опасности, а здесь он поступал с полною верою, епендитом обвязал себя, и потому безопасно дошел до Господа.

A другие ученики приплыли в лодке, таща сеть с рыбою, ибо недалеко были от земли, локтей около двух сот. И тут расстояние в двести локтей, которым тащили ученики сети, может указывать на вещественный и греховный Мир, из которого апостолы имели вывести души верующих в безопасную пристань учения божественного. Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь, и на нем лежащую рыбу и хлеб. Все это – и угли, и рыба, и хлеб – явилось по неизреченному слову Его. И чтобы они не думали, что видят нечто призрачное, хочет удостоверить их чрез вкушение. Он знал, что не было с ними ничего съестного, и потому Сам приготовил трапезу, – хлеб и рыбу, обычную пищу рыбаков, простую, не изысканную, без всякой искусственной приправы. Но и здесь вместе с историческим событием усматривается нечто таинственнейшее. Потому что огонь был символом божества Слова, так как Бог есть огонь, и огонь поядающий (Евр. 12:29); а рыба, на нем лежащая, была образом воспринятого естества. Оно, непосредственно соединенное в ипостаси с божеством и все, каковы, совершившись чрез сообщение с лучшим естеством, стало купно – божественным69, не превратившись в естество божеское, ибо никоим образом не может быть этого с телом, взятым от земли, да и ничто тварное, какова душа, не может преобразоваться в природу божественную: но оно божественно, потому что есть человеческая природа Бога Слова. Природы своей оно не изменило и наподобие рыбы70жительствовало в море, сей жизни, пребывши непричастным горечи греха (1Петр 2:22). И во время страдания при бесчисленных поруганиях Христос оставался, подобно рыбе, безгласен, не спорил, не противоречил, не мстил, не уступал. Хлеб готовый, без пахания и сеяния, одним мановением Повелевающего произведенный, означал тот небесный Хлеб, который сошел с небес (Ин. 6:41), но на земле был, которого утроба Девы невозделанная произрастила. Таким – то образом предложенная Им пища знаменовала Его самого. А в другом отношении, поелику имел послать их на проповедь, показывает им чрез это и цель, и намерение учения. Потому что Евангельское учение для одних бывает огнем, как говорит Господь: огонь пришел Я низвесть на землю (Лук. 12:49); для других хлебом, для иных рыбою, по способности приемлющих его применяясь. Как огонь, оно уничтожает грехи, как хлеб, питает души приемлющих, а как похлебка дается даже младенцам и не достигшим совершенного возраста, как научает великий угощатель Павел, боговдохновенный апостол, который совершеннейшим предлагает пищу слова более твердую (1Кор. 3:2), овощи – слабейшим, и молоко – младенцам (Евр. 5:12–14).

Но почему, скажет кто либо, приготовивший ученикам таинственный сей обед, не предложил и питья? Конечно это потому, что пред ними было озеро, которое доставило бы питья в изобилии желающим. А творить чудо без необходимости было бы делом, излишнего любочестия. И в истории о насыщении пяти тысяч в пустыне (Иоан. 6), и потом четырех тысяч хлебами и рыбами (Марк. 8), не говорится, чтобы и питье им дано было. Но тут есть и духовное знаменование, именно: поелику деятельная добродетель называется пищею, потому что она сурова и с трудом совершается, а созерцание и непреткновенное знание есть71 питье: то здесь, в настоящей жизни, нам дается чрез дела пища, а в будущем веке даруется чаша познания (1Кор. 13:9–12). Ибо по окончании здешней деятельной жизни, в будущем веке одна только созерцательная наступит, когда Господь по обещанию Своему будет пить с нами чашу (Мф. 26:29) безприместного и светлого учения, когда святым Своим откроет яснее то, что теперь и показывает им прикровенно. Божественной пищи той да сподобимся и все мы во Христе Боге нашем, Которому слава и держава со безначальным Отцом и животворящим Духом, всегда и ныне, и во веки веков. Аминь.

Беседа на одиннадцатое утреннее Евангелие

Явился Иисус ученикам Своим, по воскресении Своем из мертвых, и говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они (Ин. 21:14–15). Когда Господь явился ученикам при море Тивериадском, показал им таинственные символы Своего лица и учения и обедал с ними, то оставалось еще уврачевать ученика, падшего чрез отрицание от Него, и, врачуя противное противным, Он исправляет троекратный грех ученика троекратным исповеданием. И знающий все, прежде бытия всего (Дан. 13:42) как бы незнающим представляется, и говорит: Симон Ионин, любишь ли Меня? Знал Он, что Петр пламенно любит Его, хотя во время страдания и отрекся, по попущению Божию; но поелику и сам Петр терзался угрызениями совести, и в учениках мнение о нем несколько было неблагоприятно, то Спаситель показывает, что Он сего самого Петра полагает в основание церкви (Еф. 2:20), делает пастырем словесных овец и начальным из учеников Своих. И так три дела совершает воззванием к Петру. Освящает язык Петра, оскверненный отвержением, и очищает его от греха; утверждает прочих учеников в том, что верховный не знал се своего апостольского достоинства и порядка; исполняет данное ему обещание: дам тебе ключи царства небесного, и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах (Мф. 16:19). Симон Ионин! любишь ли Меня? поелику в заповедательных речах много говорил им о любви, что – то есть, нет любви большей и совершеннейшей, как если кто положит, душу свою за друзей своих (Ин. 13:34. 15:12–13) что Христос и исполнил, а Петр, испугавшись, отрекся: то теперь, с желанием добра и ласково как бы обличает Петра, который не соблюл того что составляет свойство любви. А словами: больше, нежели они, косвенно приводит ему на память самонадеянность его и слова его: если и всуе соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь (Mф. 26:33); душу мою за Тебя положу (Ин. 13:37). И теперь, говорит, еще осмеливаешься выставлять, что любишь Меня больше, нежели эти? – Что же Петр? И не отрицает, что любит, и не признает того с самонадеянностью, но соразмеряет ответ с немощью природы и говорит: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Таким образом опыт научил его не всякому движению и стремлению души доверять но и опасаться немощи природы: потому что дух бодр, а плоть немощна (Mф. 26:41). И свидетелем верности своего ответа представляет самого Его: Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя. На ответ Петра последовало требование от Господа: паси агнцев Моих, показывающего, что цель домостроительного смотрения Его есть спасение людей. И на вторичный опять вопрос, получается тот же ответ: так, Господи; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Тогда опять возлагает на него пасение не агнцев, а овец. В некоторых же древних списках написано так: «паси овечек72 Моих», и это кажется не несогласным с последовательностью дела. Потому что, сперва сказавши об агнцах, потом, согласно порядку и преуспеянию спасаемых, поименовал овечек, и за ними – овец. Агнцами назвал несовершенных в вере, вводимых в веру, нуждающихся в молоке и не могущих принимать твердой пищи учения; а овцами – тех, кои имеют силу принимать совершеннейшее учение о таинствах веры. Так73 и великий Павел разделил успехи питомцев своих, одних питая молоком, других хлебом духовного учения, а сокровеннейшие догматы, предлагая, как мясо, тем, кои могут зубами разжевывать, то есть – силою мыслей своих обсуждать и воспринимать. Может быть, и упоминаемая в Евангелии добрая земля (Марк. 4:8), на которой посеянное дает плод, иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто, есть символ сего троякого различия, и означает агнцев, овечек и овец. Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Изменил и второй, и третий вопрос; ибо сказавши «любишь ли Меня» не прибавил «больше, нежели они» Петр опечалился, что в третий раз спросил его. Опечалился Петр потому, что третий вопрос живо, напомнил ему о троекратном отвержении и могло казаться, что Христос сомневался в любви его. Теперь он все полагает в волю Всеведущаго и говорит Ему: Господи Ты все знаешь, Ты знаешь, что я люблю Тебя. Говорит: Ты Господи равно знаешь и прошедшее и будущее, Тебе ведомы глубины сердца; знаешь также, что, сколько есть моих сил, я привязан к Тебе любовью. А если и опять еще природная моя немощь потерпит поражение, то и это также известно Тебе.

Иисус говорит: паси овец Моих. Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясовался сам, и ходил куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя. Возбуждает ученика от печали и страха, и предвозвещает ему крест и смерть. Потому что сказанное Им имеет такой смысл: Не опасайся и не тревожься, боясь, что бы когда ни будь не оказаться меньше любящим меня. Твоя любовь ко Мне так возрастет, что ты будешь участником Мне в страданиях, и прострешь руки для пригвождения на крест. – Когда ты был молодь, то препоясывался сам, и ходил, куда хотел. Из этих слов можно примечать, что тогда Петр был ни молод, ни стар, но уже имел бороду и достиг среднего возраста. Но так как вы больше ищете духовного смысла, то я скажу вам нечто и более таинственное. Говорит, что он был молод, когда жил по предписаниям закона и юношествовал в соблюдении обрядов законных; потому что тогда опаясывался поясом заповедей. А старостью называете Евангельское совершенство, когда Петр, будучи исполнен благих дней, сам простирал руки к деланию добродетели, а опоясывал его иной, то есть Утешитель, препоясавший чресла души его силою благодатных дарований, что бы он легко мог проходить течение апостольства и наконец с готовностью протянут руки и от других быть препоясану на кресте. А что здесь означена смерть крестная, которою Петр прославил Бога, сделавшись общником Его страданий, ясно нам истолковывает Евангелист словами: сказал же это, давая разуметь, какою смертью прославит Бога. И когда Евангелист так изъясняет, то считая дерзким и суетным измышлять другой смысл. – Но если святые жаждали умирать за Христа, то как Господь говорит, что Петр против воли своей будет распят? Прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь. Этим означил Он и готовность воли, и немощь плоти. И сказавши, что добровольно прострет руки свои, означил, что он с добрым духом пойдет на смерть; а словами «поведет, куда не хочешь» указал на страшливость плоти. Ибо поелику в противность природе смерть вошла в ми, посему природа и бегает от ней, хотя святые мужи пламенною верою побеждают природу.

И сказав сие, говорит ему: иди за Мною. После того как, падение отречением загладил, чрез исповедание, и началопастырем поставлен, и научен о том, что имеет пострадать, чтобы не счел себя совершенным во всем,

Иисус простирает к нему опять голос, как к начинающему: иди за Мною. Потому что это же сказал и в начале, когда призвал его в ученики (Мф. 4:19). Не думай, говорит, что ты совершен, потому что теперь всего более должен ты следовать и идти за первым Пастырем, подражая Ему. Последованием за Собою назвал смерть на кресте.

Петр же, обратившись, видит идущего за ним ученика, которого любил Иисус, и который на вечери, приклонившись к груди Его, сказал; Господи, кто предаст Тебя? Увидев его, Петр говорит Иисусу: Господи, а он что? Примечай, с какою любовью ученики относились друг к другу. Ибо Петр, узнавши, что касалось его, спрашивает и о соученике, и его желал он иметь общником в мученичестве, чтобы вместе достигнуть и будущего блаженства. Но Господь, пресекая любопытство и уча каждого смотреть за собою, а о делах ближнего не допытываться чрезмерно говорит: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? Этими словами давал знать следующее. «Если Я хочу оставаться ему в Иерусалиме 74, до коле приду и повелю, и ему выйти на проповедь, что тебе до того?» Потому что хотел Он оставить Иоанна в Иерусалиме, как имеющего принять на себя попечение о пренепорочной Матери, вверенной ему Христом во время страданий. Некоторые впрочем, думают, что этим предъозначалась продолжительность жизни сего ученика. Потому что жизнь его продолжалась даже до царства Троянова; а потом в глубокой старости скончался в Ефесе и там же похоронен с торжеством. – А поелику Иоанн служить представителем созерцания, Петр же деятельности, то и здесь из слов Спасителя не противно вывести такую мысль: «если Я хочу ему», т. е. созерцанию, «пребывать, пока приду» в будущем веке. Потому что деятельность прекратится вместе с настоящим веком, и будете иметь предел; а созерцание всегда пребудет со святыми, доставляя им вечное наслаждение знанием (сн. 1Кор. 13:8–12).

И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Так как речь Господа представлялась загадочною, то прочие ученики подумали, что апостол тот бессмертен. Исправляя такое ошибочное мнение, Евангелист прибавил: но Иисус не сказал ему, что не умрет. Видит беспристрастие ученика и его любовь к истине? Не присваивает себе ложных похвал и не попускает братьям увлекаться неправыми мыслями; но признает, что и сам подлежит разлучению души от тела, что и сам умрет.

Сей ученик и свидетельствует о семь, и написал cиe. Ненавистники истины издеваются над этим изречением, выставляют смешным и недостоверным свидетельство о самом себе. Не знают сии несчастные и глупые, что апостол прежде представил примеры добродетели своей, словами и делами явил ученикам благодать Духа в себе, и тогда уже писал и свидетельствовал. Потому, что совершивши столько знамений и прославленый, благодатным даром учения о Боге не мог бы сложить ложного писания. Кроме того, Марк и Лука написали свои Евангелия, будучи научены тайнам от избранных учеников, как говорит вдохновенный Лука в предисловии: как предали нам то, бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова. А великий Иоанн не от других слышал то, что написал, но изначали последовавши Христу, что видел собственными очами, то и написал. Посему истинно свидетельство того, кто сам все видел. Многое и другое сотворил Иисус, но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь. И в сем речении ипербола (увеличенное представление) кажется смешною и невероятною людям не смысленным, блюдолизам, шутам и увлекающимся только страстями. Не знают они, что обычно священному Писанию уяснять вещи употреблением иперболы. Потому что иперболически говорить о хананейских городах, досягающих до неба (Втор. 9:1), о земле обетованной, кипящей медом и молоком (Втор. 6:3), об умножении семени патриархов подобно звездам на небе и песку морскому (Быт. 22:17). И Давид выразился, что волны восходят до небес, и нисходят до бездн (Псал. 106:26). Хотя в приведенных примерах есть чистая ипербола, но тут, прибавкою «думаю», ослаблена ипербола речи. А кроме того нам, которые научены рассуждать духовно о том, что от Духа Божия (Кор. 2:14), мысль и сего речения представляется в высшем значении. Ибо говорит не о том только, что сделал Иисус по вочеловечении: но поелику Он есть Творец всего Мира, разумного и чувственного, а мысли обо всем этом невыразимы и таинственны, то ум, сотворенный, и не мог бы вместить речей о том. Ибо кто мог бы постигнуть причину каждой вещи, сколько их и для чего, когда не вмещаете и того, что написано? Помышления смертных боязливы и едва малое разумеем (Прем. 9:14–16), да и малого не вмещает человек невоздержный, и в злохудожную душу не входит премудрость (Прем. 1:4–5). Постараемся вмещать в себя слова о добродетелях, которые и владычественную часть души нашей просвещают, и от уметов Мира сего переводят к делам благочестия, благодатью пресветлой Троицы, Которой подобает слава во веки веков. Аминь.

* * *

1

В известных ныне сочинениях Евссевия Кесарийского такого указания не находится; но из пятнадцати книг его «Доказательств Евангельских» сохранилось только четырнадцать, а из двадцати, о подготовлениях, к Евангелию всего десять.

2

От слова halal – свертывал, развертывал. Ilpименение к сему встречаем и у Григория Нисского в слове втором, о воскресении. Подобно и патр. Герман 2-й в слове на Благовещение: «Галилея в переводе значит страна холмистая и неровная».

3

Блаж. Августин в 22-й книге о граде Божием, гл. 19: «Нужно думать, что слава тела Христова по воскресении больше сокрыта была от очей учеников, чем открывалась, потому что не вынес бы ее человеческий и немощный взор: и Христос так показывался своим ученикам, чтобы они могли узнавать Его». Не излишне привести и мнение Оригена (в толковании на Ев. Матфея: Operum tom. 3. pag. 906 – Paris. 1740) в разрешение недоумения, почему Иуда предатель обещал дать поцелуем знак, кого именно нужно схватить, тогда, как личность Иисуса Христа известна была и пришедшим взять его (см. Mф. 26:48. Ин. 18:20); Ориген говорит: « дошло до нас такое предание об этом. Потому, это сделано, что в Нем, были не только два вида, один по которому все Его видели, другой, по коему он преобразился пред учениками своими на горе, когда просияло лицо его как солнце, но кроме того и всякому являлся он по мере, чего кто был достоин. И тогда как Он пребывал самим Собою, как бы ни Сам казался одинаково для всех. Подобно, как и о манне написано»…..

4 То есть, – по общению во Христе свойство обоих Его естеств. Себе, то есть одному Лицу, говорит Феофан, усвояет принадлежащее человеческой природе. Дана власть; но она Ему, как Богу, принадлежала от вечности. Св. Григорий Нисский в слове 2, о воскресении: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Что имел по естеству как Бог, то принимает, как соделавшийся домостроительно человеком.

4

То есть – по общению во Христе свойство обоих Его естеств, Себе, то – ест одному Лицу, говорит Феофан, усвояет принадлежащее человеческой природе. Дана власть; но она Ему, как Богу, принадлежала от вечности. Св. Григорий Нисский в слове 2, о воскресении: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Что имел по естеству как Бог, то принимает, как соделавшийся домостроительно человекомъ» .

5

Кирилл Иерус. огласит в слове: «в Крещении им и умерли, и возродились; спасительная вода была для нас и гробом и матерью». Григорий Нис. в 1-м сл. о воскресении подробно сравнивает естественное рождение со сверхъестественным, бывающим чрез крещение.

6

Выражение заимствовано из слов (Ин. 5:2). У отцов церкви Григория Бог. Иоанна Злат. и др. обычно так называется крещальная вода.

7

К ним можно прибавить еще и сказанное о Мелхоле: 2Цар. 6, 23.

8

Уяснение и согласование сказаний Евангелистов о явлениях ангелов и Христа см. в «Толковом Евангелии» архим. Михаила, который на 596 стр. 3-го тома говорит: «из снесения повествований о сем всех четырех Евангелистов слагается полная история единственного в истории утра, утра светлого Христова воскресения, и все кажущиеся разности сказаний исчезают». Что касается Феофана, то он следует мнению тех отцов, которые принимали шествия жен ко гробу не одновременные, и различные видения ангелов. Так думают Дионисий Александрийский (в письме к Василию), Афанасий В., блаж. Иероним, Амвросий, Августин (De conseusu Evangelistarum, cap. 24) и Григорий Нисский. Последний в 2-м слове о воскресении говорит: «Матфей говорить о тех женщинах, которые пришли на рассвете по прошествии субботы; Иоанн говорит, что Магдалина пришла, когда что было еще темно; Лука, что другие пришли очень рано, а Марк, что другие опять – при восходе солнца, вместе с некоторыми, которые уже были у гроба».

9

Так и Григорий Нисский не сказали писатели Евангелий, что Господь воскрес по прошествии субботы или по прошествии большей части ночи или на рассвете или при восходе солнца. Ибо противоречие вышло б, если бы они сказали, что одно событие совершилось в разные времена. Но они записались, что женщины не тоже и не в, то, же время приходили ко гробу.

10

Феофан следует мнению Григория Нисского. Последний во 2-м слове о воскресении говорит: «верим, что Мариею, матерью Иакова и Иосии, другие Евангелисты называют Богородицу, а не иную жену». Т.-е. матерью Иакова и Иосии, сынов Иосифа от брака с супругою, по смерти которой он сделался обручником Девы Марии.

11

И это объяснение заимствовано у Григория Нисского, который говорит, что на недоумевающий вопрос Саломии обе Марии дали ей ответ движением очей, и стремлением взоров на место гробное.

12

Феофан повторяет, мысль Дионисия Ареопагита (О небесной иерархии. гл. 5).

13

Саломия – имя, производное от шалом (от которого и Соломон), зн. быть целым, невредимым.

14

Но вообще думают, что Христос воскрес до рассвета.

15

Так расставляют знаки и Григорий Нисский (гл. 1 о воскр.) и Феофилакт Болгарский (в толк, на это место).

16

Слово, в греч. языке имеет двоякое значение, потому что означает и наружный вид вообще, и частнейший вид, свойственный тому-то, а не другому, собственно вид. Впрочем, еще у Аристотеля (в Физике;) оба названия употребляются иногда безразлично.

17

И св. Петру являлся Христос прежде встречи с двумя на пути (Лук. 24:34); но поелику неизвестно, как и когда было это явление, то Феофан и говорит, что после жен видели Христа путники.

18

Так думает св. Епифаний в кн. о ересях 13.

19

Ориген в толковании Евангелия Иоаннова, в начале, где впрочем, пишет «Симеона», а не Симона, как у Феофана.

20

Так – Григорий Двоеслов (гл. 2 Обьясн. на кн. Иова), Метафраст (в житии св. Луки Евангелиста), Феофилакт болгар архиепископ и Никифор Каллист (Ист. 1:34).

21

Клеопа был брат св. Иосифа Обручника и сын Иакова; Иаков же этот был брат св. Анны, матери Девы Марии.

22

Взято из 20 сл. Григория Богослова, где: «когда же говорю о середине, то разумею истину, которую одну и должно иметь в виду» и проч.

23

Мысль и выражение явно заимствованы у Аристотеля, который в 9 главе говорит: «Итак, достаточно показано, что добродетель есть нравственная средина, что она есть средина и умерение двух пороков – излишества и недостатка, и что она потому самому есть угадчица средины в состояниях и стремлениях душевных».

24

21 Блаж. Августин употребляет тоже подобие в изъяснении сего же Евангельского места: «Иначе поглощает воду земля жаждущая, иначе – луч солнца; та – по нужде, этот – по силе». Феофилакт Болг. «Вкушал, потребляя ядомое некоторою божественною силою».

25

Блаж. Августин (traktat 123) «Рыба печеная указывает на Христа пострадавшего».

26

Сот содержит и воск, и мед; из воску делаются свечи для освещения. Применение, делаемое Феофаном, к крещению основывается на том, что и праздник Богоявления или Крещения Господня называется у греков днем светов, и крещение христиан называлось просвещением, и новопросвещенным давались в руки зажженные свечи в знак их духовного просвещения и торжества.

27

Прежде Феофана Златоусте, а после него Феофилакт Болгарских и Евфимий Зигабен думали так же.

28

Св. Григория Богослова 5-е сл. о Богословии, и его же слово на Пятидесятницу, где тоже говорит о Духе. А что в Завете «облаком преобразовался Дух» – он же в слове на святые светы явлений Господних.

29

Григорий Богослов в слове на св. Крещение: «Писание показывает нам троякое рождение: рождение плотское, рождение чрез крещение, и рождение чрез воскресение. Bсе сии рождения, как оказывается. Христос почтил Собой» – и проч.

30

Подобно говорит и Златоуст в толковании на Ев. Иоанна.

31

То есть Григорий Богослов, который в слове на св. Пасху (45 в русск. Переводе) говорит: « Все примем ради Слова. Если восходит на небо, восходи с Ним и ты, будь в числе сопровождающих или сретающих Его ангелов, вели взяться вратам (Пс. 23, 7), сделается выше, чтобы принять Возвысившегося страданием; недоумевающим по причине тела и знаков страданий, без которых снизошел и с которыми восходит, и потому вопрошающим: кто есть сей Царь славы? – ответствуй: Господь крепкий и сильный, сильный как во всем, что всегда говорил и творит, так и в нынешней брани и победе за человечество; и на двукратный вопрос дай двукратный ответ».

32

Григорий Богослов там же, «Если будут дивиться, говоря, как в лицедейственном представлении у Исаии: Кто сей пришедый от Едома и от земных? И проч. Григорий Бог. И за ним Феофан применяются к значению еврейского слова adamah, которое значит и землю вообще, и землю красного цвета (глину); имя же Восор и по евр. Означает плоть.

33

Феофан следует в этом иносказательному толкованию св. Григория Нисского.

34

В иносказательном или, лучше, таинственном смысле этоместо из книги пророка Исаии принимают о торжественном вознесении Христа на небо после победы над диаволом, грехом и смертью: Кирилл алекс., блажен. Иероним, Дионисий Ареопагит (о неб. Иерархии, гл. 7), Григорий Богослов и Иустин Философ (в разговоре с Трифоном).

35

См. выше примеч. 11 и 12.

36

Магдалина от слова hadal великим быть, затем – возвеличивать. О явлении Магдалине св. Григорий Бог. в 45 слове, (на Пасху).

37

Дидим не есть другое имя Фомы, а только перевод сего последнего имени на греческий язык; потому что Фома значит колеблющийся, обоюдный. В Евангелии Иоанна дважды, в 11 и 20 главах, приводится значение сего имени на греч. языке, Феофилакт Болгарский: «для того упомянул (Евангелист значение его имени, чтобы указать, что он был сомневающимся и что таков был с самого начала, как и имя показывает». Впрочем, см. архим. Михаила Толковое Евангелие, кн. 3, стр. 384 ,изд. 1874, Москва).

38

Подобно в таинственном смысле объясняет и Петр Хризолог, архиеп. Раввенский 5 – го в., в слове на Пасху: «С воскресением Христа светлеет для верных темнота, для неверных день темнеет; для учеников ночь изменяется в день, а для иудеев день обращается во тьму» и проч.

39

Феофан проводит свое объяснение, применяясь к употребленным у Евангелиста выражениям (Ин. 20: 1 –2).

40

Насколько правильна эта мысль, посмотрим. Противоположными называем Внешнюю философию, то есть языческую, и христианскую, соединенную с верой и принятую через веру. Внешняя может быть названа противоположною христианской не сама по себе, насколько и она есть познание истины; потому что в этом отношении всякая премудрость от Господа, и с Ним пребывает в век (Сир. 1:1), – но в ином отношении, и притом трояком. В первых, относительно подлежащего (ratione subjeeti), как выражаются ученые; потому то – есть, что древние философы неправильно пользовались ею для своей гордости и тщеславия, чрез нее познавая Бога, не жили сообразно с познанным, не прославили Его, как Бога, и истину Божию заменили ложью (Рим. 1::21–25). Во – вторых: потому может быть названа противоположною, что вместе с истиною много ложного примешалось к ней, напр. о судьбе, о вечности Мира, о том, что Бог не промышляет о Мире. В – третьих: потому что философы, современные проповеди Евангельской, не подчинили ее вере Евангельской, но осуетились в умствованиях своих и осмеивали истину. Посему и ап. Павел к этой философии относит пророчество Исаии: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну (1Кор. 1:19). Итак, мудрость философская, человеческими усилиями достигнутая, о Боге и природе вещей, если брать ее саму в себе, есть дар Божий, что и Феофан признает, называя ее сейчас далее «благодатью внешней философии», и она не может быть противна христианскому видению. Называется же противоположною потому, что она представителями имеете людей, враждебных, вере, и извращена ложными умствованиями. Блаж. Августин в 10 книге ограде Божием, главе 28: «Бог погубил и отверг не Свою мудрость, которую Сам даровал им, но ту, которую они себе присвоят, не держась Его мудрости». – Дальше наш проповедник говорит, что внешняя мудрость не только согласна с христианскою, но и может даже быть помощницею последней чрез свои умозаключения о Боге и Его творениях. И в этом отношении мысль его согласна со сказанным у апостола Павла: ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы (Рим. 1:20). Сн. Прем. 13 гл.

41

От глагола (chanan) быть милостивым, даром давать. Каиафа от (куф) – бегать подле чего нибудь.

42

Это – ораторское расширение мысли. Мысль та, что созерцающий и размышляющий не так часто и легко впадает в грех, как увлекаемый только деятельностью. Последний наклоннее к погрешностям.

43

Все это рассуждение заимствовано из второго слова Григория Нисского о воскресении. Подобно и св. Иоанн Златоуст.

44

Григорий Нисский во втором слове о воскресении: «вместе с тем дает указание и на таинство, согласное с величием Божественным. Григорий Нисский во втором слове о воскресении: «вместе с тем дает указание и на таинство, согласное с величием Божественным. Именно, что глава, служащая символом Божества по сказанному: глава Христу Богу (1Кор. 11:3), и слова о ней – и после вочеловечения остаются как бы свитыми и неразрешимыми, хотя слова низшего порядка, то – есть о домостроительстве воплощения и дел Его во время обращения с людьми (образом чего были пелены) нами по силе и возможности раскрываются и объясняются». Мысль та, что Божество Христово и после вочеловечения непостижимо для людей, но дела Христовы, страдания, смерть и прочее, относящееся к человеческой природе, легче могут быть познаваемы. Посему и апостол Павел сии последние предметы сравнивает с молоком, а те, Высшие, с твердою пищею (1Кор. 3: 2).

45

Христоносною называем в том же смысле, как и св. Кирилл Иерус. В шестом Тайноводственном слове христоносными христиан, т. е. как имеющих в себе Христа. (Сн. 1Кор. 6:19– 20). Относительно Марии Магдалины сие выражение указывает, что она имела в мыслях и очах своих одного Господа, Которого так усердно искала.

46

Так разделяет эти явления Феофан. Сн. его беседу на второе утреннее Евангелие, где думает, что Мария Магдалина вышла с другою Мариею по прошествии субботы, т. е. тотчас после полуночи, и на обратном пути явился им Иисус (по Матфею). Потом она пришла рано (Ин. 20:1) и тогда у гроба вторично увидела Иисуса. Посему-то Феофан и влагает в уста Спасителю слова «вместе с другою Мариею, видевшая Меня и касавшаяся ног Моих. Но вероятнее изъяснение тех, кои принимают, что Магдалина вместе с другими женщинами впервые пришла ко гробу, и найдя гроб пустым, и увидевши ангелов, возвратилась с ними известить учеников о виденном и слышанном; потом они с Петром и Иоанном вторично пришли ко гробу, и, тогда как другие возвратились вместе с этими учениками. Магдалина осталась, и, как говорит Иоанн, первая удостоилась видеть Иисуса – после чего ускоренными шагами нагнавши прочих, шедших медленно, вторично вместе с прочими увидела Его и с ними вместе услышала приветствие (Мф. 28:9).

47

Потому что Его плоть есть уже плоть духовная, по выражению апостола Павла в 1Кор. 15:44–46. Св. Иоанн Дамаскин в «Точном Изложении Православной Веры» кн. 4, гл 28: «сеется тело душевное, то есть дебелое и смертное, восстанет тело духовное, неизменяемое, неподверженное страданиям, тонкое (пот. что это значит духовное), каково было тело Господа по воскресении, проходившее сквозь затворенные двери, неутруждавшееся, не имевшее нужды во сне, в пище и питии». И архиеп. болгарский Феофилакт в толк, на 24 гл. Евангелия Луки: «тело Господа не было духом, но духовным, то есть – без всякой дебелости, управляемым от духа. Тело, которое теперь имеем, управляется душою, то есть – оживляется естественными душевными способностями и силами. А то, которое будем иметь по воскресении, Павел назвал духовным, то есть – оживляемым и управляемым Духом Святым». – Ибо, говорит Златоуст в 41 беседе на 1 Кор., ныне обильная благодать Духа Св. часто вовсе удаляется от много согрешающих, а тогда не так, но постоянно Он будет пребывать в теле праведных, и Его будет власть, не смотря на пребывание самой души. Или это выразил апостол, говоря: тело духовное, или то, что оно будет легче и тоньше, или всего вероятнее то и другое», Феофан выражает туже мысль, и в беседе на девятое утреннее Евангелие тоже говорит: «никто не отвергает, что тело плотское восстало духовным; потому что иначе как же заключенные двери пропустили грубое тело? Но оно не превратилось в невещественное, – т. е. дух, как принимал Ориген, – «или в природу божественную», – как думал еретик Евтихий; «но, то самое тело, что пострадало, божественною силою украшено тонкостию духа. Остается тело, прославленное божественною славою, бесплотным, но не бестелесным». Последними выражениями он хочет уяснить слова апостола: если же мы и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем (2 Кор. 5:16), – которые так же изъясняются и св. Златоустом. Св. Григорий Богослов, которого Феофан преимущественно держится в своем понимании мест Писания, в послании к пресвитеру Кледонию: «где теперь тело, если не с Восприявшим оное? Оно не в солнце положено, как пустословят манихеи; оно не разлилось и не разложилось в воздухе» и проч. «Но, как думаю, Христос придет, хотя с телом, но таким, каким явился, или показался ученикам на горе, когда божество препобедило плоть».

48

Мысль та, что по воскресении тело не подлежит естественной при земной жизни необходимости и против воли подвергаться прикосновению; оно может и само быть при ком либо, не давая знать о том. Посему только по смотрению домостроительства, по воле Божией ученики видели Воскресшего, мироносицы ухватились за ноги Его, Фома осязал язвы....

49

Три способа понимания слов «не прикасайся ко Мне», то есть или по причине тонкости прославленного тела, иди по причине неверия жены, или о духовном прикосновении, представляют еще до Феофана: Златоуст в слове о св. Иоанне Крестителе, Григории Нисском во 2-м слове о воскресении, Кирилл александрийский в 12 кн. толк, на Ев. Иоанна, Амвросий медиол. в 58-й беседе и толк. на 10-ю гл. Луки, и блаж. Августин в 58 письме.

50

См. выше примеч. 4.

51

Григорий Богослов в слове на Богоявление или Рождество Спасителя сн. 38 по рус. переводу: «чрез грех делается изгнанником... облекается в кожаные ризы, может быть в грубейшую, смертную и противоборствующую плоть». Иоанн Зонара в объяснении 123 правила собора Карфагенского, изрекшего анафему на говорящих, что человек создан смертным так, что хотя бы согрешил, хотя он не согрешил, все-таки умер он телесно, по неизбежному закону природы, говорите: «Хотя человек и тогда имел плоть, но не такую, как ныне, и на сие – то указывает богослов Григорий словами: облекается в кожаные ризы, может быть в грубейшую, смертную и противоборствующую плоть. Прежде преступления ни так груба была плоть у Адама, ни смертна по природе». Таким образом, не особенную какую-либо плоть приписывает Григорий Адаму до падения, а туже, только не подлежавшую смерти, не греховную, не противоборствовавшую духу и закону божию. Сн. его же слово 39, на святые светы явлений Господних: «где страх, там соблюдение заповедей; где соблюдение заповедей, там очищение плоти, сего облака, омрачающего душу и не попускающего ей ясно видеть сияние луча божественного».

52

Быт. 3:21, т. е. кроме буквального и исторического смысла кожаных одежд, которые Бог облек прародителей в знак и по причине перемены их состояния, Феофан по примеру Григория Богослова дает сему выражению и таинственный смысл.

53

Св. Иоанн Дамаскин в Точном Изложении Православной Веры, кн. 1, гл. 14: «Ибо Они ради нашего спасения принял всего человека, то ест – душу разумную и тело, и свойства человеческой природы, и естественные невинные стремления». И в кн. 3, гл. 6: «целый целого меня воспринял, и целый соединился с целым, чтобы целому даровать спасение: ибо непринятое Им на Себя осталось бы неисцеленным».

54

Т. е. и для дел благих (Еф. 2:10), и, по окончании земного поприща, для вечного блаженства: 1Тим. 4: 8.

55

Подобно и св. Златоуст в беседе о неверии Фомы, и блаж. Августин в бес, на 9 – ю, гл. Иоанна, и другие.

56

Подобно говорят св. Златоуст в 3-й книге о священстве, Феофилакт Болгарский и др.

57

Имеет в виду сказанное в книге Бытия: вдунул в лице его дыхание жизни (Быт. 2:7). Так понимали это многие отцы Церкви. Св. Кирилл Алекс, в толк, на Евангелие Иоанна, кн. 12, гл. 56: «Бог Отец чрез Слово Свое образовал человека из персти земной, украсил душою и оградил сообщением Духа Своего, ибо вдунул в лице его дыхание жизни. Но поелику чрез непослушание человек ниспал в смерть и потерял прежнюю красоту, то Бог Отец опять образовал его и ввел в новую жизнь, чрез Сына Своего». И св. Василий в книге о Духе Святом, главе 16: «Потому что, обновляя человека, и опять возвращая ему ту благодать, которую вдохнул в него Бог, и которую человек погубил. Господь дунул в лице ученикам и что говорит при сем? Приимите Духа Святого» и проч. в 4-й книге против Евнохия он яснее выражает свою мысль и, согласно с другими Епифанием и Августином принимает это в смысле и сотворения души, и вместе сообщения ей благодатных даров. Ибо так говорит: «Дух, совокупно с живым словом действующий в создании. Запечатлел нынешнее возобновление, дунул, как не Иный с Вдунувшим жизнь в начале (Быт. 2:7), но Тот, же самый чрез которого Бог дает дуновение, тогда вместе с душою, а теперь в душу».

58

Теперь это дарование Духа было только предварительное, насколько то – можно и нужно было до времени вознесения. Господь даровал им «некоторую власть и духовную благодать» (Златоуст и Феофилакт), и это действие имеет целью удостоверить апостолов, что они лично от Него поставлены и посвящены на служение Ему и делу Его в Мире (Михаила Толк. Еванг. Иоанна 20 гл., 21–23 ст.).

59

С евр. может сие имя, т. е. Фома, быть переводимо: колеблющийся надвое, сомневающийся, близнец и пропасть. Бездна, пучина. У первых греческих христиан еврейское имя переведено было словом первого значения, и удержалось, может быть преимущественно пред еврейским по соприкосновенности с Евангельским рассказом Иоан. 20. Сн. Второе прим. К беседе на седьмое утреннее Евангелие.

60

Подобно и Августин De tempore, 158: «Это речь человека допытывающегося, а не отвергающего. Говоря так, он хотел научиться, желал утвердиться». И св. Амвросий в 10 – й книге бесед на Лук. 24: «Как же Фома, дотоле не веровавший, все – таки прикоснулся ко Христу? Но он, кажется, сомневался не о воскресении Господа, а о свойстве воскресения – de qualitate resurrectionis». Но основательнее мысль, что Фома просто не верил; потому и сказал ему Спаситель: Не будь не верующим, но верующим. Сн. сказанное в Толк. Ев. Михаила на Иоан. 20: 24 – 25.

61

Сн. третье прим. к беседе на восьмое утреннее Евангелие.

62

Сказанное Фомою: Господь мой и бог мой, Златоуст красноречиво излагает в распространенном виде в беседе «о неверии Фомы». Именно, влагает в уста его: «Узнаю в Тебе, что от моего имеешь, узнаю в Тебе неизреченное божество, которое имеешь от отца. Исповедую Тебя Богом и Господом. Научон я, что Ты иное и иное, знаю не иного и иного. Не разделяю Тебя, Который пребываешь в Себе неразлучно: не расторгаю Тебя нерасторжимого. И что вижу, что содержу, что мыслю, выражаю одним восклицанием: Господь мой, Бог мой».

63

Тивериадское озеро или море называлось и Галилейским (Мф. 4:18), и Генвисаретским (Лук. 5: 1).

64

Догадка основывается, вероятно, на том, что и Андрей и Филипп были жители Вифсаиды; отсюда же был и Петр (Ин. 1:44); отсюда и вышел на ловлю рыбы.

65

Несколько смягчает эту мысль Феофилакт болг., говоря: «хотя пророки один народ израильский обнимали своею сетью, но поелику и он часто возвращался к идолопоклонству, то ничего почти не поймали».

66

Т. е. первый таинник Слова, и в самом учении Евангельском первый, источивший обильнейшее и яснейшее понятие о Слове: вначале было Слово, и проч.

67

Мысль та, что хотя видение о Боге начинается несовершенством деятельности и добродетели, но постепенно совершенствуется и размышлением, созерцанием при добродетели.

68

Епендит (по словопроизводству от надевать сверх чего) означает верхнюю одежду. Петр опоясался этою одеждою льняною, может быть сверх обычной рыбакам во время их занятий в воде; пот. что выражение «был наг» можно понимать в относительном смысле Сн. Ин 13:4: «снял с себя верхнюю одежду, и, взяв полотенце, препоясался».

69

Мысль и самое выражение заимствованы из 45 – го сл. Григория Богослова, Сн. Дамаскина. Точнее изл. Правосл. Веры кн. 3. гл. 7.

70

67 Эти два символа рыбы и хлеба, несколько обширнее изъясненные Феофаном, у блаж. Августина (tract. 123) представлены, короче: «Рыба сжаренная, говорить он, есть Христос пострадавший; Он есть и хлеб сшедший с неба».

71

Подобно Феофилакт на Мф.26:29: «новое питие есть откровение тайн Божиих».

72

Феофан находил в некоторых списках Евангелия выражение probxux вместо probxtx.

73

Именно в 1Кор. 3:2 и Евр. 5:12 – 14, выражениями: молоко пищи и твердая пища.

74

Это мысль Златоуста, который так излагает смысл сказанного. «Если Я хочу пребывать ему здесь, в Иерусалиме или в Иудее, и не посылать его с тобою во весь Мир для научения народов, пока снова немного после приду и пошлю его, что тебе до того?»


Источник: Москва. Типография Ф. Иогансон. Покровка, Лялин пер. д. Преснона. 1886. Oт Московского Комитета для цензуры духовных книг печатать дозволяется, Москва, 23 января 1886 года. Цензор протоиерей Платон Капустин.

Комментарии для сайта Cackle