протоиерей Николай Зефиров

Послание святого апостола Павла к Галатам

Галатия, небольшая область Малой Азии, занимает почти среднюю часть малоазийского полуострова. Жителями этой области были потомки выходцев из Европы воинственного племени Кельтов. Эти выходцы смешались здесь с прежде пришедшими сюда Греками и стали называться за белый цвет тела Галатами (молочными), а занятая ими область Галатией. Простые и грубоватые Галаты переняли с языком Греков и их религию.

Главным занятием их было земледелие, а еще более того они любили поступать на службу вольнонаемными в ряды войск азиатских властителей. За 189 л. до Рождества Христова Римляне захватили Галатию в свою власть и вскоре превратили ее в простую римскую провинцию. Первые семена веры Христовой в Галатии насадил ап. Павел. Во время своего второго путешествия по областям Малой Азии, ему привелось проходить Галатией. Здесь он заболел и остановился. Не забывая своей миссии среди язычников, ап. Павел несмотря на болезнь, обратился со словом Евангельского благовествования к Галатам. Галаты с радостью приняли Евангельскую весть и не только не презрели его, и не гнушались его болезнию, а приняли его как Ангела Божия, как Христа Иисуса (4 гл. 13–14 ст.).

В третье свое путешествие апостол еще раз посетил Галатию и утвердил новообращенных в вере во Христа. Новообращенные Галаты оказались ревностными христианами (4 гл. 8; 5 гл. 7 ст.; 3 гл. 4 ст.).

Побуждение к написанию послания

Следом за апостолом Павлом в Галатии явились иные проповедники, с иным благовествованием. То были иудействующие, всегда и везде старавшиеся разрушить дело благовествования ап. Павла. Пользуясь отсутствием ап. Павла, они стали внушать простодушным Галатам, что хотя они и уверовали во Христа, но для их спасения необходимо и обрезание, и другие ветхозаветные обряды. Чтобы сильнее подействовать на доверчивых Галатов, иудействующие особенно настаивали на том, что ап. Павел не был самовидцем Господа и не может считаться равным по авторитету другим апостолам, например, Петру, Иакову, Иоанну. А эти последние апостолы были будто бы за обрезание, что в решении этого вопроса ап. Павел не заслуживает доверия. Все эти речи иудействующих поколебали Галатов и они поверили им. Еще во вторичное свое посещение Галатов ап. Павел, видимо, подметил некоторое воздействие иудействующих на Галатов, но, видя ревность последних по вере, не считал это чем-либо угрожающим. Когда же пришел в Эфес после третьего своего путешествия, он услышал, что Галаты совратились в иное благовествование. Дух апостола возмутился такой скорой изменой Галатов. Евангельской проповеди; он пишет им собственноручное послание, защищает свой апостольский авторитет, раскрывает пред ними сущность Евангельского учения о христианской свободе, говорит о необязательности обрезания и других ветхозаветных обрядов в деле спасения и, наконец, дает галатийским христианам разного рода нравственные наставления.

Место и время написания послания

Апостол был в Эфесе, когда услышал про совращение Галатов, отсюда им написал и послание. А так как время пребывания ап. Павла в Эфесе падает на 54–55 г. г., то на эти годы падает и написание послания. Глава 1-я

1 ст. Павел Апостол, избранный не человеками и не чрез человека, но Иисусом Христом и Богом Отцом, воскресившим Его из мертвых,

2 ст. и все находившиеся со мной братья – церквам Галатийским:

3 ст. благодать вам и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа. Так как авторитет ап. Павла среди Галатов был несколько поколеблен иудействующими, которые старались внушить им, что он не избранник Божий, как другие апостолы, потому что он отвергает обрезание и закон Моисеев, тогда как другие апостолы не запрещают сего, а поэтому его слушать не должно, то Апостол первее всего защищает свой апостольский авторитет. Я, Павел апостол, т. е. такой же апостол, как все другие апостолы, самовидцы Господа. Избранный, т. е. я не самовольно принял на себя это звание. Не человеками, т. е. и не люди меня избрали на это высокое служение, и не через человека, т. е. не чрез одного какого-либо человека, хотя бы даже и из самых апостолов, избран я на это служение, а мое избрание вне всяких посредств, от Самого Бога. Избран я к апостольскому служению Иисусом Христом. (Деян. 9:6,15; Деян. 22:18,21). А так как Христос Сын Божий, единосущен Отцу, то апостол прибавляет: и Богом Отцом. И подобно тому, как некогда ученики Господа, сподобившись принять в себя Духа Святого в день Пятидесятницы, были выделены из ряда других и после этого пошли с проповедью о Христе ко всем народам земли, так и Павел был призван тем же Духом Святым к делу проповеди Евангелия среди народов земли. Таким образом, дело избрания к апостольству Павла есть всецело дело Божие и он нисколько не ниже по своему апостольству других апостолов, самовидцев Господа. Богом Отцом, воскресившим Его из мертвых, т. е. в призвании к апостольству Павла по сравнению с другими апостолами разница разве только в том, что он, Павел, призван к апостольству воскресшим и прославившимся Господом, а прочие призваны были к апостольству, когда еще Христос не был прославлен.

Итак, я, Павел, апостол Христов и все находившиеся со мной братья, т. е. вся Эфесская церковь, одинаково со мной верующая и учащая, т. е. также не признающая необходимости обрезания и закона Моисеева для спасения, вам и церквам Галатийским желаем благодати и мира от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа.

4 ст. Который отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога Отца нашего.

5 ст. Ему слава во веки веков. Аминь. Эта благодать и этот мир, которых мы вам желаем, не зависят ни от обрезания, ни от закона Моисеева, а ниспосылаются от Самого Господа Иисуса Христа. Он один для нас источник благодати, изливаемой на нас Богом, источник мира с Богом и людьми, ибо Он отдал Себя Самого за грехи наши, т. е. взял на себя грехи наши, вместо нас претерпел страдания и смерть, тем за нас удовлетворил Правду Божию, примирил нас с Богом, вернул людям благоволение Божие; мало того, Он избавил нас от настоящего лукавого века, т. е. не только примирил с Богом, возродил нас, но еще дал благодатные силы в этом лукавом, т. е. греховном мире, где все похоть плоти, похоть очес и гордость житейская, выйти из под власти этого греховного мира, т. е. живя в мире, среди соблазнов побеждать в себе греховные влечения. По воле Бога и Отца нашего, т. е. и все это устроение нашего спасения в новом завете от того же Бога Отца, по воле которого совершилось ветхозаветное домостроительство. Но ветхозаветное домостроительство отменено новозаветным, ветхозаветный закон заменил закон Евангельский, обрезание телесное заменилось обрезанием духовным (таинство крещения), так что Галатам нет оснований опасаться прогневать Бога неисполнением Закона Моисеева и обрезания, как им внушали иудействующие. И за это наше спасение Ему, Богу, т. е. Отцу, Сыну и Святому Духу слава во веки веков.

С 6-го стиха начинается самое послание.

6 ст. Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовой так скоро переходите к иному благовествованию. Дивлюсь я вам, Галаты, что вы, с таким увлечением, охотой принявшие учение Христово, стоявшие, по-видимому, на истинном пути, так скоро – неожиданно хотите от призвавшего вас уклониться на иной путь благовествования. Под призвавшим должно разуметь Бога Отца, как призывающего всех ко спасению благодатью Христовой, т. е. чрез Господа Иисуса Христа и дарованные Им благодатные средства.

7 ст. Которое, впрочем, не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Это иное благовествование даже не иное, потому что иного благовествования, кроме Евангельского, вам возвещенного, и быть не может, ибо как истина только одна, так и истинное благовествование об истине может быть только одно. Распространяющееся среди вас учение ни в каком случае не есть благовествование и не заслуживает этого названия, ибо среди вас есть люди, которые своим пониманием Евангелия смущают вас; не верьте им, это – люди, которые желают превратить, т. е. перевернуть, исказить Евангелие Христово.

8 ст. Но если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.

9 ст. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема. Предупреждаю вас, что даже если бы я сам или кто либо из близких мне лиц, моих спутников, вдруг стали проповедовать что-либо несогласное с тем, что я вам ранее благовествовал, даже еще того более, если бы даже Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы проповедовали вам и чему научили вас, то да будет анафема, т. е. не слушайте такового, отстранитесь от такового, извергните его из своей среды. Как и раньше мы говорили вам, так и теперь еще повторяю вам: кто будет благовествовать вам не то, что вы приняли от нас, да будет анафема.

10 ст. У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Не подумайте, что я, Павел, заискиваю что-либо у людей, им стараюсь угодить, а потому ныне говорю так, а завтра иное? Если бы это было в самом деле так, то я никогда не сделался бы рабом Христовым, а остался бы неверующим иудеем. Так строго осуждая иудействующих лжеучителей, я имею в виду служение Богу, а не людям. Если ап. Павел, иногда и говорил, что для всех я сделался всем (1Кор. 9:22), то это не значит, что он старался людям угодить или истину менял во своих устах, а лишь видоизменял способы и приемы воздействия на тех лиц, которым возвещал истину, ибо цель его была, да всяко некия спасу (1Кор. 9:22).

С 11 стиха по 2 гл. 21 ст. начинается так называемая апологетическая или защитительная часть.

11 ст. Возвещаю вам, братья, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое,

12 ст. ибо и я принял его и научился не от человека, но чрез откровение Иисуса Христа. Вам, как бы так говорит апостол, лжеучители внушают, что я не самовидец Господа, не слышал Его учение из Его уст, как другие апостолы; что, приняв Евангелие от других апостолов, я в учении о необязательности обрезания и закона Моисеева разошелся с другими апостолами; а когда бываю вместе с апостолами, стараюсь не расходиться с ними по этим вопросам. На все это я вам открыто заявляю и «удостоверяю», что Евангелие которое я вам благоветствовал, которому я вас научил в бытность у вас, не есть человеческое, т. е. не от себя я его выдумал, равно не был научен ему сам кем либо из людей, а принял это божественное учение и введен в дух понимания его (научен) самим Господом Иисусом Христом чрез особое откровение Его мне, т. е. «во время неоднократных явлений Господа Павлу после его призвания к апостольству» (см. Рук. к изуч. свящ. кн. нов. зав. А. В. Иванова; толк. посл. ап. Павла к Галатам Епископа Феофана стр. 77–78). Итак, я такой же призванный и наученный Самим Господом, апостол, как и другие апостолы.

13 ст. Вы слышали о моем прежнем образе жизни в Иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию и опустошал ее,

14 ст. и преуспевал в Иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий. Моя жизнь до призвания Христом не может дать вам оснований для того, что я, еще будучи иудеем, уже подготовлял себя к принятию христианства: я гнал Церковь Божию, старался ее стереть с лица земли, вы об этом слышали. Я думал, что вне веры нашей нет спасения, а потому выделялся среди сверстников моих особенной ревностью по отеческим преданиям, у меня даже не зарождалось и мысли, что язычники без Моисеева закона могут войти в царство Мессии, в чем меня обвиняют иудействующие.

15 ст. Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своей, благоволил.

16 ст. открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, – я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью. Из предшествующей моей жизни до апостольства вы можете ясно видеть, что то, что я есмь, есмь по избранию Божию, а не сам от себя и человека. Избрание же Божие было не по моим заслугам, а так было угодно Богу. К этому великому и святому делу апостольского служения я избран от чрева матери моей, т. е. когда я еще не родился на свет. Избравши, Бог призвал меня в предопределенное к тому время, т. е. когда я стал более к тому годным, достойным, созрел как некий плод на древе и был оторван с дерева, на котором вырос, и был определен, как созревший плод, для другого назначения и употребления. Сосуд избран ми есть, сказал Анании Господь о Павле, пронести имя Мое пред языки и царьми (Деян. 9:15), но все это, говорит ап. Павел, по благодати Божией. Благоволил во мне открыть Сына Своего. Избравши, призвавши, Господь Бог благоволил, т. е. удостоил меня особенного прозрения и просветления, так что я и сердцем и умом и всем моим внутренним существом познал Христа, как единородного Сына Божия, пришедшего на землю нас ради человек и нашего ради спасения, причем тайна Евангелия Божия о спасении людей стала мне ясной. Все это для того, дабы я и своим учением и делами явил Христа язычникам. Когда со мной все это совершилось, и я понял, чем меня избрал Господь, я не стал ни с кем из людей советоваться, что мне делать и с чего начать свою деятельность.

17 ст. И не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию, и опять возвратился в Дамаск. Я даже не заходил, говорит ап. Павел, в Иерусалим к прежде меня ставшими апостолами, главнейшим апостолам, а пошел прямо в Аравию. Зачем? Прямого ответа на этот вопрос нет. Возможно, что он там занимался проповедью Евангелия (Еп. Феофан), возможно, что ушел в Аравию, чтобы там в уединении сосредоточиться в себе самом и положить начало миссионерской деятельности (Розанов) и наконец, чтобы более спокойно пережить тот великий переворот, который совершился в нем (Еп. Никанор).

18 ст. Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать. По обращении моем, говорит ап. Павел, я прямо пошел в Аравию, а потом, спустя три года, считая от того же обращения, пошел в Иерусалим, чтобы увидеть Петра вблизи, своими глазами, ибо много слышал о сем апостоле. Его апостол Павел застал в Иерусалиме и пробыл у него 15 дней, а другого кого, либо из апостолов он не видел никого, кроме Иакова, брата Господня. Всеми этими сообщениями о своем пребывании в Иерусалиме, апостол как бы так говорит Галатам: судите же сами, мог ли я за такой короткий промежуток времени научиться глубине и премудрости Евангельского учения и всему тому, что требуется от апостола, тем более, что я и приходил то вовсе не с этой целью, т. е. чтобы научиться вере, а просто, чтобы видеть Петра и этим самым высказать ему все мое уважение. С другой стороны, пребывая у ап. Петра полмесяца, ап. Павел имел полную возможность поделиться знаниями веры Христовой и ее пониманием, как с ап. Петром, так и с Иаковом, братом Господним, который в это время тоже был в Иерусалиме. Так что они могли ясно видеть, что ап. Павел ни в чем с ними не разногласит.

19 ст. Другого же из Апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня.

20 ст. А в том, что пишу вам, пред Богом, не лгу. Итак, все, что я написал вам о моем призвании к апостольству, об избрании моем на дело благовествования Самим Богом, а ни кем-либо из людей, хотя бы даже из апостолов, самовидцев Господа, все это, свидетельствуюсь Богом, истинно, не ложно.

21 ст. После сего отошел я в страны Сирии и Киликии. После свидания с ап. Петром и Иаковом, я ушел в Сирию и Киликию и там вел дело проповеди совершенно независимо от кого-либо из апостолов.

22 ст. Церквам Христовым в Иудее лично я не был известен. Думать про меня, что я научен тайнам веры Христовой кем-либо вообще из христиан, принадлежавших церквам иудейским, основанным апостолами, нет совершенно никаких оснований, ибо никто из этих христиан даже не знал меня в лицо.

23 ст. А только слышали они, что гнавший их некогда ныне благовествует веру, которую прежде истреблял, –

24 ст. и прославляли за меня Бога. Самое большее, что они знали о мне и то только в виде слухов от других христиан, это то, что я из гонителя стал проповедником веры Христовой. Слыша о такой перемене во мне, они прославляли за меня Бога.

Избранный к апостольству самим Богом, я такой же апостол, как и другие апостолы, а потому и учение мое совершенно согласно с учением этих апостолов. Эту последнюю мысль ап. Павел и раскрывает во 2-й главе своего послания к Галатам.

Глава 2-я

1 ст. Потом, чрез четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавой, взяв с собой и Тита.

2 ст. Ходил же по откровению и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое мной язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. Потом я был в Иерусалиме уже через 14 лет, но уже не один, а с Варнавой и Титом и совершенно по другим побуждениям. Там, в первый раз, я ходил в Иерусалим, чтобы видеть Петра, а теперь, чтобы предложить мое благовествование язычникам, т. е. учение об оправдании верой без дел закона, предложить знатнейшим апостолам, притом пошел по-особому на то откровению Божию. В славянском тексте этот стих дает некоторые иные оттенки толкованию.

Взыдох же по откровению и предложих им благовествование, еже проповедую во языцех: на едине же мнимым, да не како вотще теку, или текох, т. е. по особому Божьему откровению я пошел в Иерусалим и предложил им, т. е. всем тамошним верующим, во главе с апостолами, учение об оправдании верой. Наедине же мнимым, т. е. доложивши учение об оправдании верой без дел закона общему собранию верующих, я наедине, отдельно говорил «с мнимыми», т. е. с теми, которые у верующих считались столпами церкви, были авторитетны, по русскому переводу считались знаменитейшими, говорил о своей деятельности среди язычников, дабы они, верховные апостолы, сказали свое авторитетное слово, свое решение. Да не како вотще теку, или текох, т. е. не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался среди язычников. Другими словами говоря, прекратить мне дело проповеди среди язычников или продолжать?

Что же особенного случилось в проповедническом труде св. Павла, что он вынужден был идти в Иерусалим и излагать там свое благовествование апостолам, как совершенно согласное с благовестием других апостолов? Дело в следующем: Павел и Варнава трудились в Антиохии, многих язычников обратили ко Христу, причем не обязывали их обрезываться и вообще соблюдать обрядовый закон Моисеев, научая их жить по закону благодати. Вскоре пришли в Антиохию некоторые христиане из Иудеи; им не понравилось, что Павел так настойчиво учит язычников о свободе от закона Моисеева, особенно о ненужности для спасения обрезания, и они начали внушать христианам-язычникам, что для спасения необходимо обрезание и в христианстве, что верховные апостолы вовсе не настаивают на отмене обрезания. Среди верующих Антиохийской церкви от всех этих речей произошло большое смущение. Чтобы доказать христианам из иудеев и христианам из язычников, что его учение о свободе от закона Моисеева нисколько не противоречит учению первоверховных апостолов, ап. Павел и пошел, по-особому на то откровению Божию, в Иерусалим доложить о всем происшедшем апостолам, чтобы они дали ему ответ, не напрасно ли он подвизался среди язычников, продолжать ли ему дело проповеди среди них?

3 ст. Но они и Тита, бывшего со мной, хотя и Эллина, не принуждали обрезаться. Во свидетельство пред апостолами о том, чему и как он учил о свободе от закона Моисеева, ап. Павел взял с собой Варнаву и Тита. Тит, бывший язычник, родом грек, не был обрезан Павлом. Но несмотря на это, первоверховные апостолы не только не принуждали Тита обрезаться, а даже приняли его в свое общение наравне с Варнавой (обрезанным) и Самим Павлом. Такое отношение первоверховных апостолов к Титу было самым убедительным доказательством христианам из бывших язычников и иудеев, что первоверховные на дело обрезания язычников смотрят одинаково с ап. Павлом.

4 ст. А вкравшимся лжебратьям, скрытно приходившим подсмотреть за нашей свободой, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас,

5 ст. мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас. Следом за апостолом в Иерусалим пришли и те, которые своими речами о необходимости обрезания и для христиан смутили мир Апостольской церкви; причем они сами или их единомышленники вкрались, проникли в тот дом, где пребывали апостолы с Павлом или где они все вместе собирались с другими верующими. Эти пришедшие лжеучители следили за ап. Павлом, как он будет себя вести здесь в Иерусалиме среди апостолов и верующих из иудеев, что он будет говорить о свободе от закона Моисеева и как примут его речь об этом первоверховные апостолы, и как они посмотрят на его жизнь вне предписаний закона Моисеева. Это выслеживание ап. Павла и его спутников со стороны лжебратий, т. е. иудействующих, имело своей целью подметить не проявят ли они, т. е. Павел и его спутники, в своей жизни и деятельности пред лицом апостолов и христиан из иудеев чего либо несоответствующего той жизни и тому учению, которые они проповедали в Антиохии и, при представившимся к тому удобном случае, уличить их в этом и поработить их, т. е. заставить их признать необходимость обрезания. Но, говорит апостол, мы ни в каком смысле им не уступили и не покорились им, вели свою жизнь и поступали во всем так, как мы учили антиохийцев и других из необрезанных, т. е. жили сообразно Евангельской свободе. И все это, продолжает ап. Павел для того, чтобы истина благовествования сохранилась у вас. Так что истина благовествования, т. е. что при Евангельском законе закон Моисеев не нужен и обрезания для вас язычников, обращающихся в христианство, совершенно излишне, что спасение достигается только чрез одного Господа Иисуса Христа, эта истина, осталась непреложной, и Евангельское учение о христианской свободе в чистом виде, без всяких примесей, в данном случае со стороны иудействующих, сохранилось именно у

вас, – язычников. Так что удивляюсь вам, как это вы так быстро переходите от благовествования Христова под иго ветхого закона.

6 ст. И в знаменитых чем либо, какими бы ни были они когда либо, для меня нет ничего особенного. Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более. Не удалось иудействующим лжебратьям повлиять и на первоверховных апостолов. Свое учение ап. Павел, как сказал выше, он предлагал на рассмотрение, знаменитейших столпов Церкви. Но и они не возложили на него ничего более, т. е. не нашли нужным в чем-либо изменить учение апостола Павла или что-либо к нему прибавить. «Что же касается до того, как учили другие Апостолы безразлично: для него важно то, что они не отличались в своем учении от него тогда, когда он беседовал с ними». (Уч. рук. к изуч. свящ. кн. нов. зав. Иванова). Применительно к русскому переводу смысл будет несколько иной; как ни знамениты первоверховные апостолы, как ни высоко стоит их авторитет среди верующих в смысле раскрытия учения, по этот авторитет лично для меня чего либо особенного не представляет, и если они мира ради в Церкви и снисхождения к немощам человеческим допускали обрезание, то это их дело, и меня не касается. Тем более, что к моему, предложенному им на обсуждение, учению они не сочли нужным делать какие-либо прибавления или изменения, не потребовали, чтобы я обрезал Тита. Бог не взирает на лице человека. Чем бы я ни был прежде, но Божией благодатью есмь то, что есмь (1Кор. 15, 10), т. е. я такой же апостол, как и они.

7 ст. Напротив того, увидевши, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, –

8 ст. ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, –

9 ст. и узнавши о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным. В моем апостольском достоинстве не сомневались и сами первоверховные апостолы, они признали, что мне вверено благовестите необрезанным, т. е. язычникам, подобно тому, как ап. Петру обрезанным, т. е. иудеям. Что Бог, содействовавший знамениями и чудесами Петру в деле проповеди среди иудеев, содействовал теми же знамениями и чудесами и мне среди язычников и, узнавши о сопутствовавшей мне благодатной помощи Божией, столпы церкви: Иаков, Петр и Иоанн подали мне и Варнаве руку общения, т. е. признали нас как сотрудников одного и того же истинного благовестия, предназначив нам по преимуществу дело проповеди у язычников, а им по преимуществу у иудеев.

10 ст. Только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнят в точности. Но они мне поставили условием, чтобы я только не прерывал общения с Иерусалимской церковью и как на лучшее средство для сего указали на помощь бедствующим христианам Иерусалимской церкви, что я всегда и старался исполнить самым тщательным образом.

Иудействующие старались представить Павла Галатам человеком колеблющимся действующим то так, то иначе. Опровергая эти речи иудействующих, апостол Павел разъясняет Галатам, что если он и был с иудеем иудей, с необрезанным обрезанный, для немощных был как немощный, то это вовсе не потому, чтобы он колебался или в чем либо изменял истине, которую возвещал Галатам, а для всех сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Когда же истине грозила опасность быть искаженной, я всегда вставал, не колеблясь на защиту этой истины и обличал в лицо тех, с чьей стороны грозила эта опасность.

11 ст. Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Так, например, я не постеснялся выступить с обличением Петра прямо ему в лицо, ибо его поведение смутило многих. Что же случилось? Это ап. Павел раскрывает далее.

12 ст. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Апостол Петр вскоре после апостольского собора в Иерусалиме прибыл по делам миссии в Антиохию. Церковь Антиохийская была почти сплошь из бывших язычников. Ап. Петр, живя и вращаясь среди них, жил в духе христианской свободы, ел и пил с ними, оставивши всякие иудейские правила и обычаи. Этим он весьма содействовал объединению бывших язычников с прежде бывшими иудеями. Но случилось, что в Антиохию пришли, некоторые от Иакова, т. е. не от него лично, а из места или мест, где предстоятелем церкви был Иаков. Ап. Петр изменил свое отношение к язычникам, стал сторониться их, избегать общения с ними в трапезе. Бояся сущих от обрезания, т. е. не то, чтобы ап. Петр боялся, страшился этих обрезанных, т. е. христиан из иудеев, что они ему могут причинить какой либо вред, а страшился, боялся того, как бы этих христиан из иудеев, видимо еще немощных верой, еще многого не понимавших в Евангельском учении, особенно в христианской свободе от закона Моисеева, не соблазнить, не отторгнуть от единства Церкви и тем не нарушить мира в Церкви. Но чего ап. Павел боялся, то и случилось.

13 ст. Вместе же с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. Великое дело Павла образовать из иудеев и язычников единую Церковь Христову без примесей иудейства и язычества было нарушено. Мир церкви Антиохийской был нарушен. Подражая Петру, стали сторониться христиан язычников и другие Антиохийские христиане иудеи, вопреки собственному убеждению даже Варнава, ближайший сотрудник Павла, стал лицемерить.

14 ст. Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-Иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски? Но когда ап. Павел увидел, что действия Петра не соответствуют духу Евангельской истины, т. е. не столько созидают, сколько разрушают дело благовестия, то он сказал Петру при всех: если ты, родом Иудей, ничего не находил предосудительного в том, чтобы жить по-язычески, т. е. не считаясь с требованиями закона Моисеева, то для чего же ты принуждаешь бывших язычников жить по-Иудейски, т. е. согласно с требованиями закона Моисеева. Разумеется ап. Петр не учил их исполнять закон Моисеев, но примером-то своим мог повлиять в эту сторону. Не желая порывать общения с уважаемым всею церковью апостолом Петром, они из его примера могли сделать вывод к необходимости для них соблюдения Закона Моисеева.

15 ст. Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники;

16 ст. однакоже, узнавши, что человек оправдывается не делами закона, а только верой в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верой во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается ни какая плоть. Мы по природе Иудеи имели великое преимущество пред язычниками, нам вверено слово Божие, нам даны обетования, нам открыты пророчества, мы не то, что язычники, Богом оставленные, грешники, нам дано все благопотребное для нашего спасения, и однако ж, узнавши из учения Господа Иисуса Христа, что человек может стать праведным, чистым пред Богом, святым не чрез дела закона, внешне оберегавшего человека, и не дававшего сил противостать греху, а только верой во Иисуса Христа, в силу Его крестных страданий, и мы оставили закон, уверовали во Христа, надеясь получить оправдание только чрез веру во Христа, а не делами закона, потому что делами закона не оправдается никакая плоть. Под делами закона разумеются дела внешне – обрядовые: обрезание, жертвы, омовения, праздники и проч., которые только оберегали иудея от других народов, но сами по себе тех, которые надеялись только на эти дела закона, не имели силы довести до святости, ибо души не освящали, а отнимали только плотскую нечистоту (Блаж. Феофилакт).

17 ст. Если, же ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, – то неужели Христос есть служитель греха? Никак..! Теперь же, что у нас выходит: ища оправдания, мы уверовали в Христа и, сообразно этому, оставили закон и его дела, а вот когда пришли эти от Иакова, то мы как будто испугались, что делаем что-то нехорошее, оставивши дела закона, а потому опять принялись за исполнение их. И выходит, что, оставивши дела закона и уверовавши в Христа, мы как будто согрешили. Разумно ли это? Неужели Христос есть служитель греха? т. е. всякого уверовавшего в Него, неужели Он, пришедший ради нашего спасения, подводит под грех? Веруя в Христа, мы ни в каком случае даже этой мысли и не допустим.

18 ст. Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. В самом деле, если мы снова будем восстановлять в. зав. закон, от которого мы, уверовав во Христа, отказались, нашли его не нужным, ибо нашли вернейший путь ко спасению: веру во Христа, то не делаем ли мы самих себя действительно преступниками и грешниками, когда силимся восстановить то, что отменено самим Богом.

19 ст. Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу,

20 ст. и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верой в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Ветх. зав. закон имел своею конечную цель привести людей ко Христу. Я, ведомый законом, уверовал во Христа, закон свое дело сделал; он мне стал не нужен, я умер для закона, но не для того, чтобы быть совершенно свободным от всякого закона, чтобы жить по своей воле, по своему произволу, нет, а чтобы подчиниться другому; высшему закону, закону внутреннему, дабы жить по воле Бога всем моим существом, подобно тому, как ранее тоже старался жить по воле Бога, но только внешне, по наружности, без участия сердца. Умер для закона и ожил для жизни во Христе. Этой новой жизнью, говорит апостол, я начал жить, когда сораспялся Христу. Сораспялся Христу, когда, погружаясь в воду крещения, умер греху и, вышед из вод крещения, ожил для жизни по Христу. «Это сораспятие Христу между прочим сказалось в том болезненном чувстве, с которым совершился разрыв с прошлым, а еще того более с теми многими злостраданиями, которые он пережил за сие от иудействующих, во все время своего благовестничества» (Еп. Никанор 364 стр.).

И так, умерши закону, сораспявшись же Христу и умертвивши грех, оживши для жизни по воле Бога, я уже, собственно, не живу сам, но живет во мне Христос; Им полны мои думы, Он дыхание моей жизни, Он стал для меня лозой, я же рождие. А что, живя среди вас, я живу, совершенно не исполняя закона Моисеева, то это потому, что я в своей жизни уже руковожусь только верой в Сына Божия, который возлюбил меня (в числе всех других людей) и предал себя за меня (как и за всех других людей).

21 ст. Не отвергаю благодати Божией. А если законом оправдание, то Христос напрасно умер. Перейти к закону Моисееву, это – значит отвергнуть ту благодать Божию, которую я получил чрез веру в Иисуса Христа. Нет, я не отвергаю благодати Божией. Я открыто заявляю, что если кто думает, что оправдания можно достигнуть законом, то в таком случае не для чего было и Христу приходить на землю, не для чего было страдать и умирать, коль скоро все необходимое для оправдания дает закон.

Глава 3-я

Начав с 15 ст. 2-й гл. речь об оправдании, верой и раскрыв пред читателями учение о том, что при вере обрядовый Моисеев закон не обязателен, апостол в З-й главе раскрывает истинное значение закона Моисеева в деле получения благодатных даров св. Духа и значение его вообще в деле спасения людей.

1 ст. О несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый? В справедливом негодовании на Галатов за уклонение их в сторону, ставшего уже не нужным, закона Моисеева, апостол называет их, несмысленными. О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас, т. е. обманным образом склонил вас, не покоряться истине, т. е. уклониться от возвещенной вам Евангельской истины, что спасение дается чрез веру в Иисуса Христа, а не чрез закон. Кто обманно склонил уклониться от истины вас, которые с такой радостью, приняли Евангельское благовествование, что Христос, как бы живой предносился пред глазами вашими, вы, как бы своими собственными глазами, видели распятого Господа. И несмотря на все это, вы уклонились в сторону закона Моисеева.

2 ст. Сие только хочу знать от вас: чрез дела ли закона вы получили Духа, или чрез наставление в вере? Об одном только бы я хотел спросить вас, узнать от вас: что, благодатные-то дарования св. Духа, так обильно излитые на вас, вы получили, когда стали исполнять требования обрядового закона Моисеева или когда, услышавши Евангельское благовествование, уверовали во Христа и крестились? «Так посудите же сами, «не крайнего ли безумия дело – оставить веру, толикия блага вам даровавшую, и обратиться к закону, который ничего подобного не дал вам?» (Св. Злат. см. Еписк. Феофан. Толк. посл. Галат.).

3 ст. Так ли вы несмысленны, что, начавши духом, теперь оканчиваете плотью? Ужели вы так неразумны, что, начавши духом, т. е. верой во Христа, оканчиваете плотью, т. е. переходом на сторону Моисеева закона, т. е. вообразили, что этими внешними делами закона, и можно спастись. Жизнь под руководством закона Моисеева апостол назвал плотью, ибо весьма многое, в этом законе касалось именно плоти: разного рода омовения, очищения, самое обрезание и мн. др.

4 ст. Столь многое потерпели вы неужели без пользы? О, если бы только без пользы! При таком вашем поведении совершенно непонятным становится, зачем же вы принимали страдания за Христа? Не напрасны ли, к чему все эти мучения за Него, если, по-вашему, необходимы дела закона? Боюсь, как бы не произошло чего-либо худшего, как бы не случилось какое-либо большее зло.

5 ст. Подающий вам Духа и совершающий между вами чудеса, чрез дела ли закона сие производит, или чрез наставление в вере? Господь Бог ниспосылает вам благодатные дары св. Духа и совершает среди вас знамения и чудеса. Скажите, ради дел закона, т. е. за дела ли закона Он подает вам все это или ради веры? Не правда-ли, что всем этим вы обязаны вере?

6 ст. Так Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность. (Быт. 15, 6). Так некогда и Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность, т. е. вера Авраама сделала то, что он стал еще ближе к Господу, ценнее в очах Божиих. Чему же поверил Авраам? Он, столетний старец, доселе не имевший наследника от Сарры, поверил Богу, что от него (Авраама) произойдет великое множество народов, не поколебался в обетовании Божием неверием, но был тверд в надежде и вполне уверен, что Господь Бог, не смотря на его старческое тело и омертвелость утробы Сарриной, силен исполнить обещанное (Римл.

17–21 ст.).

7 ст. Познайте же, что верующие суть сыны Авраама. Поймите же, обращается апостол к своим читателям – Галатам, из этого примера, что если вы хотите получить то же, что получил Авраам (т. е. оправдание, спасение), то умейте и веровать так, как он, умейте предать себя в волю Божию. Знайте и то, что только при условии веры Авраам будет вашим Отцом и вообще всех верующих. Если он спасся без дел закона, то и вы также.

8 ст. И Писание, провидя, что Бог верой оправдывает язычников, предвозвестило Аврааму: "в тебе благословятся все народы« (Быт. 12:3). Той же верой достигнут оправдания и спасения и все язычники, как об этом говорит слово Божие, приводя нам обетование, данное Аврааму: благословятся о тебе вси язы́цы, т. е. за уподобление тебе в вере, в тебе, т. е. в семени твоем или чрез семя твое, т. е. чрез Господа Иисуса Христа по силе веры, а не от дел закона, получат благословение Божие, данное Аврааму, и все язычники.

9 ст. Итак верующие благословляются с верным Авраамом. Итак только верующие становятся ценными в очах Божиих, подобно Аврааму, и вместе с ним удостаиваются того же Божьего благословения (см. Толк. посл. св. ап. Павла к Галат. Еп. Феофана). Другого способа оправдания нет.

10 ст. А все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвой. Ибо написано: "проклят всяк кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона» (Втор. 27:26). Один закон без веры не поможет в деле достижения спасения. А посему все исполняющие дела закона, но без молитвы о прощении согрешений и без веры в грядущего Мессию, и в этом смысле, не исполняющие его как должно, а посему нарушающие его, находятся под клятвой закона, ибо не исполняют постоянно всего, что написано в законе, т. е. не исполняют предписываемого законом так, как он указует и научает. Закон вел ко Христу. А посему под клятвой закона находятся и те, которые, хотя и уверовали во Христа, но признают и при вере во Христа необходимость для спасения обрядового закона. Следовательно, под клятву закона подводят себя и Галаты, вставая под иго закона.

11 ст. А что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно, потому что праведный верой жив будет. (Аввак. 2, 4). Что в этом смысле закон был недостаточен для достижения спасения, это ясно сознавали ветхозаветные праведники. Так, например, пророк Аввакум прямо говорит, что только верой человек праведный, а не всякий, жив будет, т. е. получит, наследует жизнь вечную, т. е. а не этими внешними, обрядовыми делами закона.

12 ст. А закон не по вере; но кто исполняет его, тот жив будет им. (Лев. 18:5). В законе главное требование не вера, а дела. Дан

закон – исполняй его. Исполнишь – жив будешь, т. е. получишь обещанное блаженство; не исполнишь – проклят. Таков закон без веры, а к нему-то вы, Галаты, и склоняетесь.

13 ст. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвой, – ибо написано: "проклят всяк, висящий на древе« (Второзак. 21, 23). Итак все утверждающиеся на делах закона и чрез них только одни без веры надеющиеся достигнуть спасения, так и остались бы под клятвой закона, если бы не пришел на землю Господь наш Иисус Христос, не принес за нас искупительную жертву, чтобы выкупить нас из-под клятвы закона. Нашего ради спасения, Он святой, безгрешный принял на себя грехи наши, а с ними и ту клятву, которая лежала на нас и, как проклятый вместо нас пред лицом всей земли, был повешен на древе крестном, т. е. претерпел крестные страдания вместо нас, как величайший грешник, не заслуживавший никакой пощады, а только проклятия.

14 ст. Дабы благословение Авраамово чрез Христа Иисуса распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верой. Чрез искупительную жертву Христа благословение Авраамово распространилось на язычников. Каким же образом язычники чрез крестные страдания Христа сделались участниками в благословении Авраамовом? Хотя благословение Божие о семени Аврааму относилось ко всем языкам, но до поры до времени по Божественному усмотрению чрез закон был выделен среди других народов земли один только народ Еврейский. Остальные «языки» оставались вне ограды ветхозаветной церкви и как бы вне благословения, данного Аврааму. Когда же настало предопределенное Богом время, Бог послал Сына своего, да подзаконные искупить, т. е. снять с них клятву закона – и всех усыновить, т. е. снять и с язычников проклятие за грех. С пришествием Сына Божия закон и все ветхозаветные учреждения, бывшие только тенью истины, только напоминанием о ней, ведшие к ней, стали совершенно излишни. Истина – Христос пришел на землю.

Ограда – закон отделявшая иудеев от язычников разрушена, пала. Язычники встали о бок с иудеями. И то, что евреи, благодаря ограждавшему их закону, считали своей собственностью (благословение Авраамово) стало общим достоянием всех людей. При этом, способом приобретения этого благословения стал для тех и других не закон, с его обрядовыми установлениями, а вера. Чтобы нам получить обещанного Духа верой, т. е. с этого времени все мы, как иудеи, так и язычники, не имеем уже нужды для достижения спасения, получения благословения Авраамова, обращаться к закону, а получаем спасение и все, что ведет к этому спасению, т. е. благодатные дары Св. Духа, верой, т. е. чрез веру в Господа Иисуса Христа.

Далее апостол доказывает, что закон имел только временное значение, что, явившись после обетования, он не только не отменяет обетования, но даже не видоизменяет его. Его значение временное до пришествия семени, к которому относится обетование. Он был только пестуном во Христа. С пришествием Христа роль закона исполнилась, он стал не нужным.

Эти свои мысли о законе апостол развивает и доказывает так.

15 ст. Братья! говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему. Возьмем, как бы так говорит апостол, пример из обыденной человеческой жизни. Умирает человек, после себя оставляет духовное завещание. Этого духовного завещания никто не имеет права ни отменить, ни прибавить чего-либо к нему.

16 ст. Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: и "потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос. (Быт. 12:7). Как бы в некотором роде подобное завещание в виде обетования дано было Аврааму. Как там никто не имел права ни отменить или как-либо видоизменить завещания, так и обетования Божия Аврааму, как бы в своем роде завещания, не в праве никто был отменить и видоизменить. Завещание делается на имя какого-либо определенного наследника, так и обетование, данное Аврааму, имеет ближайшим образом отношение только к семени его. При этом апостол разъясняет, что под словом «и семени его», ни в каком случае нельзя разуметь всех потомков Авраама, а именно только одного потомка – Христа. Объясняя выражение «и семени его» в смысле только Христа, апостол руководился тем, что у ветхозаветных пророков Исаии (Ис. 8:8), Иеремии (Иер.3:19), Даниила (Дан. 8:9–11,16) и Малахии это слово употреблялось именно в этом смысле. Имея за собой такие авторитеты древности, апостол не считает нужным вдаваться в

какие-либо особые подробности для разъяснения этого выражения.

17 ст. Я говорю то, что завета о Христе, прежде Богом утвержденного, закон, явившийся спустя четыреста тридцать лет, не отменяет так, чтобы обетование потеряло силу. Так вот, говорит апостол своим читателям, указавши вам на пример из обыденной жизни я и хочу сказать вам, Галатам, что закон, явившийся спустя 430 л. после обетования Аврааму, ни в каком случае не отменяет и не заменяет собой обетования, как завещания на имя Христа, так что бы оно потеряло уже всякую силу.

18 ст. Ибо если по закону наследство, то уже не по обетованию; но Аврааму Бог даровал оное по обетованию. Разумеется, говорит апостол, если рассуждать, по-вашему, с той точки зрения, что только по закону, т. е. через закон получается оправдание и благословение, то понятно, что обетование тут уже не может иметь никакого значения; но в том-то и дело, что Аврааму Бог даровал оное, т. е. наследство по завещанию, иначе: оправдание и благословение люди будут получать не по заслугам, а по благодати, по обетованию, а не по закону.

19 ст. Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан чрез Ангелов, рукой посредника. Но какой же смысл имеет и имел закон? Закон, говорит апостол, дан после обетования, потому что потомки Авраама и других патриархов не могли удержаться на той высоте святости и близости к Богу, как патриархи, предались греху и разного рода преступлениям против нравственного закона. Необходимо было оберечь народ еврейский, охранить его от дальнейших падений и тем, хотя в некоторой степени, сохранить его достойным милостей Божиих и того, чтобы из среды его пришел Мессия. Притом закон дан не взамен обетования, а в придачу к нему (слав. выражение приложися), дан до времени пришествия семени, к которому относится обетование о спасении людей. Если, продолжает апостол, будем сравнивать обетование и закон по их достоинству или будем сравнивать те способы и условия, при которых они даны, то и тут обетование неизмеримо превосходит закон. Закон дан при посредстве Ангелов и рукой посредника, т. е. Моисея. Таким образом при даровании закона народу израильскому между Богом и народом являются посредники, со стороны Бога Ангелы, со стороны израильского народа Моисей. Так далек был народ израильский от Бога и так недостоин был непосредственных откровений от Бога и сношений с Ним. Тогда как обетование Аврааму дано непосредственно Самим Богом усты к устам.

20 ст. Но посредник при одном не бывает, а Бог один. Вот стих при толковании которого никак не могут толковники дать ясного и точного смысла текста. Этот стих принадлежит к одному из тех мест в посланиях ап. Павла, о которых ап. Петр выразился, что в них есть нечто неудобовразумительное. Несомненно, он имеет отношение к предшествующему стиху и имеет в виду выразить ту же мысль, т. е. что закон по своему достоинству ниже обетования. Сообразно этому стих можно понимать так: когда Господь Бог возвещал свое обетование Аврааму, Он возвещал его усты к устам, без всяких посредников и Божественная воля была высказана во всей своей полноте и имела значение для всех людей. Когда же давался закон народу израильскому, то он был дан при участии посредников (Ангелов и Моисея). И хотя и тут была возвещена та же неизменяемая воля Божия, но она открыта была как бы не во всей полноте, сообщена была народу еврейскому

как бы с некоторым ограничением, именно приспособительно к характеру только народа еврейского и к исторической обстановке его существования, хотя в том и другом случае действовала одна и таже воля Божия и один и тот же Бог, ибо Бог один. Отсюда понятно, что закон стоит ниже обетования.

21 ст. Итак закон противен обетованиям Божиим? Никак! Ибо если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона. Итак, хотя закон и стоит ниже обетования, но как выражение одной и той же Божественной воли не может встать преградой на пути исполнения обетования. Другого рода дело: если бы закон мог животворить, т. е. оживлять, возрождать людей, давать им силы и крепость для этого нравственного возрождения, тогда бы действительно закон мог заменить собой обетование. Но этого-то одухотворения, оживления и не давал закон.

22 ст. Но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа. Итак, закон не одухотворял, поэтому-то Писание, а в лице его Сам Бог, свидетельствует, что все люди, не исключая подзаконных иудеев, подпали под власть греха, все повинны пред Богом. Бог попустил греху царствовать над людьми с той целью, чтобы они, познавши свою ответственность пред Богом, устремили свои взоры к обещанному людям семени, т. е. к Мессии – Избавителю, дабы обетование и все, что с ним соединялось, т. е. обильное излияние благодатных даров св. Духа, дано было, т, е. совершилось, пришло в исполнение чрез Господа Иисуса Христа и дано было только верующим во Христа.

23 ст. А до пришествия веры мы заключены были под стражей закона, до того времени, как надлежало открыться вере. Т. е. пока не пришел Христос, мы были под стражей закона, т. е. он нас оберегал, охранял, не давал нам окончательно слиться с язычниками и тем оберегал нас для веры во Христа, и пока вера во Христа не явилась для нас средством и условием для спасения, и пока мы не вступили по вере во Христа в основанную Им на земле церковь, до того времени мы находились под стражей, опекой закона.

24 ст. Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верой. Таким образом закон был по отношению к нам, евреям, детоводителем или славянское выражение: пестуном во Христа. Пестун это в древнем мире раб, приставленный господином к своему сыну до известного возраста с тем, чтобы он присматривал за мальчиком и путем прощений, ограничений и даже угроз вел бы его и воспитывал сообразно данной ему господином инструкции. Роль пестуна кончалась, как только мальчик достигал известного возраста. Закон по отношению к евреям был тот же пестун. Он оберегал, охранял, путем прещений и угроз заставлял идти еврея именно тем, а не другим путем и, не давая ему уклоняться от известного пути ни направо, ни налево, тем самым вел их к вере во Христа, иначе – подготовлял их, воспитывал их к вере во Христа.

25 ст. По пришествии же веры мы уже не под руководством детоводителя. Подготовивши евреев к вере во Христа, закон стал излишним с пришествием Христа. И как мальчик, пришедши в известный возраст, уже более не нуждался в пестуне, выходил из-под его опеки, так и народ еврейский с верой во Христа вышел из-под руководства, из-под опеки закона. Дабы нам оправдаться верой, т. е. чтобы чрез эту веру во Христа нам оправдаться, удостоиться благодатных даров св. Духа и получить спасение.

26 ст. Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса;

27 ст. все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. И все вы, т. е. члены Галатийской церкви, как и бывшие иудеи, так и бывшие язычники чрез веру во Иисуса Христа стали сынами Божиими. Следовательно, ваш уже закон ветхозаветный нисколько не обязателен. Вы уверовали и по вере во Христа крестились и во Христа облеклись, т. е. в таинстве крещения возродились в жизнь новую, святую; вы облеклись во Христа, т. е. стали новой тварью по образу Христа, привились ко Христу и стали одно с Ним, а отсюда встали в такие же отношения и к Богу Отцу, в каких к Нему стоит Христос, т. е. в сыновние.

28 ст. Нет уже Иудея, ни язычника; нет и раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского, ибо все вы одно во Христе Иисусе. С верой во Христа наследниками обетования, данного некогда Аврааму, являются все люди: и иудеи и язычники, и рабы и свободные, мужчины и женщины: т. е. в церкви Христовой нет ни у кого и ни пред кем, никакого и ни в чем преимущества, чрез веру в Иисуса Христа все мы объединились в одно стройное тело Его, где каждый член занимает определенное место. Так-что отъединяться от этого тела Христова в сторону закона Моисеева нет никаких оснований.

29 ст. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники. Если вы веруете во Христа, то по этой вере вы являетесь истинным семенем и Авраама, а следовательно, и полными наследниками обетования, данного ему.

Глава 4-я

1 ст. Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего:

2 ст. он подчинен попечителям и домоправителям до срока, Отцом назначенного. Доказавши, что по вере во Христа наследниками обетования являются все люди кто бы они ни были и какое бы они положение не занимали в обществе, апостол приводит еще пример, которым выясняет: имеют ли евреи среди других народов какое-либо преимущество в деле наследования обетования. Подобно тому, говорит апостол, как сын богатого отца, пока он еще в малых летах, ничем не может распорядиться из того, что по закону принадлежит ему как наследнику и господину и ничем не отличается от окружающих его отцовских рабов, находится под присмотром и руководством попечителей (воспитателей) и домоправителей, которые до назначенного Отцом срока не дают наследнику в чем-либо проявлять своей воли и из принадлежащего ему наследства выдают столько, сколько это необходимо для существования наследника, сколько необходимо, чтобы не уронить достоинства наследника, так и народ еврейский до определенного Богом времени, хотя и был наследником обетования, но не мог пользоваться своими правами наследника во всей широте и полноте и был под руководством воспитывавших его попечителей и домоправителей (закона, заповедей и обрядов).

3 ст. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира. Кончился срок воспитания наследника, и он становится свободным, самостоятельно действующим, так и мы, говорить апостол, пока были в детстве, не умели еще распоряжаться ни своими силами, ни данными нам Богом средствами ко спасению, не отличались от рабов, т. е. и в этом случае мало чем отличались от языческих народов; мы отовсюду были оберегаемы и опекаемы законом с его предписаниями и угрозами. Мы были порабощены вещественным началам мира. Как еще плотяные, сами не понимавшие духовного, мы и были кругом обставлены внешними, обрядовыми предписаниями закона Моисеева, но которые все же в известном роде воспитывали нас и обучали, пестунствовали ко Христу.

4 ст. Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону,

5 ст. чтобы искупить подзаконных, дабы нам получит усыновление. Когда же настало предопределенное Богом время, когда окончилось воспитание людей к принятию Мессии, Бог послал Сына Своего Единородного. Этот Единородный Сын Божий рождается от жены, т. е. стал Богочеловеком; как рожденный от жены подчинился закону, т. е. исполнил все то, чего требовал от Него закон, как потомка Авраамова. Все это для того, чтобы искупить подзаконных, т. е. выкупить, вывести иудеев из-под ига закона и сделать их свободными чадами Божиими, а затем и язычников привести в сыновство Богу Отцу. Закон для сынов не нужен. Его внешняя опека сменилась внутренним наитием Духа Святого в сердца верующих.

6 ст. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Авва, Отче! Чрез веру во Христа и вы, Галаты, стали сынами Божиими и в ваши сердца Бог послал Духа Святого, который свидетельствует вам о вашем сыновстве и научает вас, как и всех христиан, обращаться к Богу как Отцу с воззваниями: Авва, Отче! в которых чувствуется близость к Богу и сыновнее дерзновение.

7 ст. Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез Иисуса Христа. Итак, говорит апостол, кто бы ты не был, если ты веруешь во Христа, то ты уже не раб, но сын. А если сыны, то и прямые наследники всего, что обещал Бог верующим во Христа.

8 ст. Но тогда, не знавши Бога, вы служили богам, которые в существе не боги

9 ст. ныне же, познавши Бога, или лучше, получивши познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам, и хотите еще снова поработит себя им? В этих стихах заключается ответ на возможное, недоуменное возражение со стороны Галатов: если закон совершенно излишен и не ведет ко спасению, то зачем же так настойчиво нас обращали в иудейскую веру? Но тогда, говорит апостол, потому вас обращали в иудейство, что вы были язычниками, не знали истинного Бога; те боги, которым вы покланялись, по существу, даже и не были богами, тогда как иудейская вера давала все же истинное богопознание и ограждала людей от заблуждений законом. Теперь, с пришествием Христа, помимо закона, вы познали истинного Бога или вернее получили познание от самого Бога, ибо все от Него, так зачем же вам опять возвращаться к немощным и бедным вещественным началам. Здесь, разумеется, внешняя сторона всех подзаконных обрядов и учреждений, данная для людей плотяных. Зачем вы хотите вновь поработить себя им, хотите связать себя теми путами, которые лишают вас всякой свободы в служении истинному Богу?

10 ст. Наблюдаете дни, месяцы времена и годы. Вы, Галаты, как уже я слышал, начинаете наблюдать дни, т. е. иудейскую субботу, месяцы, т. е. седьмой священный иудейский месяц, времена, т. е. еврейские праздники и годы их субботние.

11 ст. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас. Боюсь за вас, как бы вы не уклонились дальше еще от истинного пути и не погибли для спасения. Ужели мой труд среди вас пропал даром?!

12 ст. Прошу вас, братья, будьте, как я, потому что и я, как вы. Вы ничем не обидели меня. Итак прошу вас, братья, будьте как я, т. е. воздерживайтесь от иудейских обычаев, не слушайте смущающих вас, потому что и я, как вы... И я ведь некогда ревновал по законе и по всем иудейским установлениям и обычаям, как хотите теперь ревновать вы, а однако, уверовавши во Христа, все это оставил и благодатью Божией есмь то, что есмь. Итак, подражайте мне. Со 2-й половины этого стиха, апостол, чтобы несколько смягчить резкий тон обличения Галатов, напоминает им о их дружественных отношениях к нему. Не обидой объясняется мой тон к вам, а желанием исправить, поставить на истинный путь, вы же ничем меня не обидели.

13 ст. Знаете, что хотя я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз;

14 ст. но вы не презрели искушения моего во плоти моей, и не возгнушались им, а приняли меня, как Ангела Божия, как Христа Иисуса. Ваши отношения ко мне были всегда наилучшими. Так, когда я пришел к вам в первый раз с Евангельским благовествованием, пришел к вам совершенно неведомый для вас, вдобавок больной, причем самым внешним своим видом, как больной, едвали располагавший в свою пользу, вы не только не побрезгали мной, не смутились моим болезненным видом (искуплением моим во плоти моей), а напротив оказали мне необычайное радушие, приняли меня как Ангела Божия, даже еще того более, как Самого Христа Иисуса.

15 ст. Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Припомните, в какой пришли вы восторг, когда услышали Евангельское благовествование, какими счастливыми вы считали себя тогда, что сподобились прозреть духовно и познать истину. Как тогда вы мне были благодарны, вы даже не находили чем бы таким отблагодарить меня, чтобы вполне выразить свое счастье, вы готовы были отдать самое дорогое у человека, отдать, если бы возможно было, очи ваши.

16 ст. Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину? Теперь ваши отношения ко мне стали совершенно другими, вышло так, что я, возвещавший вам Евангельскую истину, стал как будто врагом, а те – лжеучители, – которые сбили вас с толку, отклонили вас от истины, стали вам близкими. Или вы быть может изменили ваши отношения ко мне потому, что я говорю вам истину в глаза, обличаю вас за уклонения в сторону иудействующих лжеучителей!

17 ст. Ревнуют по вас нечисто, а хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали по них. Но не думайте, что лжеучители, увлекая вас, по вас ревнуют, т. е. желают вашей пользы? Нет, цель их разлучить меня и вас, заставить вас, чтобы ревновали по них, т. е. привлечь вас на свою сторону, стать в ваших глазах тем, чем я был для вас и заставить подражать им в ревности по законе.

18 ст. Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас. Но все это их старание, вся эта их ревность даже в деянии добра, имеет только показную сторону, делается для видимости и в моем только присутствии. Ужели вы, Галаты, этого не видите? Да и сами-то вы, бывшие такими ревностными в стремлении к истине, к добру, ужели были такими только пока я был с вами? Но похвально ревновать в добром всегда, т. е. всегда быть такими, в этом и смысл христианской жизни, а не быть такими только в моем присутствии.

19 ст. Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! Смягчая свой тон, апостол обращается к Галатам с ласкательным именем. Дети мои, говорит апостол, своим уклонением в сторону лжеучителей и тем, что мне опять приходится возвращать вас на путь истины, вновь возрождать вас, вы меня заставляете переживать душевные муки. Мне это так больно, так прискорбно, что я переживаю муки подобно жене родильнице. И я не успокоюсь, не перестану страдать за вас душой, пока не увижу вас, что вы снова твердо и непоколебимо стоите в истинной вере во Христа, на спасительном пути.

20 ст. Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас. Как бы я хотел быть лично среди вас и своими, так сказать, глазами видеть то, что у вас совершилось, придти к вам и, сообразно найденному, заговорить с вами тем или другим голосом, а теперь я в недоумении, т. е. заочно даже не знаю, в каком тоне мне говорить с вами.

21 ст. Скажите мне, вы, желающие быть под законом, разве вы не слушаете закона? Т. е. вы желающие исполнять и придерживаться обрядовых предписаний и постановлений закона, разве остального из закона не слушаете, не признаете? Разве вы не вникаете в смысл его?

22 ст. Ибо написано: Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной (Быт. 16, 15; 21, 3). А ведь там написано, что у Авраама было два сына, один от рабы, а другой от свободной.

23 ст. Но который от рабы, тот рожден по плоти, а который от свободной, тот был по обетованию. Измаил родился, когда еще Аврааму было 86 лет и когда он и Агарь еще были способны к деторождению. Исаак же родился, когда Саре было 90 л., а Аврааму 99 лет и когда, по-видимому, они уже оба были лишены естественной способности деторождения, ибо тело их уже омертвело (Римл. 4, 19). Поэтому-то апостол и выражается про Измаила, что он рожден по плоти, а про Исаака – рожден по обетованию.

24 ст. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь. Что у Авраама было два сына, от рабы и свободной, в этом есть иносказание, есть таинственный смысл. Здесь изображаются два завета: ветхий и новый. Один, данный при горе Синайской, рождает только в рабство, ибо своими предписаниями обнимая всю жизнь, не давал свободы действий подзаконному человеку и грозил проклятием за нарушение того, что написано в книге закона (Втор. 27, 26). Этот закон изображается Агарью, родившею Измаила.

25 ст. Ибо Агарь означает гору Синай в Аравии, и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве. Сравнение Синайского закона с Агарью не случайно. Агарь, говорит апостол, у жителей Аравии называется г. Синай. Это сходство названия горы Синаем и Агарью и дало повод апостолу провести сравнение между Агарью и в. з. законом, данным при Синае. Агарь предизображает нынешний Иерусалим – центр иудейства – с его ревностью по законе и с его рабским подчинением всех иудеев этому закону.

26 ст. А вышний Иерусалим свободен: он – матерь всем нам. Как Агарь изображает ветхий завет, так и Сарра изображает собой новый завет, и как там Агарь предизображала нынешний Иерусалим с его рабством закону, так и Сарра свободная предизображает собой другой Иерусалим Вышний, свободный. Но это сравнение у апостола, благодаря краткости его речи пропущено. Он переходит прямо к сравнению Иерусалима земного, который предизображала Агарь с Иерусалимом Вышним, который прообразовала Сарра. Вышний Иерусалим это есть общество свободно верующих во Христа людей, вышедших из-под ига закона Моисеева, водящихся в своей жизни высшим Евангельским законом, это есть Церковь Божия, рождающая в свободу чад Божиих, она, как свободная Сарра, есть матерь всем нам верующим.

27 ст. Ибо написано: «возвеселись неплодная, нераждающая, воскликни и возгласи не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа». (Исаия 54, 1). В подтверждение материнства Св. Церкви апостол приводит пророчество о ней пророка Исаии. По этому пророчеству она рождает без мужа плотского, без семени плотского (неплоды), без болезней рождения, и самого рождения плотского (не рождающая, как рождают по плоти): всего этого она чужда, ничего этого плотского не имеет; а между тем чад у ней более, нежели у имеющей и все это потому, что духовное рождение ни временем, ни местом, ни другими соприкосновенностями не препятствуется. Оно может совершаться всегда, всюду, в одно мгновение, и в большом количестве (Толк. посл. ап. Павла к Гал. Еп. Феофана 317 стр.). Эту Церковь Божию пророк и призывает возвеселиться и возрадоваться.

28 ст. Мы, братья, дети обетования по Исааку. Подобно тому, как от свободной Сарры родился, по-особому на то обетованию Божию, свободный Исаак и приял наследие обетования, так и мы рождаемся

по-особому на нас благодатному действию Духа Святого и делаемся наследниками обетования.

29 ст. Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Измаил – сын рабы Агари – нередко преследовал малолетнего Исаака наследника, ибо он и мать его ясно сознавали, что их положение в доме Авраама непрочно, что близок час, когда они лишатся всего наследства, о котором мечтали, когда не было прямого наследника Исаака. Так и ныне, т. е. так и теперь в. з. иудейская церковь, ясно увидевшая и сознавшая, что от нее отошло благоволение Божие, которым она доселе пользовалась, начала гнать, преследовать христиан (см. уч. рук. Иванова).

30 ст. Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее: ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной» (Быт. 21, 10). И как во взаимных отношениях Измаила и Исаака дело кончилось тем, что, как говорит Писание, Измаил с матерью были выгнаны из дома Авраама, и все наследство перешло к Исааку, так как сын рабыни не мог быть наследником, так тоже самое должно случиться и с теми, т. е. иудеями, которые влекут вас уже христиан, свободных, наследников, под иго закона Моисеева, которые теперь гонят и преследуют вас, ибо как подзаконные и рабы, они не наследники новозав. Евангельских обетований. Как Агарь уступила место Сарре и была удалена из дома Авраама, так и ветхозаветный закон, который прообразовала Агарь, должен уступить свое место новому Евангельскому закону.

31 ст. Итак, братья, мы дети не рабы, но свободной. Итак, говорит апостол, мы дети не рабы, чтобы нам быть в рабском подчинении ветхозаветному закону, а дети свободной, чтобы жить по духу Евангельской свободы.

Глава 5-я

С 5-й главы начинается нравоучительная часть послания к Галатам.

1 ст. Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства. Первый стих тесно связан по смыслу с предшествующей частью догматической и есть как бы заключение к ней. Сказавши, что христиане свободны от закона и что, как дети свободной, должны и жить в духе этой христианской свободы, апостол заканчивает: итак в этой свободе, к которой вы призваны чрез веру в Иисуса Христа и которую вы получили от Него, а не от закона, вы и стойте, в ней и пребывайте и вам совершенно нет никакой нужды вновь подвергать себя игу рабства подзаконного. Опять, т. е. подобно тому, как вы были под игом рабства языческой жизни.

2 ст. Вот я Павел говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Я Павел, избранный к апостольству самим Иисусом Христом и Богом Отцом, окончательно говорю вам: если вы обрезываетесь, то никакой пользы вам от того, что вы называетесь христианами, не будет. Если вы уверовали во Христа, а потом обрезались, то это значит, что вы отреклись от Христа, а следовательно, погибли для спасения, ибо для вас обрезание выходит важнее веры во Христа.

3 ст. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнять весь закон. Еще раз заявляю вам, что всякий из вас обрезавшийся этим самым взял на себя обязательство исполнять весь закон. В этом и суть дела, ибо проклят всяк, кто не исполнит всего, что написано в книге закона (1 ст. 27, 26).

4 ст. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати. Вы, склоняющиеся к принятию в. з. закона и чрез исполнение его надеющиеся получить оправдание пред Богом, знайте, что этим самым вы отказались от Христа, как единственного нашего Спасителя; вы отпали от благодати, ибо, принимай обрезание, этим самым признали, что помимо благодати Божией есть еще средство, ведущее ко спасению. Вы поверили лжеучителям, что при вере во Христа необходимо обрезание, что без него нельзя спастись и этим самым отвергли благодать Божию, соделовающую наше спасение.

5 ст. А мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры. Мы, истинные христиане, не на закон, не на обрезание должны надеяться в деле достижения спасения, а единственно только от веры ждать спасения, ибо только искренняя вера привлекает Духа Святого в сердца наши, а чрез Его благодатную помощь мы достигаем и оправдания.

6 ст. Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью. Помимо веры во Христа нет другого средства ко спасению. Не думайте, что для Христа имеет какое-либо значение ваше обрезание, или необрезание, все для Него совершенно безразлично, а в Его глазах имеет значение одна только вера, действующая любовью, т. е. сопровождаемая любовью, к Богу и ближним. Или в славянском переводе: вера любовью споспешествуема, т. е. возгреваемая любовью к Богу и ближним.

7 ст. Вы шли хорошо: кто остановил вас, чтобы вы не покорялись истине?

8 ст. Такое убеждение не от Призывающего вас. Вы так было хорошо шли по пути, указанному мной, по пути Евангельской истины, так ревновали по сей истине. Не понимаю, кто мог внушить вам мысль не покоряться истине, т. е. оставить Евангельский путь. Во всяком случае такое воздействие на вас было не со стороны Того, Кто призвал вас ко спасению, это дело не Божие.

9 ст. Малая закваска заквашивает все тесто. Бойтесь тех, которые сбили вас с истинного пути, бойтесь их, хотя бы их было даже мало, потому что подобно малой закваске, они могут своими лжеучениями заквасить, заразить всю вашу христианскую общину.

10 ст. Я уверен о вас в Господе, что вы не будете мыслить иначе; а, смущающий вас, кто бы он ни был, понесет на себе осуждение. Впрочем, я уверен, что вы послушаетесь меня и с Божией помощью оставите свои заблуждения; а те, которые сбивают вас с толку, смущают вас своими лжеучениями, кто бы они ни были, они понесут осуждение от Господа.

11 ст. За что же гонят меня, братья, если я и теперь проповедую обрезание? Тогда соблазн креста прекратился бы. Чтобы иметь больше среди вас успеха, лжеучители прикрываются мной, будто и я стою за обрезание. Если так, то за что же они меня преследуют? Ведь причина то распри отстраняется. Тогда соблазн креста, который по апостолу один спасает людей, прекратился бы, раз при кресте и закон и обрезание существуют.

12 ст. О, если бы удалены были возмущающие вас! Если бы вы прекратили с лжеучителями всякое общение и удалили их из своей среды.

13 ст. К свободе призваны вы, братья, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу. Когда я просвещал вас светом божественного учения, то помните, что не под иго закона я вас звал, а звал к жизни во свете христианской свободы. Только, смотрите, из одной крайности не попасть бы вам в другую: не поймите христианскую свободу не в смысле свободы от закона, а в смысле свободы угождения плоти и греху. Нет, вам в звании христиан по духу христианской свободы будет более соответствовать не греховное себялюбие, а любовь друг к другу, в ней усовершайтесь

14 ст. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя (Лев. 19, 18). Да ведь и закон то, по которому вы было возревновали, в своем существе ничего иного и не требует, как той же любви: возлюби ближнего твоего, как самого себя.

15 ст. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом. Если вы в своей жизни и во взаимных отношениях не будете руководиться христианской любовью, то смотрите, как бы не дошло до того, чтобы ваша христианская община совсем не разрушилась; не погубите друг друга для спасения.

16 ст. Я говорю, поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти. Чтобы руководящим началом стала любовь, нам нужно жить по Духу, т. е. дать с благодатной помощью Божией перевес Духу над плотью, запросами духа водиться в своей жизни должно вам, а не требованиями плоти, пусть тело греховное с его страстями и пороками упразднится, дабы уже нам не быть рабами греху (Рим. 6, 6).

17. ст. Ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы. Жить и по телу, и по духу одновременно это две вещи совершенно несовместимые и прямо противоположные. У возрожденного благодатиею Божией идет постоянная борьба между духом и плотью, так что человек не знает, что ему делать? Да не яже хощете, сия творите, говорит апостол на это недоумение, т. е. поступайте в этих случаях не так, как вам подсказывает ваша плотяная природа (плоть), а следуйте тому, что говорит вашему духу Дух Святой, живущий в вас.

18 ст. Если же вы духом водитесь, то вы не под законом. Итак, если мы водимся в жизни нашей Духом Божиим, т. е. с благодатной помощью Духа Святого боремся с нашими страстями и похотями, то понятно тогда, что мы уже более не под законом, он нам не нужен, как данный для обуздания страстей.

19 ст. Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство,

20 ст. идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси,

21 ст. ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное; предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют. Итак, все жившие по плоти и творящие дела плоти, как я и раньше говорил и теперь говорю, Царствия Божия не наследуют.

22 ст. Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера,

23 ст. кротость, воздержание. На таковых нет закона. В противоположность людям, живущим по плоти, христиане, живущие по духу, и дела начинают творить иные. Так, у них плодом жизни по духу являются: самоотверженная любовь к ближним и беспредельная любовь к Богу; радость о познании божественной истины и об обретении пути ко спасению; мир, т. е. умиротворение своей совести, мир с Богом и людьми; долготерпение, т. е. благодушное, терпеливое перенесение разного рода бед и напастей; благость – мягкое, сердечное отношение ко всем; милосердие – участливое, сопровождающееся делами любви, отношение к другим; вера, т. е. вера не на словах только, а живая и деятельная; кротость – смирение, когда человек ни на кого не ропщет; воздержание, т. е. удаление от худых мыслей, чувств, желаний, поступков и действий. При таких добродетелях христианам нужен ли закон? На таковых, говорит апостол, нет закона.

24 ст. Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Итак, кто уверовал во Христа, привился к Нему, как ветвь к дереву, стал едино с Ним, тот распинает плоть свою со страстями и похотями, т. е. отказывается от угождения плоти, от прежней греховной жизни, отрицается сатаны и всех дел его, т. е. которые принадлежат Христу, те и живут по духу.

25 ст. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны.

26 ст. Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать. Итак, если желаете жить по духу, то по духу и поступайте, т. е. творите дела любви к Богу и ближним. Укрепившись в жизни по духу, не будем своим превосходством тщеславиться пред другими, дабы не возбудить вражды или зависти в других.

Глава 6-я

1 ст. Братья! если и впадет человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собой, чтобы не быт искушенным. Так как несомненно, что некоторые, из Галатов были увлечены лжеучителями и не отдавали себе ясного отчета в том, что они делают, то относительно всех таких заблуждающихся апостол просит всех оставшихся твердыми и непоколебимыми в вере и в частности тех, кому поручено пасти стадо Божие, чтобы они исправляли заблуждающихся в духе кротости, не были особенно суровыми к ним, потому что со всяким и из них (духовных) это может случиться.

2 ст. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. Вообще христиане должны быть снисходительны к немощам друг друга, поддерживать друг друга в разных обстоятельствах жизни, покрывать недостатки других своею любовью, ибо только таким образом исполнится закон Христов: любите друг друга, как я возлюбил вас.

3 ст. Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. Считать себя без недостатков, считать себя выше других, свои достоинства вменять себе как нечто свое собственное и что либо значащее, христианину нет оснований и не должно, ибо по учению слова Божия мы ничего своего не имеем, а имеем все от Бога, и кто про себя думает, что он что то такое значит по сравнению с другими людьми, тот только себя обольщает.

4 ст. Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом. Вместо того, чтобы замечать недостатки в других и чрез то превозносить себя пред ними, лучше каждый смотри за самим собой, себя изучай, свои недостатки замечай; каждый испытывай свое дело, т. е. проверяй свою собственную жизнь: согласна ли она с духом Евангельского закона. Если твоя жизнь соответствует Евангельскому закону, то это пусть и будет для тебя утешением н похвалой, а не то, что другой хуже тебя.

5 ст. Ибо каждый понесет свое бремя. Господь воздает каждому из нас ведь не за чужие дела, а за наши собственные. Есть ли основания превозноситься?

6 ст. Наставляемый словом делись всяким добром с наставляющим. Сказавши до этого стиха о том, чем должны быть совершенные христиане и пастыри церкви к пасомым, в этом стихе апостол говорит о том, чем паства должна вознаградить пастырей за их труды и руководство. Делитесь, говорит апостол, своими избытками материального добра с теми, которые наставляют вас истинам веры.

7 ст. Не обманывайтесь. Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет.

8 ст. сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление; а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. Уклоняясь от веры во Христа в сторону лжеучителей или отступая от нормы Евангельской жизни, возможно, что многие из Галатов думали, что в этих отступлениях нет ничего особенного, тем более что видимо-то Бог как бы и не наказывает за это. Апостол предупреждает от такого неправильного вывода: не обманывайтесь такими рассуждениями; Бога обмануть нельзя; нельзя злоупотреблять и христианской свободой. Кто что сеет, тот то и пожнет. Свою христианскую свободу употребившие на служение плоти, от плоти пожнут и тление, т. е. готовят себе ту же участь, какая постигает тело, т. е. тление, иначе: готовят себе вечную погибель. Кто же, наоборот, свою христианскую свободу будет употреблять на служение духу, тот от духа пожнет, т. е. удостоится нетления и жизни вечной.

9 ст. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Употребляя свою христианскую свободу на служение духу, стремясь для сего к деланию добра, не будем падать духом, когда на пути к деланию добра нам будут встречаться разного рода препятствия, потому что за это делание добра мы в свое время пожнем, т. е. Получим плод, воздаяние за труды, только бы не ослабевать нам на этом пути.

10 ст. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере. Итак, воспользуемся временем нашей жизни, пока еще не поздно, чтобы как можно больше сделать добра всем и своим, и чужим по вере, а особенно своим.

С 11 стиха начинается заключение послания.

11 ст. Видите, как много написал я вам своей рукой.

12 ст. Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов. Чтобы убедить вас в необходимости спасения чрез веру в Иисуса Христа, смотрите, как я много и собственноручно написал вам. А ведь те, которые говорят о необходимости обрезания, делают это только для того, чтобы им не быть гонимыми за веру во Христа.

13 ст. Ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти. Посмотрите на этих якобы ревнующих по закону, они и сами-то не соблюдают закона, а настаивают на необходимости обрезания для вас просто потому, чтобы похвалиться в вашей плоти, т. е. при случае сказать иудеям: вот, смотрите, скольких мы заставили обрезаться, за что же вы нас хотите гнать и преследовать.

14 ст. А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят, и я для мира. Ничего подобного в моей деятельности вы не найдете, я не кривлю душой и не лукавлю и ничем не буду хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа. Распятый на кресте Христос, только один Спаситель мой и всех людей. Из любви к Распятому я оставил мир и все в мире; за Него я готов на все страдания, а не то, чтобы избежать их.

15 ст. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. При вере во Христа никакого значения не имеет обрезан ли ты, или необрезан, а имеет значение то, что чрез веру во Христа, умерши для мира, мы становимся новой тварью, нравственно обновляемся.

16 ст. Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию. Тем, которые чрез веру во Христа оставляют свой прежний грешный образ жизни, нравственно перерождаются, обновляются, становятся действительно новой тварью, я желаю мира и милости от Господа; они чрез веру во Христа становятся истинным, новым Израилем.

17 ст. Впрочем, никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем. Думаю, что довольно всего того, что я написал вам. Впрочем, кого и это мое послание не убеждает, тот пусть поверит язвам моим, которые я претерпел за Господа Иисуса Христа и за истину им возвещенную.

18 ст. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братья. Аминь.



Источник: Николай Зефиров. Общедоступное объяснение Апостольских Посланий. Послания св. апостола Павла к Галатам, Ефесянам, Филипийцам, Колосянам, первое и второе к Солунянам. Могилев губ., тип. И. Б. Клаза. 1912 г. 204 с.

Комментарии для сайта Cackle