Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


Уильям Баркли
Комментарии к Новому Завету

Комментарий 14, Глава 12 Комментарий 14, Глава 13 Комментарий 14, Глава 14

Комментарии на 1-е послание Коринфянам

Глава 13

1—3 ХВАЛА ЛЮБВИ (1 Кор. 13)
   Многие считают, что эта глава — самая прекрасная во всем Новом Завете, и будет хорошо, если мы отведем не один день на изучение данных стихов, полный смысл которых мы, по-видимому, не сможем постичь всю нашу жизнь.
   Павел сначала говорит, что человек может обладать любым даром, но если он не находится в единстве с любовью, то он бесполезен.
    1) Он может обладать даром разных языков. Особенности языческих культов, в особенности Диониса и Киббелы, был звон кимвал и труб. Даже заветный дар языков не лучше грохота языческих культов, если он не наделен любовью.
    2) Человек даже может обладать даром пророчества. Мы уже говорили, что слова пророчествовать, проповедовать очень близки по значению. Существует два типа проповедников. Один проповедник видит свою задачу в том, чтобы спасти души вверенных ему людей, и проповеди его дышат любовью. Таким был, в первую очередь сам Павел. В поэме «Святой Павел» Майерс рисует портрет апостола, опечаленный неверием в мире.
   Вдруг в мучениях страстной любви
   Зарыдал голос его, как звук трубы:
   «Желал бы я быть отлученным от Христа за братьев родных,
   Чтоб спасти их — пожертвовать собой ради них! . . .»
   Другой проповедник постоянно разжигает перед глазами своих слушателей пламя ада и, кажется, ему все равно, будут ли они осуждены или спасены. Говорят, Адам Смит, спросив однажды одного греческого христианина, очень много выстрадавшего от рук мусульман, почему Бог создал столько магометан, получил такой ответ: «Чтобы заполнить ад». Проповедование, содержание которого заполнено угрозами, в котором отсутствует любовь, может вселить ужас, но не сможет спасти.
    3) У него может быть дар познания. Постоянной опасностью интеллектуального превосходства является интеллектуальный снобизм. Образованный человек подвергается серьезной опасности развить в себе дух презрения. Познание лишь в том случае может спасти людей, если его холодная беспристрастность согрета огнем любви.
    4) Он может быть наделен страстной верой. Ведь бывает же и такое, что вера бывает жестокой. Однажды один человек узнал от доктора, что у него слабое сердце и ему нужно отдохнуть. Он позвонил своему начальнику, знатному деятелю христианской церкви, чтобы сообщить ему эту неприятную новость и услышать его мнение. «У тебя есть внутренние силы, которые позволяют тебе продолжать работу», — услышал он в ответ. Это были слова веры, но веры, не знающей любви.
    5) Он может заниматься благотворительностью, распределяя свое добро между бедными. Но нет ничего более унизительного, чем благотворительность без любви. Давать, исполняя неприятный долг, давать, испытывая презрение, стоять в позе превосходства и снисходительно бросать объедки кому-то как собаке, давать, сопровождая дар самодовольной моралистической лекцией, или сокрушительным упреком — это вовсе и не благотворительность, а гордость, а она не знает любви.
    6) Он может отдать тело свое на сожжение. Возможно, мысли Павла обратились опять к Седраху, Мисаху, Авденаго и к раскаленной печи (Дан. 3). Еще вероятней, что он вспомнил об известном в Афинах памятнике, названном «Индийская гробница». Один индиец подверг себя публичному самосожжению на погребальном костре и велел выгравировать на памятнике хвастливую надпись: «Зармано-шегас, индиец из Баргосы, по индийской традиции обессмертил себя и похоронен здесь». Может быть, он даже думал о тех христианах, которые сами искали мученичества. Если человек из чувства гордости отдает свою жизнь за Христа, то даже такое мученичество бессмысленно. Не цинично здесь и напомнить, что многие деяния, выглядевшие как самопожертвование, были вызваны чувством гордости, а не преданностью. Едва ли есть в Писании еще такой отрывок, который требует от благочестивого человека такого серьезного самоанализа.
4—7 ПРИРОДА ХРИСТИАНСКОЙ ЛЮБВИ (1 Кор. 13:4-7)
   Любовь долготерпит. Соответствующее греческое слово (макрофумет), употребляемое в Новом Завете, всегда означает терпение в отношениях с людьми, а не терпение в определенных обстоятельствах. Хризостом говорил, что это слово применимо к несправедливо обиженному человеку, который мог бы легко отомстить за обиду, но все же не делает этого. Оно характеризует человека, в котором трудно вызвать гнев и это присуще Самому Богу в Его отношениях с людьми. В наших отношениях с людьми, сколь бы упрямыми и недобрыми они ни были и как бы оскорбительно они себя не вели, мы должны проявлять то же долготерпение, какое Бог проявляет к нам. Такое долготерпение — признак силы, а не слабости; это не пораженчество, а скорее единственный путь к победе. Фоздик говорил, что никто не относился к Линкольну с таким презрением, как Стэнтон, называвший Линкольна «низким коварным клоуном». Он дал ему кличку «подлинная горилла» и говорил при этом, что Дю Щэлю поступил неразумно, отправившись в Африку и исколесив ее, чтобы поймать гориллу. Эту гориллу, говорил Стэнтон, можно было просто найти здесь в Америке, в Спрингфилде, в штате Иллинойс. Линкольн ничего не ответил. Он только назначил Стэнтона министром обороны, потому что он лучше всех знал это дело. Прошли годы. В ночь, когда Линкольн был убит в театре, в комнате, где положили тело президента, стоял тот же самый Стэнтон, и, смотря сквозь слезы на президента, говорил: «Здесь лежит величайший из руководителей, какого когда-либо видел мир». В конечном счете, победила долготерпеливая любовь.
   Любовь милосердствует. Ориген считал, что это значит, что любовь «ласкова, мила ко всем». Джером же говорил о «доброте любви». Много в христианстве похвального, но без доброты. Не было более религиозного человека, чем Филип Второй Испанский. А ведь это он создал инквизицию, и думал, что служит Богу, убивая всех тех, кто думал не так, как он. Один из кардиналов заявил, что убийство и прелюбодеяние не идут ни в какое сравнение с ересью. В стольких людях живет дух критиканства. Ведь много благочестивых христиан стали бы на сторону правителей, а не на сторону Иисуса, если бы им пришлось решать дело совершившей прелюбодеяние женщины.
   Любовь не завидует. Кто-то сказал, что люди делятся на два класса: «тех, кто уже миллионер, и тех, кто хотел бы стать миллионером». Существует два вида зависти. Одна из них жаждет того, что принадлежит другим; и такую зависть трудно изжить, потому что она есть нормальное человеческое чувство. Другой вид зависти хуже: она недовольна уже самим фактом, что другие имеют то, чего нет у нее; она не столь желает сама иметь эти вещи, сколько, чтобы другие не получили их. Это самое низкое свойство человеческой души.
   Любовь не превозносится. Любви присуще определенное чувство самоунижения. Истинная любовь предпочтет согласиться с тем, что она недостойна, нежели претендовать на свои заслуги и достоинства. В одном из своих рассказов Барри описывает как Сентиментальный Том приходит домой к матери после успеха, достигнутого в школе, и говорит: «Мама, разве я не вундеркинд?» Некоторые люди любят так, как будто делают одолжение. Но истинно возлюбленный никогда не перестает удивляться тому, что его любят. Любовь пребывает в скромности, сознавая, что она никогда не сможет предложить возлюбленному в дар, что было бы достойно его.
   Любовь не гордится. Наполеон всегда защищал святость домашнего очага и обязательство посещать церковные богослужения — но только для других. О себе же он говорил: «Я не такой человек, как все. Законы морали не применимы ко мне». Истинно великий человек никогда не думает о своей значительности. Карей, начавший жизнь сапожником, был одним из величайших миссионеров и, несомненно, одним из величайших лингвистов, каких когда-либо знал мир. Он перевел, по крайней мере, части Библии на тридцать четыре языка Индии. Когда он прибыл в Индию, на него смотрели с неприязнью и презрением. На одном из обедов, какой-то сноб, думая унизить его, обратился к нему в таком тоне, который мог слышать каждый: «Я полагаю, господин Карей, вы когда-то работали сапожником». «Нет, ваша светлость, — ответил Карей — я не был сапожником, я лишь чинил обувь». Он даже не претендовал на то, что он делал туфли, он лишь починял их. Никто не любит «важных» персон.
   Любовь не бесчинствует. Примечательно, что в греческом языке для передачи милосердия (милость) и обаяния употребляются одни и те же слова. В христианстве есть люди, находящие удовольствие быть резкими и даже грубыми. В какой-то степени это выражение силы, но не обаяния. Лайтфут Дурбанский сказал об Артуре Ф. Симе, одном из своих студентов: «Куда бы он ни пошел, уже одно лицо его будет само по себе проповедью». Христианская любовь милосердна и она никогда не забывает об учтивости и такте.
   Любовь не ищет своего. В конечном счете, в мире живут лишь две категории людей: одни всегда добиваются своих привилегий, а другие всегда помнят о своих обязанностях. Одних всегда беспокоит, что они должны получить от жизни; других всегда тревожит, чем они обязаны жизни. Если бы люди меньше заботились о своих правах и больше о своих обязанностях, то были бы решены почти все настоящие проблемы. Как только мы начинаем думать «о своем месте в жизни», мы уходим от христианской любви.
   Любовь не раздражается. Значение этого состоит в том, что христианская любовь не сердится на людей, не раздражается при общении с людьми. Раздражение — всегда признак поражения. Когда мы выходим из себя, когда мы теряем над собой контроль, мы теряем все. Киплинг говорил, что, если человек не теряет головы, когда все другие потеряли ее и винят его во всем, и если он сам не проявляет ненависти к другим, когда его ненавидят — это лучшее испытание для человека. Человек, владеющий собой, может владеть всем.
   Любовь не мыслит зла. Греческое слово логииешфай, (переведенное в Библии как мыслит), происходит из бухгалтерии. Оно означает заносить в гроссбух какой-нибудь факт, чтобы позже не забыть его. Именно так поступают очень многие люди.
   В жизни очень важно научиться забывать то, что лучше забыть. Один писатель рассказывает о том, как «в Полинезии, где туземцы проводят много времени в сражениях и пирах, существует такой обычай, что каждый мужчина хранит остатки своей ненависти. К крышам своих хижин подвешивают они разные предметы, напоминающие им о причиненных им несправедливостях, действительных или воображаемых». Точно также многие люди пестуют свою ненависть, непрерывно подогревая и освежая ее в памяти; они до тех пор раздумывают о своих обидах, пока их уже невозможно забыть. Христианская любовь учит прощать и забывать.
   Любовь не радуется неправде. Может быть, эту фразу было бы лучше перевести так, что любовь не радуется всему, что дурно. Ведь здесь не столько говорится о наслаждении от причиненного зла, которое ощущают многие, услышав что-нибудь унизительное о другом человеке. Странная особенность человеческой природы заключается в том, что мы предпочитаем слышать о неудачах других людей, нежели об их счастливой судьбе. Намного проще плакать с плачущими, нежели радоваться с радующимися. Христианская любовь свободна от этой человеческой злобы, радующейся дурным известиям о других.
   Любовь сорадуется истине. Это не так просто, как может показаться. Бывают моменты, когда мы определенно не хотим, чтобы восторжествовала истина, еще чаще мы бы совсем не хотели слышать о ней. Христианская любовь не заинтересована скрывать истину; ей нечего утаивать и поэтому она радуется, когда побеждает истина.
   Любовь все покрывает. Возможно, что это означает, что любовь не стремится выставлять напоказ недостатки, проступки и ошибки других людей. Она скорее незаметно исправляла бы ошибки других, нежели осуждала бы их. Еще вероятней определение, что любовь может выносить любое оскорбление, обиду или разочарование. Этот стих определяет любовь, которая жила в сердце самого Иисуса.
   Враги презрительно бранят,
   Друзья во страхе отреклись.
   Неутомим лишь Он прощать
   Всем сердцем пламенной любви.
   Любовь всему верит. Это определение имеет два значения:
    1) По отношению к Богу оно значит, что любовь верит Богу на слово, может принять любое обещание, начинающееся со слова «Кто бы ни», и говорит: «Это для меня». 2) По отношению к нашим собратьям оно означает, что любовь всегда верит в лучшее о человеке. Часто бывает так, что мы делаем людей такими, какими мы их считаем. Если люди чувствуют, что мы не доверяем им, мы можем сделать их ненадежными. Если же люди почувствуют, что мы доверяем им, они, вероятно, станут надежными. Когда Арнольд стал директором школы игры в регби, он установил новую методику обучения. До него в школе царила атмосфера террора и тирании. Арнольд собрал учеников и сказал им, что в будущем у них будет больше свободы и меньше порки. «Вы свободны, — сказал он, — но у вас есть чувство ответственности — вы хорошо воспитаны и порядочны. Я решил предоставить вас в большей степени самим себе и вашей чести, потому что я полагаю, что постоянная опека, наблюдение и подсматривание лишь разовьет в вас холопский страх, с которым после окончания школы вы не будете знать, как самостоятельно жить». Ученики едва смогли поверить этому. Когда он вызывал их к себе, они продолжали приводить старые отговорки и лгать. «Ребята, — сказал он, — если вы так говорите, то оно так и есть — я верю вам на слово». Но пришло в школе время, когда ученики стали говорить: «Стыдно лгать Арнольду: ведь он всегда верит нам». Он доверял им, что способствовало развитию благородных характеров в них. Любовь облагораживает даже подлого человека, если она надеется на лучшее.
   Любовь на все надеется. Иисус верил, что нет безнадежных людей. Адам Кларк стал одним из великих теологов, но в школе он слыл за тупого. Однажды школу посетил почтенный гость. Учитель, указывая на Адама Кларка, сказал: «Это самый глупый ученик в школе». Прежде чем покинуть школу, посетитель подошел к Кларку и дружелюбно сказал: «Ничего, мой мальчик, может быть, когда-нибудь ты будешь великим ученым. Не унывай, а старайся, и не прекращай стараться». Учитель потерял надежду, но посетитель надеялся, и — кто знает? — может именно это слово надежды и помогло Адаму Кларку стать тем великим теологом, которым он со временем стал.
   Любовь все переносит. Глагол хипоменеин - одно из великих греческих слов. Обычно его переводят как переносить или терпеть, но смысл его заключается не в пассивном терпении, а в том, чтобы перенести, преодолеть, быть в состоянии победить и преобразовать. Этот глагол определяли как мужественное постоянство, подвергающееся серьезному испытанию. Джорж Матесон, потерявший зрение и разочаровавшийся в любви, написал в своей молитве, что он желает принять волю Божию «не с тупой покорностью, а в святой радости; не только без ворчания, а с хвалебной песней». Любовь может перенести все не с пассивной покорностью, но с торжествующей стойкостью, потому что она знает, что «рука Отца никогда не заставит свое дитя плакать незаслуженно».
   Остается сказать лишь одно: если мы посмотрим на любовь, как ее обрисовал Павел, то мы увидим, все ее качества воплощены в жизни Иисуса.
8—13 ПРЕВОСХОДСТВО ЛЮБВИ (1 Кор. 13:8-13)
    1) Ее абсолютную неизменность. Когда все, чем человек дорожит, исчезает, остается любовь. В одном из самых прекрасных стихов Книги Песни Песней 8,7 говорится: «Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее». Лишь одна любовь непобедима. И это одно из главных оснований для веры в бессмертие. Когда любовь вдохновляет жизнь, она устанавливает связь, против которой бессильны все трудности жизни и смерти.
    2) Ее абсолютное совершенство. Видимый нами мир отражается в нашем сознании как сквозь тусклое стекло. Коринфян это еще более наводило на размышления, чем нас: Коринф славился изготовлением зеркал. Но современное зеркало с его прекрасным отображением появилось только в тринадцатом столетии. Коринфские зеркала изготавливались из тщательно полированного металла, и поэтому, даже его лучшие экземпляры давали лишь несовершенное отображение. Высказывались предложения, что эта фраза означает, что мы видим все как сквозь окно из рога. В те времена так делались окна, и через них можно было видеть лишь неясные и расплывчатые очертания. В действительности же у раввинов существовало поверье, что через такое окно Моисей видел Бога.
   Павел считает, что в этой жизни мы видим лишь отражение Бога и многое представляется нам таинственным и загадочным. Мы видим это отражение Божие в мире Божием, потому что созданное творение всегда говорит нам нечто о его создателе, творце; мы видим Его в Евангелии, и мы видим Его в Иисусе Христе. Даже, если мы получили в Иисусе Христе законченное откровение, наш ищущий ум может понять лишь часть, ибо конечное никогда не сможет понять бесконечное. Наше знание все еще подобно знанию ребенка.
   Без любви мы никогда не достигнем этого дня, ибо Бог есть любовь, и лишь тот, кто любит, может видеть Его.
    3) Ее абсолютное превосходство. Как ни велики вера и надежда, любовь все же больше их. Вера без любви холодна, а надежда без любви мрачна. Любовь — огонь, зажигающий веру, и свет, обращающий надежду в уверенность .

Комментарий 14, Глава 12 Комментарий 14, Глава 13 Комментарий 14, Глава 14