Азбука верыПравославная библиотекаБиблия с комментариямиСв. апостол и евангелист Иоанн Богослов, его жизнь и благовестнические труды


архиепископ Евдоким (Мещерский)
Св. апостол и евангелист Иоанн Богослов, его жизнь и благовестнические труды

Глава 1

«Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за Слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа» (Апок. I:9).

Содержание

Предисловие
Глава I. Родина св. Ап. Иоанна Глава II. Жизнь Иоанна до призвания к апостольскому служению Глава III. Иоанн – Апостол и возлюбленный ученик Глава IV. Апостольское служение Иоанна в Палестине Глава V. В Малой Азии Глава VI. На Патмосе Глава VII. Последние годы земной жизни Апостола Глава VIII. Память об Ап. Иоанне  

 
Предисловие

Важность и значение изучения жизни и деятельности Ап. Иоанна.– Задача и характер предлагаемого опыта.

Среди священных воспоминаний христиан всех веков и народов рядом с Божественным образом Искупителя стоит другой образ ученика, „которого любил Иисус“, Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. На первый раз он не производит такого сильного и неотразимого впечатления, как образ других Апостолов. Он не изображается с ключами от царствия Божия, как св. Апостол Петр. Он во многом уступает и великому Апостолу языков. Иоанн не испытал столько внешних скорбей и страданий, как этот Апостол. Он не проходил с словом благовестия от Иерусалима до Иллирии и от Иллирии до Рима. Не он первый насадил христианство в таких многолюдных языческих центрах, блиставших поразительною роскошью, как Антиохия, Ефес, Афины, Коринф и Рим. Может быть, он не основал даже ни одной Церкви и ни один народ не считает его таким благовестником, который бы первым пришел к ним с проповедью Евангелия. Ап. Иоанн не блещет внешней деятельностью. В этом отношении он уступает не только своим собратьям Апостолам, но даже простым дьяконам первохристианской Церкви. Изучая его жизнь, мы не найдем в ней ни одного бурного периода, ни одного неожиданного и быстрого перелома, не найдем глубоких и продолжительных падений, как это находим в жизни других великих людей. Вот, например, страшный, ожесточенный и не по разуму ревностный гонитель Церкви Савл, который вдруг совершенно неожиданно для самого себя становится христианином. Сразу забыта в нем вся прежняя ненависть к христианам; прекращены гонения и преследования их. Теперь он начинает с таким же самоотвержением проповедовать христианство, с каким раньше старался в корне уничтожить и погасить его. Во всей жизни св. Ап. Иоанна мы не найдем подобных крайностей. Он всегда жил ровно, тихо и покойно, постепенно восходя с одной ступени совершенства на другую. Как свет от восходящего солнца не сразу рассеивает обычную тьму; так и великие природные духовные силы Иоанна раскрывались постепенно.
Но если жизнь Ап. Иоанна не богата внешней деятельностью, то она богата другою деятельностью. Он был так же велик, как и все прочие Апостолы, но велик в ином отношении. У него была своя родная особенная стихия, в которой он постоянно витал. Его имя для всего человечества сияет совершенно особенным блеском среди тех двенадцати драгоценных камней, которые легли в основу нового Иерусалима1. Это яркая звезда на небосклоне христианской Церкви, которая резко выделяется среди всех других звезд первой величины. Ап. Иоанн был так своеобразен, что его нельзя было смешать ни с одним Апостолом. В лике этих святых благовестников христианства было даже очень немного таких, которые лишь отчасти только напоминали его. Это единственная в своем роде христианская душа, святая, безгранично-великая, достойная удивления, полная неотразимо-мощного обаяния, неземной духовной мудрости, пред которой невольно благоговеешь. Его родной стихией был горний мир, царство бесконечной Истины и Любви. Его взор постоянно был устремлен туда, где стоит престол этой Истины. Всю свою жизнь стремился он проникнуть за ту завесу, которой отделяется земля от неба, и видеть там жизнь не только небожителей, но и самого Бога. И непреклонно было его желание. Ап. Иоанна никогда не соблазняла внешняя блестящая, громкая и шумная деятельность, для него не существовало никаких соблазнов „мира сего“2. Самые тяжелые гонения не могли отвлечь его от горнего мира. Где бы Ап. Иоанн не находился, он всегда оставался верен своему влечению. Правда, по временам его взор падал и на грешную землю, чтобы здесь видеть отражение, блестки, лучи жизни небесной. И не бесплодны были его стремления: далеко, далеко его взор проникал за ту таинственную завесу, которой человек отделен от Бога. Вот почему святые Отцы и учители Церкви сравнивали Апостола Иоанна с орлом; и вот почему орел является преимущественным символом св. Ап. Иоанна в церковной живописи при изображении четырех Евангелистов3. До сих пор никто не мог придумать для него нового сравнения, потому что в лексиконе человеческих сравнений нет другого сравнения более верного и точного. Блаж. Августин говорит: „Иоанн есть как бы сам орел, проповедник возвышенного и острый созерцатель света внешнего и внутреннего“4. „Никто, говорит в благоговейном удивлении св. Амвросий Медиоланский, никто со столь высокою мудростью не созерцал Божественную славу и не выразил ее нам более приличным словом, как Иоанн. Он вознесся превыше облаков, вознесся превыше сил небесных, вознесся превыше ангелов, обрел вначале Слово и зрел Его у Бога“5. Св. Григорий Двоеслов, изъясняя видение Пророка Иезекииля на реке Ховар6, говорит, что под четвертым крылатым животным, которое имело „лице орлее“, нужно разуметь св. Ап. Иоанна7. Так же думали о нем и другие Отцы и учители Церкви и христианские писатели: Афанасий и Климент Александрийские, Иоанн Златоуст, Василий Великий, оба Григория, Назианзин и Нисский, Епифаний, Дидим, Феодор Мопсуетский, Прокл и многие другие8. И действительно, как орел поднимается на едва дозримую высоту и царственно, могуче, спокойно парит над землею там в выси, в глубине синего неба; так и Иоанн далеко, далеко поднимался над грешной землей. Он был на самом небе и с неба, как бы небожитель, созерцал ее и жизнь миллионов людей, которые здесь суетятся с раннего утра до поздней ночи. На крылах своей могучей мысли он переносит читателя в домирные времена, когда еще не существовало ни земли, ни человека и раскрывает пред его взором картину таинственной жизни Самого Бога, говорит о Его предвечных планах и намерениях, говорит о жизни небожителей и о жизни, какая ожидает людей там, за гробом. Возвращая опять своего читателя на землю, он раскрывает пред ним то, в чем должна заключаться святая, бесконечная и бессмертная жизнь, как еще здесь на земле можно стать дорогим чадом Божиим, сердце которого будет обителью Бога Отца и Бога Сына9. Он раскрывает пред ним закон благодатной жизни, таинственного общения с Богом и Церкви земной с Церковью небесной10. Св. Ап. Иоанн устраняет то средостение, какое для многих отделяет небо от земли, Бога от человека, и поставляет человека в теснейшее и преискреннейшее общение с Божеством. Иоанн не только открывает тайны домирной жизни Бога, основы жизни святой на земле, он открывает пред взором своих читателей и судьбу св. Церкви на земле и всего человечества до последнего дня. Он раскрывает и историю жизни людей до того самого времени, когда мера долготерпения Божия исполнится и вместо этого неба и этой земли будет новое небо и новая земля. И о чем ни говорит этот великий Апостол, обо всем он говорит ясно и понятно для каждого, как будто он только что оставил небо. Его истины так привлекательны, что с их обаятельной прелестью не могут сравниться никакие чарующие звуки музыки, никакие чудные картины, ничто самое дорогое и хорошее, чем хвалится и гордится этот мир. Его истины так жизненны, что быстротечное время, которое с такой беспощадностью изгладило из памяти людей сотни когда-то знаменитых философов, никогда не изгладит их. „Умолк Платон, который так много говорил; а этот (Иоанн) говорит, и не пред своими только, а и пред Парфянами, пред Мидянами, пред Эламитянами и в Индии, и повсюду на земле до последних пределов вселенной. Где ныне гордость Греции? Где слава Афин? Где бред философов? Галилеянин, Вифсаидянин, простолюдин победил их всех“11. Он так глубоко проник в тайны сокровенной жизни Божества, что ему удивляются даже самые небожители12.
Но Ап. Иоанн велик и как благовестник, и как устроитель первохристианских общин. Его имя было известно не только в Палестине, но и далеко за пределами её. Апостол языков, который говорит о себе, что он потрудился больше всех своих собратьев13, однако называет Иоанна столпом ( ὁ στῦλος) Церкви, знаменитым ( ὁ δοκῶν εναί τι) и ставит его на ряду с великими Апостолами Петром и Иаковом14. Это – яснейшее свидетельство о том, что и он подвизался на благовестническом поприще. Во вторую половину своей апостольской деятельности Иоанн подвизался в Малой Азии. Тяжелые годы наступили тогда для христианской Церкви. Смолкли два первоверховных Апостола Петр и Павел. Скончались и почти все другие Апостолы, замученные то там, то здесь. А между тем началось самое сильное брожение умов. Когда прошел первый пыл увлечения христианством, многие начали стремиться к философскому обоснованию христианских истин. Это был опасный путь и к очень печальным последствиям он приводил. Многими христианство было почти всецело отождествлено с язычеством, некоторые истины его отвергнуты, а другие самые существенные и главные совершенно искажены. Была и другая опасность. Христиане из иудеев никак не могли примириться со многими истинами христианства и требовали от всех исполнения своего закона. Строго храня свою прежнюю точку зрения на все, они начали искажать многие истины христианства и уничтожать дело Христа в самых существенных его основаниях. Вот каких два опасных течения было в церкви того времени. Нужно было разъяснить и обосновать самые существенные истины христианства, примирить эти два направления философствующей и иудействующей мысли с христианством, разрушить все преграды, которые отделяли христиан из язычников от христиан из иудеев, и связать две эти партии в один целый организм. Наконец, нужно было дать окончательное и верное направление жизни христиан, так чтобы они могли уже жить без всякого руководства со стороны Апостолов, нисколько и никогда не уклоняясь от истины. Вот эту-то трудную, тяжелую и сложную задачу и выполнил Ап. Иоанн. Вот почему образ этого возлюбленного ученика Спасителя, Евангелиста и Пророка Нового Завета, Церковь свято хранила во все времена. Образ Иоанна неизгладимыми чертами всегда запечатлевался в душе и сердцах христиан. Великие св. Отцы и учители Церкви и христианские писатели занимались толкованием писаний этого Апостола. Прекрасные комментарии их сохранились и до нашего времени. Всякий, кто читал их, знает, каким восторгом, какою задушевностью и теплотою отличаются произведения этих святых христианских писателей. Но не только они, даже гностические писатели, пользовались четвертым Евангелием и писали комментарии на писания Иоанна, таковы: гностик Валентин15, многие из учеников его16, Птоломей17, Феодот18, может быть Маркион19 и др. Многие из язычников взирали с удивлением на писания Ап. Иоанна, напр., Амелий, ученик Плотина20, и некто неизвестный из платонических философов, упоминаемый Блаж. Августином21, даже говорил, что начало Евангелия Иоанна надлежало бы начертать золотыми буквами и во всех храмах выставить на первом месте. Последующие поколения всегда с глубокою любовью читали его писания, многие лучшие христианские писатели и толковники при свете святоотеческих толкований пытались исчерпать глубокое море премудрости, какую сообщил миру Иоанн. Число комментариев, написанных за это время, далеко превосходит сотни. Священный образ этого великого Апостола всегда и всеми свято хранился. Церковные писатели слагали похвальные слова в честь св. Апостола Иоанна22. Гениальные христианские художники много времени посвящали на то, чтобы воспроизвести образ Иоанна23. Светские писатели заимствовали из его жизни и деятельности сюжеты для своих произведений24, издавна писали стихотворения об Иоанне25, многие философы и ученые увлекались посланиями этого Апостола.
С конца 18 столетия начинается совершенно новое и неожиданное отношение к Ап. Иоанну и его писаниям. Англичанин Эвансон в одном из своих сочинений26 стал доказывать, что четвертое Евангелие написано не Ап. Иоанном. Эвансон нашел себе горячих противников в лице Пристлея и Симпсона27. Эти споры скоро были перенесены и на германскую почву двумя учеными Эккерманом и Шмидтом28. С этих пор спор значительно оживляется и растет. За одним ученым немедленно выступает другой, одна смелая теория сменяется новой, еще более смелой. Писатели отрицательного направления находят себе постоянно многочисленных и серьезных оппонентов. Насколько был оживлен этот спор, можно видеть из следующего. С 1792 года по 1874 было написано по вопросу об Ап. Иоанне и его писаниях более трех сот объемистых сочинений и различных брошюр. Более двух сот талантливых писателей и критиков посвятили не один год своей жизни на изучение этого вопроса29. Вот более из выдающихся писателей отрицательного направления: Фогель30, Горст31, Клодиус32. Валленштедт33, Аммон34, Бретшнейдер35, Штраус36, Лютцельбергер37, Швеглер38, Бруно-Бауер39, Вейссе40, Швейцер41, Шенкель42, Христиан Баур43, Целлер44, Гильгенфельд45, Вейцзэккер46, Шольтен47, Кейм48, Виттихен49, Гольцман50 и многие другие. Число больших и небольших сочинений, незначительных заметок, рецензий, брошюр так велико, что даже беглое описание их составило бы довольно значительный том. Мы не будем вдаваться в подробности: это не наша задача. Да и излишни все они. Как бы далеко ни расходились между собою многие ученые во взглядах на тот или другой вопрос, между ними есть одна общая черта, – это отрицательное отношение к писаниям Ап. Иоанна. Если одни отрицают не только подлинность писаний Ап. Иоанна, но и даже почти его существование, то другие отрицают подлинность евангелия, а третьи, наоборот, подлинность Апокалипсиса; четвертые стараются доказать подлинность этих писаний, но доказывают совершенно обратное. Одни говорят, что Ап. Иоанн был в Малой Азии, другие утверждают, что он там никогда не был. Насколько разноречивы, странны и противоречивы мнения писателей отрицательной школы, это видно из следующего. Кажется, трудно найти двоих-троих писателей, которые были бы во всем согласны между собою. Для примера мы остановим наше внимание на мнениях писателей относительно того, кто написал четвертое Евангелие. Эккерман утверждал, что писателем четвертого Евангелия был неизвестный по имени, друг Ап. Иоанна, составивший свое Евангелие на основании письменных заметок последнего. Фогель доказывал, что писателем его был один из иудействующих, приверженец Ап. Петра, тоже неизвестный по имени. По мнению Горста, сочинителем Евангелия был александрийский гностик, а по мнению Клодиуса, христианин из иудеев с гностическим направлением. Штраус признал Евангелие результатом творчества и фантазии первохристиан, работавшей под влиянием священных ветхозаветных книг и мессианских надежд, Бруно-Бауер тенденциозно-поэтическим и худо составленным произведением. Христиан Бауер утверждает, что писатель его был христианский гностик, а по мнению Лютцельбергера, им был самарянин. Еще больше непримиримого противоречия мы встретим в произведениях указанных писателей, если сравним их мнения относительно времени написания четвертого Евангелия. Так, по мнению Лютцельбергера, оно написано около 130 – 135 года, по мнению Баура, около 160 г., по мнению Гильгенфельда, не далее 135 года; по мнению Кейма, между 100 –117 годами и по мнению того же Кейма, изложенному в новом издании его сочинения, четвертое Евангелие было написано в 130 году51. Фолькмар относит его написание к 155 г. Еще более разногласия у ученых по вопросу о том, каких еретиков имеет в виду писатель четвертого Евангелия. Не говорим уже об их разногласии по вопросу о годе и месте смерти Апостола. Мы не будем сравнивать мнения этих писателей по различным другим вопросам. Такое разительное противоречие их – самое красноречивое доказательство того, как малоосновательны и научны все те гипотезы и взгляды, которые проповедовались и еще проповедуются современными учеными. Ведь истина одна, она никогда не исповедуется так различно. Ни одна школа не может существовать тогда, когда один её представитель разрушает то, что сделал другой. Такое направление само по себе носит оружие против себя.
Указанное нами выше значение писаний Ап. Иоанна с одной стороны, а с другой, – отрицательное отношение к ним многих ученых определяют и причину появления нашего труда и характер его. Мы решили описать год за годом всю жизнь Апостола с первых годов и до последнего. Для этого мы заботливо старались собрать все, что сохранили до настоящего времени о жизни и деятельности Ап. Иоанна писатели различных времен и народов, воспроизвести до мельчайших подробностей ту среду и обстановку, среди которой родился, рос и воспитывался Иоанн. Этим, с одной стороны, мы хотели удовлетворить чувство любознательности христианина, для которого дорога и священна каждая страница жизнеописания великого Апостола. Западная литература давно очень богата подобными произведениями52. Некоторые из них уже выдержали не одно издание53. У нас же еще не было ни одного такого произведения54. С другой стороны, мы старались посильно разрешить многие из недоумений относительно Ап. Иоанна и его писаний, какие мы встречаем в отрицательной литературе. Но нашему мнению, достаточно правдиво нарисовать образ Иоанна, чтобы сами собою рушились все бесчисленные и спутанные теории и гипотезы, как современных ученых, так и давно умерших. Ведь большая часть их обязана своим происхождением только простому непониманию этой великой личности. И действительно, если мы будем смотреть на человека с иной точки зрения, чем с какой следует, тогда мы никогда не поймем его. Нам кажется, что отрицательная критика находится именно в этом самом положении. Напр., одна из существующих, а может быть, и коренная ошибка всех ученых заключается в их неправильном взгляде на писания Ап. Иоанна, как на такие произведения, которые могут быть написаны только философом, а не простым галилеянином. Вот то ложное основание, на котором выросло это блестящее и величественное совне, а в действительности основанное на песке, здание. Достаточно только опровергнуть его, чтобы сразу рушилось все оно. Наконец, далеко не считая свою работу совершенною, вследствие чего по справедливости и назвали ее только опытом полного жизнеописания Ап. Иоанна, мы имели в виду положить начало подобного рода литературе и, хотя только несколько, облегчить труд будущих более совершенных и искусных ученых богословов. Благодаря такой задаче наше исследование располагается по следующему плану.
Предисловие, в котором говорится о важности, и значении предлагаемого труда.
В первой главе описывается та среда и та обстановка, среди которой родился, жил и воспитывался Иоанн. Среда всегда оказывает известную долю влияния на человека. Нередко самые глубокие и скрытые основания наших святых настроений, дум и чувств объясняются исключительно средой. И сама по себе она представляет немалый интерес для христианина.
Во II-й главе идет речь о родителях Иоанна, их влиянии на него, о воспитании и образовании Иоанна, влиянии на него напряженных ожиданий народом Мессии, всего склада и строя жизни Евреев, о пребывании Иоанна в школе Крестителя, о влиянии на него его проповеди, о первой встрече со Спасителем и первом призвании.
В III-й главе описывается окончательное призвание Иоанна в число учеников Спасителя, влияние на него проповеди Господа Иисуса Христа. Далее дается характеристика Иоанна, на основании которой раскрывается отношение Иоанна к Спасителю и Спасителя к Иоанну. Эта характеристика дает самый простой и естественный ответ почти на все возражения отрицательной критики относительно подлинности четвертого Евангелия.
В IV-й главе изображается жизнь Ап. Иоанна в Палестине после вознесения Спасителя, а именно: благовестническая деятельность его, отношение его к христианам из иудеев и из язычников, постепенное развитие, его попечение о Богоматери. Потом разрешается вопрос о том, проповедовал ли он в Парфии и о том, когда, по каким причинам и каким путем он удалился из Палестины в Малую Азию. Здесь же отчасти мы касаемся важного вопроса о пребывании Ап. Иоанна в Малой Азии.
В V-й главе описывается религиозно-нравственное состояние людей, среди которых благовествовал св. Апостол в Малой Азии, определяются главные односторонние направления философствующей и иудействующей мысли, круг деятельности Апостола. Далее восстанавливается его благовестническая деятельность в Ефесе и Малой Азии, излагается сущность его проповеди и последствия её.
В VI-й главе описываются враги Иоанна, причины воздвигнутого ими на него гонения, вызов его в Рим на суд к императору, пытки, ссылка на остров Патмос, благовестническая деятельность его на Патмосе, написание Апокалипсиса, возвращение его в Ефес наконец разрешается вопрос о времени его пребывания на Патмосе.
В VII-й главе идет речь о возвращении Ап. Иоанна в Ефес, радушной встрече его Ефесянами, последних днях жизни Апостола, об учениках Иоанна, о написании им Евангелия и трех посланий. Далее, обследуется вопрос о годе и образе смерти Иоанна, месте его погребения.
В VIII-й главе излагаются многочисленные легенды о его смерти и посмертной судьбе, приводятся доказательства неотразимо-мощного влияния его писаний на литературу всего второго века и последующих веков.
Вначале каждой написанной нами главы предпослан самый подробный конспект.
Все источники и пособия, какими пользовался автор при написании своего труда, сами собою распадаются на следующие четыре большие группы. А) Главнейшим и первостепенным источником автор всегда считал Св. Писание Ветхого и Нового Завета. Конечно, самая наша работа требовала от нас того, чтобы мы обращали наше внимание преимущественно на некоторые священные книги, или отделы, иногда даже стихи. Но мы пользовались всею Библиею. К её помощи мы обращались не только при решении главных, основных и существенных вопросов нашего исследования, но и второстепенных и третьестепенных. Мы не брали почти ни одного свидетельства, как у писателей христианских, так и языческих, не сопоставив его с тем или другим местом Св. Писания. В) Вторым богатым источником служили для нас писания мужей апостольских и святоотеческие творения. Им нельзя не доверять: ведь это – или произведения; написанные великими гениальными христианскими писателями, глубокому уму которых удивлялись даже язычники и произведения которых не утратили своего значения до настоящего времени, или такими писателями, которые были непосредственными учениками Ап. Иоанна, его слушателями, или, наконец, такими, которые записали предания об Иоанне, собранные ими вскоре после его смерти на месте его жизни и деятельности. Г) Третьим источником нам служили археологические, исторические произведения иудейских и языческих писателей, современников и не современников Ап. Иоанна, комментарии и исагогические труды ученых различных веков, стран и народов. Мы старались по возможности собрать все, что добыто наукой по тому или другому вопросу. Д) Наконец, на помощь себе мы привлекаем новый богатый, еще почти совершенно нетронутый источник сведений об Ап. Иоанне – апокрифическую литературу. Правда, в ней с большим трудом можно отделить зерно от исторической правды, от вековых наслоений и благочестивой фантазии составителей их, но все-таки труд не бесплоден, хотя и немного, но вознаграждается. Итак, вот те источники, из которых мы черпали многие свои сведения и на основании которых пытались восстановить и воссоздать величественный образ св. Апостола Иоанна.


3Изображение Евангелистов. Христиан. Чтен. 1854, Том I, стр. 372–388.
4 S. Augustini. Tractat. XXXVI, § 5 in Iohan. Evangel. Tom. IV, p. 724 (Edit, monach. ordinis S. Benedicti. 1797).
5 S. Ambrosii. Comment, in Luc. Prolog., § 3. Tom. IV, p, 10. (Edit. mon. ord. S. Ben.).
6Иезек. I:1 сл. 10 сл. X, 14.
7 S. Gregorii. Opera omnia T. I, p. 1039. p. 1200 (Edit. mon. ord. S. Ben).
8 Corderius. Cat. Patrum Graecorum in S. Ioannem. Antwerp. 1630. Cramer. Cat. in Evangelia 2 tom. Oxonii. 1840.
10Иоан. III:6; XIV, 16; XV, 1; XVII, 21, 22 и др.
11 Св. Иоанн Златоуст. Бес. на Деян. Апост. Ч. I, стр. 83.
12 Св. Иоанн Златоуст. Бес. на Еванг. Иоан. Т. I, стр. 5–7; 17–18; 22 и друг.
15 Iren. Advers. haeres. III, 3, 4 cf. Euseb. Hist. Eceles. Lib. IV, cap. 11.
16 Iren, Advers. haeres. 1 praefat., p. 3. Cf. III, 16. 7.
17 Epiphan. Haer. XXIII, 3 sqq.
18 Clemens Alex. Opp. § 13. 17. 19. 41. 65 (Edit. Potter.).
19 Pseudoorig. Dial, de recta fide cf. Hieron. Comment, in Epist. ad Galat. I, 1.
20 Euseb Praeparat. Evang. Lib IX, cap 18, 19 и др.
21S. Augustin. De civitate Dei. Lib. X, cap. 29.
22Eusebii Episc. Gallicani. In nativ tate S. Ioannis Evangelistae. t. VI p. 697 sq. (Max. Bibl. vet. patr.). Nicethae Paflagon Orat. IV in laudem Sancti ac celebrissimi Apostoli Evangelistae Ioannis Theologi, t. XXVII, p. 394 sq. (Max Bibl. vet. patr) и мн. др.
23Рафаэль, Доминичино и др.
24 Лессинг. Testament des Ioannes; Гердерг: Dergerettete jungling.
25Текст одного стихотворения писателя V в. из Никополиса в Египте приводит Шегг (Einl. in d Εv. Ion. S. 49); другого-Баггезен (D apostel Ioannes s. Leb. n. S. Schriften SS. 67).
26 Eicanson. Edw, the dissonance of the four generally received evangelistn asd the evidence of their respective authenticity examined.
27 Pristley, letters to an young man.–Simpson, an essay on the authenticity of the new testament designed as an answer to Ewansons dissonans
28 Ekkermann. Theolog. Beitr, Bd. V. st. 2, S. 156 ff.–Schmidt. Biblioth. fur kritik und exegese II, 1.
29Литературу предмета за указанные годы см. у Luthard’a, Der Johanneische Ursprung des vierten Evangeliums. Leipzig 1871, ss, 6–19.
30Der Evangelist Iohannes und seine Ausleger vor dem jungsteu fericht 1801–1804.
31Lässt sich die Aechtcheit des Ioh. Evang. aus hinlänglichen Gründen bezweifeln?
32Uransichten Christenthums, nebst Untersuch, üb. enige Bücher N. T. 1808.
33Philound Iohannes. 1812.
34Progr. quo docetur Ioannem evangelii avtorem ab editore hujus libri fuisse diversum. 1811.
35Probabilii de Evangel et epistol Ioannis Apostoli indole et origine. 820.
36Das Leben Jesu Christi. 1835.
37Die Kirchl. Trad. üb. d. Ap. Ioh. u. s. Schriften in ihrer Gruudlosigk. 1840.
38D. Montanism. ss. 183–221. 1841.
39Kritik d. evang. Geschich, d. Synopt. u. d Joh. an, 1842.
40Die Evang. Gesch. kritisch d. philos bearbeitet В. II. 1838.
41D Evang. Iohan. nach. s. innern Werth untesucht.
42Studien и kritik. 1840.
43Ub die Compos, u. d. Char. d. Evang. Ioh. 1844 и др. соч.
44Die äusseren Zeugnisse üb d. Dasein u. d. Ursprung, d. 4 Evang. Theolog. Jahrbuch. 1845, 55. 549–596.
45D. Evang. u. Briefe Joh. nach, ihrem Lehrbedr. darstellt. 1849.
46Uber d. loh. Logoslehre. Iahrb. f. d. Theol 1862.
47D. Evang. nach Ioh. krit hist. Unters. 1867.
48Geschichte Jesu von Nazara. 1867.
49D. geschicht. Char. d. Ev. Iohan. in Verbind, mit der Frage nach s Ursprung. 1869.
50Barnabas u. Joh. Zeitschr. f. Wiss. Theol. 3. S. 336–351. Kritik der Eph. u. Kol. Briefe S. 314. 324.
51Gesch. Iesu nach d. Ergebnissen heutig. Wisenschaft für weitere kreise III. Ausg. 1873
52 M. Magdonald. The Life and Writings of St John XXXVI†XlV†436. New-York 1877 и мн. др.
53 Baunard. L’Aporte Saint Jean Quatrième édition. Paris. 1883 и др.
54Мы не имеем в виду в данном случае небольших брошюр об Ап. Иоанне.

Глава 1

Помощь в распознавании текстов