Уильям Баркли
Комментарии к Новому Завету

Комментарий 9, Глава 3 Комментарий 9, Глава 4 Комментарий 9, Глава 5

Комментарии на 1-е послание Иоанна

Глава 4

1ОПАСНОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С БУРНЫМ ПРОЯВЛЕНИЕМ ДУХА (1 Ин. 3:24б-4,1)

За этим предостережением стоит ситуация, о которой мы в современной Церкви знаем очень мало или вовсе ничего. В раннехристианской Церкви Дух проявлялся бурно, и это вело с собой определенные опасности. Было столь много и столь различных проявлений Духа, что требовалось какое-то мерило. Давайте попробуем поставить себя в ту на электризованную атмосферу.

1. Уже в ветхозаветные времена люди осознавали опасности, связанные с лжепророками – людьми, обладавшими большой духовной силой. Во Втор. 13:1-5 сказано, чтобы лжепророк, пытающийся увести людей от истинного Бога, был предан смерти; но совершенно открыто и ясно допускается, что он может обещать знамения и чудеса и совершать их. Он может обладать силой духа, но духа злого и ложно направленного.

2. В эпоху раннехристианской Церкви мир духов был очень близок. Все люди верили в то, что мир полон духов и бесов. У каждой скалы и реки, у каждого грота и озера был, по представлению древних, свой дух или демон, которые постоянно стремились проникнуть в тело человека и в его ум. В эпоху ранней Церкви люди жили в переполненном духами и бесами мире и, как ни в какое другое время, были уверены в том, что их окружают духовные силы.

3. Древние очень хорошо ощущали, что в мире присутствует злая сила. Они не задавались вопросом, откуда она произошла, но были уверены в том, что она рядом и охотится за людьми, чтобы сделать их своими орудиями. Отсюда следовало, что полем битвы сил тьмы и сил света была не только вселенная, но и умы людей.

4. В ранней Церкви сошествие Духа принимало намного более зримые формы, нежели это имеет место нынче; его обычно связывали с крещением, и когда Дух на человека снисходил, совершалось необыкновенное, и все могли видеть это. Человек, на которого сошел Дух, воочию преображался. Когда апостолы, после проповеди Филиппа пришли в Самарию, возложили руки на новообращенных и помолились, чтобы они приняли Духа Святого, результаты случившегося были столь поразительны, что местный волхв Симон захотел купить у апостолов способность производить такое чудо (Деян. 8:17, 18). Сошествие Духа на сотника Корнилия и его людей было очевидно для всех (Деян. 10:44, 45).

5. Это находило отражение в соборности жизни молодой Церкви. Лучшим комментарием к этому отрывку является 1 Кор. 14. Под действием силы Духа люди говорили на не знакомых языках, то есть они издавали поток внушенных им Духом звуков на никому неизвестном языке, которые никто не мог понять, если при этом не присутствовал еще кто-нибудь, обладавший даром от Духа истолковать и перевести их. Все это носило такой необычный характер, что Павел говорит, что, если незнакомец придет в такую церковь, где все говорят на незнакомых языках, то подумает, что попал в сумасшедший дом (1 Кор. 14:2, 23.27). Проблемы вставали даже в связи с пророками, которые передавали свои послания и вести на понятном для всех языке. Они были настолько переполнены Духом, что не могли дождаться, пока закончит говорить один и вскакивали с намерением выкрикнуть данное им Духом откровение (1 Кор. 14:26, 27.33). Богослужение в ранней Церкви очень отличалось от тех бледных служб, которые совершаются в большинстве современных церквей. Дух проявлялся тогда в стольких формах, что Павел даже приводил среди прочих духовных даров дар различия духов (1 Кор. 12:10). К чему все это могло привести, видно из высказывания Павла о том, что такие люди могли произнести анафему на Иисуса Христа (1 Кор. 12:3).

Надо отметить, что в последующие эпохи христианства эта проблема стала еще острее. Дидахе («Учение двенадцати апостолов»), которое относится к началу второго века, является первым молитвенником и служебной книгой. В ней есть указания на то, как должно относиться к странствующим апостолам и пророкам, посещавшим христианские общины. «Не всякий, говорящий в духе, есть пророк, а только кто имеет прав Господень» (Дидахе 11,12). Дело достигло своего апогея и предела, когда в третьем столетии Монтан вдруг выступил в Церкви с утверждением, что он не более и не менее, как обещанный Параклет, или Утешитель, и предложил поведать Церкви то, что Иисус имел сказать, а что Его апостолы еще не могли вместить.

В ранней Церкви кипела жизнь Духа. Это была великая эпоха, но и само это богатство было чревато опасностями. Если существует такая персонифицированная сила зла, то она может использовать людей в своих целях; если наравне со Святым Духом существуют злые духи, они могут вселиться в человека. Люди могли совершенно искренно заблуждаясь, принимать какое-то субъективное переживание за послание Духа.

Иоанн хорошо помнит обо всем этом; и именно с учетом этой бурной атмосферы устанавливает мерило – как отличать подлинное от фальшивого. Нам, однако, может показаться, что, несмотря на все эти опасности, бурная жизнь молодой Церкви была намного лучше апатичной и бледной жизни современной Церкви. Несомненно, лучше видеть Духа везде, нежели не видеть Его нигде.

2–3 НЕВЕРОЯТНАЯ ЕРЕСЬ (1 Ин. 4:2, 3)

В понимании Иоанна христианская вера могла быть сведена к одному великому предложению: «Слово стало плотию и обитало с нами» (Ин. 1:14). Дух, отрицающий реальность воплощения, не от Бога. Иоанн устанавливает два мерила веры.

1. От Бога тот Дух, что исповедует, что Иисус – Христос, Мессия. В понимании Иоанна отрицать это – значит отрицать три вещи: а) что Иисус – центр человеческой истории, Тот, для Которого вся предшествовавшая история была подготовкой; б) что Он – исполнение заветов Божиих. На протяжении всей своей истории иудеи твердо держались обетовании Божиих. Отрицать, что Иисус – обетованный Мессия – значит отрицать истинность этих обетовании; в) Это значит отрицать Его царственность. Иисус пришел не только для того, чтобы пожертвовать Собой, но и чтобы царствовать, и отрицать Его Мессианство – значит отрицать Его исключительную царственность.

2. От Бога тот Дух, что исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти. А именно этого не могли допустить и принять гностики. Коль скоро, с их точки зрения, материя совершенно порочна, подлинное воплощение невозможно, ибо Бог вообще не может принять плоти. Августин сказал позже, что нашел в языческой философии параллели ко всем идеям Нового Завета, кроме одной: «Слово стало плотию». Иоанн считает, что отрицание человеческой сущности Иисуса Христа – удар по самым основам христианской веры. Отрицание воплощения влечет за собой определенные последствия.

1. Это значит отрицать, что Иисус вообще может быть примером для нас, ведь, если Он не был человеком в подлинном смысле слова, жившим в тех же условиях, что и любой человек, Он не может показать людям как надо жить.

2. Это значит отрицать, что Он может быть Первосвященником, открывающим нам путь к Богу. Настоящий Первосвященник должен быть, – по мысли автора Послания к Евреям, – как и мы, искушен во всем, кроме греха, и должен знать наши немощи и искушения (Евр. 4:14, 15). Чтобы вести людей к Богу, первосвященник должен быть человеком, иначе он будет указывать им дорогу, по которой они неспособны идти.

3. Это значит отрицать, что Иисус вообще может быть нашим Спасителем. Чтобы спасти людей, Он должен отождествить Себя с людьми, которых Он пришел спасти.

4. Это значит отрицать спасение тела. Христианское учение совершенно определенно указывает, что спасение – это спасение всего человека – и его тела, и его души. Отрицать воплощение – значит отрицать, что тело вообще когда-либо может стать храмом Святого Духа.

5. Но самым серьезным и опасным следствием этого является отрицание возможности единения между Богом и человеком. Если дух абсолютно благ, а тело – абсолютно порочно, то Бог и человек не могут встретиться, до тех пор, пока человек остается человеком. Они могут встретиться, когда человек сбросит бренное тело и станет бестелесным духом. Но величайшая истина воплощения заключается именно в том, что подлинное единство между Богом и человеком может иметь место здесь и сейчас.

Центральным фактом христианства является воплощение Иисуса.

4–6 ЧТО РАЗДЕЛЯЕТ МИР ОТ БОГА (1 Ин. 4:4-6)

Иоанн изложил здесь великую истину и ставит важную проблему.

1. Христианину не нужно бояться еретиков. Во Христе была одержана победа над силами зла. Силы зла свершили по отношению к Нему самое худшее, на что они были способны; они даже убили и распяли Его, а Он вышел, в конечном счете, победителем. Победа принадлежит всем христианам. Как бы там все ни казалось, на деле силы зла ведут борьбу, обреченную на поражение. Как гласит латинская поговорка: «Велика правда и в итоге она восторжествует». Христианин должен только помнить уже известную ему истину и придерживаться ее. Истиной жив человек, а в конечном счете грех и заблуждение ведут к смерти.

2. Но проблема заключается в том, что лжеучители не желают слушать и принимать истину, которую предлагает настоящий христианин. Чем же все это объясняется? Для объяснения этого Иоанн возвращается к своей излюбленной антитезе, к противопоставлению мира и Бога. Мир, как мы уже видели выше, это человеческая природа, не имеющая Бога и даже враждебная Ему. Человек, знающий Бога и связанный с Ним, приветствует истину, а кто не от Бога, тот не слушает правды.

Если вдуматься в это, то видно, что это правда. Как может человек, лозунг и пароль которого – конкуренция, даже начать понимать этику, в основе которой лежит служение? Как может человек, вся цель которого заключается в самовозвышении и самовозвеличивании, и считающий, что более слабый должен уйти со сцены и уступить свое место, даже начать понимать учение, в основе которого лежит любовь? Как может человек, считающий, что существует только этот мир и, следовательно, важны только материальные блага, даже начать понимать, что существует жизнь, озаренная светом вечности, в которой величайшими ценностями являются идеальные вещи? Человек может слышать лишь то, что он приучил себя слышать и может довести себя до того, что вообще не будет в состоянии воспринимать христианскую благую весть.

И именно это говорит Иоанн. Мы уже неоднократно видели, что ему свойственно видеть вещи в ярком черно-белом освещении; он не видит тени. С одной стороны для него существует человек, знающий Бога и способный слышать истину, а с другой стороны – человек от мира, неспособный слышать правды. Но здесь встает проблема: есть ли такие люди, которым вообще бессмысленно проповедовать? Есть ли такие уж совершенно непробиваемые люди, глухота которых не излечима и ум которых навсегда закрыт от приглашений и заповедей Иисуса Христа?

На это есть только один ответ: нет пределов милосердию и благодати Божией и существует еще Святой Дух. Жизнь показала, что любовь Божия может разрушить любые барьеры. Иной человек действительно может противиться, даже до конца. Но ведь истинно и то, что Иисус всегда стучится в дверь каждого сердца и каждый человек может услышать зов Христа даже среди массы голосов мира сего.

7–21 ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ И БОЖЕСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ (1 Ин. 4:7-21)

Этот отрывок как бы сплетен из одного куска и, потому, лучше рассмотреть его сперва весь целиком, а потом постепенно извлекать из него учение. Сперва рассмотрим изложенное в нем учение о любви.

1. Любовь – от Бога (4,7). Вся любовь исходит от Бога, Который Сам есть любовь. Как выразился английский комментатор А. Е. Брук: «Человеческая любовь есть отражение некоей Божественной сущности». Всего ближе к Богу мы находимся тогда, когда любим. Климент Александрийский сказал однажды поразительную вещь, что истинный христианин «упражняется в том, чтобы стать Богом». Пребывающий в любви пребывает в Боге (4,16). Человек сотворен по образу и подобию Бога (Быт. 1:26). Бог есть любовь и, потому, чтобы быть подобным Богу, и чтобы быть тем, кем он, собственно, должен быть, человек тоже должен любить.

2. Любовь двояко связана с Богом. Лишь познав Бога, можно научиться любить, и лишь тот, кто любит, может познать Бога (4,7.8). Любовь исходит от Бога и любовь ведет к Богу.

3. Бог познается любовью (4,12). Бога мы не можем видеть, потому что Он есть Дух, но можем видеть то, что Он делает. Мы не можем видеть ветер, но можем видеть, что он может сделать. Мы не можем видеть электричество, но видим его действие. Воздействие, оказываемое Богом, есть любовь. Когда Бог пребывает в человеке, человек облечен любовью Божией и любовью людей. Бог познается через Его воздействие на этого человека. Кто-то сказал: «Святой – это человек, в котором Христос живет вновь», и лучшая демонстрация бытия Бога – это не ряд доказательств, а жизнь, полная любви.

4. Любовь Божия открылась нам в Иисусе Христе (4,9). В Иисусе мы видим два аспекта любви Божией.

а) Это любовь безоговорочная. Бог в любви Своей мог Своего единственного Сына принести в жертву, с которой не может сравнить ничто.

б) Это любовь совершенно незаслуженная. Нет ничего удивительного в том, что любим Бога, если вспомним все Его дары нам, даже до Иисуса Христа; удивительно, что Он любит такие бедные и непослушные создания, как мы.

5. Человеческая любовь – это ответ на любовь Божию (4,19). Мы любим потому, что Бог возлюбил нас. Его любовь побуждает в нас желание любить Его так, как Он прежде возлюбил нас, и наших собратьев, как Он любит их.

6. В любви нет страха; когда приходит любовь – страх уходит (4,17.18). Страх – это чувство того, кто ждет наказания. До тех пор, пока мы видим в Боге Судью, Царя, Законодателя – в нашем сердце есть место только для страха, ибо от такого Бога мы можем ждать только наказания. Но когда мы узнали подлинную природу Бога, любовь поглотила страх. Остается только страх разочаровать Его любовь к нам.

7. Любовь Божия неразрывно связана с любовью человека (4,7.11.20.21). Как это прекрасно выразил английский комментатор Додд: «Силы любви составляют треугольник, вершинами которого являются Бог, я, и сосед». Если Бог любит нас, то мы обязаны любить друг друга. Иоанн прямо заявляет, что человек утверждающий, что любит Бога, но ненавидящий брата своего – лжец. Есть только один способ доказать свою любовь к Богу – любить людей, которых Он любит. Есть только один способ доказать, что в нашем сердце пребывает Бог – постоянно проявлять любовь к людям.

БОГ – ЭТО ЛЮБОВЬ (1 Ин. 4:7-21 (продолжение))

В этом отрывке мы встречаем, может быть, величайшую во всей Библии характеристику Бога – Бог есть любовь. Просто поразительно, сколько новых путей открывает эта фраза и на сколько вопросов она отвечает.

1. Она дает объяснение акту творения. Иногда мы просто начинаем дивиться, почему же Бог создал этот мир. Неповиновение и полное отсутствие взаимности со стороны человека постоянно разочаровывает и угнетает Его. Зачем нужно было Ему создавать мир, который не приносит ничего, кроме неприятностей и забот? На это есть только один ответ – творение было неотъемлемой частью Самой Его природы. Если Бог есть любовь, то Он не может существовать в полном одиночестве. Для любви нужен кто-то, чтобы любить и чтобы быть любимым.

2. Она дает объяснение свободе воли. Истинная любовь есть свободное взаимное чувство. Если бы Бог был только закон, Он мог бы создать мир, в котором люди двигались бы, как автоматы, не имея никакого выбора. Но, если бы Бог создал людей такими, Он не мог бы иметь с ними никаких личных отношений. Любовь обязательно должна быть свободной взаимностью сердца, и потому Бог, в сознательном акте самоограничения, наделил людей свободой воли.

3. Она дает объяснение такому феномену, как провидение. Если бы Бог был просто разум, порядок и закон, Он мог бы, так сказать, сотворить вселенную, «завести ее, пустить в ход и оставить». Есть такие вещи и приборы, которые мы покупаем только для того, чтобы поставить их где-нибудь и забыть о них; самое привлекательное в них заключается в том, что их можно оставить и они будут работать сами. Но именно потому, что Бог – это любовь, за Его актом творения стояла любовь.

4. Она дает объяснение феномену искупления. Если бы Бог был только закон и справедливость, Он попросту оставил бы людей с последствиями их греха. Вступает в действие нравственный закон – душа согрешившая умрет, а вечная справедливость будет неумолимо воздавать наказания. Но уже само то, что Бог – это любовь, значило, что Он хотел найти и спасти то, что было утеряно. Он должен был найти средство против греха.

5. Она дает объяснение загробной жизни. Если бы Бог был просто Создателем, люди могли бы прожить положенный им короткий промежуток времени и умереть навсегда. Рано угасшая жизнь была бы похожа на цветок, слишком рано увядший от холодного дыхания смерти. Но сам факт, что Бог – это любовь, служит доказательством того, что случайности и проблемы жизни – это еще не последнее слово, и что любовь уравновесит эту жизнь.

СЫН БОЖИЙ И СПАСИТЕЛЬ ЧЕЛОВЕКОВ (1 Ин. 4:7-21 (продолжение))

Прежде чем перейти от этого отрывка к следующему, отметим, что в нем сказано об Иисусе Христе.

1. Он принес жизнь. Бог послал Его, чтобы мы получили жизнь через Него (4,9). Между существованием и жизнью лежит большая разница. Существование дано всем людям, но жизнь дана не всем. Само упорство, с которым люди ищут наслаждений, доказывает, что в их жизни чего-то недостает. Один известный врач сказал, что люди скорее найдут лекарство от рака, чем лекарство от скуки. Иисус дает человеку цель жизни и силу жить. Христос обращает человеческое существование в полноту жизни.

2. Иисус восстановил отношения человека с Богом. Бог послал Его в умилостивление за грехи наши (4,10). Мы уже не живем в мире, в котором приносятся в жертву животные, но вполне можем понять, что такое жертва. Когда человек грешит, нарушаются отношения его с Богом. В представлении древних жертва была выражением раскаяния; она должна была восстановить нарушенные отношения. Своей жизнью и смертью Иисус дал человеку возможность вступить с Богом в новые отношения мира и дружбы. Он навел мост через страшную пропасть между человеком и Богом.

3. Иисус – Спаситель мира (4,14). Когда Иисус пришел в этот мир, люди острее всего ощущали, как сказал Сенека, «свою слабость в самых необходимых вещах». Они ждали «руки, протянутой вниз, которая подняла бы их». Было бы неверно думать о спасении лишь как об избавлении от адских мук. Людей нужно спасти от них самих, от привычек, ставших для них узами, от искушений, страхов и тревог, от безрассудности и ошибок. И каждый раз Иисус предлагает людям спасение. Он приносит то, что позволяет им выстоять в жизни и приготовиться к вечности.

4. Иисус – Сын Божий (4,15). Эта фраза значит, что Иисус Христос находится в совершенно исключительных отношениях с Богом. Только Иисус Христос может показать людям, каков Бог; только Он может принести людям благодать, любовь, прощение и силу Бога.

Но в этом отрывке есть еще один момент. Он учит нас о Боге, и он учит нас об Иисусе и о Духе. В 4,13 Иоанн говорит, что мы знаем, что пребываем в Боге, именно потому, что Он дал нам от Духа Своего. В самом начале нас толкает на поиски Бога именно воздействие Духа внутри нас, и именно Дух дает нам уверенность в том, что мы обрели подлинно мирные отношения с Ним. Именно Дух в сердцах наших дает нам смелость обратиться к Богу, как к Отцу (Рим. 8:15, 16). Дух – это наш внутренний свидетель, дающий нам внезапное, спонтанное, не поддающееся анализу сознание присутствия Божественного в нашей жизни.


Комментарий 9, Глава 3 Комментарий 9, Глава 4 Комментарий 9, Глава 5

Помощь в распознавании текстов