И.Ц. Миронович

Лекции по Священной Библейской истории Ветхого и Нового Заветов

Лекция 1. Введение. Время и вечность в Священном Писании

Всех вас приветствую, и кланяюсь вам всем, рад вас видеть, и скажите мне: сохранили ли вы себя? Сохранил ли себя Курс до III курса, или многие из вас выбыли?

– Мы все в строю!

В основном все: костяк сохранился. “Не умру, но живъ буду, и повѣмъ дѣла Господни” (Пс. 117:17).

И вот, как-то нечувствительно: давно ли, кажется, я всех вас видел – в том зале мы все сидели, и познакомились, и начали изучение Библейской истории, и пролетело время. Так вот оно летит!

89-й псалом откройте. И прежде давайте посмотрим, какое надписание у этого псалма и кто является его автором? Автор – Моисей, человек Божий. Этот псалом Единственный из дошедших до нас, который> принадлежит ему, и этот псалом прекрасный мы сейчас и почитаем. Что же мы в нём с вами найдём? А вот какие поразительные слова:

«Молитва Моисея, человека Божия.

Господи! Ты нам прибежище в род и род. Прежде нежели родились горы, и Ты образовал Землю и Вселенную, и от века и до века Ты – Бог».

Когда в догматическом богословии изучают свойства Божии и, в частности, Его превечность, вечность, приводится этот стих: «Прежде, нежели родились горы, и Ты образовал Землю и Вселенную, – а у премудрого Приточника: начальные пылинки Вселенной (см. Притч. 8:26), – и от века и до века Ты – Бог». Значит, прежде всех век.

Итак, читаем дальше: «Ты возвращаешь человека в тление и говоришь: “возвратитесь, сыны человеческие!”» – Когда это было сказано? В Раю согрешившим: прах ты, и в прах возвратишься. В поте лица твоего будешь есть хлеб твой, и пока не обратишься в прах, ибо ты прах и в прах обратишься (см. Быт. 3:19).

Дальше: «Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и как стража в ночи». – Вы знаете, есть «хронос» – время, которое меняется в своей продолжительности и делится на прошедшее, настоящее, и будущее. Прошедшее мгновенно – произнёс слово, и настоящее стало уже прошедшим. Грань практически неуловимая: Ты озираешь прошедшее, скажет блаженный Августин, взираешь на настоящее и презираешь будущее в единой неизменяемой вечности.

Почему Бог, мы говорим, неизменяем? Потому что Он вечен. Ведь кроме скоропреходящего времени, есть неизменная вечность, и эту вечность обещает нам Господь! А это всё пред очами Божиими – вся история – как день вчерашний, когда он прошёл, как стража в ночи. Поэтому нас ничего не должно удивлять: «ах, какие события, ах!». Затворник Варсонофий говорит, что если бы произошло в міре на моих глазах нечто космическое, когда не только наша Земля, а весь космос раскололся бы на части, это бы меня не удивило. Прилепись ко Христу и не думай ни о чём. Вот ты расстроился, что к твоему чертежу кто-то без твоего дозволения добавку сделал и испортил весь твой фасад. Ну что ты из-за этого расстраиваешься, если всё міроздание должно прекратить своё существование? Вон, какое оно безграничное. А ты? Прилепись ко Христу и не расстраивайся.

Дальше читаем:

«Ты как наводнением уносишь их; они – как сон, как трава, которая утром вырастает, утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает [Ну, любимое сравнение библейское о скоротечности преходящей жизни], ибо мы исчезаем от гнева Твоего, и от ярости Твоея мы в смятении [Почему? <Потому что:>]. Ты положил ecu беззакония наша пред Тобою и тайное наше пред светом лица Твоего [И вот мы все затрепетали: Аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит? (см. Пс. 129:3) – Если Ты будешь взыскивать за каждое беззаконие, кто выдержит? Рассыплется, как от моли, вся краса человеческая, и всё міроздание также, ибо у Тебя очищение есть (см. Пс. 38:2).

И только благодаря тому, что Ты можешь очистить грехи человеческие, мір и стоит]. Все дни наши прошли во гневе Твоем; мы теряем лета наши, как звук. Дней лет нашихседмьдесят лет, а при большей крепостивосемьдесят <лет>; и самая лучшая пора их – труд и болезнь, ибо проходят быстро и мы летим [Вот куда мы летим вместе с этой нашей Землёй? – 30 вёрст в секунду она летит – как пушечное ядро по своей орбите, чтобы за год обернуться вокруг Солнца! Да и летит-то, вращаясь вокруг собственной оси, – что и обезпечивает сутки. Вращение Земли вокруг своей оси. А вокруг Солнца год? И вот мы летим]. Кто знает силу гнева Твоего, и ярость Твою по мере страха Твоего? Научи нас так исчислять дни наши, чтобы нам приобрести сердце мудрое [Ну, а как мы научимся исчислять дни наши, премудрый сказал как: во всех делах твоих помни последняя твоя, и вовеки не согрешиши (см. Сир. 7:39). Во всех делах твоих помни о смерти, и никогда не согрешишь. Вот memento тоrі, монахи католические Приветствуют друг друга> при встрече: помни, что ты умрёшь – не здравствуй, не привет, a memento тоri – помни, что ты умрёшь. Вот приветствие глубокомысленное. Поэтому: научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобрести сердце мудрое. А в чём заключается мудрость? Когда у нас чувства навыком уже могут определять, опытно определять, что добро и что зло. Вот в этом и заключается высшая мудрость:] Обратись, Господи! Доколе? Умилосердись над рабами Твоими. Рано насыти нас милостью Твоею, и мы будем радоваться! <...>» – такими-то словами Моисей и мог сковать Бога!

Сам Господь ему сказал: не удерживай Меня (см. Втор. 9:14). А чем он Его удерживал? Вот такими-то молитвами он Его и удерживал. Ну-ка, если Ты сейчас истребишь этот народ, что подумают другие? Бог специально вывел его, чтобы погубить? Как это отразится? Вот ревность о славе Божией: не удерживай Меня. Такую силу имел этот человек Божий. Он и называется «человеком Божиим». Вот его четвёртая тетрадь Псалтири начинается с этого 89-го псалма: Господи! Ты нам прибежище в род и род.

Теперь давайте поговорим вот о чём. Поскольку этот класс заключительный, должны в конце быть так называемые экзамены. Не просто уповать на какие-то взгляды друг на друга. Надо поэтому определиться с этой экзаменационной программой, чтобы вы могли не торопясь готовиться, с тем чтобы успешно всё сдать и получить дипломы, какие возвеселят ваше сердце. И вы сможете уже сами тогда преподавать.

Так, хорошо. Теперь давайте поговорим на эту тему и скажем, может быть, несколько фраз относительно Нового Завета, что бы я хотел слышать от вас.

Это, во-первых, основные события, вот эти темы: Рождество, Преображение, Воскресение, Вознесение – костяк; Нагорная проповедь – это необходимо. Необходимо знать и любую притчу Евангельскую на выбор. Вот любая Евангельская притча на ваш выбор, плюс с 5-й по 7-ю главы Евангелия от Матфея – это Нагорная проповедь. Поскольку она сложная, то можно будет её разбить на пункты. Вот, пожалуйста, я дал сочинение первокурсникам: учение о молитве по Нагорной проповеди. Заповеди блаженства. Тема: Свет и соль. Тема: Христос и Закон – Вы слышали, что сказано древним, а Я говорю (см. Мф. 5:21–22). Свет: Вы – свет міра. Не ставят сосуд под спудом, но на подсвечнике (см. Мф. 5:14–15). Исидор Пелусиот скажет: а что же подсвечник-то такое? Понятно, что свечу ставят на подсвечнике, а в духовном смысле что это может обозначать? А он говорит, что это то место, где вы должны светить, где вы должны в принципе и находиться. Вот это и будет вашим подсвечником.

Нет ничего светоноснее благочестивой жизни. <Это сказал Иоанн> Златоуст. Как лучше сказать? Его невозможно улучшить.

Мы не можем надеяться с вами, что улучшим патрологическое наследие. Поэтому <наше шествование> не вперёд, а назад, к отцам. Мы не должны уходить от своих истоков. Нет ничего светоноснее благочестивой жизни. Вот что значит свет, который светит всем. А почему он светит во тьме, этот свет? Как ответить на этот вопрос? Если бы речь шла об обычном свете, то, действительно, никакой источник не может преодолеть этих безбрежных расстояний: он иссякает. Но ведь речь-то идёт о свете Логоса! И вдруг этот свет Логоса, божественный свет, во тьме светит! А почему, спрашивается, Он не может эту тьму разогнать? Сил нет? Не может быть такого!

Ответ есть в 3-й главе Евангелия от Иоанна. Откроем 3-ю главу Евангелия от Иоанна и найдём этот ответ.

19-й стих: «Суд же состоит в том, что свет пришел в мір [в лице Христа], но люди более возлюбили тьму, нежели свет [почему?], потому что дела их были злы. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы; а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны».

Вот это нравственные понятия: свет – тьма: И свет во тьме светит, и тьма его не объястъ. Евангелие звучит – слушают его люди или не слушают, – оно продолжает звучать.

Теперь, обязательно Пролог от Иоанна я хочу включить <в экзаменационные вопросы>, потому что среди вас есть люди образованные, и даже очень образованные и развитые.

Пролог от Иоанна – это Иоанн Богослов, 1-я глава, первые 18-ть стихов – вы должны будете мне объяснить: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть [Дальше это Слово называется Светом, Жизнью]. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его <...> И [вот,] Слово стало плотью [Воплотилось вторая Ѵпостась: Логос воплотился], и обитало между нами, полное благодати и истины <...>». – Вот как произошло это, объясняет Сѵмвол Вѣры: воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

Слово стало плотью. Хорошо. Это очень серьёзная тема, потому что в области тринитарного богословия мы просто с вами пасуем. И не только мы, но и священники мало объясняют эту тему! Никто не хочет говорить на тринитарные темы. Потому что они требуют очень высокого богословского образования и благоговения. Как сказать-то? «Да никако же коснется освященного Божия кивоту, да никако же коснется рука скверных».

Вот коснуться-то этого – а мы должны коснуться, потому что мы исповедуем не просто Бога Единого, но Троичного в Лицах. И Сѵмвол Вѣры говорит об этом, что исповедуем Бога Отца, Творца Небу и Земли; веруем и в Его Единородного Сына; веруем и в Духа Святаго, Иже от Отца исходящаго. Всё это нужно <знать>, во всём этом нужно <разбираться>!

<Я бы вам посоветовал познакомиться с такими работами >, запишите: Спасский Анатолий Алексеевич «История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов». Затем Василий Васильевич Болотов «Учение Оригена о Святой Троице». Потом, очень хорошо истолкован Сѵмвол Вѣры у Петра Люилье, француза (это архиепископ Американской Православной Церкви), и у Владимира Николаевича Лосского. У них толкование на Сѵмвол Вѣры издано в отдельной брошюре.

И вот если вы это почитаете, вы очень и очень разовьётесь. А так вы всё какую-то лёгкую литературу читаете.

Теперь, Данилушкин Михаил Бориславич выпустил новый прекрасный труд: «Патрология» двух братьев – Сагарда Николай Иванович и Сагарда Александр Иванович29. Это профессора дореволюционной Санкт-Петербургской Академии – два родных брата. «Патрология» – 1200 и больше страниц. Учение об отцах Церкви. Это же отцы-то Церкви и есть её красота, Церкви-то. Чем она величается и украшается, как небо украшается светилами?

Этими светилами и являются для нас отцы. И они подняли эту тему с первой письменности библейской, с первых апологетов, которые выступали в защиту христиан и Церкви, после кого остались писания в защиту. И так вы будете знать, что же <из себя представляет учение Церкви и как происходило его становление>. Или, если это будет трудно, то, пожалуйста, – архиепископ Филарет (Гумилевский) «Учение об Отцах Церкви». Он издан и в одном томе, и есть в трёх томах. Вот это вам обязательно нужно почитать.

И, вообще, хочу сказать, что самый у нас безупречный богослов – это Владимир Лосский. Его Догматическое богословие и его Мистическое богословие – <это такой уровень, что> я и не знаю, что может быть лучше. Почитайте и посмотрите, как они <пишут>, каким знанием они обладают. Да как тонко и как <глубоко> – культура-то мысли какая была, уж не говоря о литературных достоинствах, да что говорить!

И однако, ничто не спасло, ничто не спасло от надвигающейся катастрофы! Потому что, очевидно, всё-таки зло превалировало над добром. Превалировало. В народе была уже такая апостасия, что никакие отдельные примеры не могли это зло каким-то образом отодвинуть.

Посмотрите, 1917-й год – это ακμε во всех отношениях, расцвет – в том числе и в богословской-то мысли! Какие преподавали профессора в Московской Академии, в Санкт- Петербургской, в Казанской, в Киевской! Что ни имя, <то величина!> Труды какие <после себя они оставили>!

Нам бы хотя наследие отцов освоить – вот это наследие! Я не вижу, например, такого ранга и такого уровня <учёных, какие были до революции>, я не вижу. Сейчас можно по интернету столько нахватать всякой информации, что и читать словно не нужно – включил и подбирай, и подбирай. А тогда трудились так.

Хорошо. Теперь что ещё нужно сказать по Новому Завету? какие бы вы ещё хотели <вопросы затронуть>?

<Да, в Евангелиях мы видим, что> девяносто процентов от текста составляют притчи – вот бы найти ключик к истолкованию этих притчей! Это было бы прекрасно – если бы нашли ключик.

Возьмём <, к примеру, > притчу о мытаре и фарисее. Ключик к ней, как правило, часто бывает перед притчей, <в одной> фразе: Сказал также притчу о тех, которые были уверены в себе, что они праведны, и уничижали других (см. Лк. 18:9).

И унижали других. Вот вам притча о мытаре и фарисее. А ключик к ней – эта фраза, она уже даёт нам направление, как понимать эту притчу. И действительно, всё, что говорит фарисей – правда, но он почему-то выходит менее оправданным из храма – не осуждённым, как некоторые говорят. Надо внимательнее тексты читать. Фарисей вышел не осуждённым, а менее оправданным, чем мытарь.

За его такое превозношение все его заслуги и добродетели диавол прямо с языка снял: Благодарю Тебя, что я не такой, как прочие люди! – Как можно так благодарить Бога?

– Благодарю, что я не такой, как прочие люди! – и начинает перечислять, кто они: блудники, прелюбодеи, воры, преступники, или как этот мытарь, что сзади стоит (см. Лк. 18:11–12). Как можно так обращаться к Богу? А этот <мытарь> глаз не смог поднять к Небу. И его молитва стала молитвой Вселенской Церкви. Ведь, если хотите, это эквивалент Иисусовой молитвы: одни упражнялись в Иисусовой молитве, другие молитву мытаря практиковали: Боже, буди милостив мне, грешному (Лк. 18:13).

Теперь. Какую основную вину приписывали Христу? Вот она и указывается в Евангелии от Иоанна, в 10-й главе. Открывайте 29-й стих:

«Отец Мой, Который дал Мне их [речь идёт об Апостолах], больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего. Я и Отецодно. Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями? Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом».

Вот под этим углом мы и должны принимать всю Евангельскую историю. Никак они не могут принять до сих пор тайну Троичности, никак они не могут проникнуть в эту тайну и её исповедовать. Что мусульманский мір, что иудейский. Отдельные только есть случаи – на пальцах можно перечесть. До каких пор такое ожесточение будет в том и другом міре – трудно сказать.

Апостол в 11-й главе Послания к Римлянам скажет, что такое ожесточение – до времени. Какое-то должно наступить время, что они должны прозреть и принять это учение о Троице, сокрытое <от них>. «Что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом». А посмотрите, какую фразу сказал евнух – хранитель всех сокровищ Кандакии, эфиопской царицы, – когда его стал крестить Филипп!

Откройте книгу Деяний и найдите 8-ю главу. Читаем 34-й стих: «Евнух же сказал Филиппу: прошу тебя сказать: о ком пророк говорит это? о себе ли или о ком другом? Филипп отверз уста свои и, начав от сего Писания [а это 53-я глава книги пророка Исаии], благовествовал ему об Иисусе».

Значит, всё Ветхозаветное Писание есть сокрытое Благовестие об Иисусе. Только там все пророки за ширмой какой-то, за тенью какой-то – всё зашифрованное. А открыть это и показать, как исполнились Ветхозаветные прообразы, к какому первообразу все они тяготели и на какой первообраз указывали, – вот это будет прекрасная задача!

И вы будете получать большое внутреннее духовное удовлетворение, когда, рассуждая с человеком, который хочет слушать слово Божие и внимает ему, вы читаете и находите такие сравнения.

<Читаем дальше: > «Между тем, продолжая путь, они приехали к воде; и евнух сказал: вот вода; что препятствует мне креститься? Филипп же сказал ему: если веруешь от всего сердца, можно. Он сказал в ответ: верую, что Иисус Христос есть Сын Божий». – Вот исповедание: всё Евангелие он включил в одну строку. А те, что Ему сказали – не за доброе дело хотим побить Тебя, а за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом? – А он сразу опознал в Нём Сына Божия: Верую, что Иисус Христос есть Сын Божий. – И тот допускает его до Крещения.

Дальше. Капитальное значение ещё в Евангелии имеет Прощальная беседа Господа – это последняя беседа после Тайной Вечери.

Откроем Евангелие от Иоанна и найдём с вами главу, с которой начинается описание Тайной Вечери, – это 13-я глава.

Господь на Тайной Вечере обличает Иуду Искариота. Но так было устроено, что никто намёков Его не понял – это было промыслительно сделано. Потому что если бы поняли, то Вечеря могла бы закончиться, возможно, и смертоубийством. Потому что там сидел Симон Зилот из партии такой – ревнителей-кинжальщиков, которые оправдывали террор по отношению к римской власти. Трудно сказать, что могло бы быть, поэтому он ушёл.

30-й стих: Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь. Вот во тьму-то кромешную Иуда и вышел – не только в прямом смысле, но и в переносном. В его-то душе какая была ночь? Тьма кромешная! Тьма адова.

И вот, когда он вышел и разрядилась атмосфера – каждый имеет вокруг себя какую-то атмосферу <– благодатную или гнетущую>, ведь с одними людьми <нам> очень легко, а с другими очень тяжело. И все ждут: ну, когда он уйдёт, когда освободит <нас от своего присутствия>. И все с облегчением вздыхают: ну, ушёл. Так и здесь: когда Иуда вышел, Иисус сказал им – и начинается эта прощальная беседа; идёт на протяжении всего конца 13-й главы, затем 14-я, 15-я, 16-я и 17-я.

Скажите, когда читается эта беседа? Да и гадать нечего – в Великий Четверток. 12 Евангелий начинаются с этого первого – самое большое Евангельское чтение по продолжительности. И его надо прочесть очень выразительно, не торопясь, потому что тут-то – Тринитарная тема! <3десь> Его Единосущие с Отцом и раскрывается: Тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил. И никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудутся Писания (см. Ин. 17:12).

Дальше: Я о них Тебя молю, чтобы Ты не удалил их из міра, а сохранил их от зла. – Мы не можем жить вне міра, не можем где-то зависнуть между Небом и Землёй и жить по своему усмотрению. Мы живём в міре, который во зле лежит. Но то, что лежит во зле, само-то злом не является! По-прежнему любой злодей есть творение Божие. На нём по-прежнему – неистребимое – как тавро, – печать Божия: Ты и в бездне своей, скажет Иоанн Златоуст Феодору падшему, носишь черты – вот эта печать – Царственного образа.

Итак, что значит выражение: кроме сына погибели? – таковым он стал <не потому, что> о нём было сказано и он предопределён был быть <таковым>. Некоторые ведь неправильно понимают пророчество. Откройте 40-й псалом, и читаем с 8-го стиха:

«Все ненавидящие меня шепчут между собою против меня, замышляют на меня зло: “Слово велиала пришло на него; он слег; не встать ему более”. Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту». – Вот это пророчество об Иуде и его предательстве: Поднял на меня пяту.

Так вот почему он стал этаким предателем? В силу того что о нём было пророчество, и он предопределён, и он не может быть <иным> или же это его свободное произволение? Конечно, это его свободное произволение. Ведь с какой целью Господь-то намекал ему, что Ему известен его замысел? С тем чтобы он покаялся, обратился. Но он не обратился. И вот к чему приводит это упорство и нежелание обратиться!

Господь из Своих пречистых рук даёт ему кусок <хлеба> – а после этого куска входит в него сатана! Как это может быть? А ведь кусок хозяин давал из рук в руки особенно <тому> человеку, которого хотел почтить на трапезе. Видите? И вошёл в него сатана. И он вышел, а была ночь. Вот в эту ночь – и в прямом и в переносном смысле, которую он нёс и внутри себя, – он и вышел.

И дальше, в этой 17-й главе начинается вот эта беседа, и в этой беседе поразительная есть Его Первосвященническая молитва – об Апостолах и о Церкви. Давайте посмотрим, как же Господь молился о нас с вами. Ведь эта молитва распространяется и на наше время. Посмотрите, с 6 стиха речь идёт об одиннадцати:

«Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от міра; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое. Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть, ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня. Я о них молю: не о всем міре молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои».

А почему особая молитва о них? А какая им предстояла миссия? Страшная. Он готовил их к этой жертве. Все они практически умерли мученической смертью. И Он готовит их к этому. Вот Господь говорит, что не на свои рассуждения мы должны опираться – нет силы в человеческом слове – а именно молиться: «Я о них молю». Уж если Сын Божий <так> молился, <то как мы должны с вами молиться>!

Теперь смотрите, какое у Него ещё было желание – 15-й стих: «Не молю, чтобы Ты взял их из міра, но чтобы сохранил их от зла». Вот мы обращаемся в этом міре – страшном, жестоком.

Недавно тут у нас был разговор – я не знаю, как к этому относиться. Вот зло-то ведь какое! Вот награждают, дают деньги на поимку этого чеченского террориста Басаева – а кто найдёт этого Басаева? И вот один человек, имеющий к этому непосредственное отношение, <говорил мне>: «Да несколько раз его привозили в Москву, этого Басаева. И потом приказ: отпустить». Что это такое, если это соответствует действительности?

Не молю, чтобы Ты взял их из міра, но чтобы сохранил их от зла. Но как сохраниться от этого зла, которое кругом нас?

«Они не от міра, как и Я не от міра. Освяти их истиною Твоею [и вдруг: а что это за истина?], слово Твое есть истина. Как Ты послал Меня в мір, так и Я послал их в мір. И за них Я посвящаю Себя [то есть посвящаю, отдаю Себя в жертву. Посвятить – это отдать Себя в жертву], чтобы и они были освящены истиною».

А дальше – о нас – с 20-го стиха: «Не о них же только молю [а вот молитва о Церкви и о нас с вами], но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мір, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, я дал им: да будут едино, как Мы едино». Вот это, знаете, пророческие, пророческие такие всё слова-то, предупреждение о том, какие расколы Церковь могут потрясать.

Посмотрите, как расколото Православие! А в Католичестве что? И везде идёт дробление. Кому это дробление на руку? И выступают черты какой-то универсальной религии. Об этом очень хорошо сказал Осипов Алексей Ильич, профессор <Московской Академии>.

Он давал одному журналисту очень интересное интервью о глобализации, в котором говорит: вот, выступают черты универсальной религии – синкретические такие черты религии, которая в одно и то же время вбирает отовсюду и ничего из себя не представляет. Не поймёшь: какое-то гуманистическое учение, где о Боге нет и слова. Ни слова о покаянии, ни слова о грехе, ни о чём нет <ни слова> – не должно <, дескать,> этого и на памяти быть, и нечего себя тревожить этими всеми делами.

Так вот, <Иисус молится,> чтобы: «Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания міра. Отче праведный! и мір Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня. И Я открыл им Имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них». – Вот цель. Вот этим и заканчивается. Поэтому впишите – и здесь уже на такого, знаете, человека, который любит богословие: 13-я глава, 31-й стих – 17-я глава. Это Прощальная беседа. В неё входит и Первосвященническая молитва.

Дальше, мы должны знать имена Апостолов. Хотя бы 12-ти. Кому мы обязаны Евангельской-то проповедью? Церковь-то Апостольская! Если Христос – краеугольный Камень, то они камни, которые на этом Камне лежат. А мы – не известно – в каком ряду, какой мы ряд составляем в этой Церкви и, вообще, входим ли как. А если мы строим из соломы? Из соломы, из сена, из дерева, – скажет Апостол (см. 1Кор. 3:12)? Как мы можем войти в это строительство Церкви, в этих столпостенах церковных быть, когда нужен только твёрдый, во всяком случае, камень, а не эти материалы – они сгорают быстро.

Но Господь и такое усердие людей принимает: дело его сгорит, но сам-то он всё-таки спасётся – как из огня выпрыгивают (см. 1Кор. 3:15). Вот, принимает Господь и такое. Вот это всё.

Значит, 12-ть Апостолов. Имена их чётко надо знать: кто такой Леввей, прозванный Фаддеем, или, наоборот, Фаддей, прозванный Леввеем. Кто такой Симон Зилот и Симон Пётр? Кто такой Иаков Зеведеев и Иаков Алфеев? Вы должны эти имена различать и <знать,> какое им дал Господь наставление.

Какое им дал Господь наставление? Посмотрите по Евангелию от Матфея, 10-ю главу. Вот там перечисляются Апостолы. Ну и плюс эти притчи, какую каждый кто изберёт по своей склонности, по своему нраву. Это всё. Это по Новому Завету.

Теперь. Мессианские пророчества ведь у нас есть. И их много: А всё сие произошло, да исполнится сказанное пророком таким-то. А всё сие сбылось, ибо об этом было сказано. Вот это сбылось и указывает на единство Писания, на его природное единство. И только в этом единстве слово-то Божие и надо изучать – не в отрыве от Ветхого Завета.

А зачем нам Ветхий Завет? Мы в Новозаветное время <живём>! Я говорю: да как же ты без Ветхого Завета Новый-то объяснять будешь? Ведь тысячи ссылок на Ветхий Завет: «и наченъ отъ Моисея и отъ всѣхъ пророкъ», разъяснял всё сказанное о Нём в псалмах и Писаниях (см. Лк. 24:27).

А какое они, <Апостолы>, переживали чувство? После они поделились своим чувством. Не сердце ли наше горело в нас? – огнём необъяснимым: Не сердце ли наше горело в нас, когда Он беседовал с нами на пути и приводил все эти свидетельства (см. Лк. 24:32)? – Вот какое состояние должно быть, а не тяготиться Ветхим Заветом: ах, это не для нас, и это тем более потому, что это иудейство одно. Неправильный это взгляд. Всё Писание богодухновенно – и Ветхого, и Нового Завета. Конечно, уровень богодухновенности – никто этого и отрицать не может – не сравним в Новом Завете, это вершина. Все, что Я слышал от Отца Моего, Я сказал вам. Поэтому Я не называю вас рабами, а называю вас друзьями, ибо все, что Я слышал от Отца Моего, Я сказал вам (см. Ин. 15:15).

На следующем занятии мы определимся и по Ветхому Завету, и вы начнёте потихонечку готовиться – и не бойтесь и не переживайте, и не бойтесь.

Я благодарю вас. Помолимся.

* * *

29

Сагарда Н.И., Сагарда А.И. Полный корпус лекций по патрологии. СПб.: Воскресеніе. 2004 – Ред.


Комментарии для сайта Cackle