Азбука верыПравославная библиотекаБиблия с комментариямиСв. апостол и евангелист Иоанн Богослов, его жизнь и благовестнические труды
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


архиепископ Евдоким (Мещерский)
Св. апостол и евангелист Иоанн Богослов, его жизнь и благовестнические труды

Оглавление Глава 1 Глава 2

Глава I. Родина св. Ап. Иоанна

Родина Иоанна — Галилея. — Богатство, разнообразие и красота её природы. — Геннисаретское озеро. — Обилие городов. — Народонаселение Галилеи. — Влияние греко-римской культуры. — День в Галилее — Знаменательные исторические места Галилеи. — Характеристика Галилеянина. — Страна, богатая в прошлом великими людьми. — Вифсаида родной город Иоанна.

   Родиной св. Ап. Иоанна была Галилея. Так назывался один из четырех округов, на которые разделялась Палестина еще до времени пришествия Спасителя на землю55. Это — дорогая страна для каждого христианина, благодаря тем великим событиям, какие некогда совершились в ней. Здесь прошло все время святого детства Того, Который пришел спасти грешное человечество56. Здесь в безмятежной тиши, сокрытый от взоров людей, жаждавших видеть своего Избавителя, Христос „преуспевал в премудрости и возрасте, и в любви у Бога и человеков“57. Отсюда, будучи 12-летним Отроком, вместе со своими родителями, Он ходил в Иерусалим на праздник Пасхи58. Здесь Он прожил до самого выступления на открытое служение делу спасения людей. Галилея была главным и любимым местом Его жительства и общественного служения. Сколько здесь было произнесено возвышенных бесед, сколько совершено чудес! По слову Спасителя, слепые прозревали, хромые ходили, больные исцелялись, злые духи оставляли людей, прекращалось волнение моря. Какие громадные толпы народа слушали Спасителя, оставляя свои дома и забывая даже о пище! В Галилее и из Галилеян избрал Он своих Апостолов. Отсюда ходил с ними в Иерусалим на праздник. Сюда возвратились Апостолы после воскресения Спасителя59. Здесь Он не раз являлся им по Своем воскресении60, продолжая говорить им о Царствии Божием61.
   Эта святая земля занимала северную часть Палестины и находилась на западной стороне Иордана62. От Иерусалима, сердца всех иудеев, она отделялась Самарией. Если галилейский паломник шел в священный город через Самарию, то ему нужно было для этого не более трех дней, или от 30 до 40 часов пути63. Это была довольно большая область. Она занимала площадь во сто квадратных миль и равнялась третьей части св. земли, находящейся по сию сторону Иордана64. На запад Галилея простиралась до Кармила, Птолемаиды и Финикии; на север до Сирии; на востоке граничила с Иорданом, Геннисаретским озером и за-иорданскими землями: на юге с Самарией, Скифополом и Гадаринской землей65. По богатству и разнообразию растительности, а также по преобладающему населению Галилея разделялась на верхнюю и нижнюю. Первая занимала местность, лежавшую выше Капернаума, и называлась „Галилеей языков“66, а вторая — местность, находившуюся ниже Капернаума67. Почти 19 веков пронеслось над этой землей. Много великих и дорогих памятников уничтожило время, во многих отношениях до неузнаваемости изменило оно эту страну. Там, где прежде были громадные, цветущие города, теперь одни жалкие развалины. Где жили сотни богатых и зажиточных людей, теперь бедные поселки с бедными поселянами. Но время не изгладило слова: Галилея. Еще и теперь многие местности называются этим именем, напр., по-арабски Канаель Дшалиль (Kana el Dschalil)68. В настоящее время природа Галилеи гораздо беднее, чем какой она была раньше69, но и теперь она гораздо богаче, роскошнее и разнообразнее природы Иудеи. А во время жизни Ап. Иоанна Галилея была несравнима в этом отношении с Иудеей. Паломник, перешедший границы Иудеи, Самарии и вступивший в пределы Галилеи, сразу замечал и чувствовал, что он находится в какой-то новой стране, совершенно отличной от других стран. Да и нельзя было не заметить того. Угрюма природа Иудеи, печален вид её окрестностей. Дикие обнаженные горы, голые скалы. Всюду поразительная монотонность: горы сменяются равнинами, равнины горами. Глаз не встречает здесь роскошной растительности. Кругом выжженные безводные долины и скалы с непроходимыми пропастями. Всюду плохие дороги. Путешественнику с большим трудом приходится взбираться на высокие горы по узким, каменистым, раскаленным от солнца дорожкам. Чтобы не упасть, он должен хвататься за колючий кактус. Еще труднее спускаться с горы. Паломник, томимый страшною жаждою, часто здесь не находит ни одной капли воды. Вместо отдыха под тенью ветвистого дерева, ему приходится скрываться от солнечного зноя под сводом скал. Кругом безмолвие и какая-то торжественная тишина, как будто все вымерло. Такая природа могла быть по душе только суровому отшельнику. Здесь только мог воспитываться Иоанн Креститель, питаясь диким медом и акридами, одетый во власяницу. Здесь все располагало человека к самоуглублению и созерцанию. А это мертвое море с его страшной прошедшей историей и вековым проклятием Божиим, с пустынными дикими берегами!70 Тяжелые мысли навевало оно на всякого. Да и настоящее его положение не вселяло в душу ничего отрадного. В нем не могло жить ни одно живое существо; рыба, забегавшая сюда из Иордана, немедленно задыхалась. Оно мертво и в своих недрах. В них нет ничего похожего на живое существо; даже раковин никаких не живет в нем. Из воды и сейчас еще поднимаются смрадные испарения71. На берегах не видно никакого растения, никакой водяной птицы не летает здесь, Жить около этого озера нельзя. Вода в нем совершенно горькая. Во многих местах она извергает громадные черные глыбы клею или смолы, которые плавают по этому озеру. Благодаря своей клейкости, они пристают к судам так, что только с большим трудом их можно оторвать. Каждый день три раза оно изменяет свою поверхность. Лучи солнца отсвечивают от него совершенно различно. Народное предание утверждает, что здесь можно было видеть тень и образ пяти городов, на которые некогда был излит гнев Божий72. Не то представляла собою природа Галилеи. Входя в её пределы, всякий думал, что он входил в какой-то чудный, роскошный, богатый „Божий сад“. Глубокие долины, высокие горы, холмы, горные площадки, — все зеленело и цвело. Всюду он видел большие рощи с самыми дорогими родами деревьев, которые источали драгоценную смолу и распространяли в воздухе ароматический запах. Остатки этих лесов сохранились и до настоящего времени. В теплых долинах в изобилии встречал он смоквы, маслины, финики, померанцы, лимоны, виноград самых лучших сортов. Ему постоянно попадались фруктовые сады с самыми превосходными плодами. Всюду он видел зеленеющие нивы, обещающие домохозяину богатейший урожай. А каким роскошным, до поразительности разнообразным цветным ковром выглядели многие долины Галилеи и особенно „большая равнина“ ( τό πεδίον μἐγα) Эздрилонская73. Тысячи всевозможных благоухающих цветов росли на них. Даже небесный Учитель указывал народу на эти красивые равнины74. Здесь взор паломника поражался замечательным разнообразием. Превосходные рощи дорогих деревьев чередовались с богатейшими зеленеющими нивами, роскошными кустарниками, лугами, пестревшими всевозможными цветами. Здесь паломник дышал благорастворенным, чистым, мягким приятным воздухом. Обширные навесы фиговых и гранатовых деревьев служили прекрасным местом отдыха для усталого путника. Здесь он не нуждался в воде, как в Иудее: почти постоянно ему встречаются, то горной поток с кристально чистою, освежающею водой, то река, то озеро, то хорошая цистерна. Реки: Леонтес, Айин, Белус, Киссон несли свои воды в Средиземное море, Сарон, Жалюд и другие в Иордан. Геннисаретское озеро представляло собою громадный резервуар чистой, прохладной, здоровой воды, весьма приятной на вкус. Роскошная природа Галилеи не подавляла путника, как природа Иудеи. Словом, это действительно был роскошный „Божий сад“, страна текущая молоком и медом75. Одна только северная её часть представляла исключение: она была несколько болотиста, со множеством ущелий и пещер. Так же описывали природу Галилеи и древние писатели Полибий, Тацит, Аммиан Марцелин, Плиний и другие76.
   Но на всем этом пространстве выделялись некоторые места, которые особенно поражали всякого своею красотою. Это нужно сказать о Геннисаретском озере с его живописными берегами. Это то самое озеро, на берегах которого протекли многие годы жизни Иоанна. Здесь он постепенно рос и развивался. Здесь он жил со своими глубокими думами и чувствами. Здесь он был призван Спасителем в число учеников. Здесь он был очевидцем многих чудес и дивных бесед Спасителя. Здесь он видел, как по волнам этого озера шел раз Спаситель, будто по земле, как с рыбачьей лодки Петра Он учил народ, как на этом озере утишил бурю, устрашившую его учеников77. Это большое озеро с его чудными берегами по справедливости может быть названо самым лучшим местом из всей Галилеи. Никуда так не стремились люди, как к берегам этого озера. Нигде не было столько оживления, как здесь. Даже свое название „Геннисаретское озеро“ оно получило отчасти от красоты природы и окружающих его местностей78. Геннисаретское озеро представляет собою большой овальный резервуар воды, помещенный в желтых известковых и базальтовых горах. Оно было 19 — 20 верст в длину и 11 — 12 в. в ширину. Нужно шесть часов времени, чтобы проехать от места впадения Иордана и до места его выхода, и три, чтобы переправиться с одного берега на другой79. Эта спокойная величественная синяя поверхность вод покоится глубоко погруженная между горами. Её поверхность более чем на 100 футов ниже поверхности Средиземного моря. Замечательна та рамка, в которую как бы вставлено это озеро. Западный берег его достигает почти 2000 футов высоты. Он состоит из гор совершенно обнаженных, изрытых глубокими пропастями. Громадные базальтовые скалы величественно свешиваются над водой, отражаясь в ней со всеми своими причудливыми очертаниями. То там, то здесь горы почти перпендикулярно высоко и мощно поднимаются из воды, образуя собою громадную стену. Весь этот берег однообразен и печален. Всюду на нем царила торжественная тишина, не развлекающая человека. Это было прекрасное место для уединения, молитвы и созерцаний. Вот отчасти почему Спаситель не раз удалялся в эту область, когда нужно было сосредоточиться и помолиться80. Западный берег менее высок, чем восточный. Благодаря большому углублению, в котором находится это озеро, воздух здесь почти тропический. Это чувствует почти каждый путешественник, спускающийся с высоких равнин Галилеи. Теплый воздух, обилие влаги, хорошая почва сделали то, что здесь растительность представляла собою тропический характер. Глаз путешественника не встречает здесь обожженных скал. На Геннисаретской равнине и по склонам гор произрастали все плоды Палестины: лучший виноград, финики, гранаты, смоквы, даже бананы. Тучная земля этой равнины родила превосходный маис и пшеницу. Благодаря особенному плодородию земли не только здесь, но и всюду не оставалось ни одного клочка необработанного. Богатства природы и не весьма трудолюбивого привлекали к труду81. Богатые леса, роскошные кустарники сменялись постоянно великолепными лугами. Воздух теплый, мягкий, напоенный ароматическим запахом от благородных смолистых деревьев, цветущих лавров, кустарников и от множества разнообразных цветов. В горах протекал не один ручей с холодной водой. Геннисаретская долина орошалась целым рядом обильных потоков со смежной покатости. Из них особенно был замечателен Кафарнаум. Окруженный богатыми кустарниками, он разделяется на многие рукава и орошает долины, лежащие внизу. В его кристалловидных водах кишит великое множество рыбы82. Вот как описывает этот берег Иосиф Флавий. По причине роскошного плодородия здесь процветает всякая растительность, и все возделано наилучшим образом. Орешник, любящий прохладу, растет в несметном количестве наряду с пальмами, растущими только в горячем климате, рядом с фиговыми и масличными деревьями, которые требуют более умеренной температуры. Здесь природа как бы соревнует, чтобы на одном пункте соединить противоположности, здесь как будто происходит прекрасная борьба времен года, из которых каждое силится присвоить себе страна. Почва производит различные сорты плодов не только однажды в год, но в различные времена. Царские плоды: виноград и смокву она доставляет в продолжение десяти месяцев, между тем как остальные зреют подле них целый год83. Евангелие почти теми же словами описывает эту страну. Вот склоны с виноградниками, которые хозяин обнес оградою. Вот пастбища, на которых пастырь оставляет девяносто девять овец, чтобы искать в горах одну заблудшую. На холмах, освещенных солнцем, зреет виноград, из которого хозяин сделает новое, молодое, сильное вино. Вот сады, в которых росла смоковница, три года не приносившая садовнику плодов, в которых горчичное зерно выросло в большое дерево, так что птицы небесные могли укрываться в его ветвях. Вот богатые нивы. Одно зерно приносит тридцать, другое шестьдесят, третье сто. С них собирают так много, что житницы не вмещают всего хлеба. Вот долины, на которых обильно растут лилии. Природа, щедро вознаграждая труды человека, не оставляя без пищи и каждую птичку, давала им больше, чем все хранилища и житницы богачей84. Насколько западный берег Геннисаретского озера был богат растительностью, настолько самое озеро изобиловало рыбою. Здесь были очень дорогие и редкие породы рыб. Многие из этих пород сходны с породами, водящимися в Ниле (Silurus Scheilan или Clarias, Mugil cephalus, Sparus Halileus); и по новейшим исследованиям здесь находятся особенно замечательные породы рыб (Clarias Marachanthus-Günther, Chromis Nilotica). Еще по настоящее время оно изобилует рыбою. Нередко от большего числа плавающей рыбы вода на большом пространстве принимает вид, какой она имеет во время самого сильного дождя85. Итак, здесь земля и вода щедро вознаграждали труд человека. Отсюда становится понятной гордость раввинов относительно этой части Галилеи. „Господь сказал, говорят они, семь морей создал Я в земле Ханаанской, но только одно избранное Мое — море Геннисаретское“86. Восхитительная картина открывалась пред взором галилеянина, когда он смотрел с западного берега на озеро и его окрестности. Вот спокойная синяя масса воды, вставленная в рамку гор. В тихий солнечный день оно представлялось большою зеркальною поверхностью, залитою морем света. Величаво было оно и во время ночи, когда луна лила ровный, мягкий, серебристый свет на эту спокойную поверхность. Но не всегда оно было таким. Иногда на нем поднимались грозные бури, и это озеро совершенно изменяло свой вид; от одного берега до другого по нему катились громадные волны. Тогда оно было опасно для тех, кого застигала эта буря в море: Ап. Иоанн и другие его собратья Апостолы раз здесь едва не погибли87. Если галилеянин отрывал свой взор от озера с его живописными берегами и обращал внимание на окрестные местности, то и здесь развертывались перед ним не менее чудные виды. На юге он видел вершину священного Фавора, на юго-западе вершину Кармила. Обе горы были сплошь покрыты большими рощами разнообразных деревьев. Здесь глаз не видел ничего, кроме нежной зелени. Это были как бы какие гигантские сооружения из одной зелени. Взор, утомленный прелестью почти тропической природы, там вдали на севере видел новую природу, на которой он мог отдохнуть. Вот снежная вершина Эрмона, который высоко поднимается к небу. Издали она представляется белым шатром, раскинутым на огромном пространстве. Солнце проливает на нее море света. Солнечные лучи, преломляясь во льду, заставляют гореть ее разноцветными алмазными огнями, и делают из неё как бы какой гигантской величины алмаз. Таково было Геннисаретское озеро с его живописными берегами88.
   Во время жизни Ап. Иоанна Галилея была очень заселенная страна. Богатства природы, привлекшие сюда издавна человека, удерживали здесь людей и постоянно привлекали сюда новых жителей. Благодаря этому, в Галилее не было ни одного места, которое не было бы густо заселено и обработано; куда бы не направлялся путешественник, он всюду здесь встречал большие селения, поселки, города, хорошо возделанные нивы, богатые виноградники. Если он смотрел на Галилею с высокой горы, то она вся казалась покрытою городами, селениями, небольшими поселками. Иосиф Флавий говорит, что в его время в Галилее было не менее 204 городов и селений и 15 хорошо укрепленных мест; города и села находились на самом небольшом расстоянии друг от друга89. По словам этого историка, и самое малое село имеет не менее 15 тысяч жителей; следовательно, все население Галилеи должно было тогда простираться до 3 миллионов человек90. Во время войны с Римлянами из населения Галилеи составляется войско более, чем в 100000 человек91. Евангелие постоянно говорит о громадных толпах народа, которые ходили за Спасителем в Галилее92. Особенно было густо население по берегам Геннисаретского озера. Здесь некогда находилось несколько самых цветущих городов. Недалеко от того места, где Иордан вытекает из озера, на западном его берегу, находился город Тарихея. В нем было более 30000 жителей93. Еще немного севернее, в 30 стадиях, часа на два пути от Тарихеи, находился другой город Тивериада, расположенный в прекрасной местности, вблизи замечательных целебных источников, которые существуют и теперь94. Это был один из самых больших городов Галилеи95. Еще и до настоящего времени это один из населенных её городов: в нем насчитывается от 2 до 3 тысяч человек96. О нем не раз упоминается в Евангелии97. Еще немного севернее Тивериады, на расстоянии одного часа пути, находился третий городок Магдала или Далмануфа. Из этого города происходила Мария Магдалина. Это был богатый, известный город; он находился в 20 минутах пути от моря98. Недалеко от Магдалы — еще новый цветущий город Капернаум. Он находился на северо-западном берегу Геннисаретского озера. Здесь жили многие богатые сборщики пошлин, сотник, начальник военного гарнизона и множество граждан; в Капернауме была также большая синагога. В Евангелии Капернаум представляется городом вознесшимся до неба: ясное свидетельство о его богатстве и красоте99. Недалеко от Капернаума, на северо-западном же берегу Геннисаретского озера, находился довольно значительный город Вифсаида100. Из городов, более или менее удаленных от озера, особенно замечателен Сепфорис, самый главный город всей Галилеи; в нем было от 30 до 40 тысяч жителей101. По всем направлениям от Сепфориса тянулись известные города: Назарет, Кана, Наин, Аэндор, Ездрилон, Иотапата, Гискала, Хорадин, Гавара, Кедес и многие другие. Даже некоторые села были так многолюдны и укреплены, что напоминали собою города. Многочисленные развалины, которые путешественник встречает и теперь в Галилее, достаточно ясно свидетельствуют о прошедшем цветущем состоянии этой прекрасной страны102.
   Когда здесь жил Иоанн, коренными жителями этих цветущих городов, богатых селений и небольших местечек были иудеи. Но рядом с ними очень много жило и не иудеев. Особенно многочислен был не иудейский элемент в северной части Галилеи. Вот почему в Ветхом и Новом завете она называется „Галилеею языков“103. В Галилее можно было встретить в большом числе Греков, Римлян, Финикиян, Сирийцев, Арабов104. В некоторых городах иноземцы составляли большую часть жителей. В Тивериаде, построенной Иродом Антипою в честь императора Тиверия, жили по преимуществу греки и другие язычники105. Немало жило их в Сепфорисе, Уавулоне, Тарихее106. В Скифополе иудеи составляли меньшую часть населения и не раз подвергались преследованиям со стороны язычников107. Многих влекли сюда преимущественно торговые интересы. Галилея всегда вела большую торговлю со всеми окружающими ее народами. Особенно содействовала притоку язычников в Галилею и смешению их здесь с иудеями большая торговая дорога, так называемая via maris. Она соединяла Дамаск с Птолемаидой и Средиземным морем, захватывала значительную часть Галилеи и известный город Капернаум108. Это была оживленная дорога; по ней постоянно тянулись большие караваны. В Капернаум постоянно прибывали пестрые толпы азиатских купцов. Жизнь сама втягивала Галилеян в сношения со своими соседями; один продавал им свои товары, преимущественно масло, зерновой хлеб и некоторые другие продукты страны. Большие караваны их из Капернаума, Сепфориса, Гискалы отправлялись в различные места109. Другой был проводником купеческих караванов, третий упаковщиком, четвертый поденщиком и т. д. Близость к Галилее других городов, населенных преимущественно язычниками, греками, римлянами и другими народами еще более усиливали этот приток иностранцев. Сюда спешили из Десятиградия, Кесарии, Севастии, Птолемаиды, Тира, Сидона, и многих других городов. Эти тесные отношения были причиною того, что события Галилеи всегда быстро доносились до Тира и Сидона и привлекали сюда жителей этих городов в громадном количестве110. Большое число иностранцев было вызвано сюда при постройке новых городов (Тивериада, Газа), новых зданий в различных городах (Сепфорис). Они служили здесь в качестве архитекторов, художников, техников. В Галилее должны были постоянно находиться чужеземные войска для поддержания порядка и предотвращения восстаний.
   Постоянная тесная связь Галилеи с язычниками в течение нескольких столетий не могла пройти бесследно для первых. Язычники необходимо должны были положить отпечаток на внешнее и внутреннее устройство Галилеи. И действительно, много следов влияния этой культуры можно было наблюдать во всей Палестине. Были города, которые совершенно напоминали собою города Греции и Рима: так мало они имели общего с городами чисто иудейскими. В Тивериаде мы встречаем театр, царский дворец с прекрасными статуями и картинами, украшенный вещами из дорогой бронзы и языческими орнаментами, много прекрасных частных и общественных зданий с золочеными верхами, греческие колоннады, римские арки, амфитеатр111. Здесь большинство зданий построено в греческом стиле. Всюду встречаются греки. Городское управление организовано по образцу греческих городов. Город имеет совет ( βουλή) из 600 человек, во главе которых стоит начальник ( ἄρχων)112, дальше ипарх113, агораномос114. В городе господствовали греческие обычаи, всюду был слышен греческий язык. На монетах, которые чеканились здесь, было греческое надписание. ( Τιβέριας, Τιβεριέων Τιβεριεΐς, Κλαυδιεΐς)115. Когда Иосиф Флавий предложил Тивериадцам разрушить царский дворец и все здания, построенные в греческом стиле, то они долго не соглашались на это. Так была сильна у них любовь к этому новому стилю. Развалины древней Тивериады сохранились до настоящего времени: и сейчас еще можно видеть остатки стен, общественных зданий, колонн, которые разбросаны в различных местах116. Даже город Тарихея, сравнительно с Тивериадой незначительный город во многих отношениях, имел ипподром117. Жители Сепфориса находились в постоянном сношении с жителями Птолемаиды, которая блистала греческими и римскими постройками. По этим образцам были построены и многие здания Сепфориса и напоминали собою совершенно римские постройки. Ирод Антипа, построивший Тивериаду по образцу греческих городов, украсил и Сепфорис такими зданиями, что он стал украшением целой Галилеи ( πρόσχημα τοῦ Γαλιλαίου παντός). На монетах жители назывались по-гречески ( Σεπφωρηνοί)118. Город Завулон блистал зданиями замечательной красоты, которые были построены по образцу зданий богатых цветущих городов Тира и Сидона119. Рядом с этими постройками были постройки даже в финикийском и египетском стиле. Вообще, различные греческие и римские постройки встречались и в других городах Галилеи. Стадиумы, базилики, колоннады, портики, трибуны, и другие греко-римские постройки не были редкостью120. Влияние греко-римской культуры отразилось не только на архитектуре; оно было гораздо глубже и шире. Греко-римская культура оказала свое влияние на художество121 и музыку122. Денежная система была в большинстве случаев греко-римская. Уже во времена Маккавеев у Евреев были в употреблении греческие драхмы и таланты. Во времена Спасителя упоминаются мина и лепта123. Во время правления Палестиной Ирода и его сыновей также очень часто встречаются монеты с греческими надписаниями. Из римских монет в это время были в большом распространении динарий, кодрант и многие другие124. Много у Евреев было одежд и материй125, и домашних различных вещей126 чисто греческого и римского происхождения. У греков и римлян евреи заимствуют не только многие обычаи, но и многие слова, и притом такие, без которых им легко можно было обойтись, так как для обозначения этих понятий они имели свои слова127. Греческие и латинские собственные имена были в большом употреблении в Палестине, как в высших, так и низших классах общества. Во времена Маккавеев знатные первосвященники, дружелюбно относившиеся к грекам, назывались по-гречески; Уасон и Менелай; в Иродианское — Воэт и Феофил. Также многие из Асмонейских и Иродианских князей носили греческие имена; Александр, Аристовул, Антигон, Ирод, Архелай, Филипп, Антипа, Агриппа. Носили эти имена некоторые и из народа. Из них двое Андрей и Филипп были учениками Спасителя. Эти имена встречались даже среди книжников, раввинов, которые более строго относились к греческой культуре, чем кто-либо из их единоплеменников128. Постоянные встречи с греками и в Галилее, и в Иерусалиме, и в других городах Палестины имели своим последствием то, что многие говорили свободно по-гречески, другие многое понимали129. Вот почему Св. Иоанн Златоуст говорит в одном месте: „тогда и евреи говорили по-эллински“130. Во время войны с Титом иудеям было даже строго запрещено обучать своих детей греческому языку131.
   Какое оживление всюду царило в этой небольшой части Палестины! Здесь жизнь била ключем. Куда ни обращал взор свой путешественник, он видел людей, занятых каким-нибудь делом. По голубым водам Геннисаретского озера туда и сюда скользили сотни рыбачьих челноков. Одни рыбаки закидывали сети, отплыв на глубину; другие вымывали их, а третьи починивали. Здесь ловили рыбы более, чем нужно было для жителей Галилеи. Поэтому в некоторых местах, напр., в Тарихее, рыбу солили, запаковывали в бочки и рассылали по всей Палестине. Преимущественно ее отправляли в Иерусалим, Сепфорис и другие большие города132. Около двухсот с половиною рыбачьих лодок можно было видеть здесь в движении и около 1200 рыбаков. Кроме того, здесь были и другие суда, которые облегчали переправу жителей с одного берега на другой и служили для увеселительного плавания. Число судов на озере было так велико, что во время иудейской войны у города Тарихеи завязалось сражение между иудеями и римлянами. Почти 6500 человек было поглощено этими волнами во время жестокой битвы133. Если на светлых водах озера царило такое оживление, то еще больше его было на берегу озера и в других местах Галилеи. С самого раннего утра и до самой поздней ночи суетились здесь люди. Вот рано утром хозяин нанимает работников и посылает их в свой виноградник. Он выходит на торжище в третий час, около шестого, девятого, одиннадцатого; там еще стоят многие праздно, без всякой работы, никем не нанятые. Он нанимает и этих. В винограднике идет оживленная работа. Вечером работники возвращаются к хозяину и, получив все одинаковую плату, начинают роптать. Вот даже и сын хозяина работает в винограднике. Другой хозяин насаждает виноградник, обносит его оградою, строит в нем башню, выкапывает точило. Построив виноградник, поручает его виноградарям; посылает сюда за плодами. Бережливый, трудолюбивый виноградарь три года ухаживает за смоковницей, окапывает ее, обкладывает ее навозом в надежде, что она будет приносить ему плоды134. Там на поле один пашет землю, другой сеет: одно зерно упало при дороге, другое на каменистое место, третье в тернии, четвертое на добрую землю. Вот раб уже возвращается с поля. Там идет жатва, здесь убирают пшеницу в житницу135. В городах строят дома, благоразумные на камне, а неблагоразумные на песке. Там, собираются строить башню и вычисляют издержки на постройку её136. Вот богатый человек, у которого хороший урожай, рассуждает сам с собою: „что мне делать? некуда мне собрать плодов моих“. Он желает построить новые большие житницы вместо старых и туда хочет поместить свой урожай. Вот один купил землю и собирается смотреть ее; другой — пять пар волов и идет испытать их; третий празднует свою свадьбу. Вот безумный богач, который говорит душе своей: „покойся, ешь, пей, веселись“. И таких богачей было много в Галилее. Контрибуцию в 100 талантов Ирод собрал здесь скорее, чем где-нибудь во всей Палестине. Город Капернаум Спаситель называет вознесшимся до неба137. По улицам, переулкам, дорогам сидят нищие, увечные, хромые, слепые и дожидаются милостыни от проходящих людей. Добрый, сострадательный господин посылает своего слугу собрать всех нищих, убогих на ужин, и с ним приходит множество народа, так что за столом не остается ни одного свободного места. На улицах и площадях гуляют дети, они спорят между собою, кличут друг друга. Еще далеко не доходя до села, люди слышат пение и ликование. До самой ночи стучатся в запертые ворота. Вот пред мельницей лежит камень жерновный. Там видны раскрашенные памятники на могилах умерших. На лугах пасутся стада138. Вот пастух, потерявший одну овцу, оставляет девяносто девять в пустыне и идет отыскивать пропавшую. Нашедши, он берет ее на плечи свои с глубокою радостью. По большой торговой дороге проезжает богатый купец, который обменивает свой тяжелый товар на жемчуг. Там вдали тянутся большие караваны. Здесь постоянно встречались мытари. На этой торговой дороге находилась и мытница Матфея. Здесь находился гарнизон, начальник которого построил для евреев синагогу. В Тивериаде живут люди в шелковых одеяниях, которых называют „благодетелями“. В Галилее встречались и книжники, фарисеи, саддукеи139. Вот люди, наблюдающие погоду. Если над Галаадскими горами утром появлялся багровый свет, то книжники говорили: „сегодня будет ненастье, потому что небо багрово“. Вот Магдальский холм. Если солнце, скрываясь за ним, давало красноватый отблеск, раввин говорил: „будет вёдро“. Если облака шли от Тарихеи по направлению к горам Сафед, то обыкновенно говорили: „зной будет“140.
   Если родина Ап. Иоанна замечательна по оживлению и по своей богатой природе, то не менее она замечательна и по своей прошедшей истории. В Галилее почти не было ни одного местечка, с которым не была бы связана та или другая славная история. Если бы горы, холмы, долины и селения могли поведать предания старины глубокой, то они не малое могли бы рассказать. Но если молчит природа, то не молчат люди: такие события никогда не забываются. Эти памятники были предметом особенного, иногда религиозного почитания евреев. Они ходили сюда для поклонения. Несчастные приходили, чтобы здесь найти утешение. Из всех этих памятников гора Кармил с пещерою Илии пользовалась особенным почитанием не только иудеев141, но и даже язычников142. Таким образом память народная целые столетия хранила и даже самые мелкие черты исторических событий. Отцы передавали их своим детям, а эти своим. Еще до сих пор в Галилее есть люди, которые могут рассказать путешественнику, где и что происходило. А. рассказать можно очень многое. Там на склоне горы, в тени деревьев, расположилось селение, носящее имя пророчицы Деворы. Не одно великое, славное дело соединялось с этим именем. Она первая стала настойчиво проповедовать Израилю, что наступило время свергнуть постыдное иго Иавина, царя Асорского, которое уже 20 лет тяготело над нами. Она убедила израильтянина Варака принять начальство над войском и предсказала ему полную победу. Чтобы поддержать малодушного начальника, боявшегося вступить в сражение с неприятелем, она сама отправилась с ним на поле битвы. Неприятель был побежден, свобода возвращена Израилю. Эта же великая женщина, в память избавления от врагов, сложила благодарственную песнь, полную глубокого сильного чувства. В какие чудные поэтические образы облечены те мысли, восторженные настроения, какими была переполнена душа её в это время143! Здесь грозная Саулова гора и селение Сасу-Един, на месте которого прежде находился известный Аэндор144. Он был свидетелем славного поражения Иавина, царя Асорского, во дни Деворы и Варака145. Сюда к волшебнице, в глухую полночь, тайно от народа, переодетый приходил Саул. Потеряв надежду на помощь Бога, он просил волшебницу вызвать тень Самуила. Тень старца Самуила явилась и предрекла ему погибель вместе с сыновьями146. И предсказание исполнилось в точности. Там гора Гелвуй. При этой горе было сражение Израильтян с Филистимлянами. Израильтяне разбиты, а их царь Саул, раненый, пал на свой меч, чтобы не видеть позора поражения. Погибли в этом сражении и дети его147. Вот город Эздрилон, на месте которого прежде находился Изреель. И опять, сколько преданий связано с этим местом! Здесь был некогда дворец Ахава, Израильского царя. Недалеко от него находился виноградник Навуфея, который хотел приобрести Ахав. Благодаря козням Иезавели, жены Ахава, Навуфей, не желавший продать дорогого наследия отцов своих, был обвинен в непочтении к царю и за это побит камнями; а виноградник сделался достоянием царя148. В этом же городе пророк Илия, которому не страшны были цари, возвестил грозный суд Божий на Ахава и весь дом его. „На том месте, говорил пророк, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь“. Не менее бесславную участь предсказал он и Иезавели, жене Ахава: „псы съедят Иезавель за стеною города“. Та же печальная участь, по слову пророка, должна постигнуть и весь дом Ахава149. И с какой удивительной точностью исполнилось каждое слово, каждая самая частная черта этого пророчества! Ахав погиб на поле сражения, и его кровь лизали псы. Иезавель, по повелению Ииуя, была выброшена из окна своего дворца, растоптана проезжавшею конницей, а потом тело её было растерзано псами. Он же истребил весь дом и род Ахава150. Недалеко от Изрееля находилась гора Кармил: на ней совершались еще более великие и дорогие для каждого еврея события, чем где-либо. На ней не раз изрекался суд Божий царям и народам, стекавшимся сюда. Эта гора была освящена присутствием пророка Илии. Не раз приходил сюда этот дивный муж Израиля, бесстрашный проповедник истины и грозный обличитель всякой неправды. То он скрывался здесь от преследований со стороны своих врагов, то приходил сюда для созерцаний, то для молитвы. Здесь совершил он великое дело восстановления служения истинному Богу151. Когда по молитве его с неба на высокую вершину Кармила „ниспал огонь Господень, и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах, и поглотил воду, которая (была) во рве“, то весь присутствовавший народ, видя такое явное чудо пал на лице свое и сказал: „Господь есть Бог, Господь есть Бог“. 450 пророков Вааловых и 400 пророков дубравных, питавшихся от стола Иезавели, были схвачены и умерщвлены все до одного. И снова Израиль стал служить истинному Богу. Здесь же Илия совершил и другое великое чудо. По повелению Божию, он навел бездождие на землю Израильскую, длившееся „многие дни“152. Потом, когда миновали дни гнева Божия, по молитве же Илии, Господь снова послал на землю „сильный дождь“153. До сих пор на Кармиле еще показывают ту пещеру, в которой жил Илия. Пещера осталась в первобытном виде; в ней тщательно сохраняется каменный одр святого. Кто из путешественников, бывших в Кармиле, не видал пещеры св. пророка Илии154? На этом же Кармиле жил в уединении и св. пророк Елисей155. Указывается и эта пещера в настоящее время. Стены пещер все испещрены греческими надписями паломников, приходивших сюда156. Здесь во время преследования Иезавели скрывались и другие Божии пророки157. Здесь же жили сыны пророческие. Со времени пророков Илии и Елисея здесь начало жить несметное множество отшельников. По сравнению одного писателя гора была ульем, а отшельники — пчелами, которые собирают мед для вечности158. Утверждают, что у подножия Кармила, по незнанию и слабости своего старческого зрения, Ламех убил Каина, приняв его за зверя159. Местные предания говорят, что возле Кармила был выброшен китом пророк Иона160. По преданию, на Кармил приходила даже Богоматерь с Божественным Младенцем161. Вот город Сунем162, не раз посещенный пророком Елисеем. В нем жила некогда богатая женщина, которая всегда с радушием принимала его. По его предсказанию, Господь наградил ее сыном. Когда мальчик, эта единственная утеха и радость старых родителей, опасно заболел и помер, Господь воскресил его, по молитве Елисея163. Здесь родина Ависаги, которая служила Давиду и ходила за ним во время его старости164. Там Эздрилонская равнина. Не одно самое кровопролитное сражение, во время которого решалась участь Израиля, было на ней; не одна тысяча людей здесь сложила свои головы. Здесь Варак одержал победу над Сисарой165, Гедеон над Амаликитянами и Мадианитянами166. Здесь стояло лагерем войско Израильское в дни Саула, перед последним неудачным его сражением с Филистимлянами167, Ахав одержал знаменитую победу над Венададом, царем Сирийским168. Здесь пред городом Изреелем Ииуем совершен был суд Божий над домом Ахава, предсказанный пророком Илиею169. При Мегиддо царь Иосия был поражен смертельно стрелою во время сражения с Фараоном Нехао, царем Египетским170. Здесь стояло войско Олоферна, полководца Навуходоносора, осаждавшего город Ветулию171. Во времена Маккавеев было не одно сражение у Галилеян с язычниками из Птолемаиды, Тира, Сидона и всей Галилеи языческой; здесь не раз жители её возвращали свою свободу, на которую посягали язычники172. Вот поток Киссон. Здесь по повелению пророка Илии, были истреблены все жрецы Вааловы173. Не раз воды этой реки обагрялись кровью воинов, павших на поле сражения, не раз она наполнялась трупами, этими жертвами войны, и уносила их в Средиземное море. Там, в углублении скалы, пенится источник Харод, где некогда Гедеон из множества мужественных отделил триста воинов, выигравших великий „день Мадиама“174. И много других замечательных мест было в Галилее, с которыми соединялось не мало дорогих преданий. Здесь была одержана победа над врагами, желавшими поработить избранный Богом народ и заставить служить его своим богам. Там жили лучшие люди Израиля, спасители народа, которые не щадили своих сил, не боялись никаких гонений и наказаний, не останавливались ни пред какими затруднениями, чтобы только возвратить возлюбленный Богом народ на путь истины. Вот места, которые говорят о временах всеобщего религиозно-нравственного падения народа. А вот места, где совершено не одно чудо избранниками Божьими. Там возлюбленный Богом народ, раскаявшись в своих грехах, исполнялся глубоким, восторженным религиозным чувством и весь, как бы один человек, клялся никогда не отступать от служения истинному Богу. Здесь почти каждый уголок назидал и поучал. Галилеянин, упавший духом, мог найти себе поддержку в этих рассказах о славных деяниях своих отцов и близости к ним Бога. Твердый в вере в Бога и в великое будущее народа, к которому принадлежал, он становился еще более твердым и непоколебимым. Зарю этого нового дня он уже видел, видел и лучи, которые еще более приближали к нему этот блаженный райский день.
   Обстановка, в которой жил галилеянин, не могла не влиять на него. Она положила сильный отпечаток на характер галилеянина, во многом изменила его сравнительно с характером иудея. Правда, галилеянин сохранил, существенные черты своего национального типа. Но рядом с ними он развил в себе другие, резко отличающие его от собратьев, живших в Иудее. Они были так заметны для каждого, что в Иерусалиме, в громадной толпе паломников, собравшихся сюда из различных стран мира, безошибочно указывали: „вот это галилеянин“175. Среди Галилеян было немало великих писателей. Еще задолго до Рождества Христова, в глубокое старое, доброе время здесь в Галилее на её прекрасных горах, была сложена поэтическая одушевленная дивная песнь пророчицы Деворы176. Здесь возникли и произнесены многие пророческие речи, замечательные по своему содержанию, редкие по глубине и силе чувства, художественные по образам и картинам. Один прекрасный образ сменяется другим. Все описано самыми яркими красками; не оставлена без внимания самая мелкая черта в каждом событии. Таковы, напр., речи пророка Осии177. Здесь, может быть, была написана и книга Песнь Песней или точнее возвышеннейшая и превосходнейшая песнь. Как в воде отражаются все окружающие ее предметы, так и здесь с такою же точностью отразилась вся чудная природа Галилеи178. Галилеяне отличались и замечательно глубокой впечатлительностью. О чем ином говорят эти громадные толпы народа, который постоянно ходил за Спасителем, оставив свои дома, хозяйства, забывая даже о пище? О чем говорит то обстоятельство, что Спаситель не раз принужден был даже скрываться от народа в пустынной и мрачной Гавланитиде? Но Его и там находили. Что иное обозначает то, что Его ученикам иногда некогда было даже позаботиться о пище? Теснимый народом, Спаситель иногда должен был проповедовать слово уже с лодки179. Это был и глубоко религиозный народ. Горячо и беззаветно любил он свой священный город Иерусалим с его храмом Иеговы. Для них, живших вдали от Иерусалима и редко сравнительно посещавших его, он представлялся окруженным особенным ореолом святости и величия. Из года в год громадными толпами собирались Галилеяне и шли на большие праздники в Иерусалим180. Это обратилось у них в привычку181. Их не останавливали даже постоянные козни Самарян не пропускавших Галилеян в свои владения, через которые им лежал ближайший путь в Иерусалим. Если иудей, который видел эту святыню постоянно, не мог спокойно относиться ко всем церемониям, совершавшимся в храме, то каким восторгом и одушевлением должны были наполняться души простых искренних Галилеян182. Блестящие, пышные процессии, торжественные и обильные жертвоприношения, продолжительные и горячие молитвы, — все это неизгладимыми чертами запечатлевалось в их душах. Они уходили отсюда умиротворенные, полные религиозного восторга, горячих чаяний и надежд на свое славное будущее. Возвратившись отсюда на родину, они и здесь не забывали Иерусалимского храма, места присутствия Иеговы. Становясь на молитву, обращали свой взор к этому священному городу. В положенное время усердно ходили в синагоги, которых было много в Галилее. Здесь они поучались в законе и возносили свои молитвы183.
   Это не были и фанатики в религиозном отношении, как их Иерусалимские собратья. Галилея была отделена от центра, сердца, самого жизненного нерва иудаизма, большою областью Самариею. Это обстоятельство делало трудным постоянное общение Галилеян с Иерусалимом. По этой же причине в Галилею меньше проникали книжники и фарисеи, вожди и воспитатели еврейского народа. Те строгие правила, какие проповедовались в Иерусалиме, сюда почти совсем не доходили. Здесь были слышны лишь их слабые отзвуки. Освобожденные от этого действительно неудобоносимого и неудобопонятного ига, они больше слушались голоса своей совести. Чистое откровение Божие воспитало из них добрых, истинно религиозных людей. Жизнь среди язычников и постоянные тесные жизненные связи с ними еще более сглаживали в их характере партийность и исключительность. Это был народ, готовый слушать истину от всякого, кто бы ее ни говорил. Он слушал книжника, слушал фарисея, слушал Спасителя. Его сердце широко было открыто для восприятия истины. Вот отчасти почему Спаситель начал свое общественное служение в Галилее, здесь провел большую часть своей жизни и деятельности и сюда часто возвращался из Иерусалима184. Вот почему почти всех Апостолов, за исключением Иуды Искариотского185, Спаситель избрал из Галилеян. Ему нужны были люди, которые могли беззаветно отдаться Ему и без всяких колебаний, сомнений усвоить Его учение. А такими и были Галилеяне. Благодаря этой замечательной восприимчивости и отзывчивости на все доброе и святое, много великих людей вышло из этого народа. Из среды Галилеян вышли такие светильники, слово которых до настоящего времени светит миру и будет светить до тех пор, когда настанет „новое небо и новая земля“186. Из них достаточно назвать только св. Ап. Петра и Иоанна Богослова: сотни философов древнего и нового времени — ничто в сравнении с одним из них187. Много было в ней великих избранников Божьих: Девора и Варак, судья Елон из Завулона, Илия Фесвитянин, его ученик Елисей, Осия из колена Иссахарова, Иона, сын Амафиин, Наум из Елкоша. Даже в то время, когда Израильтяне были отведены в плен и переживали самые тяжелые годы в своей жизни, среди них не переставали появляться великие люди. Из этой эпохи известен Товит. В Галилее родились не только пророки, но философы и ученые книжники. Аристовул был первым иудейским философом и предшественником Филона; а Нифай (Nithai) из Арбелы великим книжником. Известная пророчица и подвижница Анна, жившая при Спасителе, происходила из Галилеи. В это же время жил и законник миссионер Елеазар. По сообщению блаженного Иеронима, родители великого Апостола языков Павла происходили из Гискалы, одного галилейского городка. Немало выдающихся людей здесь было и в начале иудейской войны, таковы Юлий Капелл со своими сторонниками, Компе и Крисн, Пистос и его сын Юст, известный по самоотверженности и храбрости полководец, Иоанн из Гискалы, скончавшийся в плену у Римлян188.
   Ни один священный новозаветный писатель не говорит определенно о том, в каком именно месте этой замечательной страны родился св. Ап. Иоанн. Это, конечно, потому, что подобные сведения для них не имели значения. Внимание их сосредоточено на других, более важных вопросах. Сам Ап. Иоанн, который не называет себя даже по имени, всего менее мог говорить о месте своего рождения. Однако, не смотря на это молчание Св. Писания, можно предполагать, что Иоанн родился в Вифсаиде189. В Евангелии он и его брат называются „товарищами“ ( μέτοχοι, κανωνοί) по ремеслу Петра, а Петр происходил из Вифсаиды190. И многие данные, заимствованные из их жизни, подтверждают это предположение. Все время до своего призвания они проводят в одном месте; недалеко один от другого, ловят рыбу. Заметно, что семейства, к которым принадлежали Петр и Иоанн, жили очень дружно одно с другим. Они взаимно помогают друг другу. Достаточно только дать простой знак придти на помощь, как они оставляют свое дело и спешат пособить своим товарищам. Все вместе они приходят на Иордан к Иоанну Крестителю. Вместе и одновременно они призваны Спасителем следовать за Ним. Наконец, Иоанн был почти всегда неразлучно с Петром как при жизни Спасителя, так и значительную часть времени после Его вознесения191. Все это свидетельствует о большой дружбе между ними, которая могла возникнуть благодаря их жизни в одном месте, благодаря частым встречам, продолжительным беседам, общим чаяниям и стремлениям. Некоторые из этих оснований приводили и отцы и учители Церкви, когда они доказывали, что Иоанн родился в Вифсаиде192. Многие думают так и из новейших ученых193. Впрочем, некоторые считают родиной Иоанна город Капернаум. Основанием для такого предположения служит то обстоятельство, что здесь находился дом Петра194. Следовательно, говорят, здесь жил и Иоанн, как товарищ Петра. Но об этом доме Петра говорится в первый раз уже во время общественного служения Спасителя. Да и этот дом принадлежал не Петру, а теще его195. Женившись на дочери этой женщины, он мог переселиться в Капернаум.
   Вифсаида находилась на северо-западной стороне Геннисаретского озера, была расположена почти на самом его берегу, недалеко от Капернаума и Хоразина196, вероятно, к северу от Капернаума197. Она составляла почти часть Капернаума и была как бы его „пригородом “. Это был небольшой город198. Историки не говорят, как велико было народонаселение этого городка; но принимая во внимание большое число жителей этой страны и замечательно густое народонаселение на этом берегу озера, нужно думать, что в нем жила не одна тысяча. Может быть, даже больше 10 тысяч199. Это был довольно оживленный городок, блиставший хорошими постройками. Шумный большой город Капернаум, рядом с которым находилась Вифсаида, естественно оказывал большое влияние на жителей её. Торговые интересы еще более усиливали это влияние. Вот почему Вифсаида во многих отношениях напоминала собою Капернаум. Она была, так сказать, маленьким Капернаумом; это видно из Евангелия. Там оба эти города почти всегда упоминаются вместе. Произносится „горе“ одному, произносится оно и другому200. Жители Вифсаиды занимались рыбною ловлею. Это видно из самого названия города Вифсаиды. Природа содействовала здесь развитию этого промысла201. Св. Писание сохранило нам и название некоторых рыболовов из города Вифсаиды: Петр, Андрей, Иаков, Иоанн и некоторые другие.
   Спаситель не раз посещал этот городок. Много произнес Он здесь речей, которые слушали большие толпы народа. Не одна душа здесь была озарена светом нового учения и исторгнута из мрака заблуждения. Всего чаще Спаситель посещал Капернаум, Вифсаиду и Хоразин с их окрестностями. В этих городах Им было совершено много чудес. „Горе тебе, Хоразин! Горе тебе Вифсаида! Ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы во вретище и пепле покаялись“202, говорил Спаситель. В настоящее время этого города не существует. От него остались только одни груды камней, поросших травою203. Даже не сохранилось и название его. Некоторые думают, что Вифсаида занимала то место, на котором ныне находится селение Аин-Табигах (Ain-Tabighah)204.

55    Josephus Flavius. Do Bello Iudaico. III. 3, § 1—5. Antiquit. Judaic. XIII. 2, § 3. Cp. 1 Макк. V. 14:15; XI, 63; XII, 47. 49.
56   Мф. II:22. 23. Cp. Лк. II:39 40.
57   Лк. II:51. 52.
58   Лк. II:41. 42.
59   Мф. XXVIII:7. 16.
60   Mф. XXVIII, 17 ст. Ср. Мрк. XVI:7; 1 Кор. XV:6.
61   Деян. I:3.
62   Лк. XIII:26; Мрк. V:1.
63   Jos. Flavius. Antiquit. XX, 6, § 1; Vita 52: τρισί γάρ ήμέραις άπό Γαλιλαίας νεστιν οτως εἰς ᾿Ιεροσόλυμα καταλσαι.
64    Herzog. Real-Encyklopädie. В. XI, S. 2 f. Cf. Keim. Geschihte Jesu vou Nazara. Zürich. 1867. В. I, S. 311.
65    Jos. Flavius. De Bell. Jud. III, 3, § 1. Cf. Winer. Biblisches Realwörter buch. B. 1-er, S. 387. Keim. Op. cit. 309. Верховский. Библейский словарь. T. I, стр. 375. 376. Солярский. Опыт библейского словаря. Т. I, стр. 374.
66   Mф. IV, 15—16.
67    Jos. Flavius. De Bell. Jud. III, 3, § 1, Winer. Bibl. Realwört. В. Jer, S. 387. Cf. Mischna Schebiith. IX, 2.
68    Sepp. Das Leben Jesu Christi. В. I, S. 132.
69    Winer. Bibl. Realwört. B. I-er, S. 388. Cf. Hausrath. Neutestamentliche Zeitgeschichte. Dritte Auflage, I-er. Theil: Die Zeit Jesu. München. 1879. S. 4. Riehm. Handwörterbuch d. Biblisehen Alterthums für gebildete Bibelleser. Biel, und Leipzig. 1884. B. I-er. SS. 458. 459. 488.
70   Быт. XIX:24-25. Ср. Втор. XXIX. 23; Ис. XIII:19; Иерем. L:40.
71   Быт. XIX:24. 25. Втор. XXIX:23. Ис. XXXIV:9. 10 Ср. Прем. Сол. X:7. Солярский. Опыт библ. словаря. Т. IV, стр. 50. 53. Jos. Flavius. De Bello Jud. IV. 8, § 4.
72    Норов. Путешествие по Св. Земле. СПБ. 1838. Т. I, стр. 80. 81. 95. 98. 99. 320; Т. II, стр. 190. 250. Солярский. Опыт библ. словаря. Т. IV, стр. 50. 53. Jos. Flavius. De Bello Jud. IV. 8, § 4.
73   Так называлась она от города Эздрелона (Иуде. I, 8; III, 9; IV, 6) который прежде назывался Изреелем (Нав. XIX:18; Суд. VI:33; 1 Цар. XXIX:1; 3 Цар. XVIII:45), вследствие чего и долина наз. Изреельской. От города Мегиддона она называется еще Мегиддонскою (2 Цар. XXXV:22, 2 Езд. 1:29). Ср. 1 Макк. XII:49: Jos. Flav. Antt. VIII, 2, § 3; XII, 8 § 5; De Bello Jud. III, 3, § 1; Vita. 41. Норов. Цит. соч. T. II, стр. 160—163. 189—190, 250. Winer. Bibl. Realwört. В. 1, SS. 580—582. Верховский. Библ. слов. Т. I, стр. 531—534. Солярский. Библ. слов. Т. I, стр. 540—542; II, 427. Riehm. Haudwörterbuch. В. I, SS. 705—706. Арх. Никифор. Библ. пол. энциклоп. Т. I, стр. 214—215, Schenkel. Bibel-Lexikon. В. III, SS. 302—303. Олесницкий. Св. Земля. Т. II, стр. 392 (по изд. 1878).
74   Mф. VI, 28—29.
75   Исх. III:8. 17. XIII, 5. ХХХШ, 3. Втор. VIII:7. 8. 9. XI, 10. 11. 12, Исх. XXXVI:17. Иер. III:19. XI, 5, Иезек. XX. 6. Неем. IX. 25:35.
76    Солярский. Библ. слов. Т. I, 374. ИII, 143—147. Верховский. Библ. слов, Ч. I. стр. 378. Арх. Никифор Библ. пол. энцикл. Ч. I, стр. 147. Kiem. Opcit. В. I, S. 311. Winer. Bibl. Realwörterbuch. В. I, SS. 387—388. 407—408. Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 159—160. 214. Riehm. Hand, buch d. Bibl. Altert. В. I, S. 558 ff.-Polibius. Hist. V, 7. Tacitus. Hist, V, 7. 8. Ammon. Marcel. XIV, 8. Plinius. Hist. Natur. XX, 5.
77   Мф. IV:21, 24. Cp. Лк. V:10.-Mф. IV, 16. 24. 24; VIII, 23. 34.-Иоан. VI:19; Мрк. VI:49;-Mф. XIV, 25,-Лк. V:3.-Mф. VIII, 23—27;-Мрк. IV:35-41.
78    Jos. Flavius. De Bello Jud. III. X, § 8: θαυμασιἡ φύσιν τε καί κάλλος. Cp. I Макк. XI:67; Мрк. XIV:34. Оно называлось еще Тиверядским от близ лежащего города Тивериады. Галилейским называется от страны, в которой находится (Mф. IV, 18; Мрк. VII:31; Иоан. VI:1). В древности называлось Киннерефским по внешней своей овальной форме. (Числ XXXIV:11; Нав XII:3.
79    Jos. Flavius. De Bello Jud. III. X, § 7. Plinius. Hist. Natur. V, 15. Cp. Норов. Цит. соч. T. II. стр. 214.
80   Mф. XIV. 23. Ср. Мрк. VI:46. Лк. VI:12. Иоан. VI:15.
81    Jos. Flavius. De Bello Jud. III. 3, § 2. 3.
82    Jos. Flavius. De Bello Jud. III. X, § 8.
83   Ibid. Ср. Олесницкий. Св. Земля. T, II, стр. 454. Норов. Цит. соч. Т. II, стр. 225 и мн. др.
84   Мф. XXI:33. Мрк. XII:1. Лк. XX:9,-XV, 4. Мф. XVII:12. Лк. V:37.-XIII, 6. Мф. XIII:31. 32,-XIII, 8. Мрк. IV:8. Лк. XII:17-18Мф. VI:28. 29,-VI, 26. Лк. XII:24.
85    Верховский. Библ. слов. Т. I, стр. 400. Riehm. Handwört. В. I S. 440 и др.
86   Midrasch Tillim fol. 4, 1.
87   Мф. VIII:24-25. Мрк. IV:37-38. Лк. VIII:23-24.
88    Winer. Op. cit. В. 1, ss. 399—401. Riehm. Op. cit. В. I ss. 487—489. Солярский. Цит. соч. Т. I, стр. 404—405. Верховский. Цит. соч. Т. I, стр. 399—401. Норов. Цит. соч. Ч. I, стр. 97. Ч. II, стр. 189. 198. 210. 214—216. 225. Hausrath. Op. cit. В. I, ss. 1 ff. 300 ff. Ritter. В. XVI.
89    Jos. Flavius. Vita. 37. 45. 65. De Bello Jud. III, 3, § 2: προσησκήθη γοῖν ὐπὸ τῶν οίκητόρων πσα, καί μέρος αὐτῆς αὐδἐν άργόν
90   Ibid. Это довольно большая цифра на 100 кв. миль земли, которые занимала Галилея. Конечно, она несколько преувеличена: в самом деле, трудно поверить, чтобы в Галилее приходилось 3000 на одну квадратную милю; однако, нельзя совершенно отрицать всякое значение за этой цифрой.
91   Ibid. II. 20, § 6: ὑπἐρ δέκα μυριάδας νέων άνρῶν.
92   Мрк. I:45. III, 7. VI, 33-34. Mф. IV, 13. Лк. V:15. Иоан. VI:1. 2. Мрк. II:4-III, 20. Cf. Jos. Flav Vita. 45. 65. Antt. XVIII. 2, § 3 и др.
93    Jos. Flavius. De Bello Jud. I, 8, § 9. III, 10, § 10. Antiquit. XIV. 7, § 3. Cf. De Bel. Jud. II. 21. § 26.
94    Jos. Flav. De Bello Jud. II, 21, § 6
95   Vita. 32.—65: τῶν ἐν τῆ Γαλιλαία πόλεων αί μεγίσται, Σεπφόρις καί Τιβεριάς. Cf. De Bel. Jud. III, 9, § 7 и др.
96    Riehm. Handwört. d. Bibl. Altert. В. II, s. 1661. Норов. Соч. цит. Ч. II, стр. 226 и др.
97   Иоан. VI:1. 23. XXI, 1.
98   Мф. XV:39. Мрк. VIII:10. Cf. Riehm. Op. cit. В. 1, s. 937. Норов. Цит. соч Ч. II, стр. 226 и др.
99   Мф. IV:13. 15; IX, 1. 10; Иоан. VI:17. 24,-Мрк. II:14. 15; Мф. IX:9; Лк. V:27; Мф. VIII:5 сл. Лк. VII:2-Мрк. III:20. 31.-Лк. IV:31; VII, 5; Иоан. VI:59; Мрк. 1:21; Мф. XI:23. Впрочем, с точностью местоположение этого города неизвестно. Одни указывают его ближе к Магдале, другие дальше. Одни отождествляют с местностью „Хан-Миние“, а другие с местностью „Тель-гум“. Последнее вероятнее, хотя полемика по этому вопросу к бесспорным выводам еще не привела. Riehm. Op. eit. В. 1, ss. 216—218. Keim. Op. cit. В. I, s. 604, ff. Солярский. Оп. Библ. Словаря. Т II, стр. 377—378 Олесницкий Св. Земля. Т. II, стр. 455—465 (по изд. 1878 г.). Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 211, 213, 214, 216, 219 слл.
100   Мф. XI:21. Лк. X:13. Мрк. VI:45. Cf. Riehm. Handwört. d. Bibl. Alt. В. I, S. 183. Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 208. 209. 210. 216. 221 и др.
101    Jos. Flav. Vita 65; Cf. 25. 45, De Bello Jud. III. 2. § 4: μεγίστην μἐν οῦσαν τῆς Γαλιλαίας πὸλιν.
102    Jos. Flav. De Bello Jud. III. 3, § 2: πόλεις πυκναὶ τὸ τῶν κωμῶν πλῆθος πανταχοΰ etc. Vita. 45. Cf. Menke. Orbis antiqui decriptio. Editio tertia. Gothae. 1840. № 45. Солярский. Оп. Библ. слов. Т. I, стр. 374—375. Riehm. Op. eit. В. I, s. 459 и др.
103   Ис. IX:1; 1 Мак. V:15; Мф. IV:15.
104    Jos. Flav. De Bel. Jud II. 18, § 1. 2, 3. 5. 6 sq. Vita. 6. 65. Antt: XVII. 8, § 3. Plinius. V. 17, § 1; XXXVI. 65, § 1. Страбон. География. XVI, 2, § 34.
105    Jos. Flav. De Bel. Jud. II. 9, § 1. Antt. XVIII. 2, § 3. Vita. 12.
106   -Vita. 22. Antt. XIII. 2, § 1. De Bello Jud. II. 18, § 9. cf. Antt. XIV. 15. § 4 и др.
107   -Vita. 6. De Bel. Jud. II. 18, § 3 sq. Antt. XII. 4. § 5.
108   Мф IV:13 и др.
109    Jos Flav. De Bell. Jud. III. 3. § 4. II. 21, § 2. Деян. XII:20.
110   Лк. VI:17. Мрк. III:8. Мф IV:25.
111    Jos. Flav. De Bello. Jud II. 21, § 6, III. 10 § 10. Vita 12. 17. 13. 57. 64. Норов Соч. цит. ч. 2, стр. 226 сл. и мн. др. Театр и амфитеатр, к ужасу всего народа, были построены даже в Иерусалиме. De Bell. Jud. V. 5, § 4.
112    Jos. Flav. Vita. 12. 55. 61. 68 cf. De Bello Jud. II. 21, § 9-II, 21, § 3. Vita. 27. 53.
113   -De Bello Jud. II. 21, § 6: παρχοι, обыкн. ἔπαρχοι, cf. Vita. 9.
114   -Antiquit. XVIII. 6, § 2.
115    Schurer. Op. cit. В II, s. 129.
116    Jos. Flavius. Vita 12: επὶ πολύ μὲν ον οί περὶ τὸν Κάπελλον καὶ τούς πρώτους αύτῶν ὲπιτρέπειν οὑκθελον, βιάζόμενοι δὑφἡμῶν συγκατατίθενται. Норов. Цит. соч. ч. II, стр. 231—232. Robinson. Palästina В. III, ss. 500—525. и др. мн.
117    Jos. Flav. De Bello Jud. II. 21, § 3., Vita 27, 28
118   -Antiquit. XVIII. 2, § 1.
119   — De Bello Jud. II. 18 § 9: τὸ δε ἄστυ, καίτοι θαυμαστον κάλλος ἔχον τὰς οὶκίας σμοίως ταϊς ὲν Τὶρκαὶ Σιδῶνι καὶ Βηρυτῷ δεδομημένας, etc.
120   Baba Kama IV, 4; Aboda Sara I, 4, 7: Tohoroth VI, 8.-Schekalim VIII, 4; Sukka IV, 4; Ohaloth XVIII, 9; Tohoroth VI, 10.-Maaseroth III, 6; Erubin VIII. 4, 6; Sota VIII, 3; Tamid I, 3; Middoth I, 5; Sota VII, 3., Baba bathra VI, 4; Aboth IV, 16. Cf Schürer, Op cit. В II. s. 30, 31.
121    Jos. Flav. Vita. 12. Antt XV. 8 § 1. XVII, 6 § 2. XII. 4 § 11. De Bello- Jud. I. 33, § 2.
122   Цитра κι θάρις, симфония συμφωνία, ψαλτήριον и др. Дан. III. 5. 10. 15. Kelim XI, 6. XVI, 8. Jos. Flav. Antt XV. 8, § 1.
123   2 Мак. IV:19; X, 20; XII, 43.-1 Мак. XI:28; XIII, 16, 19; XV. 31, 35., 2 Мак. III:11; IV, 8. 24; V, 21; VIII, 10.-Лк. XIX:13 сл. Мрк. XII:42, Лк. XII. 59.
124    Denarius. Мф. XVIII:28; XX, 2; XXII, 19; Мрк. VI:37; XII, 15., XIV, 5; Лк. VII:41; X, 35; XX, 24, Иоан. VI:7, XII; 5 Откр. VI:6.-As. Мф. X:29; Лк. XII:6; Quadrans. Мрк. XII:42.
125    סיררין σουδάριον, פליון πιλίον, אמפליא έμπίλια, סנדל σανδάλεια. Лк. XIX:20; Иоан. XI:44; XX, 7; Деян. XIX:12. — Kelim XXIX, 1; Nidda VIII, 1,— Jebamoth XII, 1; Kelim XXVII, 6. — Schabbath VI, 2. 5; X, 3; XV, 2. Schekalim III, 2; Beza 1, 10; Megilla IV, 8; Arachin VI, 5. — םגומ Sagum. Kelim XXIX, 1; Mikwaoth VII, 6. — רלמטקיון dalmatica. Kilajim IX, 7. — פרגרד paragardion Schekalim III, 2; Kelim XIX, 1— אצטלית stola. Joma VII, 1 Gittim VII, 5.
126    ספסל subsellium. Baba bathra IV, 6. Sanchedrin II. 1. Kelim II, 3; XXII, 3. Sabim IV, 4,— קתדרא καθέδρα. Kethuboth V, 5. Kelim IV. 3 XXII, 3,-אספקלריא specuiaria. Kelim XXX, 2.-פילי φιάλη. Sota II, 2.— נלוםקמא γλωσσόκομον. Gittin III, 3. Baba mesia I, 8. Meila VI, 1 Ohaloth IX, 15.— מרצוף μαρσύπιον. Schabbath VIII, 5. Kelim XX, 1.
127    אויר aּהאר. Schabbath XI, 3. Chagiga 1, 8. Kethuboth XIII, 7. Gittin VIII, 3. Kinnim II, 1. Ohaloth III, 3, IV, I.— טופם τύπος. Demai V, 3—4. Menachot XI, 1, Kelim XVI, 7— רונמא δεῖγμα. Schabbath X, 1.— חריוט ἰδιώτης. Nedarim V, 5. Sanchedrin X, 2. Gittin I, 5 — ננם νάννος, Bechoroth VII, 6. Bikkurim III, 9. Schabbath XVI, 5. Para II, 2. Middoth III, 5.— לםטים λστης. Berachot 13., Pea. II, 7, 8. Schabbath II, 5. Nazir VI, 3— אםטנים άσθενής. Berachoth II, 6. Joma III, 5.— קטפרם καταφερής. Ohaloth III, 3. Tohoroth VIII. 8, 9.— קלםום κάλαμος, לבלר librarius. Schabbath. I, 3., VlII, 5.-Pea II, 6. Schabbath 1,3. Giltin III, 1.— םיטון συτώνης, מנפול μονοπώλης, פרטר πρατήρ, פנקם πίναξ Demai II, 4, V, 6. Baba bathra V, 60 Kelim XII, 1.-Demai. V, 4. Aboda sara IV, 9. Schabbath XII, 4. Schebuoth VII, 1, 5. Aboth III. 16, Kelim XVII, 17, XXIV, 7. cf. Schürer. Op. cit. В II, ss. 33. 34 ff.
128    Hamburger. Real-Encyclopädie für Bibel und Talmud. Abth. Artic. „Namen“.
129   Mф. XXII, 20. 21. Мрк XII:16. Лк. XX:24. Иоан. XIX:19. 20. Mф. VIII, 5. Деян. VI:9. IX, 29, X, 1 слл. cf. Meg. I, 8. Jer Sotah. VII.
130    Св Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. Перевод. С-Петербургской Духовной Академии СПБ. 1856. ч. 1, стр. 247.
131   Sota IX, 14 cf. Hamburger. Real-Encycl. В. II, Abth. Art. „Griechenthum“.
132    Страбон География. XVI, 2.
133    Солярский. Оп. Библ. слов. Т. I, стр. 405, Jos. Flavins. De Bello Jud III, 10. § 9. ν δἐ ίδεϊν κεκραμένην μἡ αματι, πεπληρωμένην δε νεκρῶν τ ἡν λίμνηνπασαν; διεσώθη γάρ οὐδεῖς.
134   Мф. XX:1 слл. XXI, 28. 29.-XXI, 33-Лк. XIII:7. 8.
135   Лк. IX:62.-Μрк. IV, 3 слл.-Лк. XVII:7-Мф. XIII:30.
136   Мф. VII:24. 26. Лк. XIV:30-Лк.:28. 29.
137   Лк. XII:16. 17. 18-XV, 18. 19 20.-XII, 19. Jos. Flavius. Antiquit. XIV. 15, § 4. De Bello Jud. III. 3, § 2-Мф. XI:23.
138   Лк. XIV:21. 23. 25,-Мф. XI:16. Лк. VII:32,-XV, 25,-XIII, 25.-XIII, 25.-Мрк. IX:42. Мф. XVIII:6. Лк. XVII:2,-Мф. XXIII:27,-Лк. XVII:7.
139   Лк. XV:4. 5.-Мф. XIII:46,-IX, 9. 10. 11,-VIII, 5. Лк. VII:5, XXII, 25.-Мф. IX:3. 11. 34, XII, 2. 14, XV, 1. 14. Мрк. VII:1.
140   Мф. XVI:3, XVI, 2. Лк. XII:55.
141    Myller. Peregrinus in Jerus. 1735. pag. 98. Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 247—253. Ritter. Op. cit. В. XVI. s 716.
142    Jamblichus. Vita Piphagori. Cap. III (Edit. Kisl. стр. 40. 42). Геродот. Истор. ИII, 19. Scylax Caryandens. Periplus. (Edit. Hudson, pag. 42): Καρμήλος ὄρος ἱερὸν Δις. Tacitus. Histor. II, 78: est Judaeam inter Syriamque Carmelus, ita vocant montem Deumque; nec simulacrum Deo aut templum situm tradidere majores; aram tantum et reverentiam. Cf. Страбон География, XVI 2, § 27. Plinius. Histor. Nat. V, 17. Sveton. Vespas. V.
143   Суд. IV:V, Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 186 и др.
144   1 Цар. XXVIII:7., XXIX, 1. Норов. Цит. соч. Т. 2, стр. 161.
145   Суд. IV:V; Псал. LXXXII:10 11.
146   1 Цар. XXVIII.
147   2 Цар. I:4 сл. Норов Цит. соч. Ч II, стр 161.
148   3 Цар. XXI:1-16.
149   — 19. 22. 23.
150   3 Цар. XXII:38; 4 Цар. IX:7-10 30-35; X, 1—17.
151   3 Цар. XVIII:17-40.
152   3 Цар. XVII, l.
153   — XVIII, 42—45.
154    Норов Цит. соч. Ч. II, стр. 249
155   4 Цар II:25; ср. Норов Цит соч. Ч II, стр. 251 252. Солярский. Оп. Библ. слов. Т. II, стр. 381. Ritter. В. XVI, ss. 716—721 и др.
156    Scholz. Reise, ss. 151 —154.
157   3 Цар. XVIII:4. 13.
158    Jac. de Vitriac. Hist. Hieros. Норов. Цит. соч. Ч II, стр. 251. Солярский. Оп. Библ. сл. Т. II. стр. 381.
159    Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 252. Быт. IV:23. Cf. Comestorus. Scholastica Hist. Sanctae scripturae, car. XVIII, Breidenbach. Pasch, itin. 178, Brocardus. Itiner. 6
160    Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 273 (по изд. 1844).
161    Норов. Цит. соч. Ч. II, стр. 288. „Близость Назарета дает большое вероятие этому преданию“, — говорит путешественник.
162   Впрочем, некоторые читают не Сунем, а Сонам, שּׂונמ, Σωνάμ, Σωμαν, Sunam, слав. сѴ21;ман. Winer. Bibl. Realwört. В. II, ss. 245, 246. Солярский. Оп. библ. слов. Т. IV, стр. 74.
163   4 Цар. IV:8-36.
164   3 Цар. 1:3. 15; II, 17, 23 слл.
165   Суд. IV; V.
166   — VI, 33 сл., VII, 1 слл.
167   1 Цар. XXIX:1; XXXI, 1 слл.
168   3 Цар. XX:26 сл.
169   4 Цар. IX:14 сл. 21 сл. 30 сл.
170   4 Цар. XXIII:29. 2 Пар. XXXV:22. 23.
171   Иудифь. VII. 1. 3. сл.
172   1 Map. V, 14—17. 21—23.
173   3 Цар. XVIII:40.
174   Суд. VII:1; Ис. IX:4. Харод (от תרד дрожать) или источник дрожания.
175   Мф. XXVI:73. Мрк XIV:70. Лк. XXII:59. Иоан. VII:52. Деян. II:7. 8.
176   Суд. V.
177   Ос. VIII:X, XI и др.
178   Песнь Песней I:15. 16. II, 12. 13. 17. IV, 6. 8. V, 1. 13. VI, 2. 3 и др.
179   Мф. IV:19. 20. Мрк. X:28. Лк. V:10. 11. -Мф. XIV:13.-Мрк. I:45. III, 7. Иоан. VI:1-2.-Мрк. IV:31,-Лк. V:3 сл.
180   Иоан. IV:45. VII, 37.
181   Лк. II:41. 42. Jos. Flav. Antt. XX. 6, § 1: Ἐθοςν τοῖς Γαλιλαίοις ἐν ταΐς ἐορταΐς είς τἡν ίεράν πόλιν παραγινομένοις ὀδεύειν διὰ τῆς Σαμαρἐων χώρας. Cf. Vita 52.
182   Ср. Лк. XIII:1. Jos. Flav. Antt XVII. 10 § 2.
183   Мф. IV:23. IX, 35. Мрк. I:21-30. Лк. IV:15. 31. 44 и др.
184    А. В. Горский. Соч. Цит. стр. 123 слл.
185   Деян. II:7.
186   2 Петр. III:13,-Откр. XXI:1.
187    Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Ев. Иоанна. Ч. I, стр. 2 сл.
188   Суд. IV:4 сл. V, 1,-XII, 11. 12.-3 Цар. XVII:1.-XIX, 16.-Pseudoepiphan. II.-Ос. I:1 сл.-4 Цар. XIII:25. Ион. I:1.-Наум. I:1. Блаж. Иероним в своем комментарии на это место говорит, что Елкош был Viculus и находился в Галилее. — Тов I:1. 1. 2Eusebius. Hist. Eccles. XX. 2, § 4 -Hieronymus. De vir. illustr. 5.-Jos. Flav. Vita. 9.
189   Лк. V:7. 10 cp. Иоан. I:44.
190   Не следует смешивать эту Вифсаиду с другой, т. н., Вифсаидой Юлия, расположенной на северном берегу Геннисар. озера.
191   Мф. IV:18. 21. Mp. I, 16. 19 20. Лк. V:7. 10-Иоан. I:37, 40. 41. 42,-Мф. IV:19. 22. Мрк. I. 17. 20.-Лк. XXII:8; Иоан. XIII:23. 24. XVIII, 15. 16. XX, 2. XXI, 7. Деян. III:I. IV, 1. 3. 13. 19 и др.
192    Св. Иоанн Златоуст. Ап. Иоанн происходил „из Вифсаиды“, ὀ άπὸ Βηθσαιδά. In Joannem homil. 2, p. 8. 9. (op. omn. Ed. Montfaucon. Tom. VIII. Parisiis. 1836). Ориген: άπὸ Βηθσαιδά τῆς Γαλιλαϊας. (Comment, in Evang Joan. Praefatio. Migne T. XIV). Бл. Феофилакт. Предисловие к Ев. Иоанна, стр. 8,— Euthimius Zigaben. Comment in quatuor Evangelia t. XIX, p 663 (Max. Bibl. vet. patr.): a vico Bethsaida regionis Galilaeae и мн. др.
193    Olshausen. Die Echtheit d vier canonisch. Evang. aus Geschichte d. zwei ersten Jahrhunnderte erwiesen. Königsb. 1823. S. 216. Hauff. Op. cit. S. 17. Lücke. Op. cit. S. 7. Migne. Op cit T. XXIII, p. 40. Starke. В. III, s. 7 и мн. др.
194   Лк. IV:81. 38. Mp. I, 21. 29. Krenkel. Der Apostel Johannes. Berlin. 1871. s. 7. Düsterdieсk. Der Apostel Johannes und sein Evangelium. Hannover. 1878. S. 41. Прессансэ на каком-то непонятном основании предполагает, что он родился в Тивериаде. Соч. цит. стр. 155.
195   Мф. VIII:14; Mp. I. 30; Лк. IV:38. Cp. 1 Кор. IX:3.
196   Иоан. XII:21; Мф. IV:18; Мрк. I:16; Лк. V:2. Норов. Цит. соч. Т II, стр. 208. В пользу этого мнения говорит и значение слова Вифсаида. ביתצירח означает „дом ловли“, „рыбачий дом“. Если так, то он должен был находиться на берегу самого озера. Ср. Мф. IV:18. 21 XI, 21; Лк. X:13 и мн. др. Св. Епифаний говорит о Вифсаиде и Капернауме: οὐ μακράν ὄντων τῶ διαστήματι. Advers. haeres. II. Фаррар. Жизнь Иисуса Христа стр. 148 и мн. др.
197    Riehm. (Op. cit. В. I, S. 183) так предполагает, основываясь на том, что в 8 ст. Вильбард нашел здесь церковь.
198   Мф. XI:20, 21; Иоан. I:45: ν δε Φίλιππος άπὸ Βηθσαιδά, ἐκ τῆς πόλεως Αδρἐου καὶ Πέτρον. Впрочем, в некоторых местах Евангелия (Mф. VIII, 23. 26 ср. 22 и др.) Вифсаида называется селением, по-гречески κώμη. Но κώμη означает и селение, и небольшой город, обнесенный стенами. Так Вифлеем в одном месте (Иоан. VII:42) называется κώμη: ἀπὸ Βηβλεέμ τῆς κώμης, ὃπου ν Δαβιδ, а в другом (Лк. II:4) — πόλις: ἀνέβη δὲ καί Ιωσὴφ εὶς πόλιν Δαβίδ, ἣτις καλείται Βηθλεέμ. Следовательно, если и Вифсаида иногда в Св. Писании называется селением ( κώμη), то это не противоречит тому, что она была городом ( πολις) Селением, вероятно, она называлась вследствие того, что в ней жил по преимуществу простой рабочий класс. Таким образом, она более собою напоминала селение, чем город.
199    Jos. Flav. De Bell. Jud. III. 3 § 2.
200   Мф. XI:21. 23; Лк. X:13. 15.
201   См. Геннисар. озеро.
202   Мф. XI:21; Лк. X:13 и др.
203    Норов. Соч. цит. Т. II, стр. 208, 216, 221 и др. Riehm Op. cit. В. I, s 183.
204    Wiener. Bibl. Realwort. В. 1, s 174. Riehm. Op. cit. В. I, s 183. Норов. Цит. соч. т. II, стр. 208. Солярский Опыт Библ. слов. Т. I, стр. 338. Верховский. Библ. сл. Т. I, стр. 318

Оглавление Глава 1 Глава 2

Помощь в распознавании текстов